Наука. Общество. Оборона. 25 апреля 2019 г.

Science. Society. Defense. April 25, 2019.


Инженерные войска в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС осенью 1986 года

Из записок начальника инженерного отдела 90-й Оперативной группы Юго-Западного направления Министерства обороны СССР

В. А. Фрейман

Военный институт (инженерно-технический), 

Военная академия материально-технического обеспечения 

имени генерала армии А. В. Хрулева,

Министерство обороны Российской Федерации,

Санкт-Петербург, Россия

 

E-mail: vla9221@yandex.ru

 

ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЕ апреля 1986 года.

 

Эта дата останется надолго в памяти людей, и особенно тех, кто непосредственно был связан с трагедией, начало которой положил весенний апрельский день. Авария на Чернобыльской АЭС (ЧАЭС) стала новой точкой отсчета в истории атомной энергетики, показав, насколько опасна вышедшая из-под контроля сила атома и как неимоверно трудно справится с ней.

 

Прошло 33 года со дня этой крупнейшей в мире, на то время атомной техногенной катастрофы XX века и мне как участнику тех событий необходимо рассказать, чтобы народ помнил и не забывал, о вкладе солдат и офицеров инженерных войск в общее дело ликвидации последствий этой аварии.

 

Официальное краткое сообщение об аварии было опубликовано 29 апреля. В то время я проходил службу в Киевском военном округе в должности начальника кафедры тактики и техники инженерных войск Донецкого высшего военно-политического училища инженерных войск и войск связи. На кафедре проходили службу 28 офицеров, 8 прапорщиков и служащих Советской армии.

 

3 мая в три часа ночи мне на квартиру позвонил начальник отдела кадров училища подполковник В.А. Калиниченко и сообщил, что согласно директиве штаба округа надо срочно выделить в распоряжение командующего округом двух офицеров инженерных войск из состава кафедры. Первыми убыли в район катастрофы подполковник Владимир Ильич Доценко и подполковник Емельянов Владимир Константинович. Так началась "чернобыльская эпопея" для личного состава кафедры.

 

С мая по декабрь 1986 г. попеременно в районе аварии выполняли задания 80 процентов офицеров - преподавателей кафедры в составе инженерного отдела 90-й Оперативной группы Главного Командования Юго-Западного Направления Министерства обороны СССР (ОГ ГК ЮЗН). В начале сентября я обратился по телефону к Начальнику инженерных войск ККВО генералу А.С. Королеву с просьбой о направлении меня в район аварии, так как там находились мои подчиненные офицеры и соответственно должен быть с ними. Моя просьба НИВ была учтена и 29 сентября вместе с офицерами кафедры подполковниками Братушенко Валерием Владимировичем и Колбиным Евгением Аркадьевичем прибыли в штаб ККВО, где мы получили назначения и предписания убыть в Чернобыль в распоряжение Командующего 90-й ОГ ГК ЮЗН МО  генерал-лейтенанта Плышевского Бориса  Алексеевича.  Поздно вечером 29-го, в районе 22 часов после представления Командующему ОГ, я получил приказ принять от своего предшественника полковника  В.З. Куницкого должность начальника инженерного отдела ОГ, а утром 30-го доложить о приеме-сдачи дел.

 

Группировка инженерных войск 90-й ОГ включала:

  • 136-й инженерно-дорожный мостостроительный полк (Прикарпатский военный округ);
  • 339-й и 347-й инженерно-дорожные полки (Прибалтийский военный округ);
  • 554-й инженерно-позиционный батальон (ККВО);
  • 2036-й отдельный инженерно-саперный батальон специальных работ (ККВО);
  • отдельный ремонтно-восстановительный батальон (ККВО);
  • понтонное отделение 16-го понтонно-мостового полка (ККВО).

 

Кроме того, начальнику инженерного отдела ОГ подчинялись инженерные части в трех секторах 30-километровой зоны (в каждом секторе была своя инженерная группа).

 

Инженерный отдел ОГ по штату имел 8 человек, которые были распределены по направлениям: строительство водоохранных сооружений, дорог, мостов, ремонт и снабжение, строительство теплотрассы и т.д. Приказом командующего ОГ № 109 от 29.09.1986 г. были назначены:

 

  • полковник В.А. Фрейман - начальником инженерного отдела;
  • подполковник В.В. Братушенко - начальником штаба;
  • подполковник Е.А. Колбин - заместителем начальника по техническому обеспечению;
  • подполковник В.Е. Дыба - заместителем начальника по строительству водоохранных сооружений;
  • подполковник И. Дермин - офицер по поставкам и снабжению;
  • подполковник П.Д. Мартынович - старший офицер по ремонту техники в Особой зоне;
  • майор Кутайсов - офицер по строительству теплотрассы;
  • майор С.Н. Огаджанов - старший офицер по строительству и ремонту дорог.

 

Получив должность, каждый офицер отдела со своим сменщиком отправился в район, где предстояло выполнять задачи войскам, а я выехал в расположение полков и батальонов, чтобы познакомиться с командованием частей и обстановкой на местах. Времени на прием-передачу дел было очень мало - 5-6 ночных часов. Рано утром 30 сентября, заслушав доклады офицеров-направленцев о состоянии дел, я расписался на рабочей карте о приеме, а мой сменяемый - о сдаче должности. С этой картой мы прибыли потом к командующему ОГ.

 

Если говорить откровенно, то за 5-6 часов поездки в войска вникнуть досконально во все детали решаемых ими задач я не смог. И почувствовал это на вечернем совещании того же 30 сентября у командующего, когда не смог ответить на некоторые вопросы, которые он мне задавал. Тут же последовал приказ ехать в войска и детально разобраться, где и какие находятся подразделения, в каком количестве, какую имеют технику (поштучно) и в каком техническом состоянии она находится. Проблема на тот момент состояла еще и в том, что некоторые мелкие подразделения (экипаж, отделение, взвод) вместе с техникой придавались в некоторых случаях в другие рода войск и своевременно назад не возвращались. С этой путаницей надо было разобраться и навести порядок. Причем реагировать на все незамедлительно.

 

Порядок работы инженерного отдела в ОГ был установлен следующий:

 

08.00 - летучка в инженерном отделе перед выездом в районы выполнения задач с целью их уточнения (лично или посредством связи).

17.00 - заслушивание докладов офицеров инженерного отдела о ходе выполнения задач, организация взаимодействия.

18.00 - участие в работе правительственной комиссии под руководством заместителя Председателя Совета Министров СССР Бориса Евдокимовича Щербины.

19.00 - доклад командующему ОГ о ходе выполнения задач инженерными войсками и получение новых. Организация взаимодействия.

20.00 - постановка задач начальнику штаба и офицерам инженерного отдела, доведение задач командирам частей и подразделений инженерных войск, организация взаимодействия.

 

Генерал-лейтенант Б.А. Плышевский жестко требовал четкого взаимодействия между оперативным, инженерным и химическим отделами, которые безвыездно находились в Чернобыле и должны были в любой момент реагировать на изменяющуюся обстановку. И таких моментов было предостаточно. В сентябре - октябре 1986 г. инженерные войска выполняли следующие задачи:

 

1. В особой зоне (территория ЧАЭС с высоким уровнем радиации):

  • осуществляли погрузку и вывоз зараженного грунта с территории АЭС;
  • вели расчистку и планирование местности в районе 3-го и 4-го энергоблоков;
  • производили взрывные работы (на разрушенном 4-м энергоблоке);
  • подтаскивали элементы "укрытия" в период монтажа над 4-м энергоблоком;
  • очищали вручную кровельные покрытия 3-го энергоблока от радиоактивных осколков реакторного топлива и кусков графитовой кладки.

 

2. В зоне 3,2,1:

  • продолжали достраивать и готовить к передаче местным властям водоохранные сооружения в бассейне реки Припять;
  • осуществляли завоз аварийного запаса стройматериалов к водоохранным сооружениям;
  • вели строительство и ремонт дорог с твердым покрытием и улучшенных грунтовых дорог;
  • оборудовали водопропускные сооружения на дорогах;
  • производили разгрузку и вывоз холодного асфальта на территорию ЧАЭС;
  • вели погрузку и вывоз зараженного грунта из города Припять и других населенных пунктов;
  • производили взрывные работы на железнодорожной станции Янов;
  • успешно решили сложную, не свойственную для инженерных войск задачу по строительству теплотрассы в городской черте Чернобыля;
  • проложили просеку для строительства газопровода к строящейся центральной котельной в Чернобыле;
  • осуществили врезку в охранную сигнализацию города Припяти его тепличного хозяйства;
  • подготавливали к зиме в полевых условиях районы дислокации частей и подразделений инженерных войск;
  • по мере сокращения объема задач обеспечивали выход, дезактивацию личного состава и техники, погрузку их в эшелоны и отправку частей в пункты постоянной дислокации;
  • сформировали в сжатые сроки инженерно-позиционный батальон, укомплектовав его личным составом и техникой, и разместили в пункте постоянной дислокации на базе совхоза в населенном пункте Стычанка (в 20 километрах от Чернобыля).

 

Перечислять все выполненные инженерными войсками работы, наверное, нет необходимости. Отметим - на плечи инженерных войск легло выполнение наиболее трудоемких и опасных в радиационном отношении работ по ликвидации последствий катастрофы на территории АЭС и в 30-ти километровой зоне. Решение этих задач на местности с различными уровнями радиации, в кратчайшие сроки, стало возможным благодаря умелым действия офицеров и генералов, самоотверженному труду тысяч солдат и сержантов, которые переносили большие физические и психологические нагрузки...

 

В Особой зоне очистку ЧАЭС от радиоактивных продуктов выброса выполнял 2036-й отдельный инженерно-саперный батальон спецработ: командир батальона майор Александр Михайлович Иващенко, заместитель командира майор Вячеслав Александрович Пудовкин, начальник штаба капитан Владимир Иванович Логинов, заместитель командира по политической части капитан Омар-Бек Байгагабулович Айтжанов, заместитель командира по материальному и техническому обеспечению подполковник Григорий Семенович Бондарь, врач-радиолог подполковник Василий Алексеевич Храпчук. Батальон, работая в самом эпицентре взрыва, имел в своем распоряжении 21 инженерную машину разграждения (ИМР). Причем две пары ИМР были с дистанционным управлением и усилены дополнительной защитой от радиационного воздействия, так называемой системой "Клин".

 

Главной проблемой было не переоблучиться. В батальоне составили жесткий график чередования работы экипажей ИМР на местности в зависимости от доз радиации на ней. Личный состав батальона погрузил и вывез с территории ЧАЭС радиоактивного грунта, продуктов взрыва в специальных контейнерах около 10 тыс. кубических метров, расчистил и спланировал территорию площадью 80 тыс. квадратных метров, производил взрывные работы.

 

Наиболее  загрязненными  в  радиационном  отношении  оказались  кровельные покрытия 3-го энергоблока. Именно здесь создавался тот радиационный фон, который не позволял приступить к работам внутри станции и начать мероприятия по захоронению 4-го блока. После неудачных попыток использовать для дезактивации кровельных покрытий отечественные и зарубежные роботы, Правительственная комиссия приняла трудное  решение привлечь для этих целей военнослужащих химических и инженерных войск Оперативной группы. Их рабочая смена длилась от 20 секунд до 1-2 минут.

 

Насколько физически и психологически это было трудно для солдата и офицера, говорит такой пример: после выполнения задачи по удалению радиоактивных продуктов выброса с крыши 3-го энергоблока ночью от стресса скончался офицер, призванный из запаса. К великому сожалению, фамилия его в моей памяти не сохранилась, ведь прошло 30 лет после тех событий.

 

В остальных зонах (3,2,1) инженерные части вели строительство дорог с твердым покрытием и улучшенных грунтовых дорог общей протяженностью: асфальтовых - 27, щебеночных - 28,3, грунтовых - 195 км. Проведена была реконструкция асфальтовых дорог (46,5 км). Перевезено и уложено щебня более 250 тыс. кубометров, асфальта более 100 тыс. тонн.

 

Кстати, об асфальте. В сутки прибывало с ним и разгружалось 90-120 вагонов. Причем происходило это в районе с довольно высоким уровнем радиации, поэтому и здесь предпринимались меры защиты, чтобы также не переоблучить личный состав, занятый на разгрузке и вывозе холодного асфальта.

 

Большим по объему и ответственным по назначению стало строительство водоохранных сооружений в бассейне реки Припять: было построено 131 гидротехническое сооружение общей протяженностью 30,7 км с общим объемом земляных работ 630 тыс. кубических метров. А выполнена эта задача была силами двух инженерно-дорожных полков и инженерно-позиционного батальона на 20 дней раньше срока. Государственная комиссия 50 сооружений (37 процентов) приняла с оценкой "отлично" и 81 сооружение (63 процента) с оценкой "хорошо".

 

В невероятно сложных условиях радиационной обстановки содержало понтонный мост длиной свыше 200 м и грузоподъемностью 60 т через р. Припять понтонное отделение 16-го понтонного мостового полка. По мосту постоянно следовали грузы со стройматериалами и оборудованием. На фарватере ленту моста приходилось разводить несколько раз в сутки для пропуска речных барж. Свыше 130 м моста лежало на мелководье на звеньях парка ПМП. Не рассчитанные на такие условия эксплуатации, на стыке с глубоководной частью реки они выходили из строя. Подполковник Е.А. Колбин постоянно контролировал ситуацию на мостовой переправе.

 

В двадцатых числах октября в условиях непогоды и сильного ветра произошел очередной разрыв ленты моста. Подполковник Е.А. Колбин, простуженный, руководил восстановительными работами до тех пор, пока по мосту не пошли грузы. А полковника с воспалением легких отправили в окружной военный госпиталь Киева. На замену Евгению Аркадьевичу из Донецкого Высшего военно-политического училища прибыл полковник В.И. Еремин.

 

Случай  с  Е.А. Колбиным не единичен. Начальник штаба инженерного отдела подполковник В.В. Братушенко, несмотря на прописанный врачами постельный режим, с высокой температурой, продолжал выполнять свои обязанности. Единственно, что он попросил, - разрешения поставить ему койку в инженерном отделе. Вот с такими удивительными людьми довелось работать, видеть их в экстремальных ситуациях, дружить с ними.

 

10 октября на Правительственной комиссии было принято решение в плане подготовки к зиме построить в Чернобыле котельную и проложить от нее теплотрассу в городской черте протяженностью 6,7 км, возложив выполнение этой задачи на Министерство обороны. В тот же день командующий ОГ вызвал меня и назначил ответственным за строительство. На мое недоуменное замечание, что это задача не инженерных войск, а военных строителей, ответил: "Выполняйте!". И уточнил срок готовности теплотрассы - 25 октября. Без проекта, в сжатые сроки, а самое главное без личного представления, что это такое - теплотрасса, невольно стал сомневаться в своих возможностях. И вот здесь хочется выразить слова искренней благодарности генерал-майору инженерных войск, доктору военных наук, профессору Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева Юрию Павловичу Дорофееву, который возглавлял в Чернобыле группу офицеров от начальника инженерных войск Министерства обороны. В свое время он преподавал нам в ВИА и у него я защищал кандидатскую диссертацию, то есть с ним были знакомы давно.

 

Я обратился к нему, и Юрий Павлович, фронтовик, человек с богатым жизненным опытом, не только дал совет, но и оказал большую практическую помощь. В инженерном отделе собрали из инженерных частей специалистов, кто был связан на гражданке со строительством теплотрасс. Создали рабочую группу. Правительственная комиссия дала "добро" на строительство теплотрассы по прямым направлениям через частный сектор домов от котельной до потребителей тепла. Через Госплан УССР, Минэнерго УССР, трест "Южатом-энергострой", Минжилкоммунхоз УССР согласно представленным заявкам на баржах, железнодорожным и автомобильным транспортом незамедлительно стали поступать железобетонные лотки, трубы и другое оборудование для теплотрассы. К 12-13 октября был готов рабочий проект.

 

Личный состав батальона 136-го инженерно-дорожного мостостроительного полка по направлениям трассы отрыл шурфы, чтобы можно было обойти электрические и телефонные кабели, канализационные и водопроводные трубы и другие подземные коммуникации. С 15 по 25 октября были отрыты траншеи глубиной 2-2,5 м, уложены лотки, трубы и другое оборудование и произведено испытание теплотрассы под давлением. Задание было выполнено в срок.

 

Необходимо отметить исключительно жесткий контроль, который осуществляла правительственная комиссия за ходом выполнения задач войсками, в том числе и инженерными. Референты заместителя Председателя Совета Министров СССР Станислав Павлович Ртищев, Анатолий Михайлович Митюшкин постоянно следили за ходом работ. Контроль и помощь - это был стиль работы всех руководящих звеньев: правительственной комиссии, командования ОГ, ее отделов и служб.

 

Во второй половине октября правительственная комиссия приняла решение о выводе некоторых частей из 30-километровой зоны, в том числе и двух инженерно-дорожных полков Прибалтийского военного округа. Погрузка в эшелоны со станции Вильча была назначена командующим ОГ на 20-25 октября в направлении Каунас, Таллин, Вильнюс и Советск. На дезактивацию техники полков было отведено три дня. И вот здесь мы столкнулись с проблемами. Первая - надо было срочно собрать личный состав, инженерную технику, приданную химическим войскам. Вторая проблема была более сложная - техника, несмотря на многократную дезактивацию, плохо отмывалась, была "грязной", и дозиметрический контроль не разрешал погрузку на железнодорожные платформы. Только использование горячей воды с дезактивирующим порошком позволило снизить радиоактивное загрязнение техники до безопасных санитарных норм. 25 октября последний эшелон покинул 30-километровую зону чернобыльской катастрофы.

 

Оставшиеся инженерные части и подразделения надо было готовить к действиям в зимних условиях. Большую работу по подготовке жилья для личного состава в полевых условиях проделало командование 136-го инженерно-дорожного мостостроительного полка: командир полка майор Василий Николаевич Калашников, заместитель командира капитан Николай Васильевич Завальнюк, начальник штаба майор Михаил Анатольевич Чаюк и командование 2383-го инженерно-позиционного батальона: командир батальона майор Александр Михайлович Загоруй, начальник штаба майор Виктор Валентинович Ермоленко, заместитель начальника батальона майор Владимир Сергеевич Степанов.

 

Когда с контролем подготовки войск к зиме в 30-километровую зону прибыл Главком Сухопутных войск СССР генерал армии В.И. Варенников, на совещании в ОГ он особенно отметил высокий уровень и культуру оборудования пунктов дислокации названных полка и батальона. Были изготовлены утепленные каркасы для медицинских палаток, оконные переплеты, элементы дверей, пола и потолка. Вместо печей-буржуек сложили узкие печи оригинальной конструкции, которые долго удерживали тепло и были практически безопасны в противопожарном отношении. Рядом с пунктами дислокаций частей и подразделений оборудовались вертолетные площадки. Большую работу в этот период проделал тыл ОГ, возглавляемый полковником Николаем Ивановичем Лещенко. Войска надо было обеспечить вещевым имуществом, углем, ГСМ, продовольствием. Уже 2 октября ему были поданы заявки на картофель - 54 тонны, овощи - 29 тонн. Служба КЭО, возглавляемая майором Владимиром Кирилловичем Долгуновым, обеспечивала войска углем и мебелью.

 

Определенный интерес вызывает выполнение такой не свойственной для инженерных войск задачи, как включение большого тепличного хозяйства города Припять в охранно-сигнализационную систему. Проектированием, строительством охранной сигнализационной системы вокруг Припяти весной 1986 г. занималось СУ-605, которое входило в структуру Минсредмаша СССР. Заместитель министра Минсредмаша Александр Николаевич Усанов с большим пониманием отнесся к нашей проблеме, так как ни технической документации, ни оборудования и средств выполнения этой задачи в нашем распоряжении не было. Заместитель министра познакомил меня с начальником СУ-605 Ильей Николаевичем Дудоровым и попросил того оказать мне всяческое содействие и помощь. От Су-605 были выделены специалисты полковники Михаил Михайлович Бурлаков и Эрих Александрович Кокин.

 

Для установки столбов с изоляторами, натяжения многорядной колючей проволоки общей протяженностью около 40 км, оборудования улучшенной дороги длиной свыше 4 км вдоль ограждения (для экстренного прибытия группы быстрого реагирования МВД) моим распоряжением выделялся батальон с техникой 136-го инженерно-дорожного мостостроительного полка под командованием капитана Гурова. Тесное взаимодействие со специалистами СУ-605 позволило в короткий срок выполнить эту весьма необычную задачу.

 

В то сложное время чувство локтя, взаимопомощь, взаимопонимание между различными ведомствами и организациями в ходе ликвидации аварии на ЧАЭС намного облегчали и ускоряли решение многих проблем. Командиры инженерных частей и подразделений (уже назывались), начальники инженерной службы секторов: 1-го - подполковник Валерий Николаевич Коновальцев, 2-го - майор Сергей Иванович Сварковский, 3-го - подполковник Михаил Иосифович Кривонцевич, Особой зоны подполковник Анатолий Алексеевич Васильев и их подчиненные, офицеры инженерного отдела ОГ сделали все возможное и невозможное, ценой собственного здоровья, для ликвидации последствий крупнейшей ядерной аварии XX в.

 

В последних числах октября к нам прибыла замена. К тому времени офицеры инженерного отдела "набрали" предельно допустимые дозы облучения, были измотаны постоянным недосыпанием, а многие чувствовали себя весьма неважно. В течение 30 и 31 октября передал должность начальника инженерного отдела 90-й ОГ полковнику Генриху Казимировичу Коженевскому, а 1 ноября 1986 г. убыл к прежнему месту службы в Донецк. Командировка закончилась. Мое пребывание в 30-километровой зоне чернобыльской катастрофы из 34 дней распределилось так: в особой зоне и 3-й зоне я работал 24 дня; во 2-й зоне -7 дней; в 1-й зоне - 3 дня.

 

Желаю всем, кто принимал участие в тех далеких событиях, кто вынес на своих плечах огромный груз забот и ответственности, оптимизма, здоровья и надежды, а обществу не забывать тех кто ценой собственного здоровья и жизни спасли его от страшных последствий ядерной катастрофы.

 

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ / INFORMATION ABOUT THE AUTHOR

Фрейман Владимир Александрович,

кандидат технических наук, 

доцент, полковник (в отставке),

Заслуженный работник

высшей школы Российской Федерации,

доцент кафедры тактики

и общевоенных дисциплин, 

Военный институт (инженерно-технический), Военная академия

материально-технического обеспечения 

имени генерала армии А. В. Хрулева, 

Министерство обороны Российской Федерации, 

Санкт-Петербург, Российская Федерация,

E-mail: vla9221@yandex.ru 

 

Vladimir A. Freyman,

Candidate of Technical Sciences

Associate Professor, Colonel (retired),

Honored Worker

Higher School of the Russian Federation,

assistant professor of tactics

and general military disciplines,

Military Institute (Engineering),

Khrulev Military Academy of Logistics,

Ministry of Defence Russian Federation,

St. Petersburg, Russian Federation,

E-mail: vla9221@yandex.ru 


Наука. Общество. Оборона. 25 апреля 2019 г.

Science. Society. Defense. April 25, 2019.

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN