Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 4. С. 35–35.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 4. P. 35–35.


УДК: 94(438).071/.073/.074 + 929 Пилсудский

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-4-35-35

Поступила в редакцию: 13.10.2022 г.

Опубликована: 31.10.2022 г.

Submitted: October 13, 2022

Published online: October 31, 2022 


Для цитирования: Курганский А. А. Юзеф Пилсудский о возрождении польского государства // Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, №4(33). С. 35-35.

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-35-35.

For citationKurganskii A. A. Józef Piłsudski about the Polish state’s rebirth. – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(4):35-35. (In Russ.).

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-35-35.

Благодарности: Статья подготовлена при поддержке гранта РФФИ, проект №20-39-90011 «Эволюция концепции Междуморья во внешней политике Польши в межвоенный период».

Acknowledgements: The article was prepared with the support of the RFBR grant, project number 20-39-90011 «The evolution of the concept of Intermarium in the foreign policy of Poland in the interwar period».

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


РАБОТЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Персоналии

Юзеф Пилсудский о возрождении польского государства

Анатолий Анатольевич Курганский *

 Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта,

г. Калининград, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3145-6831, e-mail: anatkurg@yandex.ru  

Аннотация:

Основатель возрожденного после Первой мировой войны польского государства Юзеф Пилсудский продолжает оставаться одним из самых почитаемых политических деятелей в истории Польши. Его взгляды на польскую государственность, способы ее восстановления и укрепления сформировались в период до провозглашения независимости Польши и были реализованы во время пребывания его во главе независимого польского государства. В статье на основании документов, вышедших из-под пера Пилсудского, и мемуарной литературы предпринята попытка выявить истоки и содержание этих взглядов, проанализировать их эволюцию в изменявшихся геополитических условиях. В работе делается вывод, что в качестве инструмента борьбы за «освобождение» Польши от России Пилсудский провозгласил социалистическое движение с особой польской спецификой, эксплуатируя тем самым социалистические идеи ради достижения национальных целей. Его взгляды сформировались под влиянием польской мессианской идеи, воплощенной в творчестве классиков романтической поэзии. Ставка на бескомпромиссную борьбу с самодержавием сначала привела его к союзу с Японией, а позже с Австро-Венгрией и Германией. Ближе к концу Первой мировой войны уже состоявшийся революционер-военачальник, командующий польскими легионами, отрекшийся от союза с немцами и посаженный ими в Магдебургскую крепость, приобрел образ мученика и главного борца за возрождение независимой Польши. Так окончательно складывается его легенда, которая и позволила Пилсудскому после войны стать начальником независимого польского государства, а позже, в результате государственного переворота 1926 г., установить свою единоличную власть во главе авторитарного режима «санации».

  

Ключевые слова: 

 Юзеф Пилсудский, Польша, Польская социалистическая партия, мессианство,

Ягеллонская идея, Первая мировая война, российско-польские отношения

ВВЕДЕНИЕ

  

Юзеф Клеменс Пилсудский (1867–1935) справедливо считается отцом-основателем современного польского государства. С юности принимая участие в национальном движении, он пытался реализовать свои взгляды сначала как социалист-революционер, позже как руководитель военизированных формирований стрелков, затем в годы Первой мировой войны создав боевые отряды польских легионов, выступавшие на стороне Тройственного союза. В 1918 г. Пилсудский стал «временным начальником» возрожденной Польши и добровольно оставил свой пост в 1922 году. В результате Майского переворота 1926 г. он оказался во главе режима «санации» и оставался авторитарным правителем вплоть до своей смерти в 1935 году.

 

Вся его жизнь была связана с Польшей, которую он стремился не просто вернуть на карту Европы, но и укрепить настолько, чтобы она смогла противостоять сильным европейским державам. Прежде всего речь шла о противостоянии с Германией и Россией, которых он считал главными противниками независимости Польши. Эти и другие взгляды Пилсудского на внешнюю и военную политику восстанавливаемого государства были сформированы у него до провозглашения независимости страны 11 ноября 1918 года. К этому времени 50-летний Юзеф Пилсудский прошел большой путь от социалиста-революционера и ссыльного до главнокомандующего польскими стрелками и бригадой польских легионеров. В это время была в основном сформирована «легенда Пилсудского», благодаря которой он и пришел к власти и стал одной из ключевых фигур в истории Польши. В статье предпринимается попытка выявить, под воздействием каких факторов сформировались и эволюционировали взгляды Пилсудского на восстановление независимости Польши и внешнюю политику польского государства. 

 

Личность Пилсудского благодаря фанатично преданным сторонникам еще в межвоенный период была причислена к числу наиболее выдающихся поляков в истории. Известно, что к нему с уважением относился папа Иоанн Павел II, а первый президент посткоммунистической Польши, которая считается как бы продолжением межвоенной Речи Посполитой, а не коммунистической ПНР, Лех Валенса также публично демонстрировал почтение к памяти этого польского лидера [5, c. 98-99]. Основатели ныне правящей польской национал-консервативной партии «Право и Справедливость» Лех и Ярослав Качиньские всегда заявляли о том, что считают себя последователями Юзефа Пилсудского [6, c. 83].

 

ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКИ

 

Фигура Ю. Пилсудского всегда привлекала внимание историков и политологов, в особенности польских, российских, украинских, белорусских и, как следствие, историография его жизни и деятельности чрезвычайно обширна. Среди работ можно отметить несколько фундаментальных трудов. В российской историографии главным специалистом по новейшей истории Польши и автором единственной биографии Пилсудского является Г. Ф. Матвеев. Помимо характеристики основных вех жизни и деятельности первого маршала Польши, автором представлен критический анализ сложившихся в научной литературе и публицистике мифов о нем [7; 8]. Планы Ю. Пилсудского по воссозданию сильного польского государства – «Великой Польши» –рассматривали Я. Я. Гришин, М. З. Галиуллин и В. Е. Туманин [1]. О взглядах Пилсудского на мессианскую идею в сравнении с идеями русского православного мессианства писал С. В. Морозов [9]. И. К. Ким проанализировал новейшую польскую историографию о взглядах Пилсудского  в  сравнении  с  идейными  установками  его  основного политического конкурента Р. Дмовского на фоне других деятелей санационного лагеря [2; 3].

 

Среди польских специалистов по биографии Пилсудского можно выделить А. Гарлицкого, написавшего его самую обстоятельную биографию и давшего всестороннюю оценку его роли в образовании независимого польского государства [13]. Интересный взгляд на биографию Пилсудского представлен в совместном труде Д. и Т. Наленч, которые достаточно критично рассмотрели деятельность своего героя, прежде всего учитывая психо-эмоциональные особенности личности Пилсудского  в  мотивах принятия  им  различных решений [10]. Историк В. Сулея, напротив, попытался развенчать существующую критику Пилсудского в историографии, называя себя его «апологетом» [20]. Серьезный анализ политики Пилсудского в отношении России проведен А. Новаком [16; 17]. В. Побуг-Малиновский считается одним из первых авторов, составивших подробную биографию Ю. Пилсудского, представив его как героя и «главного основателя» независимой Польши, а также введя в научный оборот большое количество неопубликованных источников [19]. Несомненную важность для изучения биографии Пилсудского представляет 4-х томное издание «Календарь жизни Юзефа Пилсудского 1867–1935», подготовленное В. Енджеевичем и Я. Чисеком [15]. П. Цихорацкий проанализировал исторические мифы о Пилсудском, укоренившиеся в исторической памяти поляков [12].

 

Украинский историк Г. А. Королев  представил  интересный  анализ  взглядов  и  деятельности Ю. Пилсудского в контексте развития Ягеллонской идеи в польской политической мысли [4]. Белорусский историк А. А. Крутиков исследовал историческую память и историческую политику относительно фигуры Пилсудского в Польше [5].

 

В целом в отечественной историографии отсутствуют работы, в которых бы предпринималась попытка проанализировать факторы формирования взглядов Юзефа Пилсудского на восстановление польского государства вместе с анализом его деятельности на этом пути до того момента, когда он стал во главе независимой Польши в 1918 году.

 

Основными источниками настоящего исследования послужили документы, автором или составителем которых был сам Пилсудский: письма, публицистические статьи, политические декларации, комментарии, заметки, стенограммы выступлений, обращения, тексты лекций, прочитанных им, целые исторические произведения, написанные Пилсудским, воспоминания, которые опубликованы в первых четырех томах его десятитомного собрания сочинений [18]. Кроме того, были привлечены мемуары современников.

 

ИСТОКИ ВЗГЛЯДОВ

 

Будущий основатель независимой Польши родился в богатой шляхетской семье литовских поляков в родовом имении Зулув на территории Литвы. Его отец Юзеф Винсенты происходил из старинного рода Гинетовичей, которые были известны с 1413 года. Мать Пилсудского Мария также была из знатного и богатого польско-белорусско-литовского дворянского рода. Семья Пилсудских всегда была связана с польским национальным движением, его отец был участником Январского восстания 1863-1864 гг.

 

Польские элиты и участники национального движения стремились не просто добиться независимости Польши от России, но и воссоздать Речь Посполитую в границах до 1772 г., включая украинско-белорусские земли бывшего польско-литовского государства, получившие название восточных кресов. Идея воссоздания независимой Польши в ее «исторических» границах называется Ягелонской по имени польско-литовской династии, при которой состоялось объединение Польши с Великим княжеством Литовским и была создана Речь Посполитая. Характерными чертами ягеллонской Польши являются: полиэтнический характер, мультикультурность и многоязычность, с одновременными процессами полонизации и притеснением «диссидентов» – приверженцев христианства некатолического вероисповедания. Такая Польша является сильной державой на пространстве Центральной и Восточной Европы и основным ее конкурентом за достижение геополитического доминирования в регионе является Россия.

 

С Ягеллонской идеей была связана польская мессианская традиция, которая была распространена в сфере культуры и искусства. Польский мессианизм развивался прежде всего под влиянием произведений польских поэтов романтического направления – Адама Мицкевича, Юлиуша Словацкого и Зигмунта Красиньского. Согласно религиозным мессианским сюжетам, Польша должна «воскреснуть» как государство и служить примером для других народов в создании Царства Божия на Земле [11, c. 61]. По мнению приверженцев мессианской идеи, Польша являлась форпостом католичества и всей западной цивилизации, поэтому ей на протяжении веков угрожал «варварский восток», и миссия «особенного» польского народа заключается в «освобождении» проживающих там народов от «деспотии» и «многовековой тирании» [11, c. 56-57].

 

С.В. Морозов, характеризуя основные идеи международной политики будущего польского диктатора, отмечает, что мессианизм Пилсудского предполагал «раздел России и построение на ее территории Великой Польши, в связи с чем ему не были чужды мысли о собственном особом предназначении в польской истории» [9, c. 147]. Связанным с мессианской идеей являлся и распространенный в польской культуре миф о древнегреческом Прометее, который дал людям огонь, чем вызвал гнев богов и пострадал от них. Аллегории «польского Прометея» присутствуют практически во всех сферах культуры и искусства.

 

Юзеф Пилсудский получил традиционное воспитание в духе польских национальных традиций. В своей известной статье «Как я стал социалистом» 1903 г. он подробно рассказал про воспитание со стороны матери: «Мать, непримиримая патриотка, даже не пыталась скрыть от нас боль и разочарование, вызванные поражением восстания (1), да, она воспитывала нас, сделав акцент на необходимости продолжать борьбу с врагом Отечества. С самого раннего детства нас знакомили с произведениями наших поэтов, с особым уклоном на запрещенные произведения, нас учили польской истории, покупали только польские книги. Этот революционный патриотизм не имел конкретной социальной направленности. Из наших поэтов мать больше всего любила Красиньского, а я с детства восхищался Словацким, который также был моим первым учителем демократических принципов» [18, t. II, s. 46]. Воспитание в духе польского мессианства оказало большое влияние на Юзефа и его старшего брата Бронислава (2). 

 

По мнению исследователей польского мессианства, его суть можно охарактеризовать так: все поэты-романтики и философы верили в приход мессии, который спасет народ от зла и страданий, причем таким мессией может быть, как харизматическая личность, так и некоторая группа людей [11, c. 57]. Можно предположить, что Юзеф Пилсудский считал себя такой личностью, предназначение которой восстановить независимость Польши. Этим и объяснялись его дальнейшие действия в этом направлении, в том числе и по созданию военизированных отрядов, которые Пилсудский со своими сторонниками стремился сделать прообразом польской армии. Ведущий российский историк-полонист Г.Ф. Матвеев отмечает, что именно мать воспитала в Пилсудском «желание сделать все от него зависящее для воскрешения Польши» [7, c. 16].

 

Пилсудский учился в 1-й виленской мужской гимназии, которая была основана на месте Виленского университета, упраздненного в 1832 году. Этот университет был alma mater Адама Мицкевича и Юлиуша Словацкого, для Пилсудского этот факт был особенно знаменательным, и он его неоднократно подчеркивал в своих публицистических работах. Еще со времен учебы Юзеф Пилсудский в качестве пути для восстановления польского государства избрал национально-освободительную борьбу.

 

СОЦИАЛИЗМ

 

После пяти лет ссылки в Сибири (1887–1892), под воздействием эмоциональных потрясений от «самоуправства и произвола властей», он вступил в Польскую социалистическую партию (ППС), со временем даже стал одним из лидеров ППС на территории России (3). Будучи увлеченным популярными идеями социализма и видя «несправедливость общественно-политического строя», Пилсудский в своих публицистических работах призывал к борьбе против «эксплуататорского класса», «военно-политического режима» и «царской деспотии и тирании» в Польше. Провозглашенная ППС борьба за свободу польского пролетариата сочеталась с борьбой против царизма и в качестве необходимого условия для построения социализма рассматривалось создание независимой демократической Польши. Вступив на путь революционной борьбы, Пилсудский фактически идею «польского социализма» представлял как инструмент «польского мессианства» для освобождения не только поляков, но и других народов от «полицейского режима» и «царской деспотии»; он заявлял, что «социализм в Польше неразделим с идеей независимости». В середине 1890-х гг. он писал: «Величайшим врагом польского рабочего класса является российский царизм» [18, t. I, s. 79]. Будучи участником международных социалистических конгрессов, Пилсудский пытался представить образование независимого польского государства как «неотъемлемое политическое требование международного рабочего движения» [18, t. I, s. 148].

 

Пилсудский и его сторонники определяли два этапа становления социализма в Польше. Прежде всего следовало освободить Царство Польское от российской власти и построить «демократическое польское государство», а затем приступать к решению собственно пролетарской задачи — борьбе за создание общества социальной справедливости [8, с. 133].

 

Один из мифов, касающихся Пилсудского, вокруг которого продолжают вести дискуссии биографы главы польского государства касается того, был ли он на самом деле идейным социалистом. Факты говорят о том, что в течение примерно двадцати лет он считал себя социалистом, полностью посвящая себя нелегальной партийной работе, рискуя свободой, даже был арестован, бежал из психиатрической лечебницы в Санкт-Петербурге и все равно продолжал быть одним из руководителей партии. Справедливым представляется, что Пилсудский видел в социализме прежде всего силу, дестабилизирующую прежний строй, а тем самым способную завоевать независимость Польши [10, c. 25]. Взгляды Пилсудского совпали с установками ППС, которая сочетала в своей программе национальные и социальные лозунги. Партия выступала за то, чтобы в состав будущей независимой Польши вошли белорусские, литовские и украинские земли. Он отмечал: «Социалист в Польше должен стремиться к независимости страны, а независимость – первостепенное условие победы социализма в Польше» [18, t. II, s. 52-53]. В связи с этим для Пилсудского борьба за социализм в тот момент не представлялась возможной и эффективной без борьбы за независимость.

 

Относительно других непольских территорий и их возможной принадлежности к независимой Польше Пилсудский сформулировал свою позицию в годы работы в ППС. По поводу литовского социализма он отмечал, что ППС «стоит во главе социалистов в Литве», с чем всегда не соглашались литовские социалисты [18, t. I, s. 201-202]. В 1899 г. Пилсудский в письме одному из своих ближайших соратников в это время, этнографу, специалисту по национальному вопросу в России Леону Василевскому подробно описал свои взгляды по поводу будущего отношения с «соседними народностями», составляющими национальные окраины Российской империи [22, s. 36-46]. Он считал Литву и Белоруссию «одним целым» и поэтому должна быть общей политика в национальном вопросе по отношению к ним. Пилсудский это объясняет единообразием правовых, административных и исторических условий в этих двух частях бывшей Речи Посполитой. Он отмечал также, что такое же единообразие «преобладает и в этнографическом составе, и в общественных отношениях, разумеется, за исключением того, что в одном случае фон литовский, а в другом белорусский» [22, s. 39]. Еще одним фактором он называет религиозный вопрос: в Белоруссии «главным образом видим католическую и до недавних пор униатскую (4) части [населения], на которые мы можем рассчитывать в будущем». Характеризуя трудности, связанные с самоопределением белорусского народа, он добавлял: «О белорусах вполне достаточно сказать пару слов, что они неопределенны в своих национальных чувствах, и стоит упомянуть о гонениях на их язык и религию» [22, s. 41].

 

Относительно Литвы Пилсудский пояснял Василевскому: «Необходимо указать и доказать, что по многим причинам Литва является продолжением Польши, поэтому там огромный процент поляков, польский язык в городах, большое влияние польской культуры, одним словом, поляки –важная составная часть страны, и этому способствует общий фактор исторической традиции, участие в польских восстаниях, революциях и в социалистическом движении литовцев – поляков… У Литвы нет другого пути, как идти, тесно сплотившись с нами, потому что революционное движение в Польше, благодаря культурной общности, всегда найдет отклик в Литве...» [22, s. 40-41].

 

По поводу Украины и украинцев один из лидеров ППС в России делал ставку на австрийскую концепцию формирования украинского национального движения: «Малороссия… в ней за счет литературы и фактов истории следует распространять знания о галицийских русинах (5) с их относительной свободой и существующей там (6) социалистической партией, которая должна оказывать влияние на их собратьев, оказавшихся в результате разделов в составе России» [22, s. 43]. В обстоятельном письме Пилсудский также описывал возможный потенциальный союз в борьбе против самодержавия с эстонцами, латышами, финнами, народами Кавказа, прежде всего грузинами и армянами, а также молдаванами. При этом еврейский вопрос он сознательно обходил стороной, считая его «щекотливым» и предлагая рассматривать его лишь в близкой ему Литве [22, s. 45].

 

Резюмируя свое обстоятельное письмо Леону Василевскому, Пилсудский писал о подготовке революции в его родной Литве. Лучшим вариантам для перечисленных народов, по его мнению, стал бы договор с Польшей с целью защиты интересов каждой народности – поляков, литовцев, белорусов и евреев. Основываясь на исторической ягеллонской традиции, он выступал за свободное развитие и устранение всякого преимущества одной национальности над другой, чего необходимо добиваться особенно ввиду «огромного переплетения национальных отношений», сформировавшегося в этом регионе. Он заключал, что для борьбы с российским самодержавием «эту задачу должны ставить социалисты всех национальностей в Литве, и именно к этому стремится ППС в своей работе на территории Литвы и считает необходимым против такого серьезного врага… теснейшее объединение ППС и социалистов всех национальностей Литвы для общей борьбы» [22, s. 42]. Приведенные положения решения национального вопроса на границах России могут считаться основными его идеями, согласно которым Пилсудский проводил политику до конца своей жизни, в том числе отойдя от социализма и находясь во главе независимого польского государства, лишь подстраивая их под меняющиеся геополитические условия.

 

Пилсудский отдельно в статье для газеты социалистов «Роботник» («Robotnik») писал о схожести Польши и Финляндии и призывал к совместной с финнами революционной борьбе против общего врага [18, t. I, s. 265-268].

 

Он был глубоко убежден в прочности связей Польши с восточными кресами и необходимости их вхождения в состав возрожденного польского государства. В 1902 г., в качестве редактора «Роботника», он писал: «Литву и Польшу связывают многочисленные узы совместной истории и культуры, которые с обеих сторон создают общую почву для борьбы трудящихся за свои права» [18, t. II, s. 21]. Он отмечал, что поляки составляют большинство местных депутатов в Вильно, Ковно и Гродно (последний, как и некоторые другие белорусские города, он считал польско-литовским). Пилсудский также пояснял свою аргументацию: «Наша земля, родившая Костюшко и Мицкевича, видела лучших патриотов, боровшихся не только против иноземцев, но и против порабощения народа своими хозяевами. Но в нынешних условиях этот благороднейший патриотизм должен вести не куда-нибудь, а в наши ряды под красное знамя социализма» [18, t. II, s. 27]. 

 

По поводу будущего государственного устройства рожденной в результате успеха революции независимой Польши Пилсудский писал в 1903 г. в контексте революционной борьбы поляков, литовцев и белорусов: «Мы не хотим сказать, что мы враги литовской или белорусской культуры. Да, мы убеждены, что от ее развития во многом зависит счастье трудящихся и успехи социализма среди литовцев и белорусов, героические усилия литовского народа по созданию и развитию родной культуры вызывают у нас уважение и искреннее сочувствие… Естественно, что ни слияние социалистических организаций в Литве, ни их союз с ППС в Царстве Польском не предрешат формы будущего государственного устройства на территории, охватываемой этими организациями. Распадется ли она на две-три полностью самостоятельные, независимые республики, или они сольются в какую-нибудь более или менее тесную федерацию, это вопрос будущего, который, вероятно, будет решаться свободными и обладающими правосознанием трудящимися Польши, Литвы и Руси (7)» [18, t. II, s. 222-223].

 

ВООРУЖЕННАЯ БОРЬБА

 

Одно из наиболее известных писем, вышедших из-под пера Юзефа Пилсудского, было подготовлено им во время его путешествия через Европу и Америку в Токио во время Русско-японской войны летом 1904 года. Пилсудский подготовил развернутое обращение в МИД Японии с просьбой поддержать революционное движение на западе Российской империи, чтобы Россия воевала на два фронта – против революции на западе и с Японией на востоке [18, t. II, s. 249-258]. Он просил поддержать финансово сепаратистские настроения среди таких народов, как поляки, литовцы, белорусы, украинцы и латыши, финны, а также указывал на то, что народы Кавказа «также склонны к сепаратизму», прежде всего, грузины и армяне. По его мнению, Польша являлась «движущей силой революционного движения и антироссийских настроений», способных «разбить Российскую империю».

 

Продолжая развивать свою мысль, Пилсудский указывал, что после отделения эти и некоторые другие национальные окраины европейской части России и Кавказа должны были объединиться в федерацию, создавая некий буфер для обеспечения безопасности Польши. Заручиться поддержкой Японии для реализации своих масштабных планов ему не удалось, тем не менее, он согласился передавать Токио информацию разведывательного характера о российских войсках в европейской части России. Это обращение стало первым изложением Пилсудского идейных основ движения, которое позже получило название «прометеизм» (8).

 

В  тот  момент  у  него  не  было  четкого  осознания  будущей  конфигурации  границ  Польши. Г.Ф. Матвеев отмечает, что Пилсудский был политиком с нестандартным мышлением, умел быстро осмыслить складывающуюся ситуацию и принимать не всегда оптимальные, но оправданные решения. Он признавался, что ему всю жизнь претили любые доктрины, поэтому он не оставил конкретного поэтапного плана действий ни одной из своих политических программ [7, c. 70].

 

Ориентацию Пилсудского на Японию в противостоянии с Россией ничем иным, кроме присущего ему прагматизма в деле решения польского вопроса в России, не объяснить. Свои антироссийские настроения Пилсудский объяснял тем, что они всего лишь отвечали национальным польским интересам. «Не было в Польше человека, который бы не молился, чтобы эти японцы, пусть даже посланные дьяволом, победили. “Пусть бьют, пусть бьют проклятых москалей!” – было общим пожеланием. Настал момент долгожданного освобождения. Однако нам не хватало веры в то, что это желание сбудется», – отмечал Пилсудский через несколько лет после окончания Русско-японской войны [18, t. III, s. 144].

 

После неудачной для России войны с Японией и Первой русской революции Ю. Пилсудский окончательно убедился в том, что восстановить независимость страны можно лишь с оружием в руках, для чего в ППС еще в 1904 г. им была создана тайная боевая организация. Из-за расхождения во взглядах с более молодыми членами партии, готовыми к совместной борьбе за социалистическую революцию с другими народами империи Романовых с целью достижения «всеобщего блага», в 1906 г. в партии произошел раскол. Пилсудский остался в ППС-революционной фракции, которую и возглавил. Он и его сторонники перешли к организации террористических актов и диверсий против властей Российской империи, устройству так называемых «эксов» (от слова «экспроприация») по добыче денег для формирования военизированных отрядов. 

 

Для освобождения Польши из-под власти Романовых, по мнению Пилсудского, необходимо было создать боеспособную польскую армию, что возможно было сделать в Австро-Венгрии, в Галиции. Ставка на Австро-Венгрию в деле восстановления независимости Польши для лидера революционного движения польских социалистов объясняется тем, что в империи Габсбургов поляки уже почти 50 лет имели автономию, в королевстве Галиция и Лодометрия действовал Сейм, в котором поляки занимали 2/3 мест, на польском языке велось преподавания в Ягеллонском университете в Кракове, а также и во Львовском, поляки стремились стать третьим имперским народом вместе с австрийцами и венграми. Наместниками края там были в основном поляки. Это являлось главным условием для создания будущей национальной польской армии в двуединой монархии, которая должна была «освободить Царство Польское от российских оккупантов».

 

В это время он писал в «Роботнике»: «Революция, которую мы хотим осуществить, – это война двух армий, нашей – революционной, народной, с правительственной, оккупационной… Революция – это борьба за власть, реализованная насильственными средствами в относительно короткое время» [18, t. III, s. 6-7]. Во Львове в конце июня 1908 г. при участии Пилсудского создается тайная вооруженная организация – Союз активной борьбы (САБ). Через некоторое время в Галиции создаются отряды стрелков, а сам он начинает сотрудничество с Генеральным штабом вооруженных сил Австро-Венгрии. 

 

С этого времени Пилсудский активно стал заниматься изучением военного дела и стратегии вооруженной борьбы, читал классические труды по военному искусству Наполеона и Хельмута фон Мольтке (Старшего). Под влиянием своих родителей и общения с другими участниками Январского восстания он занялся изучением его истории, выступал с лекциями по этой теме и написал исторические сочинения о восстании. С целью подготовки вооруженной борьбы против русской армии он также изучал недавно завершившиеся Франко-прусскую, Англо-бурскую и Русско-японскую войны, а также события революции 1905–1907 гг. в Царстве Польском и Первую Балканскую войну, в которой симпатизировал Турции [18, t. III, s. 256-282].

 

В 1911 г. стали создаваться стрелковые дружины, позже Пилсудский стал во главе национальных вооруженных формирований в ранге Главного коменданта стрелковых союзов и дружин; подготовка к военным действиям велась во Львове при поддержке правительства Австро-Венгрии. В это время будущий военачальник отходит от идей социализма, в его речах и публицистических статьях исчезает социалистическая риторика, он перестает ратовать за права рабочего класса, а декларирует необходимость освобождения всех российских поляков из «плена оккупантов-москалей». Именно в это время окончательно определилась его приверженность военной силе как способу достижения независимости Польши и обеспечения безопасности будущего государства. Отход от приверженности классовой борьбе может означать его «возвращение к корням», к воспитанным матерью патриотическим идеям в романтико-повстанческом духе, к опоре на традиции польских восстаний в царской России. «… польский вопрос после поражения восстания 1863 г. был безжалостно вычеркнут с политического рынка Европы. Стало обыкновением не учитывать нас в международных расчетах и комбинациях. Военное движение возвращает польский вопрос на европейскую шахматную доску. Его важность кажется нам еще большей, поскольку, начиная с 1904 г. мы являемся свидетелями ряда потрясений и конфликтов, в которых военная сила становится решающим фактором», – заявил Пилсудский 21 февраля 1914 г. в Париже [18, t. III, s. 252-253].

 

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

 

Летом 1914 г. власти Австро-Венгрии дали согласие на проведение мобилизации поляков в армию Пилсудского. С усилением интенсивности боевых действий начавшейся Первой мировой войны Австро-Венгрия объявила о формировании первых двух полков (бригад) польских легионов в Западной (со столицей в Кракове) и Восточной Галиции (со столицей во Львове). Пилсудский возглавил I бригаду.

 

Часть биографов Пилсудского считает, что в это время он, чувствуя благосклонность Габсбургов к польскому вопросу, также был сторонником идеи «триалистической монархии». Это он подтвердил в одном из писем известному в Галиции политику, представителю группы краковских консерваторов, одному из лидеров Главного национального комитета (ГНК) в Кракове, который был настроен австрофильски и продвигал идею создания триалистической монархии Австро-Венгро-Польши, Владиславу Леопольду Яворскому после занятия Варшавы и Царства Польского центральными державами летом 1915 г.: «Прежде всего я подчеркиваю, что политической целью войны, которую я с самого начала ставил перед собой, было и остается до сих пор слияние Галиции и Царства Польского в составе австро-венгерской монархии. Я не считал и не считаю, что можно было в этой войне добиться лучших условий для Польши» [Цит. по: 14, s. 116]. Большинство биографов Пилсудского критически относятся к высказанным в письме тезисам, отмечая, что его следует рассматривать в контексте актуальной политической ситуации. А. Гарлицкий отмечает, что Пилсудский стремился добиться максимально выгодных условий как для себя, так и для Царства Польского, поскольку в это время все более усиливался его конфликт, как с Австро-Венгрией, так и с краковским ГНК [13, s. 184].

 

Из-за разногласий с военными и гражданскими лидерами монархии Габсбургов и кайзеровской Германии Пилсудский в сентябре 1916 г. покинул руководство I бригады. 5 ноября 1916 г. Германия и Австро-Венгрия провозгласили создание самостоятельного, но не независимого польского государства из российских земель бывшего Царства Польского, но под их протекторатом. Пилсудский с восторгом воспринял эту новость, и его сторонники также разделяли эти чувства. 

 

Между тем Пилсудский перебрался в Варшаву и стал руководить работой военной комиссии в подконтрольном Германии Временном государственном совете, где занимался созданием национальной польской армии. В это время он все более углублялся в международную политику. 

 

Февральскую революцию в России Пилсудский также встретил благосклонно. Леон Василевский вспоминал: «Начало революции в России Комендант (9) оценил сразу как факт исключительной важности и поворотный пункт во всей нашей политике. Россия как самая главная сила в наших политических расчетах, этот наш самый большой враг, на длительное время сходила с арены. В этот период можно было не принимать в расчет непосредственную опасность со стороны русских, и теперь необходимо было направить всю энергию против двух других оккупантов» [22, s. 148]. К этому его подталкивал и начавшийся в войне перелом, который означал неизбежное поражение австро-германского блока. Он решил, что наступило время для перехода к конфронтации с Германией и Австро-Венгрией, чтобы обеспечить независимость Польши. Пилсудский это подтвердил 31 мая 1917 г. на заседании Временного государственного совета: «Акт 16 августа (10) и основанная на нем польская политика являлись политикой собирания польских земель с Галицией в качестве центра с помощью Австрии. Предполагалось, особенно в народе, что Польша будет свободной, в то время как в политических сферах сходились во мнении, что излюбленная австрийская система будет распространена на всю Польшу. Эта политика провалилась. Она отвергнута прежде всего польской нацией. Польский народ не мог согласиться с австро-германским методом создания Польши без поляков. Эта политика обанкротилась…» [18, t. IV, s. 187-188].

 

22 июля 1917 г., после отказа принести присягу на верность кайзеровской Германии, немцы арестовали Пилсудского. Во время заключения в Магдебургской крепости на протяжении 15 месяцев сторонники Пилсудского в оккупированном Королевстве Польском работали над популяризацией личности «главного борца за независимость Польши», его выступление против центральных держав создало ему образ «героического борца против всех оккупантов Польши». Пилсудский был освобожден с началом Ноябрьской революции в Германии. 10 ноября 1918 г. он вернулся в Варшаву, 11 ноября польское государство фактически стало независимым и Регентский совет в Варшаве передал ему всю полноту власти, а 14 ноября объявил о самороспуске. Аналогичным образом поступило и Временное народное правительство в Люблине, созданное левыми силами после начала революции в Германии.

 

ПРИХОД К ВЛАСТИ, ЛИЧНОСТЬ-ЛЕГЕНДА

 

Юзеф Пилсудский был назначен временным начальником государства (11), его главными задачами стали формирование правительства и созыв Законодательного сейма. В это время он окончательно разорвал свои связи с ППС, за что социалисты даже на него позже обижались. Пилсудскому приписывают известную фразу об отходе от социализма, которую он предположительно произнес своим старым товарищам по ППС после приезда в Варшаву из Магдебургской крепости: «Я ехал красным трамваем социализма до остановки “Независимость”, но на ней я сошел. Вы же можете ехать до конечной остановки, если вам это удастся, но теперь давайте будем обращаться друг к другу “Пан”12!» [Цит. по: 21, s. 50].

 

За годы нелегальной революционной борьбы и Первой мировой войны фигура бывшего революционера, ссыльного, подпольщика, террориста, Коменданта стрелков и Бригадира легионов стала легендарной для поляков, он приобрел огромную массу сторонников, прежде всего из числа левых сил, военных и прямых своих подчиненных. Последние в будущем и составили основу польской армии, а Пилсудский позднее стал первым маршалом Польши. Ему с начала XX в. посвящали книги, статьи, печатали панегирики в прессе, а со времен вооруженной борьбы сочиняли в его честь песни и хвалебные оды. Шляхетское происхождение его семьи также использовалось в пропаганде для обоснования его притязаний на власть. Его личность обросла большим количеством мифов и легенд. Созданный в это время его идеализированный образ позволил ему стать над всеми политическими силами, после обретения независимости каждый польский гражданин мог относиться к нему как к национальному вождю [12]. 

 

Наряду с этой масштабной хвалебной акцией, Пилсудский подвергался критике, прежде всего со стороны правых политиков из партии национальных демократов («эндеков»), роль которых вместе с другими политическими силами в достижении независимости Польши сознательно преуменьшалась и замалчивалась сторонниками Пилсудского. Большое количество политических противников Пилсудского в польском обществе считало его «узурпатором, вынесенным на вершину государственной власти лишь благодаря стечению обстоятельств» [10, c. 220].

 

В условиях, когда «рушился старый мир», происходили революции и прогремела мировая война, Юзеф Пилсудский оказался тем человеком, который сумел воспользоваться ситуацией, грамотно выстроить свою политику, и это привело его к вершине славы. Исследователи жизни Юзефа Пилсудского отмечают, что он ставил максималистские цели, имел нереальные мечты, которые «жизнь облекала в реальные формы» [10, c. 20]. Несомненно, Пилсудский был выдающейся личностью, который внес весомый вклад в возрождение польского государства. Рождение мифа Пилсудского в большей степени было сознательным и творческим процессом, который стоил огромных усилий и средств, затраченных громадным пропагандистским аппаратом [10, c. 208]. Создание легенды Юзефа Пилсудского отвечало требованиям времени, когда возрождавшаяся Польша нуждалась в такой героической фигуре. Корни его легенды «таились действительно глубоко в польской традиции». Д. и Т. Наленч отмечают, что они «обильно черпали соки из безмерно популярного в течение десятилетий романтико-повстанческого мифа» [10, c. 253].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Юзеф Пилсудский, выросший на польской романтической поэзии, ведущие представители которой являлись авторами знаменитой идеи польского мессианства, всю жизнь боролся за реализацию этой идеи, заключавшейся в стремлении к обретению независимости и укреплении Польши. Всю свою жизнь он был прагматиком, подстраивал свои взгляды и концепции под меняющиеся со временем реалии международной и внутренней политики, что позволило ему внести весомый вклад в возрождение его родины на карте Европы. Он избрал социализм в качестве действенного средства для борьбы против царской власти в России, но позже отошел от него. 

 

В период до образования независимого польского государства в 1918 г. сформировались его взгляды на Ягеллонскую идею, по которой независимая Польша должна включать в себя восточные кресы, а также укреплять свою силу и суверенитет посредством развития армии, а также заключения системы союзов с целью противостояния двум «главным врагам Польши» –Германии и России. Эти идеи Пилсудский, будучи во главе Второй Речи Посполитой после 1918 г., и реализовывал в своих масштабных проектах – создании крупной федерации на территории бывшей Речи Посполитой, поддержке подрывного движения прометеизма на территории СССР, а также реализации концепции Междуморья. Его легенда, несмотря на все противоречия и дискуссии, продолжала обрастать новыми фактами и мифами и после его смерти, а споры вокруг его личности не утихают и по сей день.

Примечания

  1. 1863 г.
  2. Бронислав Пилсудский (1866–1918) – польский революционер и этнограф. В 1887 г. вместе со своим младшим братом Юзефом и Александром Ульяновым – старшим братом Владимира Ульянова (Ленина) был арестован за покушение на Александра III, организованное Народной волей. Для него смертная казнь была заменена каторгой. С 1896 г. занимался изучением айнов, нивхов и ороков на Сахалине, получив еще при жизни награды за этнографические исследования (См.: [18, t. I, s. 37-39]).
  3. ППС имела свои отделы во всех трех частях разделенной Польши, а также в других странах.
  4. Униатская церковь упразднена в России в 1839 г.
  5. Русинами называли украинцев в составе Австро-Венгрии.
  6. В Австро-Венгерской Галиции.
  7. Под Русью поляки подразумевали Украину.
  8. Во Второй Речи Посполитой (1918–1939) диверсионно-повстанческое движение на территории РСФСР, а позже СССР, поддерживаемое польской разведкой. Имело цель – поддержание сепаратистских настроений на национальных окраинах России с целью их последующего отделения от страны и создания буферного образования в виде федерации, которое бы отделяло Польшу от России, а позже СССР.
  9. Прозвище Пилсудского со времен руководства отрядами стрелков.
  10. О создание ГКН в Кракове в 1914 г.
  11. Звание «начальника» имел и другой польский национальный герой Тадеуш Костюшко в конце XVIII в.
  12. В среде польских социалистов было принято обращение «вы» вместо вежливого «пан».

Список литературы

  1. Гришин Я. Я., Галиуллин М. З., Туманин В. Е. Юзеф Пилсудский и его амбициозные планы о создании «Великой Польши» // Наука. Общество. Оборона. 2020. № 4. С. 42-42. DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10257. EDN: HMVAMJ
  2. Ким И. К. Пилсудский-Дмовский: противостояние в период первой мировой войны и становления независимой Польши // Культурное измерение войны: Первая мировая война в образах, в памяти и истории: материалы международной научной конференции. Ставрополь: Северо-Кавказский федеральный университет, 2015. С. 173-178. 
  3. Ким И. К. Современная польская историография о Юзефе Пилсудском и санационном лагере // Известия Саратовского университета. Сер. История. Международные отношения. 2010. Т. 10. № 2. С. 83-87.
  4. Корольов Г. О. Європейський федераліст, імперіаліст і політичний реаліст: польські історики про Ю. Пілсудського та його східну політику // Український історичний журнал. 2015. № 4. С. 148-160.
  5. Крутиков А. А. Феномен Юзефа Пилсудского и столетие польской независимости // Перспективы. Электронный журнал. 2018. № 4 (16). С. 84-103. DOI: 10.32726/2411-3417-2018-4-84-103
  6. Лыкошина Л. С. Братья Качиньские и десятилетняя «польско-польская война». Конец «великого противостояния»? // Россия и современный мир. 2015. № 4 (89). С. 73-89.
  7. Матвеев Г. Ф. Пилсудский. М.: Молодая гвардия, 2008. - 474 с.
  8. Матвеев Г. Ф. Юзеф Пилсудский и Польская государственность (1892-1921) // Российские и славянские исследования: Сб. науч. статей / отв. ред. О.А. Яновский. Мн.: БГУ, 2010. Вып. 5. С. 131-158. 
  9. Морозов С. В. Н. А. Бердяев, мессианизм по-польски и «пакт четырех» // Вестник Томского государственного университета. История. 2021. №72. С. 146-151. DOI: 10.17223/19988613/72/21
  10. Наленч Д., Наленч Т. Юзеф Пилсудский — легенды и факты / пер. с польск. М.: Политиздат, 1990. - 399 с.
  11. Травкина А. А. Специфика польского романтического мессианизма XIX века // Вестник славянских культур. 2008. № 3-4 (10). С. 56-64.
  12. Цихорацкий П. Легенда Юзефа Пилсудского в польском обществе межвоенного периода (1918-1939 годы) // История и историческая память. 2010. № 2. С. 87-98.
  13. Garlicki A. Józef Piłsudski. 1867 - 1935. Warszawa: Czytelnik, 1989. - 721 s.
  14. Hupka J. Z czasów Wielkiej Wojny. Pamiętnik nie kombatanta. Niwiska: nakładem autora, 1936. - 464 s.
  15. Jędrzejewicz W., Cisek J. Kalendarium życia Józefa Piłsudskiego 1867-1935. Kraków; Łomianki: Instytut Książki; LTW, 2006-2007. T. I-IV.
  16. Nowak A. Józef Piłsudski: a federalist or an imperialist? // L’héritage de la Res Publica des Deux Nations / Eds. Jerzy Kłoczowski, Iwona Goral. Lublin-Paris: Société de l'Institut de l'Europe du Centre-Est, 2009. P. 123-144.
  17. Nowak A. Polska i trzy Rosje: studium polityki wschodniej Józefa Piłsudskiego (do kwietnia 1920 roku). Kraków: Arcana, 2008. - 646 s.
  18. Piłsudski J. Pisma zbiorowe. Warszawa: Instytut J. Piłsudskiego, 1937. T. I-IV.
  19. Pobóg-Malinowski W. Józef Piłsudski: 1867-1914. Łomianki: LTW, 2015. - 463 s.
  20. Suleja W. Mundur na nim szary...: rzecz o Józefie Piłsudskim (1867-1935). Warszawa: IPN, Komisja ścigania zbrodni przeciwko narodowi polskiemu, 2018. - 408 s.
  21. Szubarczyk P. Naczelnik. – Niepodległość. Pod redakcją Marka Gałęzowskiego i Jana M. Rumana, Warszawa: IPN, 2010. (seria „Biblioteka Biuletynu IPN”. T. 4) S. 45-62.
  22. Wasilewski L. Józef Piłsudski jakim go znałem. Warszawa: Rój, 1935. - 235 s.

Информация об авторе

Курганский Анатолий Анатольевич, аспирант, младший научный сотрудник Центра исследований исторической памяти Института геополитических и региональных исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта, г. Калининград, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Курганский Анатолий Анатольевич, e-mail: anatkurg@yandex.ru

WORKS OF YOUNG SCIENTISTS

Personalities

Józef Piłsudski about the Polish state’s rebirth

Anatolii A. Kurganskii *

Immanuel Kant Baltic Federal University,

Kaliningrad, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3145-6831, e-mail: anatkurg@yandex.ru  

Abstract:

Józef Piłsudski, the founder of the resurrected Polish state after World War I, continues to be one of the most revered political figures in Polish history. His views on the Polish statehood, ways of its restoration and strengthening were formed in the period before the declaration of Poland's independence and were realized during his tenure at the head of an independent Polish state. Based on documents written by Piłsudski and memoirs, the article attempts to identify the origins and content of these views, to analyze its evolution in changing geopolitical conditions. The paper concludes that Piłsudski proclaimed a socialist movement with special Polish specifics as an instrument of struggle for the “liberation” of Poland from Russia, thereby exploiting socialist ideas in order to achieve national goals. His views were formed under the influence of the Polish messianic idea, embodied in the works of the classics of romantic poetry. The bet on an uncompromising struggle against the autocracy first led him to an alliance with Japan, and later with Austria-Hungary and Germany. Toward the end of the World War I, the already established revolutionary commander, leader of the Polish legions, who renounced the alliance with the Germany and was imprisoned by them in the Magdeburg fortress, acquired the image of a martyr and the main fighter for the revival of independent Poland. This is how his legend finally takes shape, which allowed Piłsudski to become the head of an independent Polish state after the war, and later, as a result of the coup d'état of 1926, to establish his sole power at the head of the authoritarian "sanation" regime.

 

Keywords: 

Józef Piłsudski, Poland, Polish Socialist Party, messianism, Jagiellonian idea, World War I,

Russian-Polish relations 

References

  1. Cihorackij P. 2010. Legenda Juzefa Pilsudskogo v pol'skom obshhestve mezhvoennogo perioda (1918-1939 gody) [The Legend of Józef Piłsudski in Polish Society in the Interwar Period (1918-1939)]. — Istorija i istoricheskaja pamjat'. 2010. No 2. P. 87-98. (In Russ.).
  2. Garlicki A. 1989. Józef Piłsudski. 1867 - 1935. Warszawa: Czytelnik, 1989. 721 s. (In Polish).
  3. Grishin Ja. Ja., Galiullin M. Z., Tumanin V. E. 2020. Juzef Pilsudskij i ego ambicioznye plany o sozdanii «Velikoj Pol'shi» [Józef Piłsudski and his ambitious plans for the creation of "Greater Poland"]. — Nauka. Obsestvo. Oborona. 2020. Т. 8. No 4 (25).  P. 42-42. DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10257. (In Russ.)
  4. Hupka J. 1936. Z czasów Wielkiej Wojny. Pamiętnik nie kombatanta. Niwiska: nakładem autora, 1936. 464 s. (In Polish).
  5. Jędrzejewicz W., Cisek J. 2006-2007. Kalendarium życia Józefa Piłsudskiego 1867-1935. Kraków; Łomianki: Instytut Książki; LTW, 2006-2007. T. I-IV. (In Polish).
  6. Kim I. K. 2015. Pilsudskij-Dmovskij: protivostojanie v period pervoj mirovoj vojny i stanovlenija nezavisimoj Pol'shi [Piłsudski-Dmowski: confrontation during the World War I and the formation of independent Poland]. — IN: Kul'turnoe izmerenie vojny: Pervaja mirovaja vojna v obrazah, v pamjati i istorii: materialy mezhdunarodnoj nauchnoj konferencii. Stavropol': Severo-Kavkazskij federal'nyj universitet, 2015. S. 173-178. (In Russ.).
  7. Kim I. K. 2010. Sovremennaja pol'skaja istoriografija o Juzefe Pilsudskom i sanacionnom lagere [Modern Polish historiography about Józef Piłsudski and the sanation regime camp]. — Izvestija Saratovskogo universiteta. Ser. Istorija. Mezhdunarodnye otnoshenija. 2010. T. 10. No. 2. P. 83-87. (In Russ.).
  8. Korol'ov G. O. 2015. Yevropeiskyi federalist, imperialist i politychnyi realist: polski istoryky pro Yu. Pilsudskoho ta yoho skhidnu polityku [European federalist, imperialist and political realist: Polish historians about J. Piłsudski and his eastern policy.]. — Ukrainskyi istorychnyi zhurnal. 2015. No 4. P. 148-160. (In Russ.).
  9. Krutikov A. A. 2018. Fenomen Juzefa Pilsudskogo i stoletie pol'skoj nezavisimosti [The Phenomenon of Józef Piłsudski and the Centenary of Polish Independence]. — Perspektivy. Jelektronnyj zhurnal. 2018. No 4 (16). P. 84-103. DOI: 10.32726/2411-3417-2018-4-84-103 (In Russ.).
  10. Lykoshina L. S. 2015. Brat'ja Kachin'skie i desjatiletnjaja «pol'sko-pol'skaja vojna». Konec «velikogo protivostojanija»? [Brothers Kaczynski and the ten-year "Polish-Polish war". The end of the "Great Confrontation"?]. — Rossija i sovremennyj mir. 2015. No 4 (89). P. 73-89. (In Russ.).
  11. Matveev G. F. 2008. Pilsudskij [Piłsudski]. M.: Molodaja gvardija, 2008. 474 p. (In Russ.).
  12. Matveev G. F. 2010. Juzef Pilsudskij i Pol'skaja gosudarstvennost' (1892-1921) [Józef Piłsudski and Polish statehood (1892-1921)]. — IN: Rossijskie i slavjanskie issledovanija: Sb. nauch. statej / otv. red. O.A. Janovskij. Mn.: BGU, 2010. No. 5. P. 131-158. (In Russ.).
  13. Morozov S. V. 2021. N. A. Berdjaev, messianizm po-pol'ski i «pakt chetyreh» [N.A. Berdyaev, messianism in Polish and the "pact of four"]. — Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Istorija. 2021. No 72. P. 146-151. DOI: 10.17223/19988613/72/21 (In Russ.).
  14. Nalench D., Nalench T. 1990. Juzef Pilsudskij — legendy i fakty [Józef Piłsudski - legends and facts] / per. s pol'sk. M.: Politizdat, 1990. 399 p. (In Russ.).
  15. Nowak A. 2008. Polska i trzy Rosje: studium polityki wschodniej Józefa Piłsudskiego (do kwietnia 1920 roku). Kraków: Arcana, 2008. 646 s. (In Polish). 
  16. Nowak A. 2009. Józef Piłsudski: a federalist or an imperialist?. L’héritage de la Res Publica des Deux Nations / Eds. Jerzy Kłoczowski, Iwona Goral. Lublin-Paris: Société de l'Institut de l'Europe du Centre-Est, 2009. P. 123-144. (In English).
  17. Piłsudski J. 1937. Pisma zbiorowe. Warszawa: Instytut J. Piłsudskiego, 1937. T. I-IV. (In Polish).
  18. Pobóg-Malinowski W. 2015. Józef Piłsudski: 1867-1914. Łomianki: LTW, 2015. 463 s. (In Polish).
  19. Suleja W. 2018. Mundur na nim szary...: rzecz o Józefie Piłsudskim (1867-1935). Warszawa: IPN, Komisja ścigania zbrodni przeciwko narodowi polskiemu, 2018. 408 s. (In Polish).
  20. Szubarczyk P. 2010. Naczelnik. Niepodległość. Pod redakcją Marka Gałęzowskiego i Jana M. Rumana, Warszawa: IPN, 2010. (seria „Biblioteka Biuletynu IPN”. T. 4) S. 45-62. (In Polish).
  21. Travkina A.A. 2008. Specifika pol'skogo romanticheskogo messianizma XIX veka [The Specificity of Polish Romantic Messianism in the 19th Century]. — Vestnik slavjanskih kul'tur. 2008. No 3-4 (10). P. 56-64. (In Russ.).
  22. Wasilewski L. 1935. Józef Piłsudski jakim go znałem. Warszawa: Rój, 1935. 235 s. (In Polish).

Information about the author 

Anatolii A. Kurganskii, Doctoral Student, Junior Researcher of the Center for Historical Memory Studies of the Institute for Geopolitical and Regional Studies of the Immanuel Kant Baltic Federal University, Kaliningrad, Russian Federation.

Corresponding author

Anatolii A. Kurganskii, e-mail: anatkurg@yandex.ru

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 4


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать
Владимир Кикнадзе. Сила V правде. Защита исторической памяти как стратегический национальный приоритет России. М., 2022

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Геноцид советского народа, геноцид народов СССР, Великая Отечественная война, Без срока давности
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

natsistskaya politika unichtozheniya nyurnberg genotsid bez sroka davnosti
ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN