Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 2. С. 00–00.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 2. P. 00–00.


Online First

УДК: 94(100)

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-2-00-00

Поступила в редакцию: 22.03.2022 г.

Опубликована: 02.05.2022 г.

Submitted: March 22, 2022

Published online: May 2, 2022 


Для цитирования:  Гришин Я.Я., Галиуллина Э.Р., Кадыров Р.Р.  Советско-греческие отношения накануне Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (по страницам документов) // Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, № 2(31). С. 00-00. 

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-2-00-00.

For citation:  Grishin Ya. Ya., Galiullina E. R., Kadyrov R. R.  Soviet-Greek relations on the eve of the Great Patriotic War of 19411945 (by document pages). – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(2):00-00. (In Russ.).

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-2-00-00.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Оригинальная статья

Советско-греческие отношения

накануне Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

(по страницам документов)

Яков Яковлевич Гришин 1Эльвира Рахимзяновна Галиуллина 2,

Рамиль Рашитович Кадыров 3*

Казанский (Приволжский) федеральный университет

г. Казань, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9453-6070, e-mail: grishin.42@mail.ru

Казанский (Приволжский) федеральный университет

г. Казань, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2516-5915, e-mail: elvi-galiullina@yandex.ru

Казанский (Приволжский) федеральный университет

г. Казань, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2996-8288, e-mail: kadyrovramil@mail.ru

Аннотация:

В апреле 2021 г. исполнилось 80 лет со дня начала агрессии гитлеровской Германии против Греции. До этого ей пришлось вести героическую борьбу с итальянской армией, вторгшейся из Албании. Причем, не имея превосходства над оккупантами. Тем не менее, греческая армия сумела нанести им крупное поражение и заставила отступить итальянские войска в Албанию, то есть туда откуда они начали свою агрессию. 3 октября 1940 г. МИД Греции направил меморандум министру иностранный дел Италии с требованием прекратить полеты военной авиации над греческими территориями. Согласно документу, с сентября 1940 г. военная авиация Италии совершала разведывательные полеты над территорией Греции, в воздушном пространстве страны были замечены самолеты (бомбардировщики и разведчики), которые совершали полеты над островами Эгина и Флевес. Просматривая дневники тогдашнего министра иностранных дел Италии Галеаццо Чиано, находишь его признание, что на восьмой день операции инициатива полностью перешла к грекам. В этой сложной перипетии событий Афинам важна была поддержка извне, в том числе и со стороны Советского Союза (дипломатические отношения между Советской Россией и Второй Греческой Республикой были заключены в 1924 году). О том, как развивались советско-греческие отношения накануне Великой Отечественной войны, и пойдет речь в статье, опирающейся в первую очередь на опубликованные документы и мемуары.

  

Ключевые слова: 

СССР, Греция, греко-итальянская война, И. Метаксас, М.Г. Сергеев, А.И. Лазарев,

Б. Пападакис, К. Диамантопулос, А.Я. Вышинский 

ВВЕДЕНИЕ. БАЛКАНСКАЯ АНТАНТА И БОРЬБА ЗА МИР В НАЧАЛЕ 40-х ГОДОВ XX ВЕКА

  

21 февраля 1940 г. временный поверенный в делах СССР в Королевстве Греции М.Г. Сергеев беседовал с заведующим информационным отделом МИД Греции Б. Пападакисом. В ходе общения выяснилось, что последний являлся опытным сотрудником кабинета премьер-министра И. Метаксаса и был знатоком внешней политики Греции [14, с. 98].

 

В ходе разговора Б. Пападакис рассказал о деятельности конференции постоянного Совета Балканской Антанты. В частности, все представители четырех стран высказались за сохранение мира на территории Юго-Восточной Европы. Участники переговоров выразили мысль, что маленькие страны, в том числе и Греция не выйдут победителями из большой войны. Поэтому все страны участницы данного союза выступают за сохранение мира и нейтралитета – отметил греческий дипломат [14, с. 99]. В Совет Балканской Антанты Греция вступила в феврале 1934 г. вместе с Румынией, Турцией и Югославией. Они разработали общий документ-пакт, согласно которому страны участницы договора выражают готовность принять меры по сохранению мира и безопасности в регионе [12, с. 85-86].

 

Б. Пападакис также сообщил о греко-болгарских отношениях, которые, с его точки зрения, «в последнее время значительно улучшились» [14, с. 99]. Приход к власти в Софии правительства Богдана Филова, по его мнению, мог еще больше укрепить двусторонние отношения. Пападакисом были затронуты итало-греческие и англо-греческие отношения. Если в первом случае греческий дипломат считал, что, несмотря на военные приготовления, они не могли отразиться на отношениях между Грецией и Италией, то во-втором, оптимистично смотрел на финансово-торговые отношения между двумя странами и это независимо от того, что фрахтовавшиеся греческие суда англичанами в ходе их морской войны с Германией, подвергались уничтожению последней.

 

В ходе беседы зашел разговор  и  о  военных приготовлениях Англии и Франции на Балканах. М.Г. Сергеевым ставился вопрос о допустимости использования их войск против СССР. Пападакис выразил сомнения в такой возможности, так как «слишком многое им пришлось бы преодолеть, прежде чем попасть к границам Кавказа и, тем более к, тем центрам, которые имеют большое значение». Пападакис сказал, что численность англо-французских войск сильно преувеличивают, доводя их число до 500 тыс. человек. Он отметил, что, по имеющейся у греков информации, это число не превышает 120 тыс. человек [14, с. 100]. 

 

В конце встречи М.Г. Сергеев поставил два вопроса. Первый касался необъективной позиции, которую заняли СМИ Греции по отношению к внешней политики СССР, тем более ранее  Пападакис обещал изменить ситуацию в этом вопросе. В данном случае советский представитель услышал лишь очередное заверение переговорить с вице-министром прессы и туризма, когда он возвратится из Египта. Второй вопрос касался призыва атлетической организации Греции о сборе средств в пользу белофиннов, помещенного в контролируемой государством газете «Эстия». Сергеев отметил, что это может плохо отразиться на советско-греческих отношениях и выразил надежду, что его собеседник, сделает все, чтобы избежать впредь разговоров на эту тему. Пападакис в ответ сказал, «что он искренний сторонник хороших дипломатических отношений с Советским Союзом, несмотря на различие политического строя», что он разделяет высказанное М.Г. Сергеевым мнение «о призыве атлетической организации к сбору средств белофиннам и считает нежелательным подобного рода сборы». Греческий дипломат обещал переговорить по этому вопросу и обнадежил, что «будут приняты необходимые меры, чтобы избежать в дальнейшем возникновения таких вопросов» [14, с. 100].

 

Кроме идеологических противоречий в отношениях двух стран существовали проблемы экономического характера, прежде всего «дело Сусаниса», скандал возникший вокруг греческой фирмы «Геракис» с новороссийским отделением Внешторга [13, с. 414]. 

 

Другой проблемной стороной отношений Греции и СССР являлось непостоянство и быстрая сменяемость дипломатических представителей Советского Союза, что вызывало подозрение и недоверие к советской власти [15, с. 3-5]. Тем не менее в Греции работали видные дипломаты: В.П. Потемкин, Я.Х. Давтян, М.В. Кобецкий, А.Г. Бармин. Последний, отказавшись подчинится НКИДу, скрылся на территории французского посольства, впоследствии бежал в США. Уже во Франции Бармин активно выступал с критикой сталинской России [15, с. 5].

 

В том же месяце в столице Югославии было проведено совещание министров иностранных дел Балканской Антанты. По его итогам участники приняли совместное коммюнике. Согласно договоренности, они выступили за сохранение независимости и территориальной целостности членов организации [14, с. 100]. Также было принято решение о подготовке плана совместной обороны при возникновении прямой агрессии [14, с. 774].

 

Тем временем в Греции не все было спокойно и в первую очередь в политической сфере. Речь шла о заявлении лидеров оппозиционных партий в адрес премьер-министра И. Метаксаса, требовавших создания правительства Национального единства в связи с надвигавшимися угрозами. Но, как сообщал М.Г. Сергеев, в ходе его беседы с венгерским посланником, на концерте в честь 100-летнего юбилея со дня рождения П.И. Чайковского, он узнал, что Метаксас отклонил требования оппозиционных руководителей. Греческий король также отнесся к этому неодобрительно [14, с. 250].

 

Однако более грозными факторами являлись внешние. Ибо Германия захватила Бельгию. На ладан дышала Франция. Неспокойно становилось на Балканах. Все это нашло отражение в беседе советского полпреда в Германии А.А. Шкварцева с греческим посланником Рангабе. Последний заявил, что его беспокоит текущая ситуация в Европе, и все же он питал надежду на благоразумие А. Гитлера.

 

Шла речь и о вступлении в войну Италии, а также США. Греческий посланник поинтересовался, ссылаясь на слухи, действительно ли Советский Союз концентрирует свои части на советско-румынской границе. Полпред пояснил, что не обладает официальной информацией по этому вопросу [14, с. 288]. На вопрос Шкварцева о взаимоотношениях Греции с Италией, Югославией, Турцией и Болгарией был получен ответ, что они хорошие. Тогда нам нечего бояться – отреагировал полпред. Рангабе в свою очередь посетовал на то, что последствия войны никому не известны. Дипломат выразил интерес о возможном участии Советского Союза в качестве посредника при заключении мира между воюющими странами. Шкварцев пояснил, что с такой просьбой в Москву никто не обращался. Вместе с тем спросил у греческого посланника: почему он поставил данный вопрос. Ответ был следующим. С его точки зрения «за такую задачу могут взяться две страны – СССР и США. СССР желает мира и не потерял самостоятельности в результате договора с Германией» [14, с. 289].

 

Советский Союз стремился развивать с Грецией добрые отношения. Что касается Афин, то, по словам греческого посланника К. Диамантопулоса, сказанным М.Г. Сергееву, из разговора с королем Георгом следовало, что последний очень высоко оценивал дружеские отношения между Грецией и СССР. Он подчеркивал, что Советский Союз, как и Греция, заинтересован в сохранении мира на Балканском полуострове. Греческий монарх «поручил К. Диамантопулосу довести об этом до сведения Советского правительства» [14, с. 332].

 

После короля греческий посланник был принят И. Метаксасом, который «подчеркнул, что различия политических режимов не должны мешать установлению дружеских отношений с СССР. Кроме того, Метаксас сказал, что Греция намерена защищать свой нейтралитет всеми силами, будь то от итальянцев или от англо-французов» [14, с. 333].

 

Диамантопулос сообщил Сергееву, что Метаксас и король думают, что Италия не планирует нападать на Грецию, поэтому она не проводила никаких дополнительных военных приготовлений после выступления в войну Италии. Как пишет М.Г. Сергеев, из его беседы с посланниками Германии, Болгарии, Венгрии, он понял, что ни одно государство на тот момент времени не планировало разворачивать боевые действия на Балканах [14, с. 334].

 

Исходя из вышесказанного, отметим, что в тот момент Греция не принимала никаких мер в отношении Италии. Ее министр иностранных дел Г. Чиано старался внушить, в частности, советскому полпреду в Риме И.В. Горелкину, что его страна не имеет никаких требований к балканским и дунайским странам [14, с. 360-361]. Что касается слухов о враждебном отношении Рима к Белграду и Афинам, он назвал их ложными. Его страна, утверждал Г. Чиано, «не посягает на целостность и независимость Югославии, Венгрии, Греции, Румынии и Болгарии. Италия заинтересована экономически и политически в этих странах. Политика Итальянского правительства руководствуется сохранением мира на Балканах, желанием помочь урегулировать спорные вопросы о Трансильвании, Бессарабии, Добрудже мирным путем» [14, с. 360-361].

 

Говоря о гарантиях Великобритании, К. Диамантопулос метафорично сравнил эти обещания с бутылкой вина, которая от долгого хранения может превратиться в обыкновенный уксус. Словно подтверждая свою теорию, дипломат напомнил также о гарантиях, которые Великобритания в свое время обещала Норвегии и Польше. 

 

Очевидно, что такие слухи усыпляли бдительность соседей Италии. Ибо вскоре отношения Рима с Афинами обострились. Об этом речь шла, например, в ходе беседы В.М. Молотова с послом Великобритании Р. Криппсом. Последний хотел выяснить позицию СССР в случае агрессии Италии против Греции. Нарком ответил, что его страна придерживается мирной повестки, как и вся советская внешнеполитическая позиция, а события на Балканах требуют отдельного изучения. По словам Криппса, он обладал информацией, что вблизи албано-греческой границы расположились крупные военные формирования Италии. Молотов отметил, что позиция правительства СССР «вытекает из того, что оно считает последние события на Балканах блефом». Поэтому руководство страны не видит оснований занимать активную позицию по данному вопросу. «Время от времени поднимается шум на греко-албанской границе, и сейчас трудно судить, являются ли последние события более серьезными, чем те, которые неоднократно там происходили» – отметил нарком [14, с. 533].

 

Тем временем Афины не прекращали попыток улучшить отношения с Москвой. Свидетельством тому является встреча М.Г. Сергеева  с  постоянным вице-министром иностранных дел Греции Н. Маврудисом. Речь на ней шла именно об этом. Кроме того, последний выразил желание греческого правительства покупать необходимые стране товары за инвалюту, подчеркнув при этом, что от советского торгпредства, однако, идет очень мало предложений на поставку товаров. Характеризуя греко-итальянские отношения, Маврудис, отметил, «что обстановка стала спокойней. В этом вопросе большую роль, по его словам, сыграл Советский Союз» [14, с. 562].

 

Однако  была  и  иная точка зрения.  Так,  поверенный  в   делах  СССР  в  Турецкой  Республике С.А. Виноградов имел встречу с руководителем МИДа Турции Ш. Сараджоглу, который, говоря о итало-греческом инциденте, отметил, что, «хотя на данный момент этот вопрос остроты не имеет, но он не решен. Это – отложенная партия, партия, не имеющая острой формы, а принявшая хронический характер» [14, с. 262-263].

 

Турецкий дипломат был прав в отношении тлеющего напряжения между Италией и Грецией. И это несмотря на то, что для Н. Маврудиса режим, установленный Муссолини, являлся образцом. Было скопировано все вплоть до атрибутики. Не видя угрозы с итальянской стороны, Греция укрепляла границы с Болгарией, причем в течение нескольких лет. И. Метаксас построил 300 км хорошо укрепленной линии обороны, названную в его честь. А вот на границе с Югославией и Албанией ничего не делалось, что было глубочайшей ошибкой. В одночасье Дуче аннексировал Албанию [20].

 

Н. Чемберлен в связи с этим направил личное обращение Б. Муссолини, касающееся вопроса о Корфу. Дуче после этого дал твердую гарантию, что он никогда не будет думать о каком-либо нападении на Грецию. Н. Маврудис в разговоре с посланником Турции в Венгрии Р.Э. Юнайдином отметил, что греческая сторона чрезвычайно довольна этой «перестраховкой» и что она «в настоящий момент совершенно уверена в будущих спокойных отношениях между обеими странами» [14, с. 151].

 

Этот оптимизм был поверхностным и не имел под собой оснований. Италия устраивала провокации на греческой границе. Греция же желала оставаться нейтральной в большой войне. Она даже демилитаризовала 20 километровую зону вдоль границы с Албанией [20]. Однако Рим видел все по-своему, считая Грецию объектом своих геополитических интересов.

 

В середине августа 1940 г. итальянцы потопили греческий крейсер «Элли». Данная провокация сослужила плохую службу Б. Муссолини. Греки ввели свои войска в демилитаризованную зону и мобилизовали армию (250 тыс. чел.). 28 октября 1940 г. итальянский посол в Афинах предъявил ультиматум И. Метаксасу, который он не принял, ответив «Нет!» беспрепятственному пропуску итальянских войск к портам и аэродромам и другим стратегическим местам в Греции [20].

 

Окончательное решение напасть на Грецию Б. Муссолини принял еще 15 октября 1940 года. Об этом он объявил в ходе заседания итальянских военных руководителей в Палаццо Венеция [2, p. 470]. Муссолини охотно верил заверениям министра иностранных дел Г. Чиано и благоприятной оценке военной обстановки, сделанной главнокомандующим вооруженными силами в Албании генералом В. Праста. В то время в Албании находились восемь дивизий, усиленных фашистской милицией, одна горная и одна танковая дивизии [9, с. 117].  

 

Ф. Гальдер, начальник Генерального штаба Сухопутных войск Германии (1939-1942 гг.), в своем дневнике приводит материалы совещания 24 октября 1940 года, где обсуждались планы действий по испанской и греческой операции. В частности до немецкого командования была донесена информация о планах Муссолини по захвату греческого побережья и острова Корфу. А. Гитлер не разделял планов Италии по захвату Греции и говорил о необходимости бросить все силы на Великобританию [3, p. 245]. 

 

Таким образом, несмотря на огромное превосходство Италии, Греция приняла решение сражаться. В истории Греции 28 октября является памятной датой и государственным праздником – днем начала Второй мировой войны, днем сплочения и патриотизма («День Охи»). 

 

НАЧАЛО БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, ГРЕЦИЯ В ПОИСКАХ СОЮЗНИКОВ

 

Начав боевые действия, Греция, естественно, нуждалась в помощи, надеясь ее получить от Советского Союза. Об этом свидетельствует беседа И. Метаксаса с приглашенным к нему временным поверенным в делах СССР в Королевстве Греция А.И. Лазаревым. В ее ходе премьер-министр, поздравив советского дипломата с 23-й годовщиной Октябрьской революции, отметил, что в связи с начавшимися военными действиями его страна остро нуждается в экономической и военной помощи. В частности греческое правительство просило наладить поставки продовольствия, вооружений и материалов для военной промышленности, так необходимых Греции для проведения оборонительной кампании против Италии.

 

В просьбе итальянского дипломата к советскому правительству были обозначены следующие позиции:

  • продукты питания, зерно, нефть и нефтепродукты;
  • металлопрокат для военной промышленности;
  • военная техника, авиация и другие военные машины.

 

Вопросы общего количества, характера материалов, тоннажа продуктов питания и военного снаряжения для нужды Греции предполагалось уточнить в ходе дополнительных встреч после получения официального ответа правительства Советского Союза [14, с. 28].

 

А.И. Лазарев ответил премьер-министру, что высказанную просьбу передаст своему правительству и после получения инструкций даст ответ. Руководитель греческого правительства заявил, «что он рассчитывает на симпатии Советского Союза к греческому народу и надеется, что советское правительство окажет помощь Греции» [14, с. 28].

 

После официальной части Лазарев попросил Метаксаса обрисовать обстановку, которая сложилась к этому времени вокруг Греции. Начав с Англии, греческий премьер-министр отметил, что она является союзницей Греции и его правительство предоставило свои территории для развертывания военно-морских баз на Крите и надеется получить от нее реальную помощь. Отношения с Германией посчитал нормальными, как и с Турцией (союзница) и Югославией. Отношения же с Болгарией, по его словам, начали портиться. Судя по высказанному, Метаксас в целом был настроен оптимистично. Ибо греческая армия достойно сражалась, а 14 ноября 1940 г. перешла в наступление в Западной Македонии [18].

 

Как отмечал советский полпред в Турции С.А. Виноградов в беседе с югославским послом в данной стране И. Шуменковичем, одна из причин неудач Италии – ее неподготовленность к войне с Грецией [14, с. 150].

 

В начале декабря 1940 г. греческий посланник К. Диамантопулос встретился (по его просьбе) с первым заместителем наркома иностранных дел СССР А.Я. Вышинским и поблагодарил от своего имени и греческого правительства советское правительство «за объективное и доброжелательное отношение к греческому народу в его борьбе за независимость. Греческое правительство усматривает в этом доброжелательное отношение советского правительства, в особенности в быстрейшей поставке хлеба для Греции» [14, с. 170]. Также во время встречи между дипломатами обсуждался вопрос обеспечения свободы международного судоходства. Вышинский отметил, что греческие суда, идущие с советским грузом из США во Владивосток, сталкиваются с многочисленными затруднениями. Заместитель наркома попросил Диамантопулоса принять исчерпывающие меры для скорейшего решения данного вопроса. «Посланник ответил, что он еще 5 декабря запросил по этому поводу свое правительство; он безусловно примет все меры к тому, чтобы этот вопрос был разрешен в кратчайший срок в самом благоприятном для Советского Союза смысле» [14, с. 170].

 

В тот же день полпред СССР в Королевстве Румыния А.И. Лаврентьев встретился с американским посланником Гюнтером. В ходе встречи американский дипломат выразил мнение, что Б. Муссолини не только объявил войну Греции без согласования с Гитлером, но даже против его желания. Во время беседы Гюнтер также поинтересовался у Лаврентьева о возможном заключении договора о ненападении между СССР и Болгарией, обещая последней Фракию. Советский дипломат ответил, что очень удивлен и вообще впервые слышит о таких переговорах [14, c. 173].

 

Вопрос о шедшей войне между Италией и Грецией обсуждался между В.М. Молотовым и турецким послом в СССР А.Г. Актаем. Собеседники пришли к выводу, что последняя взялась за оружие, чтобы защититься. К счастью для всех балканских стран, по мнению собеседников, она с успехом боролась против агрессора [14, с. 176].

 

18 декабря 1940 г. военный министр Греции Н. Пападимос встретился с А.И. Лазаревым. Он отметил, что ему известно содержание беседы советского представителя с премьер-министром И. Метаксасом, но тем не менее, СССР к тому времени не дал положительного ответа на просьбу греческого правительства о помощи вооружением и военными материалами. Пападимос вновь просил о помощи, сославшись на то, что Советский Союз питает к Греции доброжелательные отношения. С его слов, греческие войска в испытывали «большую нужду в артиллерии, особенно в горной и в снарядах к ней. Если советская сторона продаст необходимое количество пушек и снарядов, то Греция будет очень благодарна советскому правительству». Кроме того, он просил наладить в СССР производство снарядов для греческой артиллерии. Если же такая помощь была невозможна, то министр просил продать Греции нужное количество материалов, в частности, стали, которая необходима для изготовления пушек и снарядов. Была еще одна просьба – оказать греческим заводам техническую помощь для производства вооружения [14, с. 206-207].

 

Лазарев ответил, что советское правительство выступает за сохранение мира и придерживается политики нейтралитета. Следовательно, оказание военно-экономической помощи греческому правительству может быть расценено как нарушение ранее достигнутых договоренностей, в том числе политики нейтралитета. Однако, принимая во внимание торговые и политические договорённости между СССР и Грецией, Советский Союз считал приемлемым поставлять в Грецию продукты продовольствия и другие ценные материалы. Пападимос выразил понимание необходимости продовольствия для его страны, но подчеркнул, что в тот момент времени он интересовался теми вопросами, которые поставил. Он сказал, что будет благодарен Лазареву, если тот сообщит о его визите в Москву и передаст содержание беседы. Последний отметил что, проинформирует руководство о повторной просьбе греческого правительства и сообщит о содержании ответа [14, с. 208].

 

29 января 1941 г. скоропостижно скончался премьер-министр, генерал И. Метаксас [16, с. 65]. А.И. Лазарев 1 февраля посетил вице-министра иностранных дел Греции Н. Маврудиса и передал через него греческому правительству соболезнование советского правительства. В ответ на это, как пишет советский Временный поверенный, Маврудис выразил благодарность руководству СССР за теплые чувства, которые оно питает к Греции: его радовала объективность суждений советской прессы относительно войны Греции с Италией, о ходе военных действий. Лазарев в свою очередь попросил рассказать Маврудиса об отношениях его страны с Турцией, Болгарией, Югославией. По мнению последнего, за время греко-итальянской войны они улучшились, в том числе и с Болгарией. Маврудис дал оценку и военных операций против Италии, подтвердив их успешность, и посчитав, «что, если ничто не помешает, Греция в течение примерно года совершенно очистит Албанию от итальянских войск» [14, с. 376].

 

Несмотря на все добрые слова, сказанные в адрес советской стороны, годовой отчет полпреда СССР в Королевстве Греция показывает, что 1940-й год не стал переломным для улучшения советско-греческих отношений. Сложность их налаживания прежде всего заключалась в идеологических противоречиях. СМИ Греции в 1940 г. начали активно выдвигать на первый план тему финской кампании, призывали оказывать помощь белофиннам и т.п. Так, после окончания боевых действий СССР с Финляндией в Афинах была устроена выставка «зверств» большевиков. Заключению экономических соглашений также мешали идеологические противоречия: Греция не желала идти навстречу советскому правительству ни по вопросу заключения торгового договора, ни по возобновлению клирингового соглашения. 

 

Некоторые надежды на улучшение отношений между странами были связаны с изменениями оперативной обстановки в Европе. Греческие дипломаты питали надежду, что после продажи Советским Союзом 100 тыс. тонн пшеницы наступит некоторый перелом в отношениях между Грецией и СССР. С началом военной кампании греческое правительство также с большой надеждой ожидало поступления военной помощи от СССР. Однако, после подписания Германо-советского торгового соглашения, данные надежды рухнули.

 

Довлеющее влияние Великобритании также негативно отразились на торгово-экономических и политических отношениях между СССР и Грецией. Здесь мы имели явное намерение англичан сорвать торговые отношения между странами [14, с. 737]. 

 

В первые дни войны между Италией и Грецией английский Премьер-министр У. Черчилль в свой речи на радио Би-Би-Си восхищался мужеством и героизмом греческой армии: «Вы сражались без оружия и победили… слабые против сильных… Мы благодарны вам за то, что вы нам дали время для защиты нашей Родины… Как русские… как люди мы благодарим вас...» – однако других попыток помочь Греции англичане не предпринимали.

 

После нападения Италии на Грецию Черчилль заявил: «Британия сделает все возможное», что конечно же не очень обнадёживало Грецию, но и сама Великобритания находилась в довольно затруднительном положении, и не располагала значительными ресурсами для оказания помощи своему союзнику [5, p.100].

 

О прохладном отношении к чаяниям Греции англичан также можно сделать вывод из переписки У. Черчиля и Ф. Рузвельта. Греция не раз просила оказать экономическую и военную поддержку, однако Черчилль не спешил оказывать помощь, даже когда Греция остро в ней нуждалась и была под оккупацией. Английский дипломат сообщал Рузвельту о своих опасениях, что в Греции может усилиться левое движение, а национально-освободительный фронт (ЭАМ) постепенно может превратиться в организацию коммунистического фронта [19, с. 796].

 

В это время итальянцы предпринимали усилия по изменению ситуации в свою пользу. Однако 16 марта 1941 г. они вынуждены были остановить наступление, а греки продолжали небезуспешно контрактовать. В течение нескольких месяцев 16 греческих дивизий в Албании, по своей сути сковывали 27 итальянских дивизий. Авторитет Муссолини падал на глазах [2, p. 487].

 

Современники событий ждали, что Греция падет в кратчайшее время, или продержится максимум в течение двух-трех недель [4, p. 123]. Однако греческая армия смогла не только одержать победу в конфликте, но и продвинуться на территорию Албании, где ее приветствовали проживавшие там этнические греки [1, p. 106].

 

Таким образом некогда могущественная итальянская империя фактические была унижена маленькой аграрной страной, что конечно же вызывало недоумение и серьёзный кризис внутри высшего офицерского корпуса Италии. Впервые в истории греки одержали первую победу над странами Оси. Некогда могущественный Муссолини был повержен, но Гитлер не мог смириться с унижением своего соратника [6, p.76-79].

 

Тем не менее, как отмечал посол Германии в Анкаре Ф. Папен во время встречи с советским полпредом С.А. Виноградовым, «положение для Греции создается, безусловно, тяжелое. Он жалеет греков и отмечает, что они поистине героически защищают свою страну в борьбе с Италией». Папен заверил, что Германия готова заключить с ними мир. Но с его точки зрения, англичане оказывали давление на Грецию, желая продолжать войну. Поэтому греческий посол Рафаэль не шел ни на какие разговоры, являсь ярым англофилом и питая к немцам большую ненависть. Советский полпред поинтересовался, следует ли ожидать начала немецких выступлений против Греции в ближайшие дни? Последовал ответ – вполне возможно [14, с. 738].

 

Этот разговор состоялся 25 марта 1941 года. А 6 апреля Германия начала войну с Югославией и одновременно  вторглась  на  территорию  Греции.  11 апреля  полпред  СССР   в   Румынии А.И. Лаврентьев посетил посланника США Гюнтера, который довольно оптимистично расценивал происходившие события и считал, что потеря греками Салоник не означала утрату для их армии возможности сопротивляться, равно как и для югославской армии – соединиться с греческими силами на албанском фронте [14, с. 547].

 

Действительно греки сопротивлялись. Причем, как отмечал Э. Иден в беседе с полпредом в Англии И.М. Майским (16 апреля 1941 г.), мужественно, боеспособно. Вместе с тем он не был уверен в способности англо-греческих сил отразить, либо задержать германское наступление на Балканах [14, c. 578]. Его неуверенность подтвердилась. Немцы устроили англичанам «второй Дюнкерк». «Они, – пишет Л. Гарт, – едва избежали полной катастрофы. С огромным трудом им удалось эвакуировать войска морем. Противник захватил все танки, большое количество военного снаряжения и 12 тыс. пленных» [16, c. 123].

 

Через некоторое время континентальная Греция была полностью занята армиями стран Оси. Остров Крит был захвачен в мае месяце.

 

Греция не смогла устоять против германской военной машины, но тому были и объективные причины. Так, предложения Великобритании об отправке войск в Грецию имели форму дипломатического давления, и поэтому И. Метаксас, у которого были старые контакты с Германией, больше занимался неофициальной дипломатией. Такая двойная политика очень раздражала англичан. 

 

3 июня 1941 г. в адрес миссии Королевства Греция в СССР была направлена Нота НКИД СССР следующего содержания. «Ввиду того, что Греция в настоящее время не является суверенным государством и СССР не имеет в Греции своего дипломатического представителя, Народный Комиссариат Иностранных Дел имеет честь довести до сведения Греческой Миссии в Москве, что Советское Правительство считает с сего числа полномочия Греческого Посланника в СССР потерявшими свою силу» [14, с. 714].

 

19 июня К. Диамантопулос посетил А.Я. Вышинского с прощальным визитом. Он сообщил, что выезжает в США, в Вашингтон, и там будет ожидать дальнейших указаний. Греческий дипломат поблагодарил В.М. Молотова и Правительство СССР за оказанное гостеприимство, выражал сожаление, что покидает Москву и поделился надеждой на улучшение советско-греческих отношений и возможное возращение в Москву в качестве представителя дипломатической миссии Греции. Диамантопулос также выразил благодарность Вышинскому за оказание помощи в работе в Москве. «Я, – пишет А.Я. Вышинский, – поблагодарил К. Диамантопулоса за выражение   добрых   чувств  и  поддержал  его  уверенность  в  лучшем  будущем.  Я  пожелал К. Диамантопулосу счастливого пути» [14, с. 745].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В заключении отметим, что К. Диамантопулос, прибыв в США, стал послом Греции в данной стране. С началом немецкой оккупации правительство Греции бежало в Египет. Греческий народ поднялся и развернул партизанскую борьбу, которая активизировалась после нападения фашистской Германии на СССР 22 июня 1941 года. Был создан национально-освободительный фронт – ЭАМ, а в последствие, на базе данной организации, была создана национально-освободительная армия ЭЛАС [10, p. 9].

 

30 июля 1941 г. СССР восстановил дипломатические отношения с правительством Греции в Лондоне на уровне миссий. Чуть позже, 14 апреля 1943 г. миссии были преобразованы в посольства.

Список литературы

  1. Abridged history of the Greek-Italian and Greek-German war, 1940-1941. Athens : Hellenic Army General Staff, Army History Directorate, 1997. - 354 p. [Сокращенная история греко-итальянской и греко-германской войн 1940-1941 годов. Афины : Генеральный штаб Греческой армии, Управление истории армии, 1997. - 354 c/]
  2. Churchill W.S. The Second World War: Their Finest Hour (volume 2): Houghton Mifflin Company). 1949. – 836 p.  [Вторая мировая война: Их звездный час (том 2: Компания Хоутона Миффлина). 1949. – 836 с.] 
  3. Halder F. War private journal of Generaloberst Frans Halder, Chief of the General Staff of Supreme Command of the German Army (OKH). 14 August 1939 to 24 September 1942 / Historical Division, SSUSA 8 Volumes. [United States]: A.G. EUCOM, 1947. - Vol. IV. 10 May 40 - 10 Oct 40. - 252 p. [Военный личный дневник генерала Франца Гальдера, начальника Генерального штаба Верховного командования германской армии (ОКХ). С 14 августа 1939 года по 24 сентября 1942 года / Исторический отдел, Специальный отдел армии США, 8 томов. [Соединенные Штаты]: A.G. EUCOM, 1947. - Том IV. 10 мая 40 - 10 октября 40. - 252 с.]
  4. Hasluck E. Lewis. The Second World War, London 1948. - 358 p. [Вторая мировая война, Лондон, 1948. - 358 с.]
  5. Robin Higham, Thanos Veremēs. The Metaxas Dictatorship, Athens, Εliamep-Vryonis Center, 1993. – 240 p. [Диктатура Метаксаса, Афины, Центр Элиамепа-Вриониса, 1993. - 240 с.]
  6. Wisdom T.H. Wings over Olympus. London, G. Allen & Unwin ltd., 1942. -  229 p. [Крылья над Олимпом. Лондон, 1942. - 229 с.]
  7. The Ciano diaries, 1939-1943 the complete, unabridged diaries of Count Galeazzo Ciano, Italian minister for foreign affairs, 1936-1943; New York, Doubleday, 1946. - 584 p. [Дневники Чиано, 1939-1943, полные, без сокращений дневники графа Галеаццо Чиано, министра иностранных дел Италии, 1936-1943; Нью-Йорк, Даблдей, 1946. - 584 с.]
  8. The Greek White Book: Italy’s Aggression Against Greece. (Published by the Greek Ministry for Foreign Affairs, Washington, 1940. - 139 p. [Белая Книга Греции: Агрессия Италии Против Греции. (Опубликовано Министерством иностранных дел Греции, Вашингтон, 1940 г. - 139 с.]
  9. Tippelskirch K. Geschichte des Zweiten Weltkrieges. Bonn, 1954 / Типпельскирх К. История Второй мировой войны. СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1999. – 796 с.
  10. White book, May 1944-March 1945. New York: Greek American Council, [1945]. - 137 p. [Белая книга, май 1944 - март 1945. Нью-Йорк: Греко-американский совет, [1945]. - 137 с.]
  11. Бармин А.Г. Соколы Троцкого: М.: Современник, 1997. – 527 с. 
  12.  Дипломатический словарь. В 3-х томах. Т. 1. М.: Наука, 1985. - 430 с.
  13. Документы внешней политики СССР. Т. 19. 1 января – 31 декабря 1936 г. М.: Политиздат, 1974. - 823 с.
  14. Документы внешней политики. 1940 – 22 июня 1941. Т. XXIII: В 2 кн. – Кн. 1. Январь – октябрь 1940. М.: Междунар. отношения, 1995. - 752 с. 
  15. Квашнин Ю.Д. Советско-греческие отношения в 1936–1940 гг. По материалам советских дипломатических документов // Вестник Московского университета. Серия 8: История: 2008. № 4. С. 3–15.
  16. Лиддел Гарт Б. Вторая мировая война. Очерк / Пер. с англ. В.В. Борисова, П.Н. Видуэцкого и Е. Л. Цылева. М.: Воениздат, 1976. - 679 c.
  17. Российско-греческие отношения  в  XX веке. Очерки  /  Т. В. Никитина;  под  общ.  ред. Л. С. Белоусова. СПб.: Алетейя, 2020. – 214 с. (Труды исторического факультета МГУ. Вып. 173. Сер. II: Исторические исследования, 110). 
  18. Самсонов А. Как провалился бездарный итальянский блицкриг в Греции // Военное обозрение, 30.10.2020.
  19. Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны / Пер. с англ. М.: ТЕРРА, 1995. – 800 с. 
  20. Сирота А. День, когда Греция сказала «нет» // WarSpot, 05.08.2015.

Информация об авторах

Гришин Яков Яковлевич, доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений, мировой политики и дипломатии  Казанского (Приволжского) Федерального университета, г. Казань, Российская Федерация.

 

Галиуллина Эльвира Рахимзяновна, преподаватель кафедры иностранных языков в сфере международных отношений Казанского (Приволжского) Федерального университета, г. Казань, Российская Федерация.

 

Кадыров Рамиль Рашитович, кандидат исторических наук, преподаватель кафедры регионоведения и евразийских исследований Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Кадыров Рамиль Рашитович, e-mail: kadyrovramil@mail.ru

INTERNATIONAL RELATIONS

Original Paper

Soviet-Greek relations on the eve of the Great Patriotic War of 1941–1945

(by document pages)

Yakov Y. Grishin 1Elvira R. Galiullina 2Ramil R. Kadyrov 3*

Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9453-6070, e-mail: grishin.42@mail.ru

Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2516-5915, e-mail: elvi-galiullina@yandex.ru

Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2996-8288, e-mail: kadyrovramil@mail.ru

Abstract:

April 2021 marked the 80th anniversary of the beginning of the aggression of Nazi Germany against Greece. Before that, she had to fight a heroic struggle with the Italian army that invaded from Albania. Moreover, without having superiority over the occupiers. Nevertheless, the Greek army managed to inflict a major defeat on them and forced the Italian troops to retreat to Albania, i.e. to where they started their aggression. Looking through the diaries of the then Italian Foreign Minister G. Ciano, you find his recognition that on the 8th day of Operation it became a reality that the initiative had completely passed to the Greeks. In this complex turn of events, Athens needed external support, including from the Soviet Union. Diplomatic relations were maintained between the two countries. About how the Soviet-Greek relations developed on the eve of the Great Patriotic War, and will be discussed in the proposed article, based primarily on published documents, Internet resources.

 

Keywords: 

USSR, Greece, Greco-Italian War, I. Metaxas, M.G. Sergeev, A.I. Lazarev, B. Papadakis,

K. Diamantopoulos, A.Ya. Vyshinsky 

References

  1. Abridged history of the Greek-Italian and Greek-German war, 1940-1941. Athens: Hellenic Army General Staff, Army History Directorate, 1997. - 354 p.  
  2. Churchill W.S., 1949, The Second World War: Their Finest Hour (volume 2): Houghton Mifflin Company. 1949. – 836 p. 
  3. Halder F., 1947, War private journal of Generaloberst Frans Halder, Chief of the General Staff of Supreme Command of the German Army (OKH). 14 August 1939 to 24 September 1942 / Historical Division, SSUSA 8 Volumes. [United States]: A.G. EUCOM, 1947. - Vol. IV. 10 May 40 - 10 Oct 40. - 252 p. 
  4. Hasluck E. Lewis, 1948, The Second World War. London 1948. - 358 p. 
  5. Robin Higham, Thanos Veremēs, 1993, The Metaxas Dictatorship. Athens: Εliamep-Vryonis Center, 1993. – 240 p. 
  6.  Wisdom T.H., 1942, Wings оver Olympus. London: G. Allen & Unwin ltd., 1942. - 229 p.
  7. The Ciano diaries, 1939-1943 the complete, unabridged diaries of Count Galeazzo Ciano, Italian minister for foreign affairs, 1936-1943. New York: Doubleday, 1946. - 584 p.
  8. The Greek White Book: Italy’s Aggression Against Greece. Published by the Greek Ministry for Foreign Affairs, Washington, 1940. – 139 pp. 
  9. Tippelskirch K., 1999, Geschichte des Zweiten Weltkrieges. Bonn, 1954. / Tippel`skirx K. Istoriya Vtoroj mirovoj vojny` [History of the Second World War] SPb.: Poligon; M.: AST, 1999. – 796 s. (In Russ.)
  10. White book, May 1944 - March 1945. New York: Greek American Council, [1945]. - 137 p.  
  11. Barmin A. G., 1997, Sokoly` Troczkogo [Trotsky's Falcons]. Moscow: Sovremennik, 1997. - 527 s. (In Russ.)
  12. Diplomaticheskij slovar'. V 3-h tomah [Diplomatic dictionary. In 3 volumes]. T. 1. Moscow: Nauka, 1985. - 430 s. (In Russ.)
  13. Dokumenty` vneshnej politiki SSSR. Tom 19. 1 yanvarya – 31 dekabrya 1936 g. [Documents of the USSR foreign policy. Volume 19. January 1 – December 31, 1936]. Moscow: Politizdat, 1974. – 823 s. (In Russ.)
  14. Dokumenty` vneshnej politiki. 1940 – 22 iyunya 1941. T. XXIII: V 2 kn. Kn. 1. Yanvar` – oktyabr` 1940  [Foreign  policy  documents. 1940 – June 22, 1941. Vol. XXIII: In 2 books. Book 1. January – October 1940]. Moscow: Mezhdunar. otnosheniya, 1995. - 752 s. (In Russ.)
  15. Kvashnin Yu. D., 2008, Sovetsko-grecheskie otnosheniya v 1936–1940 gg. Po materialam sovetskix diplomaticheskix dokumentov [Soviet-Greek relations in 1936–1940. Based on the materials of Soviet diplomatic documents]. – Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 8: Istoriya. 2008. N. 4 S. 3-15. (In Russ.)
  16. Liddel Gart B., 1976, Vtoraya mirovaya vojna. Ocherk. Per. s angl. V. V. Borisova, P.N.Vidue`czkogo i E. L. Cyleva [The Second World War. Essay. Translated from the English by V. V. Borisov, P. N. Viduetsky and E. L. Tsylev]. Moscow: Voenizdat, 1976. - 679 p. (In Russ.)
  17. Rossijsko-grecheskie otnosheniya v XX veke. Ocherki [Russian-Greek relations in the XX century. Essays]  /  T. V. Nikitina; pod obshh. red. L. S. Belousova. SPb.: Aletejya, 2020. – 214 s. – Trudy` istoricheskogo fakul`teta MGU. Vy`p. 173. Ser. II: Istoricheskie issledovaniya. (In Russ.)
  18. Samsonov A., 2020, Kak provalilsya bezdarny`j ital`yanskij bliczkrig v Grecii [How the incompetent Italian blitzkrieg failed in Greece]. – Voyennoye obozreniye, 30.10.2020. (In Russ.)
  19. Sekretnaya perepiska Ruzvel`ta i Cherchillya v period vojny` [Secret correspondence between Roosevelt and Churchill during the war]. Per. s angl. Moscow: TERRA, 1995. - 800 s.  (In Russ.)
  20. Sirota A., 2015, Den`, kogda Greciya skazala «net» [When Greece said no]. – WarSpot, 05.08.2015. (In Russ.)

Information about the authors 

Yakov Y.  Grishin, Dr. Sci. (History), Prof. of the Department of international relations, world politics and diplomacy, Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation.

 

Elvira R. Galiullina, Lecturer of the Department of Foreign Languages in the Field of International Relations of Kazan (Volga Region) Federal University, Kazan, Russian Federation.

 

Ramil R. Kadyrov, Cand. Sci. (History), lecturer of the Department of regional studies and Eurasian studies of Kazan (Volga) Federal University, Kazan, Russian Federation.

Corresponding author

Ramil R. Kadyrov, e-mail: kadyrovramil@mail.ru

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 2


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN