Nauka. Obŝestvo. Oborona

2021. Т. 9. № 1

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9. № 1


UDC: 325.1

DOI: 10.24412/2311-1763-2021-1-3-3

Поступила в редакцию: 08.11.2020 г.

Опубликована: 25.01.2021 г.

Submitted: November 8, 2020

Published online: January 25, 2021 


Для цитирования: Сагитова В. Р.  Миграционные стереотипы в межкультурных коммуникациях. 

Наука. Общество. Оборона.  2021. Т. 9. № 1(26). С. 3-3.  DOI: 10.24412/2311-1763-2021-1-3-3.

For citation: Sagitova V. R. Migration stereotypes in cross-cultural communications. Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2021;9(1):3-3. (In Russ.) 

DOI: 10.24412/2311-1763-2021-1-3-3.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ

Оригинальная статья

Миграционные стереотипы

в межкультурных коммуникациях

В. Р. Сагитова 1

Казанский (Приволжский) федеральный университет,

г. Казань, Российская Федерация,

ORCID: http://orcid.org/0000-0001-7002-4719e-mail: ViRSagitova@kpfu.ru 

Аннотация:

Представлен аналитический взгляд на стереотипы в межкультурном взаимодействии. Глобализация, приводящая к новым возможностям миграции для населения земного шара, несет за собой и новые форматы мышления. Необходимость осознания особенностей мышления жителей принимающей страны и мигрантов важна, поскольку, стереотипы, нередко основанные на иллюзорных представлениях, могут стать причиной конфликтов в межкультурном взаимодействии. Исследование стереотипов в миграционной политике позволит не только снизить напряжение со стороны принимающих и приезжающих, но и улучшить состояние межкультурных отношений. В качестве методов, позволяющих исследовать стереотипы и стереотипность мышления в миграционной сфере, известных в отечественных и зарубежных кругах ученых-исследователей можно выделить социологические опросы, проводимые как среди населения городов, так и среди мигрантов прибывающих в них на временной или постоянной основе. Результатами, имеющихся на сегодняшний день в области миграционных процессов, становятся отчеты, по которым видно, что население принимающих стран или городов иногда даже не имеет возможности контактировать с приезжающими, но на основании слухов, личностных черт, особенностей восприятия рисует негативный образ мигранта, что приводит к напряженности в межкультурных отношениях и вызывает ответное напряжение в представлениях мигрантов. Этот и ряд других моментов требует продолжения исследований, заявленной тематики как факторов развития межкультурного взаимодействия.

 

 Ключевые слова: 

 стереотипы, стереотипы беженцев, гендерные стереотипы, социально-этнические стереотипы, миграция, межкультурное взаимодействие, ориенталистское мировоззрение,

ориенталистский образ мышления, межкультурная коммуникация

ВВЕДЕНИЕ

 

Увеличение потоков мигрантов в разных сферах жизнедеятельности общества обусловливают актуальность данного исследования. Являясь многонациональным государством Россия, испытывает те же трудности в области миграционной политики, которые на сегодняшний день можно наблюдать в ряде европейских государств. Миграционная политика не лишена «человеческого фактора», выражающего стереотипы, порождающие межличностные конфликты, нередко угрожающего национальной безопасности государства.

 

Стереотип является частью мировоззрения, отражает коллективные представления, имплицитные знания, мотивационную составляющую социальных коммуникаций. Стереотипизация мышления в миграционной области нередко порождает конфликты, в которых преобладающей причиной их возникновения становятся не объективные, а субъективные факторы. Ярким примером выступает нежелание трудовых мигрантов при въезде в Российскую Федерацию принимать устои, традиции, обычаи принимающей страны, что в последующем может послужить почвой возникновения межкультурных конфликтов.

 

Межкультурный конфликт на бытовом уровне может быть нивелирован при условии, что этот процесс не приобретет широкую негативную окраску в средствах массовой информации. В этой связи острой становится проблема профессиональной ответственности и информационной объективности. 

 

Проблема стереотипов в сфере миграционной политики, на сегодняшний берет свои корни в работах  зарубежных  и  отечественных  авторов.  Так, стереотипы рассматривались в трудах Г.У. Олпорта [28], Т. Адорно, Е. Френкель-Брюсвика, Д. Левинсона и Р. Сэнфорда и других [27]. Символико-интеракционистское, представлено трудами Т.Шибутани, где стереотип рассматривается как тождественный  установке  феномен,  позволяющий  классифицировать  людей  и  явления (Б.К. Дэвис и С. Дж. Бэран [30]). В рамках теории символического расизма в рамках «ориентализма» стоит остановиться на работах Э. Саида [38], С. Холла [34], М.К. Оке [36]. Вопрос инаковизации поднят в трудах ученых в формате репрезентации «Своих» и «Чужих» (М. Пикеринг [37]).

 

В отечественных трудах следует упомянуть труды наиболее известных в этой области ученых: социологический аспект социальных конфликтов представлен в трудах И.С. Кона, Г.С. Батыгина [1], Л.А. Зака [9], К.С. Гаджиева [5], Ю.А. Шерковина [24], Г. М. Кондратенко [14], Г.У. Солдатовой. Этнопсихолингвистическое направление представлено работами Е. Бартминьского, В.В. Красных и других [4].

 

ПОНЯТИЕ СТЕРЕОТИПА

 

Рассматривая определения стереотипов, следует остановиться на взгляде У. Липпмана на это понятие. По его мнению, стереотип содержит в себе оценку, выраженную в чувствах. Стереотипы возникают спонтанно, в силу потребности человека в экономии внимания и делят мир на две противоположные категории – знакомое и незнакомое, несут эмоциональный заряд и отражаются в сознании человека как хорошее и плохое соответственно.

 

Стереотипы по У. Липпману – это предвзятые мнения, управляющие процессом восприятия «среднего обывателя». Отсюда следует, что обыватели не могут критически оценивать информацию и мыслят стереотипами, а общественное мнение ограниченно. 

 

Т. Адорно, видел в качестве источника стереотипов неосознаваемое и иррациональное. По его мнению, стереотип необходим для «удобного видения вещей», он устойчив к изменениям, позволяет экономить время и энергию, но при этом искажает восприятие так как игнорирует индивидуальные характеристики объектов [27, с. 89-105]. Согласно Т. Адорно  и  его  коллегам Е. Френкель-Брюсвику, Д. Левинсону и Р. Сэнфорду, стереотипы характерны только для личностей с авторитарным складом, нетерпимых и с отсутствием толерантности.

 

Д. Тейлор, C.T. Фиcке, Т.К. Трейлер, Д.М. Маки, Д.Л. Гамильтон и другие, продолжая развивать данное направление утверждали, что человек вынужден прибегать к стереотипам, как содержащим достаточную информацию в рамках удовлетворения потребности личности в создании представлений, приемлемых в физическом и социальном окружении, в качестве проекции  собственных  ценностей.  И тогда, стереотип переходит из разряда иррационального в рациональное, носящее характер избирательности.

 

В теории символического расизма стереотип представлен как конфликт между культурными образцами, характерными для общества, и индивидуальными убеждениями, являющимися предметом самоконтроля [31].

 

Это отражено в работах Э. Саида [38] как проблема роли расовых стереотипов (стереотипных образов). В рамках теории «ориентализма» существует «ориенталистское» мировоззрение или ориенталистский образ мышления, а также определенная ориенталистская методология в социальных и гуманитарных науках. Суть ее состоит в том, что на Западе происходит искажение любой незападной культуры, в частности, культуры «Востока» (Ориент) для самоидентификации в Европе [32].  Это хорошо прослеживается в работе С. Холла «Запад и Все Остальное» (The West and the Rest) [34, с. 276-332.], где «все остальное» представляется как неизменное «Иное». 

 

Э. Саид, вывел, такую аксиому: «Восточный человек живет на «Востоке», он ведет праздную «восточную» жизнь в государстве «восточной» деспотии и похоти, отягощенный чувством «восточного» фатализма» [10].

 

Шаблоны и клише «ориентализма» можно подразделить на две категории: «ксенофобские» (негативно-пугающие) отражают характеристики «чужого» (демонизация восточного мужчины, истории о гаремах) и «ксенофилические» (притягательные) в своей основе рассматривают «экзотические, притягательные» характеристики другого [8]. Мим Кемал Оке утверждает, что, введя разделение на «чужой» (или «чужие») Запад потерял объективность в изучении культуры, мировоззрения, обычаев, ценностей «восточных» народов и обществ [36, с. 95].

 

Инаковизация затрагивает дискурс «символического насилия», предполагающего борьбу за репрезентации «Своих» и «Чужих» и манипуляцию ими в социальном пространстве. Основная цель такой борьбы символическая власть и символический капитал [3].

 

Введенное понятие С. Холлом «стереотипический дуализм» предполагает: ««расщепление» стереотипа на два противоположных элемента» [34, с. 308]; образ «Иного» всегда амбивалентен, и «хороший» и «плохой» стереотипы взаимосвязаны. Принципиальным является то, что оба элемента конструируют «другого» в своих интересах» [37].

 

Как отмечал М. Пикеринг у второй стороны нет права иметь собственный голос и быть самим собой, она может говорить только господствующим дискурсом – это есть центральный момент стереотипизации [37, с.14].

 

По мнению И.С. Кона, стереотипизация явления приводит к механическому сведению его под простую общую формулу, характеризующую все подобные явления. Для обыденного сознания присутствие стереотипов неизбежно. Стереотип аккумулирует некий стандартизованный коллективный опыт и тем самым регулирует поведение индивида. Стереотип может быть истинным или ложным, вызывать как положительные, так и отрицательные эмоции, тем самым выражая установку социальной группы к определенному явлению [13].

 

По У. Липпману формирование стереотипа проходит 3 этапа: 1 – «выравнивание» 2 – усиление 3  –  ассимиляция [15].  Сначала  объект  по  разным  характеристикам,   сводится   в   описании к простым признакам, затем им придается некая значимость и происходит отбор «усиленных, выровненных» признаков для формирования целостного образа.

 

Опираясь на вышеизложенное, следует рассмотреть стереотипы, имеющие отношение к тематике данной работы, в частности – гендерные стереотипы в рамках миграционных процессов, этнические стереотипы в межкультурных коммуникациях.

 

СТЕРЕОТИПЫ В МЕЖКУЛЬТУРНЫХ КОММУНИКАЦИЯХ

 

Рассматривая пользу и вред, наносимый стереотипами в коммуникации, следует отметить, что – 

  • стереотип рассматривается в положительном ракурсе, в случаях если: отражает групповые нормы, признаки культурной группы, опирается на ситуации реального общения  с  представителями  другой  группы, представляет собой «догадку» о группе, а не неизменное утверждение.
  • стереотипы становится помехой коммуникации, когда они мешают выявлению индивидуальных особенностей, усиливают ошибочные представления о представителях другой группы, построены на полуправде и искажениях [22].

 

Изучение стереотипов в межкультурных коммуникациях показало, что они всегда национальны. И проявляют себя в темах бесед (что можно говорить, что нельзя), отношении ко времени, поведении в общественных местах и многом другом [23]. Возможность выбора в коммуникациях сужается при использовании стереотипов, особенно, при освещении этнических конфликтов.

 

В зависимости от статуса и целей мигрантов «(вынужденный переселенец, беженец, родственник, желающий воссоединиться с семьей, трудовой мигрант и прочее) и создавшейся экстремальной ситуации (кризис, война, природные катастрофы) стереотипы ин- и аут-групп заметно меняются» [7].

 

Стереотипы подобно вопросу этнического самоопределения затрагивают вопросы этнической идентичности. Так, например, при изучении стереотипов беженцев от конфликтов на Северном Кавказе (Чеченская Республика, Южная Осетия), оказалось, что русские, проживающие в Грозном имеют негативные стереотипы по отношению к этническим группам, проживающим на его территории, а осетины приехавшие в Северную Осетию-Аланию из Грузии, менее негативно настроены по отношению к грузинам.

 

У русских вынужденных переселенцев, также образ собственной этнической группы был более негативен, по сравнению с автостереотипами других этнических групп, что снизило стремление к позитивной этнической идентичности. В образе чеченца негативные, русскими назывались такие характеристики: «Агрессивный», «Вспыльчивый», «Упрямый», «Хитрый», «Высокомерный», которые переплетались с позитивными — «Гордый», «Настойчивый», «Активный». При оценке русскими беженцами «русских-москвичей» стереотипы имели чуть более низкий негативный заряд, чем образ чеченца вследствие неадекватно завышенных требований к окружающим и разочарований от общения с жителями столицы. Они выражались словами: «вспыльчивые», «упрямые», «высокомерные», «осторожные», «жадные» [39]. 

 

Проведенное  исследование  И.Б. Бритвиной  в  отношении  наличия  гендерных  стереотипов у вынужденных мигрантов из стран СНГ и Балтии, позволило говорить о том, что женщины, имеют по отношению к вытесняющим стереотипы, основанные на переживании страха за свою семью и существование других членов семьи, окружающие – это враждебно настроенные, создающие угрозу люди. Мужчины по отношению к вытесняющей общности в качестве стереотипов  пользуются  теми  из  них, которые отражают негативные характеристики условий и уровня оплаты труда.

 

В отношении принимающей стороны женщины ожидают улучшения условий жизнедеятельности всех членов семьи, а мужчины восстановления уровня оплаты труда и соответствие новой работы, имеющейся специальности.

 

Со стороны принимающих выделяются недоверие во взаимодействии «женщина-россиянка – мужчина мигрант», отсутствует сочувствие и желание помочь. Во взаимодействии по типу «женщина россиянка – женщина-мигрант» присутствует доверие и солидарность. Мужчины-россияне также проявляют недоверие к мужчинам-мигрантам и безразличие к женщинам-мигрантам [2, с.11-12]. 

 

В ходе межкультурного взаимодействия при обозначении этнической принадлежности объекта стереотипизации содержание гендерных стереотипов корректируется. Гендерные стереотипы выполняют не только психологические функции (когнитивного характера и сохранение положительного «Я»-образа), но и социальные функции, позволяющие осуществлять социальный контроль и поддерживать социальный порядок [21].

 

Социально-этнические стереотипы в выражении «свой» / «чужой» построены на этнической дистанции и наделении «своей» группы положительными характеристиками в отличие от группы «чужих». В России на современном этапе доминирующим является стереотип среднеазиата, кавказца, и несущественным – стереотип, к примеру, украинца. Хотя, в последнее время он преобразуется в стереотип бандеровца применительно к жителям западных областей Украины [7]. Комплекс превосходства, присущий многим коренным жителям, сопровождается ростом неприязни по отношению к мигрантам.

 

Гендерные стереотипы проявляют себя в проблеме «свой» / «чужой» на базе коллективной идентичности, выраженной в понятиях маскулинность и феминность [20]. Особенно ярко они были выражены в пропаганде периода «Холодной войны» между США и СССР. При этом, традиционное культурное пространство России, по мнению ученых, находится на стыке как Запада, так и Востока. В межкультурном дискурсе выражена гендерная метафоризация в направлении «ориентализма». Турецкий социолог Энес Эргене в своей монографии, посвященной проблеме методологии изучения мусульманских общин в современной науке, отмечает, что большинство произведений средневековых европейских путешественников об исламском мире было результатом бурной фантазии и откровенной лжи. В этих произведениях мусульмане предстают как «развратники», «язычники», «варвары», «обманщики». Даже сильная в политическом отношении власть мусульманских правителей и династий связывалась с их «сексуальной силой» [33]. В настоящее время отношения между западным человеком и Востоком сексуализированы и гендеризированы: Восток представлен в метафоре женственности, «сексуальным обещанием, приглашением к проникновению и оплодотворению» [35, с. 5].

 

Россия, с позиции Запада и самой России, по мнению О.В. Рябова, также предстает в концепте «Матушка Русь» [19], спасительница Запада и всего человечества (аутофеминность) [20, с. 179]. России «инкриминируются» те качества, которые можно устойчиво назвать феминными: «хаос, непредсказуемость, неспособность к самоконтролю, экстремизм, иррационализм, излишняя покорность, излишнее терпение, слабость воли, неумеренность, доброта и милосердие» [19]. Данная тенденция хорошо отражена в исследовании, проведенном Emory Bogardus. Начиная с 1926 года по «Шкале социальной дистанции» по 1977 год (на протяжении 50 лет) были проведены  опросы  студентов  о  желании контактировать с людьми разных социальных групп, в частности, этнических. В результате данных опросов «русские (для американцев – выходцы из России / СССР / б. СССР) опустились с 13-го места (1926 и 1946 гг.) на 24–29-ые места в годы Холодной войны» [25], что можно рассматривать как эффект «стереотипизации». 

 

В исследованиях, проведенных в Пермском крае с 2008 года по 2017 год, наблюдается увеличение притока мигрантов, объединяющихся в этнические диаспоры. Неготовность принимающего населения и завышенные ожидания мигрантов приводят к формированию «образа врага» [16] в отношении представителей этнических диаспор.

 

М.С. Каменских в статье «Мигранты и стереотипы о мигрантах в общественном пространстве российского мегаполиса» провел исследование «двух ключевых стереотипов – о численности мигрантов и о роли мигрантов в экономике» [12] в 12 районах города Пермь, в котором приняло участие 300 респондентов: 130 мужчин и 170 женщин. Было выяснено, что мигрантам свойственно  завышать  численность в собственном восприятии примерно в 10 раз в сравнении с официальными данными переписи населения. Эти данные транслируются представителями диаспор в СМИ, что влияет на восприятие миграции и ее масштабов.

 

Как  оказалось  из  опроса,  говоря  о  миграции и мигрантах, большинство опрошенных с ними не сталкивалось, что говорит об абстрактном образе, сформированном у респондентов, оторванном от реальной жизни.

 

При этом для большинства мигрантов из постсоветских стран Центральной Азии под влиянием тяжелых условий труда и низкой его оплаты растут исламистские настроения [11], что в конечном итоге привело к стереотипному отношению к проблеме миграции и самим мигрантам:

  • внешняя миграция – способствует ухудшению социально-экономической ситуации, увеличивает нагрузку на бюджет, снижает возможность приобретения продуктов, потребительских товаров, обостряют конкуренцию в сфере жилья и работы (наблюдается рост мигрантофобии [18, с. 156-174]);
  • вносят значительный вклад в рост преступности;
  • дестабилизируют политическую ситуацию, поскольку обостряется недовольство коренных жителей, что провоцирует конфликты;
  • власти обязаны принимать запретительные и репрессивные меры, препятствующие въезду новых мигрантов [6], поскольку населением мигранты воспринимаются как претендующие на постоянное место жительства [17].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

 

Подводя итоги вышеизложенным положениям, можно говорить, что в процессе стереотипизации индивидам приписываются характеристики на основании их групповой принадлежности. При этом  стереотип  –  есть  набор  представлений  о  характеристиках  (атрибутах)  группы  людей. К основным свойствам стереотипов можно отнести наличие: 

  • оценки «свой» / «чужой»; 
  • трактовки различий при сравнении двух культур, социальных групп должны быть полярно противоположны; 
  • упрощенного варианта репрезентации «другого», когда несколько похожих характеристик объединяются в единую, упрощенную. 

Список литературы

  1. Батыгин Г.С. Стереотипы поведения: распознание и интерпретация. – Социологические исследования. 1980. № 4.
  2. Бритвина И.Б. Гендерная детерминация адаптации вынужденных мигрантов: социологический анализ: автореф. дисс. … д.с.н. Уральский государственный университет им. А.М. Горького. Екатеринбург, 2006.
  3. Бурдье П. Начала. М., 1994. C. 204.
  4. Ворожко К.Д. Стереотип как социокультурный феномен в трудах отечественных и зарубежных исследователей. – Интерактивная наука. 2016. № 6.
  5. Гаджиев К.С. США – Эволюция буржуазного сознания. М., 1981.
  6. Гильмутдинова Г. «Никто лучше нас», или Как это будет по-русски?. – Стрела. № 8, февраль 2015. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://gazetastrela.ru/wp-content/uploads/2015/03/N8_957.pdf (дата обращения: 04.07.2020).
  7. Дмитриев А.В. Миграционные стереотипы в коммуникациях. – Коммуникология. 2015. № 3. С. 140-146. 
  8. Жусипбек Г. Ориентализм стереотипы, факты, попытка анализа [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://proza.ru/2012/06/19/1958 (Дата обращения 30.06.2020).
  9. Зак Л. А. Западная дипломатия и внешнеполитические стереотипы. М, 1977. 
  10. Иоффе И. Профессия – ориенталист [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.left.ru/2006/5/ioffe139.phtml (дата обращения 30.06.2020). 
  11. Казанцев А.А., Гусев Л.Ю. Прогноз деятельности террористических организаций в странах Центральной Азии и Афганистане: возможные пути противодействия в интересах безопасности РФ.  – Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2013. №1. Т. 9. С. 160–176 (Kazantsev A., and Gusev L. Forecast for Terrorist Organization Activities in Central Asia and Afghanistan: Possible Counteraction in Interests of Security of the Russian Federation. – Political Expertise: POLITEKS. 2013. Vol. 9. Issue 1. P. 160-176).
  12. Каменских М.С. Мигранты и экономика региона: вопросы зависимости (на примере Пермского края). – XII Конгресс антропологов и этнологов России: сб. материалов / под ред. А.Е. Загребина, М.Ю. Мартыновой; ИЭА РАН, УИИЯЛ УрО РАН. М.: Ижевск, 2017. С. 318.
  13. Кон И.С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений). – Новый мир. 1966. № 9. С. 188–204.
  14. Кондратенко Г.М. Об особенностях стереотипизации. – Вестник МГУ. 1968. № 2.
  15. Липпман У. Общественное мнение. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. – 384с.
  16. Мастюгина Т.М., Перепелкин Л.С., Стельмах В.Г. Национальная политика в России: XVI – начало XXI века: учеб. пособие. М.: Форум, 2013. С. 271–272.
  17. Нигора Бухари-заде. МЫ и ОНИ: О мигрантах, языке вражды и агрессивной ментальности (Дата размещения 09.06.2015 10:29) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.fergananews.com/articles/8577 (Дата обращения: 04.07.2020) 
  18. Розанова М. Россия – новая иммиграционная страна? Динамика изменения подходов к интеграции мигрантов: от политики толерантности к «миграционной полиции» (на примере Санкт-Петербурга). – Трудовая миграция и политика интеграции мигрантов в Германии и России: Коллективная монография. Ред. и сост. М.С. Розанова. Пер. с англ. М.С. Розановой и А.Б. Лесохина. СПб.: Центр гражданских, социальных, научных и культурных инициатив «СТРАТЕГИЯ»; Скифия-принт, 2016. 
  19. Рябов О.В. «Матушка-Русь»: Опыт гендерного анализа поисков национальной идентичности России в отечественной и западной историософии. М., 2001.
  20. Рябов О.В. Межкультурная интолерантность: гендерный аспект. – Культурные практики толерантности в речевой коммуникации: Коллективная моногр. / Отв. ред. Н.А. Купина и О.А. Михайлова. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004. C. 165-179.
  21. Рябова Т.Б. Гендерные стереотипы в политической сфере современного российского общества: социологический анализ: автореф. дисс. … д.с.н. Ивановский государственный университет, Иваново, 2009. – 43 с. 
  22. Фрик Т.Б. Основы теории межкультурной коммуникации: учебное пособие. Томск: Изд. Томского политехнического университета, 2013. – С. 84.
  23. Чеканова С.А. Роль стереотипов в межкультурном общении. – Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики. Сер.: Гуманитарные науки. №12. 2017. С. 263-265.
  24. Шерковин Ю.А. Убеждение, внушение, пропаганда. –  Вестник МГУ. 1969. № 5.
  25. Эмигранты. Стереотипы (Дата размещения 06.10.2010) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://igornasa.livejournal.com/15020.html (Дата обращения: 04.07.2020).
  26. Эргене Э. Движение Гюлена: зов к благоразумию. М., 2010.
  27. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности. –Методологические проблемы социальной психологии. Под ред. Е.В. Шороховой. М., 1975.
  28. Allport J. W. The natural of Prejuduce. N. Y., 1958. № 4.
  29. Bourdieu P. Masculine domination. Stanford, 2001. P. 103.
  30. Dennis K. Davis, Stanley J. Baran. Communication and everyday Life: A Perspective on Theory and Effects. – Wadsworth Publishing Company, 1981.
  31. Eberhardt J.L., Fiske S.T. Motivating individuals to change: What is a target to do? –Stereotypes and stereotyping. N.Y., 1996. P. 371-381.
  32. Edward Said. Orientalism. N.Y.: Vintage Books, 2003. P. 5, 40, 87, 121.
  33. Ergene E. Geleneğin. Modern Çağa Tanıklığı. Istanbul: Akademi Yayinlari, 2005. Р. 140-143.
  34. Hall S. The West and the Rest: Discourse and power. – S. Hall, B. Gieben (eds.). Formations of modernity. Cambridge, 1992.
  35. Lewis R. Gendering Orientalism: Race, femininity and representation. London; New York, 1996. 
  36. Mim Kemal. Küresel Toplum, Ankara: ASAM, 2001.
  37. Pickering M. Stereotyping: the politics of representation. N.Y., 2001.
  38. Said E. W. Orientalism. N.Y., 1978.
  39. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. M.: Смысл, 1998. С. 337-340.

Информация об авторах

Сагитова Виктория Равильевна, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры регионоведения и евразийских исследований Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Сагитова Виктория Равильевна, e-mail: ViRSagitova@kpfu.ru

MIGRATION PROCESSES IN THE GLOBAL WORLD

Original Paper

Migration stereotypes in cross-cultural communications

V. R. Sagitova1

Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation,

ORCID: http://orcid.org/0000-0001-7002-4719e-mail: ViRSagitova@kpfu.ru 

Abstract:

Presents an analytical view of stereotypes in cross-cultural interaction. Globalization, which leads to new  migration  opportunities for the world's population, also brings with it new formats of thinking. The need to understand the thinking patterns of residents of the host country and migrants is important, since stereotypes, often based on illusory ideas, can cause conflicts in cross-cultural interaction. The study of stereotypes in migration policy will not only reduce the tension on the part of the receiving and visiting countries, but also improve the state of intercultural relations. As methods that allow us to study the stereotypes and stereotypical thinking in the migration sphere, well-known in domestic and foreign circles of scientists and researchers, we can distinguish sociological surveys conducted both among the population of cities and among migrants arriving in them on a temporary or permanent basis. The results that are currently available in the field of migration processes are reports that show that the population of host countries or cities sometimes does not even have the opportunity to contact newcomers, but based on rumors, personal traits, and perception features, they draw a negative image of the migrant, which leads to tension in cross-cultural relations and causes a response tension in the views of migrants. This and a number of other issues require further research on the stated topic as factors in the development of intercultural interaction.

 

Keywords: 

stereotypes, refugee stereotypes, gender stereotypes, socio-ethnic stereotypes, migration,

cross-cultural interaction, orientalist worldview, orientalist way of thinking,

cross-cultural communication 

References

  1. Batygin G.S., 1980, Stereotipy povedeniya: raspoznaniye i interpretatsiya. – Sotsiologicheskiye issledovaniya. 1980. № 4. (In Russ.)
  2. Britvina I.B., 2006, Gendernaya determinatsiya adaptatsii vynuzhdennykh migrantov: sotsiologicheskiy analiz: avtoref. diss. … d.s.n. Ural'skiy gosudarstvennyy universitet im. A.M. Gor'kogo, Yekaterinburg, 2006. (In Russ.)
  3. Burd'ye P., 1994, Nachala. M., 1994. S. 204. (In Russ.)
  4. Vorozhko K.D., 2016, Stereotip kak sotsiokul'turnyy fenomen v trudakh otechestvennykh i zarubezhnykh issledovateley. – Interaktivnaya nauka. 2016. № 6. (In Russ.)
  5. Gadzhiyev K.S., 1981, SSHA – Evolyutsiya burzhuaznogo soznaniya. M., 1981. (In Russ.)
  6. Gil'mutdinova G., 2015, «Nikto luchshe nas», ili Kak eto budet po-russki?. – Strela. № 8, fevral' 2015. [Elektronnyy resurs]. Rezhim dostupa: http://gazetastrela.ru/wp-content/uploads/2015/03/N8_957.pdf (data obrashcheniya: 04.07.2020). (In Russ.)
  7. Dmitriyev A.V., 2015, Migratsionnyye stereotipy v kommunikatsiyakh. – Kommunikologiya. 2015. № 3. S. 140-146. (In Russ.)
  8. Zhusipbek G., 2012, Oriyentalizm stereotipy, fakty, popytka analiza [Elektronnyy resurs]. Rezhim dostupa: https://proza.ru/2012/06/19/1958 (Data obrashcheniya 30.06.2020). (In Russ.)
  9. Zak L.A., 1977, Zapadnaya diplomatiya i vneshnepoliticheskiye stereotipy. M., 1977. (In Russ.)
  10. Ioffe I., 2006, Professiya – oriyentalist [Elektronnyy resurs]. Rezhim dostupa: http://www.left.ru/2006/5/ioffe139.phtml (data obrashcheniya 30.06.2020). (In Russ.)
  11. Kazantsev A.A., Gusev L.Yu., 2013, Prognoz deyatel'nosti terroristicheskikh organizatsiy v stranakh Tsentral'noy Azii i Afganistane: vozmozhnyye puti protivodeystviya v interesakh bezopasnosti RF [Forecast for Terrorist Organization Activities in Central Asia and Afghanistan: Possible Counteraction in Interests of Security of the Russian Federation]. – Politicheskaya ekspertiza: POLITEKS. 2013. №1. T. 9. S. 160–176. (In Russ.)
  12. Kamenskikh M.S., 2017, Migranty i ekonomika regiona: voprosy zavisimosti (na primere Permskogo kraya). – XII Kongress antropologov i etnologov Rossii: sb. materialov. Pod red. A. Ye. Zagrebina, M. Yu. Martynovoy;  IEA RAN,  UIIYAL UrO  RAN. Moscow, Izhevsk, 2017. S. 318. (In Russ.)
  13. Kon I.S., 1966, Psikhologiya predrassudka (o sotsial'no-psikhologicheskikh kornyakh etnicheskikh predubezhdeniy). – Novyy mir. 1966. № 9. S. 188–204. (In Russ.)
  14. Kondratenko G.M., 1968, Ob osobennostyakh stereotipizatsii. – Vestnik MGU. 1968. № 2. (In Russ.)
  15. Lippman U., 2004, Obshchestvennoye mneniye. M.: Institut Fonda «Obshchestvennoye mneniye», 2004. – 384 s. (In Russ.)
  16. Mastyugina T.M., Perepelkin L.S., Stel'makh V.G., 2013, Natsional'naya politika v Rossii: XVI – nachalo XXI veka: ucheb. posobiye. M.: Forum, 2013. S. 271–272. (In Russ.)
  17. Nigora Bukhari-zade, 2015, MY i ONI: O migrantakh, yazyke vrazhdy i agressivnoy mental'nosti (Data razmeshcheniya 09.06.2015 10:29) [Elektronnyy resurs]. Rezhim dostupa: https://www.fergananews.com/articles/8577 (Data obrashcheniya: 04.07.2020) (In Russ.)
  18. Rozanova M., 2016, Rossiya – novaya immigratsionnaya strana? Dinamika izmeneniya podkhodov k integratsii migrantov: ot politiki tolerantnosti k «migratsionnoy politsii» (na primere Sankt-Peterburga). – Trudovaya migratsiya i politika integratsii migrantov v Germanii i Rossii: Kollektivnaya monografiya. Red. i sost. M.S. Rozanova. Per. s angl. M.S. Rozanovoy i A.B. Lesokhina. SPb.: Tsentr grazhdanskikh, sotsial'nykh, nauchnykh i kul'turnykh initsiativ «STRATEGIYA»; Skifiya-print, 2016. (In Russ.)
  19. Ryabov O.V., 2001, «Matushka-Rus'»: Opyt gendernogo analiza poiskov natsional'noy identichnosti Rossii v otechestvennoy i zapadnoy istoriosofii. M., 2001. (In Russ.)
  20. Ryabov O.V., 2004, Mezhkul'turnaya intolerantnost': gendernyy aspekt. – Kul'turnyye praktiki tolerantnosti v rechevoy kommunikatsii: Kollektivnaya monogr. Otv. red. N.A. Kupina i O.A. Mikhaylova. Yekaterinburg: Izd-vo Ural. un-ta, 2004. S. 165-179. (In Russ.)
  21. Ryabova T.B., 2009, Gendernyye stereotipy v politicheskoy sfere sovremennogo rossiyskogo obshchestva: sotsiologicheskiy analiz: avtoref. diss. … d.s.n. Ivanovskiy gosudarstvennyy universitet, Ivanovo, 2009. – 43 s. (In Russ.)
  22. Frik T.B., 2013, Osnovy teorii mezhkul'turnoy kommunikatsii: uchebnoye posobiye. Tomsk: Izd. Tomskogo politekhnicheskogo universiteta, 2013. – S. 84. (In Russ.)
  23. Chekanova S.A., 2017, Rol' stereotipov v mezhkul'turnom obshchenii. – Sovremennaya nauka: Aktual'nyye problemy teorii i praktiki. Ser.: Gumanitarnyye nauki. №12. 2017. S. 263-265. (In Russ.)
  24. Sherkovin Yu. A., 1969,  Ubezhdeniye,  vnusheniye,  propaganda.  –  Vestnik  MGU. 1969. № 5. (In Russ.)
  25. Emigranty. Stereotipy, 2010 (Data razmeshcheniya 06.10.2010) [Elektronnyy resurs]. Rezhim dostupa: https://igornasa.livejournal.com/15020.html (Data obrashcheniya: 04.07.2020). (In Russ.)
  26. Ergene E., 2010, Dvizheniye Gyulena: zov k blagorazumiyu. M., 2010. (In Russ.)
  27. Yadov V.A., 1975, O dispozitsionnoy regulyatsii sotsial'nogo povedeniya lichnosti. – Metodologicheskiye problemy sotsial'noy psikhologii. Pod red. Ye.V. Shorokhovoy. M., 1975.
  28. Allport J. W., 1958, The natural of Prejuduce. N. Y., 1958. № 4. 
  29. Bourdieu P., 2001, Masculine domination. Stanford, 2001. P. 103.
  30. Dennis K. Davis, Stanley J. Baran., 1981, Communication and everyday Life: A Perspective on Theory and Effects. – Wadsworth Publishing Company, 1981.
  31. Eberhardt J.L., Fiske S.T., 1996,  Motivating individuals to change: What is a target to do? – In C. N. Macrae, C. Stangor, & M. Hewstone (Eds.), Stereotypes and stereotyping (pp. 369-415). New York: Guilford Press, 1996.
  32. Edward Said, 2003, Orientalism. N.Y.: Vintage Books, 2003. P. 5, 40, 87, 121.
  33. Ergene  E. Geleneğin, 2005,  Modern  Çağa  Tanıklığı.  Istanbul:  Akademi  Yayinlari,  2005. Р. 140-143.
  34. Hall S., 1992, The West and the Rest: Discourse and power. – S. Hall, B. Gieben (eds.). Formations of modernity. Cambridge, 1992.
  35. Lewis R., 1996, Gendering Orientalism: Race, femininity and representation. London; New York, 1996. 
  36. Mim Kemal, 2001, Küresel Toplum, Ankara: ASAM, 2001.
  37. Pickering M., 2001, Stereotyping: the politics of representation. N.Y., 2001.
  38. Said E. W., 1978, Orientalism. N.Y., 1978.
  39. Soldatova G.U., 1998, Psixologiya mezhetnicheskoj napryazhennosti [Psychology of ethnic tensions]. Moscow: Smysl, 1998. S. 337-340. (In Russ.)

Information about the author 

Victoria R. Sagitova, Cand. Sci. (Psychology), Assoc. Prof., Department of regional studies and Eurasian studies, Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation.

Corresponding author

Victoria R. Sagitova, e-mail: ViRSagitova@kpfu.ru

Наука. Общество. Оборона

2021. Т. 9. № 1

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9. № 1


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN