Nauka. Obŝestvo. Oborona

2022. Т. 10. № 4. С. 28–28.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10, no. 4. P. 28–28.


UDC: 94(47).084.9 + 929 Сюзюмов + 929 Петряев

DOI: 10.24412/2311-1763-2022-4-28-28

Поступила в редакцию: 25.07.2022 г.

Опубликована: 23.10.2022 г.

Submitted: July 25, 2022

Published online: October 23, 2022 


Для цитирования:  Капсалыкова К. Р.  «Если на мою книгу будет атака, – не принимайте это во внимание»: переписка М. Я. Сюзюмова  и  К. Д. Петряева  //  Наука. Общество. Оборона. 2022. Т. 10, №4(33). С. 28-28. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-28-28.

For citation:  Kapsalykova K.R. “If there is a fierce attack on my book, don’t take it into account”: correspondence between M. Ja. Sjuzjumov and K. D. Petryaev. – Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2022;10(4):28-28. (In Russ.).

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2022-4-28-28.

Благодарности:   Исследование   выполнено   за   счет   гранта   Российского   научного   фонда № 22-28-01455.

Автор выражает благодарность сотрудникам Государственного архива Свердловской области и персонально зав. Отделом публикации и использования документов ГАСО Ольге Сергеевне Никоян и сотрудникам Центра документации общественных организаций Свердловской области за предоставленные материалы и помощь в подготовке данной публикации.

Acknowledgements: The research was supported by a grant from the Russian Science Foundation No. 22-28-01455.

Author expresses to one’s thanks for to the staff of the State Archives of the Sverdlovsk Region and personally Olga Sergeevna Nikoyan, chief of the Department of Publication and Use of Documents GASO, and the staff of the Center for Documentation of Social Organizations of Sverdlovsk region for the materials provided and assistance in preparing this publication.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2022 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2022 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


НАУЧНЫЕ КАДРЫ

Оригинальная статья

«Если на мою книгу будет атака, –

не принимайте это во внимание»:

переписка М. Я. Сюзюмова и К. Д. Петряева 

Карина Рамазановна Капсалыкова *

 Уральский федеральный университет,

г. Екатеринбург, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4163-5099, e-mail: carinne.kapsalikova@gmail.com 

Аннотация:

Статья посвящена важному аспекту развития отечественной исторической науки – дискуссиям, развернувшимся в 1960–1970 гг. на фоне подготовки и проведения в Москве XIII Международного конгресса исторических наук. Важным источником, содержащим подробные сведения по этому вопросу, является переписка М. Я. Сюзюмова (1893–1982) с К. Д. Петряевым (1917–1987), которая хранится в Государственном архиве Свердловской области и охватывает период с 1966 по 1976 гг. Переписка публикуется впервые. Статья написана на основе разработок в области повседневной истории. Автором также использовались историко-функциональный и просопографический методы. Автор констатирует, что на сегодняшний момент специальные работы, посвященные научной биографии К. Д. Петряева, основанные на достоверных архивных материалах, отсутствуют. Публикация и анализ этого эпистолографического комплекса подтверждают, что эти письма являются важным свидетельством борьбы мнений 1960–1970-х гг., которые ставят под сомнение миф о безраздельном господстве марксистских догматов в советской историографии. Важнейшей темой переписки двух историков стал общий интерес к историософским проблемам. М. Я. Сюзюмов обоснованно критикуя структуралистский подход, предлагал активизировать систематическую публикацию источников с подробными комментариями, а также широко привлекать для исторических исследований возможности вспомогательных дисциплин. К. Д. Петряев длительное время работал над систематическим изложением методологии истории, его труды стали серьезным достижением советской историографии. Он аргументированно подвергал сомнению искусственную социологизацию. В проанализированных автором статьи письмах раскрываются детали научной повседневности, обсуждаются монографии, учебные пособия, конференции. По мнению автора, публикация этих писем позволяет внести определенные коррективы в научную биографию М. Я. Сюзюмова. Прежде всего, это касается осмысления им итогов XIII Международного конгресса исторических наук. Статья также призвана акцентировать внимание на научном наследии советского историка, участника Великой Отечественной войны, К. Д. Петряева.

  

Ключевые слова: 

 историография, источниковедение, методология истории, М. Я. Сюзюмов, К. Д. Петряев, научная биография, XIII Международный конгресс исторических наук

ВВЕДЕНИЕ

  

16–23 августа 1970 г. в Москве прошел XIII Международный конгресс исторических наук. Специалисты, собравшиеся в столице СССР, обсудили ряд дискуссионных историософских проблем, а также обменялись мнениями об основных тенденциях развития исторических наук [3; 29]. В работе этого научного форума участвовал известный советский историк, создатель теории диалектического континуитета, доктор исторических наук, заведующий кафедрой всеобщей истории УрГУ, профессор Михаил Яковлевич Сюзюмов (1893–1982) [7].

 

По итогам конгресса, фиксируя уровень развития мировой исторической науки, М. Я. Сюзюмов написал одно из важнейших своих произведений – «Модернизация и сепаратизация» [27]. Однако эта статья была опубликована в сокращенном варианте из-за ограниченного объема сборника научных трудов. Как заведующий кафедрой всеобщей истории УрГУ, профессор Сюзюмов считал необходимым, прежде всего, опубликовать результаты археологических исследований памятников византийской Таврики, а также статьи аспирантов. Полный вариант текста «Модернизация и сепаратизация», который мы далее используем в данной работе, сохранился в личном архиве ученого в Государственном Архиве Свердловской области (1). Помимо этого, в ГАСО хранятся тематические подборки, которые представляют собой «путеводитель» по XIII Международному конгрессу исторических наук (2). В них выдающийся медиевист прозорливо определил дальнейшие направления развития исторической науки. Следует отметить, что сделанные им выводы сохраняют актуальность до наших дней.

 

По мнению М. Я. Сюзюмова, наиболее тревожной тенденцией в отечественной историографии являлось нигилистическое отношение к технике и методике исторического исследования как «конгломерату элементов, по традиции относимых к теоретическому источниковедению». Любое же изучение исторического факта является включением в современность фрагментов прошлого. Он писал: «только те, кто знают мало источники, делают так! В свете современности можно понять глубже социальные связи, сущность проходивших процессов. Если мы не знаем терминологию институтов, то не поймем, упражняясь в психологизации, где гарантия, что нет модернизации» (3).

 

Одной из важнейших тем конгресса стал структуралистский подход в гуманитаристике, при котором анализ общественного развития подменялся созданием «целостной функциональной модели». Профессор Сюзюмов, критикуя выкладки сторонников новомодного методологического подхода Э. С. Виленского, В. С. Библера, А. Я. Гуревича, С. О. Шмидта, отмечал: «Структуралисты понимают, что каждая модель подчинена своей структурно-функциональной закономерности, которая осуществляет общественную связь, взятую в целом, обеспечивает внутри определенных границ стабильность системы. В основе такого метода исследования – сепаратизация – оторванность данного изучаемого общества от всемирно-исторического процесса. Общественное целое – «модели» являются индивидуальным телом, организмом, структура которого и микроструктуры подлежат изучению подобно тому, как в биологии изучается органическая структура и микроструктуры живого существа» (4). М. Я. Сюзюмов отметил сущность подобного исследовательского метода: «Модель – модно! Но модель введена в статистике! Модель прошлого – ведь это платоновская идея! Машина подсчитывает факты, но историк отбирает (курсив. – авт.) факты. Это исчезнет при машинизации истории! История не описательная наука и она рискует впасть в новый позитивизм (голое познание)» (5).

 

М. Я. Сюзюмов не ограничился критикой словесной гимнастики структуралистов и седативной простоты «модельщиков». Он предлагал активизировать систематическую публикацию источников с подробными комментариями, а также широко привлекать для исторических исследований возможности вспомогательных дисциплин. Специальное внимание он обращал на пересмотр учебных планов гуманитарных специальностей в университетах, призывая увеличить удельный вес древней и средней истории [6].

 

«ДРЕВНОСТЬ ПРИБЛИЖАЕТСЯ К СОВРЕМЕННОСТИ»

 

После конгресса  в  Москве  М. Я. Сюзюмов  на  заседании  кафедры  всеобщей  истории  УрГУ 17 ноября 1970 г. сделал доклад «О связи древней истории и истории средних веков с современностью». Протокол заседания кафедры сохранил тезисы этого выступления: «Вопросы древней истории и средних веков являются исключительно современными. На материалах древней и средней истории западные ученые выступают против марксистско-ленинского учения о формации, выдвигая свои, антикоммунистические, теории». Далее докладчик проиллюстрировал этот тезис рядом примеров из выступлений западноевропейских историков на XIII Международном конгрессе (6).

 

В прениях по докладу выступили ведущие преподаватели кафедры. Медиевист, доктор исторических наук, профессор Наум Абрамович Бортник: «Атаки на марксистско-ленинское учение о формациях проводятся не впервые. Некоторые советские ученые, как ни жаль, придерживаются подобных взглядов. Связь современности и древней и средней истории усиливается в последнее время, так как во многих районах земного шара есть еще пережитки феодализма, особенно в странах Азии и Африки. Вопрос о характере борьбы, ведомой народными массами в древности и средние века, и их перехода к новым формациям имеет большое значение для борьбы народов бывших колоний».

 

Специалист по истории древнего Рима, кандидат исторических наук, доцент Нина Николаевна Белова: «Среди наших ученых есть тенденция, которая особенно сказалась в сборнике "Проблемы истории докапиталистических обществ" – отказаться от понятия "общая экономическая формация" [5]. Характерным является также выступление И. М. Дьяконова на одной из московских конференций, где он предлагал отказаться от термина "рабовладельческой формации" и заменить его обществом древнего мира. Причина, мне кажется, в кризисе роста. Очень много новых источников, обилие материала создает трудности. Страшного в этом нет. По мере накопления новых источников, осуществления археологических раскопок, дешифровки новых надписей, например, на этрусском языке и др. древность приближается к современности» [28].

 

М. Я. Сюзюмов подвел итоги дискуссии: «Особенно важной является проблема перехода от рабовладельческой или родоплеменной формации к феодализму. Необходимо объяснить студентам, насколько важно вести борьбу против буржуазных теорий, что все важнейшие проблемы прошлого являются вполне актуальными» (7).

 

Итоги XIII Международного конгресса М. Я. Сюзюмов обсуждал не только в кафедральном кругу, но  и  в  переписке  со  многими  коллегами-историками   –   З. В. Удальцовой,  А. П. Кажданом, Р. М. Бартикяном, Л. Е. Кертманом и др. Особенно ярким, по нашему мнению, является его обмен мнениями с К. Д. Петряевым.

 

Константин Дмитриевич Петряев (1917–1987) родился в Березовском заводе Пермской губернии. В начале 1920-х гг. семья Петряевых распалась: отец, Дмитрий Ильич, и старший сын Евгений остались в Березовске. Мать, Муза Петровна, работала учительницей и заведовала школами в разных уездах Уральской области (8). Константин воспитывался отчимом – Федором Ивановичем Сабуровым (9). После окончания школы К. Д. Петряев переехал в областной центр. Впоследствии он писал об этом: «Свердловск разрушил стены моего кругозора, сложившегося в сравнительно узком сельскохозяйственном мирке» (10). Индустриальный, бурно растущий город предоставил самые широкие возможности для целеустремленного и способного человека «дать бой эпохе и талант опередить ее». В 1933–1934 гг. Константин Петряев одновременно учился в Свердловском аэро-фото-геодезическом техникуме и на рабфаке Свердловского государственного педагогического института. С 1934 по 1938 гг. он был студентом исторического факультета СГПИ. Характерно, что в эти же годы на географическом отделении Учительского института при СГПИ училась его мать Муза Петровна (11).

 

В 1938 году К. Д. Петряев поступил в аспирантуру при Ленинградском государственном педагогическом институте имени А. И. Герцена. В мае 1941 года он защитил кандидатскую диссертацию по теме «I и II съезды Советов в Германской революции 1918–1919 гг.» (12).

 

В конце июня 1941 г. Константин Петряев добровольно вступил в РККА, рядовым красноармейцем принимал участие в боях на Карельском перешейке. Осенью 1941 г. был направлен во 2-е Ленинградское пехотное училище, которое окончил в январе 1942 года. В составе минометной роты 1067 сп 311 сд мл. лейтенант Петряев сражался с врагом у ст. Мга, был дважды ранен. После госпиталя его признали ограниченно годным и направили для дальнейшего прохождения службы в военную комендатуру распорядительных станций 59 армии Волховского фронта. После тяжелой контузии, полученной в августе 1942 г., он длительное время находился на излечении в Москве, а затем служил в военной комендатуре Казанского вокзала. В ноябре 1943 г. К. Д. Петряев был демобилизован по состоянию здоровья (13). В 1946 году его наградили орденом Красной Звезды. Процитируем строки из наградного листа: «тов. Петряев в боях участвовал активно, молодой энергичный офицер, изъявил желание добровольно сражаться за родину и будучи два раза ранен, раз контужен, поля боя не покидал. тов. Петряев кандидат исторических наук, политически развит, дисциплинирован» (14).

 

Осенью 1943 г. Наркомпрос РСФСР направил К. Д. Петряева в педагогический институт Коми АССР. В Сыктывкаре он проработал девять лет, занимая должности доцента и заведующего кафедрой истории. В 1953 г. он прошел по конкурсу в Одесский государственный университет, где работал на должностях профессора и зав. кафедрой всеобщей истории. В 1966 г. Константин Дмитриевич Петряев защитил докторскую диссертацию по теме «Современная советская историография истории Германии 1871–1914 гг.». Незаурядный ученый, он по праву считался крупнейшим в Украинской ССР специалистом по методологии истории, источниковедению  и  историографии новейшей истории Германии [4, с. 75–77, 80]. Профессор К. Д. Петряев скончался в Одессе 30 сентября 1987 года.

 

ПЕРЕПИСКА М. Я. СЮЗЮМОВА И К. Д. ПЕТРЯЕВА

 

Сюзюмов М.Я., 1968 г.

Петряев К.Д., 1968 г.


В   этой   статье   впервые   публикуется   переписка   между  двумя  советскими  историками  – К. Д. Петряевым и М. Я. Сюзюмовым. В ГАСО хранится отобранный самим М. Я. Сюзюмовым эпистолографический комплекс, который насчитывает 9 писем и охватывает период с 1967 по 1976 год. Также в одном из дел личного фонда М. Я. Сюзюмова есть телеграмма, отправленная К. Д. Петряевым 27 ноября 1968 г. к семидесятипятилетнему юбилею уральского медиевиста. В ГАСО хранятся еще три письма, которые М. Я. Сюзюмов написал своему коллеге в Одессу в 1966–1969 гг. (15). Они были переданы К. Д. Петряевым в Уральский архив литературы и искусства, созданный в Свердловске выдающимся уральским историком и краеведом В. П. Бирюковым (1888–1971). Впоследствии «коллекцию Бирюкова» передали в ГАСО.

 

Следует отметить, что решение о передаче личного архива в Свердловск Константин Петряев принял по совету своего старшего брата Евгения (16). В 1920-е гг. они оказались разлучены на долгое время, только в 1960-е гг. удалось восстановить контакты, между братьями началась оживленная переписка. Е. Д. Петряев советовал брату: «Не спеши с отправкой в архив. Наиболее достойное место – Свердловск, хранилище В. П. Бирюкова. Думаю, в ближайшее время сам Бирюков тебе напишет» [12, с. 34]. В итоге, Константин Петряев отправил наиболее ценные материалы из личного архива в Свердловск (17).

 

Далее мы приводим переписку М. Я. Сюзюмова и К. Д. Петряева. Письма публикуются без купюр, придерживаясь хронологического порядка. Нами сохранена авторская орфография и пунктуация. Слова и фразы, выделенные курсивом, в оригинальных документах подчеркнуты или напечатаны прописными буквами.

 

 

Письмо М. Я. Сюзюмова К. Д. Петряеву

Машинопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-2757. Оп. 1. Д. 931. Л. 5–5 об.

 

Свердловск, 3 мая 1966 г.

Дорогой коллега!

 

С большой радостью узнал о Вашем успехе – о Вашей защите докторской диссертации! Очень жалею, что не смог узнать это раньше и до сего времени не поздравил (18). Не знаю точно, какая тема Вашей диссертации. Полагаю, что она будет полностью опубликована. Конечно, очень интересно было бы, если Вы смогли приехать на родину. Правда, сейчас значительно труднее, чем это было раньше – молодежь уже заняла места, да и кафедра у меня разделилась (19). У меня остались только докапиталистические формации, а новая и новейшая перешли к Чемпалову. Иван Никонорович уже заканчивает свою диссертацию, надеется к марту 1967 сдать ее для защиты. Он сейчас очень энергично работает – но у нас в перспективе только есть ставка на Восток (это история Китая и т. д. в новое и новейшее время), да и то под вопросом. Поговаривают, что в Педагогическом Институте снова откроют исторический факультет, но пока что неясно (20). Во всяком случае, завязывайте связи с Чемпаловым (21).

 

Наш Университет получил шикарное здание бывшего Совнархоза – теперь уже историки занимаются в новом здании, где идеально чисто и опрятно! Это здание совершенно новое – с колоннами и весьма приличный фасад – прямо напротив Оперного театра! (22) Это здание Вы не видели. Старое здание в основном заняли экономисты.

 

Желаю Вам всяческих дальнейших успехов, здоровья и энергии!

 

С сердечным приветом,

М. Сюзюмов

 

 

Письмо М. Я. Сюзюмова К. Д. Петряеву

Машинопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-2757. Оп. 1. Д. 931. Л. 3.

 

Свердловск, 31 декабря 1966 г.

 

Дорогой Константин Димитриевич,

 

Узнал, что Вы будете справлять юбилей 19 января (23). От всего сердца приветствую Вас с переходом в старшее поколение! Нашего полку прибыло – могу я сказать! Конечно, это далеко не старость, – мне идет 74-й год, но я все еще считаю себя молодым человеком. Говорят, что время – категория сознания, а не объективная реальность! В этом отношении я сочувствую идеалистам! (24)

 

У нас новость – Чемпалов уходит на кафедру научного коммунизма, – и его место освобождается. Это очень неприятно, но поделать нечего! Откроем конкурс, хотя к нам вряд ли кто приедет! Ведь квартир предоставить мы не можем в течение ряда лет. Так что понимаете мое горе…

 

Как живет Карышковский? Я его потерял – с его Львом Дьяконом! (25)

 

Всего-всего наилучшего,

Ваш М. Сюзюмов

 

 

Письмо К. Д. Петряева М. Я. Сюзюмову

Рукопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 243. Л. 1–1 об.

 

Одесса, 31 января 1967 г.

Дорогой Михаил Яковлевич!

 

С чувством особой теплоты благодарю Вас за поздравление по поводу моего 50-летия. Юбилей прошел хотя и скромно, но хорошо. Я получил больше приветствий от коллег, живущих вне УССР, но это и понятно, надеюсь, Вам. Со своей стороны, хотел Вам пожелать: берегите более тщательно свое здоровье; поменьше обращайте внимание на мелочи и дрязги, которых, к сожалению, так много в нашей жизни. Вы – Человек с большой буквы и очень важно, чтобы Вы на радость всем нам жили много, много лет.

 

Я намеревался в феврале выехать на Урал, чтобы отдохнуть после исключительной перегрузки в 1-ом семестре. Но ничего не вышло. В связи с новой перестройкой учебных планов (а когда у нас не было ее!) у меня неожиданно во 2-ом семестре оказались новые лекции. Ко всему я (тут уж я добровольно взвалил на себя это дело) 6 февраля начинаю новый – по-моему, он нигде не читается – лекционный курс, рассчитанный на 42 часа «Методология исторической науки».

 

План его таков:

1. Историзм и значение принципа историзма.

2. Понятие истории в истории философии.

3. Партийность и объективность исторической науки.

4. Что такое актуальность исторического исследования.

5. Особенности исторического познания.

6. Т. н. структурный анализ в исторической науке.

7. Источники и методология работы над ними.

8. Основные методологические направления в исторической науке XIX–XX вв.

9. Роль историографии истории.

10. Вопросы методики историографических исследований.

 

Очень и очень хотелось бы получить от Вас предложения по поводу этого плана, иметь Ваши соображения и замечания, которые я полностью учту. В свое время (середина 30-х гг.) я слушал кое-какие  лекции  по  этому  предмету  у  Н. П. Грацианского, С. В. Юшкова, Е. А. Косминского, Н. П. Руткевича (26). Но конспекты потеряны. Усиленно штудирую все имеющееся и прихожу к выводу, что сумбура 99%, а толкового ничего нет. Может быть, и мой курс получится хаотичным. Если же будет лучше, чем я ожидаю, думаю летом написать «Курс лекций по методологии истории» листов на 15–20. Как Вы вообще к этому относитесь?

 

Вы писали, что тов. Чемпалова перевели. Следовательно, весьма было бы теперь вернуться в Свердловск, ибо в настоящее время украинизация идет полным ходом, и держать меня как «русака» никто не будет (27). В конце марта или начале апреля я все же намереваюсь дней на 10 приехать к матери – она живет в Кировграде. Можно было бы точно все утрясти, но только при одном условии: если я к этому времени буду ВАК утвержден в докторах (28). Пока же из Москвы ни слуху ни духу, хотя в феврале исполнится год после защиты. Мне самому по своему делу писать кому-то в Москве крайне неудобно, да и я вообще щепетилен в таких вопросах. Мне даже неизвестно, прошла ли диссертация экспертную комиссию. Я слыхал, что ее председателем является А. Л. Нарочницкий (29). Но я его лично не знаю и никогда не видел. Что он из себя представляет? Я об этом пишу потому, что доцента Свердловск не примет и нет смысла городить огород. Впрочем, к осени я намереваюсь все равно вернуться на Урал, в крайнем случае – в Челябинск, ибо маме 77 лет, оставлять ее одну уже нельзя (30). Да и пора «блудному сыну» на старость возвращаться в родные палестины.

 

П. О. Карышковскому я передал Ваши пожелания, он обещал Вам написать. Жду Вашего письма.

 

Обнимаю Вас,

Ваш К. Петряев

 

 

Письмо М. Я. Сюзюмова К. Д. Петряеву

Машинопись, отпуск

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 159. Л. 2–2 об.

 

Свердловск, среда, 8 февраля 1967 г.

 

Дорогой Константин Дмитриевич,

 

Надеюсь, Ваше торжество юбилея благоприятно отразилось на Вашем самочувствии, энергии, которой, впрочем, у Вас всегда было в «преизбыточности», если говорить словами наших предков (31). Но очень я удручен, что до сего времени нет ни ответа, ни привета у Вас от ВАКа. Относительно Чемпалова, хотя он и утвержден как зав. кафедрой научного коммунизма, но не все еще ясно и мне кажется, что он понял опрометчивость своего шага пуститься в такую науку, которая изрыта административным путем и не имеет никакого будущего. Чемпалов еще не закончил своей докторской – защита еще в туманном будущем! И своим необдуманным шагом (я его предостерегал) он только отдалит сроки защиты [8]. Карышковскому привет – я получил его поздравление, когда приехал из Москвы (в январе и начале февраля был в Москве), на днях собираюсь ему писать.

 

Относительно Вашего плана читать методологию истории, – это дело в высшей степени похвальное, – но в отношении плана и содержания курса я весьма не согласен с Вами, Вы меня простите. Думаю, что начинать нужно с характеристики объекта и субъекта в исторической науке – тогда будет ясен и Ваш пункт третий и не нужен второй. Заняться нужно и вопросом о конечной причине появления и существования исторической науки. Целый ряд наиболее важных вопросов обойден – так, например, язва нашей науки, дискредитирующая не только перед мировой, но даже перед рядовым студентом – конъюнктурщина – у Вас не затронута.

 

Проблема аргументации – наиболее важная для того, чтобы считать историю наукой, а не политиканствующей болтовней – у Вас не затронута. Особенно важна связь методики с техникой исторического исследования. Но, конечно, я под влиянием тех методологических дискуссий, которые ведутся в античной истории и медиэвистике. Новисты и новейшие – не причастны к ним. У вас, новистов, в отношении методологии «полная ясность» и нет проблем – какие имеются у нас! Передовая методологическая мысль сейчас у античников древнего Востока и раннего средневековья – новисты консервативны. Я приготовил курс «Методика и техника исторического исследования», но пока не восстановлен пятилетний учебный план нечего и думать о чтении этого курса.

 

Но вы меня простите, что я так нахально пишу – что же делать – когда затрагивается человек за живое, то он кричит… Конечно, я сторонник борьбы мнений.

 

Ну, нужно заканчивать.

 

С приветом и пожеланиями наилучшего,

Ваш М. Сюзюмов

 

 

Поздравительная телеграмма К. Д. Петряева М. Я. Сюзюмову

Подлинник

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 273. Л. 92–92 об.

 

Одесса, 27 ноября 1968 г.

 

Сердечно поздравляю талантливого ученого Михаила Яковлевича Сюзюмова со славным юбилеем, желаю многих лет творческой деятельности на благо Родины, родного Свердловска.

 

Заведующий кафедрой всеобщей истории Одесского университета Петряев

 

 

Письмо М. Я. Сюзюмова К. Д. Петряеву

Машинопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-2757. Оп. 1. Д. 931. Л. 2–2 об.

 

Свердловск, 2 мая 1969 г.

 

Дорогой Константин Димитриевич!

 

Очень, очень благодарен Вам за присылку Вашей книжки «Мифы и действительность». Я с интересом прочитал ее [17]. Ведь еще студентом в Ревеле, в немецком окружении, так интересовался личностью Вильгельма II – мы считали тогда (со своей колокольни студенчества) – гением, создавшим Германии гегемонию на книжном рынке исторических произведений: Тейбнер! Лейпциг! Бизантинише Цейтшрифт! Паули-Виссова! (32) Удивлялись свободе слова у Вильгельма! (33) И сила немецких корпораций!

 

Да миф создается не теперь, – он создавался тогда. Только то, что он, W, не решился погибнуть в последнем сражении, его позорная жизнь в качестве эмигранта, – это снизило его славу. Если бы он погиб как Гитлер – он оставался бы кумиром не только у немцев… Германию лишили колоний – и уже на следующий же день колониализм зашатался! Вильгельм хороший пророк о Китае. Я помню, еще совсем маленьким мальчиком: с порывом бросался на газетки с именами Вальдерзее и Линевича… (34)

 

Да, это было давно.

 

Кстати – шансы на место в партшколе увеличиваются – пишите Кривоногову Василию Яковлевичу, пошлите и ему такую книжку (35). Зав. партшколой объявил, что вопрос о приеме Петряева пусть решает Кривоногов… Он и хочет, и что-то не решается (36). Препятствие – тоже своего рода – «миф».

 

Очень и очень был бы рад, если бы Вам удалось переехать в Свердловск. На конференции я так и не смог вас увидеть, хотя и искал Вас (37).

 

Всего-всего хорошего,

Ваш М. Сюзюмов

 

 

Письмо К. Д. Петряева М. Я. Сюзюмову

Рукопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 243. Л. 2–2 об.

 

Одесса, 9 октября 1970 г.

 

Дорогой Михаил Яковлевич!

 

Письмо и книгу Вашего ученика – Сметанина получил [24]. Прочел ее с огромным удовольствием. Действительно, это своего рода и титанический и уникальный труд. Передайте автору мои искренние поздравления с большим успехом, в котором несомненна и Ваша огромная, можно сказать без преувеличения, решающая заслуга. Единственное «но»: кто в университете сможет читать курс эпистолографии? Ведь не так уж у нас много грамотных историков, хотя количество их уже – космическое. И это касается всех разделов истории. В Одесском университете историки – сплошная безграмотность даже в своей узкой области. Единственное исключение – П. О. Карышковский. Но он чересчур узок и методологически беспомощен, хотя, конечно, нумизмат он выдающийся. С человеческой же точки зрения он, к сожалению, не гуманист. Вероятно, такие его «качества» – результат одесского воспитания и последствия румынской оккупации (38).

 

Относительно ценности семьи нельзя подходить односторонне. Для определенной категории лиц (вроде меня) положительное в семье ничтожно по сравнению с отрицательным. Во всяком случае, тут дело не только в моем независимом характере (у нас на Урале это очень ценили раньше), но и в том (это – главное), что вследствие ошибки послевоенного 1946 г. (я вернулся в тяжелом состоянии с фронта) я женился. И потому не сотворил того, что мог бы. Конечно, многое было упущено 10-летием в Коми АССР: я мотался по заданиям Обкома КПСС по 6–8 месяцев в Воркуте, Печоре, Ижме, Усть-Цильме, Усть-Куломе, Инте, Ухте и т. д., не говоря о других бесчисленных поручениях (39). Но и в Одессе их немало.

 

Что касается моего отъезда из Одессы, то еще раз напомню, что я – в другой союзной республике, парторганы которой независимы полностью от ЦК КПСС в решении личного вопроса члена партии. Именно поэтому я и не могу уехать: не снимают с учета. Я обращался в ЦК КПСС, мне ответили: «на усмотрение парторганов УССР». Отсюда и возник заколдованный круг. Пошел 30-й год моего пребывания в рядах КПСС (40). Я не имею никаких взысканий. Уехать, не снявшись с партучета, значит уйти из рядов КПСС. А кому я буду нужен тогда? И ради ли этого я – член партии. Не так уж много мне осталось топтать землю, фронт не прошел бесследно, да и умирать в виде какого-то дезертира с фронта – не уральская традиция. В этом – суть дела. При господстве всеобщего равнодушия к человеку (это – «знамение времени») нет ничего удивительного, что все мои доводы за отъезд встречены в Одессе враждебно или, в лучшем случае, безразлично. Вообще одесситы – народ жуткий и эгоистичный в высшей степени. Я, конечно, еще буду прилагать усилия уехать.

 

Самый сердечный привет Полине Александровне (41). Кое-что попробую для нее придумать.

 

Пишите.

 

Ваш К. Петряев

 

P. S. Я давненько занимаюсь – «хобби» – фармакологией. Поэтому нужно было бы точнее знать диагноз П. А.: какой панкреатит?

 

 

Письмо К. Д. Петряева М. Я. Сюзюмову

Рукопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 243. Л. 3–3 об.

 

Одесса, декабрь 1970 г.

 

Дорогой Михаил Яковлевич!

 

Сердечно приветствую Полину Александровну и Вас с 1971 годом! Считаю самым лучшим пожеланием Вам на Новый год – это сохранения здоровья, здоровья, еще раз здоровья. На основе его Величества Здоровья достичь успехов, иметь только одни приятные сюрпризы – и маленькие и большие!

 

Я давно не имею от Вас вестей, и это меня беспокоит. А наши связи, ведь, особого свойства, и такое беспокойство далеко от официального и просто коллегиального. Поэтому важно, чтобы я все же время от времени получал от Вас сообщения о Вашей жизни, ходе дел и новостях моей родины.

 

Кстати: мне бы хотелось получить на 2–3 страницы от Вас положительный отзыв на два своих опуса: 1) «Вопросы методологии источниковедения» (статья, 1,3 печ. л.); 2) «Основные методологические вопросы исторической науки» (брошюра, 1,5 печ. л.) [18; 16].

 

Если отзыв будет положительный (желательно по 1,5 страницы его на каждый отдельно опус), то я расширю эти работы до брошюры в 5–6 печ. л. и опубликую в виде «учебно-методического пособия». Ректорат ОГУ согласен такое издание осуществить при наличии благожелательных отзывов.

 

При получении Вашего согласия я вышлю Вам оба труда. Экземпляров, правда, авторских дали мало. Поэтому и придется лишь тем, кто изъявит согласие дать отзыв.

 

Учитывая Ваше состояние здоровья, заботы и загруженность я потому и хотел бы знать Ваше мнение по данному вопросу, чтобы не взваливать на Ваши плечи что-то дополнительное.

 

У меня 1970 г., как и предыдущий, был «урожайным» на публикации (издал 7 статей из 16 написанных ранее). Но 1971 г., по всем признакам, будет пуст. Как оказались безнадежными и новые попытки вернуться на Урал. Ни новый у нас ректор (42), ни обком (одесский) КПСС категорически не согласились отпустить, Москва – отказалась вмешиваться (43).

 

Да и «особые условия» Одессы в этом году осложнили дело (44). Эти «особые условия», возможно, снова возникнут весной 1971 г. Но одно я сделал: отправлять буду личный архив (видимо, в январе 1971 г.) в родные места. Есть уже договоренность с Уралом.

 

Все сильнее сказывается фронт, контузии, ранения, ленинградская блокада. Ну, надо мужаться.

 

Обнимаю обоих,

Ваш К. Петряев

 

 

Письмо К. Д. Петряева М. Я. Сюзюмову

Рукопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 243. Л. 4–4 об.

 

Одесса, 20 февраля 1971 г.

 

Дорогой Михаил Яковлевич!

 

Посылаю Вам маленькую брошюру [19]. В ней: 1) дается определение понятий: «теория», «методология», «метод»; 2) определяются их взаимоотношения.

 

Осенью 1971 г. я начну чтение нового спецкурса «Вопросы методологии исторической науки». Учебного же пособия для студентов нет (спецкурс = 36 часов). Ректорат заявил: если будет какой-то комплекс отзывов со стороны на брошюру, она – первая по содержанию лекция по спецкурсу. Тогда, может быть, опубликуем такое пособие (6–7 печ. л.).

 

Если найдете как-то время, очень просил бы Вас послать отзыв в одну машинописную страницу (заверенную). Думаю, достаточно и такого.

 

Я понимаю, что со всех точек зрения Вам сейчас не до этого, да и тяжело.

 

Я не писал Вам давно, думал вот-вот выскочить на Урал дней на 10. Но у нас новое начальство, загружен до предела, введено много «новых» нелепостей, почти никаких командировок не дают, совещаний уйма и т. д.

 

В апреле я 11-й раз (!!) начну «тур» борьбы за возвращение на Урал. Конечно, надежд мало. Лучший путь: если бы ректор УрГУ + первый секретарь Свердловского обкома КПСС энергично действовали в ЦК КПСС, то все же я в конце жизни был бы на родине (45). И аргументы у них ведь весомые:

 

1) Под Свердловском живет моя одинокая мать, почти слепая, ей – 81 год. Она – член КПСС с 1926 г. Ей нужна помощь.

2) Мне нужен континентальный горный климат, так как я – гипотоник. Это излечивается без всяких врачей именно уральским климатом.

3) Острая нехватка в профессуре УрГУ по новой и новейшей истории.

4) Я сам согласен приехать.

 

Я, передайте тов. Тарасову, не претендую на заведование кафедрой. Если при моем приезде специальную кафедру и создадут, он останется завом (46). Меня на 100% удовлетворит рядовая профессура.

 

Попробуйте на основе указанного мной modus vivendi еще раз поговорить в парткоме, с ректором.

 

Без помощи первого секретаря Свердловского обкома КПСС уральцу на Урал не вернуться (47).

 

Очень и очень беспокоюсь о Вас. Ведь Вы для меня стали родным. Пишите мне. Обнимаю Вас.

 

Ваш К. Петряев

P. S. Мой индекс 270059, Одесса.

 

 

Письмо К. Д. Петряева М. Я. Сюзюмову

Рукопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 243. Л. 5–5 об.

 

Одесса, 21 мая 1971 г.

 

Дорогой Михаил Яковлевич!

 

Наконец-то я получил весточку от Вас. Я уж не знал, что и подумать. Спасибо за правильное понимание содержания моей брошюры. Между прочим, она почему-то вызвала фурор среди философов центра, а вот серьезно возразить против нее они не решаются. Между тем, в Киеве вышла моя небольшая книжка «Вопросы методологии исторической науки» (9 печ. л.) [20]. Тираж, к сожалению, мал – 3700 экз. За один день в Киеве же она была продана. Так как я узнал об этом задним числом, то купить ее не смог. Мне издательство («Высшая школа» Украины) выслало… 3 экземпляра авторских (издание безгонорарное). И я лишен возможности Вам ее послать. Книга сразу превратилась в библиографическую редкость. Как ее оценят досужие критики, – мне судить трудно. В ней много положений, направленных против современных философских поветрий. Посмотрите, может библиотека УрГУ получила хотя бы один экземпляр.

Положение в Одессе по-прежнему отвратительное, а вот вырваться из нее практически я так и не смог. Может быть, через ректора УрГУ можно действовать в Свердловском Обкоме КПСС, то есть лично поговорил бы он с Рябовым. Путь моего приезда думаю один: предварительно (по настоянию Рябова) из ЦК КПСС под каким-либо предлогом отзовет меня в Москву, а оттуда, конечно, не так уж трудно приехать в Свердловск. Я не претендую на кафедру, меня вполне устроит рядовое профессорство. А с Вами поработать – одно удовольствие. Ведь мы – старые друзья и друг друга понимаем с полуслова. Помогать Вам я всеми силами готов. Подумайте. Быть может, при Вашей энергичности сейчас что-то получится. Пустите в ход еще один аргумент: у меня мать, ей 81 год, живет недалеко от Свердловска, в Кировграде, ей нужна всяческая моя помощь.

 

Если сумею где-то достать свой новый опус, то, конечно, пошлю его прежде всего Вам.

 

Я очень беспокоюсь о Вас. Лучше откладывайте все остальные письма, но мне пишите чаще. Вы же знаете мое отношение к Вам. Летом я как-нибудь постараюсь быть на родине. Не знаю, где Вы собираетесь проводить лето. Черкните. Но надо бы обязательно повидаться.

 

Если на мою книгу будет ожесточенная атака, – не принимайте это во внимание. Все это путь жалкого мещанства, а к этому я давно привык.

 

Почему Вы не на ул. Луначарского, а на Восточной? Что-то загадочное, как византийские нравы света (48).

 

Устал я неимоверно, загружен по всем линиям, а фронт, Ленинград теперь дают себя знать весьма сильно, не говоря об отвратительной для нас, русских, ситуации в УССР. Терпеть – терплю, но не до бесконечности же!

 

Жду письма о Вашем житье-бытье и обнимаю.

 

Ваш К. Петряев

 

P. S. Как раз сегодня, кстати, исполнилось 30 лет защиты моей кандидатской. Не верится, что пролетела треть века. Что-то не сделано, упущено и настроение какое-то озадаченное. Вы, думаю, хорошо меня понимаете. К. П.

 

 

Письмо М. Я. Сюзюмова К. Д. Петряеву

Машинопись, отпуск

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 159. Л. 1–1 об.

 

Свердловск, осень 1972 г.

 

Дорогой Константин Дмитриевич!

 

Очень рад получать от Вас письма. Благодарю за Вашу книгу – она очень интересна и важна для подхода к современным социологам и философам. Рад был получить отзыв на мою статью. Относительно Ваших замечаний о моей статье [26]. Верно, что я не даю предварительных определений как я понимаю переходный период. Но ведь именно это определение нуждается в фактах, из которых можно было впоследствии вывести определение. А как раз факты, которые я привел и приводят к определению, что в переходный период создаются предварительные условия для господства нового строя.

 

Дофеодальный период – историческая ситуация, устройство суи генерис самобытно, если на базе римского строя и опосредованно, – если не прямо на базе античности. А синтез – не смесь кофе с молоком, а борьба институтов и частичная их адаптация с победой влияния античности.

 

Относительно Вашего труда мои замечания. Основное: у Вас слишком философский подход к изложению, нигде конкретных примеров, как понимается положение. А принять положение можно только, если они соответствуют «природе и истории» [10, с. 34–35]. И только тогда, когда выясняется положение на примерах, можно применять его в работе.

 

Возьмем пример. История общественного института наемного труда, который существовал со всеми присущими конфликтами и в древности и в средние века. Сущность его вполне определенна: «ты даешь, я сделаю с платой поденно, месячно, сдельно и т. д.» Но в пределах формации сущность многоформна. Притом формы изменяются при переходе в иную формацию. И кроме того, общественный институт получает новую специфику, т. е. определенное место и роль в данном обществе; т. е. специфика в античном обществе – необходимое дополнение, спорадическое. В капитализме особый класс. Это специфика, если изучать с точки зрения ленинского историзма… Когда мы говорим об «удержании» – это что-то вроде фотокопии, – слишком структуралистски оно при историческом анализе.

 

Сущность многоформна, специфика по формациям – вот практически изучение социального явления, общественного института и т. д.

 

Я очень доволен Вашей критикой Барга (49). Его концепция фактически является подкопом под теорию формаций и под Ленинское определение историзма (50). Но и Науменко и Югай недалеко от него ушли (51). Они утверждают: «Функция системы есть прежде всего функция целого» [13, с. 32; ср.: 20, с. 107–108], но забывают, что по Ленину, в каждой формации имеются пережитки старого, новое и ростки будущего… (52) Ведь каждые из этих элементов оказывают свое действенное влияние – имеют функции. Конкретно, как же объяснить субъективность в источнике, передающем явление… Конечно, приводить пример – и положение делается ясным.

 

Кстати, не знаю, посылал ли я Вам свою Хронологию, III издание? [25] На всякий случай пошлю. Вот пример, когда для историка объект изучения определяет метод. Тут никакая методология не к месту – может даже извратить. Определиться же во времени чрезвычайно важно, хотя бы потому, что иногда «анте» после исследования хронологического может оказаться «пост». В определении конкретных явлений во времени (Хронология), месте (Историческая география) метод определяется объектом. Только когда мы говорим о социальных экономических проблемах, то на базе методов суи генерис можно построить в определенной методологии общее понимание процесса. Но не снимая работы по самостоятельным методам вспомогательных наук, которые являются основой ответа на вопрос: когда, где, кто и что – работы над актами, статистикой и т. д.

 

Ну я заболтался… Думаю, что Вы приедете в Свердловск зимой, конечно, зайдете ко мне, где и поболтаем. Александра Владимировна ждет… (53)

 

Всего-всего наилучшего. Привет Вашему семейству!

Ваш всегда М. Сюзюмов

 

 

Письмо К. Д. Петряева М. Я. Сюзюмову

Рукопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 243. Л. 6–6 об.

 

Одесса, 10 января 1974 г.

 

Дорогой Михаил Яковлевич!

 

Вы, наверное, догадываетесь, как я рад получению Вашей Новогодней открытки. Самое главное, что Вы сохраняете бодрость, присущую Вам живость, оптимизм. Надеюсь, что мы летом при встрече проведем интересно, побеседуем о всякой всячине вдоволь. Крайне неудобно себя чувствую, что не знал о Вашем славном юбилее – 80-летии (54). Если бы мне об этом было известно, хотя бы в сентябре, то я растормошил бы многих в Москве, да и местное, свердловское начальство, которое, видимо, столь же толстокожее, как сейчас везде. А Ваш юбилей – не только и не столько личное дело. Это – общественное событие. Оно важно для ученых (средних и молодых), для молодежи, для трудящихся как по самому ритуалу, так и, особенно, по своим последствиям.

 

Если даже брать совсем узко, лишь византиноведение, то ведь всем известна Ваша исключительная роль в этой области. Поэтому жаль, что резонанс юбилея не столь разносторонен, как хотелось бы.

 

Я читаю научный коммунизм, отнимающий не так уж много времени, но и не дающий лично мне чего-либо существенного. Мне, привыкшему к одним трудностям, не нужны «легкости необыкновенные» (55) в старости. Тем не менее, я написал (на 16 печ. л.) книгу, которую никто не опубликует, но которая претендует на некоторую оригинальность: «Марксизм и буржуазная наука о законах развития общества» (56). Я дал очерк возникновения и обогащения человеческих воззрений на смысл и законы истории от Древней Греции до наших дней. Гераклит, Демокрит, Эпикур, Аристотель, стоики – древность. Аквилат, Августин, Мальбранш, Кампанелла, Макиавелли, Бейль, Бэкон, Локк, Вико, Лейбниц – средневековье. Просветители, утописты, Кант, Гегель – до Маркса. Маркс и Энгельс. Дону, Мейер, Кареев, Лакомб, Тард, Уорд, де Грееф, Вормс, Дильтей, Дюркгейм, Зиммель, Морган, Раппопорт, Малинин, Николаев, Лампрехт, Лебон, Михайловский, Лавров – XIX в. (вторая половина). Гуссерль, Бергсон, Джемс, Дьюи, Бернхем, Риккерт, Лассон, Шпенглер, Мах, Богданов, Фрейд, Сартр, Рассел, Хайдеггер, Марсель, Сэв и др. – ХХ в.

 

Отобрано из всего только два аспекта: смысл истории и ее законы. Получилось стройно, логически обоснованно и немногословно. Но беда в том, что Киев отказался издать, а в Москве – нет связей. Мой последний покровитель – В. М. Хвостов умер (57).

 

Написал также небольшую (10 печ. л.) книжку: «Очерки истории рабочего движения Германии, Франции, Англии и США в 1871–1914 гг.». Отослал в киевское издательство «Высшая школа». Жду ответа [21].

 

Теперь пишу на 10 печ. л. книжку «Методологические основы историографических исследований». Думаю, закончить к июню. Параллельно начал писать 3-й том «Записок о прошлом» (1953–1976 гг.). Рукописи 1 и 2 тома в Госархиве Свердловской области (это: 1916–1941, 1941–1953 гг.). Вот если бы Вы взялись (хотя бы фрагментами) за публикацию (на старости лет – это хобби) первых двух томов с предисловием, замечаниями и т. д. Кстати, в ГАСО вообще все мои личные материалы. Сходите, посмотрите. Вам, как крупнейшему ученому, наверное, дадут все посмотреть, а сюжеты для сочинений (в местную печать, в Свердловское издательство) Вы, конечно, сами выберете. Что же касается Вас, то у меня давнишняя думка: провести с Вами несколько вечеров, взять кое-какие материалы и написать о Вас хотя бы серию этюдов. Их я постарался бы опубликовать в Москве и Киеве.

 

Летом вообще уже вполне я свободен, чтобы вернуться в Свердловск. Но, видимо, я там не нужен. А непрошенный гость хуже татарина.

 

Пока я чувствую себя сносно. Того и Вам желаю. Очень жду Вашего письма. Обнимаю Вас и супругу.

 

Ваш К. Петряев

 

 

Письмо К. Д. Петряева М. Я. Сюзюмову

Рукопись, подлинник

ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 243. Л. 7.

 

Одесса, 12 января 1976 г.

 

Дорогой Михаил Яковлевич!

 

Посылаю Вам небольшую скромную книжицу. Она может служить своего рода «Введением» в историографию [22]. Тираж книги – ничтожен. В продаже ее не было. Я получил лишь 10 авторских. Тираж весь сразу ушел из Одесской типографии в Киев. Видимо, Укркниготорг разослал книгу по библиотекам и заказам.

 

Надеюсь, при всех ее недостатках, книга Вам понравится.

 

Хорошо бы поместить о ней хотя бы маленькую заметку в многотиражке УрГУ. Не сможете ли сие осуществить? (58)

 

Сообщите о получении книги и пишите о делах.

 

Обнимаю,

Ваш К. Петряев

 

* * *

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Август, по известному определению М. И. Цветаевой, «месяц молний поздних». Для М. Я. Сюзюмова XIII Международный конгресс исторических наук, который прошел в августе 1970 г., стал знаковым событием. Последующие годы он посвятил борьбе с «новой покровщиной». Разящие «молнии» метко ударяли по сторонникам новомодных историографических течений.

 

Однако не следует считать, что уральский историк противопоставил себя всем коллегам. У него были единомышленники, разделявшие тревогу по поводу будущего отечественной исторической науки. Одним из них, по нашему мнению, являлся К. Д. Петряев.

 

Переписка между М. Я. Сюзюмовым и К. Д. Петряевым продолжалась десять лет. Эти письма являются важным свидетельством борьбы мнений 1960–1970-х гг., которые буквально разбивают вдребезги миф о безраздельном господстве марксистско-ленинских догматов в советской историографии. Пожалуй, эти письма ближе по жанру к сводкам с фронта исторической науки, нежели к сухим академическим посланиям. Переписка между двумя учеными обладает не только несомненной научной актуальностью, но и злободневностью газетного репортажа.

 

Важнейшей темой их переписки стал общий интерес к историософским проблемам. Многолетняя работа К. Д. Петряева над подробным систематическим изложением методологии истории являлась серьезным достижением советской историографии. Он аргументированно критиковал структуралистские построения, а также искусственную социологизацию – формальный перенос естественно-научных методов на ниву исторической науки. По нашему мнению, научное общение с М. Я. Сюзюмовым в значительной мере повлияло на методологические труды К. Д. Петряева.

 

Следует отметить, что в письмах раскрываются детали научной повседневности: суждения о судьбах Уральского и Одесского университетов, обсуждение монографий, конференций и учебных пособий. Они содержат ценные сведения о научных интересах двух историков и – редкий случай – воспоминания М. Я. Сюзюмова о его детстве и университетской юности.

 

Отдельный вопрос, который обсуждался М. Я. Сюзюмовым и К. Д. Петряевым – техника исторического исследования. В лекционных курсах они обращали на это значительное внимание. Так, К. Д. Петряеву приходилось читать лекции в Одесской Высшей партийной школе и на факультете повышения квалификации ОГУ. По сути, он занимался просветительской деятельностью, разъясняя возрастным слушателям, зачастую занимавшим высокие партийные или хозяйственные должности, азы материалистического учения. Все это происходило на фоне внутренних проблем советской империи, роста шовинистических настроений на Украине, а также бесконечной мелочной борьбы между «кланами» в Одесском университете.

 

В последние годы в украинской историографии обозначилась тенденция, направленная на фальсификацию научных биографий советских историков. Различного рода «африканисты из Хаджибеевки», «германисты из Днепра», «медиевисты из Бердянска», опираясь на «собственные воспоминания» или «мемуары коллег», предпринимают попытки искажения отдельных фактов жизненного пути К. Д. Петряева, В. Т. Сиротенко, М. Я. Сюзюмова, а также принижают значимость их научного наследия. По нашему мнению, наиболее эффективный путь противодействия такой тенденции – систематическое введение в научный оборот новых архивных материалов. Публикацией этой переписки мы стремились способствовать возвращению в историографию незаурядного советского историка, участника Великой Отечественной войны, Константина Дмитриевича Петряева.

Примечания

  1. Государственный Архив Свердловской области (ГАСО). Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 558: ср.: ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 57 (рукопись сокращенного варианта статьи «Модернизация и сепаратизация», опубликованной в 1975 г.).
  2. ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 542, 545, 558.
  3. ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 558. Л. 50.
  4. ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 558. Л. 110.
  5. ГАСО. Ф. Р-802. Оп. 1. Д. 558. Л. 37.
  6. ГАСО. Ф. Р-2110. Оп. 3. Д. 643. Л. 77.
  7. ГАСО. Ф. Р-2110. Оп. 3. Д. 643. Л. 78–79.
  8. Центр  документации  общественных  организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф. 4. Оп. 42. Д. 1841. Л. 5–5 об.
  9. Отчим оказал на мировоззрение Константина Петряева большое влияние. Ф. И. Сабуров вступил в РСДРП(б) в 1906 г., активно участвовал в революционном движении, подвергался репрессиям царских властей. Однако в сентябре 1933 г. Центральная контрольная комиссия ВКП(б) определила, что из-за отсутствия документов партийного учета Сабуров не может считаться большевиком с дореволюционным стажем, а временем его вступления в партию следует считать декабрь 1919 г. Ф. И. Сабуров посчитал это решение несправедливым, о чем хорошо знал его приемный сын. Подробнее см.:  ЦДООСО.  Ф. 11. Оп. 8. Д. 25050. Л. 1–1 об.;  ЦДООСО. Ф. 106. Оп. 2. Д. 2905. Л. 3, 4–4 об. В 1959 г. в Одессе была издана монография К. Д. Петряева, которую он посвятил отчиму [15].
  10. ГАСО. Ф. Р-2757. Оп. 1. Д. 919. Л. 115.
  11. ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 42. Д. 1841. Л. 5.
  12. ГАСО. Ф. Р-2757. Оп. 1. Д. 919. Л. 148–153.
  13. Подробнее см.: Петряев Константин Дмитриевич (1917–1987). Память народа
  14. См.: Память народа
  15. ГАСО. Ф. Р-2757. Оп. 1. Д. 931.
  16. Евгений Дмитриевич Петряев (1913–1987) служил в Вооруженных силах СССР с 1938 по 1965 гг. Принимал участие в боях на р. Халхин-Гол, ветеран Великой Отечественной войны и войны с Японией. Полковник медицинской службы, научный сотрудник НИИ эпидемиологии и гигиены Красной Армии, кандидат биологических наук (1945). Подробнее см.: Петряев Евгений Дмитриевич. Память народа. После выхода в отставку Е. Д. Петряев жил в Кирове, вел активную краеведческую работу; он является автором значительного числа публикаций по истории Забайкалья и Вятского края.
  17. См., например: ГАСО. Ф. Р-2757. Оп. 1. Д. 919. Петряев К. Д. Записки рядового уральца. Автобиографический очерк.  Т. 1.  Становление (1917–1941).  1971 г., на 383 л.; Д. 920. Т. 2. Во время войны. На Севере (1941–1953). 1972 г., на 230 л.; Д. 921. Т. 3. На Юге (1953–1976). 1976 г., на 152 л.
  18. К. Д. Петряев защитил докторскую диссертацию в феврале 1966 г. в Киевском университете.
  19. Разделение кафедры всеобщей истории на кафедру докапиталистических формаций и кафедру новой и новейшей истории, о котором писал М. Я. Сюзюмов, произошло «на общественных началах». Согласно «Положению о кафедрах высших учебных заведений СССР» (Приказ Министра высшего и среднего специального образования СССР № 302 от 30 октября 1961 г.), «кафедра организуется и ликвидируется… по вузам республиканского подчинения в порядке, установленном советами министров союзных республик» [2, с. 47–48]. Так как соответствующего решения министерства РСФСР не последовало, как единая структурная единица кафедра всеобщей истории УрГУ существовала до 1993 года.
  20. Историко-филологический факультет СГПИ был ликвидирован в 1955 г., восстановлен в 1992 году.
  21. Чемпалов Иван Никанорович (1913–2008), профессор, зав. кафедрой всеобщей истории УрГУ, специалист по истории международных отношений. Докторскую диссертацию по теме «Политика великих держав в Юго-Восточной Европе накануне второй мировой войны (1933–1939 гг.)» он защитил 2 июля 1973 г. в Пермском государственном университете. И. Н. Чемпалов – участник Великой Отечественной войны. См.: Память народа
  22. Здание на проспекте Ленина 51 было передано УрГУ в январе 1966 г. Подробнее см.: Уральский университет. 13 января 1966. № 3 (1277).
  23. 19 января 1967 г. К. Д. Петряеву исполнилось 50 лет.
  24. Аллюзия на Августина Блаженного: «Некие три времени эти существуют в нашей душе и нигде в другом месте я их не вижу: настоящее прошедшего это память; настоящее настоящего – его непосредственное созерцание; настоящее будущего – его ожидание» (Aug., Conf., L. II, XX).
  25. Карышковский-Икар Петр Осипович (1921–1988), доктор исторических наук (1969), профессор  ОГУ,  специалист  по  нумизматике  и  византино-болгаро-русским связям. М. Я. Сюзюмов, который занимался данной тематикой со времени подготовки магистерской диссертации в Юрьевском университете, неоднократно критически отзывался о преувеличении одесским византинистом «древнерусского направления» во внешней  политике  Византии  при  императорах  Македонской  династии. Так, в письме З. В. Удальцовой от 22 октября 1973 г. он писал: «Вероятно, придется кое о чем поспорить, особенно с Карышковским, с которым я абсолютно не согласен в его оценке русско-византийских войн».  См.:  Архив  Российской Академии наук (АРАН). Ф. 1913. Оп. 1. Д. 133. Л. 63.
  26. Грацианский Николай Павлович (1886–1945), доктор исторических наук (1938), профессор МИФЛИ, специалист по истории варварских королевств. Юшков Серафим Владимирович (1888–1952), доктор исторических наук (1935), специалист по истории государства и права, в 1934–1938 гг. преподавал в СГПИ. Косминский Евгений Алексеевич (1886–1959), доктор исторических наук (1936), профессор МИФЛИ, академик Академии наук СССР (1946), специалист по аграрной истории средневековья. Руткевич Николай Паулинович (1894–1949), кандидат исторических наук (1940), зав. кафедрой всеобщей истории СГПИ, специалист по истории международных отношений в новое и новейшее время.
  27. Вопрос о переезде К. Д. Петряева из Одессы в Свердловск и о его работе на кафедре всеобщей истории УрГУ впервые был поднят в 1963–1964 гг., т. е. еще до защиты им докторской диссертации. Подробнее см.: ГАСО. Ф. Р-2110. Оп. 3. Д. 56. Л. 77.
  28. Решение о присвоении К. Д. Петряеву ученой степени доктора исторических наук было принято ВАК при Минвузе СССР в июне 1968 года.
  29. Нарочницкий Алексей Леонтьевич (1907–1989), доктор исторических наук (1942), академик АН СССР (1972), директор Института истории СССР АН СССР (1974–1979), специалист   по   истории   международных   отношений   XIX–XX  вв.;  в  1963–1968 гг. А. Л. Нарочницкий являлся председателем экспертной комиссии по истории ВАК.
  30. Муза Петровна Петряева жила в г. Кировграде Свердловской области с 1930 г. Она заведовала школой ФЗС, была учителем биологии и географии, а в годы Великой Отечественной войны работала в отделе агитации и пропаганды Кировградского ГК ВКП(б). См.: ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 42. Д. 1841. Л. 3 об., 7–7 об.
  31. Парафраз библейского стиха. Мф. 13:12: «иже бо имать, дастся ему и преизбудет (ему)».
  32. «Тейбнер» (B. G. Teubner Verlag; 1811–2008) – книжное издательство в Лейпциге, которое специализировалось на публикации латинских и греческих классиков. Byzantinische Zeitschrift – наиболее авторитетный немецкий журнал по византинистике, основанный в 1892 г. немецким филологом Карлом Крумбахером (1856–1909). Pauly-Wissowa (RE) – Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft («Реальная энциклопедия науки о классической древности») – немецкая энциклопедия, посвященная истории античности, которая по праву считается наиболее подробным справочным изданием по данной тематике. Издание RE начал в 1837 г. филолог Август Паули (1796–1845), продолжил в 1890 г. историк античности Георг Виссова (1859–1931). Несколько серий энциклопедии насчитывают более 100 томов.
  33. В мемуарах Вильгельм II неоднократно отмечал свободу печати как важное достижение своей политики [1, с. 19–21, 93–94].
  34. Альфред фон Вальдерзее (1832–1904) – германский военный деятель, генерал-фельдмаршал (1900), во время подавления Ихэтуаньского восстания в Китае командовал войсками Альянса восьми держав. Линевич Николай Петрович (1839–1908) – русский военачальник, генерал-адъютант (1905), в 1900–1903 гг. принимал активное участие в боевых действиях против ихэтуаней, в августе 1900 г. корпус Линевича захватил Пекин.
  35. Кривоногов Василий Яковлевич (1911–1977), доктор исторических наук (1964), профессор, зав. кафедрой истории СССР Уральского университета; специалист по истории Урала XVIII–XIX вв.
  36. Добровольский Николай Сергеевич (1922–1975), кандидат исторический наук (1965); с 1968 по 1975 гг. являлся директором Свердловской высшей партийной школы.
  37. Речь идет о межвузовской конференции по вопросам методологии и историографии исторической  науки,  которая  проходила  на  историческом  факультете  МГУ  с  23  по 28 января 1969 г. Участие в ней принимали более 200 ученых из 11 союзных республик [14].
  38. Осенью 1941 г. П. О. Карышковский отказался от эвакуации, оставшись с семьей в Одессе. В период румынской оккупации он работал в университетской библиотеке и учился на историческом факультете, который окончил уже после освобождения города Красной Армией. До переезда К. Д. Петряева в Одессу П. О. Карышковский защитил кандидатскую диссертацию (1951), работал в Одесском историко-археологическом музее и на кафедре всеобщей истории ОГУ [23, с. 13–15].
  39. В Сыктывкаре К. Д. Петряев женился на Евгении Ильиничне Переваловой, которая работала ассистентом на кафедре русской литературы Коми пединститута. После переезда в Одессу Е. И. Петряева защитила кандидатскую диссертацию по теме «Раннее творчество А. П. Гайдара (1924–1930 гг.)». Подробнее см.: ГАСО. Ф. Р-2757. Оп. 1. Д. 920, 921.
  40. Согласно гл. I, ст. 6 «Устава Коммунистической партии Советского Союза», утвержденного XXII съездом КПСС в октябре 1961 г., «партийный стаж исчисляется со дня решения общего собрания первичной партийной организации о принятии данного кандидата в члены партии». К. Д. Петряев стал кандидатом в члены ВКП (б) в 1941 г., членом партии – с 1943 г.
  41. Вагина Полина Александровна (1911–1970), кандидат исторических наук (1950), доцент кафедры истории СССР УрГУ. Письмо было отправлено, когда П. А. Вагина, вторая жена М. Я. Сюзюмова, уже скончалась (4 октября 1970 года).
  42. С 1970 по 1975 гг. ректором Одесского университета являлся Богатский Алексей Всеволодович (1929–1983), доктор химических наук (1968), академик АН УССР (1976).
  43. В Уставе КПСС (гл. I, ст. 7) говорилось: «порядок учета членов и кандидатов в члены партии и их перехода из одной организации в другую определяется соответствующими инструкциями ЦК КПСС». См.: Правда. 15 октября 1961. № 289 (15779). В «Инструкция об учете членов и кандидатов в члены КПСС» 1962 г. содержалось разъяснение: «Члены и кандидаты в члены партии могут переходить из одной партийной организации в другую только с разрешения райкома, горкома партии, где они состоят на учете. Коммунист, получивший согласие администрации предприятия, учреждения, правления колхоза на уход с работы по личному желанию, подает в первичную парторганизацию заявление, которое с заключением парткома, бюро или собрания первичной парторганизации направляется в райком, горком партии, где оно должно быть рассмотрено не позднее, чем в десятидневный срок. Члены и кандидаты в члены партии, которым отказано в выезде из организации, имеют право обжаловать это решение в вышестоящий партийный орган. Снятие с партийного учета членов и кандидатов в члены КПСС, перемещаемых по служебной линии, производится на основании приказов соответствующих министерств, ведомств». Известно, что К. Д. Петряев обращался в Отдел организационно-партийной работы ЦК КПСС, но положительного ответа не получил.
  44. Речь идет об эпидемии холеры, во время которой в Одессе с 6 августа по 9 сентября 1970 г. был введен карантин.
  45. Кузнецов Василий Александрович (1918–1990), доктор химических наук (1969), профессор, ректор УрГУ с 1968 по 1976 гг. В. А. Кузнецов – участник Великой Отечественной войны. См.: Память народа
  46. Тарасов Петр Кузьмич (1926–2005), кандидат исторических наук (1966), востоковед. В 1971 году  он перешел на работу в Крымский государственный педагогический институт. П.К. Тарасов – участник Великой Отечественной войны. См.:  Память народа. К. Д. Петряев ошибочно считал, что доцент Тарасов заведовал кафедрой. На самом деле, он был деканом исторического факультета УрГУ с 1967 по 1971 гг., а заведующим кафедрой всеобщей истории непрерывно, с 1956 по 1978 гг., являлся профессор Сюзюмов.
  47. С 1971 по 1976 гг. первым секретарем Свердловского обкома КПСС являлся Рябов Яков Петрович (1928–2018).
  48. В отличие от «византийских придворных интриг» ответ на загадку был простым: свердловские власти изменили адрес дома. Это привело к путанице в переписке не только с К. Д. Петряевым, но и многими другими адресатами М. Я. Сюзюмова.
  49. Барг Михаил Абрамович (1915–1991), доктор исторических наук (1959), профессор МГПИ, специалист по истории Англии.
  50. См.: «не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь» [11, с. 67].
  51. Науменко Лев Константинович (1933–2020), доктор философских наук (1968), профессор Академии общественных наук при ЦК КПСС, специалист в области философии науки. Югай Герасим Андреевич (1931–2013), доктор философских наук (1964), специалист по проблемам онтологии.
  52. См.: «Да кто же не знает, что если рассматривать какое угодно общественное явление в процессе его развития, то в нем всегда окажутся остатки прошлого, основы настоящего и зачатки будущего?» [9, с. 181].
  53. Липская Александра Владимировна (1910–1987) – третья жена М. Я. Сюзюмова.
  54. 80-летний юбилей М. Я. Сюзюмова отмечался 21 ноября 1973 года.
  55. Реплика Хлестакова из «Ревизора» Н. В. Гоголя.
  56. В сокращенном и переработанном виде эта работа была издана как монография [22].
  57. Хвостов Владимир Михайлович (1905–1972), доктор исторических наук (1959), академик АН СССР (1964), директор Института истории АН СССР (1959–1967); специалист по истории нового времени и международных отношений. В. М. Хвостов – участник Великой Отечественной войны. См.: Память народа
  58. Просьба К. Д. Петряева не была удовлетворена. Однако после выхода второго, переработанного, издания его «Вопросов методологии исторической науки» (Киев, 1976) в рубрике «Новые книги» многотиражки УрГУ появилась краткая аннотация за подписью библиографа Е. А. Рябоконь: «В монографии освещаются вопросы структуры теории исторической науки и ее основные методы, рассматриваются понятия: «теория», «методология», «метод» и их взаимосвязь. Делается попытка определить возможности применения в истории математических методов». См.: Уральский университет. 25 апреля 1977. № 15 (1713).

Список литературы

  1. Вильгельм II. Мемуары, 1878–1918 / предисл. П. П. Щеголева. Пг.: Изд-во «Север», 1923. 168 с.
  2. Высшая  школа.  Сборник основных постановлений, приказов и инструкций  /  под ред. Е. И. Войленко. М.: Высшая школа, 1965. Ч. 1. 431 с.
  3. Губер А. А. Московский конгресс историков (Москва, 16–23 августа 1970 г.). // Вопросы истории. 1970. № 3. С. 3–11.
  4. Заборов М. А. Историографические исследования о международном рабочем движении Нового времени // Вопросы истории. 1976. № 7. С. 70–85.
  5. Законы истории и конкретные формы всемирно-исторического процесса. Кн. 1: Проблемы истории докапиталистических обществ / отв. ред. Л. В. Данилова. М.: Наука, 1968. 691 с.
  6. Капсалыкова К. Р. «Дни работы совещания считаю черными днями исторической науки»: М. Я. Сюзюмов о всесоюзном совещании историков 1962 года // Партийные архивы Урала. Прошлое и настоящее, перспективы развития: Материалы V межрегион. науч.- практ. конф. Нижний Тагил, 14–16 мая 2019 г. Екатеринбург: Альфа-Принт, 2019. С. 294–303.
  7. Капсалыкова К. Р.  «Германистам  нужно  дать  битву»: переписка  В. Т.  Сиротенко  и  М. Я. Сюзюмова (1960–1970-е гг.)  //  Наука. Общество. Оборона.  2021.  Т. 9,  № 4(29). С. 32–32. DOI: 10.24412/2311-1763-2021-4-32-32.
  8. Кузьмин В. А., Капсалыкова К. Р. Из истории формирования уральской школы международников: М. Я. Сюзюмов об И. Н. Чемпалове  //  Научный диалог. 2019. № 8. С. 273–286. DOI: 10.24224/2227-1295-2019-8-273-286
  9. Ленин В. И. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? // Ленин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд. М.: Госполитиздат, 1967. Т. 1. С. 125–346.
  10. Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии // Ленин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд. М.: Госполитиздат, 1968. Т. 18. С. 7–384.
  11. Ленин В. И. О государстве. Лекция в Свердловском университете 11 июля 1919 г. // Ленин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд. М.: Госполитиздат, 1970. Т. 39. С. 64–84.
  12. Митюшев В. П. Тогда ему было 45 лет…  //  Герценка. Вятские записки. 2013. Вып. 23. С. 32–37.
  13. Науменко Л. К., Югай Г. А. «Капитал» К. Маркса и методология научного исследования. М.: Знание, 1968. 48 с.
  14. Орлов А. С., Соколов А. А. Межвузовская конференция по проблемам методологии и историографии // Вопросы истории. 1969. № 5. C. 171–178.
  15. Петряев К. Д. Очерки по истории Германии начала XX века (1900–1914 гг.). Одесса: Изд-во Одесского ун-та, 1959. 355 с.
  16. Петряев К. Д. Борьба советских историков против идеологии германского империализма. Учебно-методические указания по курсу историографии зарубежных стран. Одесса: Изд-во Одесского ун-та, 1968. 24 с.
  17. Петряев К. Д. Мифы и действительность в «критическом пересмотре» прошлого. Очерки буржуазной историографии ФРГ. Киев: Изд-во Киевского ун-та, 1969. 249 с.
  18. Петряев К. Д. Некоторые вопросы методологии источниковедения // Вопросы историографии и источниковедения всеобщей истории. Днепропетровск, 1970. С. 55–77.
  19. Петряев К. Д. Основные методологические вопросы исторической науки. Учебно-методическое пособие для слушателей факультета повышения квалификации преподавателей общественных дисциплин средних специальных учебных заведений. Одесса: Изд-во Одесского ун-та, 1970. 23 с.
  20. Петряев К. Д. Вопросы методологии исторической науки. Киев: Высшая школа, 1971. 163 с.
  21. Петряев К. Д. Очерки истории рабочего движения Германии, Франции, Англии, США в 1871–1914 гг. Киев: Высшая школа, 1974. 205 с.
  22. Петряев К. Д. Марксизм в борьбе против буржуазных концепций XIX в. об историческом процессе. Киев; Одесса: Высшая школа, 1975. 148 с.
  23. Руссев Н. Д. Возвращение Икара Счастливого (субъективные заметки) // Stratum Plus. Археология и культурная антропология. 1999. № 6. С. 11–18.
  24. Сметанин В. А. Эпистолография / под ред. М. Я. Сюзюмова. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1970. 181 с.
  25. Сюзюмов М. Я. Хронология всеобщая. 3-е изд. Свердловск: Изд-во УрГУ, 1971. 97 с.
  26. Сюзюмов М. Я. Дофеодальный период // Античная древность и средние века. 1972. Вып. 8. С. 3–41.
  27. Сюзюмов М. Я. Модернизация и сепаратизация // Античная древность и средние века. 1975. Вып. 11. С. 41–51.
  28. Утченко  С. Л.,  Дьяконов  И. М.  Социальная  стратификация  древнего  общества  //  XIII Международный конгресс исторических наук. Москва, 16–23 августа 1970 г. Доклады конгресса. М.: [б. и.], 1973. Т. 1. Ч. 3. С. 129–149.
  29. Чубарьян А. О. Форум историков. К итогам XIII международного конгресса исторических наук // Вестник АН СССР. 1971. № 1. С. 104–106.

Информация об авторе

Капсалыкова Карина Рамазановна, кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры Востоковедения Уральского федерального университета, г. Екатеринбург, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Капсалыкова Карина Рамазановна, e-mail: carinne.kapsalikova@gmail.com

SCIENTIFIC PERSONNEL

Original Paper

“If there is a fierce attack on my book, don’t take it into account”: correspondence between M. Ja. Sjuzjumov and K. D. Petryaev

Karina R. Kapsalykova *

Ural Federal University, Ekaterinburg, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4163-5099, e-mail: carinne.kapsalikova@gmail.com

Abstract:

The article is devoted to the important development aspect of Russian historical science – the discussions, 1960–1970s, against holding XIII International Congress of Historical Sciences in Moscow.   An   important  source  is  the  correspondence  of  M. Ja.  Sjuzjumov  (1893 – 1982)  with K. D. Petryaev (1917–1987) which is stored in the State Archive of the Sverdlovsk Region and covers the period from to 1976. The correspondence is published for the first time. The article is written based on developments in the field of everyday history. The author also used historical-functional and prosopographic methods. The author states absence special works about scientific biography of Petryaev, based on reliable archival materials now. The publication and analysis of this epistolographic complex confirms that these letters are important evidence of struggle of opinions of the 1960s and 1970s, which cast doubt on the myth of the undivided dominance of Marxist dogmas in Soviet historiography. The most important topic of the correspondence between the two historians was a common interest in historiosophical problems. M. Ja. Sjuzjumov, justifiably criticizing the structuralist approach, proposed to intensify the systematic publication of sources with detailed comments, as well as to widely involve the possibilities of auxiliary disciplines for historical research. K. D. Petryaev worked for a long time on a systematic presentation of the methodology of history, his works became a serious achievement of Soviet historiography. He argued questioning the artificial sociologization. Author of the article analyzed letters on subject of scientific everyday life, discuss monographs, exercise books, conferences. According to the author, the publication of these letters makes it possible to make certain adjustments to the scientific biography of M. Ja. Sjuzjumov. This concerns his understanding of the results of the XIII International Congress of Historical Sciences. The article is intended to focus on the scientific heritage of the Soviet historian, participant in the Great Patriotic War, K. D. Petryaev.

 

Keywords: 

 historiography, source studies, methodology of history, M. Ja. Sjuzjumov, K. D. Petryaev,

scientific biography, XIII International Congress of Historical Sciences

References

  1. Vil’gel’m II. 1923. Memuary, 1878–1918 [Memoirs, 1878–1918]. Petrograd: Izd. “Sever”, 1923. 168 p. (In Russ.).
  2. Voilenko, E. I., ed. 1965. Vysshaya shkola. Sbornik osnovnykh postanovlenii, prikazov i instruktsii [Higher Schools. Collection of basic decrees, orders and instructions]. Moscow: Vysshaya shkola, 1965. Vol. 1. 431 s. (In Russ.).
  3. Guber, A. A. 1970. Moskovskii kongress istorikov (Moskva, 16–23 avgusta 1970 g.) [Moscow Congress of Historians, 16–23 Aug. 1970)]. – Voprosy istorii. 1970. No. 3. S. 3–11. (In Russ.).
  4. Zaborov, M. A. 1976. Istoriograficheskie issledovaniya o mezhdunarodnom rabochem dvizhenii Novogo vremeni [Historiographic issue about international labor movement in new time]. – Voprosy istorii. 1976. No. 7. S. 70–85. (In Russ.).
  5. Danilova, L. V., ed. 1968. Zakony istorii i konkretnye formy vsemirno-istoricheskogo protsessa. Vol. 1: Problemy istorii dokapitalisticheskikh obshchestv [The laws of history and concrete forms of all-world historian process. Vol. 1: Problems of precapitalistic societies]. Moscow: Izd. “Nauka”, 1968. 691 s. (In Russ.).
  6. Kapsalykova, K. R. 2019. “Dni raboty soveshchaniya schitayu chernymi dnyami istoricheskoi nauki”: M. Ja. Sjuzjumov o vsesoyuznom soveshchanii istorikov 1962 goda [“I consider the days of the meeting to be black days of historical science”: M. Ja. Sjuzjumov on the All-Union Conference of Historians in 1962]. – In: Partiinye arkhivy Urala. Proshloe i nastoyashchee, perspektivy razvitiya: Materialy V mezhregional’noi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Nizhnii Tagil, 14–16 maya 2019 g. Ekaterinburg: Izd. “Al’fa-Print”, 2019. S. 294–303. (In Russ.).
  7. Kapsalykova, K. R. 2021. “Germanistam nuzhno dat’ bitvu”: perepiska V. T. Sirotenko i M. Ja. Sjuzjumova  (1960–1970-e gg.)  [“We need to give a battle to Germanists”: correspondence V. T. Sirotenko with M. Ja. Sjuzjumov, 1960–1970].  –  Nauka. Obŝestvo. Oborona.  2021. Vol. 9, No. 4. S. 32–32. DOI: 10.24412/2311-1763-2021-4-32-32. (In Russ.).
  8. Kuzmin, V. A., Kapsalykova, K. R. 2019. Iz istorii formirovaniya ural‘skoi shkoly mezhdunarodnikov: M. Ja. Sjuzjumov ob I. N. Chempalove [On History of Ural School of Historians of International Relations: M. Ja. Sjuzjumov about I. N. Chempalov]. – Nauchnyi dialog. 2019. No. 8. S. 273–286. DOI: 10.24224/2227-1295-2019-8-273-286 (In Russ.).
  9. Lenin, V. I. 1967. Chto takoe “druz’ya Naroda” i kak oni voyuyut protiv sotsial-demokratov? [What  is  “friends  of  the  people” and how they waring against social-democrates?]. – In: Lenin V. I. Polnoe sobranie sochinenii. 5-e izd. Moscow: Gospolitizdat, 1967. T. 1. S. 125–346. (In Russ.).
  10. Lenin, V. I. 1970. Materializm i empiriokrititsizm. Kriticheskie zametki ob odnoi reaktsionnoi filosofii [Materialism and empiriocriticism. Critical remarks about a reaction philosophy]. – In: Lenin V. I. Polnoe sobranie sochinenii. 5-e izd. Moscow: Gospolitizdat, 1968. Т. 18. S. 7–384. (In Russ.).
  11. Lenin, V. I. 1970. O gosudarstve. Lektsiya v Sverdlovskom universitete 11 iyulya 1919 g. [About the state. Lecture at Sverdlovsk University, July 11, 1919]. – In: Lenin V. I. Polnoe sobranie sochinenii. 5-e izd. Moscow: Gospolitizdat, 1970. T. 39. S. 7–384. (In Russ.).
  12. Mityushev, V. P. 2013. Togda emu bylo 45 let… [Then he was 45 years old…]. – Gertsenka. Vyatskie zapiski. 2013. Vol. 23. S. 32–37. (In Russ.).
  13. Naumenko, L. K., Yugai, G. A. 1968. „Kapital” K. Marksa i metodologiya nauchnogo issledovaniya [“Capital” by Karl Marx and the methodology of scientific research]. Moscow: Izd. “Znanie”, 1968. 48 s. (In Russ.).
  14. Orlov, A. S., Sokolov, A. A. 1969. Mezhvuzovskaya konferentsiya po problemam metodologii i istoriografii [Interuniversity conference on problems of methodology and historiography]. – Voprosy istorii. 1969. No 5. S. 171–178. (In Russ.).
  15. Petryaev, K. D. 1959. Ocherki po istorii Germanii nachala XX veka (1900–1914 gg.) [Essays on the history of Germany at the beginning of the 20th century (1900–1914)]. Odessa: Izd. OGU, 1959. 355 s. (In Russ.).
  16. Petryaev, K. D. 1968. Bor’ba sovetskikh istorikov protiv ideologii germanskogo imperializma. [The struggle of Soviet historians against the ideology of German imperialism]. Odessa: Izd. OGU, 1968. 24 s. (In Russ.).
  17. Petryaev, K. D. 1969. Mify i deistvitel’nost’ v “kriticheskom peresmotre” proshlogo. Ocherki burzhuaznoi istoriografii FRG [Myths and reality in the “critical revision” of the past. Essays on the bourgeois historiography of Germany]. Kiev: Izd. KGU, 1969. 249 s. (In Russ.).
  18. Petryaev, K. D. 1970. Nekotorye voprosy metodologii istochnikovedeniya [Some questions of the methodology of source studies]. – Voprosy istoriografii i istochnikovedeniya vseobshchei istorii. Dnepropetrovsk, 1970. S. 55–77. (In Russ.).
  19. Petryaev, K. D. 1970. Osnovnye metodologicheskie voprosy istoricheskoi nauki [Basic methodological issues of historical science]. Odessa: Izd. OGU, 1970. 23 s. (In Russ.).
  20. Petryaev, K. D. 1971. Voprosy metodologii istoricheskoi nauki [Questions of methodology of historical science]. Kiev: Izd. “Vysshaya shkola”, 1971. 163 s. (In Russ.).
  21. Petryaev, K. D. 1974. Ocherki istorii rabochego dvizheniya Germanii, Frantsii, Anglii, SShA v 1871–1914 gg. [Essays on the history of the labor movement in Germany, France, England, USA in 1871–1914]. Kiev: Izd. “Vysshaya shkola”, 1974. 205 s. (In Russ.). 
  22. Petryaev, K. D. 1975. Marksizm v bor’be protiv burzhuaznykh kontseptsii XIX v. ob istoricheskom protsesse [Marxism in the struggle against the bourgeois concepts of the XIX c. about the historical process]. Kiev; Odessa: Izd. “Vysshaya shkola”, 1975. 148 s. (In Russ.).
  23. Russev, N. D. 1999. Vozvrashchenie Ikara Schastlivogo (sub’ektivnye zametki) [Return of Icarus the Happy (subjective notes)]. – Stratum Plus. Arkheologiya i kul’turnaya antropologiya. 1999. No. 6. S. 11–18. (In Russ.).
  24. Smetanin, V. A.; Sjuzjumov, M. Ja., ed. 1970. Epistolografiya [Epistolography]. Sverdlovsk: Izd. Ural’skogo universiteta, 1970. 181 s. (In Russ.).
  25. Sjuzjumov, M. Ja. 1971. Khronologiya vseobshchaya. 3-e izd. [General Chronology]. Sverdlovsk: Izd. Ural’skogo universiteta, 1971. 97 s. (In Russ.).
  26. Sjuzjumov, M. Ja. 1972. Dofeodal’nyi period [Prefeudal Period]. – Antichnaya drevnost’ i srednie veka. 1972. Vol. 8. S. 3–41. (In Russ.).
  27. Sjuzjumov, M. Ja. 1971. Modernizatsiya i separatizatsiya [Modernization and Separatization]. – Antichnaya drevnost’ i srednie veka. 1972. Vol. 11. S. 41–51. (In Russ.).
  28. Utchenko, S. L., D’yakonov, I. M. 1973. Sotsial’naya stratifikatsiya drevnego obshchestva [Social stratification of ancient society]. – In: XIII International Congress of Historical Sciences. Moscow, 1973. Т. 1. Part 3. S. 129–149. (In Russ.).
  29. Chubar’yan, A. O. 1971. Forum istorikov. K itogam XIII mezhdunarodnogo kongressa istoricheskikh nauk [Forum of historians. To the results of the XIII International Congress of Historical Sciences]. – Vestnik Akademii nauk SSSR. 1971. No. 1. S. 104–106. (In Russ.).

Information about the author 

Karina R. Kapsalykova, Cand. Sci. (History), Senior Lecturer, Department of Orient Studies, Ural Federal University, Ekaterinburg, Russian Federation.

Corresponding author

Karina R. Kapsalykova, e-mail: carinne.kapsalikova@gmail.com

Наука. Общество. Оборона

2022. Т. 10. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2022. Vol. 10. № 4


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

Популярное

Специальная военная операция на Украине 2022, спецоперация, бабушка Родина-мать
Владимир Кикнадзе. Сила V правде. Защита исторической памяти как стратегический национальный приоритет России. М., 2022

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Геноцид советского народа, геноцид народов СССР, Великая Отечественная война, Без срока давности
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

natsistskaya politika unichtozheniya nyurnberg genotsid bez sroka davnosti
ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN