Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 3


УДК: 94:355.4/341.3:393

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10252

Поступила в редакцию: 24.05.2020 г.

Опубликована: 22.07.2020 г.

Submitted: May 24, 2020

Published online: July 22, 2020 


Для цитирования: Обернихин Е. А. Увековечение памяти погибших в годы Второй мировой войны красноармейцев: терминологические аспекты проблемы. Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(3):28-28. DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10252.

For citation:  Obernikhin E. A. The perpetuation of the memory of the Red Army’s soldiers killed in the years of World War II: terminological aspects of the problem. Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(3):28-28. (In Russ.) DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10252.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Оригинальная статья

Увековечение памяти

погибших в годы Второй мировой войны красноармейцев: терминологические аспекты проблемы

Е. А. Обернихин 1

Московское высшее общевойсковое командное училище,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: http://orcid.org/0000-0003-3692-3651, e-mail: obernikhin2013@yandex.ru

Аннотация:

Введение. Исследование процесса создания, обустройства и сохранения советских (российских) воинских захоронений в европейских странах периода Второй мировой войны выявило ряд проблем терминологического характера. Изменение отношения к российским военно-мемориальным объектам в некоторых государствах Европы требует обновления понятийного аппарата о местах упокоения воинов Красной армии.

Результаты. Представлены результаты научного поиска информации из различных источников о создании и сохранении некоторых советских (российских) воинских захоронений за рубежом. Составленная в 1997 г. классификация воинских захоронений не учитывает ряд злободневных граней процесса увековечивания памяти о погибших советских освободителях Европы от национал-социализма. Учитывая имевшие место факты уничтожения или утраты праха погибших, оборудования совместных воинских захоронений погибших союзных армий, прецедент уничтожения и участившиеся случаи осквернения воинских захоронений автор предлагает дополнить существующую классификацию воинских захоронений. 

Заключение. Автор предлагает изменить и дополнить определения к некоторым терминам, а также использовать в исторической науке некоторые новые термины и их дефиниции по проблематике военной некрополистики.

 

Ключевые слова: 

 увековечение памяти, классификация воинских захоронений,

советские воинские захоронения в Европе, военная некрополистика

ВВЕДЕНИЕ

 

Сохранение за рубежами России ее военно-мемориального наследия является неотъемлемой частью государственной политики. На территории стран Центрально-Восточной Европы в годы Второй мировой войны погибли, уничтожая нацизм, миллионы наших соотечественников –солдат и офицеров Красной армии. Их одиночные и братские могилы на военных мемориалах, военных захоронениях и гражданских кладбищах являются зримым подтверждением того, какой дорогой ценой была достигнута победа над германским вермахтом и его союзниками. 

 

Процесс увековечения памяти о воинах Красной армии, погибших в годы минувшей войны не прерывается и в начале XXI столетия. География поисковых мероприятий продолжает ежегодно расширяться. В эту деятельность вовлекается все больше представителей современной российской молодежи, ученых-историков, поисковых и ветеранских организаций. При этом усилия научного сообщества и поисковых структур выявляют неразвитость терминологического аппарата в данной сфере. 

 

Это не удивительно, поскольку в научном сообществе уже не первый десяток лет используются понятия, раскрывающие классификацию воинских захоронений (1), и которые рекомендованы Министерством обороны Российской Федерации для использования специалистами, занимающимися поисковой работой и проблемами воинских захоронений [6]. В работах советских, российских и зарубежных исследователей, посвященных освободительной миссии Красной армии в годы Второй мировой войны в странах Европы, рассматривался широкий спектр вопросов, связанных с увековечением памяти о погибших советских воинах. Среди отечественных источниковедческих исследований последних лет следует выделить работу участника поискового движения в России и в странах Европы С.И. Садовникова. В его труде [9] рассматривается широкий спектр вопросов, связанных не только с типологией источников получения информации о погибших воинах, но и указаны обширные библиографические источники. В монографии В.А. Рубина проведено комплексное исследование теоретико-методологических и исторических основ сохранения российского (советского) военно-мемориального наследия, представлена эволюция ряда понятий и определений военно-мемориального наследия в разные эпохи отечественной истории [8]. Мемориальная тема рассматривалась в исследованиях многих советских и российских искусствоведов и архитекторов, таких как С.Г. Змеул, И.А. Азизян, К.В. Смирновой, Т.Г. Малининой и других.

 

Среди зарубежных исследователей современности необходимо выделить труд Х. Кёпштайн [7], который посвящен истории создания в Берлине трех крупных советских военных мемориалов – в Тиргартене, в Трептов-парке и в Шенхольцер Хайде (роще в Шенхольце). Тем не менее, несмотря на значимость перечисленных исследований в вопросах сохранения советского (российского) военно-мемориального наследия, терминология к ним нуждается в определенных дополнениях. 

 

УТОЧНЕНИЕ СУЩЕСТВУЮЩЕЙ ТЕРМИНОЛОГИИ

 

Многие проблемы, выявленные автором при изучении архивных источников и факторов создания, благоустройства и сохранения советских (российских) военных мемориалов и воинских захоронений за рубежом, не находили на первых порах своего решения. Обращение к советским и современным российским энциклопедическим изданиям для поиска ответов на выявленные проблемные вопросы и глубокого изучения понятийного аппарата не принесло желаемых результатов. На страницах справочных и энциклопедических изданий посвященных процессу увековечивания памяти погибших в годы Второй мировой войны красноармейцев терминология практически отсутствует [1-5, 10, 12].

 

Вместе с тем анализ различных архивных источников выявил необходимость внесения изменений и дополнений в определения к существующим специализированным терминам, указанным в Руководстве по поисковым и эксгумационным работам (1997 г.). Так, к мемориальным захоронениям относятся не только мемориалы и могилы, создаваемые для увековечения памяти героически погибших военнослужащих, но и для увековечения памяти гражданского населения и военнопленных, являющихся жертвами войны. В 80 км от Варшавы у деревни Треблинка на площади 13 га был расположен немецкий концентрационный лагерь для содержания  и  последующего  уничтожения  поляков  и  евреев.  Для  лагеря было построено 13 газовых камер, в которых «в напряженный период ежедневно уничтожалось до 5000 человек. Общая цифра умерщвленных составляет более 800 тыс. человек (2).» Сейчас на территории концентрационного лагеря сооружен памятник-мавзолей и символическое мемориальное кладбище. Поэтому понятие к термину «мемориальные захоронения» необходимо корректировать. В новой редакции под вышеуказанным термином следует понимать – мемориалы и могилы, создаваемые для увековечения памяти героически погибших военнослужащих в местах их массовой гибели, ожесточенных сражений или большой исторической значимости, жертв войн и вооруженных конфликтов.

 

Термины «благоустройство воинского захоронения», «реконструкция воинского захоронения» и «реставрация воинского захоронения» в энциклопедических изданиях отсутствуют. Архивные источники содержат размытые формулировки при пояснении каждого вида работ на воинских захоронениях и изобилуют перечислением содержания различных мероприятий. Поэтому целесообразно сформулировать определения к этим терминам. Автором предлагается считать, что «благоустройство воинского захоронения» – это проведение работ по приведению места захоронения в порядок, отвечающее требованиям, предъявляемым к объектам такого рода. В частности, установка ограждений, памятных знаков, надгробий, памятников или иных мемориальных сооружений или их ремонт, подготовка прилегающей территории, уход за зелеными насаждениями. «Реконструкция воинского захоронения» – это комплекс мероприятий, связанный с изменением первоначального вида мемориальных сооружений, проводимый в том числе с использованием технических средств. 

 

Согласно документации советского внешнеполитического ведомства в ГДР в середине 80-х гг. ХХ в. работы по реставрации воинских захоронений не требовали больших финансовых затрат и заключались, в основном, в восстановлении общего памятника на воинском захоронении и внешнего вида памятников на братских и индивидуальных могилах (3). Под «реставрацией воинского захоронения», как наиболее затратного и сложного вида работ, автор понимает научно-производственный комплекс мероприятий, обеспечивающих восстановление утраченного архитектурного и исторического облика мемориальных сооружений.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ТЕРМИНЫ

 

Изучая порядок создания захоронений полевыми медицинскими учреждениями, автор пришел к выводу, что их целесообразно не объединять с плановыми воинскими захоронениями или с санитарными захоронениями, а выделить в отдельный вид. Захоронения, выполненные полевыми медицинскими учреждениями, проводились на территориях рядом с временным расположением медучреждений с соблюдением порядка погребения воинов, умерших от болезней или от тяжести полученных ранений. Медицинские учреждения вели по установленным формам учет и отчетность безвозвратных потерь; направляли извещения в РВК по месту жительства родственников; отвечали на запросы по розыску военнослужащих; отправляли родственникам сохранившиеся личные вещи умерших (денежные средства, ордена, медали и другие ценности) (4). Хоронили умерших обычно в одиночных могилах. Госпиталя не имели специальных команд для погребения военнослужащих. Захоронение тел воинов, как правило, выполняли 1–2 «ездовых» и 1–2 красноармейца-носильщика из числа выздоравливающих (5). Условия погребения умерших воинов отличались от захоронений, создаваемых на передовых позициях войск, позволяли выполнить в полном объеме все необходимые мероприятия и обеспечить учет и сохранение имен павших красноармейцев. Поэтому целесообразно предложить к введению термин «захоронения полевых медицинских учреждений» под которым понимаются места погребений воинов, умерших от тяжести полученных ранений или от болезней, произведенные на территории рядом с местом временного расположения медучреждения.

 

Во многих европейских странах происходит трансформация процесса сохранения памяти об исторической миссии Красной армии в Европе. Ныне вандализм по отношению к памятникам и местам  захоронений красноармейцев не вызывает у европейских народов волны возмущения. С уходом живых свидетелей войны и ростом русофобии в мире отношение к событиям военного времени и местам упокоения советских воинов также меняется. В некоторых европейских государствах процесс эксгумации праха погибших воинов производился с грубейшими нарушениями существующих норм и правил. Так, в 1953 г. партийное руководство Польской Народной Республики приняло решение о переносе праха советских воинов с территории бывшего футбольного поля г. Костшин-на-Одре (6) на другие воинские кладбища. В Акте об эксгумации от 28 сентября 1953 г. указывалось, что «с кладбища на ул. Спортовой из 238 индивидуальных захоронений и 49 братских могил были перезахоронены 1 тысяча 96 тел советских воинов на воинские кладбища в Цибинке и Гожуве Великопольском <…> Таким образом, кладбище перестало существовать и с него был снят статус «воинского захоронения» [13]. Тем не менее, при проведении работ с 4 по 6 октября 2012 г. сотрудники музея «Крепость Костшин» обнаружили на этом месте останки советских солдат. Как оказалось, польской стороной «в 1953 году были перезахоронены 1 тысяча 96 черепов, а все остальное осталось лежать на улице Спортовой» (7). Руководитель представительства Минобороны России по организации и ведению военно-мемориальной работы в Польше В.А. Половинкин так прокомментировал эту ситуацию: «Мы на сто процентов уверены, что 60 лет назад там не была проведена нормальная эксгумация <…> Это было массовое осквернение могил» (8).

 

Автор полагает, что действия лиц, проводивших в 1953 г. эксгумацию и перезахоронение останков советских воинов, являются фактом нарушения норм международного гуманитарного права. Это дает основание считать воинское кладбище на ул. Спортовой оскверненным и соответственно ввести термин «оскверненное военное захоронение» (9) – это место захоронения военнослужащих, погибших в результате войн, вооруженных конфликтов, в плену или в результате их последствий, включая индивидуальные и братские могилы, кладбище или участок кладбища, памятники и мемориал, в отношении которого совершены акты вандализма и/или надругательства над телами (останками) погребенных воинов.

 

Нередко случаи полного уничтожения или утраты тел погибших военнослужащих приводили к установке на месте или в районе гибели кенотафа и(или) обустройства символического захоронения (10). Поэтому существующая классификация может быть дополнена термином «условное военное захоронение» – место памяти и скорби о военнослужащих, погибших в результате войн, вооруженных конфликтов, в плену или в результате их последствий, на котором установлен памятник (памятный знак) и отсутствуют останки погибших. Например, погребение командира отделения 69-й механизированной бригады Героя Советского Союза старшего сержанта Константина Кирилловича Финакова не производилось, «так как от прямого попадания и разрыва тяжелого снаряда от Финакова ничего не осталось (было найдено только несколько кусков одежды) (11)». 

 

В Европе в индивидуальных и братских могилах лежат плечом к плечу братья по оружию, союзники в борьбе с немецким фашизмом. Таких кладбищ немного. Так, в г. Ольштын на улице Шарых Шерегув (Польша) на кладбище, созданном в 1945 г., покоятся останки советских и польских воинов, французских летчиков. Общее число захороненных воинов – 5222, из них советских воинов – 4262, польских воинов – 290 и французских воинов – 670 (12). Учитывая правовой аспект вопроса, целесообразно ввести такой термин как «захоронение союзнических армий» – место захоронения воинов Красной армии и армий союзников Советского Союза, погибших в ходе Второй мировой войны, а также индивидуальные и братские могилы, кладбища или участки кладбищ, памятники и мемориалы, установленные на этих местах.

 

Применительно к полностью уничтоженному воинскому захоронению целесообразно ввести термин «уничтоженное военное захоронение» – разрушение надгробных сооружений или памятников, установленных на индивидуальных или братских могилах, а также мест захоронений  военнослужащих,  которые  погибли в результате войн, вооруженных конфликтов, в  плену  или  в  результате  их  последствий.  Примером  такого  рода  является  уничтоженный 8 сентября 2017 г. по решению официальных польских властей Мавзолей в г. Тшчанка (13).

 

Это воинское захоронение было создано под руководством военного коменданта города путем укрупнения хаотично расположенных отдельных безымянных могил, а также сбора тел погибших, которые «не были похоронены и находились в подбитых или сгоревших танках» [14]. Биографические данные погибших за освобождение этого населенного пункта танкистов сохранились, и были нанесены на мемориальные доски воинского захоронения. Особенностью оформления захоронения был мавзолей, который представлял собой «архитектурную композицию из двенадцати круглых бетонных колонн, расположенных на ступенчатом гранитном постаменте, на которых установлена трехгранная крыша (14)». Строительство мавзолея было начато до окончания войны – 26 апреля 1945 г., по инициативе и проекту военного коменданта города майора Б.К. Рубцова и завершилось 15 августа того же года. Под его сводами похоронены останки 56 советских воинов, из которых известны персональные данные 17 погибших. 

 

В качестве памятника рядом с мавзолеем использовали танк Т-34, подбитый на этой же площади 27 января 1945 г. во время боя за овладение городом. Танк установили на постамент и залили внутренне пространство боевой машины цементом по верхний обрез башенных люков. На корпусе танка сохранили его прежние знаки и наименование «Советская Львовщина». Под гусеницы боевой машины бросили элементы нацистской свастики, взятые с одного разрушенного немецкого городского памятника (15). В соответствии с проектом, площадь, на которой был сооружен мавзолей, благоустроили, – разбили дорожки, посадили около 8 тыс. различных деревьев и кустарников, расположили садово-парковую мебель и клумбы для цветов, сделали песочницу для детей, разбили фонтан. 

 

Представители органов военного управления за рубежом старались придать многим советским памятным местам особое значение, выходящее за рамки просто воинского кладбища. Нередко рядом с местом захоронения погибших защитников Отечества размещали парк или сквер –места отдыха для тех, за кого погиб воин, что вполне соответствовало духу советских воинских традиций. Ведь по свидетельству наших соотечественников, «войны, которые вели МЫ (орфография сохранена – прим. авт.), были в основном войнами на жизнь или на смерть» [11]. Подобные решения также подтверждали тот факт, что гибель воина во имя победы над врагом или его самопожертвование в войне не были напрасными. 

 

Мавзолей на братской могиле советских воинов просуществовал 72 года и был снесен (16) по распоряжению польских властей, несмотря на возмущение российских официальных ведомств – Министерства обороны и Министерства иностранных дел, писем родственников местным властям. 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Предложенная автором терминология является полем для дискуссии специалистов, занимающихся вопросами военной некрополистики и увековечения памяти о воинах Красной армии, погибших в годы Второй мировой войны. Таким образом, учитывая правовые и фактологические аспекты проблем сохранения советских воинских захоронений, автор полагает необходимым:

  • изменить и дополнить определения к некоторым терминам, таким как: благоустройство воинского захоронения; мемориальные захоронения; реконструкция воинского захоронения; реставрация воинского захоронения;
  • дополнить существующую терминологию такими терминами как захоронения полевых медицинских учреждений, оскверненное военное захоронение, уничтоженное военное захоронение, условное военное захоронение и захоронения союзнических армий; 
  • включить предлагаемые автором термины в специализированные справочные и энциклопедические издания. 

Примечания

  1. В научной литературе термины «военные захоронения» и «воинские захоронения» используются как синонимы.
  2. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 274. Оп. 317798. Д. 1. Л. 65.
  3. Архив внешней политики Российской Федерации. Ф. 742. Оп. 30. П. 128. Д. 35. Л. 50.
  4. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 274. Оп. 366239. Д. 7. Л. 9, 14, 32–33.
  5. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 233. Оп. 2374. Д. 267. Л. 559.
  6. Жуков Н. Перезахоронение по-польски. – Литовский курьер, 25.10.2012.
  7. Прах русских солдат, погибших за свободу Польши, безнаказанно осквернили. Gudok.ru, 12.10.2012. 
  8. г. Кюстрин (нем.)
  9. При его раскрытии автор взял за основу указанный в п. «а» ст. 1 вступившего в силу 11.08.1999 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Чешской Республики о взаимном содержании военных захоронений термин «военные захоронения».
  10. Центральный    архив    Министерства    обороны    Российской    Федерации.   Ф. 7658. Оп. 103744. Д. 4. Л. 1–100; Ф. 7658. Оп. 70120. Д. 14. Л. 1–50.
  11. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 233. Оп. 4477. Д. 3. Л. 64–65.
  12. Победа 1945 [электронный ресурс].
  13. г. Шенланке (нем.)
  14. Российский обобщенный банк данных «ОБД-Мемориал» [электронный ресурс].
  15. Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 274. Оп. 317752. Д. 5. Л. 145–146.
  16. Бовдунов А. «Абсолютная дикость»: как политика Польши по пересмотру истории развязывает руки вандалам. – «Russian.RT.com», 21.9.2017.

Список литературы

  1. Большая Советская Энциклопедия : в 30 т. / гл. ред. А.М. Прохоров. 3-е изд. М., Советская Энциклопедия, 1972. 
  2. Военный энциклопедический словарь. М.: ИД ОНИКС 21 век, 2002. 1431 с. 
  3. Великая Отечественная война 1941–1945 годов : в 12 т. / М-во обороны Российской Федерации ; главная ред. комис. : А.Э. Сердюков (пред) [и др.] Москва : Кучково поле, 2011–2014. 
  4. Великая Отечественная война: энциклопедия / под общ. ред. В.В. Герасимова. Курск, 2015. 767 с.
  5. Згурский Г. В. Словарь исторических терминов / под ред. Н.С. Смоленского. М.: Эксмо, 2008. 464 с.
  6. Руководство по поисковым и эксгумационным работам / В.Е. Мартынов и другие. –Ассоциация «Военные Мемориалы». М.: ТОО «Люкс-арт», 1997. 80 с.
  7. Кёпштайн Х. Советские памятники в Берлине. М.: СВР – Медиа, 2010. 288 с.
  8. Рубин В.А. Военно-мемориальное наследие как феномен российской культуры: теоретические и исторические аспекты: монография. Челябинск: ЧГИК, 2019. 351 с.
  9. Садовников С. И. Война участвует во мне… Комплексные поисковые исследования как основа биографий участников Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М.: Золотой теленок, 2017. 320 с.
  10. Советская  военная  энциклопедия :  в  8-ми т. / Ин-т воен. истории; Гл. ред. комис.: Н.В. Огарков (пред.) и др. М.: Воениздат. 1977.
  11. Солоневич И. Л. Народная монархия / отв. ред. О. Платонов. М.: Институт русской цивилизации, 2010. С. 52.
  12. Хохлова Е. Л. Словарь исторических терминов, понятий и реалий: Русский. Английский. Французский. Немецкий / под. ред. Ю.Н. Марчука. М.: Флинта: Наука, 2004. 160 с.
  13. Садовников С. И. К истории кладбища на улице Спортова в городе Костшин. – Военная археология. 2013. № 6 (27). С. 54–62.
  14. И снова о разрушенном воинском мемориале в г. Тшчанка. Мемориальная записка. –Военная археология. 2017. № 6 (51). С. 26.

Информация об авторе

Обернихин Евгений Анатольевич, доцент, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических наук Московского высшего общевойскового командного училища, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Обернихин Евгений Анатольевич, e-mail: obernikhin2013@yandex.ru

INTERNATIONAL RELATIONS

Original Paper

The perpetuation of the memory of the Red Army’s soldiers

killed in the years of World War II:

terminological aspects of the problem

E. A. Obernikhin 1

Moscow Higher Combined-Arms Command School, 

Moscow, Russian Federation,

ORCID: http://orcid.org/0000-0003-3692-3651, e-mail: obernikhin2013@yandex.ru 

Abstract:

Introduction. The studies of the process of creation, arrangement, and preservation of Soviet (Russian) military burials in European countries in World War II period identified a number of problems of terminological nature. The change of attitude to war memorial sides in some European countries requires the updating of conceptual apparatus considering the burials of Red Army’s soldiers.

Results. The results of scientific research from various sources about the creation and preservation of some Soviet (Russian) military burials abroad are presented. Classification of military burials, made in 1997, doesn’t take into account a number of topical facets of the process of the perpetuation of the memory of killed Soviet liberators of Europe from national socialism. Considering the facts of destruction or loss of ashes of the killed, arrangement of military burials of the allied armies, the precedent of destruction and frequent cases, desecration of military burials, the author proposes to supplement the existing classification of military burials. 

Conclusion. The author proposes to change and supplement the definitions of some terms, as well as apply in historical science some new terms and their concepts on the problems of military necropolistics.

Keywords: 

perpetuation of memory, classification of military burials,

Soviet military burials in Europe, military necropolistics 

References

  1. Bol'shaya Sovetskaya Entsiklopediya [The Great Soviet Encyclopedia] : v 30 t. Gl. red. A.M. Prokhorov. 3-e izd. M., Sovetskaya Entsiklopediya, 1972. (In Russ.).
  2. Voennyi entsiklopedicheskii slovar' [The Military encyclopedical dictionary]. M.: Izdatel'skii dom ONIKS 21 vek, 2002. 1431 s. (In Russ.).
  3. Velikaya Otechestvennaya voina 1941-1945 godov [The Great Patriotic War 1941-1945 years] : v 12 t. / M-vo oborony Rossiiskoi Federatsii; glavnaya red. komis. : A.E. Serdyukov (pred.) i dr. Moskva: Kuchkovo pole, 2011-2014. (In Russ.).
  4. Velikaya Otechestvennaya voina : entsiklopediya [The Great Patriotic War: encyclopedia]. Pod obshch. red. V.V. Gerasimova. Kursk, 2015. 767 s. (In Russ.).
  5. Zgurskii, G.V. 2008, Slovar' istoricheskikh terminov [Historical glossary]. Pod red. N.S. Smolenskogo. M.: Eksmo, 2008. 464 s. (In Russ.).
  6. Rukovodstvo po poiskovym i eksgumatsionnym rabotam [Rescue and exhumation operational guide]. V.E. Martynov i drugie. – Assotsiatsiya "Voennye Memorialy". M.: TOO "Lyuks-art", 1997. 80 s. (In Russ.).
  7. Kepshtain, Kh. 2010, Sovetskie pamyatniki v Berline [The Soviet monuments in Berlin]. M.: SVR-Media, 2010. 288 s. (In Russ.).
  8. Runin, V.A. 2019, Voenno-memorial'noe nasledie kak fenomen rossiiskoi kul'tury: teoriticheskie i istoricheskie aspekty: [War commemorative legacy as a phenomenon of Russian culture: theoretical and historical aspects] monografiya. Chelyabinsk: ChGIK, 2019. 351 s. (In Russ.).
  9. Sadovnikov, S.I. 2017, Voina uchastvuet vo mne... Kompleksnye poiskovye issledovaniya kak osnova bigrafii uchastnikov Velikoi Otechestvennoi voiny 1941-1945 gg. [The War is being waged in me… Complex rescue researches as a basis of the Great Patriotic War 1945-1945 years participants’ biography] M.: Zolotoi telenok, 2017. 320 s. (In Russ.).
  10. Sovetskaya voennaya entsiklopediya [The Soviet Military Encyclopedia] : v 8-mi t. In-t voennoi istorii; Gl. red. komis.: N.V. Ogarkov (pred.) i drugie. M.: Voenizdat.1977. (In Russ.).
  11. Solonevich, I. L.  2010,  Narodnaya  monarkhiya  [The  Peoples’  monarchy].  Otv. red. O.Platonov. M.: Institut tsivilizatsii, 2010. S. 52. (In Russ.).
  12. Khokhlova, E.L. 2004, Slovar' istoricheskikh terminov, ponyatii i realii: Russkii. Angliiskii. Frantsuzskii. Nemetskii [The dictionary of historical terms, definitions and realities]. Pod red. Yu.N. Marchuka. M.: Flinta: Nauka, 2004. 160 s. (In Russ.).
  13. Sadovnikov, S.I. 2013, K istorii kladbishcha na ulitse Sportova v gorode Kostshin [On the history of the cemetery on Sportova Street in the town of Kostrzyn]. – Voennaya arkheologiya. 2013. №6 (27). S. 54-62. (In Russ.).
  14. I snova o razrushennom voinskom memoriale v g. Tshchanka. Memorial'naya zapiska [And again about the destroyed war memorial in Trzchanka. Memorial note]. – Voennaya arkheologiya. 2017. №6 (51). S. 26. (In Russ.).

Information about the author

Evgeniy A. Obernikhin, Assoc. Prof., Department of the Humanities and Socio-Economical subjects, Moscow Higher Combined-Arms Command School, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Evgeniy A. Obernikhin, e-mail: obernikhin2013@yandex.ru

Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 3


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN