Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 3


UDC: 930.2(47) «1941/1945»

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10253

Поступила в редакцию: 24.06.2020 г.

Опубликована: 29.08.2020 г.

Submitted: June 24, 2020

Published online: August 29, 2020 


Для цитирования: Климов А. А. Обеспечение общественной безопасности личным составом органов НКВД СССР в период Великой Отечественной войны. Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(3):30-30. DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10253.

For citation:  Klimov A. A. Providing public safety by the personnel of the NKVD organs of the USSR during the Great Patriotic War. Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(3):30-30. (In Russ.) DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10253.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

ОБЩЕСТВЕННАЯ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Обзорная статья

Обеспечение общественной безопасности

личным составом органов НКВД СССР

в период Великой Отечественной войны

А. А. Климов 1

Научный центр стратегических исследований

Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6639-4901, e-mail: andrey_klimov1968@mail.ru 

Аннотация:

Введение. Именно НКВД СССР представлял собой в годы Великой Отечественной войны одну из важнейших структур в системе органов государственного управления, осуществляющих обеспечение общественной безопасности в СССР.

Результаты. В статье проведен анализ основных направлений деятельности органов НКВД в 1941-1945 годах. Представлены особенности выполнения личным составом органов НКВД СССР задач по борьбе с уголовной преступностью, охране общественного порядка, борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью. Особое внимание обращено на организацию органами НКВД в сложных условиях военного времени местной противовоздушной обороны и военизированной пожарной охраны на стратегических объектах Советского Союза. Исследованы вопросы организации сотрудниками органов НКВД СССР заградительной службы на железных дорогах, ведущих в тыл страны, с целью недопущения проникновения в тыл шпионов, диверсантов, а также для выявления дезертиров и предателей на территории страны. Представлены материалы по трудовому использованию на предприятиях, в строительстве и сельском хозяйстве СССР бывших советских военнопленных и репатриированных лиц, иностранных военнопленных и интернированных лиц, заключенных исправительно-трудовых лагерей и колоний. 

Заключение. На основе документальных источников показана роль органов НКВД в обеспечении общественной безопасности в годы Великой Отечественной войны. Приведены основные нормативно-правовые акты, определяющие деятельность органов НКВД в годы Великой Отечественной войны.

 

 Ключевые слова: 

 Великая Отечественная война, Государственный Комитет Обороны,

Народный комиссариат внутренних дел, Красная армия, общественная безопасность,

борьба с уголовной преступностью, охрана общественного порядка

ВВЕДЕНИЕ

 

В годы Великой Отечественной войны Народный комиссариат внутренних дел (далее – НКВД) СССР представлял собой одну из важнейших структур в системе органов государственного управления, осуществляющих обеспечение общественной безопасности в СССР.

 

К основным направлениям деятельности личного состава органов НКВД СССР по обеспечению общественной безопасности в период войны относились: местная противовоздушная оборона (далее – МПВО); противопожарная работа; охрана и трудовое использование заключенных и военнопленных; борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью; борьба с уголовной преступностью и охрана общественного порядка.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ ОРГАНОВ НКВД С НАЧАЛОМ ВОЙНЫ

 

После начала войны в рамках обеспечения общественной безопасности на НКВД СССР были возложены дополнительные задачи, которые существенно расширили направления деятельности ведомства: проведение мероприятий по мобилизации; борьба с парашютистами и диверсантами; обеспечение режима военного и осадного положения; помощь в эвакуации населения и промышленности; выполнение специальных заданий по переселению отдельных категорий населения; строительство оборонительных сооружений; организация правительственной высокочастотной связи (далее – ВЧ-связи) с действующей Красной армией.

Для выполнения этих задач, привлекались все органы НКВД, а также вспомогательные силы, ими организованные и возглавляемые (истребительные батальоны, пожарная охрана, формирования МПВО, формирования содействия милиции).

 

В годы Великой Отечественной войны боевой экзамен держали не только Вооруженные силы страны, но и местная противовоздушная оборона. В директиве Совета Народных Комиссаров (далее – СНК) СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г., озвученной 3 июля 1941 года  по радио И.В. Сталиным, в числе других основных задач ставилась также задача «наладить местную противовоздушную оборону» [1, с. 153].  СНК СССР  2 июля  1941 года принял постановление «О всеобщей обязательной подготовке населения к противовоздушной обороне» [2, с. 48].

 

В соответствии с данным постановлением по вопросам МПВО и противохимической защиты требовалось:

  • усилить подготовку населения и формирований МПВО по вопросам противохимической защиты;
  • уточнить нормы оснащения формирований МПВО средствами противохимической защиты;
  • реорганизовать и укрепить службы противохимической защиты на местах.

 

Например, Совет Народных Комиссаров РСФСР уже 2 июля 1941 г. принял постановление, которым подготовка населения к МПВО возлагалась на местные Советы депутатов трудящихся. На всех предприятиях и в учреждениях создавались группы самозащиты из расчета одна группа на  100–300  человек рабочих и служащих, в жилых домах  –  на 200–500 человек. Решение от 10 июля 1941 г. СНК РСФСР конкретизировало проведение в республике мероприятий по усилению МПВО. Главное управление МПВО НКВД СССР в двухдневный срок обеспечило практическими указаниями областные (краевые) исполкомы и СНК АССР по организации МПВО на их территориях [2, с. 46].

 

Во всех местностях, объявленных на военном положении, в крупных населенных пунктах, на базе строительных организаций (трестов, контор и т.д.) городских и районных советов депутатов трудящихся организовывались аварийно-восстановительные отряды МПВО. В их задачи входило: быстрое восстановление поврежденных при военных действиях жилых домов, больниц, школ, предприятий коммунального хозяйства (водопровод, канализация, газ и т.д.), а также энергетики, связи, дорог, мостов и набережных.

 

Большую опасность для жизни населения столицы представляли неразорвавшиеся немецкие бомбы. В короткий срок Главное управление пожарной охраны НКВД СССР и Центральный НИИ пожарной охраны сумели изучить немецкие зажигательные авиабомбы и дать на места их характеристику, рекомендации о методах и способах локализации пожаров, вызванных ими.

 

Для повышения боеспособности МПВО страны по решению Государственного Комитета Обороны (далее – ГКО) СССР в июле–августе 1942 г. в 49 городах на базе участковых команд МПВО было создано 132 отдельных городских батальона МПВО по типу и структуре частей Красной армии, в том числе в Москве – 25, в Ленинграде – 35 батальонов [3, л. 28]. На их личный состав распространялись уставы и наставления Красной армии, а подразделения стали укомплектовываться кадровыми командирами.

 

В условиях массированных бомбардировок промышленных объектов в тыловых районах страны, проводимых немецко-фашистской авиацией летом 1943 года в соответствии с постановлениями ГКО от 10 июня 1943 г. «Об усилении местной противовоздушной обороны города Горького» и от 16 июня 1943 г. № 3592 «О местной противовоздушной обороне» приказом НКВД СССР от 18 июня 1943 г. на военизированное положение переводилась пожарная охрана 33 крупных городов СССР, общей численностью 13 850 человек [4, л. 378–382]. Их организацией, материально-бытовым устройством, боевой подготовкой и службой на местах занимались народные комиссары внутренних дел республик и начальники УНКВД краев и областей лично.

 

Широкое применение противником зажигательного оружия при авиационных налетах на населенные пункты и важные стратегические объекты привело к тому, что с началом войны увеличивается количество военизированной пожарной охраны (далее – ВПО) НКВД на стратегических объектах (прежде всего топливной промышленности в районах Грозного и Баку). Особую важность данного направления деятельности НКВД подчеркивает то, что первое постановление ГКО было посвящено увеличению выпуска противопожарного оборудования [5, л. 3].

 

Особое внимание руководство государства и НКВД СССР уделяли противопожарной защите столицы государства. В соответствии с приказом НКВД от 23 июля 1941 г. все противопожарные силы и средства (надзора, охраны, тушения, местной противовоздушной обороны, действующие на общественных началах) в Москве были сосредоточены в Управлении противопожарной охраны города (начальник И.Н. Троицкий) [6, с. 222], которое подчинялось УНКВД г. Москвы.

 

Вместо объектового принципа управления ВПО был установлен районный. В столице было организовано около 13 тыс. противопожарных команд, насчитывавших более 205 тыс. бойцов [7, с. 24]. По указанию МГК ВКП(б) из москвичей был сформирован комсомольский противопожарный полк численностью свыше 5 тыс. человек. Личным составом полка в дни налетов фашистской авиации было погашено 42 тыс. загораний и 2 тыс. пожаров, обезврежено 40 тыс. зажигательных бомб, спасено сотни жителей, оказана помощь 6 тыс. пострадавшим [8, с. 464]. 

 

В результате налетов немецко-фашистской авиации на города Поволжья в июне 1943 г. пожарные службы проявляли мужество и героизм. В отличие от британских пожарных, ликвидировавших пожары, возникшие после бомбардировок немецко-фашистской авиацией английских городов, только после завершения налета, советские пожарные команды приступали к ликвидации пожаров уже в ходе бомбардировок (до отбоя сигнала «Воздушная тревога»), что не позволяло пожарам разрастаться и уменьшало потери от них.

 

ОХРАНА ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВЫХ ЛАГЕРЕЙ И КОЛОНИЙ

 

За первый и второй периоды войны количество осужденных в лагерях и колониях Главного управления лагерей (далее – ГУЛАГ) НКВД СССР значительно снизилось с 983 974 человек в 1943 г. до 663 594 человек в 1944 г. [9, с. 10–27] Независимо от характера совершенного преступления для всех осужденных был установлен единый режим отбывания наказания – строгий. Тем не менее, лица, осужденные за контрреволюционные преступления, бандитизм, разбой и побеги, а также граждане иностранных государств и рецидивисты были взяты под усиленную охрану.

 

В 1943 г. для улучшения охраны был разработан и издан Устав службы военизированной охраны исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД СССР, была введена надзирательная служба [10, л. 12].

 

После коренного перелома в войне в пользу СССР резко сокращается количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за контрреволюционные преступления. В тоже время намечается тенденция увеличения числа лиц, привлеченных к ответственности за общеуголовные преступления, в том числе за службу фашистскому оккупационному режиму. Для содержания последних в ряде лагерей были организованы отделения каторжных работ. Приказом НКВД СССР от 17 июля 1943 г. была введена «Инструкция по учету и этапированию заключенных, осужденных к каторжным работам» [11, л. 131–134об].

 

Во втором периоде войны, вследствие победного завершения Сталинградской битвы, началось массовое поступление военнопленных. Перед НКВД СССР встала проблема по их охране и трудовому использованию. Для содержания военнопленных НКВД создаются производственные лагеря. На 1 января 1942 г. было 16 лагерей, 1 января 1943 г. – 40, а к 31 декабря 1943 г. – 66 [12, с. 1014].

 

К концу 1943 года в системе НКВД имелось 16 производственных лагерей, в которых находился 32 161 человек, из них для работы на объекты народного хозяйства страны выводилось менее половины, а всего количество военнопленных составляло более 330 тыс. человек [13, с. 40]. 

 

В третьем периоде войны по решениям ГКО и СНК СССР началось трудовое использование на предприятиях, в строительстве и сельском хозяйстве бывших советских военнопленных и репатриированных лиц, иностранных военнопленных и интернированных лиц, заключенных исправительно-трудовых лагерей и колоний. 

 

Приказом НКВД СССР от 11 января 1945 г. Управление НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР было реорганизовано в Главное управление НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР. 

 

Передача бывших советских военнопленных и репатриантов на промышленные предприятия и в строительные организации осуществлялась после прохождения ими государственной проверки на фильтрационных пунктах или в проверочно-фильтрационных лагерях. 

 

В соответствии с решениями ГКО и СНК СССР в 1944–1945 гг. «проверенные окруженцы» освобождались из спецлагерей и передавались на постоянную работу на предприятия черной и цветной металлургии, угольной промышленности [14, с. 322].

 

В конце 1944 г. ГКО обязал НКВД СССР обеспечить рабочей силой восстанавливаемые шахты в Донбассе, направив для этой цели дополнительно спецконтингенты, и запретил переводить заключенных из лагерей, обслуживающих предприятия угольной промышленности, без согласования с Наркомуглем СССР. Для использования на работе по восстановлению шахт НКВД направил всех заключенных, осужденных за нарушение правил техники безопасности или за дезертирство с предприятий угольной промышленности.

 

В соответствии с постановлениями ГКО о привлечении для работы в промышленность граждан СССР национальностей воюющих с Советским Союзом стран (немцы, финны, румыны), ГУЛАГом в течение 1942–1945 гг. было проведено несколько мобилизаций этих контингентов и направление их на важнейшие строительства и предприятия. Всего мобилизовано свыше 400 тыс. человек [15, л. 1–61].

 

 

БОРЬБА С ДЕТСКОЙ БЕСПРИЗОРНОСТЬЮ И БЕЗНАДЗОРНОСТЬЮ

 

Особое значение в годы войны приобретала государственная политика по защите и сохранению детства, в рамках которой НКВД СССР вел борьбу с детской беспризорностью и безнадзорностью. С первых же дней войны началась срочная эвакуация детей из западных районов страны на восток. 

 

Осенью 1941 г. под контролем органов НКВД СССР в Московской, Рязанской и Горьковской областях были сформированы первые лагеря эвакуированных детей, налаживалось обслуживание детей силами комсомольцев, учащихся, домохозяек. 

 

СНК СССР и ЦК ВКП(б) в ноябре 1941 г. приняли постановление «Об улучшении обслуживания, размещения и трудового устройства эвакуированного населения». Для размещения эвакуированного населения с детьми разрешалось производить уплотнение населения, а в тех местах, где не было достаточной жилой площади, рекомендовалось организовать строительство утепленных бараков и землянок. 

 

При каждом управлении милиции был создан справочно-адресный детский стол, а в Главном управлении милиции – Центральный адресный справочный стол, в картотеке которого сконцентрирован учет отставших от родителей детей по всему Союзу. На середину 1944 г. было учтено  по  карточкам  – 334 683 чел. детей,  из них:  в 1942 г.  –  92 030;  в 1 943 г.  –  177 901  и в 1944 г. – 64 752. По состоянию на 1 июня 1944 г. всего поступило заявлений о розыске 41 107 детей, из которых разыскано было 13 414 или 32,6%.

 

Борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью во второй период войны превратилась из разрозненной деятельности различных государственных органов в единую согласованную многоэтапную систему заботы о подрастающем поколении, оказавшемся в трудном положении. Она осуществлялась в соответствии с постановлениями СНК СССР от 23 января 1943 г. «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» и 15 июня 1943 г. СНК СССР издал постановление «Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством» [16, л. 114].

 

Постановления предусматривали в дополнение к имеющимся трудовым колониям для осужденных несовершеннолетних организовать трудовые воспитательные колонии. Кроме того, в целях усиления борьбы с беспризорностью и безнадзорностью несовершеннолетних (не совершивших правонарушения) и повышения значимости подразделений, выполняющих эти задачи, в составе НКВД СССР, УНКВД краев и областей, союзных и автономных республик приказом НКВД СССР от 21 июня 1943 г. были созданы отделы по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью.

 

Основную нагрузку по изъятию безнадзорных детей с улиц и других общественных мест, возвращению их родителям, сообщению о безнадзорности детей по месту работы родителей и, в необходимых случаях, привлечению последних к ответственности несли сотрудники наружной службы  милиции.  Органы  НКВД  задерживали всех безнадзорных и беспризорных детей до 16-летнего возраста на улицах, вокзалах и транспорте и сопровождали их в детские приемники-распределители. 

 

Основной задачей детских приемников-распределителей был прием и дальнейшее устройство безнадзорных и беспризорных детей в возрасте от 3 до 16 лет на воспитание в семьи трудящихся, в детские дома, ремесленные училища и школы фабрично-заводского обучения, в промышленность или сельское хозяйство, в трудовые воспитательные колонии НКВД. 

 

В целях предупреждения детской преступности, проводились профилактические мероприятия. В середине 1944 г. была издана директива, в которой всем органам милиции на местах было предложено поставить вопрос перед местными исполнительными комитетами Советов депутатов трудящихся об издании постановлений, устанавливающих правила поведения детей на улице.

 

Местными советами эти постановления были изданы. Пребывание детей и подростков до 16 лет на улице после 22 часов без сопровождения взрослых было запрещено. Установлен порядок посещения ими кино, театров и других увеселительных мест. На управляющих, комендантов домов и общежитий была возложена обязанность наблюдать за поведением детей.

 

БОРЬБА С УГОЛОВНОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ И ОХРАНА ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА

 

Важнейшим направлением деятельности органов НКВД в годы войны была борьба с уголовной преступностью и охрана общественного порядка.

 

Военная обстановка потребовала реорганизовать и перестроить части и подразделения милиции, осуществляющие борьбу с уголовной преступностью и охрану общественного порядка, сделав их более подвижными и боеспособными. Личный состав строевых частей милиции был переведен на казарменное положение.

 

Новые задачи, связанные непосредственно с укреплением тыла и содействием фронту, расширили круг обязанностей милиции.

 

Основные функции милиции дополнились такими обязанностями, как:

  1. Борьба с дезертирством и лицами, уклоняющимися от призыва и военной службы; активный розыск дезертиров.
  2. Борьба с мародерством, паникерами, распространителями провокационная слухов.
  3. Очистка режимных городов и оборонно-хозяйственных пунктов от сомнительных и подозрительных элементов.
  4. Борьба с хищением эвакуированных и военных грузов. 
  5. Выявление среди пассажиров на транспорте вражеских элементов и других подозрительных лиц.
  6. Заградительная работа на железнодорожном и водном транспорте, в связи с ограничением передвижения граждан по железнодорожным и водным путям сообщения на военное время.
  7. Борьба с «мешочничеством».
  8. Розыск дезертиров с предприятие военной промышленности.
  9. Выдача пропусков на проезд железнодорожному и водному транспорту.
  10. Наблюдение за соблюдением обязательных постановлений военных властей.
  11. Организация общественного порядка и восстановление паспортной системы в районах, освобожденных от врага.

 

Охрана общественного порядка обеспечивалась: 

  • сетью наружных постов милиции, охватывающей своим наблюдением места, пораженные преступностью, все улицы с интенсивным движением, парки, сады, скверы, зрелищные предприятия, места гуляний и празднеств; станции железных дорог, вагонные парки, порты и пристани водных путей сообщения; 
  • участковыми уполномоченными милиции, линейными оперуполномоченными транспортной милиции, обслуживающими конкретные участки города, участки железных дорог и водных бассейнов и охватывающими своим наблюдением всю территорию города, железных дорог и водных бассейнов;
  • патрулями, высылаемыми в вечернее время по заранее разработанным маршрутам с обязательным периодическим обходом (объездом) мест, пораженных преступностью, окраин города, территории станций, железнодорожных поселков, перегонов железных дорог, пораженных выкидкой грузов из поездов.

 

За время с 1941 по 1943 г. постовой сетью было задержано уголовно-преступного элемента и нарушителей  общественного  порядка  в  городах  и  рабочих поселках (человек): в 1941 году – 1 128 505, в 1942 г. – 823 448, в 1943 г. – 1 903 320 [17, л. 103]. Кроме того, постовыми милиционерами на железнодорожном и водном транспорте было задержано (человек): в 1942 г. – 92 590, в 1943 г. – 215 413.

 

Вслед за передовыми воинскими частями Красной армии, в освобожденные от врага города и села вступали заранее сформированные и подготовленные оперативные группы милиции, в большинстве состоящие из работников наружной службы, которые немедленно приступали к работе по организации постовой в патрульной службы, совместно с войсковым командованием.

 

Проводилась сплошная проверка всех домов, квартир, чердаков, подвалов, сараев и т.п., с целью изъятия вражеских солдат и офицеров, а также выявления складов оружия и имущества. Очищались стены и заборы от немецких приказов, объявлений, листовок и надписей.

 

Организовывалась заградительная служба на железных дорогах, ведущих в тыл, с целью недопущения проникновения в тыл шпионов, диверсантов, а также для выявления дезертиров и предателей. Организовывались массовые проверки документов. Проводилась очистка территории от нечистот, уборка трупов и сбор трофейного оружия. Организовалась охрана объектов. Создавались группы охраны общественного порядка и восстанавливалась работа сельских исполнителей.

 

Наряду с этим наружной службой милиции, была оказана значительная помощь и содействие оперативно-чекистским органам. За период войны органами милиции в освобожденных областях было задержано дезертиров из Красной армии – 99 444 чел. Подобрано и изъято оружия и боеприпасов (единиц):

  • пулеметов – 8357;
  • автоматов – 11 440;
  • винтовок – 257 791;
  • револьверов и пистолетов – 56 023;
  • гранат – 160 490 и 541 ящик с гранатами;
  • патронов – 34 294 461 и 1129 ящиков с патронами.

Изъятое оружие и боеприпасы передавались на склады НКО через местные органы НКВД, трофейные команды и военкоматы [17, л. 113].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, органы НКВД в годы Великой Отечественной войны осуществляли широкий спектр деятельности по обеспечению общественной безопасности на территории Советского Союза. Личный состав органов НКВД СССР добросовестно выполнил все поставленные служебные задачи и внес достойный вклад в достижение победы над немецко-фашистскими войсками.

Список литературы

  1. Сталин И.В. Выступление по радио 3 июля 1941 года. – Социология власти. 2004. № 6. С. 149–154. 
  2. Законодательные  и  административно-правовые акты военного времени с 22 июля 1941 г. по 22 марта 1942 г. М., 1942. 
  3. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Фонд 25. Опись 12. Дело 113.
  4. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-9401. Оп. 12. Д. 200. Т. 2.
  5. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 1. 
  6. Органы и войска НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны. В двух томах. Т. 1 (1939–1942). М., 2020. 
  7. Колесник А. Немеркнущая слава защитников Москвы. М., 1964.
  8. Битва за Москву: Сб. воспоминаний. М., 1968. 
  9. Земсков В.Н. ГУЛАГ (Историко-социологический аспект). – Социологические исследования. № 6. 1991. С. 10–27.
  10. ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 12. Д. 319. Т. 1. 
  11. ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 1. Д. 668. 
  12. Военнопленные в СССР. 1939–1956. Документы и материалы. М.: Логос, 2000. 
  13. Галицкий В.П. Вражеские военнопленные в СССР (1941–1945 гг.). – Военно-исторический журнал. 1990. № 9. С. 39–46. 
  14. Органы  и  войска НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны. В двух томах. Т. 2 (1942–1945). М., 2020. 
  15. ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 66. 
  16. ГАРФ. Ф. Р-9401. Оп. 12. Д. 229. 
  17. ГАРФ. Ф. 9415. Оп. 3. Д. 12. 

Информация об авторе

Климов Андрей Алексеевич, доктор исторических наук, доцент, начальник научного отдела (военно-исторической работы) Научного центра стратегических исследований Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Климов Андрей Алексеевич, e-mail: andrey_klimov1968@mail.ru

PUBLIC AND STATE SECURITY

Review

Providing public safety

by the personnel of the NKVD organs of the USSR

during the Great Patriotic War

A. A. Klimov 1

Scientific center for strategic research

of the Federal service of the national guard of the Russian Federation, 

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6639-4901, e-mail: andrey_klimov1968@mail.ru

Abstract:

Introduction. During the Great Patriotic War, the NKVD of the USSR was one of the most important structures in the system of state administration bodies responsible for ensuring public security in the USSR.

Results. Analyzes the main activities of the NKVD during the Great Patriotic War (1941-1945). Presents the specifics of the performance of tasks by the personnel of the NKVD of the USSR to combat criminal crime, protect public order, combat child homelessness and neglect. Special attention is paid to the organization of local air defense and paramilitary fire protection at strategic sites of the Soviet Union by the NKVD in difficult wartime conditions. Questions of organization by employees of the NKVD of the USSR of the barrage service on the Railways leading to the rear of the country, in order to prevent the penetration of spies, saboteurs, as well as to identify deserters and traitors on the territory of the country, are investigated. Presents materials on the labor use in enterprises, construction and agriculture of the USSR of former Soviet prisoners of War and repatriated persons, foreign prisoners of War and internees, prisoners of correctional labor camps and colonies.

Conclusion. Shows the role of the NKVD in ensuring public security during the Great Patriotic War on the basis of documentary sources. The main normative legal acts defining the activities of the NKVD bodies during the Great Patriotic War are given.

 

Keywords: 

 Great Patriotic War, State Defense Committee, the people's Commissariat of internal Affairs,

Red Army, public security, fight against criminal crime, protection of public order

References

  1. Stalin I.V. Vystupleniye po radio 3 iyulya 1941 goda [Radio speech on July 3, 1941]. – Sotsiologiya vlasti. 2004. № 6. S. 149–154. (In Russ.) 
  2. Zakonodatel'nyye  i  administrativno-pravovyye akty voyennogo vremeni s 22 iyulya 1941 g. po 22 marta 1942 g. [Legislative and administrative-legal acts of wartime from July 22, 1941 to March 22, 1942]. M., 1942. (In Russ.)
  3. Rossiyskiy gosudarstvennyy arkhiv sotsial'no-politicheskoy istorii (RGASPI) [Russian State Archive of Social and Political History]. Fond 25. Opis' 12. Delo 113. (In Russ.)
  4. Gosudarstvennyy arkhiv Rossiyskoy Federatsii (GARF) [State Archives of the Russian Federation]. F. R-9401. Op. 12. D. 200. T. 2. (In Russ.)
  5. RGASPI. F. 644. Op. 1. D. 1. (In Russ.)
  6. Organy i voyska NKVD SSSR v gody Velikoy Otechestvennoy voyny [Bodies and troops of the NKVD of the USSR during the Great Patriotic War]. V dvukh tomakh. T. 1 (1939–1942). M., 2020. (In Russ.)
  7. Kolesnik A., 1964, Nemerknushchaya slava zashchitnikov Moskvy [The unfading glory of the defenders of Moscow]. M., 1964. (In Russ.)
  8. Bitva za Moskvu: Sb. vospominaniy [Battle of Moscow: Sat. memories]. M., 1968. (In Russ.)
  9. Zemskov V. N., 1991, GULAG (Istoriko-sotsiologicheskiy aspekt) [GULAG (Historical and Sociological Aspect)]. – Sotsiologicheskiye issledovaniya. № 6. 1991. S. 10–27. (In Russ.)
  10. GARF. F. R-9401. Op. 12. D. 319. T. 1. (In Russ.)
  11. GARF. F. R-9401. Op. 1. D. 668. (In Russ.)
  12. Voyennoplennyye v SSSR. 1939–1956. Dokumenty i materialy [Prisoners of war in the USSR. 1939-1956. Documents and materials]. M.: Logos, 2000. (In Russ.)
  13. Galitskiy V. P., 1990, Vrazheskiye voyennoplennyye v SSSR (1941–1945 gg.) [Enemy prisoners of war in the USSR (1941-1945)]. – Voyenno-istoricheskiy zhurnal. 1990. № 9. S. 39–46. (In Russ.)
  14. Organy i voyska NKVD SSSR v gody Velikoy Otechestvennoy voyny [Bodies and troops of the NKVD of the USSR during the Great Patriotic War]. V dvukh tomakh. T. 2 (1942–1945). M., 2020. (In Russ.)
  15. GARF. F. 9414. Op. 1. D. 66. (In Russ.)
  16. GARF. F. R-9401. Op. 12. D. 229. (In Russ.)
  17. GARF. F. 9415. Op. 3. D. 12. (In Russ.)

Information about the author 

Andrey A. Klimov, Dr. Sci. (History), Assoc. Prof., Head of the Scientific Department (military historical work) Scientific Center for Strategic Research of the Federal Service of the National Guard of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Andrey A. Klimov, e-mail: andrey_klimov1968@mail.ru

Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 3


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN