Наука. Общество. Оборона

2021. Т. 9. № 4. С. 00–00.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9, no. 4. P. 00–00.


Online First

УДК: 355/359(73)

DOI: 10.24412/2311-1763-2021-4-00-00

Поступила в редакцию: 11.09.2021 г.

Опубликована: 04.11.2021 г.

Submitted: September 11, 2021

Published online: November 4, 2021 


Для цитирования: Доминик Ю. Невоенные средства национальной мощи США: применение теоретико-концептуальных оснований в исторических исследованиях // Наука. Общество. Оборона. 2021. Т. 9, № 4(29). С. 00-00. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2021-4-00-00.

For citation: Dominic Iu. Non-military means of US national power: employing theoretical and conceptual foundations in historical research. Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2021;9(4):00-00. (In Russ.). https://doi.org/10.24412/2311-1763-2021-4-00-00.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2021 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2021 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


МИРОВАЯ ПОЛИТИКА: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Оригинальная статья

Невоенные средства национальной мощи США:

применение теоретико-концептуальных оснований

в исторических исследованиях

Юрие Иванович Доминик 1, 2 *

 Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5382-4084, e-mail: iuriedominic@hotmail.com

Бригадный генерал,

г. Кишинёв, Республика Молдова,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5382-4084, e-mail: iuriedominic@hotmail.com

Аннотация:

В статье проводится обзор концептов, стоящих в основании теоретических подходов США по отношению к невоенным средствам национальной мощи и их применению. Для проведения исторических исследований необходимо наличие унифицированной базы обоснования применяемых положений, на которые опирается понимание исторической реальности. В первую очередь раскрываются концепты высшего базисного уровня, относящиеся к процессам разработки политики национальной безопасности. К таким концептам относятся «сила в международных отношениях», «национальная мощь», «национальный интерес» и другие. Далее рассматриваются применяемые при разработке политики национальной безопасности концепты «угроз», «целей и задач политики», «средств и возможностей, необходимых для их достижения». Невоенные средства в американской академической и профессиональной среде классифицируются на базе определённых критериев следующим образом: дипломатические, информационные и экономические. Отдельно отмечается военный элемент, который не производит невоенные средства, тем не менее предоставляет возможности для обеспечения применения дипломатических и информационных инструментов. Особенности применения инструментов находятся в зависимости от их свойств, а также особенностей форм и способов применения, на выбор которых влияют факторы пригодности для определённых задач, ограниченности в применении, легитимности применения и другие. Также на характер применения инструментов невоенных средств влияют аспекты условности, секретности, масштабности, их количество и порядок воздействия, наибольшая эффективность которого достигается при интегрированном использовании инструментов всех категорий, в сочетании с военными возможностями. Область применения данных концептов не ограничивается историческими исследованиями; их активное использование будет полезным для прибавления знаний в других дисциплинах, например, в политических науках. 

  

Ключевые слова: 

 сила в международных отношениях, национальная мощь, интересы, 

угрозы, невоенные средства, национальная безопасность, стратегия,

дипломатические средства, экономические средства, информационные средства

ВВЕДЕНИЕ

 

Терминология, концепты и теории применения невоенной силы в международных отношениях не только являются частью ежедневной повестки политиков, экспертов и ученных, но также привлекают внимание широкого круга читателей. И действительно, ежедневно в потоке информации находится множество упоминаний о «гибридной» войне и угрозах, о новых типах конфликтов, об информационном, экономическом и правовом противоборстве, кибернетических операциях и многое другое. 

 

В условиях такого информационного давления возникает один логичный вопрос: как часто представитель широкой публики задумывается о природе применяемых терминов, и есть ли необходимость в этом? Скорее всего, все вышесказанное вызывает у реципиента некоторые эмоции, по большей части отрицательные, вызывающие чувство беспокойства и сомнения. В этой связи актуальным становится понимание отличия просто слова от концептов [9], применяемых для научных изысканий и результатов их последующего прикладного применения. Концепты в их философском предназначении необходимы для выстраивания логики, на которой должна базироваться соответствующая определенной научной дисциплине форма рассуждений [4]. Для унификации понимания исторической реальности необходимо использование принятых в определенном сообществе концептов, наиболее полно описывающих эту реальность.

 

Исходя из этого, анализ истории разработки политики (в значении принятия политических решений высшим руководством страны) должен начинаться с концептуализации основных переменных, элементов, которыми оперирует та или иная область политики национального уровня. Соответственно необходимо применение концептов, которыми пользуются профессионалы в области национальной безопасности, а также политическое, исследовательское и академическое сообщества США, на современном этапе.

 

Целью данного материала является проведение обзора и обобщение теоретико-концептуальных оснований инструментов невоенных средств, производимых национальной мощью США. В перечень анализируемых включены также концепты высшего базисного уровня, касающиеся национальной силы и мощи, без обоснования которых не представляется возможность логического обобщения.

 

БАЗИСНЫЕ КОНЦЕПТЫ ПОЛИТИКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США

 

Основные теоретические положения лежащие в основе построения логического анализа содержания национальной политики США базируются на роли государства, его силы и национальной мощи в международных отношениях. Многочисленные исследования в рамках теории международных отношений, приведшие к образованию ряда течений и школ (1), используют устоявшиеся концепты. И несмотря на порой значительное различие в теориях и подходах школ и течений, отмечается (2) унифицированное применение основных концептов таких как сила, национальная мощь, национальный интерес и других. Это стало возможным сравнительно недавно (3) в рамках институционализации процессов межведомственной интеграции в вопросах национальной безопасности (4). Наиболее полные данные удалось выделить при изучении пособий, используемых при осуществлении образовательных и исследовательских программ (5), приведенных далее.

 

Cила в международных отношениях определена с позиции мотивирующей силы государственного строительства и развития, и рассматривается в двух основных аспектах. Первый – сила основное средство, которое государство использует для достижения своих целей, в целом рассматриваемых как выживание и сохранение национального суверенитета. В таком случае сила воспринимается как процесс осуществления контроля над ресурсами, необходимыми для достижения национальных целей, при этом прямолинейное понимание силы как ресурса не учитывает против кого ее применять и какой необходим результат. Второй аспект определяет силу как ее способность осуществлять волю одного актора путем ее навязывания другим. В таком случае, решающим компонентом является не только и не столько получение (полного или частичного) контроля над оппонентом, а ставится цель по достижению требуемых результатов деятельности и поведения [13], [1], [5], [8] актора-мишени. 

 

При проведения исторических исследований для достижения их высокой точности следует принимать во внимание оба аспекта. В реальности, наиболее часто применяется операционный аспект силы – национальная мощь, так как именно такой подход предоставляет возможность использования концепта силы в теоретических и чисто практических целях (6). И наиболее востребованными являются результаты, удостоверяющие элементы национальной силы, которыми производятся необходимые инструменты [2]. Для удобства понятие силы рассматривается в виде простой таксономии [2] сила – ресурсы, сила – стратегия и сила – результат. Это, в свою очередь, подводит исследователя к нахождению способа применения этих категорий для определения: какие ресурсы необходимы субъекту для приобретения инструментов (возможностей), какие процессы, соотношения и ситуации происходят в объектах-мишенях при воздействии на них, а также оцениваются результаты такого воздействия. 

 

Следующим базисным концептом является национальный интерес – одна из наиболее известных и часто используемых в дискурсе категорий, имеющих много различных семантических и герменевтических интерпретаций. В научном и профессиональном сообществах США, несмотря на мультисемантичность и риторически-фривольное его применение политическими и государственными деятелями, концепт национального интереса получил свое определение, сущность которого неотделима от процессов принятия решения по обеспечению национальной безопасности. Национальными интересами выступают идеи национального устремления, которые чаще всего являются идеалистичными или труднодостижимыми на практике.

 

Государственные деятели, определяя национальные интересы, стремятся обосновать свои действия, чем устанавливают стандарты и необходимые условия, которые используются при выборе целей и установлении задач во время выработки политических решений. В американской политической и государственной деятельности поиск национальных интересов присутствовал с самого начала образования государства, хотя официально концепт был введен только с принятием Закона о национальной безопасности 1947 года, но в обиход вошел в политику и государственное строительство перед Второй мировой войной (7). 

 

В исторических исследованиях целесообразно принять применение политологического аспекта концепта национального интереса, воспринимаемого, как обязательное условие в ходе аналитического процесса по выработке политики национальной безопасности. В этом отношении, одним из основных предназначений концепта является разрешение аналитической задачи по защите национального интереса и обеспечению его продвижения на международной арене. Концепт национального интереса, в таком случае, служит необходимым элементом формировании модели системы принятия решений и является одним из факторов, ограничивающим выбор инструментов и определение методов и способов их применения.

 

Воспринимая в едином таксономическом действии указанные концепты, как необходимые для выработки решений по национальной безопасности, следует подчеркнуть их существенную взаимозависимость: установление финальных целей (сущности решений) обусловлено наличием необходимых средств и, наоборот, не учитывая потенциал невозможно определить цели национальных устремлений. Если же добавить в это действие тот факт, что обстоятельства при которых необходимо применять средства могут значительно отличаться от существующих на время проведения анализа, то возникает специфичность логики, а именно синтезируется понятие «стратегическая логика» [3]. Оно охватывает такие части процесса как понимание образующих концептов и глубокое познание их применения в реальных условиях. 

 

КОМПОНЕНТЫ ПОЛИТИКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США:

НЕВОЕННЫЕ СРЕДСТВА НАЦИОНАЛЬНОЙ МОЩИ

 

Рожденная от сочетания социологии, истории, геополитики и положенная на щедрую почву традиции и концептов военной стратегии, как основы построения безопасности государства (8), концепция большой (гранд) стратегии, институционализированная в ее американском подходе, как Стратегия Национальной Безопасности, является формообразующим базисом по выработке политики национальной безопасности США, начиная с 1986 года (9). 

 

Определение стратегии национальной безопасности дано в словаре основных терминов министерства обороны США. Это искусство и наука разработки и скоординированного применения инструментов национальной мощи США для достижения целей по обеспечению национальной безопасности [7]. Сам процесс разработки представляется в виде нормативно-обязывающих действий ведомств исполнительной власти, включающий: анализ угроз национальной безопасности (10), определение целей и задач, обслуживающих национальные интересы, выбор инструментов, необходимых для решения задач и достижения целей, и определение как использовать приобретенные инструменты. 

 

Все эти действия завязаны на концепты, которые многогранны и имеют свои теоретические обоснования, несмотря на отсутствие официальной или однозначно воспринимаемой теории стратегии [3]. Далее предлагаются основные характеристики данных концептов в кратком виде, необходимом для анализа модели системы, составленных на базе учебных программ по обучению профессионалов для системы национальной безопасности (11). 

 

Угрозы – интенсивно используемый термин в вопросах применения военной силы и для анализа при выработке решений национальной безопасности – получает довольно расширенное толкование в различных интерпретациях, особенно в дискурсах политиков. В то же время понимание содержания угрозы как возможности или даже вероятности физического нападения вражеской силы расширяется и рассматривается с двух позиций: источников происхождения угрозы, к которым добавляются невоенные инструменты, роль которых возрастает, а также с позиции восприятия угроз реципиентами [11]. Для применения данного концепта в концептуальной модели системы они рассматриваются из положения угрожаемого государства-мишени. В этом случае восприятие уровня угроз национальной безопасности и вероятности их реализации руководителями страны будет оказывать влияние на принятие решений по обеспечению национальной безопасности, в том числе по приобретению и применению невоенных средств. Принятие решений напрямую зависит и от оценки уязвимости страны-мишени. В тоже время переоценка угрозы может приводить к еще более худшим результатам, а для снижения влияния факторов неправильной оценки предусматривается условие: угрозы должны быть реальными, с серьезными последствиями и угрожать национальным интересам страны. 

 

Цели и задачи национальной безопасности описывают состояние, которое должно быть достигнуто и выводятся из контекста, вложенного в национальный интерес. Будучи более специфичными, цели и задачи, тем не менее, находятся в зависимости от наличия и возможности использовать ресурсы для их реализации. Значение целей и задач в модели исследования двоично и заключается в том, что после их выявления формируется понимание целей системы принятия решений в области национальной безопасности, в целом, и конкретных задач для каждого инструмента национальной мощи в определенный период времени. Сюда же относится определение степени эффективности воздействия на актора-мишень применяемых инструментов в интервале от фрагментарного, несогласованного использования до полностью интегрированного в едином системном исполнении для достижения финальных целей. Понимание соотношения целей и задач с инструментами национальной мощи является одним из решающих аналитических этапов стратегической логики, от результатов которого зависит решение о том, сколько и каких средств необходимо приобрести, как трансформировать их в возможности определенной формы, которые надо будет применять определенным методами. Решение такого рода логических задач становится возможным при понимании как из форм силы страны (12) выбрать способы производства необходимого количества специфических возможностей в рамках ограничений и принуждений по различным критериям (политическим, правовым, экономическим, рискам репутации государства и т.д.).

 

Разделение по категориям средств, на первый взгляд, можно представить, как результат традиционно сложившихся обстоятельств, в тоже время в ходе исследования установлены определенные зависимости, на базе которых выстраивается группирование критериев, основанных на: 

  • интегрированном применении инструментов для увеличения силы воздействия на объект и получения новых свойств в рамках системы; 
  • реализации максимально-эффективных способов управления процессами использования инструментов; 
  • гибкости использования невоенных средств, не пересекая до определенного времени легальную, формальную и неформальную, но приемлемую всеми акторами, границу за которой наступает вооруженное противоборство;
  • разделении полномочий между ветвями власти, которое со времени внедрения механизмов применения невоенных средств привело к созданию мер по большей части ограничительного характера, тем самым приведя к изменениям подходов операционного использования инструментов; 
  • группирование в соответствии с основными характеристиками инструментов.

 

Таким образом, в системе принятия решений в области национальной безопасности США инструменты принято группировать следующим образом [11].

 

Дипломатические средства [11] представляют собой наиболее широко распространённую и изученную категорию. Основное назначение инструментов, включаемых в данную группу является использование сложившихся механизмов взаимодействия акторов в международных отношениях на региональном и глобальном уровне. Вспомогательной ролью данной группы является обеспечение применения инструментов, производимых другими элементами национальной мощи США в различных вариантах и сочетаниях. 

 

В настоящее время все более охватывающее, комплексное группирование, порой на первый взгляд совсем несовместимых возможностей, находит свое применение в рамках дипломатического воздействия. В хронологических рамках данного исследования зародились и развились ряд инструментов невоенных средств, проходили амплитудные динамические процессы в области развития форм, методов и способов их применения. Ведение переговоров, заключение союзов, влияние на деятельность международных организаций, международное право, тайные операции, поддержка оппозиции, военная помощь – все это относят к дипломатическим инструментам. Для обоснования нахождения инструментов в данной категории решающими следует принять критерии по разделению полномочий между ветвями власти; дополнительными являются критерии, относящиеся к достижению эффективности, в особенности для обеспечения мер по скрытности использования применяемых возможностей. 

 

Информационные средства [11] включают инструменты, которые входили в состав методов и форм, совместно применяемых со средствами вооруженной борьбы. Факты такого использования описаны Фукидидом [12] и Сунь Цзы [10]. Также воздействие на мораль противника составляет ключевое ядро теоретических подходов К. Клаузевица [6]. Взгляды на применение таких средств, появились еще во времена конфликтов между европейскими державами в XIX веке. Также, как и в случае с дипломатическими инструментами, а порой в результате их действия, создавались новые условия среды для увеличения масштабов воздействия и расширения категорий и субъектов, посредством которых достигались самые отдаленные объекты влияния, подключались различные категории, в том числе и маргинальные группы общества. 

 

Умноженные на продукты технологической революции, инструменты информационных средств бурно развивались и продолжают развиваться, приобретая все новые формы, для которых создаются и внедряются необходимые методы. В рамках вооруженных сил США созданы возможности для применения в операциях группировок войск и для генерации нового потенциала; их применение регулируется законодательством, военными доктринами и уставами и касается информационных операций и их составляющих. Производимые и управляемые невоенными компонентами национальной мощи США средства включают в себя такие инструменты как публичная дипломатия – обширный термин, включающий в себя разнообразные формы и методы; пропаганда, которую несмотря на возможности в рамках вооруженных сил правительство США применяет раздельно, и различные инструменты для стратегического заблуждения, источники генерации и распространения которых довольно широки. 

 

Экономические средства [11] используют конкретные ресурсы, которые имеют свою рыночную ценность. Их принято подразделять на три основные группы, представленные свойствами: стимулирования (поощрения) – иностранная помощь, адаптивности под конкретные условия – политика в области торговли и финансов, и наказания – санкции. Экономические инструменты являются обязательным сопровождением конфликтов любой интенсивности. И выполняя роли определенными им свойствами, они могут иметь задачи как по ослаблению экономической и военной мощи противника, так и увеличению возможностей союзных стран. В хронологических границах данного исследования многие инструменты только зарождались когерентно развитию международного права и созданию (и развитию) систем мировых финансов, торговли и механизмов их регулирования. Включение в эту группу определенных инструментов обусловлено критериями группирования по основным характеристикам, применяемым инструментам – материальных и финансовых ресурсов. Как и в случае с другими категориями, экономические инструменты находятся под пристальным контролем законодательной ветви власти, и даже можно утверждать, что приобретение инструментов стимулирующего воздействия определяется, по большей части, в Конгрессе США. 

 

Военный элемент национальной мощи, хоть и не производит невоенные средства, тем не менее предоставляет имеющиеся (или создает необходимые) возможности для применения в виде обеспечивающего компонента дипломатических и информационных средств. Такие возможности как подготовка специалистов для правительств и оппозиции, поставки вооружения и техники, операции в информационном пространстве, заключение военных договоров и многие другие значительно усиливают воздействие на объект и увеличивают силу поддерживаемых невоенных инструментов [11]. Критерии интегрированного применения и повышения эффективности служат основанием для включения такого рода военных инструментов в категории дипломатических (например, выполнение договоров об оказании помощи, участие в деятельности международных организаций), информационных (операции стратегического заблуждения или обеспечении дискурсивных политических решений) экономических (участие в обеспечении санкции и блокад). 

 

Ввиду традиций и особенностей внутренней политики, гражданский контроль за применением военных инструментов в невоенных категориях средств является обязательным условием их применения и осуществляется особенно тщательно, с использованием механизмов прямого и непосредственного анализа как при проведении слушаний в комиссиях Конгресса США, так в рамках обсуждения в ходе заседаний Палаты представителей и Сената. 

 

Цели и задачи, в свою очередь, выступая подразделом интересов, являются основным объектом начала аналитического этапа стратегической логики – определение предварительных задач. На данном этапе происходят важные процессы являющиеся детерминантными для финальных результатов – принятия решений по обеспечению национальной безопасности. Требование к задачам состоит в том, чтобы быть выполнимыми, то есть должны учитываться ресурсы, которые могут быть доступны. Еще оценивается возможность всей национальной мощи как системы произвести необходимые инструменты и поддерживать их работоспособность на протяжении всего периода воздействия (влияния), что в случае с невоенными средствами длится достаточно долгий период. 

 

Выбор инструментов для выполнения задач обуславливается рядом факторов, которые учитывают:

  • специфичность инструментов – пригодность для выполнения только определенных задач;
  • зависимость от способов и форм их применения в общем замысле объединенных, интегрированных действий всех средств национальной мощи;
  • ограничения, возникающие в результате предыдущего контекста применения определенных возможностей;
  • организацию эффективного управления применением инструментов, производимых разными ведомствами;
  • легитимность применения возможностей или методов и форм их использования. 

 

Определение методов, форм и способов применения инструментов имеет свои особенности, лимитируемые состоянием готовности (подготовленности) возможностей и их достаточным количеством, доступным в нужный момент. Данные рестрикции возможно учитывать посредством анализа различных аспектов воздействия тех или иных инструментов. Из многих аспектов, предлагаемых в специализированной литературе, проведение анализа через призму таких аспектов как условность, секретность, масштабность охватываемых объектов, количество и порядок применения инструментов обеспечат наиболее точную оценку качества решений, принимаемых администрацией США в различные периоды хронологических границ исследования. В аспекте зависимости, применение инструментов обуславливается выбранным общим способом воздействия или влияния: поощрения или наказания. Во обоих случаях главным свойством должны быть надежность и реальность инструмента: если необходимо оказать давление, то имеющийся инструмент должен это обеспечить, если наказать, то цена актора-мишени должна быть соответствующей, и наоборот – обещание поощрения должно быть выполнено, а вознаграждение должно соответствовать ожиданиям реципиентов. 

 

Аспект секретности относится не только к определенным категориям инструментов, но также обязывает предусмотреть какие условия следует соблюдать для обеспечения тайных операций и до какого момента секретность будет приносить пользу или станет вредоносной. Здесь принимаются в расчет особенности внутренней политики США, условия формирования общественного мнения и его значимость для политики национальной безопасности в целом. 

 

Анализируя в аспекте масштабности охватываемых объектов, на которые воздействует или влияет инструмент, необходимо принимать во внимание не только количество составляющих, содержащихся в объекте, но и специфические качества каждой отдельной группы реципиента. Так, важно определить против кого направлены наказания или на что наложены ограничения, или выделить группу объектов, которые подлежат поддержке различного рода, например, политической, военно-технической, информационной.

 

От выводов, продиктованных анализом в аспектах зависимости и масштабности охватываемых объектов, зависят результаты получаемые в аспекте количества необходимых инструментов. Для подобного рода аналитических действий нужен очень тщательный подход, так как недостаток возможностей, для приобретения которых требуется порой значительное время, может привести к невыполнению задачи, а избыток к расточительной растрате ресурсов.

 

Заключительным аспектом является установление порядка применения выбранного инструмента, наивысшим проявлением профессионализма которого является его интегрированное использование в единой системе совместно с инструментами из других категорий невоенных, а также военных средств для достижения синергетического эффекта. 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В представленном материале проведен обзор и обобщение основных концептов, лежащих в обосновании применения невоенных средств. Данные концепты необходимы для понимания природы и сущности терминологии, применяемой при проведении исторических исследований вопросов выработки политики США в области национальной безопасности. Концепты, также, могут быть использованы в рамках политологических исследований для оценки современных нарративов политики национальной безопасности США, а также их интерпретации для сравнительной политологии.

Примечания

  1. Основные направления и школы, в качестве примера определены в программах обучения ведомственных учебных заведений: реализма и его школ, либерализма, конструктивизма и прочие.
  2. Законодательство США по вопросам войны и национальной обороны см.: U.S. Government Publishing Office, документы исполнительной власти, президентские указы см.:  U.S. Government Publishing Office
  3. Изменения были инициированы в 1986 году с принятием поправок к закону о национальной безопасности 1947 года.
  4. Указ президента США. – U.S. Government Publishing Office, стратегия межведомственного профессионального образования, программы обучения, стандартные процедуры и прочее.
  5. По материалам отдельных учебных пособий основных государственных учебных заведений, готовящих профессиональные кадры высшего уровня: министерства обороны – военный колледж, университет обороны, военный колледж сухопутных войск, и др., госдепартамента – институт иностранной службы и другие.
  6. В других теориях, например, сравнительной политике, теории войны и мира и прочие, в практическом аспекте – позволяет применять в системном и операционном анализе, например, измерения национальной мощи акторов.
  7. Термины "национальные интересы" и "безопасность" до Второй мировой войны использовались администрацией президента Ф. Рузвельта в значении социальной безопасности. – Executive Order №6757, June 29, 1934
  8. В понимании, существующем со времен образования современных государств.
  9. Поправка в закон о национальной безопасности 1947 г., принята в 1986 году.
  10. Формальный процесс, проводимый в рамках так называемого содружества разведывательных служб. Определен начиная со времен поправки закона от 1947 года.
  11. Материалы, см. примечание 5.
  12. Типология форм силы государства аналогична типологии средств национальной мощи: дипломатические, информационные, военные и экономические.

Список литературы

  1. Энгельс Ф. Анти-Дюринг.  –  В кн.:  Маркс К.,  Энгельс Ф.  Сочинения. Изд. 2-е. Т. 20. Москва, 1961, с.100.
  2. Tellis Ashley J., Janice Bially, Christopher Layne, and Melissa McPherson. Measuring National Power in the Postindustrial Age. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 2000, p. 4. DOI: https://doi.org/10.7249/MR1110
  3. Bartholomees Boone J., Jr. ed. The U.S. Army War College Guide to National Security Issues. Volume I: Theory Of War And Strategy. 5th Edition. 2012. - 348 p.
  4. Bevir Mark. The Logic of History of Ideas. Cambridge, UK: Cambridge University Press, 1999, pp.2-4
  5. Boldwing David A. Power Analysis and World Politics. Klaus Knorr ed. Power, Strategy and Security. Princeton University Press, 1983.
  6. Carl von Clausewitz. On War. Michael Howard and Peter Paret, eds., Princeton, NJ: Princeton University Press, 1976, pp. 252-265.
  7. DOD Dictionary of Military and Associated Terms, p. 106. – Federation of American Scientists.
  8. Nye J. S. Bound to Lead. New York: Basic Books, 1990. 
  9. Richter Melvin. The History of Political and Social Concepts: A Critical Introduction. Oxford University Press, Incorporated, 1995, p. 9. 
  10. Sun Tzu. The Art of War. Samuel B. Griffith, trans. New York: Oxford University Press, 1963, p. 84.
  11. Terry L. Deibel Logic for American statecraft. Cambridge University Press, 2007, pp. 207–280.  
  12. Thucydides. The Peloponnesian War. Harmondsworth: Penguin, 1986. 
  13. Weber Max. The Theory of Social and Economic Organization. Published by Free press of Glencoe, London, 1964, p. 406. 

Информация об авторе

Доминик Юрие, адъюнкт Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, г. Москва, Российская Федерация; бригадный генерал, г. Кишинёв, Республика Молдова. 

Автор-корреспондент

Доминик Юрие, e-mail: iuriedominic@hotmail.com

WORLD POLITICS: HISTORY, THEORY AND PRACTICE

Original Paper

Non-military means of US national power:

employing theoretical and conceptual foundations in historical research

Iurie Dominic 1, 2 *

Military Academy of the General Staff of the Armed Forces 

of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5382-4084, e-mail: iuriedominic@hotmail.com

2 Brigadier general, Chisinau, Republic of Moldova,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5382-4084, e-mail: iuriedominic@hotmail.com

Abstract:

The article provides an overview of the concepts laying at foundation basis for the theoretical approaches in the United States concerning non-military means of national power and its engagement. Conducting historical research requires the unified baseline of justification of employed provisions, on which the knowledge of historical reality is set. First of all, the concepts of the highest common level regarding the processes of developing a national security policy are revealed here. These concepts include power in international relations, national power, national interest, and other. Furthermore, the concepts used for the development of national security policy such as threats, policy objectives and tasks, means and capabilities necessary to reach them are considered. Non-military means in the American academic and professional world are classified on the foundation of certain criteria: diplomatic, informational and economic. The military element has the special mention; it does not deliver non-military means, but nevertheless provides capabilities in support of diplomatic and information tools. The particular use of instruments depends on its properties and on deployment procedures and methods. The choice of instrument is influenced by the factors of suitability for certain tasks, limitations of using it, the legitimacy of engagement, and other. Also, the nature of employment of non-military instruments is influenced by the aspects of conditionality, secrecy, scale, quantity and the order of engagement, the most effective of which is the integrated use of tools of all categories, in addition to military capabilities. The range of employment of these concepts is not limited to historical research only; its active use in other disciplines, for example, in political sciences will be of a good advantage.

 

Keywords: 

power in international relations, national power, interests, threats,

non-military means, national security,  strategy,

diplomatic means, economic means, information means

References

  1. Engel's F., 1961, Anti-Dyuring [Anti-Dühring]. – In.: Marks K., Engel's F. Sochineniya [Works]. Izd. 2-ye. T. 20. Moskva, 1961, s.100. (In Russ.)
  2. Tellis, Ashley J., Janice Bially, Christopher Layne, and Melissa McPherson, 2000, Measuring National Power in the Postindustrial Age. Santa Monica, CA: RAND Corporation, 2000, p. 4. DOI: https://doi.org/10.7249/MR1110
  3. Bartholomees Boone J., Jr. ed., 2012, The U.S. Army War College Guide to National Security Issues. Volume I: Theory Of War And Strategy. 5th Edition. 2012. - 348 p.
  4. Bevir Mark, 1999, The Logic of History of Ideas. Cambridge, UK: Cambridge University Press, 1999, pp.2-4
  5. Boldwing David A., 1983, Power Analysis and World Politics. Klaus Knorr ed. Power, Strategy and Security. Princeton University Press, 1983.
  6. Carl von Clausewitz, 1976, On War. Michael Howard and Peter Paret, eds., Princeton, NJ: Princeton University Press, 1976, pp. 252-265.
  7. DOD Dictionary of Military and Associated Terms, p. 106. – Federation of American Scientists.
  8. Nye J. S., 1990, Bound to Lead. New York: Basic Books, 1990. 
  9. Richter Melvin, 1995, The History of Political and Social Concepts: A Critical Introduction. Oxford University Press, Incorporated, 1995, p. 9. 
  10. Sun Tzu, 1963, The Art of War. Samuel B. Griffith, trans. New York: Oxford University Press, 1963, p. 84.
  11. Terry L.,  2007,  Deibel  Logic  for  American  statecraft.  Cambridge University Press, 2007, pp. 207–280.  
  12. Thucydides, 1986, The Peloponnesian War. Harmondsworth: Penguin, 1986. 
  13. Weber Max, 195 , The Theory of Social and Economic Organization. Published by Free press of Glencoe, London, 1964, p. 406. 

Information about the author

Iurie Dominic, Researcher at the Military Academy of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation; Brigadier general, Chisinau, Republic of Moldova.

Corresponding author

Iurie Dominic, e-mail:iuriedominic@hotmail.com

Наука. Общество. Оборона

2021. Т. 9. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9. № 4


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками
Watch Series 7, умные смарт-часы от Гармин,  презентация компании Apple

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN