Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 3. С. 23–23.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 3. P. 23–23.


УДК: 930

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-3-23-23

Поступила в редакцию: 08.04.2022 г.

Опубликована: 09.07.2022 г.

Submitted: April 8, 2022

Published online: July 9, 2022 


Для цитирования:  Таньшина Н. П. В тени забвения. Трагедия харки [Рецензия на кн.: Kilali M. Sous silence... Une tragédie harkie. Paris: Les Éditions du Menhir, 2022] // Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, №3(32). С. 23-23. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-3-23-23.

For citation:  Tanshina N. P.  In  the  shadow  of  silence. The tragedy of the Harki  [The book review: M. Kilali. Sous silence... Une tragédie harkie. Paris: Les Éditions du Menhir, 2022]. – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(3):23-23. (In Russ.). https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-3-23-23.

Благодарности: Статья подготовлена в рамках выполнения научно-исследовательской работы государственного задания РАНХиГС.

Acknowledgements: The article was prepared as part of the research work of the state task of RANEPA.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


ИСТОРИОГРАФИЯ

Рецензия

В тени забвения. Трагедия харки

 

Kilali M. Sous silence... Une tragédie harkie.

Paris: Les Éditions du Menhir, 2022. 

Наталия Петровна Таньшина 1, 2 *

Российская Академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7373-592X, e-mail: nata.tanshina@mail.ru

Московский педагогический государственный университет,

г. Москва, Российская Федерация, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7373-592X, e-mail: nata.tanshina@mail.ru 

Аннотация:

Рецензия на книгу французского историка Мики Килали, посвященную трагедии харки́ — алжирцев, сражавшихся на стороне Франции в годы Алжирской войны 1954—1962 гг., а после подписания Эвианских соглашений разоруженных и оставленных на произвол судьбы. Лишь небольшая часть харки, на страх и риск отдельных французских военных, была вывезена во Францию, но и там они долгое время воспринимались как предатели. М. Килали, специалист по истории Алжира XIX века, автор работ, посвященных эмиру Абд аль-Кадиру, является сыном и племянником харки, поэтому его работа, написанная на основе воспоминаний и историй членов его семьи, имеет глубоко личностный характер и выходит на важную общественную проблему, не решенную во Франции по сей день. Французское общество имеет мало информации о судьбе харки, хотя в современной Франции харки и их потомки насчитывают около 500 тыс. человек. Однако в последние двадцать лет при президентах Ж. Шираке, Н. Саркози и Э. Макроне французские власти пытаются изменить ситуацию. В 2003 г. был учрежден «Национальный день чествования харки и других участников дополнительных соединений», в 2012 г. президент Н. Саркози официально признал ответственность французского правительства за оставление харки в Алжире, в 2021 г. президент Э. Макрон официально попросил прощения у харки и их потомков и заверил, что будет принят закон о «признании и возмещении ущерба» харки.     

  

Ключевые слова: 

 новейшая история Франции, историография, харки, Алжирская война 1954—1962 гг., М. Килали, французские мусульмане, Эвианские соглашения, историческая память, историческое забвение

18 марта 2022 г. исполнилось 60 лет со дня подписания Эвианских соглашений, приведших к окончанию Алжирской войны (1954—1962) и предоставлению независимости Алжиру. Более чем вековая история французского присутствия в Алжире завершилась. Все началось в июне 1830 года, когда король Карл Х решил путем маленькой победоносной войны укрепить свою власть. Военная операция оказалась успешной, однако королю не помогла, и вскоре после того, как дей Хусейн потерял свой трон, в Париже произошла революция, лишившая Карла Х престола. Пришедший к власти король Луи-Филипп Орлеанский поначалу не знал, что делать с этим «тягостным наследием Реставрации», и только в 1834 г. объявил Алжир французской колонией. Однако завоевание длилось вплоть до 1847 г., поскольку на территории бывшего Регентства началось упорное сопротивление алжирцев, объединившихся под руководством эмира Абд аль-Кадира, в итоге оказавшегося пленником Франции. Наполеон III попытался решить алжирскую проблему путем создания Арабского королевства. Во второй половине ХХ века на волне деколонизации ситуация стала настолько острой, что вылилась в войну и самый серьезный кризис Четвертой республики, в результате которого родилась Пятая республика. 

 

Алжирская тематика является одной из приоритетных для французских исследователей. Как иронично отметил известный французский историк Тьерри Ленц, в школьных учебниках история Франции XIX столетия долгое время сводилась к завоеванию Алжира [3]. История алжирской войны 1954—1962 гг. является объектом не менее пристального внимания, особенно в юбилейный год. Однако в истории этой войны и ее окончания есть тема неудобная, о которой не очень принято говорить. И это не просто историографический сюжет, а реальная общественная и социальная проблема. Речь идет о судьбе харки (арки) — алжирцев, сражавшихся на стороне Франции (1). В 1962 г., по окончании войны, они были разоружены французской армией и не просто оставлены на произвол судьбы, но, по сути, обречены на смерть (2). 

 

Лишь небольшая часть харки, на страх и риск отдельных французских военных, была вывезена во Францию, но и там они долгое время воспринимались как предатели. «Один из величайших позоров, одно из величайших бесчестий в истории Франции», — так нобелевский лауреат экономист Морис Алле охарактеризовал отношение французских властей к харки [2, с. 5]. 

 

Почему это произошло? Почему Шарль де Голль пошел на эту сделку? Какова была судьба харки? Об этом — книга французского исследователя Мики Килали «В тени забвения. Трагедия харки». М. Килали — специалист по истории Алжира XIX века, автор работ, посвященных эмиру Абд аль-Кадиру, завершающий диссертацию под руководством известного французского историка Эрика Ансо. Это уже второе издание книги (впервые она была опубликована в 2013 г.). То, что работа переиздается, является показателем читательского интереса, актуальности и важности проблемы, о которой предпочитают умалчивать, хотя в современной Франции харки и их потомки насчитывают около 500 тыс. человек. Соответственно, Мики Килали обращает внимание общественности на важнейшую проблему исторической памяти и забвения.   

 

Перед нами — не просто монография, посвященная судьбе харки. Дело в том, что Мики Килали является сыном и племянником харки, которые были в числе других вывезены из Алжира. Это история личная и семейная, это микроистория, история случая, выходящая на проблему, не решенную окончательно и спустя шестьдесят лет. 

 

Как отмечает в предисловии к книге издатель и историк Ксавье Дюбуа, работа Мики Килали является «очень жестким, сильным, душераздирающим, без всякого налета романтизма, хорошо документированным свидетельством эпохи». Автор не просто описывает ситуацию. Книга позволяет «понять, чтобы признать и простить» [2, с. 9].

 

В кратком предисловии Мики Килали отмечает: «Франция создает свою историю. А об истории харки она предпочла умолчать, похоронив ее в катакомбах прошлого. Тем самым она позволила длиться страданиям, не опасаясь за свою честь. И поэтому бой дяди и отца стал боем племянника и сына. Чтобы сказать о том, чем Франция обязана харки, и напомнить ей об идентичности, памяти и истории этих людей» [4, с. 10]. 

 

Итак, это история одной семьи харки, вписанная в историю Франции. Главные герои книги — дядя автора, Мохамед Муслим, и его отец, Мохтар Килали. В работе нет многочисленных сносок, принятых в научных монографиях, лишь в начале глав — цитаты из работ историков, а также ссылки, в основном на газеты. Но от этого работа не становится менее документированной. Здесь другие источники — живые свидетельства, воспоминания реальных участников событий, не опубликованные, но рассказанные автору, бережно хранящиеся в архиве семейной памяти. В книге упоминаются имена французских военных, но без фамилий, только имена — такова была воля родственников участников событий. 

 

Итак, юный Мохамед Муслим оказался во французской армии после злодейского убийства его отца. Это случилось 7 мая 1958 года. Отец был простым крестьянином, жившим на своей земле вместе со своей семьей, разводившим скот. «Он ничего не сделал. Ничего», — пишет М. Килали [4, с. 16].

 

Именно стремление защитить свою семью, свою жизнь привело 16-летнего Мохамеда, как и многих других алжирских мусульман, во французскую армию. Когда французские военные спросили юношу, почему он решил стать харки, он чистосердечно ответил: «…я стал солдатом французской армии, и я надеюсь, что она впишет важную страницу в историю моей страны и принесет ей независимость, которую наши отцы так долго ждали. Я также надеюсь, что это приведет к миру и благополучию обоих народов». Военные были удивлены, не ожидая такого ответа от молодого крестьянина [4, с. 33].

 

Конечно, не все харки вступили во французскую армию по идейным соображениям. Как отмечает М. Килали, некоторые вели двойную игру и были связаны с Фронтом национального освобождения. Есть мнение, что численность таких харки доходила до 40% [1, с. 35].

 

В 1958 г., в момент вступления Мохамеда во французскую армию, в военном лагере было только четыре харки, он был пятым. Ему дали специальную карту харки, и он стал матросом. Несмотря на то, что харки считались военными, поначалу они были лишены оружия. Однако весьма быстро французские военные их вооружили, и из матросов они стали морскими пехотинцами. Для многих харки военное дело было непривычным, ведь они были крестьянами и пастухами [4, с. 38]. 

 

Семья Мохамеда, не чувствуя себя в безопасности, тоже перебралась в лагерь. Здесь, во французском лагере, Мохамед встретился с молодым алжирцем, Мохтаром Килали, сиротой, воспитывавшимся дядей, и подружился с ним. В итоге обе семьи породнились: Мохтар Килали, отец автора книги, женился на одной из сестер Мохамеда, будущей матери Мики Килали. Мохтар тоже стал харки и вступил во французскую армию.

 

Если изначально соединения харки были немногочисленными, то весьма быстро французские военные меняют тактику: было решено создать регулярные соединения из местного населения для поддержания порядка в стране, установления контроля над деревнями и недопущения перехода деревенских жителей в ФНО [2, с. 3]. 

 

Для харки служба во французской армии была еще и способом материально помочь своим семьям: их жалование составляло 240 франков, что было существенным подспорьем в бедной стране. И, конечно, харки надеялись, что вместе с французской армией они принесут мир Алжиру [4, с. 51-52].

 

Так прошло несколько лет. Мохамед Муслим вместе со своим другом Мохтаром принимали участие в боях. Настал 1962 год, важный и драматичный. 19 марта были подписаны Эвианские соглашения.  Французская армия должна была покинуть Алжир, но без харки. Для харки, сражавшихся на стороне Франции, это стало настоящим потрясением: они понимали, что Франция их бросила. По убеждению М. Килали, президент де Голль и его правительство совершили «государственное и военное преступление, преступление против человечества» [4, с. 112-113].

 

Почему генерал де Голль пошел на этот шаг, воспринятый харки как предательство? Он опасался «исламизации» Франции, не делая различий между обычными алжирскими рабочими мигрантами и теми, кто сражался на стороне Франции. Этот аргумент, многократно выдвигаемый французскими властями, как отмечает Мики Килали, не выдерживает критики: репатриированные харки и члены их семей составили бы менее 1 млн человек, — цифра, несопоставимая с масштабами дальнейшей миграции, поощряемой французскими властями, стремившимися обеспечить страну необходимыми рабочими руками.

 

При этом франкоалжирцы, так называемые «черноногие», а также алжирские евреи, были эвакуированы из Алжира, и их возвращение во Францию (а «черноногих» было 910 тыс.), прошло без больших проблем [4, с. 6]. И именно харки, разоруженные французской армией, должны были обеспечить безопасную эвакуацию «черноногих» и алжирских евреев.

 

Они не просто были разоружены и лишены, тем самым, средств защиты. Правительство всячески противодействовало их репатриации во Францию. Государственный министр по делам Алжира Луи Жокс, а также военный министр Пьер Мессмер даже ввели санкции против французских военных, пытавшихся вывезти харки (телеграммы от 16 мая и 15 июня 1962 г.) [4, с. 109-110]. 

 

К счастью, некоторые французские военные рискнули не подчиниться этим приказам. По словам Ксавье Дюбуа, «эти офицеры частично восстановили честь Франции, которую прежде Шарль де Голль защищал, а потом бросил харки на произвол судьбы» [2, с. 6]. 

 

9 июня 1962 г. 651 харки, среди которых Мохамед Муслим и Мохтар Килали с семьями, на десантном корабле «Триё» (4) отправились во Францию. Спустя два дня они были в Марселе. В порту никто из городских властей их не встречал, и ночь они провели на борту судна. Наутро они направились в город Мийо, тогдашний регион Юг-Пиренеи, департамент Аверон, где им уже был оказан торжественный прием с пением «Марсельезы». 

 

Лишь небольшая часть харки смогла покинуть свою родину, ставшую независимой — 42,5 тыс. человек с членами их семей. Общее количество харки доходило до 250 тыс. человек.

 

В отличие от франкоалжирцев, харки рассматривались французскими властями не как репатрианты, а как беженцы-иностранцы. Поэтому они были собраны в лагерях на юге Франции. Некоторые лагеря напоминали настоящие тюрьмы: они были обнесены стенами с колючей проволокой и сторожевыми вышками и были изолированы от остальной Франции. Официально это объяснялось мерами безопасности, хотя харки никакой опасности не представляли и составляли лишь 0,1% населения французской метрополии. Однако харки были оставлены в лагерях. Первые девять месяцев после прибытия они жили на положении военных и получали жалованье в размере 400 франков, которое было увеличено до 600 франков в конце четвертого месяца. 

 

Семьи Мохамеда Муслима и Мохтара Килали оказались в одном из таких лагерей в коммуне Ларзак департамента Аверон. Лагерь принял 12 тыс. человек, хотя был рассчитан всего лишь на 3 тыс. 

 

Условия жизни были спартанскими. Недостаток воды, антисанитария, плохое питание. Мясо было очень редко, основную пищу составляли хлеб, фасоль и чечевица. 

 

Постепенно дети начали ходить в школу. Некоторые из них имели французские имена: харки давали им имена своих офицеров. Учителя пытались переиначить их имена на французский манер:  Мохамеда  называли  Морисом,  Абделькадера  Альбером-Марселем.   Как   отмечает М. Килали, таким образом французское правительство хотело ассимилировать алжирцев и интегрировать их во французское общество. Однако герои этой книги стремились сохранить свои арабские имена. 

 

Чем харки занимались в лагерях? Разного рода физическим трудом, стригли деревья, работали в шахтах, как, например, Мохамед и Мохтар. 

 

Мест в лагере не хватало и Мохтар и Мохамед с семьями были перемещены в Ларжантьер, что в регионе Рона-Альпы. Другие харки тоже были размещены по разным южным городам, в том числе в Ниме и Монпелье.  

 

Постепенно отношение к харки начало меняться, да и не все французы были согласны с позицией властей. Некоторые местные администрации пытались адаптировать новых жителей. Из парижского пригорода Нейи-сюр-Сен под военным конвоем прибыла одежда, питание, деньги (3 млн старых франков). Благодаря этой помощи было построено 54 дома [4, с. 105-106]. Однако,  в  целом,  деньги,  выделенные  на  интеграцию харки, 13 млн франков, как отмечает М. Килали, были расхищены. 

 

Что касается харки, оставшихся в Алжире, то их судьба была трагичной. Несмотря на то, что Эвианские соглашения предусматривали гарантии для харки, после их подписания в Алжире начинаются массовые репрессии и насилия. Победители присвоили себе право отобрать у харки все, чем они владели: имущество, репутацию, жизнь. Харки были превращены в антигероев и ренегатов. Убивали часто вместе с их семьями, женами, стариками и детьми. Многих перед смертью жестоко пытали, женщин перед тем, как убить, насиловали. Многие были брошены в тюрьмы, осуждены на тяжелые работы. По разным оценкам, число харки, убитых уже  после  подписания  Эвианских  соглашений,  колеблется  в  очень  широком  диапазоне  от 70 тыс. до 150 тыс. человек [2, с. 5].

 

Но самый большой позор, по мнению М. Килали, заключается в том, что по обоим берегам Средиземноморья эти страдания были стерты из памяти. По сути, автор говорит о меморициде — преступлении против памяти. Этот термин французский исследователь Р. Сеше использует применимо к памяти о Вандее. 

 

Харки воспринимались предателями и изменниками не только алжирцами, но и французами. То, что в Алжире они трактовались как предатели, отмечает М. Килали, можно понять. Но, по его убеждению, нельзя понять то, что такому взгляду позволили укрепиться и во Франции. И самое постыдное заключается в том, что на детей и внуков харки распространяется отношение к их родителям, тот самый «первородный грех», который нельзя смыть временем. 

 

Французское правительство медленно и запоздало начало признавать трагедию харки. В 1965 г. харки покинули лагерь в Ларжантьере. Последние харки были выпущены из лагерей лишь в 1976 году.

 

В 1986 г. Жак Ширак, тогда премьер-министр, заявил, что алжирцы вписали замечательные страницы в историю французских вооруженных сил [4, с. 11]. По мнению Мики Килали, нужно говорить не только о ХХ столетии. Его прадед, Ахмед Муслим, был в рядах французской армии во время Первой мировой войны. Он сражался на территории Франции в 1916 г., вернулся израненным и больным и вскоре умер. 

 

При Франсуа Миттеране в соответствии с законом от 11 июня 1994 г. было провозглашено, что «Французская республика выражает признательность репатриантам, бывшим членам дополнительных формирований … и чтит их жертвы» [2, с. 7]. 

 

В 2003 г. Жак Ширак, уже в качестве президента, учредил «Национальный день чествования харки и других участников дополнительных соединений», отмечаемый каждое 25 сентября. Однако только 14 апреля 2012 г. президент Николя Саркози официально признал ответственность французского правительства за то, что харки были им брошены в Алжире [2, с. 8].

 

20 сентября 2021 г., за пять дней до праздника, Эммануэль Макрон на приеме, организованном в Елисейском дворце, выступил с почти двадцатиминутной речью, посвященной харки. «Ваша история — это наша история… Но она до сих пор слишком плохо известна французам. Вот почему я организовал встречу. Это не встреча с харки, это встреча с истиной, с Францией, с частью нас самих». Президент подчеркнул, что харки, которые всегда были и остаются французами, которые проливали за Францию кровь, по окончании войны в Алжире были брошены Францией, «не выполнившей своих обязательств по отношению к харки, их женам и детям». Поэтому 19 марта 1962 г. ознаменовало окончание боевых действий, но для харки стало «началом Голгофы, жестоких репрессий, изгнания или смерти» [1]. 

 

Макрон подчеркнул, что для Франции признание и исправление ошибок, допущенных по отношению к харки, является делом чести, и Французская республика должна быть благодарна «своим детям, служившим ей и за нее страдавшим». Поэтому президент заверил, что будет принят закон о «признании и возмещении ущерба», хотя и отметил, что для этого потребуется время [1]. 

 

Однако, как отмечает Мики Килали, если правительство сделало эти шаги, то следующий шаг должна сделать французская нация. Ведь многие французы просто не знают об этой трагической странице французской истории, а многие воспринимают харки и их детей как предателей, и такое отношение становится все более распространенным. А власти Франции, по мнению историка, не предпринимают никаких усилий для того, чтобы изменить эти коллективные представления.

 

Стоит ли говорить о судьбе семей харки по другую сторону Средиземного моря? Дети харки лишены тех гражданских прав, которыми обладают их соотечественники, например, права на получение высшего образования. Многие из них не получили даже школьного образования. Современные алжирские политики порой тоже воспринимают харки как предателей и используют эту тему во время избирательных кампаний. В июне 2000 г. президент Алжира Абдель Азиза Бутефлика, прибывший во Францию с официальным визитом, в своем выступлении сравнил харки с французскими коллаборационистами времен Второй мировой войны [2, с. 8]. В соответствии с циркуляром алжирского правительства 2007 г. утверждалось, что потомки харки не могли занимать никакой административный пост в алжирских учреждениях [2, с. 9].

 

Как видим, проблема не решена ни в Алжире, ни во Франции. Поэтому завершающая глава книги так и называется: «История без финальной точки». Как сложилась судьба главных героев этой книги? Мохамед Муслим и Мохтар Килали живут во Франции, и их заслуги оценены французским правительством. Мохамед Муслим награжден орденом Почетного легиона, Мохтар Килали получил медаль «За заслуги». Каждый год они встречаются в Ларжантьере, вспоминают о прошлом и ждут подлинного признания со стороны французского правительства. Это нужно живым и еще больше — ушедшим, памяти о них. 

 

Об этом — очень личностная книга Мики Килали, историка, племянника и сына харки, забытых защитников интересов Франции.

Примечания

  1. Харки́ (во франц. произношении «арки́») (фр.  harki, от арабского харака —«движение») — военнослужащие из местных формирований алжирских мусульман (арабов и берберов), принимавшие участие в 1954—1962 гг. во время Алжирской войны в сражениях на стороне Франции против Фронта национального освобождения (ФНО).  Отряд, состоявший из харки, назывался харка. Этот термин появился еще в доколониальный период для обозначения небольших вооруженных отрядов, участвовавших в межплеменных столкновениях или в войне против внешнего врага. Уже в январе 1955 г. во многих районах Алжира были созданы «Мобильные группы безопасности» и «Группы местной самообороны», в которых служили арабы, стремившиеся защитить свое имущество и близких от экстремистов. 
  2. 19 марта 1962 г., в день прекращения огня в Алжире, 263 тыс. мусульман были на стороне французской армии. Более 5 тыс. уже отдали свои жизни за Францию [2, 5].
  3. Основная масса населения была настроена индифферентно, однако боевики ФНО запугивали жителей и жестоко расправлялись с «предателями». 
  4. Десантный корабль, названный так в честь речки Триё в Бретани. Его служба началась в Алжире, где с 11 июня по 22 июля 1962 г., вместе с авианосцем «Ла Файет» и тремя другими десантными кораблями обеспечил переброску 17500 человек из Алжира в метрополию.

Список литературы

  1. Déclaration de M.  Emmanuel Macron, président de la république, sur les Harkis, à Paris le 20 septembre 2021 // Vie publique20.09.2022. 
  2. Dubois X. Préface // Kilali M. Sous silence... Une tragédie harkie. Paris: Les Éditions du Menhir, 2022.
  3. Lentz T. À la rentrée, les élèves vont découvrir un peu mieux Napoléon // Le Point. 15.08.2019.
  4. Kilali M. Sous silence... Une tragédie harkie. Paris: Les Éditions du Menhir, 2022.

Информация об авторе

Таньшина Наталия Петровна, доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры всеобщей истории Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации; профессор кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки Московского педагогического государственного университета, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Таньшина Наталия Петровна, e-mail: nata.tanshina@mail.ru

HISTORIOGRAPHY

Book review

In  the  shadow  of  silence. The tragedy of the Harki 

 

M. Kilali. Sous silence... Une tragédie harkie. Paris: Les Éditions du Menhir, 2022.

Natalia P. Tanshina 1, 2 *

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration,

Moscow, Russian Federation, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7373-592X, e-mail: nata.tanshina@mail.ru

Moscow pedagogical state University, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7373-592X, e-mail: nata.tanshina@mail.ru

Abstract:

The article is devoted to the analysis of the book by the French historian Mick Kilali, dedicated to the tragedy of the Harki - the Algerians who fought on the side of France during the Algerian War of 1954-1962, and after the signing of the Evian Accords were disarmed and left to fend for themselves. Only a small part of the Harki, at the peril and risk of individual French officers, was taken to France, but even there they were perceived as traitors for a long time. M. Kilali, a specialist in the history of Algeria in the 19th century, the author of works dedicated to Emir Abd al-Qadir, the son and nephew of the Harki, therefore his work, written on the basis of the memoirs and stories of his family members, is deeply personal, and affects an important social a problem still unresolved in France. French society has little information about the fate of the Harki, although about 500,000 Harki and their descendants live in modern  France.  However,  in  the  last  twenty  years,  under  Presidents J. Chirac, N. Sarkozy and E. Macron, the French authorities have tried to change the situation. In 2003, the «National Day of Remembrance  of  the  Harkis  and  other  participants  in  additional  ties»  was  established, in 2012 N. Sarkozy officially recognized the responsibility of the French government for leaving the Harki in Algeria, in 2021 E. Macron officially asked for forgiveness from the Harki and their descendants and assured that a law would be passed on the «recognition and indemnification» of the Harki.

 

Keywords: 

the contemporary history of France, historiography, Harki, Algerian War of Independence 1954-1962, M. Kilali, French Muslim,  the Evian Accords, memory studies, historical amnesia 

References

  1. Déclaration de M. Emmanuel Macron, président  de  la république, sur les Harkis, à Paris le 20 septembre 2021 // Vie publique, 20.09.2022. (In French).
  2. Dubois X. (2022). Préface // Kilali M. Sous silence... Une tragédie harkie. Paris: Les Éditions du Menhir, 2022. (In French).
  3. Lentz T. (2019). À la rentrée, les élèves vont découvrir un peu mieux Napoléon // Le Point. 15.08.2019. (In French).
  4. Kilali M. (2022). Sous silence... Une  tragédie  harkie.  Paris: Les Éditions du Menhir, 2022. (In French).

Information about the author 

Natalia P. Tanshina, Dr. Sci. (History), Prof., Professor of the Department of General History of the Institute of Social Sciences of the Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation; Professor, Department of Modern and Contemporary History of Europe and America, Moscow State Pedagogical University, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Natalia P. Tanshina, e-mail: nata.tanshina@mail.ru

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 3


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN