Nauka. Obŝestvo. Oborona

2022. Т. 10. № 3. С. 24–24.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 3. P. 24–24.


UDC: 94(4):330.8 «1929/1933»

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-3-24-24

Поступила в редакцию: 15.03.2022 г.

Опубликована: 23.07.2022 г.

Submitted: March 15, 2022

Published online: July 23, 2022 


Для цитирования:  Лунёв С. М. Экономический кризис в Великобритании: освещение в советской прессе 1929–1933 гг. // Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, №3(32). С. 24-24. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-3-24-24.

For citation:  Lunev S. M.  The  economic  crisis  in  Great  Britain:  coverage  in  the  Soviet  press  in 1929–1933.  –  Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(3):24-24. (In Russ.). https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-3-24-24.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


РАБОТЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Оригинальная статья

Экономический кризис в Великобритании:

освещение в советской прессе 1929–1933 гг.

Сергей Михайлович Лунёв *

 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1187-6943, e-mail: luneov@gmail.com  

Аннотация:

Мировой экономический кризис 1929-1933 гг. широко освещался в советской печати, так как проблемы, возникшие в западных странах, хорошо иллюстрировали, по мнению советской власти, упадок капиталистической системы и преимущества системы социализма. Несмотря на то, что прежде всего внимание уделялось кризису в США и Германии, в таких крупных советских изданиях, как «Правда», «Известия», «Большевик» и более мелких, как «Спутник агитатора», ежедневно выходили статьи, посвященные кризису в Англии. В тот период между Англией и СССР не существовало дипломатических отношений после их разрыва в 1927 году. Англия считалась главной страной капиталистического мира и даже центром заговора против Советского Союза. Одним из главных тезисов в исследуемых советских изданиях был упадок английской экономики и потеря Англией позиций в мире. Подчеркивались успехи США по завоеванию рынков сбыта, на страницах газет внимание уделялось также осложнению отношений Англии со своими колониями и доминионами. Важное место в публикациях занимала тема отставания английской промышленности, утверждалось, что она не в состоянии конкурировать с другими развитыми странами и отброшена к уровню конца XIX века. В статьях ежедневно описывалось бедственное положение английских трудящихся и подавление их выступлений, рост безработицы на 50 тысяч человек еженедельно. Объектом острой критики было лейбористское правительство Макдональда, которое называлось «рабочим». Среди публикаций часто присутствовали посвященные английским консерваторам и их новым способам объединения. Вывод из таких статей был практически всегда однозначным – консерваторы близки к идеям фашизма. В целом, можно отметить, что перед читателем исследуемых газет разворачивалась картина страны, находящейся в катастрофическом положении, страны, наполненной противоречиями и стоящей на пороге или революции, или фашизма. Однако в статьях отсутствовал тон враждебности, который присутствовал в 1920-х годах. Положение дел в Англии осознанно противопоставлялось ситуации в СССР, где, по мнению авторов, многие проблемы были разрешены или не существовали. В данной статье используется  не применявшийся ранее к Англии прием имагологии, позволяющий рассмотреть образ этой страны не только с точки зрения советских пропагандистов, а в рамках более широкого восприятия Англии гражданами Советского Союза.

  

Ключевые слова: 

 мировой экономический кризис, Англия, Советский Союз, Правда, Известия, пропаганда

ВВЕДЕНИЕ

  

Экономический кризис 1929–1933 годов, названный Великой депрессией, стал ключевым фактором мировой политики своего времени. Падение благосостояния обществ США и Европы привело к нестабильности, которая способствовала приближению мировой войны, политической радикализации и новаторским социально-экономическим преобразованиям. Стал определяющим кризис и для Британской империи. Одновременно с экономическим кризисом в Советском Союзе разворачивалась первая пятилетка индустриализации, основанная на принципиально ином укладе. Экономический кризис имел важное значение для советской пропаганды и существенным образом повлиял на репрезентацию капиталистических стран в информационном пространстве СССР.  

 

На рубеже 1920-1930-х годов образ Великобритании при освещении международных новостей в советской периодической печати занимал центральное место. Великобритания являлась империалистической страной классического капитализма с ярко выраженной классовой структурой и парламентской монархией, что контрастировало с обществом, строящим социализм в Советском Союзе. Британия имела интересы по всему миру, играя важную дипломатическую роль. На международной арене Британская империя была оппонентом СССР и даже считалась центром заговора против СССР. Лондон обвинял Москву в коммунистической и антиколониальной пропаганде, а также поддержке рабочего движения. В 1927 году дипломатические отношения между СССР и Великобританией были прерваны после обысков в советском торговом представительстве и советской компании «Аркос» в Лондоне. В Советском Союзе разрыв отношений с Великобританией спровоцировал «военную тревогу», комплекс пропагандистских мер, направленных на мобилизацию общества на случай возможной войны. Противником в будущей войне должна была выступить коалиции во главе с Великобританией. Но значительная часть бизнес-элиты Великобритании была заинтересована в торговле с Советским Союзом, а многие левые симпатизировали Москве. В октябре 1929 года после прихода к власти лейбористского правительства отношения между Великобританией и Советским Союзом были восстановлены. 

 

Начало Великой депрессия принято отчитывать от «чёрного четверга», 27 октября 1929 года, дня краха Нью-Йоркской фондовой биржи. Таким образом, восстановление отношений с Великобританией совпало с началом мирового экономического кризиса, что определяет нижние хронологические рамки исследования. Верхние хронологические рамки обусловлены постепенной стабилизацией социально-экономического положения в Великобритании и смещением внимания международной советской журналистики с мирового кризиса на приход Гитлера к власти в Германии.  

 

Принципы функционирования пропаганды и его воздействие на общественное сознание в СССР в обозначенный период изучали П. Кенез [58], Н.Б. Арнаутов [1] и С.Н. Ушакова [52]. Однако нет специальных работ, рассматривающих место экономического кризиса в советской пропаганде, а также использование образов определённых стран. Великая депрессия в Великобритании 1929 – 1933 гг. хорошо изучена. К ключевым работам, рассматривающим британскую экономику конца 1920-х  и начала 1930-х годов, следует отнести исследования историков Д. Х. Альдкрофта [53] и С. Броадберри [54]. Социальные аспекты жизни межвоенной Великобритании анализировали Л. С. Б. Симэн [64],  М. Пью [62], Р. Овери [61]. Обильна англоязычная историография, рассматривающая проблематику отношений Великобританий и Советского Союза. Стоит отметить монографию К. Нейлсона [60], рассматривающую дипломатические отношения СССР и Великобритании с 1919 по 1939 год, затем сфокусированное на взаимоотношениях Великобритании, Советского Союза и Германии исследование  С. Зольцман [63], а также монографии с более широким хронологическим охватом – исследование английского посла в СССР в 1978 – 1982 гг.  К. Кибла [57] и совместную работу историков международных отношений Ф. С. Нортхеджа и О. Уэллса [59]. В советскую эпоху исследователями подробно рассматривались англо-советские отношения в обозреваемый период. Периоду 1929 – 1932 гг. была посвящена монография [129] А. Н. Красильникова. В работе [6] Ф.Д. Волкова рассматривались отношения Великобритании и Советского Союза в более широких хронологических рамках. Среди современных работ отечественных учёных заслуживает внимания исследование П. В. Густерина, посвященное советско-британским отношениям между мировыми войнами [10]. 

 

Cледует признать, что советско-английские отношения и культурные контакты между двумя странами в 1920–1930-е годы не рассматривались через призму имагологии, междисциплинарного направления гуманитарного знания, изучающего образы «другого» (чаще всего – других стран и народов). Имагология сформировалась в рамках сравнительного литературоведения [35], исследователи изучали образы других стран в художественных текстах. Затем внимание было обращено на другие источники, что послужило важным фактором формирования исторической имагологии. Исследователь О.С. Поршнева определяет задачи исторической имагологии как изучение проблемы формирования и бытования национальных и инокультурных образов в сознании социальных и этнических общностей, отдельных индивидов и групп [36, с. 126-129]. Важное значение для развития имагологии имеет понятие «стереотип», введённое в оборот американским социологом У. Липпманом. С его точки зрения, стереотип – это принятый в исторической общности образец восприятия, фильтрации, интерпретации информации при распознавании и узнавании окружающего мира, основанный на предшествующем социальном опыте [31]. Представляется, что образ «другого» в данном случае Великобритании состоит из стереотипов, относящихся к различным сферам жизни.  

 

В мировой науке имагология развивается со второй половины 1950-х годов. Первой работой в СССР, в которой был применен имагологичский подход, была монография Л.А. Зака [18], вышедшая в 1976 году. В 1982 году появилось исследование историка Н.А. Ерофеева, в котором был рассмотрен образ англичан и Великобритании в русской литературе, периодике и источниках личного характера 1825 – 1853 годов.  Импульс развитию исторической имагологии был дан на запущенном в конце 1990-х годов научном семинаре «Россия и мир глазами друг друга», по итогам которого вышло девять сборников научных статей [47]. 

 

Несмотря на имеющиеся достижения, существующая имагологическая литература не концентрируют своё внимание конкретно на Великобритании рассматриваемого нами периода, апеллируя к общему термину «запад» [7], который включает и другие капиталистические страны Европы и США. Кроме того, можно отметить характерный для отечественной исторической имагологии подход, исходя из которого образы других стран рассматриваются прежде всего через призму вероятности военного противостояния с данной страной или взаимодействия в вооружённых конфликтах [8, 9, 48, 49], в то время как на проблему можно было бы взглянуть и под иными углами зрения. В данной статье представляется целесообразным рассмотреть, на каких сюжетах концентрировали свое внимание, на какие источники опирались и какую риторику использовали главные периодические издания СССР, рассказывая об экономической ситуации в Великобритании периода кризиса 1929–1933 гг. Автор предполагает выявить основные черты образа Великобритании, формировавшиеся и транслировавшиеся советскими СМИ в эпоху существенной общемировой турбулентности. 

 

Новизна данного исследования заключается как в выборе объекта и предмета исследования, так и в применении методологии исторической имагологии по отношению к информационным сообщениям из Великобритании о развивающемся кризисе в 1929 – 1933 годах. Данный подход представляет ценность для изучения кросс-культурных коммуникаций между двумя странами в исторической ретроспективе. Кроме того, он важен для лучшего выявления картины мира, существовавшей в массовом сознании советского общества. Наконец, поскольку экономический кризис в контексте политики индустриализации СССР активно использовался советской пропагандой, осуществлявшейся в СМИ, исследование имеет значение и для изучения феномена пропаганды под углом зрения его истории. 

          

Сообщения о политике, культуре и повседневной жизни британского общества появлялись в значительном объёме в периодической печати Советского Союза 1929 – 1933 гг. Картина мира в виде социально-политической борьбы классов требовала постоянной информационной подпитки из-за рубежа. Информация из Великобритании появлялась на страницах советских газет и журналов в ежедневном формате.    

 

В данной статье анализируются с помощью контент-анализа материалы газет «Правда» и «Известия», журналов «Большевик», «Спутник агитатора для города», «За рубежом» и «Огонёк». «Правда» была главной партийной газетой СССР и, как следствие, главной газетой Советской Союза. «Известия» были печатным органом ЦИК и ВЦИК СССР. Издание носило более деловой характер. В течение 1929 – 1933 гг. в Великобритании работали специальные корреспонденты как «Правды», так и «Известий». Журнал «Большевик» выходил при ЦК ВКП (б) с 1924 года. В издании публиковались материалы теоретического характера, большие обзорные политические и экономические статьи. Журнал был ориентирован на партийных интеллектуалов. Схожие задачи имел и журнал «Спутник агитатора», выходивший в двух вариантах – для города и для деревни. Материалы «Спутника агитатора» во многом носили теоретический характер, но были рассчитаны на более массовую партийную аудиторию. Журнал «За рубежом» был посвящён исключительно международным новостям, издание состояло преимущественно из материалов, перепечатанных из зарубежной прессы, и очерков советских публицистов о текущей жизни за границей. «Огонёк» считался изданием для интеллигенции. Выборка данных изданий представляется репрезентативной для демонстрации того, что рассказывала советская пресса об экономическом кризисе в Великобритании с учетом различий аудитории. Рассмотренные по своему формату можно разделить по следующим типам: новостные информационные сообщения; аналитические обзоры; публицистические материалы; репортажи; очерки; свидетельства побывавших в Великобритании рабочих.  

 

КОНСЕРВАТИЗМ АНГЛИЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА

КАК ВАЖНАЯ ТЕМА В СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТИ 19291933 гг.

 

В конце 1929 – начале 1930 года информация из Великобритании шла в качестве отголосков мирового экономического кризиса. В то время пресса концентрировала своё внимание на новостях из США и Германии, однако новостей из Великобритании также было немало. Обозревая съезд лейбористов, на момент 1929 года – правящей партии Великобритании, «Правда» отмечала, что «кризис английского капитализма упирается во всеобщий кризис мирового капитализма», а общее экономическое состояние в стране ухудшается [37]. Уже в первом номере журнала «За рубежом» за 1930 год И. Сергеев, характеризуя текущее «хозяйственное состояние» Англии как «экономическую одышку», писал: «создаётся твёрдое убеждение, что Англия стоит перед большой НАЦИОНАЛЬНОЙ катастрофой» [11, с. 4]. В сентябре 1930 года были опубликованы отрывки речи Ллойд-Джорджа, бывшего премьер-министра Великобритании (1918 – 1922 гг.), в которой говорилось, что «страна переживает не середину кризиса, а лишь входит в него» [19]. Подводя итоги 1930 года, «Правда» со ссылкой на британское издание «Обсёрвер» заявляла: «наиболее тяжелые угрозы нависли над самыми основами британской национальной имперской жизни» [38].  

 

В 1931 году экономические затруднения и необходимость следовать предписаниям комиссии Дж. Мэя станут причинами политического кризиса, который повлечёт формирование коалиционного правительства во главе с сохранившим премьерство, но вышедшим из партии лейбористов Дж. Макдональдом и выборы в парламент в октябре 1931 года. Осень 1931 года выглядела как пик кризиса в Великобритании – информация о социально-экономическом положении в стране была в центре внимания советской прессы. Главным для описания экономической ситуации в Великобритании было слово «катастрофа»: оно фигурировало в четырёх заголовках газеты «Известия» за вторую половину сентября 1931 года [20]. 

 

К сентябрю 1932 года ситуация, как казалось, выправилась, и газета «Правда» сообщала о значительном повышении курса акций, даже биржевом «буме» в Англии, связанном с «оживлением в мировой торговле» [39]. Оживление прервалось резким падением фунта стерлинга в октябре 1932 года, связанным с результатами Оттавской экономической конференции [21]. В течение 1933 года тема кризиса в Великобритании вытесняется сообщениями из других стран. 

 

Одной из важнейших характеристик для описания экономической ситуации в Великобритании, отличающей её от других стран, были упоминания о запоздалости развития, консервативности и утраченных позициях на мировом рынке. Публицист Г. Сафаров в конце 1929 года писал, что «английский капитализм запоздал, отстал со своей реконструкцией применительно к новому уровню империалистического соперничества» [2]. Английский экономист, деятель компартии Великобритании Р. Паллм Дэтт утверждал: «Особенностью нового положения в Англии является то, что мировой кризис здесь пришёл после хронического десятилетнего застоя во всей деловой жизни страны» [3]. Обозреватель М. Иоэльсон, рецензируя книгу Андре Зигфрида, называл английский капитализм «загнивающим и умирающим» [4, с. 113]. Автор отмечал неконкурентоспособность английской промышленности и её техническую отсталость [4, с. 116]. Данный тезис иллюстрировался на конкретных примерах. Побывавший в «центре мировой текстильной промышленности» в Манчестере рабочий иваново-вознесенского текстильного комбината «Большевик» тов. Панков в 1931 году отмечал, что на всех фабриках работают на старых станках и по старым методам [51, с. 41]. Другой участник делегации советских ударников в Великобритании рассказывал, что на станкостроительном заводе Альберт-Герберт в Ковентри приходится работать на изношенном оборудовании [51, с. 43]. Обозреватель «Правды» Я. От писал, что «ненависть ко всему новому характеризует английскую буржуазию эпохи империализма»  и  она  стремится  вернуть  капитализм,  который был 50 или 70 лет назад [40]. В данном случае особо подчёркивалось, что консерватизм Великобритании вредил экономике. В Советском Союзе же существовал культ научно-технического прогресса.   

     

«Правда» особо подчёркивала, что «более всего кризис поразил старые отрасли – металлургию, текстильную, угольную, судостроение» [41]. В сентябре 1930 года «Известия» конкретизировали, что особо пострадал регион Южного Уэльса, специализирующийся на металлургии [22]. Значительно пострадала Шотландия. Издание «За рубежом» называло промышленный шотландский город Глазго «столицей нищеты» [12, с. 40].

 

УТРАТА ВЕЛИКОБРИТАНИЕЙ ИМПЕРСКОГО СТАТУСА НА ФОНЕ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА КАК АСПЕКТ ОСВЕЩЕНИЯ В СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТИ

 

Кризис затрагивал статус Великобритании как империи. Говорилось, что Великобритания утрачивает свой имперский ресурс. Власти метрополии были вынуждены заключить Оттавское соглашение, по которому на ввозимые товары в Англию из Канады, Австралии, Индии и Новой Зеландии либо отменялись, либо сильно сокращались пошлины, а также Лондон должен был заключить отдельный торговый договор с каждым из доминионов [23]. «Спутник агитатора для города» объяснял, что «цель британской имперской конференции в Оттаве скрепить связи между метрополией и доминионами, т. е. самоуправляющимися частями британской империи, обнаруживающими стремление к полному отрыву от империи» [50, с.10].  

 

Оттавское соглашение послужило причиной разрыва торгового соглашения между Советским Союзом и Великобританией. Канада потребовала от Лондона «защитить» импорт своей древесины в Англию. Советская периодика, в отличие от военной угрозы 1927 года, недружественный шаг британского правительства объясняла экономическими причинами, а не политическими, подчёркивая, что денонсация антисоветского договора приведёт к «ухудшению уровня жизни миллионов трудящихся» [13].     

 

Экономический кризис усилил борьбу между капиталистическими странами за рынки сбыта. Летом 1930 года «Известия» называли «самым большим противоречием в мире» борьбу между Великобританией и США за «рынки сбыта, за источники сырья, за сферы влияния и в области вывоза капитала», [24] отмечая увеличение объёмов американских инвестиций в экономику Аргентины и Бразилии, стран, где традиционно были сильны интересы Великобритании. В публикации «За рубежом» рассказывалось о том, что всё чаще на международной арене расчётной валютой становится американский доллар, а не английский фунт [14, с. 35]. Таким образом Лондон утрачивал статус мирового финансового центра. 

 

Советская пресса в критических тонах информировала о шагах, предпринимаемых английским правительством для борьбы с экономическим кризисом. Лейбористское правительство изображалось «орудием буржуазии», а лейбористы – партией, не выполняющей свои предвыборные обязательства и не оправдывающей название «рабочей» (партия лейбористов называлась в советской печати «рабочей», но всегда в кавычках) [42]. Подчёркивалось, что при втором лейбористском правительстве было больше безработных, чем при «твёрдолобых» (консерваторах), и не были осуществлены «социалистические мероприятия» [15, с. 33]. 

 

Появившееся на смену лейбористскому правительству коалиционное «национальное» правительство именовалось «кабинетом спасения буржуазии» [33]. «Национальное правительство», которое возглавлял Макдональд, действовало в рамках протекционизма, введя двадцатипроцентный налог на все ввозимые в Англию промышленные товары [25]. В результате Оттавского соглашения обособлялся рынок Британской империи. Фактически осуществился переход от рынка, основанного на свободной торговле, что было отличительной особенностью Великобритании, к протекционизму.  

 

ПАДЕНИЕ УРОВНЯ ЖИЗНИ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ

 

Отмечалось, что забастовочное движение в Великобритании усилилось. В советской периодической печати забастовки именовались «экономическими боями». В течение обозреваемого периода происходили заметные акции протеста. Особым вниманием прессы пользовались  «голодные марши».  Демонстрируя  масштаб  явления,  «Правда»  рассказывала 4 марта 1930 года о том, что «”голодные шествия” безработных направляются к Лондону, Манчестеру, Шеффилду, Ньюкаслу» [43]. В случае беспорядков газеты акцентировали внимание на применении силы со стороны полиции и арестах протестующих [44]. При этом реальное число промышленных стачек, по утверждениям современного историка А. Ю. Прокопова, с 1931-го  по  1933 год  уменьшалось (с 420 до 357),  количество  участников  также  сократилось (с 424 тыс. до 114 тыс.) [46, с. 74]. 

 

Социально-политические условия кризиса должны были способствовать росту популярности компартии Великобритании, и этот вопрос закономерно находил отражение в советской прессе. В конце 1929 года «Известия» приводили слова одного из видных британских коммунистов о том, что формируются «благоприятные условия в полевении рабочих масс Англии и подъёме волны  экономических  боёв»  [26].   Однако  в  1931  году   секретарь   Исполкома   Коминтерна Д. З. Мануильский «констатировал отставание компартии Англии», признавая, что «достижения партии» «не пропорциональны объективной благоприятной обстановке» [5, с. 13]. На практике в течение 1931 года с сентября по ноябрь компартия Великобритании выросла почти в два раза – с 3927 до 6 263 членов, но её влияние в политике Великобритании было невелико [46, с. 78]. 

  

Безработица была самой значимой проблемой для британского общества рассматриваемого периода. Уровень безработицы с 1929 года увеличивался, достигнув своего максимума в 1932 году. В сентябре 1932 года количество безработных с учётом незарегистрированных составило 3,750,000 человек. Советская пресса активно использовала данную тематику, рассказывая подробно об особенностях британской рабочей политики и быте безработных. Так, в журнале «За рубежом» был приведён очерк о перипетиях жизни ставшего безработным рабочего-металлиста. Отмечалось очень скудное питание: «рацион безработных – утром хлеб и маргарин, к обеду картофель, вечером – чай и хлеб» [16, с. 36]. Рассказывалось в печати о колониях безработных, которые появлялись в Великобритании. «Пребывание в колонии для безработных» сравнивалось с тюремным заключением [17, с. 2]. С точки зрения советской прессы, основной упор кризиса приняли на себя британские рабочие. Жизнь страдавших от кризиса рабочих в Великобритании противопоставлялась жизни их собратьев по классу в Советском Союзе. Декларативно безработицы в СССР не существовало как явления, а уровень жизни рабочих постоянно повышался.    

 

У тех, кто не лишился работы, судя по публикациям советской прессы, были очень плохие условия труда. Посетившая лондонское производство искусственного шёлка работница 2-й прядильной фабрики г. Шуя тов. Живодёрова рассказывала, что рабочий день на фабрике длился 14 часов и у работников, кто проработал на предприятии меньше пяти лет, не было отпуска [51, с. 42]. 

 

В начале 1933 года в «Огоньке» было опубликовано письмо под заголовком «Живём в аду» английского шахтёра, в котором тот рассказывал о быте горняков, понижении зарплаты за последние десять лет на 55% при увеличении эксплуатации на 25%, а также организованной на английских шахтах «потовыжимательной» системе [34, с. 7]. 

 

На  повседневном  уровне  падение   благосостояния   выражалась   в   нищенстве.   Журналист И. Сергеев в очерке о Лондоне в 1930 году писал: «всякого приезжающего из СССР поражает раньше всего эти специфические формы нищенства» [11, с. 6]. На данную тему обращал внимание и репортёр «Правды» Б. Изаков [45]. Яркая картина повседневной жизни улиц Лондона должна была в представлении советских читателей контрастировать с энтузиазмом разворачивавшихся пятилеток.      

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В целом экономический кризис в Великобритании начала 1930-х годов был в числе главных тем для советской печати в обозреваемый период. В качестве доказательств значимости темы для советских пропагандистов может служить и публикация брошюр, посвящённых экономическому положению Великобритании [27] и империалистическому противостоянию Англии и США [30]. 

 

Советская периодика придавала гипертрофированное значение ухудшению социально-экономических условий в Великобритании. Авторы использовали «апокалиптическую» риторику для описания происходивших процессов, хотя и основывались на нейтральных сообщениях информационных агентств. Утверждалось, что Великобритания находится в состоянии катастрофы, которая угрожает жизнеспособности империи. Основное внимание уделялось наиболее ярким проявлением кризиса – безработице и ухудшающимся условиям труда. Газеты и журналы СССР детально разбирали условия работы на английских предприятиях, особенности рабочего законодательства и быт безработных. У советских читателей должно было сложиться мнение, что за кризисную ситуацию «расплачивается» рабочий класс. Проблемы Великобритании, согласно советской печати, упирались в капиталистический путь развития, и ситуация в этой капиталистической стране должна была служить значимым антиподом поднимавшейся экономике социалистического СССР. Однако о том, что капитализм обречён, дискутировали и в самой Великобритании. По утверждению историка Р. Овери, в интеллектуальных кругах Великобритании экономическая депрессия воспринималась как «смерть капитализма» [61, с. 50].   

 

В качестве уникальных характеристик, которые давались Великобритании в 1929 – 1933 гг., следует выделить её консерватизм и статус «увядающей империи». Англия была вынуждена идти «на поводу» у своих доминионов. Демонстрировалось, что некогда грозный британский империализм принимает условия доминионов на Оттавской конференции и действует исходя из протекционистских принципов, что было вопреки традиционной экономической модели Великобритании. Советская печать всячески подчёркивала, что Англия, прежде воспринимаемая как «мастерская всего мира», уже давно прекратила быть таковой. 

     

Историк Л. С. Б. Симэн писал: «Годы между войнами были тем временем, когда британцы предстали перед фактом, что индустрии и технологии, которые обеспечивали им процветание в XIX веке, стали неконкурентоспособными в XX веке» [38, с. 32]. Мировой кризис 1929 года только выявил структурные проблемы английской экономики и её излишнюю опору на традиционные сферы. Советская печать отметила данную черту и проиллюстрировала её конкретными примерами. Однако в подаче материалов о Великобритании кризис в этой стране был, прежде всего, составляющей единого кризиса капиталистического мироустройства, который противопоставлялся успехам модернизирующегося СССР. Следует констатировать: экономический кризис не внёс в рассмотрении образа Великобритании новые черты, а только усилил старые. Образ Великобритании резко контрастировал с советским – пресса фокусировалась на проблемах, которые согласно официальной версии, в советском обществе отсутствовали или были сведены к нулю. В первую очередь, это тематика, связанная с безработицей и уровнем жизни рабочих, а также обманом со стороны правящей «рабочей» партии лейбористов. Подчёркивалось, что британское общество, в отличие от советского, было консервативным и опиралось на традиции. В то же время Британская империя рассматривалась без враждебности, свойственной концу 1920-х годов.        

Список литературы

  1. Арнаутов Н. Б. Образ «врага народа» в системе советской социальной мобилизации: идеолого-пропагандистский аспект (декабрь 1934 – ноябрь 1938 г.). Новосибирск: Изд-во Новосибирского государственного университета (НГУ), 2010. – 252 с. 
  2. Сафаров Г. Брайтон // Большевик. 1929. № 20. С. 76 
  3. Пальм-Дэтт Р. Мировой кризис и процесс революционизирования в Англии // Большевик. 1931. № 5. С. 63.
  4. Иоэльсон М.  Кризис английского капитализма  в  освещении апологета империализма (о книге Зигфрида «Кризис Британии XX века») //  Большевик. 1931. № 19-20.
  5. Мануильский Д. З. Проблемы революционного кризиса и задачи секций Коминтерна // Большевик. 1931. № 8-9.
  6. Волков Ф. Д. СССР – Англия. 1929–1945 гг. М., 1964. – 336 с. 
  7. Голубев А. В. «Весь мир против нас»: Запад глазами советского общества 1930-х годов // Труды Института российской истории РАН. 1997–1998. Выпуск 2. М.: ИРИ РАН, 2000. С. 286-323.
  8. Голубев А. В. «Если мир обрушится на нашу республику»: советского общество и внешняя угроза в 1922 – 1941 года. М., Директ Медиа, 2019. – 384 с. 
  9. Голубев А. В., Поршнева О. С. Образ союзника в сознании российского общества в контексте мировых войн: монография. М.: Новый хронограф, 2012. – 392 с. 
  10. Густерин П. В. Советско-британские отношения между мировыми войнами. Саарбрюккен: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014. – 97 с. 
  11. Сергеев И. SOS английской буржуазии // За рубежом. 1930. № 1.
  12. Гат Свит. Чёрный Глазго // За рубежом. 1931. № 1.
  13. «На случай нужды» // За рубежом. 1932. № 2.
  14. Доллар бьёт английский фунт // За рубежом. 1930. № 3.
  15. Сергеев Н. В. В заколдованном кругу // За рубежом. 1930. № 19–20.
  16. Фред Этли. Недели, месяцы и годы // За рубежом. 1931. № 1.
  17. Бельмонт // За рубежом. 1933. № 16.
  18. Зак Л. А. Западная дипломатия и внешнеполитические стереотипы. М.,1976. – 287 с. 
  19. Мы в кризис лишь вступаем // Известия. 1930. № 267. 27 сентября.
  20. Финансовая катастрофа в Англии // Известия. 1931. № 262. 22 сентября; Английская катастрофа расширяется // Известия. 1931. №263. 23 сентября; Финансовая катастрофа и политические перспективы в Англии // Известия. 1931. №265. 25 сентября; Последствия английской финансовой катастрофы расширяются // Известия. 1931. № 269. 29 сентября.    
  21. Английский фунт снова под ударом // Известия. 1932. № 297. 26 октября.
  22. Кризис английской металлургической промышленности // Известия. 1930. №254. 14 сентября.  
  23. Что Англия выторговала у доминионов //  Известия. 1932. № 285. 14 октября. 
  24. Англо-американская борьба в Южной Америке в свете мирового кризиса // Известия. 1930. № 224. 15 августа.  
  25. Англия воздвигает таможенные барьеры // Известия. 1932. № 113. 23 апреля. 
  26. Лицом к массам // Известия. 1929. № 283. 3 декабря. 
  27. Иоэльсон М. Экономический кризис в Англии. М., 1932.
  28. Красильников А. Н. О напряжённости англо-советских отношений в 1929–32 гг. // Вопросы экономики и международных отношений. М., 1957.  С. 208–230.
  29. Красильников А. Н. Политика Англии в отношении СССР 1929–1932 гг. М., 1959. – 310 с.
  30. Лан В. Англия и Америка. Главный узел международных противоречий империализма. М., 1934. – 52 с. 
  31. Липпман У.  Общественное мнение / Пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. – 384 с.
  32. Мочульский Н. Ф. Англия в 1929 – 1933 годах. М., 1955. – 45 с.
  33. Кабинет спасения буржуазии // Огонёк. 1931. № 25.  
  34. Живём в аду… // Огонёк. 1933. № 5.
  35. Полякова О. А. Истоки отечественной имагологии // Научно-методический электронный журнал «Концепт». 2016. № 7 (июль). 
  36. Поршнева О. С. Историческая имагология в современной российской историографии // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Индустриальная модернизация Урала в XVIII—XXI вв. Т. 1. 2014 г. : в 2-х т. Екатеринбург : [УрФУ], 2014. Т. 1. С. 126–129.
  37. Съезд социал-империалистов в Брайтоне // Правда. 1929. № 232. 8 июля  
  38. 1930 год был несчастным годом // Правда. 1930. № 359. 30 декабря. 
  39. Биржевой «бум» в Англии // Правда. 1932. № 249. 8 сентября. 
  40. Я. Баммер. Без перспектив (английская промышленность, как она есть) // Правда. 1933. № 132. 15 мая.
  41. Английский капитализм в тупике // Правда. 1930. № 218. 9 августа
  42. Меры экономии будут драконовские // Правда. 1931. № 227. 18 августа. 
  43. Голодные шествия в Англии // Правда. 1930. № 62. 4 марта.
  44. Бастующие шерстяники дают отпор полицейским Макдональда // Правда. 1930. № 102. 13 апреля. 
  45. Изаков Б. Нищий Лондон // Правда. 1932. № 210. 31 июля.
  46. Прокопов А. Ю. Великобритания в планах Коминтерна в начале 1930-х гг. // Европейские сравнительно-исторические исследования. Выпуск 4. Восток на Западе. Запад на Востоке. М., ИВИ РАН, 2014.
  47. Россия и мир глазами друг друга: из истории взаимовосприятия. Вып.1-8. М., 2000-2017.
  48. Сенявская Е. С. Историческая имагология и проблема формирования «образа врага» // Вестник РУДН. 2006. № 2(6). С. 54–72.
  49. Сенявская Е. С. «Соперники, союзники, враги…» Восприятие Великобритании, Франции и США в России и СССР в первой половине XX века // Обозреватель-Observer. 2010. №. 4. С. 32–41.
  50. Для чего созывается британская имперская конференция в Оттаве? // Спутник агитатора для города. 1932. № 19.
  51. Ударники рассказывают читателям «Спутника агитатора» о своей заграничной поездке // Спутник агитатора для города. 1931. № 26-27.
  52. Ушакова С. Н. Идеолого-пропагандистские кампании в практике функционирования сталинского режима: новые подходы и источники. М., 2013. – 213 с. 
  53. Aldcroft D. H. The British economy. Vol.1. The Years of Turmoil, 1920-1951. Brighton, 1986. – 264 p. 
  54. Broadberry S. N. The British Economy Between the Wars: A Macroeconomic Survey. Blackwell, 1986. –180 p. 
  55. Boyce Robert W. D. Brititsh capitalism at the crossroads 1919–1932. A study in politics, economics and international relations. Cambridge University Press, Cambridge, 1987. – 504 p. 
  56. The Cambridge Economic History of Modern Britain Volume II: Economic Maturity, 1860–1939. Cambridge University Press, Cambridge, 2004.
  57. Keeble C. Britain and the Soviet Union, 1917–89. London: Macmillan, 1990. – 408 p. 
  58. Kenez P. The Birth of the Propaganda State: Soviet Methods of Mass Mobilization, 1917–1929. Cambridge: Cambridge University Press, 1985. – 308 p.
  59. Northedge F. S.  and  Wells A. Britain and Soviet Communism: The Impact of Revolution. London: Macmillan Press, 1982. – 280 p. 
  60. Neilson K. Britain, Soviet Russia and the Collapse of the Versailles Order, 1919–1939. Cambridge: Cambridge University Press, 2006. – 390 p. 
  61. Overy R. The Twilight Years: The Paradox of Britain Between the Wars. New York, 2009. – 544 p.
  62. Pugh M. "We Danced All Night": A Social History of Britain Between the Wars [The Bodley Head]. London, 2008. – 495 p.
  63. Salzmann S. Great Britain, Germany and the Soviet Union: Rapallo and after, 1922–1934. Boydell & Brewer, 2002. – 211 p.
  64. Seaman L. C. B.  Life in Britain between the wars. London B. T. Batsford Ltd, 1970. – 160 p. 

Информация об авторе

Лунёв Сергей Михайлович, соискатель кафедры отечественной истории XX века исторического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Российская Федерация. 

Автор-корреспондент

Лунёв Сергей Михайлович, e-mail: luneov@gmail.com

WORKS OF YOUNG SCIENTISTS

Original Paper

The  economic  crisis  in  Great  Britain: 

coverage  in  the  Soviet  press  in 1929–1933

Sergey  M. Lunev *

Lomonosov Moscow State University,

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1187-6943, e-mail: luneov@gmail.com

Abstract:

World economic crisis 1929-1933 was widely covered in the Soviet press, since the problems that arose in Western countries well illustrated, in the opinion of the Soviet authorities, the decline of the capitalist system and the advantages of the socialist system. Despite the fact that attention was paid primarily to the crisis in the United States and Germany, in such large Soviet publications as Pravda, Izvestia, Bolshevik and smaller ones such as Sputnik Agitator, articles were published daily on the crisis in England. At that time, there were no diplomatic relations between England and the USSR after their break in 1927. England was considered the main country of the capitalist world and even the center of a conspiracy against the Soviet Union. One of the main theses in the studied Soviet publications was the decline of the British economy and the loss of England's position in the world. The successes of the United States in conquering sales markets were emphasized, in the pages of newspapers attention was also paid to the complication of relations between England and its colonies and dominions. An important place in the publications was occupied by the topic of the backwardness of English industry, it was argued that it was not able to compete with other developed countries and was thrown back to the level of the end of the 19th century. The articles daily described the plight of the British workers and the suppression of their speeches, the growth of unemployment by 50 thousand people a week. The object of sharp criticism was the Labor government of Macdonald, which was called "workers' government". Among the publications there were often those dedicated to the English Conservatives and their new ways of uniting. The conclusion from such articles was almost always unambiguous - conservatives are close to the ideas of fascism. In general, it can be noted that the reader of the studied newspapers was presented with a picture of a country in a catastrophic situation, a country filled with contradictions and standing on the threshold of either revolution or fascism. However, the articles lacked the tone of hostility that was present in the 1920s. The state of affairs in England was consciously contrasted with the situation in the USSR, where, according to the authors, many problems were resolved or did not exist. This article uses a technique of imagology that was not previously applied to England, which allows us to consider the image of this country not only from the point of view of Soviet propagandists, but within the framework of a broader perception of England by citizens of the Soviet Union.

 

Keywords: 

world economic crisis, England, Soviet Union, Pravda, Izvestia, propaganda 

References

  1. Arnautov N. B. (2010). Obraz "vraga naroda" v sisteme sovetskoj social'noj mobilizacii: ideologo-propagandistskij aspekt (dekabr' 1934 – nojabr' 1938 g.) [The image of the "enemy of the people" in the system of Soviet social mobilization: ideological and propaganda aspect (December 1934 - November 1938)]. Novosibirsk: Izd-vo Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta (NGU), 2010. – 252 s. (in Russ.)
  2. Safarov G. (1929). Brajton [Brighton]. – Bol'shevik. 1929. № 20. S. 76. (in Russ.)
  3. Pal'm-Djett R. (1931). Mirovoj krizis i process revoljucionizirovanija v Anglii [World crisis and the process of revolutionization in England]. – Bol'shevik. 1931. № 5. S. 63. (in Russ.)
  4. Iojel'son M. (1931).  Krizis  anglijskogo  kapitalizma  v  osveshhenii  apologeta  imperializma (o knige Zigfrida «Krizis Britanii XX veka) [Crisis of English capitalism in the light of an apologist for imperialism (on Siegfried's book "The Crisis in Britain of the 20th Century")]. – Bol'shevik. 1931. № 19-20. (in Russ.)
  5. Manuil'skij D. Z. (1931). Problemy revoljucionnogo krizisa i zadachi sekcij Kominterna [Problems of the revolutionary crisis and tasks of the sections of the Comintern]. – Bol'shevik. 1931. № 8-9. (in Russ.)
  6. Volkov F. D. (1964). SSSR – Anglija. 1929-1945 gg. [USSR – England. 1929–1945]. Moscow, 1964. – 336 s. (in Russ.)
  7. Golubev A. V. (2000). «Ves' mir protiv nas»: Zapad glazami sovetskogo obshhestva 1930-h godov [“The whole world is against us”: the West through the eyes of Soviet society in the 1930s]. – Trudy Instituta rossijskoj istorii RAN. 1997—1998. Vypusk 2. Moscow: IRI RAN, 2000. S. 286-323. (in Russ.)
  8. Golubev A. V. (2019). «Esli mir obrushitsja na nashu respubliku»: sovetskogo obshhestvo i vneshnjaja ugroza v 1922 – 1941 goda ["If the world falls on our republic": Soviet society and an external threat in 1922–1941]. Moscow, Direkt Media, 2019. – 384 s. (in Russ.)
  9. Golubev A. V., Porshneva O. S. (2012). Obraz sojuznika v soznanii rossijskogo obshhestva v kontekste mirovyh vojn: monografija [The image of an ally in the minds of Russian society in the context of world wars: monograph]. Moscow: Novyj hronograf, 2012. – 392 s. (in Russ.)
  10. Gusterin P. V. (2014). Sovetsko-britanskie otnoshenija mezhdu mirovymi vojnami [Soviet-British relations between world wars]. Saarbrjukken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014. – 97 s. (in Russ.)
  11. Sergeev I. (1930). SOS anglijskoj burzhuazii [SOS of the English bourgeoisie]. – Za rubezhom. 1930. № 1. (in Russ.)
  12. Gat Svit. (1931). Chjornyj Glazgo [Black Glasgow]. – Za rubezhom. 1931. № 1. (in Russ.)
  13. «Na sluchaj nuzhdy» ["In case of need"]. – Za rubezhom. 1932. № 2. (in Russ.)
  14. Dollar b'jot anglijskij funt [The dollar beats the English pound].  –  Za rubezhom. 1930. № 3. (in Russ.)
  15. Sergeev N. V. (1930).  V zakoldovannom krugu [In a vicious circle].  –  Za rubezhom. 1930. № 19–20. (in Russ.)
  16. Fred Jetli. (1931). Nedeli, mesjacy i gody [Weeks, months and years]. – Za rubezhom. 1931. № 1. (in Russ.)
  17. Bel'mont [Belmont]. – Za rubezhom. 1933. № 16. (in Russ.)
  18. Zak L. A. (1976). Zapadnaja diplomatija i vneshnepoliticheskie stereotipy [Western diplomacy and foreign policy stereotypes]. Moscow,1976. – 287 s. (in Russ.)
  19. My  v  krizis  lish'  vstupaem  [We  are  just  entering  the  crisis].  –  Izvestija. 1930. № 267. 27 sentjabrja. (in Russ.)
  20. Finansovaja katastrofa v Anglii [Financial catastrophe in England]. – Izvestija. 1931. №262. 22 sentjabrja; Anglijskaja katastrofa rasshirjaetsja [The English catastrophe is expanding]. – Izvestija. 1931. № 263. 23 sentjabrja; Finansovaja katastrofa i politicheskie perspektivy v Anglii [Financial catastrophe and political prospects in England].  –  Izvestija. 1931. № 265. 25 sentjabrja; Posledstvija anglijskoj finansovoj katastrofy rasshirjajutsja [Consequences of the English financial catastrophe are expanding]. – Izvestija. 1931. № 269. 29 sentjabrja.  (in Russ.)  
  21. Anglijskij funt snova pod udarom [The English pound is under attack again]. – Izvestija. 1932. № 297. 26 oktjabrja. (in Russ.)
  22. Krizis anglijskoj metallurgicheskoj promyshlennosti [The crisis of the English metallurgical industry]. – Izvestija. 1930. №254. 14 sentjabrja.  (in Russ.)
  23. Chto Anglija vytorgovala u dominionov [What England bargained with the dominions]. – Izvestija. 1932. № 285. 14 oktjabrja. (in Russ.)
  24. Anglo-amerikanskaja bor'ba v Juzhnoj Amerike v svete mirovogo krizisa [Anglo-American struggle  in  South  America  in  the  light  of  the  global  crisis].  –  Izvestija.  1930.  № 224. 15 avgusta. (in Russ.)
  25. Anglija vozdvigaet tamozhennye bar'ery [England erects customs barriers]. – Izvestija. 1932. № 113. 23 aprelja. (in Russ.)
  26. Licom k massam [Facing the masses]. – Izvestija. 1929. № 283. 3 dekabrja. (in Russ.)
  27. Iojel'son M. (1932). Jekonomicheskij krizis v Anglii [Economic crisis in England]. Moscow, 1932. (in Russ.)
  28. Krasil'nikov A. N. (1957). O naprjazhjonnosti anglo-sovetskih otnoshenij v 1929 – 32 gg. [On the tension of the Anglo-Soviet relations in 1929–32]. – Voprosy jekonomiki i mezhdunarodnyh otnoshenij. Moscow, 1957.  S. 208–230. (in Russ.)
  29. Krasil'nikov A. N. (1959). Politika Anglii v otnoshenii SSSR 1929–1932 gg. [The policy of England towards the USSR in 1929–1932]. Moscow, 1959. – 310 s. (in Russ.)
  30. Lan V. (1934). Anglija i Amerika. Glavnyj uzel mezhdunarodnyh protivorechij imperializma [England and America. The main knot of international contradictions of imperialism]. Moscow, 1934. – 52 s. (in Russ.)
  31. Lippman U. (2004). Obshhestvennoe mnenie [Public opinion] / Per. s angl. T. V. Barchunova, pod red. K. A. Levinson, K. V. Petrenko. Moscow: Institut Fonda «Obshhestvennoe mnenie», 2004. – 384 s. (in Russ.)
  32. Mochul'skij N.F. (1955). Anglija v 1929 – 1933 godah [England in 1929-1933]. Moscow, 1955. – 45 s. (in Russ.)
  33. Kabinet spasenija burzhuazii [Cabinet for the salvation of the bourgeoisie]. – Ogonjok. 1931. № 25.  (in Russ.)
  34. Zhivjom v adu… [We live in hell...]. – Ogonjok. 1933. № 5. (in Russ.)
  35. Poljakova O. A. (2016). Istoki otechestvennoj imagologii [The origins of domestic imagology]. – Nauchno-metodicheskij jelektronnyj zhurnal «Koncept». 2016. № 7 (ijul'). (in Russ.)
  36. Porshneva O. S. (2014). Istoricheskaja imagologija v sovremennoj rossijskoj istoriografii [Historical imagology in modern Russian historiography]. – Ural industrial'nyj. Bakuninskie chtenija: Industrial'naja modernizacija Urala  v  XVIII–XXI vv. T. 1. 2014 g.: v 2-h t. Ekaterinburg : [UrFU], 2014. T. 1. S. 126-129. (in Russ.)
  37. S#ezd social-imperialistov v Brajtone [Congress of Social-Imperialists in Brighton]. – Pravda. 1929. № 232. 8 ijulja. (in Russ.) 
  38. 1930 god byl neschastnym godom  [1930 was an unhappy year].  –  Pravda. 1930. № 359. 30 dekabrja. (in Russ.)
  39. Birzhevoj   «bum»   v   Anglii  [Exchange  "boom"  in  England].   –   Pravda.  1932.   № 249. 8 sentjabrja. (in Russ.)
  40. Ja. Bammer. (1933). Bez perspektiv (anglijskaja promyshlennost', kak ona est') [Without prospects (English industry as it is)]. – Pravda. 1933.  № 132. 15 maja. (in Russ.)
  41. Anglijskij  kapitalizm  v  tupike  [English capitalism at an impasse].  –  Pravda. 1930. № 218. 9 avgusta. (in Russ.)
  42. Mery jekonomii budut drakonovskie [Savings measures will be draconian]. – Pravda. 1931. № 227. 18 avgusta. (in Russ.)
  43. Golodnye  shestvija  v  Anglii   [Hunger  Processions  in  England].  –  Pravda.  1930.  № 62. 4 marta. (in Russ.)
  44. Bastujushhie sherstjaniki dajut otpor policejskim Makdonal'da [Striking woolen men fight back against McDonald's cops]. – Pravda. 1930. № 102. 13 aprelja. (in Russ.)
  45. Izakov B. (1932). Nishhij London [Beggar London]. – Pravda. 1932. №210. 31 ijulja. (in Russ.)
  46. Prokopov A. Ju. (2014). Velikobritanija v planah Kominterna v nachale 1930-h gg. [Great Britain in the plans of the Comintern in the early 1930s]. – Evropejskie sravnitel'no-istoricheskie  issledovanija.  Vypusk 4.  Vostok  na  Zapade.  Zapad  na  Vostoke.  Moscow, IVI RAN, 2014. (in Russ.)
  47. Rossija i mir glazami drug druga: iz istorii vzaimovosprijatija [Russia and the world through each  other's  eyes:  from  the  history  of  mutual  perception]. Vyp.1-8. Moscow, 2000-2017. (in Russ.)
  48. Senjavskaja E. S. (2006). Istoricheskaja imagologija i problema formirovanija «obraza vraga» [Historical imagology and the problem of forming the “image of the enemy”]. – Vestnik RUDN. 2006. № 2(6). S. 54-72. (in Russ.)
  49. Senjavskaja E. S. (2010). «Soperniki, sojuzniki, vragi…» Vosprijatie Velikobritanii, Francii i SShA v Rossii i SSSR v pervoj polovine XX veka ["Rivals, allies, enemies ..." Perception of Great Britain, France and the USA in Russia and the USSR in the first half of the 20th century]. – Obozrevatel'-Observer. 2010. № 4. S. 32-41. (in Russ.)
  50. Dlja chego sozyvaetsja britanskaja imperskaja konferencija v Ottave? [Why is the British Imperial  Conference  convened  in  Ottawa?].  –  Sputnik  agitatora dlja goroda. 1932. № 19. (in Russ.)
  51. Udarniki rasskazyvajut chitateljam «Sputnika agitatora» o svoej zagranichnoj poezdke [Drummers tell the readers of Sputnik Agitator about their trip abroad]. – Sputnik agitatora dlja goroda. 1931. № 26-27. (in Russ.)
  52. Ushakova S. N. (2013). Ideologo-propagandistskie kampanii v praktike funkcionirovanija stalinskogo rezhima: novye podhody i istochniki [Ideological and propaganda campaigns in the practice of the functioning of the Stalinist regime: new approaches and sources]. Moscow, 2013. – 213 s. (in Russ.)
  53. Aldcroft D. H. (1986). The British economy. Vol. 1. The Years of Turmoil, 1920–1951. Brighton, 1986. – 264 p. 
  54. Broadberry S. N. (1986). The British Economy Between the Wars: A Macroeconomic Survey. Blackwell, 1986. – 180 p. 
  55. Boyce Robert W. D. (1987). Brititsh capitalism at the crossroads 1919–1932. A study in politics, economics and international relations. Cambridge University Press, Cambridge 1987. – 504 p. 
  56. The Cambridge Economic History of Modern Britain Volume II: Economic Maturity, 1860–1939. Cambridge University Press, Cambridge, 2004.
  57. Keeble C. (1990). Britain and the Soviet Union, 1917-89. London: Macmillan, 1990. – 408 p. 
  58. Kenez P. (1985). The Birth of the Propaganda State: Soviet Methods of Mass Mobilization, 1917–1929. Cambridge: Cambridge University Press, 1985. – 308 p.
  59. Northedge F. S. and Wells A. (1982). Britain and Soviet Communism: The Impact of Revolution. London: Macmillan Press, 1982. – 280 p. 
  60. Neilson K. (2006). Britain, Soviet Russia and the Collapse of the Versailles Order, 1919–1939. Cambridge: Cambridge University Press, 2006. – 390 p.
  61. Overy R. (2009). The Twilight Years: The Paradox of Britain Between the Wars. New York, 2009. – 544 p.
  62. Pugh M. (2008). "We Danced All Night": A Social History of Britain Between the Wars [The Bodley Head]. London, 2008. – 495 p.
  63. Salzmann S. (2002). Great Britain, Germany and the Soviet Union: Rapallo and after, 1922-1934. Boydell & Brewer, 2002. – 211 p.
  64. Seaman L. C. B.  (1970). Life in Britain between the wars. London B. T. Batsford Ltd, 1970. – 160 p. 

Information about the author 

Sergey M. Lunev, Competitor of the Department of National History of the 20th Century, Faculty of History, Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Sergey M. Lunev, e-mail: luneov@gmail.com

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 3


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать
Владимир Кикнадзе. Сила V правде. Защита исторической памяти как стратегический национальный приоритет России. М., 2022

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Геноцид советского народа, геноцид народов СССР, Великая Отечественная война, Без срока давности
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

natsistskaya politika unichtozheniya nyurnberg genotsid bez sroka davnosti
ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN