Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 4. С. 30–30.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 4. P. 30–30.


УДК: 353.9(470)«1920/1921»

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-4-30-30

Поступила в редакцию: 05.10.2022 г.

Опубликована: 06.11.2022 г.

Submitted: October 5, 2022

Published online: November 6, 2022 


Для цитирования: Терехов С.А. Образование советских органов государственной безопасности в Крыму // Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, №4(33). С. 30-30.

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-30-30.

For citation:  Terekhov S. A. Formation of Soviet state security bodies in Crimea. – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(4):30-30. (In Russ.).

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-30-30.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


СПЕЦСЛУЖБЫ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Оригинальная статья

Образование советских органов государственной безопасности в Крыму

Сергей Алексеевич Терехов *

 Научно-исследовательский институт (военной истории)

Военной академии Генерального штаба ВС РФ, 

г. Москва, Российская Федерация, е-mail: S.Terekhov71@yandex.ru 

Аннотация:

В 1920 году на территории европейской части современной России закончилась кровопролитная, братоубийственная Гражданская война. И несмотря на то, что с ее окончания прошел уже целый век, она до сих не закончена в наших умах и на страницах многочисленных изданий. Создание территориальных органов ВЧК в Крыму малоизученная тема истории отечественных спецслужб. Их деятельность распространялась на весь крымский полуостров и Севастополь. В публикации на основании ранее не известных архивных документов (Государственный архив Республики Крым, УФСБ России по Республике Крым и г. Севастополю, Центральный архив ФСБ России) показано образование и становление Крымской областной чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности. Основной задачей крымских чекистов стала борьба с противниками новой власти и помощь в налаживании мирной жизни после крупнейшего в истории России социально-политического кризиса. Анализ приведенных архивных источников свидетельствует, что сотрудники органов безопасности в Крыму действовали исходя из конкретной складывающейся обстановки и успешно реагировали на внешние и внутренние проблемы, стоявшие перед страной в начале 1920-х годов ХХ века.

  

Ключевые слова: 

 Гражданская война, государственная безопасность, КрымЧК, чекисты, ВЧК,

Крым, особый отдел, Ф.Э. Дзержинский, И.И. Каминский, В.Н. Манцев

ВВЕДЕНИЕ

  

Гражданская война на Европейской части России закончилась 16 ноября 1920 г. победой Южного фронта Красной Армии во главе с М.В. Фрунзе. Русская армия с бароном П.Н. Врангелем, потерпев поражение, навсегда покинула Родину. 

 

В советской историографии период с момента Исхода белых и до образования 18 октября 1921 года в составе РСФСР Крымской Автономной Социалистической Советской Республики получил название «установление советской власти в Крыму». 

 

Несмотря на достаточную изученность, события 1920–1921 гг. на полуострове продолжают волновать историков. Причиной является не только наличие в российских и украинских архивах большого количества, не введённых в научный оборот исторических источников, но и трагизм и масштаб произошедшего в Крыму в течении всего одного года.

 

Государственное строительство советских органов власти началось в ноябре 1920 года с образования ее высшего местного органа – Крымского революционного комитета (Крымревком) во главе с известным деятелем международного революционного движения Б. М. Куном. В состав  Крымревкома  в  разное  время  входили  известные  деятели  российской  революции: Р. С. Самойлова (Землячка), Д. И. Ульянов, Ю. П. Гавен и другие.

 

Новая власть столкнулась с целым рядом сложных проблем, многие из которых требовали немедленного решения. Гражданская война нанесла катастрофический ущерб жителям и экономике Крыма. Тяжелая экономическая ситуация в сочетании с неблагоприятными природно-климатическими условиями (малоснежная зима и засуха 1921 г.) привели к массовому голоду. Еще одной проблемой для советской власти в Крыму стало активное вооруженное сопротивление действующему режиму, принявшее форму бандитизма. После окончания Гражданской войны на территории Крымского полуострова оставалось немало противников советской власти (бывшие военные, представители буржуазии, члены администрации белых правительств и т. д.). Ситуацию осложняли планы генерала Врангеля и его окружения при поддержке других антибольшевистских сил осуществить прямое военное вторжение в Россию.

 

Неотъемлемой частью процесса формирования нового аппарата управления стало создание местных органов государственной безопасности.

 

ОСОБЫЕ ОТДЕЛЫ ЮЖНОГО И ЮГО-ЗАПАДНОГО ФРОНТОВ

 

Организационное строительство региональных органов ВЧК в Крыму имело свою специфику.

 

Основным отличием являлось то, что на первом этапе – поздней осенью 1920 года за борьбу с контрреволюцией, саботажем и преступлениями по должности отвечали подразделения Управления Особых отделов ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов (УООЮЮЗФ), дислоцированные в Крыму и подчинявшиеся напрямую Особому отделу ВЧК в Москве.

 

Созданное 21 сентября 1920 г. в Харькове по указанию Ф.Э. Дзержинского Управление под руководством В.Н. Манцева на базе Особого отдела ВЧК Юго-Западного фронта вместе с частями Красной Армии принимало активное участие в разгроме армии генерала Врангеля, обеспечивая безопасность тыла наступавших войск и контролируя политическую лояльность командного состава и красноармейцев [1, с. 38].

 

Непосредственно на Южном фронте, против армии генерала П.Н. Врангеля, действовали особые отделы: 

  • 13-й армии. Находясь вначале в Александровске, а затем в Мелитополе, в последующем зоной его ответственности стал Керченский полуостров. 
  • 6-й армии, расквартированной на большей части Крыма и юга Украины. 
  • 4-й армии,  сменивший  органы  военной  контрразведки,  выведенной  с  полуострова 6-й армии и дислоцировавшийся в Симферополе.

 

В состав Управления Особых отделов ВЧК Южного и Юго-Западного фронтов также входили Особые отделы 1-ой и 2-ой Конных армий. Последние фактически сразу после освобождения Крыма от белогвардейских войск были выведены на материковую Украину для борьбы с махновцами.

 

Кроме того, В.Н. Манцеву подчинялся Особый отдел ВЧК Азово-Черноморских морей, отвечающий за безопасность остатков флота и всей прибрежной полосы полуострова. 

 

Штат УООЮЮЗФ насчитывал 84 человека. Основной костяк его составляли чекисты, приехавшие на Украину в 1919 году. Манцеву подчинялся отряд особого назначения в составе роты красноармейцев.

 

Непосредственно на крымском направлении за безопасность частей Красной Армии отвечал Особый отдел Южного фронта во главе с Е.Г. Евдокимовым. Оперативной работой в военных частях занималась Оперативная часть из активного, информационного и регистрационного отделения. Кроме оперативных подразделений в составе отдела входили инспекторско-организационное и административное отделения.

 

Особисты с Евдокимовым прежде всего отвечали за борьбу с контрреволюцией и шпионажем в штабах, управлениях, учреждениях фронта. Особый отдел фронта, в соответствии с действующими инструкциями, имел полномочия привлекать местные ЧК и даже контролировать их работу. В случае необходимости, по ходатайству руководства ОО ВЧК, губернские чрезвычайные комиссии могли быть подчинены решением Президиума ВЧК во всех отношениях особому отделу фронта или армии [2, с. 100]. 

 

Особый отдел фронта опирался в своей оперативной работе на особые отделы армий и отдельных дивизий, входящих в Южный фронт.

 

Структуру особого отдела армии можно проиллюстрировать на примере Особого отдела 4-й армии фронта. Начальником отдела на начало Перекопско-Чангарской наступательной операции РККА был А.И. Михельсон, который командовал 65 чекистами, отвечавшими за агентурно-оперативную работу по борьбе со шпионажем и контрреволюцией на территории, которую занимали части и учреждения 4-й армии.

 

Непосредственно отдел подчинялся особому отделу фронта, а в оперативном отношении – члену Реввоенсовету армии в лице А.К. Александрова, которому направлял информационные бюллетени о текущей обстановке в частях и соединениях армии.

 

Чекистская работа была сосредоточена в Активной части, состоявшей из агентурного, информационного и регистрационного отделения. В агентурном отделении числилось два уполномоченных, из которых один отвечал за внутреннее наблюдение, а второй – за наружное. В информационном отделении работали четыре уполномоченных, отвечавших за сбор информации по штабу армии, управлениям санитарному, снабжения и связи. В регистрационном подразделении два письмоводителя занимались регистрацией перебежчиков, пленных и беженцев.

 

Особому отделу 4-й армии подчинялось шесть особых отделений дивизий армии, а также Военно-пропускной пункт № 1 и Бюро пропусков Особого отдела в Симферополе.

 

Особые отделения несли на себе всю тяжесть чекистской работы в боевой полосе фронта. Это были «чернорабочие» военной контрразведки.

 

Задачей Военно-пропускного пункта был контроль за лицами, следовавшими из пределов и в пределы прифронтовой полосы (полуостров после занятия его войсками Красной Армии до весны 1921 года считался на военном положении), а также вел наблюдение за бесперебойной и правильной работой военных эшелонов через железнодорожную станцию Симферополя. 

 

Бюро пропусков занималось выдачей проездных разрешений на посещение Крыма, а также давало право на выезд с полуострова.

 

Быстрый разгром Врангеля и отказ части белогвардейцев от эмиграции стал причиной того, что в плен Красной Армии сдалось (остались на полуострове добровольно) около 20-25 тыс. офицеров, солдат и казаков. Кроме бывших солдат и офицеров Русской армии на полуострове проживало более 10 тыс. беженцев и выражаясь терминологией того времени «прочего контрреволюционного элемента» [3, с. 44]. 

 

Решение задачи, что делать с военнопленными и «бывшими», станет основным направлением деятельности органов ВЧК в Крыму в конце осени 1920 года. По мнению автора, именно этим объясняется  телеграмма  Ф.Э. Дзержинского,  направленная  начальнику  УООЮЮЗФ  В. Н. Манцеву 16 ноября 1920 г. о блокировании выезда пленных белогвардейцев с полуострова [4, с. 410]. Получив приказ Ф.Э. Дзержинского, Манцев вместе с сотрудниками Управления Особых отделов переезжает из Харькова в Мелитополь (в ходе Перекопско-Чангарской наступательной операции в одном из зданий железнодорожного вокзала находился штаб командующего Южным фронтом). 

 

Перестройка системы военной контрразведки на деятельность в условиях отсутствия широкомасштабных боевых действий началась с Приказа № 1 1-го Крымского Особого Пункта Особого Отдела Южного и Юго-западного Фронтов от 20 ноября 1920 года.

 

Согласно этому приказу «по гор. Мелитополю и его окрестностям. Все офицеры, военные чиновники, унтер-офицеры и писари штабов и полков, солдаты добровольческой армии, а также гражданские чиновники, находящиеся на службе в учреждениях добровольческой армии и находящиеся в настоящее время в городе Мелитополь и его окрестностях, обязаны с момента выпуска данного приказа в 48-ми часовой срок зарегистрироваться в 1-м крымском особом пункте Особого отдела Южного фронта (Торговая улица, д. 20, бывшее помещение Государственного банка), которая будет производиться от 10-ти часов утра до 20-ти вечера». Не исполнившим данный приказ или скрывшимся белогвардейцам грозил расстрел. (1)

 

С этого приказа началась история «Крымской ударной группы Особого отдела ЮжЮгЗапфронтов». Ее начальником был назначен Е.Г. Евдокимов.

 

Накануне, 19-го ноября, В.Н. Манцев направил телеграмму начальнику 1-го крымского особого пункта, начальнику ОРТЧК, Завполитбюро (копия была телеграфно передана в РТЧК Южных железных дорог и Александровскую ГубЧК), в которой потребовал передать все дела по которым предусматривалось применение высшей меры наказания в «тройку» 1-ого Крымского особого пункта Особого отдела ЮжЮгЗапфронта на рассмотрение. (2)

 

Приказом №2, подписанным В.Н. Манцевым 20 ноября, вводился запрет на въезд и выезд из Крыма и Керченского полуострова. (3)

 

Таким образом, основной задачей органов безопасности сразу после окончания боев за Крым стала прежде всего регистрация и проведение фильтрационных мероприятий в отношении всех лиц, оставшихся после эвакуации Врангеля.

 

Насколько успешно с ней справлялись сотрудники ВЧК можно судить по двум донесениям.

 

Первое – это донесение от 19 ноября 1920 года уполномоченным информационного отделения Крымской ударной группы К.К. Мукке о ситуации, сложившейся в Мелитополе: «Прибывающие в большом количестве пленные-врангелевцы, имеющие в своем составе много офицеров, никем не контролируются и распускаются. Так как почти все офицеры побывали в данном месте, то боясь репрессий со стороны местной власти, они все едут на север, дабы не быть узнанными» [5, с. 399].

 

Второй документ – доклад о состоянии дел с содержанием пленных белых в Мелитополе заведующего регистрацией 1-го крымского особого пункта М. Березнякова на имя начальника этого пункта – Н. Добродицкого: «Довожу до вашего сведения следующее: несмотря на неоднократные переговоры с Начгарнизоном города Мелитополя, меры по отношению к военнопленным врангелевской армии в смысле охраны их и заботы о них абсолютно не принимаются…» [5, с.404].

 

По мере занятия частями РККА полуострова пленных врангелевцев становилось все больше. Чтобы справиться с ситуацией Евдокимов принимает решение сформировать 2-й Крымский Особый пункт. 19 ноября его начальником назначается сотрудник Особого отдела фронта Н.Д. Петров. 

 

В российских архивах нами выявлен приказ начальника Крымской ударной группы Особого отдела Южного и Юго-западного фронтов Е.Г. Евдокимова о назначении Петрова:

 

«С получением сего Вы назначаетесь Начальником Крымского Особого пункта № 2 Особого отдела ЮгЮгЗапфронтов.

 

Предлагается немедленно приступить к организации такового и обслуживать район Сиваш-Джанкой-Перекоп…

 

Всю работу вверенного Вам Особого пункта главным образом сосредоточить:

 

1/ на розыске и арестах врангелевских офицеров, контрразведчиках и шпионах и т.д.

 

2/ Проводить фильтрацию проходящих военнопленных, разыскивая и выявляя среди них подозрительный элемент. Всех задержанных контрреволюционеров и подозрительных лиц со всем отобранным имуществом и вещественными доказательствами отправлять по месту нахождения Штаба Крымской Ударной Группы Особотделов Южюгзапфронтов в гор. Симферополь...». (4)

 

Не позднее 20 ноября Евдокимовым были утверждены «Краткая инструкция НАЧОСОБПУНКТАМ ОСОБОГО ОТДЕЛА ЮЖЮГЗАПФРОНТОВ» и «Краткая инструкция СЛЕДОВАТЕЛЯМ УДАРНОЙ ГРУППЫ ОСОБОТДЕЛА ЮЖЮГЗАПФРОНТОВ».

 

В ней руководителем Крымской Ударной группы перед чекистами были поставлены ряд задач:

 

«1/ Регистрация военнопленных по категориям:

 

а/ офицеры.

б/ унтер-офицеры.

в/ рядовые-мобилизованные.

г/ казаки.

д/ добровольцы.

 

Причем к офицерам, унтер-офицерам, добровольно примкнувшим и казакам принять особые суровые меры пресечения.

 

Всех мобилизованных рядовых передавать этапному коменданту или в комиссию по разгрузке военно-пленных.

 

2/ Изъятие скрывающихся контрреволюционеров и шпионов.

 

3/ Взятие на учет белых и сочувствующих им.

 

4/ Преступления по должности.

 

5/ Соответствующие приказы по борьбе со спекуляцией, продовольствием и валютой, привлекая для сего соответствующие органы, но не ставя себе это прямой задачей.

 

6/ Борьба с бандитизмом, в контакте с военным командованием и нач. гарнизона.

 

7/ Сбор всех документов, списков контрреволюционеров, военной литературы белых и др. материалов, направление их в Штаб Ударной Группы по месту дислокации нарочным.

 

8/ Взять на учет всех белых, выселившихся в Крым из Совроссии и заграницы, обязав их подпиской о не выезде до распоряжения.

 

9/ Иметь наблюдение за всеми артскладами, снабжения и обмундирования, следить за правильной выкачкой оружия и обезоруживания населения».

 

Инструкция следователям касалась заполнения анкет военнопленных белогвардейцев. В ней Евдокимов обращал внимание на необходимость установить в ходе их допросов длительность службы в рядах Врангеля, участие в боях или в зверствах против коммунистов и красноармейцев, а также все известные сведения о деятельности контрразведывательных органов Русской армии. (5)

 

После занятия 14 и 16 ноября Феодосии и Керчи весь полуостров перешел под контроль РККА.

 

Соответственно с учетом занятия Керченского полуострова частями красной 13-й армии органы военной контрразведки данного формирования стали первыми, кто стал отвечать за борьбу с контрреволюцией в восточном Крыму.  

 

Особый отдел 13-й армии возглавлял И.М. Данишевский. Ему подчинялось 24 особотделения соединений, входивших в ее состав. 

 

Несмотря на процесс расформирования 13-й армии, 22 ноября Данишевский получает приказ выехать в Феодосию, где ему предстояло возглавить только сформированную армейскую «тройку» с правом вынесения приговоров высшей меры наказания для «расправы над белогвардейскими и контрреволюционными элементами». (6) 

 

Кроме того, 26 ноября на Керченский полуостров в село Владиславовка прибывают сотрудники 1-го Особого пункта из Мелитополя, вместо которого на Украине создается 3-й пункт [3, с. 143]. Его основной задачей останется регистрация военнопленных, которых из Керчи и Феодосии отправляли на север на Украину. 

 

Таким образом, к 26 ноября на территории крымского полуострова был сформирован будущий первоначальный контур советских органов госбезопасности. Он представлял из себя централизованную систему органов военной контрразведки – Крымской ударной группы Особого отдела Южного и Юго-западных фронтов в г. Симферополе, опиравшуюся на три Особых пункта Особого Отдела в Джанкое, Владиславовке и Мелитополе. Ее дополняли развернутые на побережье Черного моря от Евпатории до Керчи пять отделений Особого отдела Черного и Азовского морей.

 

Крымская ударная группа осуществляла общее руководство системой органов военной контрразведкой на полуострове, но так продолжаться долго не могло.

 

Параллельно военным контрразведчикам, Крымский революционный комитет предпринимает попытку создать в своей структуре местный орган по борьбе с контрреволюцией – Особый отдел Крыма [6, с. 670]. По распоряжению председателя Крымревкома Бела Куна даже был изготовлен специальный угловой  штамп  с  надписью:  «РФСР.  Управление  особых  отделов ВЧК.  Особый отдел Крыма, г. Симферополь» [1, с. 30].

 

Необходимость его создания диктовала сама обстановка на полуострове. Ее в своем донесении Евдокимову изложил уже упоминаемый уполномоченный информационного отделения Крымской ударной группы К.К. Мукке: «Отступая из Симферополя, белые войска произвели в городе грабеж. Лавки табачные, винные, золотых вещей, галантерейные разбиты, разграблены бежавшими врангелевцами. В настоящее время по ночам стоящие в городе красные части производят взлом магазинов и увозят на повозках содержимое последних. Для пресечения такого явления принятые комендантом города меры охраны не привели к результатам» [5, с. 214].

 

Документов о деятельности отдела в настоящее время найти не удалось. Причиной этому является тот факт, что 18 ноября председатель Крымревкома Б. Кун по согласованию с РВС Южного  фронта  приказом  Крымревкома  права  Особого  отдела  возложил  на  Особый отдел 6-й армии, который располагался в г. Симферополе. 

 

В связи с передислокацией 6-й армии на Украину в район Херсон-Одесса во второй половине ноября, функции Особого отдела Крыма на основании Приказа Крымревкома № 48 от 29 ноября 1920 года были возложены на Особый отдел 4-й армии. 

 

Анализ первых распоряжений Крымревкома свидетельствует о том, что местные органы власти работали в тесном контакте с особистами. Так, 17 ноября 1920 года местные власти опубликовали приказ № 3, который запретил крымчанам хранить любое огнестрельное оружие. В тот же день был издан приказ №4 об обязательной регистрации в трехдневный срок следующих категорий жителей полуострова: иностранцев; лиц, прибывших в Крым после ухода Советской власти в июле 1919 года; и всех офицеров, чиновников военного времени, солдат, работников учреждений добрармии [7, с. 250-251].

 

Но такое положение дел было не долгим. Регулярные части РККА в конце ноября – начале декабря покидают полуостров. 6-я армия передислоцируется на Херсонщину, еще раньше на территорию Украины выведены 1 и 2-я Конные армии для разгрома махновцев, 13-я армия расформировывается, а ее органы управления вливаются в состав 4-й армии.

 

3 декабря 1920 года председатель Революционного военного совета Л.Д. Троцкий издал приказ № 2660/532 о создании на базе Полевого управления Южного фронта Управления Вооружённых сил Украины и Крыма. На полуострове остается 4-я армия, Особый отдел которой получает название «Особый отдел 4-ой Армии и Крыма» с подчинением 12-ти особотделений дивизий, расквартированных на территории полуострова.

 

Большинство личного состава Крымской ударной группы в середине декабря 1920 года возвращается на Украину в созданный при Цупчерезвычкоме Украины Особый отдел во главе с Е.Г. Евдокимовым. На полуострове, кроме особистов 4-й армии, в Севастополе остается Особый отдел побережья Черного и Азовского морей с отделениями в Керчи и Балаклаве.  

 

ОБРАЗОВАНИЕ КрымЧК

 

В годовом отчете за 1921 год Крымской областной чрезвычайной комиссии в начале раздела «Организационная история К.Ч.К.» говорится: «…19 декабря 1920 года из Москвы приехал назначенный на пост Председателя Крым Ч.К. – Каминский, которому и предстояла организация в Крыму нашего органа. Период фронтовой горячки прошел уже и существовавшие у нас два великана – Особый Отдел 4-й армии и Особый отдел Чорноазморей – первый во главе с Михельсоном, а второй с Чернобровым, начали терять свое значение на территории страны, вступающей в будничную хозяйственную эпоху… Каминский привез с собой небольшой штат сотрудников и организовал тут нечто, называвшееся Крымской ЧК…» [8, с. 14].  

 

В  крымских  архивах  нами  выявлены  два  не  публиковавшихся ранее документа  –  доклад А.И. Каминского ответственному секретарю Крымского обкома РКП(б) Р.С. Землячке (Самойловой), датированный 21 декабря 1921 года, и его же доклад, направленный 8 февраля 1921 года в адрес Ф.Э. Дзержинского [9, с. 71].

 

В отчете на имя председателя ВЧК в феврале 1921 года Каминский так опишет свой приезд на полуостров: «Тов. Ксенофонтовым я был командирован в Крым для работы… Уезжая из ВЧК, я получил отношение на имя тов. Манцева с просьбой оказать содействие в организации Крымской ЧК… В Симферополь прибыл 9 декабря 1920 года и того же дня получил назначение от тов. Манцева – организовать ЧК и быть председателем таковой». По словам первого руководителя крымских чекистов: «Приступая к организации Крымчека, моей первой задачей было заказать печати, штампы КрымЧК, а затем все необходимые печатные материалы в типографии и подыскание помещения…» [9, с. 72].

 

Крымский ревком по ходатайству Каминского выделит аванс на организацию комиссии в размере 500 тыс. рублей, но в связи с отсутствием необходимой суммы первому руководителю крымской госбезопасности выдадут всего 200 тыс., сумму которую он назовет мизерной и хватившей лишь на ремонт здания.  

 

Местная власть передаст Каминскому одну легковую и грузовую машину для проведения «операций» и направит отряд из 35 красноармейцев в его распоряжение, который станет основой будущего батальона войск ВЧК в Крыму.

 

Личный состав комиссии составили переведенные из ВЧК 56 сотрудников и еще 17 будут направленны из Особых отделов войсковых частей Красной Армии. 

 

21 декабря 1920 года на очередном заседании крымского областного комитета РКП(б) будут рассмотрены два пункта: доклад о Крымчека и утверждение ее коллегии. По первому вопросу решат выступление руководителя крымских чекистов принять к сведению и направить в ВЧК телеграмму с просьбой о направлении работников в Крым. 

 

Первый состав Коллегии утвердят в составе: председатель – Каминский; заведующий Секретно-оперативным отделом – Полканов; секретарь – Протопопов; заведующий Административным отделом – Погребной; представитель Крымского Ревтрибунала – Курган.  

 

После завершения первоочередных организационных вопросов придет очередь для формирования аппарата комиссии на местах. Для этого члены Коллегии КрымЧК в последнюю неделю декабря уходившего 1920 года посетят все крымские уезды и 1 января 1921 года на очередном заседании примут решение об образовании уездной чрезвычайной комиссии в Севастополе и политбюро в Феодосии и Карасубазаре (сегодня г. Белогорск).

 

Из двух докладов мы можем узнать о первых результатах работы крымских чекистов.

 

21 декабря в местный Обком РКП(б) он напишет, что после занятия помещения сразу начались задержания и обыски. За неделю арестуют четверых жителей Симферополя за спекуляцию, восемь бандитов, одного врангелевского офицера в городском Комендантском управлении, бывшего жандарма и трех сотрудников железнодорожной ОРТЧК за превышение должностных полномочий.

 

Позже Каминский приведет цифры по состоянию на 15 января: «…Всего обысков – 250. Арестованных – 130, из них – 30 человек расстреляно, большинство из расстрелянных врангелевские офицеры и бандиты, в среде арестованных – 10 человек преступления по должности, как из крымской Рабинспекции и Бюро пропусков Особого отдела 4-ой Армии, затем группа арестованных сионистов…» [9, с. 73].

 

8 января 1921 года Каминский приказом №25 поручит коменданту КЧК И.Д. Папанину сформировать батальон при КрымЧК. Будущий дважды Герой Советского Союза и известный исследователь Арктики станет его первым командиром.

 

Заняв должность руководителя крымских чрезвычайных органов, Каминский пытался ограничить деятельность военных контрразведчиков обеспечением безопасности Красной Армии.

 

27 декабря 1920 года под руководством Каминского в г. Симферополе прошло совместное заседание Коллегии КрымЧК с руководством Особого отдела 4-й армии и местных органов государственной безопасности на транспорте. На заседании обсуждались два вопроса: о разграничении функций между местными чекистами и особистами из отдела побережья Черного и Азовского морей. По первому решили, что «Особотдел ведет работу в отношении дел чисто военных, О.Р.Т.Ч.К. и Р.Т.Ч.К. в отношении дел железнодорожного характера и Крымчека – в отношении дел гражданского характера». Для большей «контактности» участники совещания договорились ввести в состав своих коллегий представителей участников совещания с правом решающего голоса. Второй вопрос вызвал полемику и его отложили, предложив провести отдельное заседание.

 

Каминский оставался руководителем крымской ЧК до 19 января 1921 года, когда его сменил секретарь Ф.Э. Дзержинского С.Ф. Реденс.

 

С прибытием 19 января 1921 года полномочного представителя ВЧК С.Ф. Реденса в Симферополе, Севастополе и Керчи были образованы самостоятельные ЧК, непосредственно подчиненные представителю ВЧК, где они имели право вынесения смертных приговоров. В Ялтинском, Евпаторийском и Феодосийском уездах были созданы бюро только с правом ведения следственных дел, в Карасубазарском (Белогорском), Бахчисарайском и Джанкойском уездах назначены уполномоченные. 

 

Новые специальные органы возглавили: в Керчи – Каминский, в Симферополе – М.М. Вихман, который фактически стал заместителем Реденса и в Севастополе – бывший секретарь Президиума ВЧК Василий Иванович Савинов.

 

28 января 1921 года М.М. Вихман подписал протокол №1, которым был утвержден новый штат Симферопольской городской ЧК в количестве 288 единиц. 

 

К началу 1921 года на территории Крыма окончательно оформилась система органов власти, отвечавших за обеспечение государственной безопасности и включавшей в себя территориальные органы ВЧК и подразделения военной контрразведки Вооружённых Сил Украины и Крыма.

 

Весной 1921 года 4-я армия расформировывается и встает вопрос о создании единой, объединяющей работу всех ЧК и Особых отделов, органа под руководством полномочного представителя ВЧК. Он обсуждался на заседании бюро Крымского обкома РКП(б) 21 января 1921 года и проведен в жизнь приказом №332 Крымского Ревкома от 18 апреля, согласно которого Симферопольская ЧК была реорганизована в Крымскую областную чрезвычайную комиссию с непосредственным подчинением ВЧК. Функции по обеспечению безопасности, дислоцированных в регионе вооруженных сил и флота переходят в созданный в КОЧК Особый отдел. 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Создание в Крыму после окончания Гражданской войны на европейской части России советских чрезвычайных органов безопасности носило противоречивый характер. Начавшись, как отмечалось в разделе «Организационная история К.Ч.К.» Отчета за 1921 год Крымской областной чрезвычайной комиссии, со «страшной неразберихи и хаотичного положения нашей работы, которое остро выражалось во взаимоотношениях с другими родственными органами», к апрелю 1921 года процесс организационного строительства первых советских органов государственной безопасности на полуострове завершился централизацией и единством. Авторы Отчета за 1921 год с гордостью констатировали, что «авторитет Крымской ЧК поднят на недосягаемую высоту по сравнению с прежними временами» [8, с. 14-26].

Примечания

  1. Центральный архив ФСБ России. Ф.36. Оп. 1. Д.1624. Л. 11.
  2. Там же. Л.1.
  3. Там же. Л.10.
  4. Там же. Л. 3.
  5. Там же. Л. 16, 19.
  6. Там же. Л. 13.

Список литературы

  1. Брошеван В. М. «Спецназ» ВЧК в Крыму. Симферополь, 2009. 
  2. Сафонов В. Н., Мозохин О. Б. Особый отдел против польской разведки.1918-1921 гг. М.: Вече, 2018. 
  3. Тинченко Я. Ю. 12 тысяч. Крымские расстрелы, 20.11.1920 - 18.04.1921 // Реабилитированные историей. Автономная Республика Крым: Книга десятая. Киев: Институт истории Украины НАН Украины, 2021. 
  4. Плеханов А. М. Дзержинский. Первый чекист России. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2007. 
  5. Русская военная эмиграция 20-х – 40-х годов, документы  и  материалы. Москва, 1998. Т. 1. Кн. 1.
  6. Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей: из истории Гражданской войны в Крыму. 2-е изд., испр. и доп. Симферополь: Антиква, 2008. 
  7. Ишин А. В. Проблемы государственного строительства в Крыму в 1917-1922 годах. Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2012. 
  8. Прошу доложить т. Дзержинскому / Управление Федеральной службы безопасности России по Республике Крым и г. Севастополю, Крымский государственный архив. Симферополь: Таврида, 2016. 
  9. Терехов С. А. И.И. Каминский – первый руководитель советских органов государственной безопасности в Крыму // Парадигмы истории и общественного развития [Текст]: сб. науч. тр. / М-во образования и науки Рос. Федерации, ФГАОУ ВО «Севастоп. гос. ун-т»; под общ. ред. Е. Н. Максимовой; редкол. В. С. Авдонин [и др.]. Вып. 17-18. Севастополь: СевГУ, 2020.

Информация об авторе

Терехов Сергей Алексеевич, соискатель Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Терехов Сергей Алексеевич, e-mail: S.Terekhov71@yandex.ru

SPECIAL SERVICES: HISTORY AND MODERNITY

Original Paper

Formation of Soviet State security agencies in Crimea

Sergey A. Terekhov *

Research Institute (Military History) Military Academy

of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation,

Moscow, Russian Federation, e-mail: S.Terekhov71@yandex.ru

Abstract:

In 1920, a bloody, fratricidal Civil War ended on the territory of the European part of modern Russia. And despite the fact that a whole century has passed since its completion, it is still not finished in our minds and on the pages of numerous publications. The creation of territorial bodies of the Cheka in the Crimea is a little-studied topic in the history of domestic special services. Their activities extended to the entire Crimean peninsula and Sevastopol. In the publication on the basis of previously unknown archival documents (the State Archive of the Republic of Crimea, the Federal Security Service of Russia for the Republic of Crimea and Sevastopol, Central Archive of the FSB of Russia) shows the formation and formation of the Crimean Regional Emergency Commission for combating counterrevolution, sabotage and crimes by position. The main task of the Crimean security officers was the fight against opponents of the new government and assistance in establishing a peaceful life after the largest socio-political crisis in the history of Russia. The analysis of the cited archival sources shows that the security officers in Crimea acted based on the specific situation and successfully responded to the external and internal problems facing the country in the early 1920s of the twentieth century.

 

Keywords: 

 Civil war, state security, KrymChK, chekists, Cheka,

Crimea, special department, F.E. Dzerzhinsky, I.I. Kaminsky, V.N. Mantsev

References

  1. Broshevan V. M. (2009). «Spetsnaz» VCHK v Krymu ["Special forces" of the Cheka in the Crimea]. Simferopol, 2009. (in Russ.)
  2. Safonov V. N., Mozokhin O. B. (2018) Osobyy otdel protiv pol'skoy razvedki.1918-1921 gg. [Special Department against Polish intelligence.1918-1921]. Moscow: Veche, 2018. (in Russ.)
  3. Tinchenko Ya. Yu. (2021). 12 tysyach. Krymskiye rasstrely, 20.11.1920 - 18.04.1921 [12 thousand. Crimean executions, 20.11.1920 - 18.04.1921]. IN: Reabilitirovannyye istoriyey. Avtonomnaya Respublika Krym: Kniga desyataya [Rehabilitated by history. Autonomous Republic of Crimea: The tenth Book]. Kiev: Institute of History of Ukraine of the National Academy of Sciences of Ukraine, 2021. (in Russ.)
  4. Plekhanov A. M. (2007). Dzerzhinskiy. Pervyy chekist Rossii [Dzerzhinsky. The first chekist of Russia]. Moscow: OLMA Media Group, 2007. (in Russ.)
  5. Russkaya voyennaya emigratsiya 20-kh – 40-kh godov, dokumenty i materialy [Russian military emigration  of  the  20s – 40s, documents  and  materials]. Moscow, 1998. Vol. 1. Book 1. (in Russ.)
  6. Zarubin A. G., Zarubin V. G. (2008). Bez pobediteley: iz istorii Grazhdanskoy voyny v Krymu [Without winners: from the history of the Civil War in the Crimea]. 2nd ed., ispr. and add. Simferopol: Antiqua, 2008. (in Russ.)
  7. Ishin A. V. (2012). Problemy gosudarstvennogo stroitel'stva v Krymu v 1917-1922 godakh [Problems of state construction in the Crimea in 1917-1922]. Simferopol: IT "ARIAL", 2012. (in Russ.)
  8. Proshu dolozhit' t. Dzerzhinskomu / Upravleniye Federal'noy sluzhby bezopasnosti Rossii po Respublike Krym i g. Sevastopolyu, Krymskiy gosudarstvennyy arkhiv [Please report to T. Dzerzhinsky / Department of the Federal Security Service of Russia for the Republic of Crimea and Sevastopol, Crimean State Archive]. Simferopol: Tavrida, 2016. (in Russ.)
  9. Terekhov S.A. (2020). I.I. Kaminskiy – pervyy rukovoditel' sovetskikh organov gosudarstvennoy bezopasnosti v Krymu [I. I. Kaminsky – the first head of the Soviet state security agencies in the Crimea]. IN: Paradigmy istorii i obshchestvennogo razvitiya [Tekst]: sb. nauch. tr. / M-vo obrazovaniya i nauki Ros. Federatsii, FGAOU VO «Sevastop. gos. un-t»; pod obshch. red. Ye. N. Maksimovoy; redkol. V. S. Avdonin [i dr.]. Vyp. 17-18. [Paradigms of history and social development [Text]: collection of scientific tr. / Ministry of Education and Science of the Russian Federation. Federation, FGAOU VO "Sevastop. gos. un-t"; under the general editorship of E. N. Maksimova; editorial board of V. S. Avdonin [et al.]. Issue 17-18]. Sevastopol: SevSU, 2020. (in Russ.)

Information about the author 

Sergey A. Terekhov, Candidate of the Research Institute (Military History) Military Academy of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Sergey A. Terekhov, e-mail: S.Terekhov71@yandex.ru

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 4


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать
Владимир Кикнадзе. Сила V правде. Защита исторической памяти как стратегический национальный приоритет России. М., 2022

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Геноцид советского народа, геноцид народов СССР, Великая Отечественная война, Без срока давности
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

natsistskaya politika unichtozheniya nyurnberg genotsid bez sroka davnosti
ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN