Садыхова А.А.,

доктор филологических наук, профессор

Sadykhova A.A,

Habilitated Doctor (philology), Professor 


Случайное совпадение или плагиат?

Coincidence by chance or plagiarism?

Аннотация. Настоящая статья затрагивает очень серьезную проблему для современной российской  науки: проблему выявления плагиата (некорректного заимствования) в научных статьях. Сравнительный анализ двух работ А. А. Садыховой и статьи В. А. Ачкасова «Идеология Евроислама: Тарик Рамадан и Бассам Тиби» показал наличие плагиата в последней: 15 фрагментов статьи Ачкасова почти дословно совпадают с текстом монографии «Проблемы этноконфессиональных отношений в западноевропейской арабской публицистике» и статьи «Евроислам: миф или реальность?» А.А.Садыховой. 

Ключевые слова: плагиат, некорректное заимствование, ислам, евроислам, наука, «Политэкс», Тарик Рамадан, Бассам Тиби, В. А. Ачкасов, А. А. Садыхова

 

Summury. The article deals with a very serious issue for contemporary Russian science: the problem of identifying plagiarism (incorrect borrowing) in the articles of Russian scholars. The comparative analysis of two works by A. Sadykhova to the article by V. Achkasov “The ideology of Euro-Islam: Tariq Ramadan and Bassam Tibi” revealed plagiarism in the latter. Fifteen fragments of Achkasovʼs article coincide almost verbatim with the monograph “Issues of Ethnical and Confessional Relations in European Arabic Social and Political Journalism” and article “Euro-Islam: myth or reality?” by A.Sadykhova.

Keywords: plagiarism, incorrect borrowing, Islam, Euro-Islam, science, “Politex”, Tariq Ramadan, Bassam Tibi, V. Achkasov, A. Sadykhova 

Занимаясь недавно поиском новых статей по ключевым словам в базе РИНЦ, я обнаружила статью В. А. Ачкасова под названием «Идеология Евроислама: Тарик Рамадан и Бассам Тиби», опубликованную в журнале «Политэкс», 2012, Том 8, №1. С. 190 – 199; журнал, издаваемый Санкт-Петербургским университетом, к тому же из перечня ВАК. Автор – Валерий Алексеевич Ачкасов – профессор, доктор политических наук, заведующий кафедрой международных политических процессов факультета политологии СПбГУ. Кроме того, он член диссертационных советов Д 212.232.14 и Д 502.007.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора политических наук, член редакционной коллегии четырех научных журналов, в том числе ПОЛИТЭКС: Политическая экспертиза (Санкт-Петербург), а также член экспертного совета ВАК по политологии (Приказ № 1449 от 31 декабря 2013 года).

 

Сразу же удивил тот факт, что этот автор никогда прежде не занимался подобной проблематикой (евроисламом) в частности и исламом вообще. Насторожил выбор мусульманских публицистов – Тарика Рамадана и Бассама Тиби, который совпал с моим. Почему Ачкасов выбрал именно этих двух авторов, ведь в создании новой идеологии (евроислама), как он сам указывает, участвуют многие мусульманские публицисты, проживающие в Европе, «Т. Рамадан, А. Баят, Б. Тиби, Т. Модуд и др.» ? (Ачкасов, с. 191) Почему бы не заняться публицистикой других идеологов евроислама?

 

Список литературы насторожил еще больше, в нем из 20 источников было 8, которые использовались в моих работах, при этом один интернет-источник имел адрес, который устарел уже к 2010 году (статья немецкого ученого Удо Штайнбаха «Евроислам? Одно слово, две концепции и много проблем»)! Мне это доподлинно известно, так как, работая над статьей о евроисламе для «Управленческого консультирования» в 2010 году, пришлось искать бумажный оригинал статьи в журнале, поскольку интернет-ссылка уже тогда не работала… и не работает до сих пор. Интересно, как уважаемый профессор смог найти эту статью спустя два года, в 2012 году по старой, несуществующей ссылке? Сегодня статью У. Штайнбаха можно прочитать в интернете, но она имеет другой адрес.

 

Ознакомившись с текстом статьи Ачкасова, я сразу же увидела почти дословные повторы и частые совпадения с текстом моих работ о евроисламе: монографией «Проблемы этноконфессиональных отношений в западноевропейской арабской публицистике» (СПб, СЗАГС, 2009) и статьей «Евроислам: миф или реальность?» (Управленческое консультирование, №1, 2010. С. 90–98). Ну кто лучше самого автора знает свой стиль? Разумеется, ни единой ссылки на мои работы в этой статье не было, и это меня крайне удивило, так как знаю наверняка, что обе мои работы имеются у Ачкасова в личной библиотеке. Ясно, что выводы, к которым пришел автор обсуждаемой статьи, полностью совпали с моими собственными. 

 

Можно, конечно, допустить вероятность того, что два автора совершенно случайно, независимо друг от друга решили использовать одинаковые источники и, естественно, пришли к одинаковым выводам, но… Может ли быть дословное совпадение переводов оригинальных публицистических текстов с английского и немецкого языков у двух разных переводчиков, при том, что эти переводы никогда прежде не публиковались? Насколько мне известно из теории перевода, да и из собственной практики, такое совпадение практически невозможно, за исключением простейших примитивных конструкций типа «Это стол. Он пишет. Мороз и солнце. и т. п.». Но публицистический текст, как известно, не состоит целиком из таких предложений, и если дать серьезный публицистический текст на иностранном языке двум разным переводчикам, вряд ли они представят абсолютно идентичный, слово в слово совпадающий вариант перевода на русский язык. 

 

Далее: использование Ачкасовым научной транскрипции для передачи арабских имен и терминов (!). Например, «дар ал-ислам» (С. 192),  Хасан ал-Банна (С. 191, 193).  Только арабист напишет определенный артикль «аль» без мягкого знака, как это принято в русской научной транскрипции! СМИ, интернет и ученые-неарабисты используют в этих целях транслитерацию: «дар аль-ислам», Хасан аль-Банна и т. д. Кстати, на С. 193 встречаем «Аль-Каиде»! Насколько мне известно, господин Ачкасов арабского языка не знает, тем более научной транскрипции. Ну и совсем  уж… «дар аш-шахада» Ачкасов «переводит» как «территория исповедания ислама» (С. 191) – это мой и только мой перевод данного термина, который я впервые предложила в своей монографии и потом в тексте докторской диссертации в 2010 году! Если обратиться к интернет-источникам, то они «выдадут» такие варианты: «дар аш-шахада» – «территория свидетелей», «территория свидетельства», «дом свидетельства об исламе», «место, где мы свидетельствуем о своей вере», - словом все, что угодно, только не мой вариант, потому что моей монографии в интернете нет. Теперь, правда, этот термин прочно закреплен за Ачкасовым, поскольку эта его статья недавно была размещена в интернете на двух сайтах.

 

Согласитесь, что-то слишком много совпадений для одной статьи: 

  1. Одинаковый выбор персоналий в качестве объектов исследования (именно Тарик Рамадан и Бассам Тиби, хотя есть и другие авторы). Кстати, Ачкасов никак не обосновывает свой выбор в статье, почему из нескольких публицистов выбраны именно эти двое.
  2. Одинаковые произведения публицистов выбраны в качестве предмета исследования (хотя можно было обратиться к другим работам!). К 2012 году и Тарик Рамадан, и Бассам Тиби опубликовали по нескольку десятков (!) монографий, статей и интервью, –  словом, обилие материалов. Тем не менее, Ачкасов почему-то (!) остановил свой выбор именно на тех работах Рамадана и Тиби, которые исследовала я, опять же без объяснения причин.
  3. В рамках выбранных произведений указанных двух публицистов Ачкасов пересказывает или цитирует именно те их фрагменты, которые приводила я в своей монографии и статье, разумеется, в моем переводе. То же самое касается цитат из статьи немецкого исламоведа Удо Штайнбаха (Euro-Islam? Ein Wort, zwei Konzepte, viele Probleme): приводятся только выбранные мной цитаты из этой статьи в моем же переводе.

 

В качестве доказательства ниже привожу  фрагменты статьи Ачкасова и своих собственных работ, в которых есть прямые заимствования и дословные совпадения. Не буду навязывать уважаемому читателю свою точку зрения, выводы напрашиваются сами. Комментарии к фрагментам даны после каждой пары в ходе их сравнения. Все фрагменты пронумерованы, всего 15. Ссылки, которые встречаются в текстах, оставлены без изменений. Дословные совпадения выделены желтым и зеленым цветом. 

 

Использованы следующие источники:

  • Ачкасов В. А. Идеология Евроислама: Тарик Рамадан и Бассам Тиби // Политэкс, 2012, Том 8, №1. С. 190 – 199.
  • Садыхова А. А. Проблемы этноконфессиональных отношений в западноевропейской арабской публицистике. СПб, СЗАГС, 2009. 204 с. (далее – Проблемы…)
  • Садыхова А. А. Евроислам: миф или реальность? // Управленческое консультирование, 2010, № 1. С. 90 – 98 (далее – Евроислам…)

I

   Ачкасов. Пока мусульмане вынуждены либо «жить на Западе вне Запада», либо «стать мусульманами без ислама». Поэтому перед мусульманами в Европе, утверждает Рамадан, стоят три фундаментальных вопроса: «Где мы находимся?» «Кто мы?» «Какого образа жизни хотим придерживаться?» (С. 192)

 

Садыхова. Автор начинает этот раздел с констатации печального факта: сегодня мусульмане вынуждены либо «жить на Западе вне Запада», либо стать «мусульманами без ислама»Перед современными мусульманами, живущими в Западной Европе…, рассуждает ученый, встают три фундаментальных вопроса: Где мы находимся? Кто мы? Какого образа жизни мы хотим придерживаться? (Проблемы этноконфессиональных отношений… С. 128).

 

Комментарий: Это мой собственный перевод с английского языка фрагмента работы Тарика Рамадана Western Muslims and the Future of Islam, USA: Oxford University Press, 2004 со ссылкой на источник и указанием станицы. Как видите, у Ачкасова нет ссылки на источник, непонятно, это цитата или его собственные мысли, которые удивительным образом совпали с моим переводом.

 

 II

     Ачкасов. Ответ самого Рамадана на первый вопрос страны Запада — это dar ash-shahada. Однако рассмотрение Европы как территории исповедания ислама позволяет прийти к выводу о том, что европейский континент фактически стал исламской территорией, частью «дар ал-ислам», на которой могут действовать и законы шариата.    (С. 192)

 

Садыхова. Называя Европу «дар аш-шахада», Тарик Рамадан дает понять, что Европа фактически стала исламской территорией, частью «дар ал-ислам», на которой могут действовать законы шариата. (Проблемы… С. 146).

 

Комментарий: Это уже мои собственные мысли, которые снова чудесным образом совпали с идеями Ачкасова.

 

 III

  Ачкасов. Второй вопрос «Кто мы?» касается ключевой проблемы — мусульманской идентичности. Главным ее элементом, согласно Рамадану, является вера, которая находит выражение во втором элементе идентичности — в религиозной практике; третий ее элемент — духовность. К ним следует добавить еще два — понимание, основанное на знании, и свобода выбора, которые определяют ответственность поведения. Вера и основанное на знании ответственное поведение составляют ядро мусульманской этики и должны направлять все действия верующего. (С.192)

 

Садыхова. Вопрос «Кто мы?» затрагивает ключевой момент — идентичность, говорит Тарик Рамадан и пытается объяснить, что же такое мусульманская идентичность. Главным и самым важным ее элементом является вера, которая находит отражение в религиозной практикевтором элементе; третий элемент — духовность. К ним следует добавить еще два — понимание, основанное на знании, и свобода выбора, составляющие в совокупности ответственность. Таким образом, заключает автор, главной опорной точкой мусульманской идентичности является активное приобретение знаний и образования. Вера, понимание и образование составляют основу мусульманской этики и руководят всеми действиями верующего. Итак, по представлению Тарика Рамадана ядро мусульманской идентичности составляют вера, религиозная практика и духовность; (Проблемы… С. 129–130).

 

Комментарий: Это мой пересказ главы из указанной монографии Тарика Рамадана, Как видите, ход мыслей идентичен, а местами дословные совпадения, даже знаки препинания оставлены мои!

 

 IV

    Ачкасов. Следовательно, мусульманские ученые и общественные лидеры должны снабдить европейских мусульман знаниями и наставлениями, которые помогут им защитить свою исламскую идентичность в Европе. (С. 192)

 

Садыхова. Следовательно, делает вывод автор, совершая определенные поступки, мусульманин включается в сложную систему общественных отношений, а значит, мусульманские ученые и общественные лидеры должны снабдить европейских мусульман подходящими учениями и наставлениями, которые помогут им защитить и актуализировать свою исламскую идентичность не как арабов, пакистанцев или индийцев, а в качестве европейцев. (Проблемы… С. 129–130).

 

Комментарий: Снова использован мой пересказ идей Рамадана. Стиль изложения и лексика почти идентичны! Ну неужели профессор СПбГУ не обладает собственным словарным запасом и вынужден заимствовать нужные слова у меня?!

 

 V

      Ачкасов. В связи с этим Рамадан поднимает ключевой для правоверного мусульманина вопрос: что важнее для мусульманиначленство в мусульманской общине (умме) или принадлежность к стране пребывания (европейское гражданство)? Отвечая на этот вопрос, автор с уверенность констатирует, что принадлежность к умме для мусульман крайне важна, поэтому они должны объединяться в различные организации и отстаивать свои интересы. (Рамадан, 2005, c. 155–158). (С. 192)

 

Садыхова. Следующей узловой проблемой мусульманской идентичности, по мнению Тарика Рамадана, является осознание мусульманином своей принадлежности к умме[1] и к европейской стране; что важнее для мусульманина: членство в мусульманской общине или европейское гражданство. Может ли мусульманин быть просто гражданином европейского государства, без принадлежности к своей религиозной группе? Сделав краткий экскурс в историю, автор делает следующий вывод: ислам как религия с самого начала носил общинный характер, и с течением времени эта черта только усиливалась. «Умма — это община, объединенная верой, чувствами, братскими отношениями и судьбой», — утверждает автор и с уверенностью констатирует, что принадлежность к умме для современного мусульманина является крайне важной [4, с. 89]. Именно благодаря этой особенности у мусульман, где бы они ни проживали, очень развиты самоорганизационные начала. Соответственно, мусульмане, проживающие сегодня в Западной Европе, всегда будут объединяться в различные организации и отстаивать свои интересы. Иными словами, связь мусульманина с уммой всегда будет сильнее, чем политико-правовая связь с государством (то есть гражданство), в котором он проживает. (Проблемы… С. 130).

 

Комментарий: И вновь использован мой пересказ идей Тарика Рамадана. Странно, что Ачкасов делает ссылку на иную работу Рамадана (2005), в которой говорится совсем о других вещах!

 

VI

      Ачкасов. Ответ на третий вопрос «Какого образа жизни мы хотим придерживаться?» Рамадан формулирует следующим образом: проживая в Европе, необходимо придерживаться основополагающих принципов ислама. Все проблемы, возникающие в повседневной деятельности, способны решить фикх и фатва[2], которые, собственно, и появились для того, чтобы приспосабливать ислам к изменениям внешней среды (Ramadan, 2004, р. 63–99). Таким образом, Рамадан имеет в виду «законодательную интеграцию» ислама в принимающее общество, формирование свода мусульманских законов, европейского фикха. (С. 192 – 193).

 

Садыхова. Ответ на третий вопрос «Какого образа жизни мы хотим придерживаться?» автор формулирует следующим образом. Проживая в Западной Европе, необходимо придерживаться основополагающих принципов ислама, сохраняя свою идентичность. Все проблемы, возникающие в повседневной деятельности, способны решить фикх и фатва, которые, собственно, и появились для того, чтобы приспосабливать ислам к изменениям внешней среды. Таким образом, Тарик Рамадан имеет в виду «законодательную интеграцию», формирование свода мусульманских законов, европейского фикха [4, с. 99]. (Проблемы… С.131).

 

Комментарий: Использован мой пересказ мыслей Рамадана, которые он изложил в своей книге Western Muslims, и снова почти дословное совпадение. Ачкасов послушно вслед за мной объясняет термины «фикх» и «фатва», слово в слово по Энциклопедическому словарю [1], хотя существует много других справочников по исламу! У нас одинаковый вкус в выборе источников.

 

 VII

     Ачкасов. Так, французская исследовательница творчества Рамадана Каролин Фуре, тщательно проанализировав его тексты, пришла к заключению, что Рамадан является политическим наследником своего деда, Хасана ал-Банны, что его высказывания зачастую есть повторы речей ал-Банны, которые тот произносил в Египте в начале ХХ в. (С. 193)

 

Садыхова. Другая французская исследовательница творчества Рамадана Каролин Фуре, тщательно проанализировав его 15 книг, 1500 страниц интервью и около 100 записей, заключила, что «Рамадан является политическим наследником своего деда, Хасана ал-Банны» и что его высказывания «зачастую есть ни что иное как повторы речей ал-Банны, которые тот произносил в Египте в начале ХХ века» [6]. (Проблемы… С. 136).

 

Комментарий: Использован мой собственный текст; в кавычках – цитаты из англоязычной статьи в моем переводе. Опять же явное совпадение, хотя Ачкасов не счел нужным сохранить кавычки и сделать ссылку на источник.

 

VIII

 Ачкасов. Причиной же его распространения, по мнению Тиби, является отсутствие грамотной, продуманной политики интеграции мусульман в западное общество. (С. 194)

 

Садыхова.  Начав с того, что наше время отмечено политизацией ислама, автор указывает на причины формирования и распространения исламизма — отсутствие грамотной, продуманной политики интеграции мусульман на Западе. (Проблемы… С. 140).

 

Комментарий: Использован мой пересказ идей профессора Б. Тиби. И вновь два автора мыслят в унисон и, что характерно, эти мысли снова имеют одинаковое словесное обличье …

 

 IX

     Ачкасов. Мусульмане Европы должны отмежеваться от политического ислама — исламизма и радикалов-террористов, чтобы получить возможность интегрироваться в современное европейское общество, многообразное в религиозном и культурном отношениях. Мостом для взаимопонимания западной и мусульманской цивилизаций может послужить исламский рационализм, который в свое время дал импульс возрождению общества (Тиби, 2002). ( С.195)

 

Садыхова. Главный вывод, к которому приходит автор в этой статье, состоит в том, что мусульмане Европы должны отмежеваться от политического ислама — исламизма и радикалов-террористов, чтобы получить возможность интегрироваться в современное общество, многообразное как в религиозном, так и культурном отношениях. Мостом для взаимопонимания западной и мусульманской цивилизаций может послужить исламский рационализм, который в свое время дал импульс Возрождению. (Проблемы… С.141).

 

Комментарий: Это мой пересказ статьи профессора Б. Тиби. Ну, тут все видно и так.

 

X 

    Ачкасов. В работе «Права человека в исламской цивилизации и на Западе» Б. Тиби писал: «Именно исламская цивилизация передала эллинизм Европе в начале Ренессанса и сделала его возможным, изменив ориентацию Европы от Рима к Афинам, от власти Папы Римского к власти человеческого разума согласно учению Аристотеля. В то время мусульмане и европейцы-христиане разделяли идею примата разума и высоко ценили рационализм Аристотеля. Это наследство должно быть использовано сегодня» (Tibi, 1999, р. 51). (С. 195)

 

Садыхова. «В средневековый период исламская цивилизация была способна воспринять наследие греческой цивилизации и распространить его. Более того, именно исламская цивилизация передала эллинизм Европе в начале Ренессанса и сделала его возможным в Европе, изменив ее ориентацию от Рима к Афинам, от власти Папы Римского к власти человеческого разума согласно учению Аристотеля. В то время мусульмане и европейцы разделяли идею примата разума и высоко ценили рационализм Аристотеля. Это наследство должно быть реанимировано сегодня», — утверждает профессор Тиби [7, с. 51]. (Проблемы… С. 142).

 

Комментарий: Этот фрагмент – точная цитата из доклада профессора Б. Тиби на конференции в Стамбуле в апреле 1995 года в моем переводе с английского. Такие совпадения при переводе маловероятны, если вообще возможны…

 

 XI

   Ачкасов. В поисках точек соприкосновения западной и мусульманской цивилизаций Тиби приходит к мысли, что универсальные права человека, как основа международной морали, должны связать две цивилизации. Права человека базируются на принципах рационализма, а это и есть то общее, что может привести к их мирному сосуществованию (Tibi, 1999, p. 52). (С.195)

 

Садыхова. Затем автор возвращается к мысли о том, что права человекаоснова международной морали, права человека базируются на рационализме, а значит, это и есть та самая общая точка, способная привести к сосуществованию двух культур. (Проблемы… С.142).

 

Комментарий: Снова заимствован мой пересказ идеи профессора Б. Тиби.

 

XII

    Ачкасов. Однако призыв к секуляризации ислама и приспособления его к европейским ценностям многими мусульманами Европы воспринимается как призыв к ассимиляции и потому не принимается, поскольку, по их мнению, вариант евроислама, предлагаемый Б. Тиби, означает отказ «от базовых основ вероисповедания и, по сути, «выход из мировой мусульманской общины — уммы». (С. 195–196)

 

Садыхова.   Разумеется, такой подход большинство европейских мусульман воспринимают как призыв к ассимиляции и не одобряют его из страха утратить свою идентичность, поскольку Евроислам предполагает отказаться от «базовых основ вероисповедания» и, по сути, «выйти из мировой мусульманской общины (уммы)» [5]. (Евроислам… С. 96).

 

Комментарий: У меня дана ссылка на источник (Удо Штайнбах), которой нет у Ачкасова.

 

 XIII

   Акасов. В свою очередь, большинство мусульман, как показало недавнее исследование отношения мусульман к идее прав человека, не признают даже Всеобщую декларацию прав человека 1948 г., так как для них она не «всеобщая», а «западная». Поэтому попытки распространить концепцию прав человека в мусульманских странах и среди мусульман Европы воспринимаются как «политика насаждения западных ценностей в качестве универсальных для всего мира» (см.: Сокар, 2008, c. 6). (С. 196)

 

Садыхова. Как показало одно из недавних исследований в области прав человека в исламе [2], отношение мусульман к этому правовому институту и к международным нормативно-правовым актам, его закрепляющим, крайне неоднозначно. Большинство мусульман не признают даже Всеобщую Декларацию прав человека, провозглашенную ООН в 1948 г., так как для них она не «всеобщая», а «западная». Любые попытки распространить концепцию прав человека в мусульманских странах и среди мусульманского населения Европы воспринимаются как очередное проявление вестернизации, как «политика насаждения западных ценностей в качестве универсальных для всего мира»[2, c. 6]. (Проблемы… С. 143).

 

Комментарий: Это уже мой собственный текст с цитатой из автореферата палестинского исследователя.

 

 XIV

      Ачкасов. Как отмечает немецкий исследователь евроислама У. Штайнбах, если Б. Тиби говорит о необходимости интеграции мусульман и подчинении ислама системе базовых европейских ценностей, то Т. Рамадан выступает за более активное участие мусульман в общественной, государственной и международной жизни государств Европы, для защиты своих интересов. Его концепция находит поддержку со стороны молодого поколения мусульман-иммигрантовКонцепцию же Б. Тиби позитивно воспринимают и поддерживают в основном европейцы не мусульмане. (С. 196)

 

Садыхова. Вот как их оценивает Удо Штайнбах: если Б. Тиби говорит об интеграции в том или ином виде, то Т. Рамадан выступает за активное участие европейских мусульман в общественной, государственной и международной жизни. Последняя концепция находит широкую поддержку со стороны молодого поколения иммигрантов. Зато концепцию Б. Тиби поддерживают европейцы-немусульмане. (Проблемы… С. 147).

 

Комментарий: Это снова мой текст: сжатый пересказ идей немецкого ученого. Далее по тексту следует цитата со ссылкой на статью. Как видно, заимствована даже конструкция предложения «если, … то…».

 

Ачкасов.  В целом же «термин “евроислам” у большинства мусульман вызывает раздражение. Мусульмане предпочитают прагматичное «соответствие европейскому образу жизни без отказа от основ ислама», как это… сформулировал председатель Центрального совета мусульман Германии Надеем Эльяс. Слишком силен дискомфорт от того, что «евроислам» может означать утрату базовых основ вероисповедания».

(см.: Steinbach, http://www.qantara.de/webcom/show_article.php/_c-469/_nr-325/i.html). (С. 196 – 197)

 

Садыхова. «…Таким образом, термин “евроислам” у большинства мусульман вызывает раздражение. Мусульмане предпочитают прагматичное “соответствие европейскому образу жизни без отказа от основ ислама”, как это недавно в очередной раз сформулировал председатель Центрального совета мусульман в Германии Надеем Эльяс. Слишком силён дискомфорт от того, что “евроислам” всё-таки может означать утрату базовых основ вероисповедания», — говорит У. Штайнбах [5]. (Проблемы… С. 148).

 

Комментарий: Это мой перевод с немецкого фрагмента статьи. Как видите, опять дословное совпадение.

 

Ну и в заключение отмечу, что структурно и методологически статья Ачкасова выстроена в точности, как моя статья о евроисламе, только интерпретация идей Тарика Рамадана и Бассама Тиби взята из моей монографии, которая вышла небольшим тиражом (500 экз.), и автор, по-видимому,  рассчитывал на то, что его «творческие заимствования» останутся незамеченными. Непонятно только, почему он решил, что я не прочту его работу и не узнаю собственный текст? А если узнаю, то промолчу? Странно, что господин Ачкасов даже не потрудился как следует «поработать» с моими текстами, чтобы сделать их хоть немного менее узнаваемыми. Неужели он был так уверен в собственной безнаказанности? Я теряюсь в догадках…

 

Тут, как говорится, без комментариев…

 

Интересно, что нового содержится в такой «научной» публикации, и в чем, собственно, заключается само «исследование»?

 

Считаю, что профессор В. А. Ачкасов нарушил закон об авторских правах и статью 100 (ж) Устава СПбГУ, которая гласит: «Работники Санкт-Петербургского университета обязаны: …ж) следовать нравственным и культурным традициям Санкт-Петербургского университета, общепринятым моральным, нравственным и этическим нормам, бережно относиться к духовным ценностям» [2].

 

Вдвойне печально от того, что подобная работа была опубликована в университетском журнале из перечня ВАК и принадлежит перу университетского профессора к тому же заведующего выпускающей кафедрой.

 

 


[1] Умма (народ, нация) — мусульманская община. Это слово встречается в Коране и обозначает народы, которым было послано откровение.

[2] Фикх (глубокое знание, понимание) — исламская доктрина о правилах поведения мусульман, исламский комплекс социальных норм (мусульманское право в широком смысле).

Фатва (разъяснение) — богословско-правовое заключение, сделанное для разъяснения и практического применения какого-либо предписания шариата или истолкования какого-либо казуса с позиций шариата. Подробнее см. Фатва // Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1991.

Список литературы и источников


  1. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Главная редакция восточной литературы, 1991.
  2. Сокар М. Ю. Политико-правовая специфика положения женщин в современном арабском мире: Автореферат диссертации <…> кандидата политических наук. СПб, 2008.
  3. Устав СПбГУ. Утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2010 г. N 1241. [Электронный ресурс] URL: http://spbu.ru/images/ustav/Ustav-2012.pdf 
  4. Ramadan, Tariq. Western Muslims and the Future of Islam, USA: Oxford University Press, 2004, 272 p.
  5. Steinbach, Udo.  Euro-Islam? Ein Wort, zwei Konzepte, viele Probleme [Электронный ресурс] URL:   http://www.nzz.ch/aktuell/startseite/articlecmtqu-1.126072
  6. Tariq Ramadan. [Электронный ресурс] URL:  http://en.wikipedia.org/wiki/Tariq_Ramadan  
  7. Tibi, Bassam. Human Rights in Islamic Civilisation and in the West // The West and Islam: Towards a dialogue. Istanbul, 1999, 125 р.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Крым, Севастополь, воссоединение с Россией, перспективы развития
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN