Nauka. Obŝestvo. Oborona

2021. Т. 9. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9. № 2


UDC: 930/32.019.5

DOI: 10.24412/2311-1763-2021-2-13-13.

Поступила в редакцию: 18.02.2021 г.

Опубликована: 04.04.2021 г.

Submitted: February 18, 2021

Published online: April 4, 2021 


Для цитирования: Бубнов А. Ю. Савельева М. А. Память о Великой Отечественной войне: сравнительный анализ взглядов российской и белорусской молодежи. Наука. Общество. Оборона. 2021. Т. 9. № 2(27). С. 13–13. DOI: 10.24412/2311-1763-2021-2-13-13.

For citation: Bubnov A. Yu., Savelieva M. A. Memory of the Great Patriotic War (World War II): Comparative Analysis of the Views of Russian and Belarusian Youth. Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2021;9(2):13-13. (In Russ.) 

DOI: 10.24412/2311-1763-2021-2-13-13.

Благодарности: Статья подготовлена при поддержке гранта РФФИ-ЭИСИ, проект № 20-011-31600.

Acknowledgements: The article was prepared with the support of the RFBR-EISR grant, project number 20-011-31600.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2021 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2021 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


ИСТОРИЧЕСКАЯ  ПОЛИТИКА

Оригинальная статья

Память о Великой Отечественной войне:

сравнительный анализ взглядов

российской и белорусской молодежи

А. Ю. Бубнов 1М. А. Савельева 2

 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6594-8407, е-mail: alexandr-bubnov@mail.ru

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7258-5613, е-mail: mashtaler_94@mail.ru 

Аннотация:

В статье представлено сравнительное исследование образов Великой Отечественной войны в исторической памяти российской и белорусской молодежи. Теоретико-методологическими основаниями исследования являются понимание коллективной памяти как результата конкуренции противоположных интерпретаций прошлого, формируемых акторами политики памяти, и политико-психологическое исследование образа Великой Отечественной войны в массовых представлениях. Методология исследования основывается на фокусированных полустандартизированных интервью с использованием метода «неоконченных предложений». Модель эмпирического исследования включает в себя 50 фокусированных интервью респондентов в возрасте от 18 до 30 лет из России и Беларуси и вторичную обработку социологических данных. Результаты исследования показали, что хотя пространство общей для России и Беларуси памяти о Великой Отечественной войне сохраняется, происходит ментальное дистанцирование молодых белорусов от культурного единства с Россией. Нарастающая разница, связанна, в том числе, с оценкой статуса 9 Мая, преобладанием трагической памяти, акцентированием символов войны и позицией в споре о вкладе в победу СССР и США. 

 

Ключевые слова: 

 коллективная память, память о войне, политика памяти, Великая Отечественная война,

Россия и Беларусь, социологическое исследование памяти, трагическая память

ВВЕДЕНИЕ

 

Сложная конструкция коллективной памяти о Великой Отечественной войне вступает в новый этап трансформации, обусловленный естественной сменой поколений. Общее советское прошлое,  общие  победы  и  достижения  сегодня  уже  не  имеют такого значения, как раньше. В настоящее время исследователи осуществляющие мониторинг интеграционных процессов на постсоветском пространстве отмечают рост «автономистских настроений» в молодежной среде. Среди молодых, в сравнении со старшим поколением, меньше доля тех, кто поддерживает интеграционные проекты, почти 40% относится к ним безразлично или отрицательно. Заметная доля российской и белорусской молодежи ориентированы на Европейский союз (1). Одним из важнейших факторов снижения поддержки интеграционных процессов стал постепенно возрастающий уход из жизни поколений  носителей общей истории. В 2000-е годы память о Победе подходит к критическому порогу смены поколений. Как считает немецкая исследовательница памяти Алейда Ассман, за пределами прямой передачи опыта в рамках трех поколений, а это приблизительно 70-100 лет, обрывается коммуникативная память о событии [1]. Уходят живые свидетели, коммуникативная память превращается в культурное наследие. С учетом смены поколений большую роль в сохранении памяти о Победе начинают играть общезначимые символы, не столько государственные ритуалы, сколько общественные традиции, которые нуждаются в постоянном обновлении. 

 

На отношение к Великой Отечественной войне в Беларуси оказывает влияние политика по формированию новой белорусской идентичности, которую ведут национальные элиты. В постсоветские годы в Беларуси последовательно сменилось три этапа формирования идентичности через историю. В первой половине 1990-х, сразу после обретения независимости господствовала политика ориентированная на евробелорускую идентичность. При «раннем» А.Г. Лукашенко произошло восстановление советской белорусской идентичности, сменившееся после охлаждения отношений с Россией в начале 2000-х политикой «мягкой белорусизации». Резко интенсифицировавшись после событий 2014 года, эта  политика определяет текущий вектор трансформаций коллективной памяти о Великой Отечественной войне [14; 3]. 

 

Помимо этого состояние коллективной памяти о Великой Отечественной войне в среде российской и белорусской молодежи обуславливают «войны памяти», которые ведутся сегодня в публичном пространстве. Российские исследователи выделяют несколько основных блоков пропагандистских шаблонов, при помощи которых осуществляется «деконструирование» памяти о Победе. К ним относятся:

  • распространение термина «победобесие» и установки «нам нечем гордиться»,
  • обвинение СССР в развязывании войны, 
  • отождествлении коммунизма и фашизма,
  • обвинение СССР и России в оккупации (2).

 

Так, в социальных сетях и на просторах видеохостинга Youtube активно пропагандируется «евробелорусская» версия истории Беларуси, где белорусский народ это независимый субъект мировой истории, сформировавшийся как часть европейского культурного и политического пространства в Великом княжестве Литовском. В то же время совместная история России и Беларуси в период Российской империи и Советского союза преподносится как оккупация (3). Проведенный А.Г. Лукашенко в 2020 году Парад к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне вызвал не только восхищения, но и был подвергнут критике в социальной сети «ВКонтакте». В фокусе мемориальных войн оказывается и образ партизан, который долгое время  являлся  важным  культурным  феноменом  и  опорой национальной идентичности Беларуси (4). В среднесрочной перспективе память о Великой Победе может превратиться из главной опоры постсоветской идентичности Беларуси и основы культурного единства с Россией в пространство мемориальных сражений, что обуславливает актуальность нашего исследования.

 

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Теоретическую основу нашего исследования составляют работы, посвященные коллективным представлениям, публичной истории и политике памяти. Первая группа исследований представлена подходом, согласно которому историческая память является результатом конкуренции различных интерпретаций коллективного прошлого, а государство и гражданское общество через воздействие на массовые исторические представления влияют на формирование национальной идентичности [8; 4]. 

 

Вторая группа исследований основывается на социологическом подходе, в первую очередь это социологические исследования исторической памяти о Великой Отечественной войне [7; 10; 13; 2].

 

В представленном исследовании основное внимание сфокусировано на образе Великой Отечественной войны в сознании молодых людей, их восприятии Дня Победы в ракурсе формирования, трансформации и актуализации коллективной памяти. Здесь особую ценность в плане методологии представляют политико-психологические исследования, в которых затрагивается проблема массовых представлений и политических образов, их структуры и смыслового насыщения [15; 5; 11; 12].

 

ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Методология исследования основывается на фокусированных полустандартизированных интервью с использованием метода «неоконченных предложений». Анализ образа Дня Победы сочетает рациональные и нерациональные показатели, так как его восприятие характеризуется преимущественно эмоциональными составляющими. Для оценки собранных данных применяются качественные методы с элементами количественных, в частности методы кодирования и шкалирования ответов на открытые вопросы.

 

Модель эмпирического исследования включает в себя: 50 фокусированных интервью (данные составили ответы респондентов в возрасте от 18 до 30 лет из России и Беларуси, по 25 из каждой страны) и вторичную обработку социологических данных. Выборка была сбалансирована по полу, возрасту и образованию. Вербальные компоненты неосознаваемых аспектов образа Великой Победы фиксировались посредством выявления метафор и ассоциаций, давалась оценка когнитивной и эмоциональной составляющей в полученных ответах. 

 

В рамках исследования было выдвинуто две гипотезы:

 

  1. Несмотря на то, что в Беларуси, как и в России, статус памяти о Великой Отечественной войне остается очень высоким, предполагается, наличие разницы в восприятии образа войны между молодежью обеих стран. Во-первых, в Беларуси с начала 2000-х, активно идет процесс национализации памяти о войне. Память о Победе формируется через акцентирование вклада и жертв, принесенных именно белорусским народом, что неизбежно должно сказываться на оценках общей истории двух народов. 
  2. Во вторых, на восприятие войны оказывает влияние общеевропейская тенденция, связанная с преобладанием трагической памяти о войне над триумфальной. Тень Холокоста заслоняет для европейцев героику Второй мировой войны, и эта трансформация во многом определяет сознание современной молодежи. Можно предположить, что в Беларуси, с  учетом проевропейских симпатий в молодежной среде, трагическая компонента памяти о войне будет выражена более явно, чем в России.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ  ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Результаты исследования позволили выявить некоторые особенности восприятия Дня Победы в сознании молодых граждан России и Беларуси на рациональном и неосознаваемом уровнях, зафиксировать и сравнить различия образа Великой Отечественной войны в каждой из стран.

 

Прежде всего следует отметить, что существенный процент молодых людей из Беларуси не считают 9 Мая праздником. Так, на вопрос: «Будет ли 75-летний юбилей Великой Победы большим праздником в вашей семье?» – «Нет» ответили – 44% респондентов, что говорит о  сокращении его популярности среди белоруской молодежи. Отметим, что в России «Да» ответили — 72%. 

 

Обесцениванию этой даты, помимо прямого искажения исторических фактов, во многом способствует распространение на постсоветском пространстве негативных нарративов в отношении русской культуры, с которой принято ассоциировать празднование Дня Победы – «советско-имперские амбиции», «ватничество», а так же влияние евробелорусской идентичности в протестной молодежной среде.

 

Как показывает анализ предложенных респондентам завершений неоконченного предложения «Великая Отечественная война – это ...», в эмоциональном плане образ в глазах молодых граждан является ужасающим, трагичным. В своих ответах многие респонденты использовали такие понятия как «горе», «трагедия», «боль», «тяжелейший период»

 

Вместе  с  тем,  следует  отметить  наличие  разницы  в  ответах  молодежи  России  и Беларуси. В ответах белорусов образ не отличался когнитивной сложностью, он был в значительной мере стереотипизирован. Среди российских граждан встречалось больше сложных, развернутых и амбивалентных оценок. В качестве примеров приведем некоторые из них:

 

  • «Великая  Отечественная война – это величайшая трагедия и величайший подвиг нашей страны. Огромные потери, гибель близких, и в то же время гордость за свой народ-победитель!» (муж., 23 года, Россия);
  • «Великая  Отечественная война – это показатель жестокости людей (фашисты) и одновременно показатель огромной силы людей объединившихся, и сражающихся за своих родных и за их будущее! То, в чем еще раз показала свою широту и силу русская земля. Это память, которая свята» (жен. 30, Россия).

 

Существенный процент от общего числа российских респондентов (48%) воспринимает Великую Отечественную войну, как «победу» и «подвиг»: «Великая Отечественная война – это величайший подвиг моего народа, освободившего мою Родину и всю Европу от фашизма и нечеловеческой жестокости» (жен., 19 лет). В отличии от молодого поколения белорусов, где однозначно доминирует категория «скорбь»

 

Преобладание трагической памяти о войне среди молодого поколения белорусов проявляется, в том числе в форме восприятия образов Великой Отечественной войны с позиции «женственной культуры» – слезы матерей, скорбь по погибшим, боль женщин и т. д. В качестве примера приведем одно из них:

 

«Великая Отечественная война – это трагедия матерей, жен, детей, не дождавшихся своих родных с полей сражений, это исковерканные судьбы незаслуженно осуждённых плененных солдат, это непреходящая боль женщин, подвергшихся плотскому насилию со стороны врага и родивших детей и много-много другого ужасного» (муж. 21, Беларусь).

 

В этом можно увидеть влияние «феминизации» социокультурных ценностей в современном мире, связанное с вытеснением патриархальной культуры и ее ценностей, таких как готовность защищать Родину, героизм, самопреодоление и самопожертвование [6: 232-233]. На смену им приходят толерантное отношение к особенностям человека, симпатия к угнетенным, нивелирование понятий «свой-чужой». Например, в одном интервью девушка (24 года) из Беларуси поделилась таким мнением: «Пока живы люди советской ментальности правды о войне мы не узнаем. Надо смотреть с человеческой точки зрения. Вдова белорусского полицая равна вдове белорусского партизана, страдания одной равны страданиям другой. Человек равен человеку». 

 

Для более детального рассмотрения образа Великой Отечественной войны по параметру эмоциональности респондентов попросили назвать свои чувства, когда те задумываются о Дне Победы (см. табл. 1), здесь они могли выбрать несколько вариантов ответа.

 

Таблица 1

Какие чувства, вы испытываете когда задумываетесь о Дне Победы? 

(возможно несколько вариантов ответа) 

Гордость за подвиг советского народа испытывает абсолютное большинство опрошенных в России. В Беларуси доминирует чувство скорби по погибшим – 76%. Самым непопулярным чувством у современной молодежи обеих стран стала «ненависть к Гитлеру и фашистам». 

 

Символом Победы в Великой Отечественной войне для большинства молодых граждан России является «советский народ». В Беларуси самым популярным вариантом ответа был – «ветераны».

 

Следует отметить разницу в восприятии имен и символов советской эпохи:

  • «Советский флаг над Рейхстагом» (56% и 40%),
  • «Сталин» (36% и 12%),
  • «Жуков» (44% и 20%).

 

Новые символы Победы, такие как георгиевская ленточка и «Бессмертный полк», занимая важное место в ответах российской молодежи (44%), для белорусских респондентов играют существенно меньшую роль (28% и 20%). Среди категории «свой вариант» у граждан Беларуси часто встречались такие понятия, как «геноцид», «страдание», «концлагеря», «партизаны».

 

Таблица 2

Что (кто) для Вас является символом Великой Отечественной войны?

(возможны несколько вариантов ответов)

На вопрос: «Как Вы оцениваете деятельность своего государства в рамках празднования Дня Победы?» подавляющее большинство респондентов обеих стран ответили положительно, однако и там, и там есть существенный процент недовольных – в России – 32%, в Беларуси – 28%.

 

В основном респонденты, давшие низкую оценку своему государству в отношении празднования Дня Победы в Великой Отечественной войне, объяснили это излишней «политизацией праздника», «эксплуатацией образов героев прошлого». «Власти стремятся из Дня Победы сформировать некий культурный миф, который каждый раз, из года в год воспроизводится нашей пропагандой. Это не объединяет, а раздражает. Невозможно от этого уйти никак» – так комментирует свой ответ молодой человек из России (23 лет).

 

Встречались и противоположные мнения, о том, что власти уделяют не достаточное внимание истории Великой Отечественной войны, «вспоминают о войне и ветеранах только раз в год».

 

В целом молодежь обеих стран устраивает то, как власти организуют празднование Дня Победы. Однако нельзя не отметить существенный процент молодых людей, в основном принадлежащих поколению миллениалов (до 25 лет), которые уже не разделяют устоявшиеся традиции празднования, считая их излишне «помпезным, пышным, связанным с державным величием», желанием продемонстрировать свои «милитаристские амбиции».

 

Анализируя ответы респондентов на вопрос: «Как бы Вы отреагировали на утверждение, что «Германию победили США?» было выявлено еще одно различие. Большинство российской молодежи считают это утверждение ложью (56%). Аналогичный процент белорусских респондентов выбрали ответ: «США внесли вклад в победу над Германией, но нельзя только их называть победителями». 

 

Таблица 3

Как бы Вы отреагировали на утверждение, что «Германию победили США?»

Вопрос был задан исходя из наличия общеевропейского консенсуса в том, что наибольший вклад в освобождение Европы от фашизма внесли США (5). Этот культурный элемент евроатлантической солидарности постоянно поддерживается, в том числе в рамках антироссийской информационной кампании. Так, например, в период празднования 75-летнего юбилея Победы на страницах Белого дома в социальных сетях был размещен комментарий, где победа над гитлеровской Германией приписывается исключительно «Америке и Великобритании» (6). Также в этом году американская компания Bradford Exchange отчеканила юбилейную монету к 75-летию с момента окончания Второй мировой войны, где были представлены флаги и даты ключевых побед союзников, среди которых не было СССР (7).

 

С одной стороны, утверждение о решающем вкладе США в победу над нацисткой Германией маргинальная позиция для молодежи обеих стран (впрочем, в Беларуси таких все равно в три раза больше). Однако, более компромиссная позиция белорусской молодежи по поводу роли США отражает начавшееся, под влиянием евробелорусского вектора внутренней политики, смещение памяти о войне в сторону европейской модели. В России подобное смещение было заблокировано нарастанием с середины 2000-х геополитического противостояния с Западом. 

 

Исходя из ответов респондентов на открытый вопрос: «Как, на Ваш взгляд, сложилось бы будущее Вашего государства, если бы фашизм не был повержен?», можно заключить, что в обеих странах лидирует отрицательное представление: «мы были бы рабами», «трагично», «народ был бы уничтожен», «тотальное истребление» и т.д. Следует также отметить значимую долю тех, кто затруднились с ответом или сказали, что никогда не задумывались об этом в Беларуси (16%), там же были и сторонники того, что проиграв, все сложилось бы лучше, чем есть сейчас – 12%. Исходя из характера ответов на данный вопрос, можно сказать, что он показался респондентам сложным. Ответы отличались своей когнитивной бедностью и немногословностью, отсутствием анализа и аргументации. 

 

ВЫВОДЫ

 

Как показывает анализ результатов опроса, обе гипотезы находят свое подтверждение. Пространство общей для России и Беларуси памяти о Великой Отечественной войне пока сохраняется. Однако на фоне отхода властей Беларуси от политики поддержки просоветской идентичности и национализации памяти о Великой Отечественной войне, происходит постепенное сужение общего пространства памяти и ментальное дистанцирование молодых белорусов от культурного единства с Россией. Белорусская молодежь в ответах на многие вопросы демонстрировала показатели тревожные для развития культурно-интеграционных отношений с Россией. Нарастающая разница, связана, в том числе, с оценкой статуса 9 Мая, акцентированием символов войны и позицией в споре о вкладе в победу СССР и США.

 

Для опрошенных представителей белорусской  молодежи Великая Отечественная война уже не является однозначным триумфом государства и народа, большинство воспринимает войну через призму трагедии и скорби, как принято в Европе. Образ Великой Отечественной войны у российских респондентов более четкий, в большинстве случаев в нем присутствует субъект – «советский народ», и выражены позитивные тона в эмоциональном отношении, которые характеризуются в ответах использованием таких понятий, как «триумф», «победа», «гордость». Однако тенденция нарастания трагической памяти, хоть и в меньшей степени, характерна и для ответов российской молодежи. 

 

Помимо очевидного влияния общеевропейских трендов, преобладание памяти о жертвах во многом процесс объективный, связанный со сменой поколений. Большую роль здесь будет играть политика государства по символическому оформлению межпоколенческого перехода. Создание новых смыслов и ритуалов, объединяющих героическую и трагическую память о войне, позволит сохранить память о войне в центре национальной идентичности. В отсутствие такой работы, нарастающий в молодежной среде акцент на трагедии и жертве, может привести к историческому нигилизму и дегероизации памяти о войне. В опросе фиксируется нарастание критического восприятия образа войны со стороны поколения миллениалов. 

 

К общим негативным тенденциям, необходимо отнести отрывочное, хаотичное восприятие Великой Отечественной войны и низкий процент упоминаний об объединяющих символах празднования Дня Победы. Это особенно характерно для молодого поколения, социализация которого пришлась на эпоху развития Интернета с бесчисленными источниками информации, противоположным образом излагающими и оценивающими те или иные исторические события и явления, что в целом создает когнитивно-бедные, стереотипизированные представления. 

 

Полученные результаты в силу численной и возрастной ограниченности выборки не могут считаться окончательными, однако выявленные тенденции вполне выразительны.

Примечания

  1. Интеграционный барометр ЕАБР. 2015. С. 101-124
  2. «Крибрум»: «Великая Отечественная война: Фальсификация истории. Манипуляции в социальных медиа»
  3. БЕЛСАТ ГІСТОРЫЯ
  4. Партызаны ў Беларусі: вайна ўсіх супраць усіх (Партизаны в Беларуси: война всех против всех).
  5. ICM Research: жители Европы считают, что от фашизма их освободили американцы. - www.rusdialog.ru
  6. Заявление МИД России в связи с попытками в США переписать историю Победы над нацизмом. - www.mid.ru.
  7. РБК: В США выпустили монету с союзниками во Второй мировой войне без СССР. - www.rbc.ru.

Список литературы

  1. Ассман А. Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая политика. Пер. с нем. Бориса Хлебникова. М.: Новое литературное обозрение, 2014. 
  2. Афанасьева А.И., Меркушин В.И. К 60-летию Великой Победы. Великая Отечественная война в исторической памяти россиян [Электронный ресурс].  Социологические исследования. 2005. № 8. С. 1112. 
  3. Бикетова Е., Чернышов Ю. Нациестроительство республики Беларусь и европейский компонент белорусской идентичности.  Мировая экономика и международные отношения. 2018. Т. 62. № 1. С. 94–103.
  4. Бубнов А. Ю. Историческая политика и борьба интерпретаций коллективного прошлого в публичной сфере.  Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2017. Т. 4. С. 3–12. 
  5. Евгеньева Т.В. Символика советского прошлого в конструировании образа будущего. Вестник Московского университета. Сер.12: Политические науки. № 2. 2016. С. 101102.
  6. Кон И.С. Мужчина в меняющемся мире. М: Время, 2009.
  7. Лашук И.В. Социальный компонент исторической памяти о Великой Отечественной войне в общественном сознании жителей Беларуси: поколенческие различия. Социологический альманах. 2015. № 6. С. 210220.
  8. Малинова О.Ю. Актуальное прошлое: Символическая политика властвующей элиты и дилеммы российской идентичности. М. Политическая энциклопедия, 2015. 288 c. 
  9. Миллер А.И. Политика памяти в России: Год разрушенных надежд.  Полития. М., 2004. № 4 (75). С. 4957.
  10. Немирова Н.В. Историческая память о Великой Отечественной войне: опыт качественного социологического исследования.  Ученые записки Забайкальского государственного университета. Сер.: Социологические науки. 2015. С.157165.
  11. Селезнева А.В., Смулькина Н.В. Образы стран славянского мира в сознании российских граждан (на примере Украины и Белоруссии).  Русин. Изд. Общественная ассоциация "Русь" (Кишинев). 2018. Т. 54. № 4. С. 352371. 
  12. Смулькина Н.В. Методологические основания исследования образов бывших республик СССР.  Вестник Московского университета. Сер. 12: Политические науки, 2017. № 4. С. 98100.
  13. Тавокин Е.П., Табатадзе И.А. К вопросу об исторической памяти о Великой Отечественной войне.  – Социологические исследования. 2010. № 5. С. 6266.
  14. Шадурский В.Г. Историческая политика в Республике Беларусь: этапы развития и версии интерпретации прошлого. Труды факультета международных отношений БГУ: научный сборник. Минск, 2014. Вып. V. С. 9-24.  
  15. Шестопал Е.Б. Особенности использования психологических методов для изучения политического восприятия.  Социальная психология и общество. 2018. № 9. С. 8190. 

Информация об авторах

Бубнов Александр Юрьевич, кандидат философских наук, заместитель заведующего кафедры истории   и  теории  политики  Московского  государственного  университета  имени  М. В.  Ломоносова, г. Москва, Российская Федерация.

 

Савельева Мария Анатольевна, аспирант кафедры социологии и психологии в политике факультета  политологии  Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Бубнов Александр Юрьевич, e-mail: alexandr-bubnov@mail.ru

HISTORICAL POLICY

Original Paper

Memory of the Great Patriotic War (World War II):

Comparative Analysis of the Views of Russian and Belarusian Youth

Alexander Yu. Bubnov 1Maria A. Savelyeva 2

Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6594-8407, е-mail: alexandr-bubnov@mail.ru

Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7258-5613, е-mail: mashtaler_94@mail.ru  

Abstract:

The article presents a comparative study of the images of the Great Patriotic War (World War II) in the historical memory of Russian and Belarusian youth. The theoretical and methodological foundations of the study are the understanding of collective memory as a result of the competition of opposite interpretations of the past, formed by the actors of the politics of memory, and the political and psychological study of the image of the Great Patriotic War (World War II) in mass perceptions. The research methodology is based on focused semi-standardized interviews using the “unfinished sentences” method. The empirical research model includes 50 focused interviews with respondents aged 18 to 30 from Russia and Belarus and the secondary processing of sociological data. The results of the study showed that although the space of the common memory of the Great Patriotic War (World War II) for Russia and Belarus remains, there is a mental distancing of young Belarusians from cultural unity with Russia. The growing difference is associated, among other things, with the assessment of the status of May 9, the predominance of tragic memory, the accentuation of the symbols of war and the position in the dispute over the contribution of the USSR and the USA to the victory.

 

 Keywords: 

 collective memory, “memory wars”, politics of memory, World War II, Russia and Belarus,

sociological study of memory, tragic memory

References

  1. Assman A., 2014, Dlinnaya ten' proshlogo: Memorial'naya kul'tura i istoricheskaya politika [The Long Shadow of the Past: Memorial Culture and Historical Politics]. Per. s nem. Borisa Khlebnikova. Moscow: Novoe literaturnoe obozrenie, 2014. (In Russ.)
  2. Afanas'eva A.I., Merkushin V.I., 2005, K 60-letiyu Velikoi Pobedy. Velikaya Otechestvennaya voina v istoricheskoi pamyati rossiyan [To the 60th anniversary of the Great Victory. The Great Patriotic War in the Historical Memory of Russians].  Sotsiologicheskie issledovaniya. 2005. № 8. S. 1112. (In Russ.)
  3. Biketova E., Chernyshov Yu., 2018, Natsiestroitel'stvo respubliki Belarus' i evropeiskii komponent belorusskoi identichnosti [Nation-building of the Republic of Belarus and the European component of Belarusian identity].  Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2018. T. 62. № 1. S. 94–103. (In Russ.)
  4. Bubnov A. Yu., 2017, Istoricheskaya politika i bor'ba interpretatsii kollektivnogo proshlogo v publichnoi sfere [Historical politics and the struggle of interpretations of the collective past in the public sphere].  Izvestiya Tul'skogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye nauki. 2017. T. 4. S. 3–12. (In Russ.)
  5. Evgen'eva T.V., 2016, Simvolika sovetskogo proshlogo v konstruirovanii obraza budushchego [Symbols of the Soviet past in constructing the image of the future].  Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 12: Politicheskie nauki. 2016. № 2. S. 101102.
  6. Kon I.S., 2009, Muzhchina v menyayushchemsya mire [A man in a changing world]. Moscow: Vremya, 2009. (In Russ.)
  7. Lashuk I.V., 2015, Sotsial'nyi komponent istoricheskoi pamyati o Velikoi Otechestvennoi voine v obshchestvennom soznanii zhitelei Belarusi: pokolencheskie razlichiya [The social component of the historical memory of the Great Patriotic War in the public consciousness of the inhabitants of Belarus: generational differences].  Sotsiologicheskii al'manakh. 2015. №6. S. 210220. (In Russ.)
  8. Malinova O.Yu., 2015, Aktual'noe proshloe: Simvolicheskaya politika vlastvuyushchei elity i dilemmy rossiiskoi identichnosti [The Actual Past: Symbolic Politics of the Ruling Elite and the Dilemmas of Russian Identity]. Moscow: Politicheskaya entsiklopediya, 2015. 288 s. (In Russ.)
  9. Miller A.I., 2004, Politika pamyati v Rossii: God razrushennykh nadezhd [The Politics of Memory in Russia: A Year of Shattered Hopes].  Politiya. Moscow, 2004. № 4 (75). S. 49–57. (In Russ.)
  10. Nemirova N.V., 2015, Istoricheskaya pamyat' o Velikoi Otechestvennoi voine: opyt kachestvennogo sotsiologicheskogo issledovaniya [Historical memory of the Great Patriotic War: the experience of qualitative sociological research].  Uchenye zapiski Zabaikal'skogo gosudarstvennogo universiteta. Ser.: Sotsiologicheskie nauki. 2015. S.157165. (In Russ.)
  11. Selezneva A.V., Smul'kina N.V., 2018, Obrazy stran slavyanskogo mira v soznanii rossiiskikh grazhdan (na primere Ukrainy i Belorussii) [Images of the countries of the Slavic world in the minds of Russian citizens (on the example of Ukraine and Belarus)].  Rusin. Izd. Obshchestvennaya assotsiatsiya "Rus" (Kishinev). 2018. T. 54. № 4. S. 352371. (In Russ.)
  12. Smul'kina N.V., 2017, Metodologicheskie osnovaniya issledovaniya obrazov byvshikh respublik SSSR [Methodological foundations for the study of images of the former republics of the USSR].  Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 12: Politicheskie nauki. 2017. № 4. S. 98100. (In Russ.)
  13. Tavokin E.P., Tabatadze I.A., 2010, K voprosu ob istoricheskoi pamyati o Velikoi Otechestvennoi voine [On the question of the historical memory of the Great Patriotic War]. Sotsiologicheskie issledovaniya. 2010. № 5. S. 62–66. (In Russ.)
  14. Shadurskii V.G., 2014, Istoricheskaya politika v Respublike Belarus': etapy razvitiya i versii interpretatsii proshlogo [Historical politics in the Republic of Belarus: stages of development and versions of the interpretation of the past.]. – Trudy fakul'teta mezhdunarodnykh otnoshenii BGU: nauchnyi sbornik. Minsk, 2014. Vyp. V. S. 9–24.  (In Russ.)
  15. Shestopal E.B., 2018, Osobennosti ispol'zovaniya psikhologicheskikh metodov dlya izucheniya politicheskogo vospriyatiya [Features of the use of psychological methods to study political perception]. – Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo. 2018. № 9. S. 81–90. (In Russ.)

Information about the authors 

Alexander Yu. Bubnov, Cand. Sci. (Philosophy), Deputy Head of the Department of History and Theory of Politics of Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russian Federation.

 

Maria A. Savelyeva, PhD student of the Department of Sociology and Psychology of Politics of Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Alexander Yu. Bubnov, e-mail: alexandr-bubnov@mail.ru

Наука. Общество. Оборона

2021. Т. 9. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9. № 2


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками
Watch Series 7, умные смарт-часы от Гармин,  презентация компании Apple

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN