Nauka. Obŝestvo. Oborona

2022. Т. 10. № 4. С. 36–36.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 4. P. 36–36.


UDC: 94(470)

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-4-36-36

Поступила в редакцию: 21.10.2022 г.

Опубликована: 26.10.2022 г.

Submitted: October 21, 2022

Published online: October 26, 2022 


Для цитирования:  Кулаков И. А. Массовое убийство воспитанников Симферопольского дома-интерната в г. Ейск в 1942 году как факт геноцида советского народа // Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, №4(33). С. 36-36. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-36-36.

For citation:  Kulakov I. A. The mass murder of pupils of the Simferopol boarding school in the city of Yeysk in 1942 as a fact of the genocide of the Soviet people. – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(4):36-36. (In Russ.).

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-36-36.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


РАБОТЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Обзорная статья

Массовое убийство

воспитанников Симферопольского дома-интерната в г. Ейск

в 1942 году как факт геноцида советского народа

Иван Александрович Кулаков *

 Институт российской истории Российской академии наук,

г. Москва, Российская Федерация, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6411-8513, e-mail: vankulakov@yandex.ru 

Аннотация:

В октябре 2022 года исполняется 80 лет с момента совершения одного из самых безжалостных и одиозных преступлений против человечества в истории – убийства немецко-фашистскими оккупантами и их пособниками 214 детей Ейского дома-интерната в октябре 1942 года. Ещё во время войны факт преступления был установлен и зафиксирован в соответствующем порядке. В 1944 году на месте массового убийства был установлен первый памятный знак, а сейчас –мемориал. За этот период было написано множество научных и публицистических работ, сняты документальные фильмы, посвящённые теме ейской трагедии. Летом 2022 года Краснодарский краевой суд установил факт геноцида советского народа со стороны оккупантов в период Великой Отечественной войны. В процесс были присовокуплены материалы убийства воспитанников Симферопольского дома-интерната в г. Ейск. Ряд исследователей оспаривают тезис «геноцид советского народа», приводя доводы и аргументы о несистемном характере уничтожения граждан СССР. В контексте преступлений против детства приводятся аргументы о том, что детоубийство практиковалось нацистами не в рамках политики геноцида советского народа, а лишь применимо к отдельным категориям граждан на всех оккупированных территориях Рейха. В данной статье предпринята попытка проанализировать эволюцию политики нацистской Германии по уничтожению людей с физическими и умственными особенностями на территории III Рейха и оккупированных территориях и рассмотреть массовое убийство детей в г. Ейск на предмет изучения факта геноцида.

  

Ключевые слова: 

 дети и война, геноцид советского народа, преступления против детства, нацизм, фашизм, Ейск

ВВЕДЕНИЕ

 

После прихода в Германии в 1933 г. к власти Адольфа Гитлера, новопровозглашённое нацистское государство взяло курс на сегрегацию общества по принципу принадлежности к так называемой арийской расе. К неарийским расам относились евреи, цыгане, славяне, в том числе русские. Кроме того, к «неарийцам» нацистское государство отнесло и людей, имеющих психические и физические особенности развития, а также алко- и наркозависимых. Всё это было обоснованно политикой, направленной на генерацию нового «сверхчеловека», стремлением упредить продолжение рода у «асоциального элемента» [4] во избежание передачи генетически врождённых заболеваний и мутаций.

 

Уже с 1933 года началась активная политика по изоляции и истреблению «неполноценных» элементов общества. Развязанная война и последующая оккупация территории СССР нацистской Германией и её союзниками сопровождались для граждан СССР теми же идеями и принципами. Особенностью оккупационной политики на восточном фронте стали факторы населявшего СССР «неарийского» населения и активного сопротивления советских людей оккупантам.

 

Одним из самых страшных событий в годы оккупации стало массовое убийство воспитанников детского дома-интерната в г. Ейск, когда оккупационные власти посадили воспитанников дома-интерната в душегубки – крытые грузовики, внутрь которых подавался выхлопной газ, вырабатываемый за счёт сгорания топлива и движения машины [12], и повезли за черту города. От удушья дети умерли в грузовике, после чего были захоронены под Ейском.

 

Ейское убийство было расследовано сразу же после освобождения города и окрестностей от нацистов. 5 апреля 1943 года комиссией в составе двух врачей и офицера была произведена экспертиза братской могилы. 3 и 4 августа того же года были вскрыты еще два захоронения, в которых были обнаружены останки детей в возрасте от 6 до 14 лет.

 

Спустя почти 80 лет тема Ейского убийства не утихает в российском обществе. По архивным материалам Следственный комитет Российской Федерации возбудил уголовное дело о геноциде по факту убийства детдомовцев, так как уничтожение гражданского населения, являясь преступление против человечности, не имеет срока давности. Вопрос о геноциде советского народа актуализировался в наше время как никогда. В том числе касательно убийства детей в Ейске – был ли это акт системного геноцида советского народа или лишь составляющая евгенической программы «Т4» по уничтожению людей с психическими расстройствами, умственно отсталых и наследственно отягощённых больных?

 

Тема ейского преступления достаточно изучена на федеральном и региональном уровнях. В первую очередь, стоит отметить исследования И.В. Ребровой [15; 17, с. 190-212], Н.В. Бельцева [3], А.А. Дорошенко [5]. Ейское убийство рассматривается в работах В.Г. Кикнадзе [7, с. 16-41], [8, с. 160], [9, с. 580-582]. Основной массив материалов по убийству детей был опубликован в сборнике документов «Без срока давности» [2].

 

ЕВГЕНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА НАЦИСТОВ ДО НАЧАЛА ВОЙНЫ

 

Основным документом, на который опирались нацисты при проведении политики уничтожения «неполноценных» граждан, является закон «О предотвращении рождения потомства с наследственными заболеваниями» от 14 июля 1934 г. Законом регулировалась стерилизация следующих категорий граждан нацистской Германии: «Врожденная деменция, шизофрения, циркулярное (маниакально-депрессивное) помешательство, наследственная эпилепсия, наследственная пляска Витуса (хорея Гентингтона), наследственная слепота, наследственная глухота, тяжелые наследственные физические уродства. Кроме того, тот, кто страдает тяжелым алкоголизмом, может стать бесплодным» [18]. Решение о принудительной стерилизации принималось Высшим судом по делам наследственного здоровья. Суд был прикреплён к Высшему окружному суду. В его состав которого входили: член Высшего областного суда, государственный врач, врач, имеющий лицензию Рейха, специализирующийся на наследственном здоровье. Стерилизация проводилась немецкими врачами, имеющими лицензию на практику в Германском Рейхе. Они могли осуществлять вмешательство только тогда, когда решение суда о стерилизации являлось окончательным [18].

 

Стоит отметить исключительный порядок стерилизации, предусмотренный немецким законодательством: «Стерилизация, не проводимая в соответствии с положениями настоящего Закона, и удаление гонад допустимы только в том случае, если врач производит их в соответствии с правилами врачебного искусства для предотвращения серьезной опасности для жизни или здоровья лица, которому он их выполняет, и с его согласия» [18]. Закон предусматривал применение силы по отношению к осуждённому на стерилизацию лицу: «Если суд окончательно решил сделать бесплодным, это также должно быть выполнено против воли лица, которое должно быть бесплодным, если только он не подал заявление. Официальный врач должен обратиться в полицию для принятия необходимых мер. Если других мер недостаточно, допускается применение прямой силы» [18]. Развитием этого законотворчества стала программа «Т4»  –  названная  по  адресу  своего  расположения  –  Тиргартенштрассе, 4. В рамках программы началась политика проведения массовых эвтаназий, в том числе детям. 

 

ИСТРЕБЛЕНИЕ МИРНОГО НАСЕЛЕНИЯ НА ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ СССР

 

На оккупированных территориях немцы продолжали политику истребления людей, имеющих умственные и физические особенности – первостепенной задачей для оккупационных властей было содержать солдат и офицеров вермахта, не растрачивая ресурсы на не имеющих практическую пригодность людей с ограниченными возможностями здоровья – догма о «чистой расе» нацистов не беспокоила хотя бы по той причине, что славяне не являлись частью «арийской расы», а, следовательно, подлежали переселению или уничтожению.

 

22 июня 1941 года стало переломным моментом в истории всех народов, населявших Советский Союз – в особенности, тех, кто проживал на территории европейской части государства. На оккупированных территориях захватчики создавали оккупационные органы власти различного уровня. Главным государственным органом III Рейха по управлению захваченной территорией являлось министерство по делам оккупированных областей на Востоке. Его возглавил один из старых сторонников Адольфа Гитлера – Альфред Розенберг. Немецкое командование планировало создать рейхскомиссариаты – «Украина», «Московия», «Остланд», «Кавказ». Территории Бессарабии и южной Украины были присоединены к Румынии, а Карелия была оккупирована финскими войсками на протяжении 3-х лет войны. 

 

На оккупированных территориях создавались немецкие администрации – в прифронтовых зонах военные, а в тылу – гражданские. До начала войны немецкое руководство планировало в вопросах управления захваченными территориями опереться на лояльных нацистами белоэмигрантов. Однако, оторванность эмигрантов от реалий Советского союза, и, как следствие, перспектива возникновения непонимания между ними и местным населением, широкомасштабную подготовку белоэмигрантов отменили. 

 

Одним из важнейших индикаторов планов немецкого командования по отношению к России была топонимика, которая применялась к создаваемым административно-территориальным единицам – слово Россия в планах нацистов не существовало. Абстрактная «Московия» должна была заменить понятие «Россия». А исторические земли России предполагалось разделить между новыми образованиями – Новгород и Псков присоединить к рейхскомиссариату «Остланд», а Курск, Воронеж, Брянск, Ставрополь, Астрахань и Краснодар присоединить к рейхскомиссариату «Украина».

 

Б.Н. Ковалёв отмечает несколько степеней отношения оккупационных властей к оставшемуся там мирному населению: «В […] "эвакуированной зоне", глубиною в 30–50 км, непосредственно примыкавшей к району боевых действий, административный режим был наиболее строг и жесток. […]. Из второй зоны жители не выселялись, но появление вне своих домов им разрешалось только в светлое время суток. […]. Такие зоны оккупанты часто создавали в районах активных действий партизанских отрядов и соединений. В третьей зоне сохранялся общий режим, установленный нацистами на оккупированной территории» [10].

 

24 июня 1941 года постановлением ЦК ВКП(б)  и  СНК СССР был создан Совет по эвакуации. Г.А. Куманёв так охарактеризовал его деятельность: «Перевозки населения были взяты под постоянный и строгий контроль. Начальники дорог ежесуточно, не позднее 22 часов сообщали в НКПС о следовании людских эшелонов и отдельных вагонов с эваконаселением по состоянию на 18 часов. В свою очередь, Наркомат путей сообщения ежедневно представлял в ГКО подробную справку о находящихся на железных дорогах составах с эвакуированными» [11, с. 7-27]. Кроме стратегически важных предприятий эвакуации подлежали и детские дома. Из оккупированных территорий Молдавии, Украины, Белоруссии и Крыма в Краснодарский край было вывезено порядка 218 тыс. человек. По состоянию на 1 января 1942 г. на Кубань было эвакуировано 24 детских дома (3155 чел.) и 12 домов малютки (953 ребёнка). Более 20 000 детей школьного и дошкольного возраста были размещены в различных семьях и других детских домах [1]. 

 

Хронологию событий позволяют установить материалы, опубликованные ЦА ФСБ России, а также хранящиеся в РГАСПИ. 10 октября 1942 г. начальник Ейской районной управы издаёт приказ о ликвидации Ейского детского дома Краснодарского краевого отдела социального обеспечения (Крайсо) в связи с «переводом детей в другое место» и об организации на его месте подсобного хозяйства [2]. 

 

9 октября 1942 года к Ейскому детскому дому подъехало 10 представителей оккупационных властей на 3-х легковых машинах во главе с начальником СС №44-10 по городу Ейску Бередекером. Руководству детдома было заявлено, что все дети должны быть погружены и отправлены «на лечение» в г. Краснодар. Грузили детей в 4 большие машины – газенвагены. В русском языке эта машина более известна как душегубка. Душегубка представляла собой грузовик с крытым герметичным кузовом. Выделяемый двигателем углекислый газ направлялся внутрь кузова. Таким образом, машина представляла собой передвижную газовую камеру. Очевидец событий-ребёнок, спустя много лет, так характеризует увиденную им на месте убийства детей душегубку: «Пасем коров, вдруг приехала машина-будка, это не грузовик пришел, который имеет кабину и кузов, а это что-то накрыто – будка-машина, мы ее так и назвали, а потом оказалось – это будка, это "душегубка", но мы такого слова не знали, мы ничего такого не знали» [15].

 

5 февраля 1943 г. Ейск был освобождён. Началось расследование злодеяний оккупантов. За чертой города были обнаружены рвы с останками детей-детдомовцев. В апреле комиссией Ейского  городского  совета  был  проведён  осмотр  мест  захоронения  и  опрошены свидетели. 15 апреля 1943 года был произведен судебно-медицинский осмотр (без вскрытия) трупов детей врачами   города   Ейска   –   судебно-медицинским  экспертом   И.А.  Керимовым,  хирургом А.Ф. Генкиной и терапевтом Н.А. Макаренко в присутствии понятых. Трупы детей находились в яме у дороги, ведущий из г. Ейск на хутор Симоновка. Комиссией установлен факт умерщвления детей до прибытия на место захоронения и сделан вывод о том, что дети умерщвлены в душегубках.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Анализируя характер совершенного злодеяния против детей и подростков в Ейском детском доме, с одной стороны, речь идёт о планомерном наднациональном истреблении физически и умственно неполноценных детей в рамках реализации нацистской Германией кампании по генерации «сверхчеловека»-арийца. Убийства детей по признакам физической и умственной отсталости начали практиковаться на территории Германии в 1930-е годы [14]. В 1939 году был заключен контракт по производству газа между правительством Германии и компанией «И. Г. Фарбен индустри» [17]. Предполагалось «милосердное» умерщвление детей посредством угарного газа (окиси углерода).

 

С другой стороны, немецкие законы на оккупированной территории выполнялись опосредованно, так как Ейск находился в прифронтовой зоне, на территории которой действовали законы военного времени. Так, в некоторых исследованиях отмечаются хаотичный порядок выполнения программы «Т4»: «С первых дней вторжения в Латвию  немецкими  захватчиками  проводилось  массовое  уничтожение  душевнобольных. Так, 22 августа 1941 года фашистами было расстреляно около 700 взрослых и 60 детей из Даугавпилсской психиатрической больницы. Среди расстрелянных детей было 20 психически здоровых, размещённых временно в помещениях больницы из детского дома» [6, с. 896]. Также в Воронежской области был зафиксирован случай убийства детей в хаотичном порядке: «После занятия немецкими войсками той части Воронежской области, на территории которой находились две психиатрические больницы – «Орловка» на 1200 мест и «Никольское», фашистские врачи и администрация требовали от оставшихся с больными этих лечебниц нескольких русских врачей писать заключения в историях болезни, из которых бы следовало, что в данном конкретном случае лечение пациента является бесперспективным. Подобные заключения нужны были для возможности последующего уничтожения душевнобольных, на чьих историях болезни имелось это заключение, подписанное советскими врачами» [13].

 

Беспрецедентная жестокость и массовость истребления детских домов, в том числе для детей с особенностями физического и психического развития, не может встать в один ряд с рядовой практикой «очищения» нацистами арийской расы от «неполноценных граждан» в рамках программы «Т4». Значение массового убийства детей для российского общества не должно быть преуменьшено – факт умышленного уничтожения детей и подростков ярче других преступлений нацизма характеризует политику, проводившуюся немецко-фашистскими оккупантами на территории СССР, как геноцид.

Список литературы

  1. Ачмиз К. Г. Дети военной поры // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2007. № 1.
  2. Без срока давности: преступления нацистов и их пособников против мирного населения на оккупированной территории РСФСР в годы Великой Отечественной войны. Краснодарский край: Сборник архивных документов / отв. ред. серии Е. П. Малышева, Е. М. Цунаева; отв. ред. С. Г. Темиров; сост. Н. Г. Попова, С. Г. Темиров. М.: Фонд «Связь Эпох», 2020. - 624 с.
  3. Бельцев Н. В., Иванов А. Ф. Ейск и Ейский район в годы Великой Отечественной войны. Ейск: Издание МБУ «Ейский историко-краеведческий музей», 2013. - 148 c.
  4. Грахоцкий А. П. Процесс против Вильгельма Дёринга: «Общественный интерес» и расстрел душевнобольных детей в Шумячах. // Актуальные проблемы российского права. 2021. № 1(122). 
  5. Дорошенко А. A. Родина с именем Ейск: история города и района. Ейск, 2018. - 256 с.
  6. Дрикитис В. И., Салтупс Х. Нюрнбергский процесс. М., 1959. Т. 4. С. 896.
  7. Кикнадзе В. Г. Без срока давности: преступления нацистской Германии, ее союзников и пособников против гражданского населения и военнопленных на оккупированной территории СССР // Вопросы истории. 2020. № 5. С. 16-41.
  8. Кикнадзе В. Г. Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Историческая правда о ключевых событиях и явлениях в вопросах и ответах. Москва: Прометей, 2020. – 198 с.
  9. Кикнадзе В. Г. Российская политика защиты исторической правды и противодействия пропаганде фашизма, экстремизма и сепаратизма: Монография. Москва: Прометей, 2021. – 800 с. 
  10. Ковалев Б. Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм в России, 1941—1944. Электронный ресурс
  11. Куманев Г. А. Война и эвакуация в СССР. 1941 - 1942 годы // Новая и новейшая история. № 6. 2006. C. 7-27.
  12. Мулукаев Р. С. Преступления немецко-фашистских захватчиков, совершенные на территории СССР, и их правовая оценка // Труды Академии управления МВД России. 2012. № 2(22). 
  13. Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Психиатрия при нацизме: последствия дегуманизации психиатрической практики на временно оккупированных территориях СССР. Сообщение 7 // Психічне здоров’я. 2012. № 2. С. 77–89.
  14. Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Психиатрия при нацизме: проведение «Акции T-4» с активным участием психиатров. Сообщение 3 // Психічне здоров’я. 2011. № 2. С. 53-63.
  15. Реброва И. В. Места памяти 214 детей с инвалидностью из Ейского детского дома Крайсо: публикация устного интервью с очевидцем событий 1942 года // Исторический курьер. 2022. № 1(21). 
  16. Реброва И. В. Убийство 214 воспитанников Ейского детского дома: история событий и память о них в (пост)советской России // Трагедия войны. Гуманитарное измерение вооруженных конфликтов XX века. М.: Российское военно-историческое общество, Яуза-каталог, 2021. C. 190–212.
  17. Рёдер Т., Киллибус Ф., Бёрвелл Э. Секретная деятельность третьего рейха. T-4: убийцы начинают действовать // Психиатры: люди за спиной Гитлера. М.: Анвик К, 2004. С. 57–86.
  18. Gesetz zur Verhütung erbkranken Nachwuchses // 100(0) Schlüsseldokumente zur deutschen Geschichte im 20. Jahrhundert.

Информация об авторе

Кулаков Иван Александрович, аспирант Института российской истории РАН, координатор Молодёжного клуба Российского исторического общества, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Кулаков Иван Александрович, e-mail: vankulakov@yandex.ru

WORKS OF YOUNG SCIENTISTS

Review

The mass murder of pupils of the Simferopol boarding school

in the city of Yeysk in 1942 as a fact of the genocide of the Soviet people

Ivan A. Kulakov *

 Institute of Russian History of the Russian Academy of Sciences,

Moscow, Russian Federation, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6411-8513, e-mail: vankulakov@yandex.ru 

Abstract:

In October 2022, it will be 80 years since the commission of one of the most ruthless and odious crimes against humanity in history - the murder of 214 children of the Yeisk boarding school by the Nazi occupiers and their accomplices in October 1942. Even during the war, the fact of the crime was established and recorded in the appropriate order. In 1944, the first memorial sign was installed at the site of the mass murder, and now there is a monument. During this period, many scientific and journalistic works were written, documentaries were made on the topic of the Yeisk tragedy. In summer of 2022, the Krasnodar Regional Court established the fact of genocide of the Soviet people by the occupiers during the Great Patriotic War. The materials of the murder of the pupils of the Simferopol boarding school in Yeysk were added to the process. A number of researchers dispute the thesis "genocide of the Soviet people", citing arguments about the non-systemic nature of the destruction of Soviet citizens. In the context of crimes against childhood, arguments are given that infanticide was practiced by the Nazis not within the framework of the policy of genocide of the Soviet people, but only applicable to certain categories of citizens in all occupied territories of the Reich. This article attempts to analyze the evolution of Nazi Germany's policy of exterminating people with physical and mental disabilities on the territory of the Third Reich and the occupied territories and to consider the mass murder of children in Yeysk for the study of the fact of genocide.

 

Keywords: 

children and war, genocide of the Soviet people, crimes against childhood, nazism, fascism, Yeysk

References

  1. Achmiz K. G. (2007). Deti voennoj pory` [Children of wartime]. – Vestnik Ady`gejskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 1: Regionovedenie: filosofiya, istoriya, sociologiya, yurisprudenciya, politologiya, kul`turologiya. 2007. №1. (in Russ.)
  2. Bez sroka davnosti: prestupleniya nacistskoj Germanii, ee soyuznikov i posobnikov protiv grazhdanskogo naseleniya i voennoplenny`x na okkupirovannoj territorii RSFSR v gody Velikoy Otechestvennoy voyny. Krasnodarskiy kray: Sbornik arkhivnykh dokumentov [Without a statute of limitations: the crimes of the Nazis and their accomplices against the civilian population in the occupied territory of the RSFSR during the Great Patriotic War. Krasnodar Territory: Collection of archival documents]. Otv. red. serii Ye.P. Malysheva, Ye.M. Tsunayeva; otv. red. S. G. Temirov; sost. N. G. Popova, S. G. Temirov. M.: Fond «Svyaz' Epokh», 2020. - 624 s.  (in Russ.)
  3. Bel`cev N. V., Ivanov A .F. (2013). Ejsk i Ejskij rajon v gody` Velikoj Otechestvennoj vojny` [Yeysk and the Yeysk region during the Great Patriotic War]. Ejsk: Izdanie MBU «Ejskij istoriko-kraevedcheskij muzej», 2013. - 148 s.  (in Russ.)
  4. Graxoczkij A. P. (2021). Process protiv Vil`gel`ma Dyoringa: «Obshhestvenny`j interes» i rasstrel dushevnobol`ny`x detej v Shumyachax [Trial against Wilhelm Döring: "Public interest" and the execution of mentally ill children in Shumyachi]. – Aktual`ny`e problemy` rossijskogo prava. 2021. №1 (122). (in Russ.)
  5. Doroshenko A. A. (2018). Rodina s imenem Ejsk: istoriya goroda i rajona [Homeland with the name of Yeysk: the history of the city and region]. Ejsk, 2018. - 256 s. (in Russ.)
  6. Drikitis V. I., Saltups X. (1959). Nyurnbergskij process [The Nuremberg Trials]. Moscow, 1959. T. 4. S. 896. (in Russ.)
  7. Kiknadze V. G. (2020). Bez sroka davnosti: prestupleniya natsistskoy Germanii, yeye soyuznikov i posobnikov protiv grazhdanskogo naseleniya i voyennoplennykh na okkupirovannoy territorii SSSR [Without a statute of limitations: the crimes of Nazi Germany, its allies and accomplices against the civilian population and prisoners of war in the occupied territory of the USSR]. – Voprosy istorii. 2020. № 5. S. 16-41. (in Russ.)
  8. Kiknadze V. G. (2020). Velikaya Otechestvennaya voyna 1941-1945 gg. Istoricheskaya pravda o klyuchevykh sobytiyakh i yavleniyakh v voprosakh i otvetakh [The Great Patriotic War of 1941-1945. Historical truth about key events and phenomena in questions and answers]. Moskva: Prometey, 2020. – 198 s. (in Russ.)
  9. Kiknadze V. G. (2021). Rossiyskaya politika zashchity istoricheskoy pravdy i protivodeystviya propagande fashizma, ekstremizma i separatizma: Monografiya [Russian policy of protecting historical truth and counteracting the propaganda of fascism, extremism and separatism: Monograph]. Moskva: Prometey, 2021. – 800 s. (in Russ.)
  10. Kovalev B. N. Nacistskaya okkupaciya i kollaboracionizm v Rossii, 1941—1944 [Nazi occupation and collaborationism in Russia, 1941-1944]. – E`lektronny`j resurs. (in Russ.)
  11. Kumanev G. A. (2006). Vojna i e`vakuaciya v SSSR. 1941-1942 gody` [War and evacuation in the USSR. 1941-1942]. – Novaya i novejshaya istoriya. № 6. 2006. S. 7-27. (in Russ.)
  12. Mulukaev R. S. (2012). Prestupleniya nemeczko-fashistskix zaxvatchikov, sovershenny`e na territorii SSSR, i ix pravovaya ocenka [Crimes of the Nazi invaders committed on the territory of the USSR, and their legal assessment]. – Trudy` Akademii upravleniya MVD Rossii. 2012. № 2(22). (in Russ.)
  13. Petryuk P. T., Petryuk A. P. (2012). Psixiatriya pri nacizme: posledstviya degumanizacii psixiatricheskoj praktiki na vremenno okkupirovanny`x territoriyax SSSR. Soobshhenie 7 [Psychiatry under Nazism: consequences of the dehumanization of psychiatric practice in the temporarily occupied territories of the USSR. Message 7]. – Psixіchne zdorov’ya. 2012. №. 2. S. 77–89. (in Russ.)
  14. Petryuk P. T., Petryuk A. P. (2011). Psixiatriya pri nacizme: provedenie «Akcii T-4» s aktivny`m uchastiem psixiatrov. Soobshhenie 3 [Psychiatry under Nazism: carrying out "Action T-4" with the active participation of psychiatrists. Message 3]. – Psixіchne zdorov’ya. 2011. № 2. S. 53-63. (in Russ.)
  15. Rebrova I. V. (2022). Mesta pamyati 214 detej s invalidnost`yu iz Ejskogo detskogo doma Krajso: publikaciya ustnogo interv`yu s ochevidcem soby`tij 1942 goda [Places of memory for 214 children with disabilities from the Yeysk Kraiso orphanage: publication of an oral interview with an eyewitness to the events of 1942]. – Istoricheskij kur`er. 2022. № 1(21). (in Russ.)
  16. Rebrova I. V. (2021). Ubijstvo 214 vospitannikov Ejskogo detskogo doma: istoriya soby`tij i pamyat` o nix v (post)sovetskoj Rossii [The murder of 214 pupils of the Yeisk orphanage: the history of events and their memory in (post) Soviet Russia]. – In: Tragediya vojny`. Gumanitarnoe izmerenie vooruzhenny`x konfliktov XX veka. Moscow: Rossijskoe voenno-istoricheskoe obshhestvo, Yauza-katalog, 2021. S. 190–21. (in Russ.)
  17. Ryoder T., Killibus F., Byorvell E`. (2004). Sekretnaya deyatel`nost` tret`ego rejxa. T-4: ubijcy nachinayut dejstvovat` [Secret activities of the Third Reich. T-4: killers take action]. – Psixiatry`: lyudi za spinoj Gitlera. Moscow: Anvik K, 2004. S. 57–86. (in Russ.)
  18. Gesetz zur Verhütung erbkranken Nachwuchses [Law for the Prevention of Hereditary Disease Offspring]. – In: 100(0) Schlüsseldokumente zur deutschen Geschichte im 20. Jahrhundert. (in German).

Information about the author 

Ivan A. Kulakov, post-graduate student of the Institute of Russian History of the Russian Academy of Sciences, coordinator of the Youth Club of the Russian Historical Society, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Ivan A. Kulakov, e-mail: vankulakov@yandex.ru

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 4


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать
Владимир Кикнадзе. Сила V правде. Защита исторической памяти как стратегический национальный приоритет России. М., 2022

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Геноцид советского народа, геноцид народов СССР, Великая Отечественная война, Без срока давности
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

natsistskaya politika unichtozheniya nyurnberg genotsid bez sroka davnosti
ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN