Рыльская М. А..,

доктор юридических наук

Rylskaya M. A .,

Doctor of Juridical Science


Нагорно-Карабахская «бомба замедленного действия»

Nagorno-Karabakh "timebomb"

Аннотация. Статья посвящена исследованию причин рецидива  военного решения проблемы территориальной принадлежности Нагорного Карабаха. Автор рассматривает различные аспекты исторических предпосылок данного конфликта между Арменией и Азербайджаном и обосновывает ряд конкретных способов возможного воздействия на предотвращение подобных потенциальных ситуаций. 

Ключевые слова: территориальные проблемы, внутренний вооруженный конфликт, межнациональное согласие. 

 

Summury. The article is devoted to the study of the causes of recurrence of a military solution to the problem of territorial belonging of mountainous Karabagh. The author examines various aspects of the historical background of the conflict between Armenia and Azerbaijan and justifies a number of specific ways the possible impact on preventing such potential situations.  

Keywords: territorial problems, internal armed conflict, ethnic harmony.

Вся история существования человечества подтверждает тот факт, что конфликт - это один из способов развития общества. Бесплодны усилия, направленные на достижение бесконфликтного существования социума. Проблема как раз состоит в том, чтобы выработать механизмы цивилизованного разрешения кризисных ситуаций, не допускающие их перерастания в жесткую конфронтацию или предусматривающие четкую систему мер  урегулирования последних. 

 

Многие проблемы конфликтных отношений, обусловлены исторически, их корни уходят в далекое прошлое. Волюнтаристский, волевой подход к решению сложных этических, территориальных, конфессиональных и других вопросов породил большинство современных противоречий. Многие становятся подобны хроническим болезням. В изменившихся социально-политических условиях они возникают вновь, создавая предпосылки для новых конфликтов. Именно поэтому история, как говорят, отбрасывает свою тень заранее.

 

Как не прискорбно, следует согласиться с тем, что «корни наших межнациональных конфликтов - главным образом в имперском (дореволюционном и советском) прошлом. Это наше наследие, от которого нам еще долго не уйти. Чудовищной силы удар по национальному самоопределению, исторической памяти, по национальной культуре и живым носителям этой культуры нанес сталинизм. …. грубая ассимиляторская политика, сознательное стравливание народов, попрание национальных чувств, …. произвольное изменение границ и создание республик и областей - все это наложило сильнейший отпечаток на сферу национальных отношений. Основы народной нравственности во многом оказались порушенными, духовный мир миллионов людей существенно деформирован».[1, 77-86] 

 

В многообразии этих факторов особое место занимает внутренний вооруженный конфликт (ВВК - 1994г) в нагорном Карабахе, который в свое время не только затронул фундаментальные национальные ценности, но и заставил на практике проверить соотношение целей и средств обеспечения внутренней безопасности по объему и пределам применения силовых методов. Именно его, рецидив в виде так называемой «Четырёхдневной войны (1-5 октября 2016 года) вновь столкнул вооружённые силы Армении и непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) с одной стороны и Азербайджана с другой в боестолкновение  по накалу своему невиданные в этих краях с момента окончания войны в 1994 году. Так или иначе, военный конфликт опять сошел на «нет».  Так если военного решения конфликт не имеет, с чем была связана эта стрельба в Карабахе. 

 

Обратимся к фактам, проведя ретроспективный анализ. 

 

Восстановление национальной государственности, как Армении, так и Азербайджана многом связано с процессом их вхождения в состав Российской Федерации. При рассмотрении законного права народов на свободное самоопределение, уже тогда был поднят вопрос о «спорных» территориях, на которые претендовали как Армения, так и Азербайджан. Это прежде всего Нагорного Карабах и Нахичевань.

 

Установление Советской власти в Азербайджане в апреле 1920 г., в мае - в Нагорном Карабахе, в июле - в Нахичевани и в ноябре 1920 г. в Армении, казалось, открывало возможности для примирения и справедливого решения давно существующих территориальных вопросов в крае. Однако армяно-азербайджанские разногласия стали возникать едва ли не с первых дней. Свою лепту внесла и  ставка советского правительства на развертывание революционного движения в мусульманском мире, и, в частности, в Турции. Ради этой глобальной цели в жертву была принесена проблема справедливого национально-территориального размежевания между Арменией и Азербайджаном и осуществления так называемой «действенной национальной политики». 

 

Практически без всякого обсуждения и учета национально-исторических и этнических моментов в состав Азербайджана автоматически была включена часть горных армянских районов бывшей Елизаветпольской губернии - нынешние Дашкесанский, Шаумяновский, Кетабергский районы, горная часть Шамхорского и Ханларского районов. Эти северные провинции в период турецкой интервенции и мусаватистской диктатуры сохранили свою самостоятельность благодаря организованной обороне.

 

Как отмечал известный американский политолог П. Гобл, можно было выделить несколько важных моментов, предпринятых Россией для осуществления «действенной национальной политики». Во-первых, отделение Азербайджана от Турции и создание препятствий для сухопутной связи между ними; во-вторых, сохранение значительного количества армянского и азербайджанского меньшинств в каждом из  этих государств; в-третьих, создание Армянской Нагорно-Карабахской автономной области под юрисдикцией Азербайджана, а Азербайджанской Нахичеванской Автономной Республики, окруженной со всех сторон Арменией. По истине дьявольский план с отложенными последствиями! 

 

Первый раз, административно-территориальный вопрос о Карабахе решался летом 1921 г. на заседании Кавказского бюро ЦК РКП (б), который постановил включить Карабах в состав Армении. Однако в связи с протестом председателя Совнаркома Азербайджана Н. Нариманова решение пересмотрели и приняли постановление о передаче Карабаха Азербайджану с предоставлением ему широкой автономии с административным центром в г. Шуше. Подобный вердикт мотивировался необходимостью поддержания экономических связей между верхним и нижним Карабахом и Азербайджаном, идеей укрепления интернационального единства между мусульманами и армянами. Надо отметить, что Бюро ЦК КП Армении на заседании 16 июля 1921 г. решение Кавбюро по Карабаху одобрить отказалось.[2, р.21] При этом факт того, что согласно имеющимся историческим документам, Автономная Область Нагорного Карабаха, вошедшая в состав ССР Азербайджана, и была образована из частей бывших Джеванширского, Шушинского, Карягинского и Кубатлинского уездов, населенных преимущественно армянами в тот момент не учитывался. 

 

Вместе с тем, согласно имеющимся документальным источникам, «Нагорный Карабах является исторически сложившейся областью, которая до русского владычества входила в состав Персии и представляла независимое ханство. Присоединенное к России в 1813 г. по Гюлистанскому договору. Карабахское ханство в 1822 г. было упразднено, и в Карабахе введено русское управление.» «Нынешняя (по состоянию на 1928 год) Автономная Область Нагорного Карабаха занимает северо-восточные склоны одного из краевых хребтов Малого Кавказа, и, как все краевые хребты Малого Кавказа, представляет одну из тех гигантских отдельных глыб или обломков земной коры, из которых состоят все его складчатые горы.» «Населения в Нагорном Карабахе по переписи 1926 г. — 125,2 тыс. чел., в том числе мужчин — 63,0 тыс., женщин — 62,2 тыс. чел. Городского населения обоего пола - 8,3 тыс. чел., сельского - 116,9 тыс. чел. Плотность - 30,1 на 1 кв. км. армянское население Области составляет более 94%. Частью они населяли край еще при ханах, другие переселились сюда после войны России с Персией и Турцией в 1828 и 1830 гг., когда по распоряжению русского правительства было расселено до 130 тыс. душ персидских и турецких армян в бассейнах Аракса и Куры на месте тех курдов и тюрок, которые вынуждены были тогда выселиться частью в Персию, а частью в Турцию. Эти армяне-переселенцы встретились в Карабахе, как и в других местах Азербайджана, со своими единоплеменниками и заселили наиболее благоприятные для земледелия долины северо-восточных склонов Карабахского хребта и орошенные части Карабахской степи. Карабахские армяне по быту и антропологическим признакам совершенно сходны со своими братьями, населяющими Армению, но в большинстве усвоили азербайджанское наречие турецкого языка, и кроме родного языка говорят еще по-тюркски». [3, 45]

 

Повторно карабахский вопрос о его территориальной принадлежности встал в первые послевоенные годы в ноябре 1945 года. Однако из-за так и не решенных за это время проблем территориальной принадлежности сопредельных территорий дальше переговоров дело не продвинулось.

 

Третья попытка легитимного решения проблемы Нагорного Карабаха в 1966 г. в виде решения секретариата ЦК КПСС с поручением ЦК КП Армении и ЦК КП Азербайджана совместно подготовить данный вопрос также окончилась неудачно.

 

Данная нерешенность проблемы резко обострилась в период перемен в стране после апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС, процессов перестройки и демократизации. Армянское население Карабаха стало активно выражать свое желание о воссоединении Нагорно-карабахского автономного округа (НКАО) вместе с прилегающими к нему армянскими районами с Арменией.

 

Ситуация усугублялась тем, что пусть вялыми темпами, но протекала «азербайджанизация» Нагорного Карабаха. Его автономия фактически была сведена на нет, грубо нарушалась кадровая политика, под запретом были связи с Арменией, включая отказ от ретрансляции телевизионных передач. Ширился массовый выезд армянского населения из области и из республики в целом. Как следствие, 20 февраля 1988 г. на тот момент сессия Совета народных депутатов НКАО обратилась в Верховный Совет СССР с просьбой передать Карабах в состав Армянской ССР.

 

В ответ последовало поспешное и ошибочное в своей основе Постановление Политбюро ЦК КПСС от 21 февраля 1988 г., в котором требование о включении Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР было сведено к действиям «экстремистов» и «националистов», названо противоречащим интересам Азербайджанской ССР и Армянской ССР. А решение проблемы подменялось общими призывами к нормализации обстановки, мер по дальнейшему социально-экономическому и культурному развитию автономной области.

 

Шло время, обстановка накалялась, реальные шаги по деэскалации надвигающегося кризиса не предпринимались.

 

В НКАО начались массовые демонстрации, забастовки, столкновения на национальной почве. Взрывоопасное возбуждение захватило Армению и Азербайджан. В конце февраля 1988 г. произошли драматические события в Сумгаите - город был ввергнут в кровавую вакханалию, совершались насилия над армянским населением. Но и после этого центральными властями не было выработано решение проблемы. 

 

Ответный самосуд случился в ноябре-декабре 1988 г. в Гяндже, Ханларе, Дашкесане, Шамхоре, Мингечауре, а в январе 1990г. - в Баку и других районах и городах Азербайджана. Акты экстремизма в отношении азербайджанского населения имели место и в некоторых районах Армении.

 

Потребовался ввод войсковых подразделений Советской Армии, чтобы остановить эскалацию насилия и попытаться создать условия для нормального конституционного решения проблемы расчистки накопившихся завалов взаимного национального недоверия и вражды.

 

Большие надежды возлагались на созданный по решению Президиума Верховного  Совета СССР от 12 января 1989г. Комитет Особого управления НКАО. Цель его деятельности - компромиссное поэтапное решение проблемы, непосредственное подчинение области центру. Комитет проделал большую работу по преодолению допущенных в прошлом нарушений национальной политики. Но лишенный необходимых полномочий он также не смог кардинально изменить ситуацию. 

 

28 ноября 1989 г. сессией Верховного Совета СССР было принято решение по карабахской проблеме, нацеленное на то, чтобы НКАО, вопреки выводам направленной в регион комиссии съезда народных депутатов СССР и желанию армянского населения, оставить в составе Азербайджанской ССР.

 

Это еще более накалило обстановку, подвело противостояние к рубежу конституционно-правовой анархии и вооруженной конфронтации. 1 декабря 1989 г. Верховный Совет Армянской ССР и Национальный Совет Нагорного Карабаха совместным постановлением провозгласили воссоединение Нагорного Карабаха с Арменией. Этот шаг был ускорен принятием накануне в Азербайджане закона о суверенитете, в соответствии с которым в любой момент Нагорный Карабах мог быть лишен автономии и выведен вместе с Азербайджаном из состава Союза ССР.

Президиум Верховного Совета отреагировал на сложившуюся ситуацию только 10 января 1990 г., приняв постановление, в котором Президиуму Верховного Совета Армянской ССР было предложено привести законодательные акты республики в соответствие с Конституцией СССР, т.е. отменить принятое решение по НКАО. В тех условиях данное постановление прозвучало для армян декларативно и раздражающе.

 

С большим опозданием, только ночью 20 января, в Баку и некоторые другие города и районы Азербайджана были введены войска Советской Армии и объявлено чрезвычайное положение. Это спасло тысячи и тысячи жизней. Положение рассматривалось на сессии Верховного Совета СССР 19 февраля 1990 г. В принятом в тот же день постановлении вина как всегда «сбалансировано» была разделена между обеими республиками. По непонятным причинам в постановлении карабахская проблема не получила должного отражения.

 

Следующий виток эскалации в НКАО начался с введения Указом Президиума Верховного Совета СССР с 15 января 1991 г. чрезвычайного положения в автономной области. По сути дела, это означало попытку решить карабахский вопрос в пользу Азербайджана, поскольку режим чрезвычайного положения в НКАО стремился монопольно осуществить Азербайджанский оргкомитет по НКАО при опоре на союзные внутренние войска и части Советской Армии.

 

После провозглашения в сентябре 1991 г. независимой Нагорно-Карабахской Республики вооруженные столкновения стали неизбежны, боевые действия шли с переменным успехом. Их резкая эскалация пришлась на май 1992 г., когда силы армянской обороны Карабаха вошли в г.Шушу и прорвали блокаду в районе Лачина. Азербайджанскими войсками были заняты Шаумяновский район и часть Мардакертского района, ключевого для обороны Нагорного Карабаха.

 

Проблема Нагорного Карабаха все больше выходила за пределы конфликтующих сторон. После распада СССР многочисленные попытки ее мирного урегулирования предпринимались руководством СНГ, новой демократической России и ее парламентом. Как и предыдущие, все решения, однако, осталось невыполненным.

 

Продолжим перечисление фактов, перейдя к рассмотрению  «рецидива» военного противостояния Армении и Азербайджана 1 октября 2016 года. 

 

Здесь важно подчеркнуть, что в результате вооруженного конфликта (ВВК 1992-1994гг.) к Армении отошла не только территория собственно Нагорного Карабаха, но и семь приграничных районов уже непосредственно самого Азербайджана. Часть этой территории сегодня является буферной зоной и неотъемлемой составляющей системы оборонительных сооружений, выстроенных за эти годы. На этих землях никто не живет, она является прифронтовой, и трактуется Арменией как «ничья земля». 

 

Понятно, что при этом позиция Азербайджана выглядит на международной арене довольно убедительно. Часть территории республики в результате ВВК 1992-1994гг перешла к Армении. Все попытки урегулировать конфликт мирным способом на протяжении последних двадцати лет ни к чему не привели.

 

Кстати, у Азербайджана ведь имеется еще одна проблема – Нахичевань. Эта область с населением почти в полмиллиона человек полностью отрезана от Азербайджана и является анклавом внутри Армении. Чтобы попасть из Нахичевани в Азербайджан, надо ехать через Иран. А в случае серьезного военного конфликта защищать эту территорию азербайджанцам будет невероятно трудно, потому как с трех сторон она окружена Арменией. Ни подвезти боеприпасы, ни перебросить подкрепления без втягивания в войну Ирана не получится. По условиям обсуждаемой тогда договоренности Армения возвращала Азербайджану значительную часть захваченных территорий, на которых не проживали армяне, а также Баку получал возможность создать Нахичеванский коридор.

 

Таким образом, Карабах, с проживающими там армянами, воссоединялся бы с Арменией, а Нахичевань, с проживающими там азербайджанцами, географически возвращалась бы в Азербайджан, который в этом случае также получал безлюдные, но исконно азербайджанские земли на границах с Карабахом. Обе страны при этом могли снять блокады, устроенные друг другу в этом геополитическом анклаве с запутанной и незафиксированной географией, что значительно бы облегчило их экономическое положение. Однако мирный договор тогда так и не случился.  Вскоре ушел из жизни Гейдар Алиев, который, наверное, единолично обладал достаточным авторитетом в стране, чтобы заставить азербайджанский народ план этот принять. Кто знает, может сегодняшний президент Азербайджана пойти по стопам президента предыдущего и доведет дело до конца, ведь фамилия его тоже Алиев.

 

Таким образом, взаимная неуступчивость превращает в самодовлеющий фактор проблему десятков тысяч беженцев, которые терпят ныне неимоверные бедствия. Уроки карабахского конфликта, одного из наиболее «запущенных» в постсоветском пространстве, свидетельствуют о том, что военного решения он не имеет. Однако при этом процесс выработки механизма мирного урегулирования чрезвычайно затруднен и малоэффективен. В сложившихся условиях единственная возможность - достижение договоренности о перемирии, которое должно быть использовано для установления гарантированных механизмов прекращения огня.

 

Как известно, существует ряд факторов, которые осложняют процесс разрешения такого рода конфликтов. Это и неподготовленность самих конфликтующих сторон  к принятию ответственного решения, которое предполагает наличие взаимных уступок, приводящих в конечном итоге к консенсусу. Это и переоценка каждой из сторон своего временного превосходства. Сюда можно отнести и заинтересованность третьих стран в «определенном» разрешении конфликта. Если учесть, что данный регион имеет важное геополитическое значение, и здесь пересекаются как региональные, так и мировые державные позиции, то становится очевидным, насколько трудно достичь разрешения данного конфликта. В последнее время в научный оборот был введен новый термин – трансформация конфликта, что означает длительный процесс установления позитивных отношений между бывшими враждующими сторонами, которое, к сожалению, применительно к карабахскому конфликту пока означает положение «ни  не война, и ни мир».        

 

Необходимость теоретического осмысления проблемы предотвращения вооруженных конфликтов не вызывает сомнения. Следует отметить тот безрадостный факт, что методы подготовки и ведения военных действий на протяжении веков продумывались и разрабатывались самым скрупулезным образом, тогда как наука о методах их предотвращения и сегодня находится на начальной стадии освоения.

 

В самом общем случае, как мы уже определили, любой вооруженный конфликт есть форма разрешения противоречий, как между государствами, так и между различными социальными образованиями (партиями, общественными и религиозными организациями, юридическими субъектами). Поэтому методы разрешения различных конфликтных ситуаций  и предотвращения вооруженных столкновений, безусловно, требуют детальной проработки.

 

Даже самая краткая оценка сути поднятой проблемы приводит к выводу о ее комплексном, междисциплинарном характере, о существовании различных уровней и срезов ее описания и понимания. Конечная цель ее проста и понятна - выработать и обосновать пути, средства, методы предотвращения, ограничения и прекращения любых военных конфликтов. 

 

Но для достижения этой цели необходимо решить ряд очень непростых задач различного объема и характера. Можно увидеть, что часть этих задач имеет по преимуществу философско-социологический, общеполитологический характер, связана с определением стратегических ориентиров гуманитарной деятельности. В других задачах преобладает своего рода технологическая ориентация, нацеленность на выработку конкретной тактики действий, порядка и методов разрешения тех или иных кризисных ситуаций.

 

Вот перечень основных задач того и другого рода. Прежде всего, необходимо уяснить причины возникновения конфликтных ситуаций, в прошлом и в современных условиях. Нужны развернутая типология этих явлений, выявление их общих, сходных и особенных, отличительных черт. Необходимо объективно оценить их роль в историческом развитии, обеспечении самосохранения социальных образований, отстаивании национальных, государственных интересов. Следует установить закономерные тенденции изменения, развития всех этих показателей в настоящее время и в перспективе. 

 

Определяя конкретные способы и порядок воздействия на потенциальные конфликтные ситуации, важно установить: какие социальные силы - партии, движения, политические лидеры - могут в той или иной конкретной ситуации способствовать или препятствовать их эскалации; каковы роль и соотношение официальных государственных и международных структур, с одной стороны, и общественных сил, средств народной дипломатии - с другой, в их предотвращении; какие именно средства, способы, приемы политической дипломатии, финансово-экономического, правового, морально-психологического и иного воздействия наиболее эффективны в конкретно сложившихся условиях. 

 

Список литературы и источников

  1. Илюшенко В.И. Национализм и интеллигенция//Мировая экономика и международные отношения. 1993, №6. С. 77-86.
  2. Globe P. Coping with the Nagorno-Karabakh Crisis. The Fletcher Forum of World Affairs,vol. XYI, N2, summer, 1992, p.21
  3. «Атлас Союза Советских Социалистических Республик (Изд. ЦИК СССР,1928), Автономная Область Нагорный Карабах С. 45

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Крым, Севастополь, воссоединение с Россией, перспективы развития
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN