Просеков С. А.,

кандидат философских наук, доцент

Prosekov S. A.,

Ph.D. in Philosophy, Docent

 


Миграционные риски «переходного» Китая: современные тенденции и перспективы

Migration risks of «transition» China: current trends and prospects

Аннотация. Актуальность темы определяется глубокими социально-экономическими проблемами, которые испытывает в настоящее время российский Дальний Восток. В статье показана специфика экономического развития территории Дальнего Востока, расположенной на границе с Китаем. Анализируются меры предпринятые Правительством РФ, направленные на то, чтобы выйти из глубокого социально-экономического кризиса на Дальнем Востоке. В статье рассмотрены механизмы миграции китайских граждан на территорию РФ и особенности их хозяйственной деятельности, а также тактика и стратегия руководства Китая в миграционной политике.

Ключевые слова: Дальний Восток, миграция, демографическая проблема, национальная безопасность, глобальные проблемы.

 

Summury. The relevance of the topic is determined by deep socio-economic problems in the Russian Far East. The article shows the specificity of the economic development of the Far East near the border of Russia and China. The article analyzes measures that have been taken by the Government of Russia and were aimed at finding solutions to the deep socio-economic crisis in the Far East of Russia. The article deals with the mechanisms of migration of Chinese citizens to the territory of Russia and their economic activities as well as the tactics and strategy of the Chinese leaders on migration policy.

Keywords: Far East, migration, demographic problem, national security, global problems.

В декабре 2006 года Советом Безопасности России было принято важное решение по ситуации на Дальнем Востоке, которая была оценена как угрожающая национальной безопасности России. Президент России В. Путин, выступая на этом совещании, заявил о том, что демографическая проблема, грубая диспропорция производства в регионе, неэффективное использование конкретных преимуществ представляют серьёзную угрозу для наших экономических и политических интересах в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также для национальной безопасности России в целом. 

 

Действительно, по мнению полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Ю. Трутнева, инфраструктура Дальнего Востока переживает серьезный кризис. Она была создана 30 лет назад при советской власти и от сильных ветров и дождей все более и более ветшает и приходит в негодность. Люди, живущие в отдаленных населенных пунктах, вынуждены разъезжать по плохим дорогам, использовать разбитые аэропорты, жить в домах, которые находятся в безобразном состоянии. По мнению Ю. Трутнева, если все эти проблемы «просто сгрудить в мешок и попытаться понять, что с этим делать, то ситуация выглядит очень жестко» [1].

 

Одна из причин этих проблем в том, что территория Дальнего Востока составляет 36 % всей территории России, а проживает в ней всего лишь 4 % населения всей страны. К этому необходимо добавить, что Дальневосточный федеральный округ (ДФО) ежегодно покидают более 30 тыс. человек. Уезжают, как правило, в европейскую часть России с тем, чтобы улучшить жизненные условия. Уезжают те, кто может уехать, у кого есть для этого финансовые возможности.

 

Министерство по развитию Дальнего Востока всячески пытается затормозить отток населения. Местные власти пытаются любой ценой восстановить баланс трудовых ресурсов, поэтому Правительство России помогает Дальнему Востоку в решении кадровых проблем. По указанию Президента В. Путина, в начале сентября 2015 года было создано агентство по развитию человеческого капитала, которое столкнулось с демографической проблемой: старение населения, низкая рождаемость, высокая смертность и отъезд населения. Превышение численность уехавших из региона значительно превышает численность приехавших граждан России. Люди, как правило, направляются как в европейскую часть страны, так и за границу, в первую очередь, в Китай, так как стоимость жизни в Китае в 3-5 раз меньше, чем в России. 

 

С тем, чтобы исправить ситуацию Правительство России пытается создавать на Дальнем Востоке льготные условия для развития бизнеса, создавать свободные морские порты и территории опережающего развития (ТОР). По мнению директора Азиатско-Тихоокеанского института миграционных процессов Юрия Авдеева, территорией опережающего развития должен стать весь Дальний Восток. Согласно его словам, ситуацию можно изменить лишь тогда, когда будет создана особая миграционная зона с благоприятными условиями для предпринимателей. 

 

Для решения демографической проблемы на Дальнем Востоке ученые предложили два варианта миграционной стратегии России. Так, например, А.Д. Вишневский считает совершенно нормальным воспроизводство населения Дальнего Востока в процессе внешней миграции, что вызывает сильнейшую критику со стороны многих политологов и демографов. Другой специалист по демографии Л.Л. Рыбаковский полагает, что приоритетным должно быть повышение рождаемости и снижение смертности внутри страны. 

 

Однако на сегодняшний день те меры, которые были приняты, не могут решить поставленных задач. Проблемы социально-экономического освоения Дальней Сибири и Дальнего Востока – результат нехватки собственных сил: финансовых и кадровых ресурсов для сравнительного быстрого решения многоплановых задач. И здесь особую роль должно сыграть торгово-экономическое сотрудничество с соседним Китаем. 

 

После того, как в 2012 году Си Цзиньпинь пришел к власти и стал Председателем КНР, он выдвинул идею возрождения Китая, как реализацию «китайской мечты» о благополучии и процветании страны. Им была сформулирована и продвинута идея Экономического шелкового пояса и Морского шелкового пути («один пояс, один путь»). В результате внешнеэкономическая стратегия КНР направлена, в первую очередь, на укрепление торгово-экономических отношений с Россией, тем более что на протяжении последних пятидесяти лет интерес к нашей стране со стороны Китая исключительно высок.

 

Дальний Восток богат полезными ископаемыми: на его территории содержится 30% российских запасов каменного угля, 20% углеводородов, 25% древесины, 7 тыс. тонн золота, 90% российских запасов платиновых металлов и т.д. Эта территория обладает огромными гидроресурсами, что особенно в перспективе будет интересовать Китай [2]. 

 

Когда-то Мао Цзэдун и Дэн Сяопин выдвинули претензии в адрес Советского Союза, требуя исправить «историческую несправедливость», требуя возвращения 1 млн. кв. км территорий Забайкальского Края. Однако, подписанный 16 июля 2001 года российско-китайский Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве положил конец разногласию по границе между Россией и Китаем, закрепив на официальном уровне отсутствие территориальных претензий со стороны КНР. Тем не менее, необходимо учитывать, что на «бытовом уровне» в китайских лавочках и магазинчиках еще можно приобрести карту с обозначением части территорий Дальнего Востока как китайской. 

 

Серьёзным долгосрочным риском для всего Китая являются три глобальные проблемы: демографическая, нехватка энергоресурсов и загрязнение окружающей среды. Обострение этих проблем, как совершенно справедливо отмечает известный китаевед А.В. Островский, может ввергнуть КНР в затяжной экономический и политический кризис. А если к этому добавить высокий уровень безработицы в китайских городах, особенно в тех, которые находятся в провинциях на границе с Россией, а их не менее 8 млн. человек, понятен будет дополнительный интерес со стороны Китая углублять добрососедские и экономические отношения с Российской Федерацией. 

 

Следует учесть, что для решения демографической проблемы Китай разрешил рождение двоих детей в семье, что должно привести, по мнению руководства страны, к омоложению населения и решению ряда экономических проблем. Однако прирост населения не может быть бесконечным. По мнению ряда ученых, природные ресурсы Китая и экономика могут прокормить и содержать не более 1 млрд. 600 млн. человек. Возникают естественные вопросы: что делать с населением, если его численность перевалит за эту цифру? где оно будет жить? какую воду пить? чем питаться?

 

В связи с тем, что Китай не способен полностью решить проблему безработицы и обеспечить свое население устойчивыми доходами, Правительство КНР оказалось крайне заинтересованным в выезде своих граждан за рубеж. Ведь власти Китая уверены в том, что, где бы ни находился китаец, он будет служить процветанию своей родины. 

 

Поэтому, начиная с 90-х годов XX века, Китай активно приступил к освоению потребительского рынка Дальнего Востока. Туристические фирмы обеих стран организовали приезд в приграничные районы Дальнего Востока китайских рабочих, торговцев в безвизовом порядке под видом туристов. По данным сельскохозяйственной организации при ООН Китай способен, на сегодняшний день, полностью обеспечить себя продовольствием. Тем не менее, он продолжает импортировать его из различных государств и, в первую очередь, из России. И это хорошо продуманный ход, так как, во-первых, стоимость импортируемых сельскохозяйственных продуктов достаточно низкая, а во-вторых, появляются новые источники сельскохозяйственных продуктов.

 

С первых лет своего присутствия на территории Российской  Федерации китайцы арендовали и использовали под гостиницы жилые площади и профилактории, окружив себя необходимой инфраструктурой для того, чтобы оказывать складские, транспортные, кредитно-банковские, гостиничные и прочие услуги. При этом китайские мигранты проявили желание к изолированному проживанию и введению торговли. По мнению известного китаеведа В. Гельбраса, большинство китайских мигрантов представляет собой организованную структуру для обеспечения товарного потока из Китая. Многие китайские граждане, въезжая в РФ, затем разъезжаются по ее территории в разные стороны.  

 

Весной 2002 года председатель КНР Цзян Цзэминь провозгласил новую глобальную внешнеэкономическую политику под девизом: «Идти во вне!», которая позднее стала известна как «Стратегия продвижения китайских товаров, инвестиций, технологий и рабочей силы». В качестве основной задачи была поставлена цель – завоевание не менее 10% международного рынка труда [3]. 

 

Приграничные районы России и Китая налаживают экономическое сотрудничество между собой. Так, например, согласно договору с Правительством Забайкальского края, китайские компании взяли в аренду 115 тыс. га земли сроком на 49 лет за крайне низкую стоимость – всего лишь за 1,4 млрд. рублей, пообещав, при этом, привлечь инвестиции [4]. 

 

В Еврейской автономной области и Хабаровском Крае китайцы арендовали под сельскохозяйственные угодья 14 тыс. га земли для выращивания риса и овощей. Для обработки этих земель местные власти привлекли более 3 тыс. китайцев.

 

Сдача земли для выращивания сельскохозяйственной продукции выгодна обеим странам, однако китайские рабочие в сельском хозяйстве, как правило, используют в большом количестве пестициды и другие химические удобрения, которые быстро истощают использованную землю, делая ее непригодной для будущих поколений. Китайцы считают, что чем больше вносится удобрений, тем лучше. В условиях острого дефицита земли у себя на Родине, для китайца главное – высокая урожайность, поэтому вкус и качество овощей не имеют для них большого значения. В самом Китае более 3 млн. га земли пришло в негодность из-за чрезмерного применения удобрений. 

 

Поэтому необходимо осуществлять не менее жёсткий контроль над эксплуатацией китайскими рабочими российских земель, чем тот, который применяется к российским компаниям. Однако реально это будет трудно осуществить, поскольку необходимы дополнительные финансовые средства, которых и так не хватает на Дальнем Востоке. 

 

Противники китайской миграции, как правило, применяют стереотипы, вроде того, что авторитарный Китай представляет собой «жёлтую угрозу и ползучую экспансию в Сибирь», тем более что на границе с Дальним Востоком соседствуют китайские провинции с населением более 100 млн. человек. И, хотя Россия пытается контролировать численность иностранной рабочей силы на границе с Китаем, тем не менее, российский Дальний Восток заинтересован в том, чтобы эта рабочая сила привлекалась во все больших объемах, в виду нехватки собственной. 

 

По мнению многих специалистов, необходимо приглашать рабочую силу не только из Китая, но и из Японии, Кореи, Вьетнама. И, в первую очередь, привлекать не торговцев, а высококвалифицированных рабочих, тех, кто будет работать на строительстве дорог, инженерных сооружений, жилья и т.д. Необходимо попытаться создать в этом регионе «плавильный котел» для того, чтобы рабочие различных национальностей, с одной стороны, конкурировали между собой, а с другой – кооперировались, объединенные одной целью.

 

Китай, запретив вырубку леса на своей приграничной территории, стал основным потребителем российского леса: в 2014 году на КНР пришлось более половины общего экспорта необработанной древесины, часть которой вывозится из России нелегально. Снижение поставок леса в Европу и увеличение объемов экспорта в Китай есть результат переориентации российской политики на фоне охлаждения отношений с Западом.

 

В России китайские компании, как правило, арендуют лесные участки под вырубку с последующей обработкой древесины и продажей ее России. Поэтому в задачу для местных дальневосточных властей должны войти как жесткий контроль над вывозом древесины, так и организация ее обработки на территории России. 

 

Реализация крупных экономических проектов таких, как строительство дороги Москва-Пекин, конечно же, потребует привлечения тысяч китайских строителей и специалистов, которые разъедутся по всей России. Однако эффективно контролировать данный процесс Россия не в состоянии, поэтому очень важной задачей, которая стоит перед государственным регулированием миграции, является переход к регулированию качественных и количественных параметров миграционных потоков. Для этого необходимо выработать эффективные методы по управлению миграцией для ее дальнейшего направления в малонаселенные районы. 

 

Объективный взгляд на российско-китайские отношения приводит к выводу, что между нашими станами еще существуют определённые сложности внутри Шанхайской организации сотрудничества. Однако грандиозные социально-экономические задачи, которые ставят перед собой Россия и Китай, способствуют добрососедству, политическому, экономическому и военному сотрудничеству между двумя странами.

 

Список литературы и источников

 

  1. Березина Е. Вклад «Дальневосточный» / Российская газета. – Федеральный выпуск №7002 (134) от 21.06.2016.
  2. Титаренко М.Л. Россия и Китай: стратегическое партнерство и вызовы времени / М.Л. Титаренко. – М.: ИД «ФОРУМ», 2014. – 224 с.
  3. Современный Китай: Социально-экономическое развитие, национальная политика, этнопсихология / Отв. ред. Д.В. Буяров. М.: КРАСАНД, 2011. – 296 с.
  4. Вовк А. Кому на российской земле пахать хорошо, или как китайцы используют нашу землю / МК. – № 27225 от 10.10.2016.

 

Материалы издания "Наука. Общество. Оборона" о миграционной политике

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Б.П. Виллевальде. Открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгороде в 1862 году. 1864 год.
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN