Смирнова А. П.,

кандидат философских наук, доцент

Smirnova A. P.,

Candidate of Philosophical Sciences,

Associate Professor


Патриотизм в контексте консервативной идеологии

Patriotism in the context of conservative ideology

Аннотация. В статье рассматривается консерватизм как основная характеристика патриотизма. Проанализированы характеристики трех разновидностей консерватизма: политического, культурного и онтологического. Несмотря на то, что указанные виды консерватизма проявляют себя по-разному и относятся к разным сферам жизни общества, они направлены на сохранение существующего порядка, ценностей и традиций, без чего невозможен патриотизм.

Ключевые слова: консерватизм, патриотизм, национализм, либерализм, нация.

 

Summury. The article deals with conservatism as the main characteristic of patriotism. The characteristics of three varieties of conservatism: the political, cultural and ontological. Despite the fact that these kinds of conservatism manifest themselves in different ways and belong to different spheres of social life, they are aimed at the preservation of the existing order, values and traditions, without which it is impossible patriotism.

Keywords: conservatism, patriotism, nationalism, liberalism, nation.

Среди всех возможных качественных признаков патриотизма можно выделить самый существенный, без которого патриотизм невозможен – это консерватизм. Именно консерватизм выступает за верность традиционным ценностям и порядкам, социальным или религиозным доктринам, что, в свою очередь, согласуется с идеологией патриотизма.

 

Консерватизм, как и патриотизм, формируется как реакция на изменения, происходящие в обществе и попытка им противостоять. Причем консерватизм не обязательно связан с политикой и культурой, он может иметь онтологический характер.

 

Итак, консерватизм имеет три ипостаси: политическую, культурную и онтологическую. Следует отметить, что данная характеристика роднит консерватизм и национализм, который является прямым следствием патриотизма. Консерватизм, национализм, патриотизм – явления одного порядка.

 

С точки зрения американского социолога К. Калхуна, национализм имеет три измерения. «Во-первых, национализм как дискурс… Во-вторых, национализм как проект… В-третьих, национализм как способ оценки» [1, с. 33-34].

 

Национализм как дискурс предполагает формирование культурных смыслов и риторики, которое приводит к тому, что люди выражают свои мысли и чувства, опираясь на идею национальной идентичности. При этом определенные условия и традиции порождают отдельные разновидности националистической мысли и языка.

 

Национализм как проект подразумевает социальные движения и государственную политику, направленные на защиту интересов той или иной нации.  

 

Национализм как способ оценки связан с культурными и политическими идеологиями, утверждающими превосходство отдельной нации. Здесь национализм связан с крайними проявлениями преданности собственной нации, что влечет за собой «идеологию национальной чистоты и враждебности к иностранцам». В первых двух измерениях можно увидеть проявления «хорошего» национализма (патриотизма), в третьем проявление «плохого» национализма (шовинизма). Впрочем, несмотря на различные формы, национализм необходимо рассматривать как единое целое. «И позитивные, и негативные проявления национальной идентичности и преданности определяются общим дискурсом национализма» [1, с. 28].

 

Теперь рассмотрим три вышеуказанных разновидности консерватизма.

 

Родоначальником идеологии консерватизма является Э. Бёрк. В своем трактате «Размышления о революции во Франции» [2] Бёрк критикует взгляды французских революционеров за пренебрежение традициями и ценностями, унаследованными от предков, за стремление установить новый порядок, основанный на свободе и равенстве. По мнению Бёрка, свобода должна быть основана на традиции и дисциплине. Обращаясь к революционерам, английский парламентарий пишет: «Если бы вы не вычеркнули из памяти своих предков, сохранили живыми прежние принципы и образцы старого всеобщего европейского закона, улучшив и приспособив его к современной ситуации, вы бы явили миру примеры новой мудрости. Вы сделали бы дело свободы почетным в глазах достойных людей всех народов. Вы посрамили бы деспотизм на земле, показав, что свобода не только совместима с законностью, но, когда она не отвергает дисциплину, то и способствует ей» [2].

 

Ключевыми словами в данной цитате являются «старый всеобщий европейский закон» и «дисциплина». Они отражают политическую суть консерватизма, его классовую подоплеку. Очевидно, что старый всеобщий европейский закон признает только один вид дисциплины  – это подчинение низших классов высшим классам. Это было актуально в XVIII веке, это актуально и сейчас.

 

Согласно определению американского политолога Кори Робина: «Консерватизм представляет собой теоретическое обоснование неприятия самостоятельности низших классов» [3, с. 42]. Консерватизм в политическом плане противостоит либерализму. Либерализм утверждает свободу на основе равенства, что неприемлемо для консерваторов. Ведь консерваторы стремятся обеспечить свободу для высших классов и ограничить её для низших классов. Равенство же предполагает расширение свободы, которое ведет к ущемлению свободы высших классов. Кроме того, равенство приводит к неповиновению тех, кто подчиняется, на всех уровнях (общество, производство, семья).

 

Выход из этой ситуации только один – в формировании организованной традиции нереволюционного мышления. Именно в этом проявляется связь консерватизма и патриотизма. Патриотизм предполагает сохранение традиций и ценностей, которые позволяют людям ощущать свою принадлежность к определенной нации, формируют гордость за свое отечество и желание защищать его интересы. Консерватизм также стоит на страже установленного порядка и выступает против радикальных реформ и внешнего влияния на внутренние процессы государства [4].

 

Культурный консерватизм проявляет себя как определенного рода дискурс, образ речи, который детерминирует наше сознание. Речь идет об «…Использовании участниками риторики, образа речи, особого языка, который несет с собой связь с другими событиями и действиями, который делает возможными или невозможными другие образы речи или действия или признается другими ведущим к определенным последствиям» [1, с. 29]. Культурный консерватизм предполагает социальную общность на основе единого языка и культуры. Он выступает за сохранение культурной самобытности  того или иного народа или нации, за счет противостояния любому новшеству и влиянию извне, в том числе культурной глобализации.

 

После того, как территориальная общность перестает быть обязательной основой единства нации, и контакт лицом-к-лицу, свойственный первобытному обществу отсутствует, нации, по мнению британского политолога и социолога Б. Андерсона, выступают в качестве «воображаемых сообществ». Нация – это «воображённое политическое сообщество, и воображается оно как что-то неизбежно ограниченное, но в то же время суверенное» [5, с. 30]. Ограниченным данное сообщество является потому, что существуют другие нации, которым оно себя противопоставляет. Суверенность нации проявляется в стремлении к автономии. Ощущение своей принадлежности пусть к «воображённому», но все-таки сообществу, воспринимаемому как определенного рода братство возможно именно за счет национального языка и культуры, исторического наследия, которые помогают сохранить самоидентичность. Вышесказанное позволяет говорить о том, что культурный консерватизм лежит в основе этнического национализма, как разновидности патриотизма.

 

Третья разновидность консерватизма – онтологический консерватизм. В его основе лежит представление о сохранении сущности человека, о сохранении его связи с природой. Онтологический консерватизм в наибольшей степени проявляется в работах немецкого философа М. Хайдеггера. Развитие науки и техники способствовало тому, что человек оказался «пересажен» в другую действительность, и утратил свои корни.

 

«Мы задумаемся еще и спросим: что происходит здесь – как с людьми, оторванными от родины, так и с теми, кто остался на родной земле? Ответ: сейчас под угрозой находится сама укорененность сегодняшнего человека. Более того: потеря корней не вызвана лишь внешними обстоятельствами и судьбой, она не происходит лишь от небрежности и поверхностности образа жизни человека. Утрата укорененности исходит из самого духа века, в котором мы рождены» [6].

 

Дух современности находит свое выражение в вычисляющем мышлении, сменившим осмысляющее мышление, единственно истинное, по мнению Хайдеггера, мышление. В итоге нас ждет «равнодушие к размышлению и полная бездумность, которая может идти рука об руку с величайшим хитроумием вычисляющего планирования и изобретательства» [6]. И как следствие, утрата человеком своей глубинной сущности, которая заключается в том, что человек есть существо размышляющее, ищущее смысл, настроенное на тайну, а не на вычисление и подчинение природы.

 

Сохранению сущности человека будет способствовать отрешенность от вещей, то есть независимость, возможность сказать вещам «нет» и «открытость» тайне, то есть поиск смысла, в том числе и в технике, а не бездумное ее использование. 

 

Онтологический консерватизм также связан с патриотизмом, как и все описанные ранее разновидности консерватизма, так как выступает за сохранение традиционного мышления и восприятия мира и рассматривает все новое, в частности развитие науки и техники, как угрозу сущности человека. Онтологический консерватизм носит глобальный характер. Здесь речь идет не о национальной или политической идентификации человека, а об идентификации человека как человека. 

 

Приведенные характеристики трех разновидностей консерватизма позволяют сделать вывод о том, что консерватизм является основной качественной характеристикой патриотизма. Патриотизм невозможен без консерватизма в силу того, что преданность отечеству и готовность отстаивать его интересы предполагает наличие укоренившегося порядка, традиций и ценностей, бережно сохраняемых и имеющих долгую историю, что, в свою очередь составляет сущность консерватизма.

Список литературы и источников

  1. Калхун К. Национализм. – М.: Изд. дом «Территория будущего», 2006. – 288 с.
  2. Берк Э. Размышления о революции во Франции и заседаниях некоторых обществ в Лондоне, относящихся к этому событию [Интернет-ресурс: URL: http://larevolution.ru/books/burke1.html]. Дата обращения: 30.01.2016.
  3. Робин К. Реакционный дух. Консерватизм от Эдмунда Бёрка до Сары Пэйлин. – М.: Изд. Института Гайдара, 2013. – 312 с.
  4. Baltovskij L., Eremeev S., Belous V. Applied Aspects of Politics in Russian  // The Social Sciences. – 2016. – 11(5). – P. 631-638.
  5. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. – М.: Канон-Пресс-Ц, Кучково поле, 2001. – 288 с.
  6. Хайдеггер М. Отрешенность [Интернет-ресурс: URL: http://www.lib.ru/HEIDEGGER/ gelassen.txt]. Дата обращения: 30.01.2016.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Крым, Севастополь, воссоединение с Россией, перспективы развития
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN