Юров Р.В.,

соискатель ученой степени

кандидата исторических наук

Urov R.V.,

candidates for a degree

candidate of historical sciences


Договора по стратегическим наступательным вооружениям между Россией (СССР) и США: исторический обзор

Treaty on strategic offensive arms between Russia (USSR) and the United States: a historical overview

Аннотация. В статье дается краткий исторический обзор договоров по стратегическим наступательным вооружениям между Россией (СССР) и США, их основные требования и влияние на состояние ракетно-ядерных вооружений двух держав. 

Ключевые слова: ограничение, сокращение стратегических наступательных вооружений, ракетно-ядерное оружие, баллистическая ракета, пусковая установка, договор.  

 

Summury. In the article submitted short historical review about treaties of strategic weapons in the Russian (USSR) and USA, their principal requirements and also their influence on status of rocket-nuclear weapons. 

Keywords: limitation, reduction of strategic offensive weapons, nuclear missiles, ballistic missile launcher contract.

 

С момента образования РСФСР, а затем СССР, одним из основных направлений внешней политики советского государства была разрядка международной напряженности, стремление к всеобщему и полному разоружению. Еще на заре существования РСФСР, в ноте Правительства от 19 июля 1921 г. [3] подчеркивалась готовность «приветствовать всякое разоружение или сокращение военных расходов, под которым изнемогают трудящиеся всех стран». В апреле 1922 г. на первом заседании Генуэзской конференции делегация СССР представила план всеобщего сокращения вооружений, предусматривавший последовательное осуществление мер по всеобщему сокращению сухопутных армий и  флотов [2, 4]. В 1959 г. СССР внес в ООН предложение о всеобщем и полном разоружении под строгим международным контролем. Представители нашего государства неоднократно заявляли, что «нет такого оружия, которое Советский Союз не дал бы ограничить или запретить на взаимной основе с применением действующего контроля».

 

Особенную озабоченность у руководства СССР вызывала монополия США на владение ядерным оружием и появление новых средств его доставки. Однако возможность установления международного контроля над вооружениями, включающеми в себя комплекс мер, направленных на прекращение гонки вооружений, ограничение, сокращение и ликвидацию средств ведения войны в условиях противостояния двух мировых систем в течение длительного времени не рассматривались правительством США. В первые  десятилетия «холодной войны» Соединенные Штаты не стеснялись использовать фактор существенного превосходство над СССР в ядерном оружии и средствах его доставки при проведении своего внешнеполитического курса.

 

Ситуация существенно изменилась в конце 60-х и начале 70-х годов, после создания в Советском Союзе мощного ракетно-ядерного потенциала, способного противостоять военной силе США. Только после этого американское руководство серьезно пересмотрело свое отношение к проблеме контроля над ракетно-ядерным оружием. 

 

Первые переговоры об ограничении стратегических вооружений (ОСВ) между СССР и США начались по инициативе СССР в ноябре 1969 г. Результатом этой работы стали соглашения ОСВ-1 [6] включившие в себя:    

   

а) Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны (часто употребляемое краткое название – Договор по ПРО 1972 г.), подписан 26 мая 1972 г. в Москве Л.И.Брежневым и президентом США Р.Никсоном. Обмен ратификационными грамотами состоялся 3 октября 1972 г. Договор по ПРО, являясь бессрочным, предусматривал право выхода из него в случае, если условия выполнения обязательств поставят под угрозу высшие интересы страны. СССР и США соглашались иметь по два комплекса стратегической ПРО на территориях своих стран: вокруг столицы и в районе расположения шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (ШПУ МБР). Радиус каждого из этих районов не должен был превышать 150 км, в его пределах могло быть развернуто не более 100 ПУ противоракет. Ограничение также распространялось на радиолокационные станции ПРО. Договор разрешал модернизацию и замену систем противоракетной обороны или их компонентов. Запрещения Договора распространялись на создание, испытание и развертывание системы или компонентов ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. Запрещалось так же создание и испытание систем противоракет, позволяющих осуществлять одновременный запуск из каждой пусковой установки более одной противоракеты и создание систем их скоростного перезаряжания. Контроль над соблюдением положений Договора мог осуществляться с помощью национальных технических средств контроля (НТСК). Для этих целей Договор требовал не применения мер маскировки и не противодействие НТСК. Для решения возникающих в процессе реализации «спорных» вопросов Договора была создана Советско-американская Постоянная консультативная комиссия. Договор был дополнен Протоколом, подписанным 3 июля 1974 г. в Москве, вступившим в силу 24 мая 1976 г. В итоге СССР и США договорились иметь только по одному району размещения систем ПРО вместо двух. В результате устанавливалась жесткая взаимосвязь стратегических наступательных вооружений (СНВ) с системами ПРО.  

   

б) Временное соглашение между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений 1972 г., (ОСВ-1). Подписано 26 мая 1972 г. в Москве Л.И.Брежневым и Р.Никсоном. Вступило в силу 3 октября 1972 г. Соглашение было заключено на пять лет с правом выхода из него в случае,  если исключительные обстоятельства, связанные с содержанием соглашения поставили бы под угрозу высшие интересы страны. Временное соглашение ограничивало увеличение стационарных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (ПУ МБР), которыми обладали СССР и США на дату подписания соглашения. В отношении пусковых установок баллистических ракет подводных лодок (ПУ БРПЛ) устанавливались пределы их количества, которые могли иметь стороны после подписания соглашения. Запрещалось переоборудовать ПУ легких МБР в ПУ тяжелых МБР. Допускалась модернизация и замена СНВ. Контроль над соблюдением положений Временного соглашения осуществлялся с использованием НТСК. Для решения возникающих «спорных» вопросов использовалась Постоянная консультативная комиссия, созданная в соответствии с Договором по ПРО. Когда в конце сентября 1977г. истекал пятилетний срок действия Временного соглашения, СССР и США сделали идентичные по своему содержанию заявления, в которых говорилось, что до окончания переговоров о новом соглашении по СНВ стороны не будут предпринимать каких-либо действий, несовместимых с положениями Временного соглашения 1972 г. Заявления были сделаны в интересах поддержания установившегося на тот период примерного военно-стратегического равновесия между СССР и США.

 

Дальнейшим результатом переговоров по СНВ стал Договор между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений 1979 г. (ОСВ-2). Он был подписан 18 июня 1979 г. в Вене Л.И. Брежневым и Д. Картером. Договор предусматривалось не только ограничение численности ПУ МБР, ПУ БРПЛ, тяжелых бомбардировщиков и баллистических ракет «воздух-земля» в 2400 ед., но и их дальнейшее уменьшение с 2400 до 2250 ед. В пределах установленных Договором уровней каждая из сторон сохраняла право сама определять структуру своих СНВ. Вооружения, которые выходили за рамки устанавливаемых суммарных количеств, подлежали демонтажу или уничтожению. Договор запрещал также ряд новых видов СНВ: баллистические ракеты с дальностью свыше 600 км. для установки их на плавсредствах, не являющимися подводными лодками; средства для вывода на околоземную орбиту ядерного или другого вида оружия массового уничтожения, частично орбитальные объекты и др. Ограничения, устанавливаемые Договором, целиком и полностью опирались на основополагающий принцип равенства и одинаковой безопасности и тщательно выверенное соотношение сил сторон. 

 

Договор ОСВ-2 не вступил в силу по причине отказа сената США от его ратификации (поводом отказа послужил ввод Советских войск в Афганистан).

 

Дальнейшие переговоры между СССР и США по ограничению и сокращению СНВ возобновились во второй половине 1980-х. Важным шагом в ограничении ракетно-ядерных вооружений был подписанный 8 декабря 1987 г. в Вашингтоне советско-американский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД) [1]. Впервые в истории гонки ракетно-ядерных вооружений был совершен практический шаг от их ограничений к реальной ликвидации. Согласно Договору о РСМД уничтожению подлежали советские и американские ракеты наземного базирования двух классов – РСД, дальность которых свыше 1000 км., но не превышает 5500 км.,  РМД, дальность которых равна или превышает 500 км, но не превышает 1000 км. Вместе с ракетами ликвидации подлежали их пусковые установки и другое оборудование.

 

Договором предусматривалось за три года (с 1 июня 1988 г. по июнь 1991 г.) в СССР ликвидировать 1846 ракет, 825 пусковых установок. США за этот же период должны были ликвидировать 846 ракет и 289 пусковых установок. 1 июня 1988 г. Договора был ратифицирован, стороны приступили к его практической реализации. К 1 июня 1991 года были ликвидированы все подпадающие под действие Договора ракеты и ПУ, а также ракетные базы. Далее, в течение десяти лет, до 1 июня 2001 года с одной стороны – Россия, Белоруссия, Украина и Казахстан; с другой стороны – США осуществляли взаимные инспекции бывших ракетных объектов, а также контроль на постоянной основе  бывших заводов по производству ракет. Договор о РСМД бессрочный. В течение всего срока действия Договора стороны не имеют права производить ракеты средней и меньшей дальности. 

 

Следующим этапом ограничения СНВ стало подписание М.С. Горбачевым и Д.Бушем (старшим) 31 июня 1991 г. в Москве Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ-1 1991 г.) [5]. Договор вступил в силу 5 декабря 1994 г. Сок действия Договора составлял 15 лет с возможностью продления на 5 летние сроки. При этом, как и в предыдущих документах, за каждой из сторон сохранялось право выхода из Договора, если она решит, что взятые на себя обязательства ставят под угрозу ее высшие интересы.

 

Согласно подписанного в Лиссабоне в 1992 г. Протокола о реализации Договора о СНВ-1 ядерное оружие бывшего СССР, находившееся на территории Белоруссии, Казахстана и Украины, подлежало ликвидации или удалению. Договор о СНВ-1 включал в себя следующие документы: 19 статей Договора; Меморандум об установлении исходных данных по состоянию на 1 сентября 1990 г. (содержал сведения о МБР, БРПЛ и их пусковых установках; тяжелых бомбардировщиках и крылатых ракетах воздушного базирования большой дальности; объектах СНВ – в ходе реализации Договора по дипломатическим каналам связи происходил постоянный обмен указанными данными и, таким образом, Меморандум «обновлялся», стороны проверяли достоверность сведений с помощью НТСК и инспекционных групп); Протоколов: «О процедурах, регулирующих переоборудование или ликвидацию средств, попадающих под действие Договора»; «Об инспекциях и деятельности по непрерывному наблюдению»; «Об уведомлениях в связи с Договором»; «О забрасываемом весе МБР и БРПЛ в связи с Договором»; «О телеметрической информации  в связи с Договором»; «О совместной комиссии по соблюдению (положений Договора) и инспекциям в связи с Договором» и ряда других документов (соглашений и заявлений), которые являлись его неотъемлемой частью. Стороны обязывались сократить к 5 декабря  2001 г. в общей сумме до 1600 ед. количество своих развернутых носителей: МБР, БРПЛ и их пусковых установок (в том числе 154 ед. для тяжёлых МБР и их ПУ), тяжелых бомбардировщиков; а так же количество ядерных боезарядов на своих развернутых носителях до 6000 ед., в т.ч. до 4900 ед. числящихся за МБР и БРПЛ, 1100 ед. числящихся за МБР на мобильных ПУ, 1540 ед. числящихся за тяжелыми МБР. Суммарный забрасываемый вес развернутых МБР и БРПЛ в результате сокращений не должен был превышать 3600 т. 

 

Договором запрещалось переоборудование пусковых установок МБР в ПУ тяжелых МБР; запрещалось создание: новых типов тяжелых МБР, БРПЛ и их ПУ, а также любые другие типы ПУ МБР, кроме шахтных и мобильных, грунтовых или железнодорожных; запрещалось производство, создание средств для вывода оружия массового уничтожения на околоземную орбиту; пусковых установок баллистических и крылатых ракет, предназначенных для размещения на дне океанов, морей и внутренних водоемов; средств скоростного перезаряжания; баллистических ракет воздушного базирования; крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) с разделяющейся головной частью (РГЧ), тяжелых бомбардировщиков, не являющихся самолётами, а также летные испытания ядерных КРВБ с летательных аппаратов, не являющиеся тяжелыми бомбардировщиками; запрещалась установка баллистических ракет на плавсредствах, не являющихся подводными лодками и др. Предусматривался обмен ежегодными заявлениями о намерении развертывания своих ядерных крылатых ракет морского базирования (КРМБ) на предстоящие 5-летние сроки, количество этих ракет ограничивалось 880 ед. для каждой из сторон. Запрещалось применение шифрования, глушения, капсулирования, применение узконаправленного излучения при передаче телеметрической информации (ТМИ) баллистических ракет в ходе проведения их летных испытаний за исключением (с оговорками) 11 летных испытаний в год для каждой из сторон. В целях обеспечения контроля над соблюдением положений Договора каждая из сторон использовала НТСК. Запрещалось чинить помехи НТСК другой стороны, а также применять меры маскировки. В целях повышения эффективности НТСК предусматривалось осуществление  мер на основе сотрудничества (например, выставление СНВ под открытым небом). В целях жизнеспособности и эффективности Договора запрещалось передавать СНВ третьим странам. Исключение составляло сотрудничество США и Великобритании в сфере СНВ как существовавшее до подписания Договора (поставка Великобритании 128 БРПЛ «Трайдент-2» для 4 подводных лодок типа «Венгард» - (в ходе реализации договора американская сторона, ссылаясь на это исключение, фактически обходила запрещения Договора о СНВ-1 на проведение перспективных летных испытаний БРЛП «Трайдент-2»).

 

Договором запрещалось постоянное базирование СНВ за пределами своих национальных территорий. 

 

Вопросы, возникающие между сторонами в ходе реализации Договора разрешались на сессиях Совместной комиссии по соблюдению и инспекциям в Женеве. Реализация Договора завершилась 5 декабря 2009 г. Россия и США, заявив о выполнении взятых на себя обязательств по сокращению и ограничению СНВ, предусмотренных Договором  о СНВ-1 не стали продлевать его действие.  

 

Одновременно с реализацией Договора о СНВ-1, президентами РФ и США, Б.Н. Ельциным и Б. Клинтоном  в 1993 г. был подписан Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ-2) [7]. Им устанавливались суммарные уровни ядерных боезарядов на стратегических носителях сторон к 2003 в 3000-3500 ед. (в т.ч. на БРПЛ - в 1700-1750 ед.). К этому сроку предполагалась полная ликвидация МБР с РГЧ индивидуального наведения. Россией Договор о СНВ-2 был ратифицирован РФ в 2000, Парламент США отказался от его ратификации, сославшись на ущемление высших интересов страны.

 

Заключение новых договоренностей между РФ с США в области СНВ в 2000 годы проходило в условиях, когда США практически начали реализовывать концепцию однополярного мира, отказавшись рассматривать проекты таких договоров, как СНВ-2, сдерживающих и ограничивающих развитие СЯС. Договор о СНВ-1 на этапе его заключения рассматривался как эффективный и жизнеспособный только в условиях соблюдения Договора по ПРО 1972 г. В декабре 2001 года США заявили о выходе из Договора по ПРО 1972 года, и начале создания новой национальной системы противоракетной обороны с элементами её размещения в Европе, демонстрируя, тем самым курс на достижение абсолютного военного превосходства и придерживаясь мнения, что новые соглашения о контроле над вооружениями не нужны. Несмотря на это, Россия не стала предпринимать шаги по выходу из Договора о СНВ-1, всячески инициируя переговоры о сокращении стратегических вооружений. В результате 24 мая 2002 года в Москве, президенты России и США В.В. Путин и Д. Буш (младший) подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (Договор о СНП) [8]. Договор вступил в силу после обмена ратификационными грамотами президентами России и США в Санкт-Петербурге 1 июня 2003 г. В преамбуле Договора уточнены принципы, на которых строится партнерство в военно-стратегической области: обоюдная безопасность, сотрудничество, доверие, открытость и предсказуемость.

 

Согласно Договору о СНП стороны обязывались сокращать и ограничивать свои стратегические ядерные боезаряды таким образом, чтобы к 31 декабря 2012 г. их суммарное количество не превышало у каждой из сторон 1700-2200 ед. При этом каждая из сторон могла определять структуру своих СНВ, исходя из установленного предела ядерных боезарядов. Договор не ограничивал неразвернутые (не находящиеся на носителях) ядерные боеприпасы. 

 

Статья 2 Договора о СНП гласила, что Договор о СНВ-1 остается в силе со всеми его положениями до конца срока своего действия – 5 декабря 2009 г. В целях жизнеспособности Договора о СНП, а также укрепления и развития партнерских отношений в сфере СНВ создавалась Двусторонняя комиссия по выполнению (Договора о СНП) –  ДКВ. 

 

Переговорный процесс в области СНВ активизировался после прихода в Белый  дом 44 президента США Б. Абамы, результатом чего явилось подписание 8 апреля 2010 г. в Праге  Договора о СНВ-3 [9]. Его ратификация состоялась 5 февраля 2011 г. «на полях» Мюнхенской конференции по безопасности. Он включает в себя следующие документы: 16 статей самого Договора; Протокола к Договору, в котором отражены сведения о СНВ на момент его подписания; определен порядок обмена информацией по СНВ; регламентированы процедуры переоборудования или ликвидации СНВ, а также инспекционной деятельности сторон на объектах СНВ и др. В рамках Договора предусмотрен обмен телеметрической информацией о пусках МБР и БРПЛ.

 

Стороны обязываются сократить в общей сумме до 700 ед. развернутых МБР, развернутых БРПЛ и развернутых тяжелых бомбардировщиков; до 800 ед. развернутых и неразвернутых ПУ МБР, развернутых и неразвернутых ПУ БРПЛ, развернутых и неразвернутых тяжелых бомбардировщиков; до 1550 единиц боезарядов на развернутых МБР, боезарядов на развернутых БРПЛ и ядерных боезарядов, засчитываемых за развернутыми тяжелыми бомбардировщиками.  При этом каждая из сторон самостоятельно определяет состав и структуру своих СНВ. Договор о СНВ-3 заключен на 10 лет, если только он не будет заменен ранее этого срока последующим соглашением о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений. Предусматривается возможность продления Договора о СНВ-3 на 5-летние сроки, а также досрочный выход каждой из сторон из него. Договор о СНВ-3 с даты его вступления в силу заменил Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сокращении стратегических наступательных потенциалов от 24 мая 2002 г. Вопросы, возникающие в ходе реализации Договора, предусматривается решать в рамках Двусторонней консультативной комиссии. 

 

Таким образом, влияние реализации договоренностей по СНВ на ограничение и сокращение ракетно-ядерных вооружений России (СССР) и США можно представить в виде следующей таблицы:

п/п

Наименование документа, 

год подписания

Основные устанавливаемые ограничения
1 Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны. (Договор по ПРО 1972 года). Устанавливал жесткую взаимосвязь между СНВ и системами ПРО.
2 Временное соглашение между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений              (ОСВ-1 1972 г.). Ограничение увеличения количества пусковых установок баллистических ракет, существующих на дату подписания.
3 Договор между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений             (ОСВ-2, 1979 г.). Уменьшение численности ПУ МБР, ПУ БРПЛ, тяжелых бомбардировщиков и баллистических ракет «воздух-земля» с 2400 до 2250 ед. 
4 Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД 1987г.). Ликвидация имеющихся у СССР и США ракет средней и меньшей дальности. 
5 Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ-1 1991 г.). Сокращение СНВ для каждой из сторон Договора до 1600 носителей и 6000 стратегических ядерных боезарядов.
6 Договор между Россией и США о сокращении стратегических наступательных потенциалов (Договор о СНП 2002 г.) Снижение до 1700-2200 стратегических ядерных  боезарядов для каждой из сторон Договора. 
7 Договор между Россией и Соединенными Штатами Америки о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ-3 2010 г.). Сокращение СНВ для каждой из сторон Договора до 700 развернутых носителей, до 1550 стратегических ядерных боезарядов находящихся на этих носителях, установление логической взаимосвязи СНВ с системой ПРО.

В заключении хотелось бы отметить следующее. С 1972 г. между Россией (СССР) и США действует режим контроля над стратегическими вооружениями, который стал возможен благодаря достигнутому СССР ракетно-ядерному равновесию с США. За эти годы лишь однажды, после окончания действия Договора о СНВ-1 в 2009 г. на некоторый период возник опасный международно-правовой вакуум в сфере контроля над стратегическими наступательными вооружениями.  Поэтому подготовка, подписание и ратификация Договора о СНВ-3 – это большой успех, который оказался возможным благодаря политической воле руководителей двух стран, усилиям наших дипломатов и руководства военного ведомства. Фактически восстановлен и не оказался «на свалке истории» (как об этом говорили представители американской администрации времен Д.Буша мл.) работавший более 35 лет режим контроля над ракетно-ядерными вооружениями, когда существовала биполярная система мира с примерным равенством сил. Это договор, соответствующий по значимости договорам ОСВ-1 1972 г. и СНВ-1 1991 г. подтверждает факт признания Российской Федерации Соединенными Штатами Америки как равноправного партнера.

 

Список литературы и источников

 

1. Вестник Министерства иностранных дел СССР. 1987. №10.

2. Генуэзская конференция 1922. Материалы Генуэзской конференции (Подготовка, отчеты заседаний, работы комиссий, дипломатическая переписка и пр.). М., 1922; 

3. Документы внешней политики СССР. Т. 3. 1 июля 1920 г. - 18 марта 1921 г.  М., 1959. 

4. Документы внешней политики СССР. Т. 5. М., 1961. 

5. Ежегодник ООН по разоружению, 1991. Нью-Йорк, ООН. 1992. Т 16. С.576-610.

6. Советский Союз в борьбе за разоружение: Сборник документов. М., 1977.

7. Текст документа на сайте www.allmedia.ru, www.businesspravo.ru.  

8. Текст документа на сайте www.armscontrrol.ru.,www.businesspravo.ru.

9. Текст документа на сайте www.news.kremlin.ru.

 

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Б.П. Виллевальде. Открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгороде в 1862 году. 1864 год.
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN