СССР и победная точка во Второй мировой войне

Вернуть традицию всенародного празднования 3 сентября                                    как Дня Победы над милитаристской Японией

3 сентября - День Победы над милитаристской Японией - окончание Второй мировой войны (1945 год)

Весна и осень 1945 г. ознаменовались разгромом главных агрессоров во Второй мировой войне – нацистской Германии и милитаристской Японии. Особой гордостью для россиян является тот факт, что победные точки как в Европе, так и в Азии были поставлены Вооруженными Силами СССР.

 

9 августа 1945 г. Советский Союз вступил в войну против Японии. Дальневосточная кампания Вооруженных Сил СССР представляла собой новую, в значительной степени самостоятельную войну. В то же время эта война вызревала в течение всей Великой Отечественной войны, на сложный ход которой существенное влияние оказывал японский военный фактор;  политическая подготовка к вступлению СССР в войну против Японии началась в разгар Великой Отечественной войны, а непосредственная подготовка советских Вооруженных Сил к этому развернулась, когда Красная Армия еще только готовилась нанести решающий удар по фашистской Германии; лишь победа над Германией не давала полной гарантии безопасности Советского государства. Все вышесказанное и ряд других обстоятельств позволяет констатировать, что Советско-японская война, представляя собой (как и Великая Отечественная) самостоятельную часть Второй мировой войны, явилась вместе с тем логическим продолжением Великой Отечественной войны советского народа за свою независимость, безопасность и суверенитет.   

 

И все же главной особенностью войны на Дальнем Востоке было то, что она готовилась в основном во время, ставшее для советских людей, переживших тяжелую четырехлетнюю войну против гитлеровской Германии, мирным. Это накладывало отпечаток на весь комплекс вопросов, которые должны были решать в связи с новой войной все, кто её готовил, и все, кто участвовал в ней, от Верховного Главнокомандующего до солдата и матроса.

 

В ходе войны против Японии получили свое развитие как богатые традиции, столетиями складывавшиеся на Земле русской, так и те, что появились в советское время, в том числе в годы Великой Отечественной войны. Более того, традиции Отечественной войны впервые были использованы и развиты советскими воинами именно в войне на Дальнем Востоке. Здесь наглядно подтвердилась и такая традиция, как верность союзническому долгу – той движущей силе, что помогла союзникам по антифашистской коалиции не только выдержать испытание Второй мировой войной, но и победить 77 лет тому назад.

 

В Дальневосточной кампании особенно ярко проявился полководческий талант Маршала Советского Союза Александра Михайловича Василевского, сумевшего с минимальными потерями и в кратчайшие сроки спланировать осуществить в качестве Главнокомандующего Вооруженными Силами СССР на Дальнем Востоке грандиозную Маньчжурскую стратегическую наступательную операцию, освободить от японских захватчиков Северо-Восточный Китай и Северную Корею, а также вернуть России Южный Сахалин и Курильские острова.

 

Капитуляция нацистской Германии в мае 1945 г. ознаменовала окончание войны в Европе. Но на Дальнем Востоке и Тихом океане Япония продолжала борьбу против США, Великобритании и их союзников в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По оценкам союзников, война на Востоке могла затянуться еще на 1,5 - 2 года, и она унесла бы с собой жизни по крайней мере 1,5 млн солдат и офицеров их армий (что объясняло настойчивые призывы руководства США к СССР о его вступлении в эту войну), а также 10 млн жизней японцев [1]. Этим далеко не исчерпывалось число бед, которые несла бы война народом Азиатско-Тихоокеанского региона в случае ее продолжения. Военные действия велись вблизи дальневосточных границ СССР, где советское правительство на протяжении 1941 - 1945 гг. было вынуждено держать от 32 до 59 расчетных дивизий сухопутных войск, от 10 до 29 авиационных дивизий и до 6 дивизий и 4 бригад войск ПВО общей численностью свыше 1 млн человек [2]. Советский Союз не мог считать обеспеченной свою безопасность на Дальнем Востоке, пока там полыхал огонь войны и Япония продолжала проводить свою захватническую политику. В этой ситуации 5 апреля 1945 г. СССР заявил о денонсации пакта от 1941 г. о нейтралитете с Японией, то есть о намерении прекратить его действие в одностороннем порядке со всеми вытекавшими из этого последствиями. Однако японское правительство не посчиталось с этим серьезным предупреждением и до конца войны в Европе продолжало поддерживать Германию, а затем отвергло опубликованную 26 июля 1945 г. правительствами США, Великобритании и Китая и поддержанную впоследствии правительством СССР Потсдамскую декларацию, содержащую требование безоговорочной капитуляции Японии. 8 августа 1945 г. советское правительство объявило о выступлении на следующий день СССР в войну с Японией, а с наступлением этой даты с дальневосточных рубежей Советского Союза развернулись крупномасштабные военные операции советских и монгольских войск и сил.

 

Война против Японии явилась логическим продолжением политики Советского Союза, направленной на разгром агрессоров на Западе и Востоке, свидетельством верности СССР союзническому долгу. Политическая цель военной кампании Советского Союза на Дальнем Востоке сводилась к тому, чтобы как можно быстрее ликвидировать последний очаг Второй мировой войны, устранить постоянную угрозу нападения японских захватчиков на СССР, совместно с союзниками изгнать их из оккупированных Японией стран, содействовать восстановлению всеобщего мира. Вступление в войну с Японией полностью соответствовало союзническим обязательствам СССР, взятым на Ялтинской и подтвержденным на Потсдамской конференциях, проведенных в феврале и июле 1945 г., отвечало коренным интересам советских людей и угнетенных народов Азии. Скорейшее завершение войны избавляло человечество, в том числе (что немаловажно) и японский народ, от дальнейших многомиллионных жертв и страданий, способствовало развитию национально-освободительного движения в странах Азии.

 

Главной военно-стратегической целью советских Вооруженных сил в войне с Японией являлся разгром Квантунской группировки войск (не «Квантунской армии», как обычно говорят об этом формировании /армия – это 3 дивизии/, а миллионной группировки войск, включавшей три фронта, в каждом из которых было по 2-3 армии, и рад других объединений), освобождение от японских захватчиков Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) и Северной Кореи. Решение этой задачи должно было оказать решающее влияние на ускорение капитуляции Японии и обеспечить успех в разгроме японских войск на Южном Сахалине и Курильских островах. Замыслом Маньчжурской стратегической наступательной операции предусматривалось нанесение двух мощных встречных ударов по флангам Квантунской группировки войск с запада и востока и нескольких вспомогательных ударов по сходящимся в центре Маньчжурии направлениям, что обеспечивало глубокий охват основных сил японцев, рассечение их и быстрый разгром по частям. Операции по освобождению Южного Сахалина и Курильских островов, а также по предусматривавшийся союзными решениями оккупации японского острова Хоккайдо ставились в зависимость от выполнения этой главной задачи [3].

 

Для проведения Дальневосточной кампании советским командованием были привлечены три фронтовых объединения  –  Забайкальский фронт (командующий Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский),  1-й Дальневосточный  фронт  (командующий Маршал Советского Союза К.А. Мерецков) и 2-й Дальневосточный фронт (командующий генерал армии М.А. Пуркаев), Тихоокеанский фронт (командующий адмирал  И.С. Юмашев), Краснознаменная Амурская военная флотилия (командующий контр-адмирал Н.В. Антонов), три армии ПВО, а также части монгольской Народно-революционной армии (главнокомандующий маршал Х. Чойбалсан). Советские и монгольские войска и силы флота насчитывали на Дальнем Востоке более 1,7 млн человек, около 30 тыс. орудий и минометов (без зенитной артиллерии), 5,25 тыс. танков и самоходных артиллерийских установок, 5,2 тыс. самолетов, 93 боевых корабля основных классов. Общее руководство войсками осуществляло специально созданное Ставкой Верховного Главнокомандования Главное командование советских войск на Дальнем Востоке (главнокомандующий Маршал Советского Союза А.М. Василевский) [4].

 

В состав Квантунской группировки войск входили 1-й и 3-й фронты, 4-я отдельная и 2-я воздушная армии и Сунгарийская речная флотилия. 10 августа ей были оперативно подчинены 17-й (Корейский) фронт и 5-я воздушная армия, расположенная в Корее. Общая численность сосредоточенных у советских границ войск противника, превышала 1 млн человек. На их вооружении находились 1215 танков, 6640 орудий, 1907 самолетов. Свыше 30 боевых кораблей и катеров насчитывала Сунгарийская речная флотилия. Кроме того, на территории Маньчжурии и Кореи находилось значительное количество японских жандармских, полицейских, железнодорожных и иных формирований, а также войска Маньчжоу-го и князя Внутренней Монголии Дэвана (Тонлопа). На границе с СССР и МНР у японцев имелось 17 укрепленных районов общей протяженностью свыше 800 км, в которых насчитывалось около 4,5 тыс. долговременных огневых сооружений [5].

 

Японское командование рассчитывало, что «против превосходящих по силе и подготовке советских войск» войска Японии в Маньчжурии продержатся в течение года. На первом этапе (около трех месяцев) оно планировало оказать упорное сопротивление советско-монгольским войскам в приграничных укрепленных районах, а затем на горных хребтах, преграждающих пути с территории МНР, Забайкалья, Приамурья и Приморья в центральные районы Маньчжурии. В случае прорыва этого рубежа предусматривался отход японских войск на линию железной дороги Тумынь-Чанчунь-Далянь (Дальний), где предполагалось организовать оборону, а затем перейти в наступление с целью восстановить первоначальное положение. Поэтому главные силы японских войск были сосредоточены в центральных районах Маньчжурии и только 1/3 – в приграничной зоне [6].

 

С первых часов 9 августа ударные группировки советских фронтов атаковали японские войска с суши, воздуха и моря. По командным пунктам, штабам и узлам связи противника был нанесен мощный удар авиации. В результате этого удара, в котором участвовали сотни советских бомбардировщиков и штурмовиков, связь между штабами и формированиями японских войск в Маньчжурии в первые же часы войны была нарушена, и командование Квантунской группировки потеряло управление своими войсками, что облегчило советским войскам решение поставленных перед ними задач. Боевые действия развернулись на фронтах общей протяженностью более 5 тыс. км. 

 

Тихоокеанский флот вышел в открытое море, перерезал морские коммуникации, использовавшиеся войсками Квантунской группировки для связи с Японией, и силами авиации и торпедных катеров нанес мощные удары по японским военно-морским базам в Северной Корее. При содействии Краснознаменной Амурской флотилии и военно-воздушных сил советские войска успешно форсировали на широком фронте реки Амур и Уссури и, сломив в упорных боях ожесточенное сопротивление японцев в приграничных укрепленных районах, начали развивать успешное наступление в глубь Маньчжурии.

 

Особенно стремительно наступали бронетанковые и мотомеханизированные соединения Забайкальского фронта, в составе которого находились дивизии, прошедшие войну с фашистской Германией и кавалерийские соединения монгольской Народно-революционной армии. Мощные японские укрепленные линии, созданные по Амуру, Уссури и Большому Хинганскому хребту, были повсюду прорваны, а там, где японцы продолжали упорно сопротивляться, они были блокированы и обойдены. Стремительные действия всех родов советских наземных войск, авиации и кораблей Военно-Морского Флота сорвали японские планы применения бактериологического оружия [7]. 

 

Уже в первые шесть дней наступления советские и монгольские войска разгромили фанатично сопротивлявшегося противника в 16 укрепленных районах и продвинулись Забайкальским фронтом на 250-450 км, 1-м Дальневосточным фронтом – на 120-150 км и 2-м Дальневосточным фронтом – на 50-200 км [8].

 

12 августа соединения 6-й гвардейской танковой армии генерал-полковника А.Г. Кравченко преодолели «неприступный» Большой Хинган и вырвались на Маньчжурскую равнину, вклинившись глубоко в тыл Квантунской группировки войск и упредив выход ее основных сил к этому горному хребту. За первые 5 суток они прошли более 450 км и к исходу 12 августа устремились к ключевым центрам Маньчжурии – Чанчуню и Мукдену (Шэньяну).

Командование войск демонстрировало высокое военное искусство, а воины массовый героизм и самоотверженность, о чем свидетельствовали боевые донесения. Вот что говорилось в одном из них о действиях войск 53-й армии: «Точно в установленный срок части и соединения армии подошли к Большому Хингану и тут же по горным верблюжьим тропам, по совершенно неизвестной местности, где никогда не проходили войска, начали форсировать его, не имея при этом ни точных географических карт этого района, ни проводников... Путь пришлось прокладывать через горы и заболоченные узкие долины. Потребовались огромные усилия, люди по несколько суток работали без сна и отдыха на устройстве дорог, проходов, взрывали скалы, засыпали овраги, на себе тащили через горы, по болотам и пескам машины, пушки, повозки, на руках переносили боеприпасы» [9].

 

«Если бы мне раньше сказал кто-либо, – сообщал командир 1136-го стрелкового полка 338-й стрелковой дивизии  39-й армии  полковник Г.Г. Савокин, – что мой полк пройдет по горячим пескам, по горам и ущельям со скоростью марша до 65 км в сутки, с ограниченным запасом воды и с такой нагрузкой, я бы ни за что не поверил... Великий Суворов был мастером больших переходов, но он водил натренированных солдат, служивших 20-25 лет, а у меня в полку была молодежь 1927 г. рождения... Так идти, как мы идем, могут только люди, обладающие высоким моральным духом» [10].

 

Большую помощь советским войскам на приморском (северокорейском), сунгарийском и сахалянском операционных направлениях оказывали моряки Тихоокеанского флота и Краснознаменной Амурской военной флотилии.

 

На приморском направлении вели наступление войска 1-го Дальневосточного фронта. С моря их поддерживал Тихоокеанский флот, который в ходе Маньчжурской стратегической наступательной операции с помощью высаженных десантов овладел японскими базами и портами Юки, Расин, Сейсин, Одэчжин, Гёнзан в Корее и крепостью Порт-Артур, лишив противника возможности эвакуировать свои войска морем.

 

На сунагрийском и сахалянском направлениях действовали основные силы Краснознаменной Амурской флотилии в составе трех бригад речных кораблей. Флотилия поддерживала наступление 15-й и 2-й Краснознаменной армий 2-го Дальневосточного фронта. Она обеспечивала переправу войск через водные рубежи, оказывала артиллерийскую поддержку сухопутным войскам и высаживала тактические десанты. Командующий войсками фронта генерал армии М.А. Пуркаев дал высокую оценку действиям речников.

 

Наступление Красной Армии в Маньчжурии развивалось настолько стремительно, что противник оказался не в силах сдержать натиск советских войск. В течение десяти дней общевойсковые объединения Красной Армии при активной поддержке военно-воздушных и военно-морских сил смогли расчленить на части и фактически разгромить стратегическую группировку японских войск в Маньчжурии и Северной Корее. 

 

Успешно действовали войска Забайкальского фронта. Преодолев безводные степи, пустыню Гоби и горные хребты Большого Хингана, они 18-19 августа разгромили калганскую, солуньскую и хайларскую группировки противника и устремились в центральные районы Северо-Восточного Китая. 20 августа главные силы 6-й гвардейской танковой армии вступили в Мукден и Чанчунь и стали продвигаться на юг к городам Далянь (Дальний) и Люйшунь (Порт-Артур). Конно-механизированная   группа   советско-монгольских  войск  (командующий  генерал-лейтенант И.А. Плиев), выйдя 18 августа к Чжанцзякоу (Калгану) и Чэндэ, отрезала японскую группировку в Маньчжурии от Экспедиционных сил Японии в Китае.

 

Войска 1-го Дальневосточного фронта, наступавшие навстречу Забайкальскому фронту, отразив в районе Муданьцзяна сильные контрудары противника, вошли 20 августа в Гирин и совместно с соединениями 2-го Дальневосточного фронта – в Харбин. 25-я армия во взаимодействии с высаженными морскими десантами Тихоокеанского флота освободила порты, а затем и всю территорию Северной Кореи, отрезав японские войска от метрополии. 

 

2-й Дальневосточный фронт, успешно форсировав во взаимодействии с Амурской флотилией Амур и Уссури, прорвал долговременную оборону ожесточенно сопротивлявшегося противника в районах Хэйхэ, Фуцзиня, преодолел горный хребет Малый Хинган и 20 августа совместно с войсками 1-го Дальневосточного фронта овладел Харбином.

 

Таким образом, к 20 августа советские войска продвинулись в глубь Маньчжурии, вышли на Маньчжурскую равнину, расчленили японские войска на ряд изолированных группировок и завершили их окружение. С 19 августа войска противника почти повсеместно стали сдаваться в плен [11]. Чтобы не дать противнику возможности эвакуироваться или уничтожить материальные ценности, в период с 18 до 27 августа были высажены воздушные десанты в Харбине, Шэньяне, Чанчуне, Гирине, Люйшуне, Даляне, Пхеньяне, Хамхыне и других городах Китая и Кореи [12]. С этой целью действовали также армейские подвижные передовые отряды, успешно выполнившие свои задачи. Стремительное наступление советских и монгольских войск поставило Японию в безвыходное положение, расчеты ее командования на упорную оборону и последующее контрнаступление с решительными целями были сорваны. Миллионная Квантунская группировка войск была разгромлена.

 

Крупный успех советских войск в Маньчжурии, достигнутый в первые дни войны, позволил советскому командованию 11 августа начать наступление на Южном Сахалине. Проведение операции было возложено на войска 56-го стрелкового корпуса 16-й армии 2-го Дальневосточного фронта и Северную Тихоокеанскую флотилию. Южный Сахалин обороняла входившая в состав 5-го фронта со штабом на о. Хоккайдо усиленная 88-я японская пехотная дивизия, опиравшаяся на Котонский укрепленный район протяженностью 12 км по фронту и до 30 км в глубину. Боевые действия на Сахалине начались прорывом этого мощного укрепленного района. Советским войскам пришлось действовать в сложных условиях лесисто-болотистой местности. Наступление велось вдоль единственной грунтовой дороги, связывавшей Северный Сахалин с Южным и проходившей между труднодоступными отрогами гор и заболоченной долиной реки Поронай. 16 августа в тылу противника в порт Торо (Шахтерск) был высажен морской десант.

 

Десантники перекрыли дороги, ведущие к укрепленному району вдоль западного побережья Сахалина. Встречными ударами советских войск с фронта и тыла 18 августа оборона противника была прорвана. Советские войска развернули стремительное наступление к южному побережью  острова.  20 августа был высажен морской десант в порт Маока (Холмск), а утром 25 августа – в порт Отомари (Корсаков). В тот же день советские войска вступили в административный центр Южного Сахалина город Тойохара (Южно-Сахалинск), где располагался штаб 88-й пехотной дивизии. Организованное сопротивление насчитывавшего около 30 тыс. солдат и офицеров гарнизона японцев на Южном Сахалине прекратилось [13].

 

Успешный ход военных действий в Манчжурии, Корее и на Южном Сахалине позволил советским войскам 18 августа приступить к проведению операции по освобождению Курильских островов и одновременно готовить крупную десантную операцию на Хоккайдо, необходимость в которой вскоре отпала. Для осуществления Курильской десантной операции привлекались войска Камчатского оборонительного района и корабли Тихоокеанского флота. 

 

На Курильских островах 5-й японский фронт имел свыше 50 тыс. солдат и офицеров. Из всех островов Курильской гряды самым укрепленным в противодесантном отношении был остров Шумшу – ближайший к Камчатке. Замыслом советского командования предполагалось внезапно высадить морской десант в северо-восточной части острова Шумшу, овладение которым нарушало всю систему обороны северных островов Курильской гряды, и, используя его в качестве плацдарма, в последующем наступать на Парамушир, Онекотан и другие острова Северных Курил.

 

18 августа началась высадка войск на остров Шумшу, бои за который приняли ожесточенный характер. Преодолевая упорное сопротивление противника, советские войска 23 августа завершили освобождение острова. К началу сентября войска Камчатского оборонительного района и Петропавловской военно-морской базы заняли всю северную гряду островов, включая остров Уруп, а силы Северной Тихоокеанской флотилии – остальные острова к югу от Урупа [14].

 

Сокрушительный удар по японской Квантунской группировке войск на Дальнем Востоке явился одним из определяющих факторов разгрома Японии. Он привел к самому крупному во Второй мировой войне поражению японских вооруженных сил и к наиболее тяжелым для них потерям. Последние превысили 720 тыс. солдат и офицеров, в том числе 84 тыс. убитыми и ранеными, более 640 тыс. пленными [15]. Япония, лишившись крупнейшей военно-промышленной базы на Азиатском субматерике и наиболее сильной группировки сухопутных войск, оказалась не в состоянии продолжать вооруженную борьбу. Это намного сократило сроки окончания Второй мировой войны. Разгром советскими Вооруженными Силами японских войск в Маньчжурии и Корее, а также на Южном Сахалине и Курильских островах лишил Японию всех плацдармов и баз, которые она в течение многих лет создавала, готовясь к агрессии против СССР. Безопасность Советского Союза на Дальнем Востоке была обеспечена.

 

Победа над Японией открыла новую страницу в истории народов Азии. Создались благоприятные условия для борьбы демократических сил и подъема антиколониального, национально-освободительного движения. Разгром Квантунской группировки войск дал возможность китайскому народу добиться победы в антияпонской войне и воссоединить с основной частью своей страны северо-восточную часть Китая с 40-миллионным населением. Поражение Японии привело к освобождению корейского народа от почти полувекового японского колониального гнета, послужило прологом к рождению Демократической Республики Вьетнам. Окончание войны имело большое значение и для японского народа. Оно принесло ему избавление от милитаристской диктатуры, многомиллионных жертв и других неисчислимых бедствий войны.

 

Победа далась нелегко: Вооруженные силы СССР потеряли в войне с Японией убитыми, ранеными и пропавшими без вести 36 456 человек, в том числе 12 031 – погибшими [16].      

 

Советско-японская война длилась менее четырех недель, но по своему размаху, мастерству проведения операций и результатам она относится к выдающимся кампаниям Второй мировой войны. Достигнутая за короткий срок крупная победа явилась ярким свидетельством могущества Вооруженных Сил СССР, новым проявлением высокого военного искусства. За ратные подвиги в войне против Японии 308 тыс. генералов, адмиралов, офицеров, сержантов, старшин, солдат и матросов были награждены орденами и медалями, звания Героя Советского Союза были удостоены 93 воина, а 6 человек были удостоены этого высокого звания во второй раз. Есть подвиги, которые не померкнут в веках. Это подвиги тех, кто сознательно, по велению сердца во имя Родины идет на смерть, чтобы спасти жизни других. Таким в веках останется подвиг Александра Матросова, бросившегося на амбразуру немецкого дзота, чтобы заставить его замолкнуть н тем самым дать возможность выиграть сражение тем, кто шел за ним. Одиннадцать воинов сухопутных войск, пограничников, моряков-тихоокеанцев и амурцев повторили этот подвиг в боях с японскими милитаристами в августе 1945 года.

 

Более 300 соединений и частей Армии и Флота получили боевые награды, 25 из них стали гвардейскими. Почетные наименования Хинганских, Амурских, Уссурийских, Харбинских, Мукденских, Порт-Артурских, Сахалинских, Курильских и других были присвоены более 200 соединениям и частям. Все это – убедительное свидетельство массового героизма советских воинов.

 

В войне против Японии вновь проявились лучшие традиции российского воинства – глубокая любовь к Родине, готовность отдать жизнь за ее интересы, интернационализм советского солдата, его готовность прийти на помощь другим народам, верность союзническому долгу. Как на исконно русской (Сахалин, Курилы), так и на сопредельных территориях (Китай и Корея) советские воины проявляли чудеса героизма во имя скорейшего окончания мировой войны, спасения от гибели миллионов солдат н населения воевавших сторон, восстановления исторической справедливости в отношениях с Японией, не жалея при этом ни своей крови, ни самой жизни.

 

Послевоенным и ныне сохраняющем юридическую силу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1945 г. день 3 сентября объявлен праздничным нерабочим «Днем Победы над Японией». В последующем в 1947 г. было принято решение лишь возвратить этому дню статус рабочего, что не мешало ежегодно торжественно отмечать годовщины разгрома милитаристской Японии и окончания Второй мировой войны. Однако, по трудно объяснимым причинам этот праздник прекратил отмечаться на государственном уровне в так называемые перестроечные годы и не включен в ныне действующий перечень важнейших дат Отечества. 

 

Остается только надеяться, что в условиях, когда современная Япония вопреки действующей Конституции страны возродила полноценные вооруженные силы (по различным оценкам она по совокупной военной мощи занимает 4–5-е место в мире и имеет военный бюджет, превышающий по размерам военные бюджеты ядерных Англии и Франции), является военным союзником отнюдь не дружественным России Соединенным Штатам, а также законодательно закрепила абсолютно неправомерные претензии к нашей стране по «северным территориям», возвращение к традиции празднования в России 3 сентября как Дня Победы над Японией станет не только отражением глубокого уважения к памяти тех, кто ценой своих жизней принес миру эту Победу, но и определенным предостережением нынешней Японии, чья военщина принесла в годы прошлой мировой войны гибель, горе и страдания  десяткам миллионов жителей огромного Азиатско-Тихоокеанского региона.   

 

ПРИМЕЧАНИЯ

      

  1. Relations with China. Reference to the Period 1944-1945. Wash., 1949. P. VIII; Stimson H., Bundy M. On Active Service in Peace and War. N. Y., 1948. P. 619; Churchill W. The Second World War. Vol. 6. Triumph and Tragedy. N. Y., 1974. P. 536-537, 545; Command Decisions / Ed. with Introductory Essay by K. Greenfield. Wash., 1987. P. 501, 504.
  2. Военная история Отечества с древних времен до наших дней. В 3-х т. Т. 2. М., 1995. С. 394.
  3. Борисов О.Б., Бутурлинов В.Ф., Носков А.М., Щебеньков Ю.М. Победа на Востоке. К 40-летию разгрома милитаристской Японии. М., 1985. С. 22; Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. Политический портрет И.В. Сталина. В 2-х кн. Кн. 2. М., 1989. С. 18.
  4. История Второй мировой войны 1939-1945. В 12 т. Т. 11. М., 1980. С. 193, 196-197.
  5. Дайтоа  сэнсо  кокан  сэн  си (Официальная история войны в великой Восточной Азии). В 110 томах. Токио, 1960- 80-е годы. Т. 73. Токио, 1974. С. 383-384, 393. 
  6. Там же. С. 383-397; Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. В 2-х кн. Кн. 1. М., 1975. С. 403.
  7. См. об этом: Милитаристы на скамье подсудимых. По материалам Токийского и Хабаровского процессов. М., 1985. С. 161-239.
  8. История Второй мировой войны 1939-1945. Т. 11. С. 237.
  9. Победа на Дальнем Востоке: Историко-мемуарные и документально-художественные повествования о разгроме империалистической Японии в августе 1945 года. Хабаровск, 1985. С. 507. 
  10. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО). Ф. 394. Оп. 9072. Д. 399. Л. 79.
  11. Разгром японского милитаризма во Второй мировой войне. М., 1986. С. 106-116.
  12. Военная история Отечества с древних времен до наших дней. Т. 2. С. 408.
  13. Там же; Великая Отечественная война: Энциклопедия. М., 1985. С. 822; ЦАМО. Ф. 66. Оп. 178499. Д. 9. Л. 32; Д. 3. Л. 617-618.
  14. Борисов О.Б.,  Бутурлинов В.Ф.,  Носков А.М.,  Щебеньков Ю.М.  Победа  на  Востоке. С. 47; ЦАМО. Ф. 66. Оп. 178499. Д. 9. Л. 39.
  15. Бутурлинов В.Ф., Вартанов В.Н., Зимонин В.П. и др. Вторая мировая война в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Военно-политический очерк. М., 1989. С. 243; Военно-исторический журнал. 1991. № 5. С. 69.
  16. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование. М., 1993.  С. 223. 

В. Зимонин, член-корреспондент РАРАН, 

В. Изонов, действительный член РАРАН

3 сентября 2022 г.

Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN