Nauka. Obŝestvo. Oborona

2022. Т. 10. № 1. С. 1–1.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 1. P. 1–1.


UDC: 327

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-1-1-1

Поступила в редакцию: 05.11.2021 г.

Опубликована: 05.01.2022 г.

Submitted: November 5, 2021

Published online: January 5, 2022 


Для цитирования: Гришин Я. Я., Исламов Д. Р.  Саммиты как инструмент региональной политики Европейского Союза в «доковидный» период (на примере государств Западных Балкан и Восточного партнерства) // Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, № 1(30). С. 1-1. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-1-1-1.

For citation:  Grishin Y. Y., Islamov D. R. Summit Meetings as an Instrument of the European Union's Regional Policy in the pre-COVID-19 Period (the case of the Western Balkans and Eastern Partnership States). – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(1):1-1. (In Russ.). https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-1-1-1.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Оригинальная статья

Саммиты как инструмент региональной политики

Европейского Союза в «доковидный» период

(на примере государств Западных Балкан и Восточного партнерства)

Яков Яковлевич Гришин 1,  Дамир Римович Исламов * 

 Казанский (Приволжский) федеральный университет

г. Казань, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9453-6070, e-mail: grishin.42@mail.ru

Казанский (Приволжский) федеральный университет

г. Казань, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1338-3277, е-mail: dam1948@yandex.ru 

Аннотация:

На данном этапе государства Западных Балкан и проекта «Восточного партнерства» являются одними из приоритетных направлений для реализации региональной политики Европейского Союза (ЕС). Одним из столпов процесса является проведение политических саммитов, где ЕС и страны-партнеры могут обозначить основные успехи и подвести промежуточные итоги. Очевидно, что западнобалканские государства находятся на более высокой ступени евроинтеграционного процесса, стремясь к полноправному членству в ЕС. В свою очередь, страны Восточного партнерства лишь наращивают тесную кооперацию с ЕС, и то не все партнеры региона. При этом именно на политических саммитах определяются ключевые направления взаимодействия ЕС со странами-партнерами и насколько качественно они претворяются в жизнь. Можно заметить, что для западнобалканского региона более злободневным является имплементация режима общего экономического пространства и развития инфстрактуры с последующим сопряжением с ЕС. Что касается Восточного партнерства, то там преобладают политические факторы, связанные с принятием Соглашения об ассоциации.  Остальные моменты, ассоциирующиеся со Всеобъемлющей зоной свободной торговли и визовой либерализацией являются вспомогательными инструментами. Кроме того, особым треком является энергетика, так как некоторые государства по Восточному партнерству осуществляют транзит газа, как Украина, или занимаются его поставкой, как Азербайджан. Известно, что диверсификация поставок энергоресурсов ставится во главу для обеспечения энергобезопасности ЕС. Таким образом, в статье раскрываются основные повестки саммитов в рамках двух регионах, а также проводится их сравнительный анализ. Стоит отметить, что был выбран «доковидный» период, так как именно до этого момента саммиты проходили в очном формате, необременённые повесткой по COVID-19.

  

Ключевые слова: 

ЕС, евроинтеграционный процесс, Восточное партнерство, Западные Балканы,

Берлинский процесс, саммит «Западные Балканы», саммит «Восточное партнерство» 

ВВЕДЕНИЕ

 

Европейский Союз (далее – ЕС) активно продвигает повестку евроинтеграционного процесса в разных регионах. Одним из инструментов при реализации этой политики является проведение саммитов в качестве мероприятий для фиксации «достижений» или подведения промежуточных итогов. Известно, что Западные Балканы и страны т.н. Восточного партнерства (далее – ВП) находятся под пристальным присмотром ЕС, где более активно вводятся элементы политики евроинтеграции. Первые из них находятся «в перспективе» на уровне подготовки к потенциальному членству в ЕС. Другой является проектом, который создавался в качестве альтернативы формирующемуся Таможенному Союзу России, Беларуси, Казахстана с целью усиления влияния ЕС на пространстве бывшего СССР. Следовательно, было решено взять именно эти регионы для проведения сравнительного анализа повесток саммитов, которые начали проводиться на Западных Балканах с 2014 г. в рамках Берлинского процесса и на уровне Восточного партнерства с 2009 года.

 

САММИТЫ ЗАПАДНЫХ БАЛКАН В РАМКАХ БЕРЛИНСКОГО ПРОЦЕССА:

КАКОВА КЛЮЧЕВАЯ ЦЕЛЬ?

 

Еще в 2014 г. Председатель Европейской комиссии Ж. Юнкер официально объявил о приостановке процесса расширения ЕС. Это, бесспорно, могло вызвать разочарование среди политических элит государств западнобалканского региона, которые преимущественно провозглашали своей главной внешнеполитической целью, как получение полноправного членства в ЕС. С целью сохранения своего «лица» и мотивации для данных стран по инициативе Германии был запущен т.н. Берлинский процесс. По мысли создателей изначально он должен был состоять из 5 последовательных встреч на высшем уровне с 2014–2018 гг. [28, p.1]. Главной повесткой обозначалось развитие сфер дипломатии, экономики и мягкой силы [28, p.2]. При этом краеугольным камнем процесса должен был стать принцип взаимосвязанности (connectivity), где вложения в соответствующую инфраструктуру рассматривались как способ создания рабочих мест, возможностей для бизнеса и иных преимуществ [28, p.1].

 

Первый саммит Западных Балкан в рамках Берлинского процесса был проведен в августе 2014 г. под председательством канцлера ФРГ А. Меркель. Она заявила, что «все государства бывшей Югославии и Албания обладают европейской перспективой». Кроме того, было отмечено, что «…все страны-участники надеются на скорейшее продвижение процесса ассоциации … Но больше всего граждане надеются на экономическое развитие и борьбу с безработицей» [13]. В окончательной декларации первого саммита были четко обозначены направления, по которым будет идти взаимодействие западнобалканских государств с ЕС в рамках Берлинского процесса [11]:

  • ускорение кооперации между странами Западных Балкан;
  • решение злободневных вопросов двустороннего характера, как Сербия и Косово, спор о наименовании между Македонией и Грецией, оживление реформ по государственному строительству Боснии и Герцеговины, признание границ между западнобалканскими странами;
  • эффективное государственное управление (good governance): борьба с коррупцией и организованной преступностью, независимость судебной системы, развитие плюрализма и демократического порядка, гражданского общества, независимых профсоюзов, свобода слова в СМИ и т.п. 
  • усиление экономического развития стран: повышение уровня благоприятности инвестиционного климата, поддержка малого и среднего бизнеса (МСБ), развитие экономического взаимодействия в регионе, эффективное использование Инструмента предвступительной помощи (IPA) и т.п.
  • принцип взаимосвязанности (connectivity) на западнобалканском пространстве посредством создания единой транспортной и энергетической взаимосвязей;
  • социально-гуманитарная повестка: поддержка молодежи, особенно по снижению безработицы, академическая и профессиональная подготовка. 

 

При рассмотрении последующих саммитов мы будем акцентировать внимание на тех темах, которые наиболее активно рассматривались в рамках этих встреч.

 

В 2015 г. лидеры ЕС собрались вместе с руководителями западнобалканских стран в столице Австрии – Вене. Известно, что тот год был ознаменован широкомасштабным миграционным кризисом в ЕС, где одним из маршрутов для мигрантов были страны Западных Балкан. Утверждалось, что около 100 тыс. чел., многие из которых из Сирии и других зон конфликта на Ближнем Востоке, въехали в Сербию только в 2015 г. по пути через Западные Балканы [10]. Канцлер ФРГ А. Меркель заявила, что страны ЕС должны действовать сообща, чтобы облегчить ситуацию. «Сейчас у нас самое большое число беженцев в мире со времен Второй мировой войны. Нам в Европе удалось жить вместе в мире, и мы также сделали мирный процесс со странами Западных Балкан необратимым», – сказала А. Меркель.

 

В преддверии саммита Европейская комиссия выделила дополнительные 1,5 млн. евро в качестве гуманитарной помощи для оказания поддержки беженцам и мигрантам в Сербии и Македонии (питьевая вода, гигиена, медицинское обслуживание, жилье и защита беженцев и мигрантов, координация и отчетность по вопросам миграции и др.). Помимо этого, Европейская комиссия  ранее  предоставила  более  90 тыс. евро гуманитарной помощи для Македонии и 150 тыс. евро для Сербии в ответ на эту чрезвычайную ситуацию. Общая гуманитарная помощь ЕС по поддержке беженцев и мигрантов в этих странах составила 1,74 млн. евро [14].

 

Кроме того, было объявлено о подписании Декларации о разрешении вопросов двустороннего характера, где стороны обязывались урегулировать свои двусторонние споры так, чтобы не блокировать процесс евроинтеграции своих соседей по региону [22, p.15]. В финальной декларации указывалась важность «…примирения для укрепления стабильности в Юго-Восточной Европе и создания условий, способствующих преодолению наследия прошлого» [29, p.2]. Перечень региональных споров оставался на том же уровне, единственным успехом указывалось заключение договора о признании границ между Черногорией и Боснией Герцеговиной как первого шага на пути стабилизации Западных Балкан [29, p. 2].

 

Действительно, преимущественно саммит был посвящен решению проблемы миграции через западнобалканский маршрут. Однако повестка взаимосвязанности региона через развитие транспортной и энергетической инфраструктуры также оставалось в центре внимания. Из фонда Института предвступительной помощи II (IPA II) выделялся 1 млрд. евро в качестве инвестиций для развития повестки взаимосвязанности (connectivity) на период 2015-2020 гг. [29, p. 4]. Развитие инфраструктуры Западных Балкан происходит в рамках общей программы Трансъевропейской транспортной сети (TEN-T), представляющая собой программу развития всей транспортной инфраструктуры ЕС [22, p. 2-6].

 

Третий саммит, прошедший в 2016 г., наложился на важные политические события, как завершение референдума, по которому Великобритания решила выйти из состава ЕС (Brexit). Естественно, что руководители стран-лидеров ЕС были сосредоточены на том событии, поэтому евроинтеграционные устремления западнобалканских государств отошли на второй план. Достаточно точно это подметил министр иностранных дел Албании Д. Бушати, который заявил, что «встреча в понедельник между ЕС и странами Западных Балкан будет больше посвящена разводу с Великобританией, чем заключению брака с балканскими странами» [8].

 

Наряду с традиционной повесткой, во-первых, добавилась тема по борьбе с экстремизмом и терроризмом на фоне терактов в Брюсселе и Париже в 2016 году. Известно, что западнобалканский маршрут также является перевалочным пунктом для разного рода членов экстремистских и террористических группировок на пути в Сирию или Ирак. Во-вторых, это гуманитарная повестка (молодежь, образование, наука и исследования). Здесь стоит выделить подписание соглашения о создании Регионального офиса молодежного сотрудничества в столице Албании – Тирана (Regional Youth Cooperation Office – RYCO). Целью офиса является финансирование проектов, повышающих мобильность молодежи в регионе и открывающих возможности для профессиональной подготовки и культурных обменов. Финансовой базой Регионального офиса являлась поддержка со стороны ЕС и западнобалканских стран, старт работы которой был намечен на январь 2017 года [6].

 

Следующий саммит был организован в итальянском городе Триест в 2017 году. Ключевым событием данного саммита являлось подписание Договора о транспортном сообществе (Transport Community Treaty) в рамках принципа транспортной взаимосвязанности региона с ЕС. Согласно договору, должно было произойти углубление интеграции Западных Балкан с транспортным рынком ЕС в части общих стандартов, показателей эффективности сети и качества услуг, предлагаемых гражданам и бизнесу [7, p. 10-11]. Особо была выделена финансовая поддержка ЕС в отношении Западных Балкан по развитию транспортных проектов. Утверждалось, что на выделенный 1 евро приходилось 3 евро инвестиций, общая сумма поддержки составила 333 млн. евро от ЕС и 934 млн. евро как привлеченные инвестиции [9]. 

 

Отдельно стоит выделить направление по развитию эффективного государственного управления на Западных Балканах. Это одно из слаборазвивающихся направлений в рамках Берлинского процесса. Впервые была принята Совместная декларация по борьбе с коррупцией. В документе отмечалось, что «эффективная борьба с коррупцией имеет важное значение для сокращения масштабов нищеты и борьбы с серьезной и организованной преступностью» [20].

 

По гуманитарной повестке, основополагающим событием было проведение на полях саммита первого Молодежного форума ЕС-Западные Балканы, собравший более 100 молодых лидеров. Работа выстраивалась на базе созданного Регионального офиса молодежного сотрудничества. Обсуждались такие темы, как развитие программы молодых государственных служащих, мобильность молодых специалистов, европейская программа Erasmus+ [26].

 

Последний в цепочке пятый саммит в 2018 г. прошел в Лондоне. Хотя Великобритания начала процесс выхода из состава ЕС, но все-таки место проведения осталось неизменным. Это обуславливается тем, что Великобритания заинтересована в стабильности на Западных Балканах. Поэтому проведение саммита в Лондоне говорило о том, что Великобритания имеет намерение сохранить свое влияние и поддержку региона, несмотря на Брекзит. Более того, британское правительство анонсировало о повышении финансовой поддержки до 80 млн. фунтов стерлингов (на более 95%) в 2020-2021 гг. в рамках укрепления государственного управления, проведения судебной реформы, улучшения деловой среды, в целом, по развитию демократии и верховенства права в регионе [21].

 

Заметным результатом данного саммита, несомненно, является принятие Совместных деклараций о региональном сотрудничестве и добрососедских отношениях, а также о военных преступлениях и лицах, пропавших без вести [15]. В финальной декларации перечислялись те успехи, которые были достигнуты до этого, во-первых, подписание Преспского соглашения между Грецией и Македонией о наименовании последней, как Республика Северная Македония, во-вторых, вступление в силу Соглашения о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Северной Македонией и Болгарией, в-третьих, взаимное признание границ между некоторыми государствами Западных Балкан [23].

 

В доковидную эру последний саммит Западных Балкан в 2019 г. прошел в польском городе Познань. Данное мероприятие вернулось к истокам, где во главу угла ставится снова вопрос о транспортной и энергетической взаимосвязанности региона с ЕС. Это выражается в выделении нового пакета помощи в размере 180 млн. евро на развитие восьми новых транспортных и энергетических проектов (автодорожная, железнодорожная, энергетическая инфраструктуры). Согласно представлениям Европейской комиссии, подобное позволит привлечь до 728 млн. евро инвестиций. [24]. В декларации саммита особо было подчеркнуто, что с 2015 г. в рамках программы Connectivity ЕС выделил более 880 млн. евро для 39 проектов с инвестиционной стоимостью более 3,2 млрд. евро [25, p, 5].

 

Второй важный столп Берлинского процесса – формирование единого экономического пространства на Западных Балканах посредством реализации многолетнего плана действий c упором на четыре ключевых компонента: торговля, инвестиции, мобильность и цифровая интеграция [25, p. 1]. Вдобавок к этому ЕС стал продвигать Зеленую повестку для Западных Балкан (Green Agenda), которая посвящена развитию низкоуглеродной экономики региона в рамках борьбы с изменением климата [25, p. 4].

 

Третий важный принцип относится к урегулированию проблем двустороннего характера. Указывалось, что необходимо удвоить усилия по развитию добрососедских отношений и решению двухсторонних споров в соответствии с устремлениями региона в ЕС. Хотя в качестве больших успехов снова отмечались договоры, подписанные Северной Македонией с Грецией и Болгарией [25, p. 8].

 

САММИТЫ ВОСТОЧНОГО ПАРТНЕРСТВА: КАКОВА ОСНОВНАЯ ПОВЕСТКА?

 

Восточное партнерство (далее – ВП) – совместная инициатива ЕС и шести восточноевропейских государств-партнеров (Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Республика Молдова, Украина), что ставит своей целью сближение этих стран с ЕС. Данная инициатива является восточным направлением общей Европейской политики соседства (ЕПС). Запуском проекта можно считать 2009 г., когда в Праге состоялся первый саммит ВП по инициативе Польши и Швеции. 

 

Первые саммиты, прошедшие в 2009 г. и 2011 г. в Праге и Варшаве соответственно, очертили основные треки взаимодействия стран ВП  с  ЕС.  В  Пражской декларации обозначалось, что «… целью Восточного партнерства является создание необходимых условий для ускорения политической ассоциации и углубления экономической интеграции между ЕС и странами-партнерами» [16, p. 6]. Особую роль играло Соглашение об ассоциации (Association Agreement) как фундамента для выстраивания более тесных политических связей путем сближения стран-партнеров с законодательством и стандартами ЕС. При этом поощрялось развитие сотрудничества стран-членов с ЕС в области Общей внешней политики и политики безопасности и обороны [16, p. 7]. Кроме того, это соглашение должно было предусматривать создание глубоких и всеобъемлющих зон свободной торговли [16, p. 7]. Третьим столпом программы объявлялась поддержка мобильности граждан и либерализация визового режима, а четвертым – сотрудничество в области долгосрочных, стабильных и безопасных поставок и транзита энергии [16, p. 7-8].  Фактически  схожее  было  закреплено  на  польском  саммите в 2011 г., с уточнением того, что принятие Соглашения об ассоциации (AA) и зоне свободной торговли (DCFTA) не сопряжено друг с другом. Принятие DCFTA возможно там, где существуют такие предпосылки. Единственное в финальной декларации подчеркивалась ведущая роль Украины по приближению к реализации данных соглашений, а также по визовой либерализации [17, p. 3]. Именно на этих двух саммитах погасли идеи о каком-либо привлечении России к ВП. Российская сторона, несомненно, отказалась, так как Польша, например, предлагала участие по отдельности Калининградской области [4]. Далее разговоры о каком-либо частичном участии РФ речи уже не шло.

 

Триумфальным событием для партнерства должен был стать саммит в Вильнюсе в 2013 году. Тогда планировалось подписание Соглашение об ассоциации с Украиной и возможное парафирование данного Соглашения с Арменией, Грузией и Молдовой. Однако всё радостное шествие сорвало решение правительства и президента Украины В. Януковича о приостановке подписания Соглашения об ассоциации. Кроме того, в сентябре того же года Армения решила присоединиться к ЕАЭС, таким образом, отклоняясь от курса по парафированию этого же Соглашения. А вот Грузия и Республика Молдова парафировали Соглашение об ассоциации с ЕС в ноябре 2013 г. на саммите [3], а уже в 2014 г. они же подписали Соглашение об ассоциации с ЕС [2].

 

После неудачи Вильнюсского саммита для ЕС необходимо было продемонстрировать жизнеспособность проекта. Но при этом на саммите-2015 в Риге не было принято каких-либо серьезных решений. Единственным вопросом оставалась реакция ЕС и стран-членов партнерства по поводу Крыма и Севастополя. Первоначально предлагалось использовать фразу, как «нелегальная аннексия Крыма и Севастополя Российской Федерацией» [5]. Но из-за возражений  со  стороны  Армении  и  Республики  Беларусь  фраза  была  изменена на то, что «…Участники саммита вновь подтверждают свою позицию в отношении Резолюции 68/262 Генеральной Ассамблеи ООН о территориальной целостности Украины» [18, p. 2]. Несмотря на преобразования, Армения и Беларусь, в итоге, отказались подписывать финальную декларацию.

 

Не остался в стороне и газовый вопрос: в рамках диверсификации поставок газа ЕС активно поддерживает проект «Южного газового коридора» в обход России [18, p. 12]., который состоит из следующих компонентов – Южно-Кавказского газопровода: Баку – Тбилиси – Эрзурум, идущего по территории Азербайджана и Грузии до границы с Турцией, Трансанатолийского газопровода (TANAP), идущего по территории Турции, и Трансадриатического газопровода (TAP), проходящего по территории Греции, Албании и Италии.  Помимо этого, подчеркивалась важность развития проекта по реверсным поставкам газа на Украину из Венгрии, Польши и Словакии и в целом поддержка украинской газотранспортной системы, а также продолжение работ по объединению электросетей Исакча-Вулканешты между Румынией и Республикой Молдова и др. [18, p. 12].

 

Последняя встреча в качестве саммита ВП прошла в 2017 г. в Брюсселе. Стало очевидно, что данный саммит должен был стать витриной достижений политики ВП после стагнации с 2013 года. К примеру, в финальной декларации Брюссельского саммита были отмечены следующие «успехи»:

  • вступление в силу Соглашений об ассоциации и Всеобъемлющих зонах свободной торговли с Грузией, Молдавией с 2016 г. и с Украиной с 2017 г., включая либерализацию визового режима с этими государствами в 2014 г. и 2017 г. соответственно [19, p. 5]; 
  • подписанное на полях саммита Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между ЕС и Арменией [19, p. 5];
  • утверждение 20 задач на период до 2020 года (с целью достижения конкретных результатов в среднесрочной перспективе) [19, p. 12-22], «которые принесут ощутимые результаты на принципах прозрачности и инклюзивности, а также на укрепление устойчивости взаимоотношений [19, p. 6].

 

Сразу стоит сказать, что именно на саммите-2017 де-факто стало происходить обособление «Трио» самых «примерных государств», как Грузия, Украина, Республика Молдова, признавая их «проевропейские устремления».

 

В 2019 г. ЕС не провел официальный саммит ВП, ограничившись лишь конференцией высокого уровня, чтобы отпраздновать десятилетие функционирования программы. Почему не состоялся саммит ВП в 2019 году? Во-первых, процесс выхода Великобритании из ЕС являлся более злободневной и приоритетной темой. Во-вторых, проводились выборы в Европарламент 2019 г. и формировались политические институты ЕС, в частности, новый состав Европейской комиссии. В-третьих, требовалось время для претворения в жизнь 20-ти задач до 2020 года с целью демонстрации успешности политики ВП в перспективе.

 

При председательстве президента Европейской комиссии Жан-Клод Юнкера была проведена конференция, собравшая глав государств и правительств стран ВП для празднования десятилетия программы и промежуточного подведения итогов. Однако стоит отметить, что по итогам встречи не была принята финальная декларация, так как Азербайджан возражал против того, что не упоминается вопрос о территориальной целостности страны, связанный с Нагорным Карабахом [1].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

  • Очевидно, что в основе саммита Западных Балкан в рамках Берлинского процесса основным вектором является развитие регионального экономического пространства. В свою очередь, на саммитах ВП более важным являлся политической фактор через Соглашение об ассоциации между страной-партнером и ЕС. Создание зоны свободной торговли (DCFTA) является лишь вспомогательным инструментом, который внедряется «при необходимости».
  • Существование ранжирования стран-участников: «примерные» государства: ВП – Грузия, Республика Молдова, Украина, а на Западных Балканах: Албания, Северная Македония, Черногория; «заблудшие» или страны-балансеры, как Сербия и Армения; государства-партнеры в определенных сферах, как Азербайджан и Косово, «отстающие партнеры»: Беларусь и Босния и Герцеговина. 
  • Серьезные инвестиционные программы для развития транспортной и энергетической взаимосвязанности Западных Балкан с ЕС. Кроме того, с 2019 г. в западнобалканских странах стала продвигаться новая «Зеленая повестка» в рамках принципа взаимосвязанности. В странах Восточного партнерства ЕС делает ставку на транзит газа через Украину и его поставки из Азербайджана по «Южному газовому коридору». 
  • Важным компонентом политики ЕС является поддержка мобильности населения и либерализация визового режима. Это направление продвигается в рамках двух проектов, однако на Западных Балканах возникают идеи создания т.н. мини-Шенгена с целью сплочения всего региона.
  • В рамках двух проектов ЕС наиболее активно продвигает социально-гуманитарную повестку, особенно в отношении молодежи и малого и среднего бизнеса (МСБ). Проведение соответствующих форумов для институтов гражданского общества стран-партнеров, создание на Западных Балканах Регионального бюро по молодежному сотрудничеству в Тиране или первой Европейской школы Восточного партнерства в Тбилиси для обучающихся региона. С другой стороны, ЕС осуществляет выделение грантов для поддержки МСБ. Можно сделать вывод, что ЕС работает на перспективу формируя проевропейски настроенную молодежь и будущую политическую элиту этих государств.
  • На каждом саммите страны-лидеры ЕС заявляли о «европейских перспективах» и важности региона Западных Балкан. При этом на саммитах ВП подчеркивалась необходимость углубления взаимодействия между странами-партнерами и ЕС. Некоторые из них, как Грузия и Украина, не раз выражали недовольство тем, что в финальных декларациях не указывалось об их евроустремлениях [1]. Помимо этого, стоит отметить, что учреждение саммита «Западные Балканы» в рамках Берлинского процесса было инструментом того, чтобы окончательно застолбить за собой регион, не давая проникать туда другим игрокам, как КНР, РФ, Турция и др. В регионе Восточного партнерства ЕС, наоборот, старается увеличить степень своего влияния и интеграции, включая синхронизацию местного законодательства со стандартами ЕС.
  • В любом случае для ЕС более приоритетны именно Западные Балканы, так как в 2019 г., когда ЕС был занят процессом Брекзита, проводились выборы в Европарламент и формировались иные европейские институты, саммит на высшем уровне был проведем именно для данного региона. Что касается ВП, то там прошла лишь конференция высокого уровня для празднования десятилетия проекта.

Список литературы

  1. Азербайджан возмутился декларацией по «Восточному партнерству». Украина и Грузия тоже недовольны. – JAMnews, 16.05.2019.
  2. Грузия и Молдавия подписали соглашение об ассоциации с ЕС. – РИА Новости, 27.06.2014. 
  3. Молдавия и Грузия парафировали соглашение об ассоциации с ЕС. – Forbes, 29.11.2013. 
  4. Польша приглашает Калининградскую область РФ в программу "Восточное партнерство" ЕС. – RUGRAD.EU, 07.05.2009. 
  5. Саммит "Восточного партнерства" в Риге завершился без сенсаций. – TAСС, 22.05.2015.
  6. Albanian MFA Ditmir Bushati at the Western Balkans Summit in Paris [Министр иностранных дел Албании Дитмир Бушати на саммите Западных Балкан в Париже]. – European Western Balkans, 05.07.2016. 
  7. Annual report 2017. Western Balkans Investment Framework (WBIF) [Ежегодный доклад 2017. Инвестиционная программа для Западных Балкан]. – Western Balkans Investment Framework, 08.04.2018. 
  8. Brexit Result Overshadows Balkan Summit in Paris [Результаты Брекзита перекрывают Балканский саммит в Париже]. – Balkan Insight, 04.07.2016. 
  9. EU financial support in Western Balkans transport projects. Connecting Europe and Beyond [Финансовая поддержка ЕС для транспортных проектов на Западных Балканах. Соединяя Европу и за ее пределами]. – European Commission, 17.05.2018. 
  10. EU leaders discuss migrant crisis in Western Balkan summit [Лидеры ЕС обсуждают миграционный кризис на саммите Западных Балкан]. – Euronews, 27.08.2015. 
  11. Final Declaration by the Chair of the Conference on the Western Balkans - 2014 [Финальная декларация саммита Западные Балканы – 2014]. – The Berlin Process, 01.11.2017. 
  12. Foreign Ministers about 2016 Paris Balkans Summit [Министры иностранных дел о саммите Западных Балкан в Париже в 2016 г.]. – European Western Balkans, 24.05.2016. 
  13. Merkel seeks to strengthen EU ties to Western Balkans [Меркель стремится укрепить связи ЕС с Западными Балканами]. – EURACTIV, 29.08.2014. 
  14. €1.5 million  in  humanitarian assistance to refugees and migrants in the Western Balkans [1,5 млн. евро на гуманитарную помощь беженцам и мигрантам на Западных Балканах]. – European Western Balkans, 26.08.2016. 
  15. Joint Declarations on Regional Cooperation and Good Neighbourly Relations signed at the Leaders Meeting in London [Совместные декларации о региональном сотрудничестве и добрососедских отношениях, подписанные на встрече лидеров в Лондоне]. – European Western Balkans, 11.07.2018.
  16. Joint Declaration of the Prague Eastern Partnership Summit // Council of the European Union [Совместная декларация Пражского саммита Восточного партнерства // Совет ЕС]. Brussels,  7 May 2009 8435/09 (Presse 78). – Council of the European Union, 07.05.2009. 
  17. Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit, Warsaw, 29-30 September 2011// Council of the European Union. Warsaw, 30 September 2011  [Совместная декларация саммита Восточного партнерства, Варшава, 29-30 сентября 2011 г. // Совет ЕС. Варшава, 30 сентября 2011 года]. 14983/11 PRESSE 341. – Council of the European Union, 30.09.2011. 
  18. Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit (Riga, 21-22 May 2015) [Совместная декларация саммита Восточного партнерства (Рига, 21-22 мая 2015 г.) // Совет ЕС]. – Council of the European Union, 22.05.2015. 
  19. Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit (Brussels, 24 November 2017) [Совместная декларация саммита Восточного партнерства (Брюссель, 24 ноября 2017 г.) // Совет ЕС]. – Council of the European Union, 24.11.2017.  
  20. Joint Declaration Against Corruption. Trieste Summit 2017 [Совместная декларация против коррупции. Саммит в Триесте 2017]. – The Berlin Process, 01.11.2017. 
  21. PM statement at London Western Balkans Summit: 10 July 2018 [Заявление премьер-министра на саммите Западных Балкан в Лондоне: 10 июля 2018 г.]. – UK Government, 10.07.2018. 
  22. Vienna Western Balkans Summit 2015 [Addendum] [Венский саммит Западных Балкан 2015. Дополнение]. – European Western Balkans, 28.08.2015. 
  23. Western Balkans Summit in London 2018. Joint Declarations [Саммит Западных Балкан в Лондоне в 2018 г. Совместные декларации].– The Berlin Process, 01.07.2018. 
  24. Western Balkans Summit in Poznan: strengthening links within the region and with the EU [Саммит Западных Балкан в Познани: укрепление связей внутри региона и с ЕС]. – European Commission, 05.07.2019. 
  25. Western Balkans Summit Poznan. Chair’s conclusions [Саммит Западных Балкан в Познани. Выводы]. – The Berlin Process, 01.07.2019. 
  26. Western Balkans Youth Forum “Connecting Youth – Moving Forward” [Молодежный форум Западных Балкан «Объединение молодежи – движение вперед»]. – European Western Balkans, 07.07.2017. 
  27. Western Balkans Summit 2017: Delivering for the region” [Саммит Западных Балкан 2017: достижения в регионе]. – European Western Balkans, 12.07.2017. 
  28. Western Balkans' Berlin process: A new impulse for regional cooperation” [Берлинский процесс на Западных Балканах: новый импульс для регионального сотрудничества]. – European Parliament, 04.07.2016. 
  29. Western Balkans Summit Vienna 2015. Final Declaration [Венский саммит Западных Балкан 2015. Итоговая декларация]. – European Western Balkans, 28.08.2015. 

Информация об авторах

Гришин Яков Яковлевич, доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений, мировой политики и дипломатии Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань, Российская Федерация. 

 

Исламов Дамир Римович, аспирант кафедры международных отношений, мировой политики и дипломатии Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Исламов Дамир Римович, e-mail: dam1948@yandex.ru

INTERNATIONAL RELATIONS

Original Paper

Summit Meetings as an Instrument of the European Union's Regional Policy in the pre-COVID-19 Period

(the case of the Western Balkans and Eastern Partnership States)

Yakov Y. Grishin 1Damir R. Islamov *

Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9453-6070, e-mail: grishin.42@mail.ru

Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1338-3277, е-mail: dam1948@yandex.ru 

Abstract:

The Western Balkans and the Eastern Partnership States are among the priorities for the implementation of the European Union’s regional policy. One of the dimensions of the process is the conducting of Summit meetings. During these events, the EU and the partner countries emphasize achievements and summarize interim outcomes. It is obvious that the Western Balkans States are the region of higher priority for the EU. They would like to gain full EU membership in the future. In turn, the EU tries to bolster close cooperation with the Eastern Partnership countries. At the same time, the EU and the partner countries are able to determine key areas of mutual cooperation and to evaluate their implementation within the framework of these summits and conferences. The fulfillment of the Regional Economic Area and the infrastructure development for the Western Balkan are extremely crucial. As to the Eastern Partnership, political factors related to the adoption of the Association Agreement prevail. The Deep and Comprehensive Free Trade Areas (DCFTA) and visa liberalisation are complementary mechanisms for the cooperation. In addition, energy is a special topic within the European energy security policy. The EU seeks to diversify its energy supply. Therefore, some Eastern Partnership States play a significant role in providing gas transit (Ukraine), or are engaged in supplying natural gas to Europe (Azerbaijan). Thus, the article reveals the main agendas of the Summit meetings within the two regions, as well as their comparative analysis. 

 

Keywords: 

 EU, European integration, Eastern Partnership, Western Balkans, Berlin Process,

Western Balkans Summit, Eastern Partnership Summit

INTRODUCTION 

 

The European Union (the EU) actively promotes the agenda of the European integration process in different regions. One of the instruments of this policy is to arrange summits to record achievements or to summarize interim results. It is known that the Western Balkans and the countries of the so-called Eastern Partnership (the EaP) are under the close supervision of the EU, where the dimensions of the European integration policy are introduced more vigorously. The first of them are at the stage of preparation for the future EU membership and have status of candidate countries or potential candidate ones. Another one was an alternative project to the emerging Customs Union of Belarus, Kazakhstan, Russia with the aim of strengthening the EU's influence in the post-Soviet space. Thus, these particular regions were taken for a comparative analysis of the agendas of the summits, which were first held in the Western Balkans in 2014 as a part of the Berlin Process and at the level of the Eastern Partnership since 2009.

 

BERLIN PROCESS FOR THE WESTERN BALKANS: 

WHAT IS THE CORE GOAL?

 

In 2014, the President of the European Commission Jean-Claude Juncker officially announced a five-year halt on the EU enlargement process. The Western Balkan States’ political elites was definitely disappointed by the announcement, as the main goal of their foreign policy was to gain full membership in the EU. That is why the German authorities launched the so-called Berlin process in order to support the motivation for the Western Balkans. According to the initiative, the envisaged format implied five consecutive summits that took place from 2014 to 2018 [28, p.1]. The main agenda included a three-pillar structure with the focus of the development of “diplomacy, economy and soft power”. [28, p.2]. At the same time, the major principle of this process was the Connectivity. The aim was to connect the Western Balkans to the European core transport network by investing in a number of transport and energy infrastructure projects. It could create jobs, business opportunities and other advantages [28, p.1].

 

The First Conference of the Berlin process was held in August 2014 and was chaired by the German Chancellor Angela Merkel. She emphasized that all the seven successor states of the former Yugoslavia, as well as Albania, had a “European perspective”. In addition, the Chancellor pointed out that "... all member-states hoped the accession process would move forward quickly … Most of all, people hoped for “the economic advancement and measures that would tackle unemployment” [13]. The final declaration outlined main points of the interaction between the Western Balkan States and the EU within the Berlin process: [11]

 

  • acceleration of regional cooperation;
  • solution of urgent bilateral and internal issues, such as the case of Serbia and Kosovo, the name dispute between Macedonia (FYRM) and Greece, national state-building of Bosnia and Herzegovina, border disputes; 
  • strengthening of good governance: measures against corruption and organized crime, judicial independence, development of pluralistic democracy, civil society, independent trade unions, freedom of speech, etc.
  • increase of prosperity via sustainable economic growth: enhancement of positive investment climate, support for small and medium-sized enterprises, improvement of regional economic cooperation, effecient use of the Instrument for Pre-Accession Assistance (IPA), etc.
  • connectivity: infrastructure, transport, energy interconnectivity.
  • support of youth, especially in the reduction of youth unemployment, vocational and academic education.

 

Eventually, we will analyse the topics which were vigorously discussed during these conferences.

 

In 2015, the EU leaders assembled with the Western Balkan countries’ leaders in Vienna (Austria). The year is known for the major migration crisis in the EU. The Western Balkan States were one of the migration routes. About 100.000 people (most of them from Syria and other conflict zones in the Middle East) entered Serbia only in 2015 on their way through the Western Balkans [10]. The German Chancellor Angela Merkel claimed that the EU states had to take joint actions to improve the situation. “Now we have the highest number of refugees in the world since the Second World War. Here, in Europe we have succeeded in living together in peace, and we have also made the peace process with the Western Balkans irreversible,” said Merkel [10].

 

Right before the Conference, the European Commission allocated an additional 1.5 million EUR as humanitarian assistance to refugees and migrants in Serbia and Macedonia (FYRM) (still water, hygiene, health care, shelter, and protection for refugees and migrants, improvement of reception centres, and coordination and reporting on the migration issues, etc.). In addition, the European Commission had previously granted over 90.000 EUR in the EU humanitarian aid for Macedonia (FYRM) and 150.000 EUR for Serbia in response to this emergency situation. The overall EU humanitarian assistance to support refugees and migrants in these countries amounted to 1.74 million EUR [14].

 

In addition, all participants of this Conference signed the Declaration on the Regional Cooperation and Solution of Bilateral Disputes. The governments of the Western Balkans pledged to settle down their bilateral disputes and not to block the European integration process of their neighbours in the region [22, p. 15]. The Final Declaration stated the importance of "... reconciliation to strengthen stability in the South-Eastern Europe and create the conditions that will help to overcome the legacy of the past" [29, p. 2]. The regional disputes are still hot-button and have no major success, except the conclusion of the border agreement between Bosnia and Herzegovina and Montenegro. This paper was marked as a first step towards the stabilization of the Western Balkans [29, p. 2].

 

Actually, the Vienna Summit was primarily devoted to the solution of migration problems in the Western Balkan route. However, the connectivity agenda for the Western Balkans through the development  of  the  transport  and energy infrastructure remained urgent, as well. The EU allocated 1 billion EUR from the Instrument for Pre-accession Assistance II (IPA II) in order to support the connectivity agenda for 2015-2020 [29, p. 4]. The development of the Western Balkans’ infrastructure is performed as a part of the Trans-European Transport Network (TEN-T), which is a Europe-wide network of roads, railways, airports and water infrastructure in the European Union [22, p. 2-6].

 

In 2016, the Balkan Summit in Paris was overlapped with several political events, such as the withdrawal of the United Kingdom (UK) from the European Union after the referendum. Brexit overshadowed the European perspectives of the Western Balkan countries because the EU leaders were focused on that event. The Foreign Minister of Albania, Ditmir Bushati, pointed out that the meeting between the EU and Western Balkan countries would focus more on “the divorce with Britain than on new marriages with the Balkan countries [8]. First, in addition to the traditional agenda, all member states discussed the measures against extremism and terrorism in the light of the terrorist attacks in Brussels and Paris in 2016. The Western Balkans are known to be one of the routes for various extremist and terrorist groups on their way to Syria or Iraq. Second, the agenda on the youth, education, science and research was also under discussion. On the margins of the Paris Summit, the Regional Youth Cooperation Office (RYCO) was established in Tirana (Albania). The aim of the RYCO is to promote mobility among young people and provide opportunities for the vocational education and cultural exchange. The RYCO was under the funding by the EU and the Western Balkans, its opening was scheduled for January 2017 [6].

 

The next summit of 2017 was held in Trieste (Italy). The core event of this summit was the Transport Community Treaty to promote the connectivity agenda in the Western Balkans. According to the paper, the Treaty establishes the conditions for new dynamics in the cooperation between the EU and the region. Its key objective is deeper integration of the Western Balkans with the EU transport market towards the common standards, network efficiency, and service quality offered to people and businesses. [7, p. 10-11]. Between 2014 and 2017, the EU invested 333 million EUR in transport projects in the Western Balkans while private investment amounted to 934 million EUR (1 EUR allocation = 3 EUR investments) [9].

 

Good governance is the key priority in the Berlin process but this tendency has a slow progress in the Western Balkans. For the first time, they adopted the Joint Declaration Against Corruption. According to the paper, “effective anti-corruption measures are essential to reduce poverty and address serious and organised crime” [20].

 

The EU always tries to interact with young people from the Western Balkans. For example, more than 100 participants took part in the EU-Western Balkans Youth Forum “Connecting Youth – Moving Forward”, which was held on the margins of the Trieste Summit. The Youth Forum discussed and promoted topics relevant to the region, such as the work of the RYCO, the Young Civil Servants Scheme and Mobility of Young Professionals, Erasmus+ programme [26].

 

The last Conference of 2018, being a part of the Berlin Process, was held in London.

 

The UK had already commenced to promote the process of exit from the EU but the venue remained unchanged. It is known that the UK was interested in the stability in the Western Balkans. Despite Brexit, the summit in London revealed that the UK intended to maintain its influence in the region. Furthermore, the UK government announced the increase in the financial support up to 80 million GBP (by over 95%) in 2020-2021 as a part of the programme on the strengthening of public administration, democracy and the rule of law, implementation of the judicial reform, improvement of the business environment, etc. [21].

 

The significant outcome of the London Summit was the adoption of the Joint Declarations on Regional Cooperation and Good Neighbourly Relations and on War Crimes and Missing Persons as a part of the Berlin Process. [15]. The final declaration formalised several successes which had been achieved before [23]:

  • signing of the Prespa Treaty between Greece and North Macedonia to resolve the name dispute;
  • commencement of the Treaty on Friendship, Good Neighborliness and Cooperation between North Macedonia and Bulgaria;
  • mutual recognition of the borders between some states of the Western Balkans.

 

In the pre-COVID-19 pandemic period, the last Conference of the Western Balkans 2019 was held in Poznan (Poland). This summit returned to the core issue of the transport and energy interconnectivity of  the  region  with  the  EU. The European Commission presented a new Connectivity Package of 180 million EUR for the development of the eight new transport and energy projects (road, rail, energy transmission infrastructure). According to the European Commission, they expected to leverage investments of up to 728 million EUR. [24]. Under the Connectivity Agenda since 2015 the EU allocated  more  than  880 million EUR  for  a  total of 39 projects with investment costs of more than 3.2 billion EUR [25, p. 5].

 

The second important pillar of the Berlin process is the development of the regional economic integration by implementing the Multi-Annual Action Plan of the Regional Economic Area (MAP REA) [25, p.1]. In addition, the EU began to promote the Green Agenda for the Western Balkans, which was devoted to the measures on climate changes, protection of the environment and development of the low-carbon economy of the region [25, p. 4].

 

The third crucial pillar was to tackle bilateral disputes. The participants recalled their commitments to redouble efforts to develop good neighbourly relations and tackle outstanding bilateral problems in line with the region’s aspirations in the EU. The Prespa Treaty between North Macedonia with Greece and Bulgaria was for the second time recognised as a great success. [25, p .8].

 

EASTERN PARTNERSHIP SUMMIT: WHAT IS THE MAIN AGENDA?

 

The Eastern Partnership (EaP) is a joint initiative that involves the EU, its Member States and six Eastern European Partner countries: Armenia, Azerbaijan, Belarus, Georgia, the Republic of Moldova and Ukraine and aims to bring these countries closer to the EU. This initiative is the Eastern direction of the European Neighborhood Policy (ENP). In 2009, the first EaP summit was held in Prague on the initiative of Poland and Sweden.

 

The first Conferences, held in 2009 and 2011 in Prague and Warsaw, outlined the core tracks for interaction between the EaP states and the EU. The Prague Declaration stated that "... the main goal of the Eastern Partnership was to create the necessary conditions to accelerate political association and further economic integration between the EU and partner countries" [16, p. 6]. The Association Agreement played a key role in building closer political relations by bringing partner countries closer to the EU legislation and standards.

 

At the same time, the EU encouraged the EaP states’ interaction on the field of the Common Foreign and Security Policy (CFSP) [16, p.7]. In addition, this agreement was supposed to implement the Deep and Comprehensive Free Trade Areas (DCFTA) [16, p.7]. They announced that the third pillar of this project was the mobility of citizens and visa-free regime. The last one was the cooperation in the field of long-term, stable and secure energy supplies and transit [16, p. 7-8]. 

 

The similar points were outlines in the Final Declaration of the Warsaw Summit in 2011. However, it was stated that the Association Agreement (AA) and the Free Trade Area (DCFTA) could be accepted separately. The adoption of the DCFTA was possible in those regions where such prerequisites existed. Ukraine was the closest one to accomplish these agreements and adopt a visa-free regime [17, p.3]. After the Prague and Warsaw summits, the idea of any involvement of Russia in the EaP project faded away. The Russian authorities refused to take part in the project as Poland proposed to include only the Kaliningrad region in the EaP [4]. 

 

In 2013, the third summit in Vilnius was expected to be a triumph for the Eastern Partnership. The EU leaders intended to sign the Association Agreement with Ukraine and to initial a similar paper with Armenia, Georgia and the Republic of Moldova. However, the President of Ukraine Viktor Yanukovych and the government decided to suspend the Association Agreement. This case disrupted a potential triumph of the EU within the Eastern Partnership. In addition, the Armenian authorities decided to join the Eurasian Economic Union (EAEU) in September 2013 and, thus, deviated from the course of initialing the Association Agreement. However, on the margins of the Vilnius summit Georgia and the Republic of Moldova initialed the similar Agreements with the EU in November 2013 [3], and in 2014 they finally signed them [2].

 

After the failure of the Vilnius summit, it was important for the EU to demonstrate the viability of the EaP project. Still, no progressive decisions were made by the EaP states and the EU in the Riga Summit 2015. The particular issue was an attitude of the EU and the EaP member states to the case of Crimea and Sevastopol. Initially, the EU expected to include the phrase “illegal annexation of Crimea and Sevastopol by the Russian Federation” to the final declaration [5]. But due to the disapproval of Armenia and Belarus, the EU agreed to change the statement to sound as “... The Summit participants reaffirm their positions in relation to UN General Assembly Resolution 68/262 on the territorial integrity of Ukraine.” [18, p. 2]. Although the amendments were entered in the document, Armenia and Belarus eventually refused to sign the declaration of the Riga Summit.

 

Another issue for discussion at the Riga Summit was the supply of gas. The EU intended to promote the diversification of gas supply and support the Southern Gas Corridor to bypass Russia [18, p.12]. The natural gas supply route from Azerbaijan to Europe consisted of the South Caucasus Pipeline (Azerbaijan-Georgia to the Turkish border), the Trans-Anatolian Pipeline (from Turkey to the Greek border) and the Trans-Adriatic Pipeline (Greece-Albania-Italy). Moreover, the EU confirmed its support for the modernisation of the Ukrainian Gas Transmission System as a core part of the European grid network, including the provision of natural gas reverse flow capacities to Ukraine from Hungary, Poland and Slovakia. The participants reaffirm their commitment to continue working on the power interconnection Isaccea – Vulcanesti between Romania and the Republic of Moldova, etc. [18, p.12].

 

The last official EaP summit was held in 2017. During this event, the EU desired to reveal all achievements of the EaP after the failure of the Vilnius Summit 2013. For instance, the final Declaration of the Brussels summit outlined the following progress: 

  • commencement of the Association Agreements and DCFTA with Georgia, Moldova in 2016 and with Ukraine in 2017, including the implementation of visa-free regimes for the Republic of Moldova, Georgia and Ukraine in 2014 and 2017, respectively [19, p. 5];
  • Comprehensive and Enhanced Partnership Agreement (CEPA) signed on the margins of the Brussels summit of the EU - Armenia [19, p. 5]; 
  • approval of the Deliverables for 2020  (the aim of achieving tangible results for citizens) [19, p.12-22], “which will deliver tangible results in a transparent and inclusive manner as well as strengthening resilience of the relations” [19, p. 6].

 

During the Brussels Summit, the EU distinguished Georgia, Ukraine, and the Republic of Moldova as the Trio countries that are the most democratically advanced in the EaP and have European perspectives. The EU decided not to hold the Eastern Partnership summit in 2019 and hosted only the High-level Conference in order to mark the 10th Anniversary of the Eastern Partnership. Why did they refuse to hold the EAP summit in 2019? The first reason is the UK withdrawal from the EU, which was a more urgent topic. The second reason is the elections to the European Parliament in 2019. Moreover, after the elections, the new structure of the EU institutions was under discussion, in particular, a new team of the European Commission for 2019-2024. And finally, the EU intended to extend time limits to achieve the Deliverables for 2020 for the demonstration of the EaP project success in the future.

 

The High-level Conference was hosted by the President of the European Commission, Jean-Claude Juncker to mark the 10th anniversary of the Eastern Partnership and to summarize the major preliminary outcomes. Nevertheless, the participants didn’t adopt the final declaration due to Azerbaijan's objections as it claimed that the paper did not mention the territorial integrity of the country regarding Nagorno-Karabakh [1].

 

CONCLUSIONS

 

  • The core task of the Western Balkans Summit as a part of the Berlin process was to promote the regional economic cooperation and sustainable economic growth. At the same time, through the Association Agreement between the EaP partner country and the EU the political factor was more crucial at the EaP summits and conferences. The DCFTA was a complimentary instrument, which could be adopted if necessary.
  • The EU implicitly divides the partner countries into several categories: most advanced states, such as Georgia, the Republic of Moldova, Ukraine in the EaP and Albania, North Macedonia, Montenegro in the Western Balkans; Serbia and Armenia that have close bilateral relations with the EU but establish good and friendly relations with the other players (Russia, China, etc.); countries considered as partners in certain fields, such as Azerbaijan and Kosovo; "low-performing" partners, such as Belarus and Bosnia and Herzegovina.
  • The EU undertakes major investment programs for the development of the transport and energy interconnectivity of the Western Balkans with the EU. In addition, since 2019, an ambitious Green Agenda has been launched for the Western Balkan States within the Connectivity Agenda. In the Eastern Partnership countries, the EU relies on the gas transit via Ukraine and gas supplying from Azerbaijan via the Southern Gas Corridor.
  • The EU always tries to support the citizens’ mobility and visa-free regime. This direction is promoted in two regions but in the Western Balkans the EU would like to push forward the so-called “Mini Schengen” initiative in order to unite the entire region.
  • The EU vigorously promotes the social and humanitarian agenda within the two regions mainly regarding the youth and small and medium-sized businesses (SMEs). Due to the EU’s funding, the Regional Youth Cooperation Office (RYCO) in Tirana and the Eastern Partnership European School in Tbilisi were established and the Civil Society forums were held. Furthermore, the EU allocates grants to support SMEs. In general, the EU and its institutions are involved in the development of the pro-European youth and future political elites of these countries.
  • At each summit, the EU leaders declared the “European perspectives” and the importance of the Western Balkans. At the same time, at the EaP summits the EU emphasized the neccesity of the intensified cooperation between the partner countries and the EU. Some of the EaP countries (Georgia and Ukraine) were dissappointed by the fact that the declarations of the EaP summits did not mention their European aspirations[1]. In addition, the Western Balkans summit, being a part of the Berlin process, was the key instrument to show who is the main investor and partner in the region as the EU does not allow other political actors, such as China, Russia, Turkey, etc., to enhance their influence in the Western Balkan. On the contrary, the EU tries to extend its influence in the EaP and to align the national law with the EU standards.
  • In any case, the Western Balkans are the region of higher priority for the EU. Despite the elections to the European Parliament and establishment of the EU institutions, the EU leaders decided to arrange the Western Balkans Summit in Poznan while in the EaP only the High-level Conference was hosted by the President of the European Commission.

References

  1. Azerbaydzhan vozmutilsya deklaratsiyey po «Vostochnomu partnerstvu». Ukraina i Gruziya tozhe nedovolny [Azerbaijan was outraged by the Declaration of the Eastern Partnership. Ukraine and Georgia are also unhappy]. – JAMnews, 16.05.2019. (In Russ.).
  2. Gruziya i Moldaviya podpisali soglasheniye ob assotsiatsii s ES [Georgia and Moldova signed the Association Agreement with the EU]. – RIA Novosti, 27.06.2014. (In Russ.).
  3. Moldaviya i Gruziya parafirovali soglasheniye ob assotsiatsii s ES [Moldova and Georgia initialed the Association Agreement with the EU]. – Forbes, 29.11.2013. (In Russ.).
  4. Polsha priglashayet Kaliningradskuyu oblast RF v programmu "Vostochnoye partnerstvo" ES [Poland invites the Kaliningrad region of the Russian Federation to the EU’s Eastern Partnership program]. – RUGRAD.EU, 07.05.2009. (In Russ.).
  5. Sammit "Vostochnogo partnerstva" v Rige zavershilsya bez sensatsiy [The Eastern Partnership Summit in Riga ended without sensation]. – TASS, 22.05.2015. (In Russ.).
  6. Albanian MFA Ditmir Bushati at the Western Balkans Summit in Paris. – European Western Balkans, 05.07.2016. (In Eng.).
  7. Annual report 2017. Western Balkans Investment Framework (WBIF). – Western Balkans Investment Framework, 08.04.2018. (In Eng.).
  8. Brexit Result Overshadows Balkan Summit in Paris. – Balkan Insight, 04.07.2016. (In Eng.).
  9. EU financial support in Western Balkans transport projects. Connecting Europe and Beyond. – European Commission, 17.05.2018. (In Eng.).
  10. EU leaders discuss migrant crisis in Western Balkan summit. – Euronews, 27.08.2015. (Iin Eng.).
  11. Final Declaration by the Chair of the Conference on the Western Balkans - 2014. – The Berlin Process, 01.11.2017. (In Eng.).
  12. Foreign Ministers about 2016 Paris Balkans Summit. – European Western Balkans, 24.05.2016. (In Eng.).
  13. Merkel seeks to strengthen EU ties to Western Balkans. – EURACTIV, 29.08.2014. (In Eng.).
  14. €1.5 million in humanitarian assistance to refugees and migrants in the Western Balkans. – European Western Balkans, 26.08.2016. (In Eng.).
  15. Joint Declarations on Regional Cooperation and Good Neighbourly Relations signed at the Leaders Meeting in London. – European Western Balkans, 11.07.2018. (In Eng.).
  16. Joint Declaration of the Prague Eastern Partnership Summit // Council of the European Union. Brussels, 7 May 2009 8435/09 (Presse 78). – Council of the European Union, 07.05.2009. (In Eng.).
  17. Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit, Warsaw, 29-30 September 2011// Council of the European Union. Warsaw, 30 September 2011 14983/11 PRESSE 341. – Council of the European Union, 30.09.2011. (In Eng.).
  18. Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit (Riga, 21-22 May 2015). – Council of the European Union, 22.05.2015. (In Eng.).
  19. Joint Declaration of the Eastern Partnership Summit (Brussels, 24 November 2017). – Council of the European Union, 24.11.2017. (In Eng.).
  20. Joint Declaration Against Corruption. Trieste Summit 2017. – The Berlin Process, 01.11.2017. (In Eng.).
  21. PM statement at London Western Balkans Summit: 10 July 2018. – UK Government, 10.07.2018. (In Eng.).
  22. Vienna Western Balkans Summit 2015 [Addendum]. – European Western Balkans, 28.08.2015. (In Eng.).
  23. Western Balkans Summit in London 2018. Joint Declarations. – The Berlin Process, 01.07.2018. (In Eng.).
  24. Western Balkans Summit in Poznan: strengthening links within the region and with the EU. – European Commission, 05.07.2019. (In Eng.).
  25. Western Balkans Summit Poznan. Chair’s conclusions. – The Berlin Process, 01.07.2019. (In Eng.).
  26. Western Balkans Youth Forum “Connecting Youth – Moving Forward”. – European Western Balkans, 07.07.2017. (In Eng.).
  27. Western Balkans Summit 2017: Delivering for the region”. – European Western Balkans, 12.07.2017. (In Eng.).
  28. Western Balkans' Berlin process: A new impulse for regional cooperation”. – European Parliament, 04.07.2016. (In Eng.).
  29. Western Balkans Summit Vienna 2015. Final Declaration. – European Western Balkans, 28.08.2015. (In Eng.).

Information about the authors 

Yakov Y.  Grishin, Dr. Sci. (History), Prof. of the Department of international relations, world politics and diplomacy, Kazan Federal University, Kazan, Russian Federation. 

 

Damir R. Islamov, Postgraduate Student of the Department of International Relations, World Politics and Diplomacy, Institute of International Relations, Kazan Federal University, Kazan, Russian Federation.

Corresponding author

Damir R. Islamov, e-mail: dam1948@yandex.ru

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 1

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 1


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN