Nauka. Obŝestvo. Oborona

2022. Т. 10. № 2. С. 12–12.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 2. P. 12–12.


UDC: 351(470+571)

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-2-12-12

Поступила в редакцию: 07.03.2022 г.

Опубликована: 04.05.2022 г.

Submitted: March 7, 2022

Published online: May 4, 2022 


Для цитирования:  Чумиков А. Н., Чумикова С. Ю.  Формирование и актуализация имиджа МЧС Российской Федерации в контексте развития органов власти новой России  //  Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, № 2(31). С. 12-12. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-2-12-12.

For citation:  Chumikov A. N., Chumikova  S. Yu.  Formation and updating of the image of the Ministry of Emergency Situations of the Russian Federation in the context of the development of the authorities of the new Russia. – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(2):12-12. (In Russ.). https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-2-12-12.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: НАУКА И ПРАКТИКА

Оригинальная статья

Формирование и актуализация имиджа

МЧС Российской Федерации

в контексте развития органов власти новой России

Александр Николаевич Чумиков *, Светлана Юрьевна Чумикова 2

 Московский государственный лингвистический университет,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7208-9783, e-mail: chumikov@pr-club.com

Российский государственный аграрный университет – МСХА им. К.А. Тимирязева,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3801-0637, e-mail: svechumikova@yandex.ru 

Аннотация:

Одним из первых вновь образованных органов российской власти стало в 1990-х гг. Министерство по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий    стихийных бедствий (МЧС России). В статье прослеживается процесс создания и продвижения имиджа МЧС на протяжении его истории. С одной стороны, здесь присутствует сходство с другими федеральными органами, с другой – динамика развития носила уникальный характер как в начальных условиях создания властной структуры, так и в последующий период. В статье исследуются причины «революционного восхождения» чрезвычайного ведомства к неформальному статусу «Министерства №1» и последующего возврата к положению традиционного государственного ведомства с предусмотренными законом функциями.

  

Ключевые слова: 

имидж, репутация, позиционирование, коммуникация, коммуникационная стратегия, информационная политика, контекст , МЧС России, С.К. Шойгу

ВВЕДЕНИЕ

  

Формирование имиджа в нашей трактовке, применимой к государственной структуре, – это система действий, направленных на: 1) создание отличительных позитивных характеристик объекта;  2) достижение  наиболее  органичного  присутствия  объекта  в  некотором  контексте, 3) конструирование у целевых групп ощущения массового присутствия объекта в основных сегментах окружающего их контекста.

 

То есть имидж мы рассматриваем как систему тотальной коммуникации, где определение «тотальная» указывает на то, что коммуникация осуществляется во всех сферах деятельности, а не только во внешнем оформлении; зависит и учитывает непосредственные и опосредованные, реальные и предполагаемые; настоящие, прошлые и будущие факторы, способные оказать влияние на успех организации [11, с. 318-348].

 

В сопутствующей трактовке мы называем имидж заявленной (предназначенной к продвижению) позицией организации; а позицию, воспринятую сознанием целевых групп, предлагаем называть репутацией [13].

 

Российские научные исследования имиджа и репутации преемственных и вновь созданных государственных структур начались во второй половине 90-х гг. XX века и активизировались в последующий период. Применительно к ракурсу нашей статьи их можно условно разделить на две группы. В первой из них фигурируют диссертации о деятельности коммуникационных структур, продуцирующих информационную политику по формированию позитивной и эффективной репутации государственных и муниципальных органов власти, что безусловно включает в себя доверие к их решениям [16; 17; 18; 19; 20; 21]. Среди них – исследование одного из авторов настоящей публикации [22].

 

Во вторую группу диссертаций нами выделены те из них, что посвящены специфике организации коммуникационной деятельности и проведения целевых кампаний в конкретных государственных ведомствах, в первую очередь силовых структурах: Вооруженных Силах [23; 24; 25; 26] и органах внутренних дел [27; 28; 29].  

 

Для нас эти значимые в научном плане и полезные в прикладном ракурсе исследования показательны тем, что речь идет, во-первых, о традиционных для нашей страны структурах, пусть и сменивших свое название. Во-вторых, рассмотрение ведется в «линейном» измерении, то есть как восходящее развитие существующей репутации. Что же касается выбранного нами для анализа МЧС России, то здесь приходится говорить о ситуации как с уникальными начальными условиями создания ведомства, так и с последующей неоднозначной динамикой его развития. 

 

Исследования и другие материалы, непосредственно посвященные МЧС России, будут приведены в последующем тексте статьи, а для более глубокого понимания сути вопроса обратимся сначала к истории создания МЧС. 

 

РОЛЬ МЧС РОССИИ В СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

 

В период строительства нового российского государства, начиная с 1991 г. и до современного периода, происходил естественный процесс создания новых органов власти и упразднения или реорганизации прежних. Прослеживая данный процесс на примере силовых министерств и ведомств, отметим, что в большинстве из них это осуществлялось посредством раздробления и переименования ранее действующих структур. Поскольку предметом нашего исследования является понятие «имидж», мы сосредоточимся на коммуникационных технологиях, способствующих формированию позитивного восприятия объектов рассмотрения в общественном сознании в ходе организационных изменений, и лишь в малой степени затронем возложенные на них функциональные обязанности.

 

При этом подчеркнем, что одним из ведущих мотивов данного действия, в большинстве случаев упразднения/реорганизации того или иного формирования, становилось как раз стремление избавиться от нежелательного репутационного «шлейфа» в виде негативного отношения общества к «советской» структуре. Так, ряд функций существовавшего в СССР Комитета государственной безопасности перешли к другим органам, что сопровождалось и новыми названиями: Федеральной службе безопасности, Службе внешней разведки, Федеральной службе охраны.

 

Аналогичные процессы имели место и в не изменившем свое наименование Министерстве внутренних дел. Наиболее резонансные из них – переименование «милиции» в «полицию» в соответствии с Законом «О полиции» и выведение из состава МВД Внутренних войск с переименованием их в Войска национальной гвардии. 

 

Однако в случае с МЧС России ситуация складывалась кардинально иначе. 27 декабря 1990 г., меньше чем за год до распада СССР, Совет министров РСФСР образовал Российский корпус спасателей (РКС) – эта дата считается днем основания МЧС России. В апреле 1991 г. Президиум Верховного Совета РСФСР утвердил руководителем РКС С.К. Шойгу. В ноябре того же года на базе Государственного комитета РСФСР по чрезвычайным ситуациям и Штаба гражданской обороны РСФСР был создан Государственный комитет по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (ГКЧС) при Президенте РСФСР. 

 

С одной стороны, данные события можно воспринимать как акты преемственности по отношению к системе реагирования на чрезвычайные ситуации (ЧС) советского периода. Так, защитой населения и территорий от ЧС природного, техногенного и биолого-социального характера в СССР занимались пожарная охрана (структура МВД СССР) и система гражданской обороны (в составе Министерства обороны СССР). Отсюда логично выглядел тот факт, что во вновь образованный Госкомитет было передано из военного ведомства имущество и штаты Гражданской обороны.

 

С другой стороны, причины были более сложными. Ситуация нараставшей экономической и социально-политической нестабильности в последние годы существования СССР осложнялась авариями и катастрофами, крупнейшей из которых стала трагедия на Чернобыльской АЭС 1986 года. Всё это привело к мысли о необходимости создания качественно новой системы реагирования, однако сил и средств для этого не хватало.

 

Стоит вспомнить еще два резонансных события, тесно связанных с историей создания МЧС. Это землетрясение в Армении 1988 года [3] и аварийно-спасательная операция на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе 1991 года [4]. Как следует из указанных материалов и непосредственных наблюдений авторов статьи, главными героями этих событий стали не пожарные и не военнослужащие сил Гражданской обороны, а спортсмены-альпинисты. 

 

Столь неожиданное появление и признание альпинистов в качестве ликвидаторов ЧС выглядело таковым лишь на первый взгляд. С 1930-х гг. прошлого века в СССР началось развитие альпинистских лагерей, к 1991 г. их насчитывалось более 50. Ежегодно учебно-тренировочную подготовку в лагерях проходили десятки тысяч человек. Альплагеря финансировались добровольными спортивными обществами (ДСО), входившими, в свою очередь, в структуру ВЦСПС – Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов. Система альплагерей, расположенных в высокогорных районах, работающих по единым правилам учебно-воспитательной и спортивной подготовки альпинистов различных уровней квалификации, считается уникальной школой подготовки представителей этого вида спорта, включая спасателей. В 1950-х – 1970-х гг. создаются контрольно-спасательные пункты и контрольно-спасательные службы ВЦСПС, где работали сотни сертифицированных спасателей. В результате распада СССР они остались «бесхозными» и в ходе описанных выше событий составили первую группу будущих спасателей и вообще всего МЧС, сначала не обладающую специальными правами и неоплачиваемую.

 

Как рассказывал Сергей Шойгу 20 лет спустя, «мы не собирались создавать министерство в том виде, в котором оно существует сейчас. Планировали отряд численностью примерно в пятьсот человек, состоящий из очень хорошо образованных, подготовленных и оснащенных профессионалов, которые могли бы реагировать на серьезные чрезвычайные ситуации вроде Чернобыля или землетрясения в Спитаке. Но потом, конечно, поняли, что этим количеством в нашей стране не обойтись. Ведь нас отправляли не только на стихийные бедствия и аварии, но и создавать миротворческие силы в Южной Осетии, потом, после первого успеха, кинули в Приднестровье, оттуда – в Абхазию» [1]. 

 

То есть именно благодаря этим во многом случайным и сиюминутным решениям и действиям возникла стихийная репутация нового Госкомитета как самой дееспособной структуры в условиях «лихих» 90-х. В условиях ослабления и потери репутации армией и милицией это явление было воспринято населением как результат усилий государства по выходу из кризиса. В дальнейшем данное ощущение постепенно приобретало характер стереотипа: «МЧС –структура, которая может нас спасти». Данная установка, первоначально виртуальная, стала активно поддерживаться руководством страны. К этому нужно добавить, что виртуальность ведущей роли спасателей оставалась таковой на протяжении всей истории Министерства, поскольку численность поисково-спасательных служб МЧС была наименьшей по сравнению с другими подразделениями и, как правило, не превышала пяти тысяч человек. В январе 1994 г. Госкомитет РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий был преобразован в Министерство РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС России), которое возглавил С.К. Шойгу.

 

В 1995 г. в дополнение к Войскам гражданской обороны (с 2011 г. – спасательные воинские формирования МЧС России) создается собственная авиация МЧС.

 

Но главное и беспрецедентное управленческое и структурообразующее событие происходит в 2002 году: в 70-тысячное Министерство вливаются 278 тыс. сотрудников Государственной противопожарной службы (ГПС). В 2004 г. то же происходит с Государственной инспекцией по маломерным судам, а с 2010 г. МЧС начинает осуществлять руководство деятельностью военизированных горноспасательных частей.

 

То есть к этому времени Министерство становится ведущей государственной организацией страны, реализующей специально разработанный и ныне хорошо известный слоган «Мы первыми приходим на помощь». Фактически МЧС России стало позиционироваться как российское силовое (чрезвычайное) Министерство № 1.

 

Данное явление следует расценивать как следствие двух факторов. Первый, о котором мы частично говорили выше: России 1990-х – начала 2000-х гг., ослабленной в экономическом, социальном и военном отношении, требовался пример эффективной деятельности государства по выполнению своих задач перед гражданами. На эту роль и выдвинулись «спасатели» в образе МЧС – Министерства, которое всем, всегда и везде способно помочь.

 

Второй фактор: министр С.К. Шойгу отчетливо понимал сложившуюся ситуацию и прилагал масштабные усилия к формированию именно такого имиджа, признаваемого высшими руководителями государства, а отсюда – ведущего к получению регулярных материальных и финансовых ресурсов. Разработчиком имиджевой стратегии стало Управление информации – ведущая коммуникационная структура МЧС – вместе с пулом профессиональных агентств, привлеченных в качестве исполнителей профильных государственных контрактов. Каждые три года формировалась (корректировалась) Концепция информационной политики Министерства; планировались ежегодные циклы имиджевых мероприятий, рассчитанных на формирование высокой репутации МЧС у всех категорий граждан страны, включая ее высшее руководство. 

 

Стратегической акцией стал Всероссийский фестиваль по тематике безопасности и спасения людей «Созвездие мужества». Наряду с ведомственной частью – конкурсами профессионального мастерства в системе МЧС России –  предусматривались резонансные акции для других целевых групп. Так, в специальных номинациях Фестиваля «Содружество во имя спасения», «По зову сердца», «Дети-герои» участвовали представители федеральных органов исполнительной власти и граждане, проявившие мужество в чрезвычайной ситуации. Важная составляющая Фестиваля – всероссийский конкурс журналистских работ об основах безопасности и историях спасения. Всероссийский фестиваль детского и юношеского творчества «Звезда спасения» направлялся на молодежную аудиторию.

 

Серия масштабных исследований, проведенных к 20-летию образования Министерства, зафиксировала пик его популярности. Так, Всероссийский репрезентативный опрос Института социологии РАН зафиксировал, что уровень доверия россиян МЧС России в 2010 г. составлял 85%: на тот период это было сопоставимо с показателями доверия к Президенту РФ.  Доказательством сформировавшегося в обществе положительного отношения к ведомству стало и то, что треть участников опроса выразила готовность работать в системе МЧС России. Добровольно помогать МЧС намеревались 40% респондентов [5]. 

 

Анализ медиаполя в электронной библиотеке «Интегрум» показал, что число ежегодных упоминаний  Министерства  в  СМИ  выросло  с  2003  по  2010 гг.  в  четыре раза  и  превысило 300 тыс., причем более 90% материалов носили нейтральный или позитивный характер [14].

 

Высокий уровень доверия населения к МЧС России был выявлен не только в Москве и центральной части России, но и в регионах. Так, по результатам социологического опроса населения г. Ростова-на-Дону, своё полное доверие МЧС выразили около 70% респондентов, 80% доверяли министру С.К. Шойгу [9]. 

 

Исследования позволили выделить типичные черты сотрудника МЧС России. По оценкам респондентов, большинство из них обладали широким спектром положительных морально-нравственных и профессиональных характеристик. Наиболее часто отмечались: высокий профессионализм (52%), смелость (48%), хорошая физическая подготовка (44%), сострадание к людям (34%), доброжелательность (31%), уверенность в себе (25%). Существенным является и тот факт, что около 80% респондентов положительно оценили роль МЧС в стабилизации социально-политической обстановки в России [2, с. 140]. 

 

Продвижением привлекательного имиджа МЧС активно занимались сами сотрудники Министерства, а также студенты шести ведомственных вузов и слушатели учебных центров. По состоянию на 2010 г. только в социальной сети «ВКонтакте» насчитывалось около 2200 групп, посвященных МЧС, пожарным и спасателям, с десятками тысяч пользователей. Здесь обсуждались вопросы повседневной работы и учебы, бытовые проблемы, личные впечатления от различных акций. Многие участники отмечали, что трудятся в МЧС не ради заработка, а ради помощи людям и самореализации. Позитивное звучание в контент групповых дискуссий вносили просьбы рассказать о том, как стать спасателем или поступить в профильный вуз [12, с. 68-69].

 

Приведенные данные показывают, что вокруг деятельности МЧС России сложился безусловно позитивный информационный фон, свидетельствующий о высоком уровне доверия к Министерству. Как отмечал в своем докладе к 20-летию МЧС С.К. Шойгу, «работа по противодействию чрезвычайным ситуациям, защите населения от опасностей мирного и военного времени стала частью государственной политики, приобрела общенациональную значимость» [15].

 

МЧС – ИНИЦИАТОР ВОЗРОЖДЕНИЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСТВА В РОССИИ

 

Особо следует сказать о том, что, наряду с реагированием на чрезвычайные ситуации, МЧС России выполняло ряд важных социальных функций. Возможно, главная из них – это структурированная инициатива по возрождению добровольческого движения в стране. Поводом для инициативы послужила сложная пожарная обстановка, возникшая летом 2010 г. из-за аномальной жары и отсутствия осадков. Пожарами было охвачено около 200 тыс. га в 20-ти регионах России. Помимо прочих проблем, данная ситуация выявила слабый уровень готовности населения к добровольному участию в тушении пожаров, после чего был оперативно принят Закон РФ «О добровольной пожарной охране» [7]. 

 

На момент принятия федерального Закона, в населенных пунктах, находящихся за пределами нормативного времени прибытия подразделений профессиональных пожарных, проживало около 37 млн. человек. Создание и содержание в них подразделений пожарной охраны потребовало бы существенных дополнительных затрат из средств федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ. Отечественный и зарубежный опыт показывал, что наиболее рациональным способом защиты таких населенных пунктов является организация на местах добровольной пожарной охраны.

 

Основную нагрузку по подготовке как Закона, так и сопутствующей коммуникационной кампании по вовлечению населения в добровольчество взяло на себя МЧС. Министерство разработало и приняло на Коллегии «Концепцию информационной политики в области развития добровольной пожарной охраны (ДПО) в Российской Федерации». В документе описывались историко-социологические предпосылки привлечения населения к участию в ДПО. Указывалось, что добровольная пожарная охрана в России имеет давние исторические традиции: до революции 1917 г. ее деятельность осуществлялась в рамках Российского императорского добровольного пожарного общества. 

 

Однако в первые годы советской власти добровольчество приняло форму безвозмездного участия граждан в общественных работах и приобрело в большинстве случаев принудительный характер, что нарушало сам принцип добровольности и формировало негативное отношение граждан к подобному труду.

 

В последующие годы была разработана нормативная база для организации добровольных пожарных дружин на объектах народного хозяйства, в том числе сельхозпредприятиях. Появились льготы, поощрения, страхование от несчастных случаев для добровольцев. К моменту распада Советского Союза такие дружины успешно функционировали: силами добровольцев ликвидировалось до 15% пожаров в стране.

 

В 1980-е гг. деятельность ДПО по профилактике и тушению пожаров резко сократилась. Возникновение новых социально-экономических отношений в нашей стране, приватизация имущества предприятий и организаций привели в 1990-х гг. к фактическому свертыванию системы добровольной пожарной охраны. К моменту пожаров 2010 г. деятельность ДПО находилась в состоянии упадка: ее правовой статус был не определен, источники финансирования не установлены, льготы добровольцам не предусмотрены, а численность подразделений ДПО по сравнению с большинством европейских стран и США оказалась ничтожно малой.

 

После принятия Закона МЧС России сосредоточилось на задачах развертывания масштабного добровольного общественного движения и популяризации статуса пожарного добровольца. Продвигались положения о том, что привлечение в ДПО широких слоев молодежи и студентов будет способствовать гражданскому и патриотическому воспитанию, обучению молодых граждан вопросам безопасности жизнедеятельности, привлечению их к занятиям пожарно-прикладным спортом и другим видам здорового досуга. Концепция развития ДПО декларировала, что развитие пожарного добровольчества открывает перспективы для широкого волонтерского движения в самых различных сферах (помощь инвалидам, престарелым, детям-сиротам, лесной охране, экологам и пр.). Добровольчество формирует чувства взаимопомощи, патриотизма, укрепляет морально-этические основы общества.

 

Деятельность МЧС России по продвижению ДПО и добровольчества оказалась своевременной, эффективной и привлекла многих последователей. К 2010 году относится создание добровольческого поискового отряда «Лиза Алерт» (lizaalert.org) – некоммерческого объединения с задачей оперативного реагирования и гражданского содействия в поиске пропавших детей. За время существования отрядом накоплен практический опыт организации широкомасштабных поисковых операций с привлечением сотен добровольцев, специалистов, СМИ и интернет-сообществ. 

 

Проведенная в 2018 г. в России коммуникационная кампания «Год добровольца» позволила волонтерскому движению окончательно закрепить свой статус на государственном уровне и вовлечь еще больше граждан в добровольчество. Если в 2013 г. всего три процента россиян причисляли себя к волонтерам, то спустя шесть лет – уже 17%. Почти всё население страны – 88% ‒ одобряло волонтёрскую деятельность [6]. 

 

В период пандемии коронавируса Ассоциация волонтёрских центров, Движение «Волонтеры-медики» и Общероссийский народный фронт (ОНФ) выступили с инициативой проведения общероссийской акции взаимопомощи #МыВместе. В рамках акции всем неравнодушным людям предлагалось объединиться для поддержки друг друга и наименее защищённых категорий граждан.  На медиаресурсе акции мывместе2020.рф каждый мог предложить помощь, записавшись волонтёром или оставив заявку с указанием формата своего участия. Действовали проекты «Помощь специальным службам во время происшествий», «Волонтерская и благотворительная помощь тем, кто остался один», «Психологическая помощь на горячей линии», «Помощь врачам и больницам» и др. Во всех регионах России были созданы региональные штабы акции – они координировали деятельность общественных объединений, университетов, других организаций, желающих оказать помощь.  

 

Таким образом, лидирующая функция МЧС как инициатора и организатора волонтерского движения оказалась во многом выполненной.

 

ДИНАМИКА ИМИДЖА ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО МИНИСТЕРСТВА

НА НОВОМ ВИТКЕ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

 

Следует предположить, что ко второму десятилетию XXI в. у руководства страны и МЧС России сложилось понимание того, что Министерство выполнило ситуативную имиджевую функцию силового и чрезвычайного Министерства № 1 и что такого рода репутация, приобретенная за счет должного исполнения своих функций и сопутствующих им технологий коммуникационной поддержки, более не является актуальной.

 

Данное предположение базируется на следующих основаниях. Уже к середине первого десятилетия XXI века стало очевидно, что груз возложенных на Министерство задач необоснованно завышен. Началась постепенная оптимизация функций Министерства. В ходе мероприятий административной реформы 2005 г. из состава МЧС России выводятся силы и средства, на базе которых создаются противопожарные и аварийно-спасательные службы субъектов Российской Федерации. На них теперь и возлагаются функции тушения пожаров и проведение большинства работ в ходе ЧС в населенных пунктах, при уменьшении зоны ответственности Федеральной противопожарной службы в составе МЧС России [8].

 

В 2010-е гг. принимается ряд административных актов, включая Указы Президента РФ [10], предусматривающих реформирование МЧС с сокращением как числа подразделений, так и личного состава; в последующие периоды такие сокращения производились, а бюджет Министерства уменьшался.   

 

Однако наряду с решениями, непосредственно касающимися деятельности МЧС России, стоит обратить внимание на сопряженный контекст. Так, на протяжении всего периода новой российской истории оставался актуальным вопрос о возрождении былого престижа и могущества Вооруженных Сил. Уже в первом десятилетии в решении этой задачи были достигнуты определенные успехи. Занимавший должность министра обороны РФ в 2007-2012 гг. А.Э. Сердюков решил ряд важных для военного ведомства экономических вопросов, хотя с репутационной точки зрения Министерство продвинул недостаточно, а на уровне личного имиджа даже дискредитировал. Отсюда назначение новым министром обороны С.К. Шойгу – человека, находившегося на протяжении многих лет рядом с Президентом в рейтинге политического доверия, выглядело логичным и направлялось на решение как функциональных, так и репутационных задач. Их ускоренной реализации способствовало постоянное обострение международной обстановки. Таким образом, «флаг» силового лидера и Министерства №1 с соответствующим коммуникационным обеспечением перешел к Министерству обороны России. Что же касается МЧС, то как штаты коммуникационных структур, так и бюджеты на проведение имиджевых мероприятий продолжали сокращаться. В условиях нового витка развития добровольчества, связанного с пандемией коронавируса, роль данного Министерства как лидера добровольного движения, также несколько нивелировалась. Таким образом, естественным вектором дальнейшего существования чрезвычайного министерства на ближайшие годы стала сосредоточенность на выполнении своих непосредственных, в том числе разъяснительных и профилактических функций. 

 

Это вполне соответствовало долгосрочной коммуникационной стратегии МЧС, которая закладывалась уже в Концепции информационной политики Министерства на 2010-2012 гг., а затем на 2013-2015 гг. Намечался переход от акцента на быстром реагировании и героических поступках к приоритетному освещению в СМИ текущей деятельности МЧС по предупреждению и профилактике ЧС и пожаров. Ставилась задача повышения качества работы по пропаганде культуры безопасности жизнедеятельности среди населения. В особый пункт выделялась разъяснительная деятельность по тематике разграничения полномочий МЧС России, органов местного самоуправления, различных ведомств в вопросах предупреждения ЧС и пожаров и ликвидации их последствий.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Государственному строительству в целом и профильной деятельности конкретного органа власти всегда сопутствует информационно-коммуникационный процесс его развития и продвижения в политическом и социально-экономическом пространстве. С одной стороны, данный процесс носит универсальный (линейный) характер и направлен на достижение максимального уровня известности и репутационной привлекательности объекта. С другой стороны, существенное значение имеет стратегический и ситуативный контекст такого продвижения. Позиционируемые масштабы выполняемых организацией функций, достигнутый ей уровень позитивного восприятия целевыми группами могут в изменившемся контексте стать как дополнительным нематериальным ресурсом влияния, так и более неактуальным, то есть несоответствующим новым задача государства фактором. В этом случае производится коррекция информационных стратегий в сторону уменьшения их активности, производимая как правило вместе с сокращением ресурсов, выделяемых государством для обеспечения деятельность органа власти.

Список литературы

  1. Белова А. Когда спасатели стали большими // Известия, 23.12.2010. 
  2. Белоусов В. Н., Редин Б. М. Алтайцы об МЧС // Социологические исследования. 2008. № 3. С. 140.
  3. Бероева Н. Боль магнитудой в 10 баллов: 30 лет землетрясению в Армении // Snob.ru, 2018.
  4. Взрыв трубы спас Уфу и вошёл в книгу рекордов Гиннесса // Общественная электронная газета, 15.07.2014. 
  5. Горшков М.К., Маркин В.В., Башкирова Е.И. В сознании россиян. Итоги всероссийского репрезентативного исследования // МЧС России – 20 лет на службе Родине: современный портрет в сознании россиян и актуальные задачи позиционирования тематики безопасности жизнедеятельности. М., 2010. - 124 с. С. 96-114. 
  6. Доклад Общественной палаты РФ «О состоянии гражданского общества в 2019 году»
  7. «О добровольной пожарной охране». Федеральный закон от 06.05.2011 г. № 100 // Правительство Российской Федерации [официальный сайт]. 
  8. «О федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы». Постановление Правительства РФ от 20.06.2005 г. № 385 // Правительство Российской Федерации [официальный сайт]. 
  9. Тарасова В. В. Специфика связей с общественностью МЧС России в условиях рискогенности социокультурной среды: дис. ... канд. соц. наук. М., 2009.  
  10. Указ Президента Российской Федерации от 19.12.2018 г. № 728 «О некоторых вопросах Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий» // Президент России [официальный сайт]. 
  11. Чумиков А. Н. Методы формирования имиджа организации и лидера // Связи с общественностью  в  политике и государственном управлении. М.: РАГС, 2001. - 520 с. С. 318-348. 
  12. Чумиков А. Н., Бочаров М. П., Тишкова М. В. Новые медиарилейшнз. Продвижение интересов ведомства в блогосфере и социальных сетях. М.: Объед. редакция МЧС России, 2011. - 136 с. С. 68-69. 
  13. Чумиков А. Н., Бочаров М. П. Государственный PR: связи с общественностью для государственных организаций и проектов. М.: Инфра-М, 2019. - 343 с. 
  14. Чумикова С. Ю., Тишкова М. В. Медиапортрет. МЧС России в традиционных средствах массовой информации // МЧС России – 20 лет на службе Родине: современный портрет в сознании россиян и актуальные задачи позиционирования тематики безопасности жизнедеятельности. М., 2010. - 124 с. С. 64-89. 
  15. Шойгу С. К. Доклад на конференции «МЧС России – 20 лет на службе Родине: современный портрет в сознании россиян и актуальные задачи позиционирования тематики безопасности жизнедеятельности». М., 2010. 
  16. Савинова О. Н. Власть и общество: деятельность служб по связям с общественностью в российских региональных органах управления: дис. … доктора поит. наук. М., 1998. 
  17. Нисневич Ю. А. Информационная политика как фактор демократизации государственного управления в России. … дис. доктора полит наук. М., 2001. 
  18. Колотый И. А. Становление служб по связям с общественностью органов федеральной власти России: проблемы институционализации и повышения эффективности: дис. … канд. полит. наук. М., 2004. 
  19. Касаткин И. Г. Имидж федерального органа исполнительной власти как управленческий ресурс: дис. … канд. социолог. наук. М., 2007. 
  20. Плешакова Е. А. Информационное и PR-сопровождение политических решений в системе государственного управления: дис. … канд. полит. наук. Саратов, 2006. 
  21. Чистов И. И. Формирование образа законодательной власти РФ в российских СМИ (на примере Государственной Думы Федерального Собрания РФ): дис. … канд. полит. наук. М., 2009.
  22. Чумикова С. Ю. Политическая коммуникация как ресурс легитимности законодательной власти субъекта Российской Федерации: дис. … канд. полит. наук. М., 2007.
  23. Ужанов А. Е. Система «public relations» («связей с общественностью») в Вооруженных Силах: сущность, проблемы функционирования, пути формирования: дис. … канд. социол. наук. М., 1998. 
  24. Давыдов Д. Г. Социально-психологические особенности имиджа Вооруженных Сил России в молодежной среде: дис. … канд. психол. наук. М., 2005. 
  25. Бусловский В.Н. Информационно-коммуникативное обеспечение перехода Вооруженных Сил Российской Федерации на контрактный способ комплектования: дис. … канд. полит. наук. М., 2006. 
  26. Ластовенко Н. С. Имидж Вооруженных Сил как фактор безопасности Российской Федерации: дис. … канд. полит. наук. М., 2011.
  27. Каспарова Э. А. Связи с общественностью в деятельности органов внутренних дел (на примере Краснодарского края): дис. … канд. полит. наук. Краснодар, 2008. 
  28. Каданцева Н.П. Формирование имиджа сотрудника органов внутренних дел в процессе профессионального образования в вузах МВД России: дис. … канд. пед. наук. СПб., 2013. 
  29. Смолева С.С. Формирование позитивного имиджа органов внутренних дел в деятельности служб по связям с общественностью: политическая теория и практика: дис. … доктора полит. наук. М., 2013.

Информация об авторах

Чумиков Александр Николаевич, доктор политических наук, профессор, профессор кафедры коммуникационных технологий Института международных отношений и социально-политических наук Московского государственного лингвистического университета; генеральный директор Агентства «Международный пресс-клуб. Чумиков PR и консалтинг», г. Москва, Российская Федерация. 

  

Чумикова Светлана Юрьевна, кандидат политических наук, доцент кафедры связей с общественностью и речевой коммуникации Института экономики и управления АПК Российского государственного аграрного университета – МСХА им. К.А. Тимирязева; в 2008-2013 гг. начальник отдела специальных проектов, заместитель начальника, врио начальника Управления информации МЧС России, действительный государственный советник РФ 3 класса, г. Москва, Российская Федерация. 

Автор-корреспондент

Чумиков Александр Николаевич, e-mail: chumikov@pr-club.com

INFORMATION TECHNOLOGY: SCIENCE AND PRACTICE

Original Paper

Formation and updating of the image

of the Ministry of Emergency Situations of the Russian Federation

in the context of the development of the authorities of the new Russia

Alexander N. Chumikov *,  Svetlana Yu. Chumikova 2

Moscow State Linguistic University,

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7208-9783, e-mail: chumikov@pr-club.com

Russian State Agrarian University – K.A. Timiryazev Agricultural Academy, 

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3801-0637, e-mail: svechumikova@yandex.ru

Abstract:

One of the first newly formed bodies of the Russian government in 1990-th was the Ministry of Civil Defense, Emergencies and Elimination of Consequences of Natural Disasters (EMERCOM of Russia). The article traces the creation and promotion of the image of the Ministry throughout the entire period of its history. On the one hand, this process has similarities with other federal agencies, on the other - it had a unique character both in the initial conditions of the creation of the power structure, and in the subsequent dynamics of its development. The article examines the reasons for the "revolutionary ascent" of the Emergency Ministry to the informal status of "Ministry No. 1" and the subsequent return to the position of the traditional structure with the functions provided for by law.

 

Keywords: 

 image, reputation, positioning, communication, communication strategy, information policy,

context, EMERCOM of Russia, S.K. Shoygu

References

  1. Belova A. (2010) Kogda spasateli stali bol`shimi [When rescuers became big]. – Izvestia [News]. (In Russ). 
  2. Belousov V. N., Redin, B. M. (2008) Altaicy ob MChS [Altaians about the Ministry of Emergency Situations]. – Sociologicheskie issledovaniya. No. 3. P. 140. (In Russ). 
  3. Beroeva N. (2018) Bol` magnitudoj v 10 ballov: 30 let zemletryaseniyu v Armenii [10-magnitude pain: 30 years of earthquake in Armenia]. – Snob.ru (In Russ). 
  4. Vzry`v truby` spas Ufu i voshyol v knigu rekordov Ginnessa (2014) [Pipe explosion saved Ufa and entered the Guinness Book of Records]. – Obshhestvennaya e`lektronnaya gazeta. (In Russ). 
  5. Gorshkov M. K., Markin V. V., Bashkirova E. I. (2010) V soznanii rossiyan. Itogi vserossijskogo reprezentativnogo issledovaniya [In the minds of Russians. The results of the All-Russian representative study]. In: MChS Rossii – 20 let na sluzhbe Rodine: sovremenny`j portret v soznanii rossiyan i aktual`ny`e zadachi pozicionirovaniya tematiki bezopasnosti zhiznedeyatel`nosti [EMERCOM of Russia - 20 years in the service of the Motherland: a modern portrait in the minds of Russians and the actual tasks of positioning the topics of life safety]. М., pp. 96-114]. (In Russ). 
  6. Doklad Obshhestvennoj palaty` RF «O sostoyanii grazhdanskogo obshhestva v 2019 godu» (2020) [Report of the Public Chamber of the Russian Federation "On the state of civil society in 2019"]. (In Russ). 
  7. «O dobrovol`noj pozharnoj oxrane». Federal`ny`j zakon ot 06.05.2011. № 100 ["About voluntary fire protection". Federal Law].  Government of the Russian Federation [official site]. (In Russ).
  8. «O federal`noj protivopozharnoj sluzhbe Gosudarstvennoj protivopozharnoj sluzhby`». Postanovlenie Pravitel`stva RF ot 20.06.2005 № 385 ["About the Federal Fire Service of the State Fire Service". Resolution of the Government of the Russian Federation]. – Government of the Russian Federation [official site]. (In Russ). 
  9. Tarasova V. V. (2009) Specifika svyazej s obshhestvennost`yu MChS Rossii v usloviyax riskogennosti sociokul`turnoj sredy` [Specifics of public relations of the Ministry of Emergency Situations of Russia in the conditions of riskiness of the socio-cultural environment: diss. ... Candidate of Social Sciences]. (In Russ).
  10. Ukaz Prezidenta Rossijskoj Federacii ot 19.12.2018 №728 «O nekotory`x voprosax Ministerstva Rossijskoj Federacii po delam grazhdanskoj oborony`, chrezvy`chajny`m situaciyam i likvidacii posledstvij stixijny`x bedstvij» [Decree of the President of the Russian Federation "On Certain Issues of the Ministry of the Russian Federation for Civil Defense, Emergencies and Elimination of Consequences of Natural Disasters"]. – President of Russia [official site] (In Russ). 
  11. Chumikov A. N. (2001) Metody` formirovaniya imidzha organizacii i lidera [Methods of forming the image of an organization and a leader]. In: Svyazi s obshhestvennost`yu v politike i gosudarstvennom upravlenii [Public relations in politics and public administration]. M., RAGS, pp. 318-348]. (In Russ).
  12. Chumikov A. N., Bocharov M. P., Tishkova M. V. (2011) Novy`e mediarilejshnz. Prodvizhenie interesov vedomstva v bogosfere i social`ny`x setyax [New Media Relations. Promotion of the interests of the department in the blogosphere and social networks]. M., pp. 68-69. (In Russ).
  13. Chumikov A. N., Bocharov M. P. (2019) Gosudarstvenny`j PR: svyazi s obshhestvennost`yu dlya gosudarstvenny`x organizacij i proektov [State PR: public relations for state organizations and projects]. M., 343 p. (In Russ).
  14. Chumikova S. Yu., Tishkova M. V. (2010) Mediaportret. MChS Rossii v tradicionny`x sredstvax massovoj informacii [Media portrait. EMERCOM of Russia in traditional mass media]. In: MChS Rossii – 20 let na sluzhbe Rodine: sovremenny`j portret v soznanii rossiyan i aktual`ny`e zadachi pozicionirovaniya tematiki bezopasnosti zhiznedeyatel`nosti [EMERCOM of Russia - 20 years in the service of the Motherland: a modern portrait in the minds of Russians and the actual tasks of positioning the topics of life safety. M., pp. 64-89]. (In Russ).
  15. Shoigu S. K. (2010) Doklad na konferencii «MChS Rossii – 20 let na sluzhbe Rodine: sovremenny`j portret v soznanii rossiyan i aktual`ny`e zadachi pozicionirovaniya tematiki bezopasnosti zhiznedeyatel`nosti» [Report at the conference "The Ministry of Emergency Situations of Russia - 20 years in the service of the Motherland: a modern portrait in the minds of Russians and the actual tasks of positioning the topic of life safety"]. (In Russ).
  16. Savinova O. N. (1998) Vlast' i obshchestvo: deyatel'nost' sluzhb po svyazyam s obshchestvennost'yu v rossiyskikh regional'nykh organakh upravleniya: dis. … doktora polit. nauk [Power and society: the activities of public relations services in Russian regional governments: dis. ... the Doctor is Political Sciences]. M., 1998. (In Russ). 
  17. Nisnevich Yu. A. (2001) Informatsionnaya politika kak faktor demokratizatsii gosudarstvennogo upravleniya v Rossii. … dis. doktora polit nauk [Information policy as a factor in the democratization of public administration in Russia. … dis. Doctor of Political Sciences]. M., 2001. (In Russ). 
  18. Kolotyy I. A. (2004) Stanovleniye sluzhb po svyazyam s obshchestvennost'yu organov federal'noy vlasti Rossii: problemy institutsionalizatsii i povysheniya effektivnosti: dis. … kand. polit. nauk [Formation of public relations services of the federal authorities of Russia: problems of institutionalization and efficiency improvement: dis. … Cand. Political Sciences]. M., 2004. (In Russ). 
  19. Kasatkin I. G. (2007) Imidzh federal'nogo organa ispolnitel'noy vlasti kak upravlencheskiy resurs: dis. … kand. sotsiolog. nauk [The image of the federal executive body as a managerial resource: dis. … Cand. Sociological Sciences]. M., 2007. (In Russ). 
  20. Pleshakova Ye. A. (2006) Informatsionnoye i PR-soprovozhdeniye politicheskikh resheniy v sisteme gosudarstvennogo upravleniya: dis. … kand. polit. nauk [Information and PR-support of political decisions in the system of public administration: dis. … Cand. Political Sciences]. Saratov, 2006. (In Russ). 
  21. Chistov I. I. (2009) Formirovaniye obraza zakonodatel'noy vlasti RF v rossiyskikh SMI (na primere Gosudarstvennoy Dumy Federal'nogo Sobraniya RF): dis. … kand. polit. nauk [Formation of the image of the legislative power of the Russian Federation in the Russian media (on the example of the State Duma of the Federal Assembly of the Russian Federation): dis. … Cand. Political Sciences]. M., 2009. (In Russ). 
  22. Chumikova S. Yu. (2007) Politicheskaya kommunikatsiya kak resurs legitimnosti zakonodatel'noy vlasti sub"yekta Rossiyskoy Federatsii: dis. … kand. polit. nauk [Political communication as a resource for the legitimacy of the legislative power of the constituent entity of the Russian Federation: dis. … Cand. Political Sciences]. M., 2007. (In Russ). 
  23. Uzhanov A. Ye. (1998) Sistema «public relations» («svyazey s obshchestvennost'yu») v Vooruzhennykh Silakh: sushchnost', problemy funktsionirovaniya, puti formirovaniya: dis. … kand. sotsiol. nauk [The system of "public relations" ("public relations") in the Armed Forces: essence, problems of functioning, ways of formation: dis. … Cand. Sociological Sciences]. M., 1998. (In Russ). 
  24. Davydov D. G. (2005) Sotsial'no-psikhologicheskiye osobennosti imidzha Vooruzhennykh Sil Rossii v molodezhnoy srede: dis. … kand. psikhol. nauk [Socio-psychological features of the image of the Armed Forces of Russia in the youth environment: dis. … Cand. Psychological Sciences]. M., 2005. (In Russ). 
  25. Buslovskiy V. N. (2006) Informatsionno-kommunikativnoye obespecheniye perekhoda Vooruzhennykh Sil Rossiyskoy Federatsii na kontraktnyy sposob komplektovaniya: dis. … kand. polit. nauk [Information and communication support for the transition of the Armed Forces of the Russian Federation to the contract method of manning: dis. … Cand. Political Sciences]. M., 2006. (In Russ). 
  26. Lastovenko N. S. (2011) Imidzh Vooruzhennykh Sil kak faktor bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii: dis. … kand. polit. nauk [The image of the Armed Forces as a factor in the security of the Russian Federation: dis. … Cand. Political Sciences]. M., 2011. (In Russ). 
  27. Kasparova E. A. (2008) Svyazi s obshchestvennost'yu v deyatel'nosti organov vnutrennikh del (na primere Krasnodarskogo kraya): dis. … kand. polit. nauk [Public relations in the activities of internal affairs bodies (on the example of the Krasnodar Territory): dis. … Cand. Political Sciences]. Krasnodar, 2008. (In Russ). 
  28. Kadantseva N. P. (2013) Formirovaniye imidzha sotrudnika organov vnutrennikh del v protsesse professional'nogo obrazovaniya v vuzakh MVD Rossii: dis. … kand. ped. nauk [Formation of the image of an employee of the internal affairs bodies in the process of vocational education in the universities of the Ministry of Internal Affairs of Russia: dis. … Cand. Pedagogical Sciences]. SPb., 2013. (In Russ). 
  29. Smoleva S. S. (2013) Formirovaniye pozitivnogo imidzha organov vnutrennikh del v deyatel'nosti sluzhb po svyazyam s obshchestvennost'yu: politicheskaya teoriya i praktika: dis. … doktora polit. nauk [Formation of a positive image of the internal affairs bodies in the activities of public relations services: political theory and practice: dis. ... Doctor Political Sciences]. M., 2013. (In Russ). 

Information about the authors 

Alexander N. Chumikov, Dr. Sci. (Political), Prof., Prof. of the Department of Communication Technologies of the Institute of International Relations and Socio-Political Sciences of the Moscow State Linguistic University, Moscow, Russian Federation.

Svetlana Yu. Chumikova,  Cand. Sci. (Political), Assoc. Prof. Russian State Agrarian University – K.A. Timiryazev Agricultural Academy, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Alexander N. Chumikov, e-mail: chumikov@pr-club.com

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 2


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN