Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 4. С. 00–00.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 4. P. 00–00.


Online First

УДК: 355 + 930.2

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-4-00-00

Поступила в редакцию: 27.07.2022 г.

Опубликована: 23.09.2022 г.

Submitted: July 27, 2022

Published online: September 23, 2022 


Для цитирования: Синицын М. В. К вопросу об использовании методик менеджмента, кибернетики и военно-исторической науки при изучении органов управления // Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, №4(33). С. 00-00. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-00-00.

For citation:  Sinitsyn M. V.  To the question of the using some methods of management, cybernetics and military history in studies of command structures. – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(4):00-00. (In Russ.). https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-00-00.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


РАБОТЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Обзорная статья

К вопросу об использовании методик менеджмента, кибернетики и военно-исторической науки при изучении органов управления

Максим Владиславович Синицын 1, 2 *

 Институт всеобщей истории РАН,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4480-5789, е-mail: m.v.sinitsyn@yandex.ru 

Институт перспективных исследований проблем искусственного интеллекта

и интеллектуальных систем МГУ им. М.В. Ломоносова,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4480-5789, е-mail: m.v.sinitsyn@yandex.ru 

Аннотация:

Вопросы исследования систем управления большими коллективами не теряют своей актуальности и в настоящий момент рассматриваются сразу несколькими дисциплинами. В части исследования органов военного управления на текущий момент возникло пересечение как минимум трех дисциплин: военной истории, управления (менеджмента) и кибернетики. В данной статье приводится их разбор для анализа применимости методик при исследовании систем управления вооруженными силами в части определения набора параметров, необходимых для изучения.  В  части  военных  наук  рассматриваются  методики  военно-теоретических  трудов А.В. Свечина и Б.М. Шапошникова, рассматривавших военное дело с точки зрения искусства, а также методы теории военного управления, в которых была сделана попытка формализовать управленческий процесс и вывести законы управления. Представлены подходы кибернетических наук к описанию моделей управления и формализации их параметров, которые, на взгляд автора, в отдельности на текущий момент не позволяют выявлять закономерности и являются прежде всего прикладным инструментом для автоматизации процессов. Кроме того, анализируется методологическая база наук и трудов об управлении, три подхода (процессный, системный и ситуационный) к рассмотрению управленческой деятельности, а также «бессубъектная концепция» управления Г.П. Щедровицкого, которая опирается на «систему мыследеятельности» и не берет в расчет личностные характеристики субъекта управления. В заключении исследования приводится набор параметров, необходимых для изучения исторического опыта деятельности органов военного управления стратегического и оперативного уровня: организационная структура, подготовка кадров, характеристика высшего командного состава, уровень военной мысли, материальное и морально-психологическое обеспечение действующей армии.

  

Ключевые слова: 

 управление, менеджмент, военная история, военная наука, кибернетика, военное искусство

ВВЕДЕНИЕ

  

Вопросы исследования органов управления в военное время не теряют своей актуальности, так как наглядно позволяют изучить исторический опыт работы организационных структур, который, как правило, не имеет исторических ограничений для применения. Однако закономерен вопрос о методиках такого рода исследований. Как описать процессы управления и как выявить динамику их развития, какие параметры важны для научного анализа? 

 

Критериями научности исследования являются предметность, позволяющая воспроизвести знания в деятельности человека, выявление причинно-следственных зависимостей на уровне законов, и на основе их – проективность, позволяющая рассчитывать протекание событий в будущем или их состояние в прошлом [12, c. 68].

 

В данной работе с учетом трех дисциплин – военной истории, управления и кибернетики, сделана попытка обобщить их опыт в части выявления параметров для изучения управленческих структур.

 

ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ И ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

 

В области военной истории функции управления рассматривались в части военной истории и военного искусства, которое делилось на стратегию и тактику, а начиная с 20-х гг. ХХ века между ними выделяется также и оперативное искусство.

 

При этом здесь также присутствует вопрос считать ли стратегию искусством или наукой. К.Клаузевиц (1) исходил из требования о неоспоримой точности, предъявляемой к наукам, поэтому писал о стратегии как об искусстве. Немецкий философ И. Кант писал, что наукой можно считать любое систематизированное описание человеческой деятельности [26, c.17].

 

По данному вопросу разногласия возникли уже в первые годы строительства РККА: в мае 1922 г. по началом Л.Д. Троцкого проведена дискуссия «Военная наука среди других наук», на которой и Троцкий, и Свечин, отрицали возможность существования военной науки, полагая, что «война не наука, а практическое искусство, уменье» и что «военное искусство не имеет своих специфических принципов, ибо они являются общими для всякой борьбы — от дискуссии и бокса до борьбы между трудом и капиталом» [7, c. 8]. В противовес им М.В. Фрунзе и его сторонники доказывали, что «военное дело, используя достижения и знания из различных областей науки, имеет свою собственную теорию, свои специфические знания о строительстве, подготовке армии и флота, вооруженной борьбе, которые никакие другие науки, кроме военной, познавать не могут» [7, c. 8].

 

Однако в вопросах обобщения опыта, задания объективного инструментария военной науки с целью последующего применения, следует признать, что они должны быть самостоятельно проанализированы человеком как субъектом управления. Военный теоретик А.В. Свечин в предисловии к своему труду «Стратегия» (1926) писал, что «Настоящий труд ставит себе скромную задачу — явиться только напутствием к самостоятельной стратегической работе, помочь читателю занять и исходное положение и дать ему несколько широких перспектив, чтобы содействовать скорейшему выходу стратегического мышления из закоулков и тупиков на прямую дорогу» [26, c. 23].

 

Так и сам теоретический материал Свечина если не является шаблоном, он должен способствовать выработке новых решений на основании ранее полученных знаний. В этой работе содержатся и позиции Свечина по целому ряду важных вопросов, в том числе о значении науки и теоретических знаний, опыта прошлого и военной истории. В частности, он писал: «…история военного искусства является совершенно необходимым введением к настоящему труду; без такого введения мы рискуем остаться совершенно непонятыми. Не остановив предварительно своего внимания на важнейших военных явлениях истории, не омеблировав своего мышления рядом военно-исторических фактов, мы подвергаемся опасности заблудиться в абстрактных положениях теории стратегического искусства; польза, которую мы из нее извлечем, будет пропорциональна тому опыту и военно-историческому багажу, которым мы располагаем, приступая к занятиям по стратегии. […] Все содержание стратегии представляет, по существу, размышление над военной историей. И стратегия, по завету Клаузевица, должна избегать перехода от формы размышления, к жесткому руслу точно отчеканенного учения из правил, выводов и заключений» [26, c. 23] (курсив мой – М.С.).

 

А.А. Кокошин в своём труде в главе «Метод и методология научного исследования у Свечина» характеризовал его «отсутствием дидактичности» и «принципиальной важностью знания военной истории» [15, c. 126]. Метод изучения стратегии Свечина – размышление над военной историей. Аналогичная позиция высказана Б.М. Шапошниковым в труде «Мозг армии», где он указывал, что «не нужно доказывать всю полезность и необходимость изучения того или иного вопроса в военном деле путем исторических примеров» [36]. Тем самым Шапошников ставил задачей исследования «на конкретном историческом примере проследить жизнь "мозга армии" и из нее сделать нужные нам выводы и поучения для наших дней» [36]. 

 

Труд Шапошникова характерен в части методики исследования: определяется исторический контекст событий (военные, политические и дипломатические события в начале XX в.), организационная структура Генерального штаба и особый упор делается на описание деятельности высших должностных лиц, прежде всего – начальника Генерального штаба Конрада фон Хётцендорфа.

 

В годы Великой Отечественной войны в Генеральном штабе функционировал отдел (с 1944 г. – управление) по использованию опыта войны. Однако, во-первых, отдел работал по «проблемному» принципу, аккумулируя материалы под решение текущих задач, а во-вторых – охватывал максимум оперативный уровень штаба фронта [4].

 

Полноценное развитие теория управления Вооруженными силами получила в СССР в 1960 – 70-е гг., выделившись в отдельную дисциплину. В 1968 г. на базе кафедры по разработке вопросов автоматизации и механизации управления войсками в Военной академии Генерального штаба была создана кафедра управления войсками. В.Ф. Савченко в своей статье «Теория военного управления история и современность» [25] методологию изучения описал на основе четырех законов управления:

  1. зависимости структуры системы управления от организационной структуры Вооруженных Сил, группировки войск (сил) в регионе, используемой ими боевой техники, вооружения и решаемых задач;
  2. сохранения единства организационно-методологических основ управления на всех уровнях (звеньях);
  3. зависимости методов работы органов управления от применяемых в системе управления технических средств;
  4. зависимости эффективности решения задач управления от наличия времени, объема и содержания используемой информации.

 

Вышеизложенные законы обозначают два объекта исследования – взаимодействие между органами управления и их организационно-штатную структуры. Этот подход был применён, в частности, В.А. Жилиным в труде «Система органов управления оперативно-стратегического звена: прошлое, настоящее, будущее» [9], где объектом исследования выступили именно организационные структуры.

 

Таким образом постепенно произошёл переход от восприятия военной истории как базы для изучения военного искусства, как это декларировалось в трудах Шапошникова и Свечина, к строго формализованным методам. Существенно снизилось внимание к человеческому фактору как младших, так и высших командных кадров, а также к вопросам их подготовленности в части военной мысли. Были попытки учесть фактор подготовки кадров за счет использования индекса развития человеческого потенциала [1], однако таким подходом невозможно измерить уровень военной мысли и специального военного образования.

 

Военная наука в силу своей высокой близости к искусству оперирует прежде всего принципами и законами. М.А. Гареев справедливо утверждал, что «даже хорошо разработанная теория сама по себе мало что дает, если ею не овладеют кадры», а также что в послевоенное время «односторонне подчеркивалось значение теоретических знаний и недооценивалась необходимость воспитания у командных кадров и штабных офицеров ряда качеств» [8, с. 3]. Поэтому необходимо, чтобы в исследовании вопросов управления разрабатывался вопрос подготовки командных кадров и применения ими своих знаний.

 

КИБЕРНЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД

 

В 1948 г. Н. Винером в своём труде положено начало кибернетике – науке об общих закономерностях процессов управления и передачи информации в машинах, живых организмах и обществе. Само слово образовано за счёт латинизации древнегреческого слова kybernetes, обозначавшего рулевого на корабле [39]. В 1830-х во Франции в лексиконе отмечено слово cybernétique, обозначавшее «искусство управления». От однокоренного греческого kubernáō (вести, управлять) пошло и английское выражение to govern – управлять. Таким образом, кибернетика как наука фактически поставила вопрос о поисках закономерностей в управлении объектами. Однако, в рамках этой работы в основном использовался аппарат технических наук. Основной идеей книги Н. Винера «Кибернетика» стала возможность технического представления биологических процессов математическими моделями, в силу чего наука и приобрела популярность среди инженеров и в рамках разработки вопросов управления в технических системах – по опыту и подобию управлению человеком.

 

В целом в первой половине XX в. наблюдался рост влияния технических наук на гуманитарные плоскости. Уже в годы Второй мировой войны на Западе и особенно в Великобритании начало активно развиваться научное направление по «Исследованию операций» (англ. Operations research) [38; 40]. Начальная задача состояла во внедрении новых технологий (радары, корректирующие бомбы и применение стратегической авиации) в военную сферу, а также в создании систем поддержки принятия решений (2) для военных по их применению. В 1944 г. выходит книга Дж. фон Неймана «Теория игр и экономическое поведение» [23], в которой был задан математический аппарат для описания двух противоборствующих сторон.

 

Впоследствии направление по исследованию операций расширилось и до систем по расчету применения вооруженных сил, особенно в тактическом звене. В послевоенное время полученные знания стали активно применяться США в гражданской сфере [2, c.12]. 

 

В СССР интерес к кибернетике появляется в 1960-х гг. В 1970 г. в МГУ им. М.В. Ломоносова был организован факультет вычислительной математики и кибернетики. В военной науке в этот период отмечается резкий рост трудов по кибернетике и формализации управленческой деятельности   –   это   работы   Ю. Г. Мильграма [22],   П. Н. Ткаченко [31],   Ю. В. Чуева [35], Ю.Н. Сушкова «Кибернетика в бою» [29] и многие другие [5; 27; 30]. Кибернетическая система представлена на рисунке ниже.

Кибернетическая система

Рисунок 1 – Кибернетическая система

Предмет исследования кибернетики обозначен В.Ф. Турчиным следующим образом: «Кибернетика изучает организацию систем в пространстве и времени, то есть то, каким образом связаны подсистемы в систему и как влияет изменение состояния одних подсистем на состояние других подсистем. Основной упор делается …на организацию во времени, которая в случае, когда она целенаправленна, называется управлением» [32; цит. по: 17, с. 97].

 

К методам кибернетики относятся алгоритмизация, использование обратной связи, метод машинного эксперимента, метод «чёрного ящика», системный подход, формализация [13].

 

Системный подход определяет модель управления как ряд подсистем, объектов и субъектов управления, связанных прямыми и обратными связями, и является инструментом формализации.

 

Методы алгоритмизации и формализации представляют собой деление системы управления на множество элементов, функционирующих по выявленным алгоритмам. Зачастую формализация оказывается неполной и не может покрыть все параметры системы.

 

Метод обратной связи основывается на необходимости обработки данных о внешней среде системы управления, и выявлению необходимых методов реагирования на изменения.

 

Метод «черного ящика» позволяет не делить систему на элементы, а исследовать лишь внешние воздействия на систему управления и её реакции. На текущий момент технологии искусственного интеллекта только переходят к этапу «объяснимого искусственного интеллекта» (англ. Explainable AI). Соответственно даже при построении хорошо работающей системы оказываются не выявленными закономерности исторического процесса развития органов управления. 

 

Кроме того, кибернетическая модель не сможет объяснить процесс синтеза идей и решений, так как роль личности в ней минимизирована, а модель сведена до уровней субъекта и объекта управления, а также процесса взаимодействия между ними и внешним миром.

 

КОНЦЕПЦИЯ Г.П. ЩЕДРОВИЦКОГО И УПРАВЛЕНИЕ КАК НАУКА

 

До начала XX века менеджмент или управление не выделялись в отдельный самостоятельный род деятельности и следовательно описывались как искусство на теоретической основе общенаучных дисциплин. Например, для гражданских чиновников согласно Указу от 6 августа 1809 г. устанавливались экзамены по четырем дисциплинам «Науки словесные», «Правоведение», «Науки исторические» и «Науки математические и физические» [34]. 

 

В Пажеском корпусе, который с 1802 г. являлся заведением военно-учебным, в число изучаемых в корпусе предметов входили: Закон Божий, русский, французский и немецкий языки, история, география, арифметика, алгебра, начальная и высшая геометрия, тригонометрия, физика, статика и механика, артиллерия и фортификация, рисование и черчение, танцы, фронт, верховая езда и фехтование. Учеников камер-пажеского класса особо предписано было знакомить с «историей о трактатах и негоциациях государственных», о «политическом отношении государства и о правлениях европейских», а также «упражняться в деловом слоге на трех упомянутых языках» [33].

 

Произведения на тему управления М. Цицерона «О государстве», Н. Макиавелли «Государь», Платона «Государства» писались на основе эмпирических данных и формальной логики, тем самым определяя управление как искусство.

 

В конце XIX – первой половине XX в. в период научно-технической революции резко возросло количество гуманитарных наук и научных дисциплин. Выделились и оформились такие учения как социология, политология, культурология. Господствующее в то время материалистическое восприятие мира способствует и увеличению роли технических наук.

 

Менеджмент как наука об управлении зародился в начале XX века. Среди основателей науки выделяют Ф. Тейлора, Г. Форда, М. Вебера, А. Файоля. Советская школа была представлена такими деятелями как А.А. Богданов, А.К. Гастев, О.А. Ерманский, П.М. Керженцев, Н.А. Амосов.

Западная школа ставила во главу угла практическую ценность менеджмента, в исследованиях предметом изучения выступали организационные структуры, а ключевая задача ставилась как повышение эффективности производства.

 

Основополагающим трудом А.А. Богданова стала «Тектология» (от греч. τέκτων – плотник, строитель, творец и λόγος – слово, учение), которую он обозначил как всеобщую организационную науку. «Не может и не должно быть иной точки зрения на жизнь и мир, кроме организационной» [3, c. 71] — писал он в своей работе. Будучи приверженцем эмпирического подхода, позитивистом, Богданов стремился к универсализации знания о принципах эволюции и ставил организационную деятельность во главу прогресса и развития. Выработанный Богдановым системный подход, где есть одно ядро (организационное), на которое уже наслаиваются иные идеи, также впоследствии нашел своё отражение в исследовании управления.

 

Подход Богданова в первые годы советской власти развития не получил в связи с критикой работы В.И. Лениным в статье «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии» [18]. Другие советские исследователи Научной организации труда больше уходили в практику, нежели чем в философию. Керженцев писал в основном о производительности и об интенсивности труда. А.К. Гастев, ученик А.А. Богданова, возглавлявший созданный последним в 1920 г. Центральный институт труда СССР (ЦИТ), также провозглашал «принципиальное единство методов управления механическими, биологическими и социальными процессами» [16, c. 4]. В дальнейшем Гастев занимался в ЦИТе рационализаторской и практической деятельностью. В 1939 г. Гастев был расстрелян, а институт закрыт за «идеалистические» мировоззрения. Хотя, на взгляд автора, более механистического, материалистического и антиутопического взгляда на процессы управления придумать было сложно.

Плакат ЦИТ СССР. Человек - это механизм, созданный стихийной эволюцией природы

Рисунок 2 – Плакат ЦИТ СССР

В 1940 г. на базе ликвидированного ЦИТ СССР в составе Наркомата авиационной промышленности СССР был создан Трест организации авиационной промышленности «Оргавиапром», который возглавил П.Г. Щедровицкий.

 

В послевоенное время его сын, Г.П. Щедровицкий заложит фундамент философской школы, которая будет заниматься изучением организационных функций. Во многом подход Г.П. Щедровицкого будет схож с А.А. Богдановым, прежде всего в плане системного подхода.

 

Щедровицкий ядром системы определил инструмент получения знания, методологию. Далее, словно помещая метод в человеческий разум, основным ядром при принятии решений получалось человеческое мышление. Щедровицкий отрицал присущий М. Веберу упор на личность, из которого следует харизматический тип управления (по Веберу харизма – «это некое качество индивида, в силу которого он слывет одаренным сверхъестественными, сверхчеловеческими или, по крайней мере, особо исключительными, никому больше не доступными силами и способностями или считается посланцем богов, совершенством и поэтому вождем» [6, c. 279]). То есть для Щедровицкого вопрос ставится не «какие кадры», а «как кадры обучены». Тем самым он отвергал роль личности в истории, заменяя её системой мышления индивидуумов.

 

Методика Щедровицкого по словам его ученика В.Е. Лепского оказалась с «бессубъектной ориентацией» [19, c. 22-24, 87], причем саму по себе бессубъектность развития России в том же труде Лепский называл главной проблемой страны. Согласно концепциям Щедровицкого, даже не человек (личность) формирует решение, а его мышление. Щедровицкий указывал, что «не человек мыслит, а мышление мыслит через человека. Человек есть случайный материал, носитель мышления» [37, c. 120]. Последнее таким образом является «искусственно-естественным», то есть имеет как в меньшей степени собственные, так и приобретенные черты. Вслед за этим тезисом Щедровицким и его соратниками было сформулировано такое понятие как «система мыследеятельности», которую можно считать своеобразным аналогом операционной системы компьютера в человеке. Спорным у школы являлись и суждения, что оргуправленческое мышление можно массово внедрять. В рамках последнего был придуман механизм «организационно-деятельностных игр» (ОДИ), на которых в игровой форме слушателям преподносились те или иные принципы. Фактически в рамках ОДИ создавалась виртуальная реальность, вырабатываемая модератором. Участник ОДИ после игры признавал игровой опыт как свой собственный несмотря на то, что этот опыт был задан искусственно.

 

Ратуя за универсализм методов, выводил их Щедровицкий на основании индукции и разбора опыта прошлого. Получаемые им схемы принятия управленческих решений являлись скорее принципами.  Тем  самым  Щедровицкий  не  уходит  далеко  от  методов  военных  теоретиков А.В. Суворова (3), К. фон Клаузевица, А.В. Свечина и даже Сунь Цзы, также вырабатывавших свои принципы на основе эмпирического опыта. Однако, их труды вошли скорее в каноны военного искусства. Принцип различен с теорией именно тем, что его ещё необходимо уметь применять. В «Истории военного искусства» под редакцией Ротмистрова писалось, что «Военное искусство потому и называется искусством, а не ремеслом, что оно требует не только знаний, но и таланта» [11, c. 24].

 

Щедровицкий же напротив, считал «систему мыследеятельности» неким императивом. В результате инструмент познания (методология) оказался отдельно от самого процесса познания мира. Де-факто Щедровицким была разработана лишь методика изучения управленческой деятельности, основанная на выявлении присущих индивиду методов принятия решений и обучению этим методам.

 

Следует отметить, что особое внимание организационной деятельности в СССР было вызвано именно материалистическими догмами в советской философии. Диалектика Гегеля и произведения Маркса, Энгельса и Ленина приводили к мысли, что возможно найти закономерности развития мышления и логически его формализовать. 

 

Вместо опыта, именно на основании которого ранее и строилась управленческая иерархия (чем выше выслуга лет и возраст, тем выше звание), во главу угла ставится некий механизм мышления. В то же время следует сделать вывод, что правы и те, и другие – важен как опыт, так и способность мыслить нужными категориями и образами. Поэтому в военной науке существует дисциплина «История военной мысли». Кроме того, важностью для науки обладают именно объективные закономерности, законы, принципы и правила с описанием влияния человеческого фактора на процесс принятия решений.

 

Ключевым достижением школы Щедровицкого стало понимание ограниченности человеческого мышления, давшее толчок изучению семиотики и культурологических границ человеческого восприятия окружающего мира. 

 

Важнейшим моментом также являлась рефлексия, аналогичная каналу обратной связи в кибернетике. Щедровицкий широко использовал это понятие, в переводе означающее «обращенный назад». Слово использовалось как «самоанализ», то есть рефлексия оказалась синонимичной «обратной связи» в кибернетике. Однако рефлексия может быть на уровнях восприятия, эмоций, на уровне логики. И это значительно шире, чем просто обратная связь (рефлексия) — это получение знаний о мире на основании полученного опыта, который может быть как личным, историческим или литературным, так и научным – то есть познание мира шло в рамках изучения той или иной науки. Значительное сужение понятия «рефлексии» в угоду диамату привело к подмене понятий в учении Щедровицкого, которое достаточно широко распространено и в современных исследованиях по проблемам управления [20]. 

 

Уход от анализа субъекта и объекта управления и их влияния на управленческий процесс негативно сказался на научной ценности результатов трудов Г.П. Щедровицкого и его сподвижников. В частности, личностные факторы: опыт, воля и моральный дух (мотивация), – оказались не учтены в СМД-методологии.

 

Вместе  с  тем,  проблема  мотивации  широко  исследовалась  в  менеджменте,  где  описаны: 1) концепция иерархии потребностей А. Маслоу, 2) трехфакторная модель потребностей Д. Мак-Клелланда,   3)  теории  «Х»  и  «Y»  Д. Мак-Грегора,   4)  Двухфакторная  теория  Ф. Герцберга, 5) Теория справедливости Дж. Адамса, 6) теория ожиданий В. Врума [10, c. 140-142]. Также выделялись  четыре метода мотивации: духовная, материальная, наградная и девиантная [10, c. 142-147]. Вышеописанные подходы больше подходят для описания построенного по западному образцу современного бизнеса, нежели чем для описания органов военного управления.

 

В целом следует отметить, что в ряде исследований по проблемам управления, написанных с точки зрения технических наук, процесс управления как конструктор «инженерно разбирается» на ряд модулей, каждый из которых детализируется и исследуется [24]. В результате вместо понимания управления как искусства или как науки оно превращается в строгую техническую систему.

 

В более практико-ориентированных работах по теории управления присутствуют три подхода к её изучению [21, c. 10-14]. Процессный подход рассматривает управление как упорядоченную систему непрерывных функций планирования, отдачи распоряжений и контроля. Системный подход возник в результате сближения с кибернетическими методами и представляет процесс управления как модель управления с множеством субъектов и объектов управления, прямыми и обратными связями. Ситуационный подход особое внимание уделяется внешней среде, с которой взаимодействует система управления, тем самым любое управленческое решение является относительным и должно быть рассмотрено в историческом контексте – тем самым данный подход крайне близок к методу историзма в исторических науках.

 

Таким образом, необходимо заметить, что методики изучения управления в отличие от кибернетики охватывают не только изучение организационных структур, а также систему мышления личности и процесс принятия ею решений в контексте социальных рамок. Кроме того, в них куда большее влияние оказывают междисциплинарные и общенаучные подходы.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Подходы всех трех дисциплин (кибернетики, военного искусства и управления) могут быть совмещены в рамках военно-исторического исследования.

 

Важно отметить, что разделы военного искусства: стратегия и оперативное искусство, – представляют собой отражения двух управленческих функций. Первая состоит в том, чтобы обозначить стратегический путь решения проблемы. Это затрагивает выработку консенсуса в высших эшелонах власти по вопросам управления страной и вооруженными силами. Так формируется некое пространство, поле, внутри которого нижестоящим органам управления придется решать те или иные задачи. Вторая задача – операционная. Если первая отвечает за постановку задач, то вторая – за их решение. 

 

Соединение этих двух функций в один управленческий процесс создаёт бесконечное пространство для исследования, то есть мы получаем непрерывный процесс управления с обратной связью, который не может быть решен математическими методами. В этом ключевое отличие человеческих систем от управления в технических системах, построенных по принципу обратной связи. В технике известно какое состояние устройство должно быть задано, оно может быть определено путем математических вычислений. В человеческой же деятельности проблема выработки и постановки задачи актуальна в связи с постоянной проблемой неопределенности, которая в последующем может также возникать даже уже в ходе исполнения принятых решений.

 

В части исследования организации рационально применять системный подход, рассматривающий связи между органами управления и их внешнюю среду, однако, при этом, следуя традициям изучения военного искусства, особое внимание следует уделять роли личностей (4), принимавших решения и уровню подготовки кадров. 

 

В части изучения мышления командного состава необходимо рассматривать уровень развития военной теории, а также систему подготовки кадров, используя аппарат исторической науки. Кроме того, необходимо учитывать мотивационные характеристики и моральный дух, как командования, так и подчиненных структур.

 

Наконец, в части изучения процессов в динамике, следуя принципу историзма и анализируя обратную связь, – необходимо исследовать закономерности изменения методов и форм управления в зависимости от ранее принятых решений. Кроме того, нельзя не забывать, что люди и техника представляют собой, согласно наукам об управлении, социотехническую систему и, следовательно, невозможно оценивать действия лиц, принимающих решения без анализа доступных материальных ресурсов, как это и приводится в методах изучения теории управления Вооруженными силами.

Примечания

  1. «Цель науки — одно лишь знание; цель искусства — умение». См. Клаузевиц К. О войне. М.: Госвоениздат, 1934. С.77
  2. Дан современный термин. 
  3. Три принципа «глазомер, быстрота, натиск». См. Суворов А.В. Наука побеждать. М.: Воениздат, 1987.
  4. Лиц, принимающих решения (ЛПР) в управленческой терминологии. 

Список литературы

  1. Андреев А.Ф. Проблемы теории управления в военном деле // Вестник Академии военных наук. 2008. № 3(24). 
  2. Ашкенази В.О. Применение теории игр в военном деле. М.: Советское Радио, 1961.
  3. Богданов А.А. Тектология. Кн.1. М.: Экономика, 1989.
  4. Васильев Н.М. Работа Генерального штаба по обобщению опыта войны в 1941-1945 годах // Военная мысль. 1994. №5. 
  5. Введение в исследование операций. М.: Наука, 1968. 
  6. Вебер М. Хозяйство и общество: очерки понимающей социологии Т. 1. Социология. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. 
  7. Гареев М.А. О военной науке и военном искусстве // Военно-исторический журнал. 1993. № 5.
  8. Гареев М.А. О военной науке и военном искусстве // Военно-исторический журнал. 1993. № 6.
  9. Жилин В.А. Система органов управления оперативно-стратегического звена: прошлое, настоящее, будущее. М., 2001.
  10. Зиновьева Е.В., Пузыревский Л.С. Мотивация и менеджмент // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2008. № 3.
  11. История военного искусства. Т. 1. М. : Воениздат, 1963.
  12. История и философия науки. Екатеринбург : Изд-во Урал. Ун-та, 2014.
  13. Кибернетика / Большая российская энциклопедия [электронная версия]. 
  14. Клаузевиц К. О войне. М.: Госвоениздат, 1934.
  15. Кокошин А.А. Выдающийся российский военный теоретик и военачальник Александр Андреевич Свечин. О его жизни, идеях, трудах и наследии для настоящего и будущего. М.: Издательство Московского университета, 2013.
  16. Кравченко А.И. Социальный инженеризм в эпоху советской власти // Социология. 2017. № 2. 
  17. Курносов Ю.В., Конотопов П.Ю. Аналитика: методология, технология и организация информационно-аналитической работы. М.: Издательство «Русаки», 2004.
  18. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии. М.: Изд-во политической литературы, 1986.
  19. Лепский В.Е. Эволюция представлений об управлении (методологический и философский анализ). М.: Когито-Центр, 2015.
  20. Материалы Института развития им. Г.П. Щедровицкого
  21. Макаров В.М. Теория менеджмента. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2012. 
  22. Мильграм Ю.Г. Исследование операций и алгоритмизация боевых действий. М.: Военно-воздушная инженерная академия имени Н. Е. Жуковского (ВВИА), 1968.
  23. Нейман фон, Дж. Теория игр и экономическое поведение. М.: Наука, 1970.
  24. Новиков Д.А. Методология управления. М.: Либроком, 2011.
  25. Савченко В.Ф. Теория военного управления: история и современность // Военная мысль. 2007. № 11. С. 50-58.
  26. Свечин А. Стратегия. М.: Военный вестник, 1927.
  27. Скрипкин В.А. Математические методы исследования операций в военном деле. М.: МГУ, 1972.
  28. Суворов А.В. Наука побеждать. М.: Воениздат, 1987.
  29. Сушков Ю.Н. Кибернетика в бою. М.: Воениздат, 1972.
  30. Тараканов К.В. Математика и вооруженная борьба. М.: Воениздат, 1974. 
  31. Ткаченко П.Н. Математические модели боевых действий. М.: Советское радио, 1969.
  32. Турчин В.Ф. Феномен науки: Кибернетический подход к эволюции. Изд. 2-е. М.: ЭТС, 2000. 
  33. Уваров И.А. Рождение военной интеллигенции России (Пажеский корпус) // Интеллигенция и мир. 2011. № 3.
  34. Указ 6 августа 1809 г. «О правилах производства в чины по гражданской службе и об испытаниях в науках для производства в коллежские асессоры и статские советники» // Система ГАРАНТ
  35. Чуев Ю.В. Исследование операций в военном деле. М.: Воениздат, 1970.
  36. Шапошников Б.М. Мозг армии. В 3-х книгах: Кн. 1. М.-Л.: Государственное издательство. Отдел военной литературы, 1927.
  37. Щедровицкий Г.П. На досках. Публичные лекции по философии Г.П. Щедровицкого. М.: Шк. культ. пол., 2004.
  38. Charles R. Shrader. History of Operations Research in the United States Army. Vol. I: 1942-62. WASHINGTON, D.C., 2006. 
  39. Cybernetics // Online Ethymology Dictionary
  40. McCloskey J.F. OR Forum — The Beginnings of Operations Research: 1934–1941. Operations Research, 35(1), 143–152. doi:10.1287/opre.35.1.143.

Информация об авторе

Синицын Максим Владиславович, аспирант Института всеобщей истории РАН, младший научный сотрудник Института перспективных исследований проблем искусственного интеллекта и интеллектуальных систем МГУ им. М.В. Ломоносова, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Синицын Максим Владиславович, e-mail: m.v.sinitsyn@ya.ru

WORKS OF YOUNG SCIENTISTS

Review

To the question of the using some methods of management, cybernetics

and military history in studies of command structures

Maxim V. Sinitsyn 1, 2 *

 Institute of World History RAS,

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4480-5789, е-mail: m.v.sinitsyn@yandex.ru 

MSU Institute for Artificial Intelligence, Lomonosov Moscow State University,

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4480-5789, е-mail: m.v.sinitsyn@yandex.ru 

Abstract:

The issues of research on the management of large teams do not lose their relevance and are currently being considered by several disciplines at once. In terms of the study of military command structures, at the moment there is an intersection of at least three disciplines: military history, management and cybernetics. This study provides their review to analyze the applicability of techniques in the study of command structures of the armed forces in terms of determining the set of parameters necessary for the study. In the part of military sciences are considered, the methods of military-theoretical works of A.V. Svechin and B.M. Shaposhnikov, reviewing  military affairs from the point of view of art, as well as methods of the theory of military management, in which an attempt was made to formalize the management process and derive the laws of management. The approaches of cybernetic sciences to the description of control models and the formalization of their parameters are described, which, in the author's opinion, are not allowed separately at the moment. In addition, are reviewed the methodological base of sciences and works on management and three approaches (process, system and situational) to the consideration of management activities, as well as the "subject-free concept" of G.P. Shchedrovitsky's management, which is based on the "system of mental activity" and does not take into account the personal characteristics of the subject of management, are analyzed. The conclusion of the study provides a set of parameters necessary for studying the historical experience of the activities of the strategic and operational level military command bodies: organizational structure, personnel training, characteristics of the highest command staff, the level of military thought, material and moral and psychological support of the army.

 

Keywords: 

 management, military history, military science, cybernetics, military art

References

  1. Andreev A.F. (2008). Problemy teorii upravleniya v voennom dele [Problems of control theory in military affairs]. – Vestnik Akademii voennyh nauk. 2008. № 3(24). 
  2. Ashkenazi V.O. (1961). Primenenie teorii igr v voennom dele [Application of game theory in military affairs]. M.: Sovetskoe Radio, 1961.
  3. Bogdanov A.A. (1989). Tektologiya [Tectology]. Kn.1. M.: Ekonomika, 1989.
  4. Vasil'ev N.M. (1994). Rabota General'nogo shtaba po obobshcheniyu opyta vojny v 1941-1945 godah [The work of the General Staff on the generalization of the experience of the war in 1941-1945]. – Voennaya mysl'. 1994. № 5. 
  5. Vvedenie v issledovanie operacij [Introduction to operations research]. M.: Nauka, 1968. 
  6. Veber M. (2016). Hozyajstvo i obshchestvo: ocherki ponimayushchej sociologii. T.1. Sociologiya [Economy and society: essays on understanding sociology T. 1. Sociology]. M.: Izd. dom Vysshej shkoly ekonomiki, 2016. 
  7. Gareev M.A. (1993). O voennoj nauke i voennom iskusstve [On military science and military art]. – Voenno-istoricheskij zhurnal. 1993. № 5.
  8. Gareev M.A. (1993). O voennoj nauke i voennom iskusstve [On military science and military art]. – Voenno-istoricheskij zhurnal. 1993. № 6.
  9. Zhilin V.A. (2001). Sistema organov upravleniya operativno-strategicheskogo zvena: proshloe, nastoyashchee, budushchee [The system of control bodies of the operational-strategic level: past, present, future]. Moscow, 2001.
  10. Zinov'eva E.V., Puzyrevskij L.S. (2008). Motivaciya i menedzhment [Motivation and management]. – Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2008. № 3.
  11. Istoriya voennogo iskusstva [History of military art]. T. 1. M.: Voenizdat, 1963.
  12. Istoriya i filosofiya nauki [History and philosophy of science]. Ekaterinburg: Izd-vo Ural. un-ta, 2014.
  13. Kibernetika [Cybernetics]. – In: Bol'shaya rossijskaya enciklopediya
  14. Klauzevic K. (1934). O vojne [About the war]. Moscow: Gosvoenizdat, 1934.
  15. Kokoshin A.A. (2013). Vydayushchijsya rossijskij voennyj teoretik i voenachal'nik Aleksandr Andreevich Svechin. O ego zhizni, ideyah, trudah i nasledii dlya nastoyashchego i budushchego [Prominent Russian military theorist and military leader Alexander Andreevich Svechin. About his life, ideas, works and legacy for the present and future]. Moscow: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 2013.
  16. Kravchenko A.I. (2017). Social'nyj inzhenerizm v epohu sovetskoj vlasti [Social engineering in the era of Soviet power]. – Sociologiya. 2017. № 2. 
  17. Kurnosov Yu.V., Konotopov P.Yu. (2004). Analitika: metodologiya, tekhnologiya i organizaciya informacionno-analiticheskoj raboty [Analytics: methodology, technology and organization of information and analytical work]. Moscow: Izdatel'stvo «Rusaki», 2004.
  18. Lenin V.I. (1986). Materializm i empiriokriticizm. Kriticheskie zametki ob odnoj reakcionnoj filosofii [Materialism and empirio-criticism. Critical Notes on a Reactionary Philosophy]. Moscow: Izd-vo politicheskoj literatury, 1986.
  19. Lepskij V.E. Evolyuciya predstavlenij ob upravlenii (metodologicheskij i filosofskij analiz) [Evolution of ideas about management (methodological and philosophical analysis)]. Moscow: Kogito-Centr, 2015.
  20. Materialy Instituta razvitiya im. G.P. Shchedrovickogo [Materials of the Institute of Development G.P. Shchedrovitsky]. 
  21. Makarov V.M. (2012). Teoriya menedzhmenta [Theory of management]. SPb.: Izd-vo Politekhn. un-ta, 2012. 
  22. Mil'gram Yu.G. (1968). Issledovanie operacij i algoritmizaciya boevyh dejstvij [Research of operations and algorithmization of combat operations]. Moscow: Voenno-vozdushnaya inzhenernaya akademiya imeni N. E. Zhukovskogo (VVIA), 1968.
  23. Nejman fon, Dzh. (1970). Teoriya igr i ekonomicheskoe povedenie [Game Theory and Economic Behavior]. Moscow: Nauka, 1970.
  24. Novikov D.A. (2011). Metodologiya upravleniya [Management methodology]. Moscow: Librokom, 2011.
  25. Savchenko V.F. (2007). Teoriya voennogo upravleniya: istoriya i sovremennost' [Theory of military control: history and modernity]. – Voennaya mysl'. 2007. № 11. S. 50-58.
  26. Svechin A. (1927). Strategiya [Strategy]. Moscow: Voennyj vestnik, 1927.
  27. Skripkin V.A. (1972). Matematicheskie metody issledovaniya operacij v voennom dele [Mathematical methods for researching operations in military affairs]. Moscow: MGU, 1972.
  28. Suvorov A.V. (1987). Nauka pobezhdat' [Science to win]. Moscow: Voenizdat, 1987.
  29. Sushkov Yu.N. (1972). Kibernetika v boyu [Cybernetics in combat]. Moscow: Voenizdat, 1972.
  30. Tarakanov K.V. (1974). Matematika i vooruzhennaya bor'ba [Mathematics and armed struggle]. Moscow: Voenizdat, 1974. 
  31. Tkachenko P.N. (1969). Matematicheskie modeli boevyh dejstvij [Mathematical models of combat operations]. Moscow: Sovetskoe radio, 1969.
  32. Turchin V.F. (2000). Fenomen nauki: Kiberneticheskij podhod k evolyucii [Phenomenon of Science: A Cybernetic Approach to Evolution]. Izd. 2-e. Moscow: ETS, 2000. 
  33. Uvarov I.A. (2011). Rozhdenie voennoj intelligencii Rossii (Pazheskij korpus) [The Birth of the Russian Military Intelligentsia (Page Corps)]. – Intelligenciya i mir. 2011. №3. 
  34. Ukaz 6 avgusta 1809 g. «O pravilah proizvodstva v chiny po grazhdanskoj sluzhbe i ob ispytaniyah v naukah dlya proizvodstva v kollezhskie asessory i statskie sovetniki» [Decree of August 6, 1809 “On the rules for promotion to ranks in the civil service and on tests in the sciences for promotion to collegiate assessors and state councilors”]. – In: Sistema GARANT
  35. Chuev Yu.V. (1970). Issledovanie operacij v voennom dele [Military Operations Research]. Moscow: Voenizdat, 1970.
  36. Shaposhnikov B.M. (1927). Mozg armii [Army brain]. V 3-h knigah: Kn. 1. Moscow-Leningrad: Gosudarstvennoe izdatel'stvo. Otdel voennoj literatury, 1927.
  37. Shchedrovickij G.P. (2004). Na doskah. Publichnye lekcii po filosofii G.P. Shchedrovickogo [On the boards. Public lectures on the philosophy of G.P. Shchedrovitsky]. Moscow: Shk. kul't. pol., 2004.
  38. Charles R. (2006). Shrader. History of Operations Research in the United States Army. Vol. I: 1942-62. WASHINGTON, D.C., 2006. 
  39. Cybernetics. – In: Online Ethymology Dictionary
  40. McCloskey J.F. (1987). OR Forum — The Beginnings of Operations Research: 1934–1941. Operations Research, 35(1), 143–152. doi:10.1287/opre.35.1.143.

Information about the author 

Maxim V. Sinitsyn, postgraduate student of Institute of world history RAS, junior scientist of MSU Institute for Artificial Intelligence, Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Maxim V. Sinitsyn, e-mail: m.v.sinitsyn@ya.ru

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 4


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN