Кикнадзе В. Г.,

доктор исторических наук, доцент

Kiknadze V.G.,

Doctor of Historical Sciences,

Associate Professor


Отечественная военная история в современной России: от школьника до военного историка

Patriotic military history in modern Russia: from student to military historian

Аннотация. Военная история занимает важное место среди научной и образовательной деятельности. Особенно в России, которая имеет богатейшую военную историю и многовековые традиции в области защиты Отечества. В условиях возрастающего информационного воздействия на граждан России с целью подрыва ее исторических, духовных и патриотических традиций, состояние (научный и образовательный) потенциал военной науки обрели принципиальное значение для обеспечения государственной, военной и общественной безопасности. Анализ современного состояния и перспектив развития военной истории в России (от школы до научного комплекса Минобороны России) является предметом данной публикации. 

Ключевые слова: история, военная история, наука, Россия, Министерство обороны, Великая Отечественная война, школа, ЕГЭ.

 

Summury. Military history occupies an important place among the scientific and educational activities. Especially in Russia, which has a rich military history and a long tradition in the field of protection of the Fatherland. In the context of the growing impact of information on the citizens of Russia to undermine its historical, spiritual and patriotic traditions, state (scientific and educational) potential military science gained fundamental importance for the state, the military and public safety. Analysis of the current state and prospects of military history in Russia (from school to the scientific complex the Ministry of Defense of Russia) is the subject of this publication.

Keywords: history, military history, science, Russia, the Ministry of Defence, the Great Patriotic War, the school, the EGE.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, говоря о государстве и нравственности, отметил следующее: «Мы дошли до таких тяжелых времен, когда в некоторых странах уже и законодательство не защищает Божественный нравственный закон, а вместо этого придает стремлению услаждать плоть легальный статус и обеспечивает ему государственную поддержку. По милости Божией в нашем Отечестве, несмотря на борьбу внутри и особенно влияние извне, сохраняется связь законодательства с великой нравственной идеей, заложенной в природу человека» [1, с. 33-34]. 

 

Вместе с тем, к сожалению, в нашей стране, несмотря на развитие российского законодательства, проблема нравственности свойственна освещению вопросов отечественной истории.  Достаточно вспомнить лишь наиболее скандальные примеры последнего времени, связанные с попытками оболгать подвиг воинов-панфиловцев, Зои Космодемьянской, установкой и демонтажем в Санкт-Петербурге на здании Военной академии материально-технического обеспечения памятной доски К. Маннергейму и др. Министр культуры Российской Федерации В.Р. Мединский назвал людей, не признающих подвиг «панфиловцев», — «мрази конченые» [2].

 

В этой связи особо следует сказать о проблеме преподавания истории Великой Отечественной войны в российской школе. В 2016 г. задание на проверку знаний фактов истории Великой Отечественной войны оказалось одним из самых трудных в работе участников ЕГЭ. С ним сумели справиться всего 35,2 % участников. Плохие результаты абсолютно во всех вариантах. Причем наиболее трудным задание №8 (с 2016 г. введена новая модель задания – на заполнение пропусков в предложениях, с 2017 г. увеличен его максимальный балл, с 1 до 2) оказалось для всех участников: как для экзаменуемых с результатами 61-80 т.б., так и для высокобалльников [3, с. 9, 16, 17]. 

 

Выпускники российских школ не отличают Великую Отечественную войну от Второй мировой войны, многие не знают важнейших событий Великой Отечественной войны. Например, 35% считают, что Совет по эвакуации при СНК СССР был создан в октябре 1941 года. Низкие знания и в части касающейся персоналий Великой Отечественной войны. Например, 12,5% соотносят советско-японскую войну 1945 г. не с А.М. Василевским, а с М.В. Фрунзе; обоих выбрали в качестве участников Чесменского сражения (более 12% выпускников). Проблемное направление связано со знаниями о памятниках культуры, посвященными событиям Великой Отечественной войны. Например, большинство выпускников не смогли определить характеристику для монумента «Родина-мать зовет!» на Мамаевом кургане. Вместо «автор – Е.В. Вучетич» они выбрали «автор – М.О. Микешин» [3, с. 10, 11, 13]. 

 

Эти показатели свидетельствуют о том, что изучение Великой Отечественной войны в школе находится в глубоком кризисе. 

 

Несомненно, этому есть объективные причины. Еще 20-30 лет назад ученики школ имели возможность общаться с участниками Великой Отечественной войны, в каждой семье были свежи образы родственников, погибших на фронтах войны, их вспоминали, о них говорили, имена героев были у всех на устах – Великая Отечественная война не казалась чем-то далеким; не знать фактов Великой Отечественной войны казалось недопустимым. 

 

В настоящее время все изменилось: несмотря на стремление общества и государства сохранить память о Великой Отечественной войне (в том числе в рамках деятельности созданных (воссозданных) общественных и общественно-государственных организаций: Российское историческое общество (РИО), Российское военно-историческое общество (РВИО), Российский организационный комитет (РОК) «Победа»; Комиссия при Президенте России по противодействию фальсификации истории, которая функционировала с  2009 по 2012 год), масштабные акции, посвященные этому событию, Великая Отечественная война становится отдаленной историей. 

 

Современные школьники, если они не читали учебников, имеют сравнительно мало правдивых источников информации о Великой Отечественной войне. Некоторые источники информации вводят школьников в заблуждение, о чем свидетельствует и задание ЕГЭ 2016 г.: среди правильных ответов содержалось утверждение, что «подписав в августе 1939 г. Пакт о ненападении с Германией, СССР способствовал началу Второй мировой войны».

 

В этих условиях возрастает роль школы и учителей в формировании у школьников мотивации к изучению фактов войны и доведении до школьников правдивой информации о Великой Отечественной войне. Положительной оценки в этой связи заслуживает опыт «Навигацкой школы» по творческому осмыслению подвига героев-панфиловцев. Успешному решению задачи по созданию мотивации изучения Великой Отечественной войны может способствовать Московская метапредметная олимпиада «Не прервется связь поколений».  

 

Необходимо отметить и поддержать еще одну инициативу Москвы: в соответствии с решением секции историков – участников III Всероссийской научно-практической конференции «Противодействие идеологии терроризма и экстремизма в образовательной сфере и молодежной среде» (Москва, сентябрь 2016 г.) Московский музей образования имени академика Г.А. Ягодина 14 февраля 2017 года открыл Дискуссионный клуб историков. Дискуссионная площадка «Трудные вопросы отечественной истории и нравственная позиция педагога» полагает в своей деятельности выработать общую научную, нравственную позицию, определить подходы, которые могут послужить ориентиром в практической работе учителя-истории [4].    

 

Вместе с тем на фоне стремительно развивающихся в последнее время общественных инициатив по изучению отечественной военной истории, парадоксально смотрится кризисная ситуация с военно-исторической наукой и работой в Министерстве обороны – ведомстве, чей общественный авторитет в последние годы заметно и заслуженно вырос. 

 

Некоторые проблемы военной истории современной России были рассмотрены на 1-й научно-практической конференции 10-го отделения РАРАН в 2016 г. Также предлагались пути решения выявленных проблем, оценивались негативные перспективы развития. В большей степени это относилось к преподаванию военной истории в образовательных организациях Минобороны России, ее месту и роли в системе информационно-идеологической работы в масштабах государства [5].

 

В ходе 2-й Международной научно-практической конференции 10-го отделения РАРАН «Военная безопасность России: взгляд в будущее», которая проводилась в стенах МГТУ имени Н.Э. Баумана 2 марта 2017 г., предметом дискуссии стало состояние военно-исторической науки в системе военно-научного комплекса Министерства обороны Российской Федерации.

 

«Организовать в стране эффективную научную работу – задача значительно более трудная, чем организация обороны и армии» [6, с. 51]. Эти слова Академика Академии наук СССР, Лауреата Нобелевской премии Петра Леонидовича Капицы относятся еще к 1960-м годам. Со всей очевидностью, отметим их актуальность и для современной России. 

 

При этом в настоящее время постоянно меняющееся лицо войны создает такую среду, где для выживания и победы над противником необходимо постоянное обучение и получение новых сведений, включая опору на различные научные парадигмы. В будущем успех противоборства с потенциальным врагом будет зависеть от того, насколько гибким и соответствующим той или иной научной парадигме будет мышление лиц, принимающих решения в области оборонной политики, миротворческих операций и реальной политики в целом [7, с. 348, 350].

 

В этой связи военно-историческая наука занимает особое место среди наук. С одной стороны, она наиболее подвержена политической конъюнктуре, с другой – объективно имеет важнейшие задачи в обеспечении военной, общественной и государственной безопасности. Безусловно, для России, имеющей богатейшие опыт и традиции в области защиты Отечества, состояние знаний о военной истории имеет принципиальное значение.  

 

Более того, авторы аналитической работы, посвященной войнам США с 2001 по 2014 год, среди семи уроков, из имевших место военных конфликтов с участием США, отметили следующий важный урок: неспособность технологий заменить социокультурное и историческое знание, которое необходимо для понимания конфликта, разработки стратегии и своевременной оценки [7, с. 74]. 

 

А что же в таких условиях может предложить военное ведомство России? Прошло уже 25 лет с того момента как в Институте военной истории Минобороны России состоялось совещание военных историков и были определены пути решения проблем в области военно-исторической науки. Что изменилось?

 

В Институте военной истории, которому отводилась столь значимая роль в развитии военно-исторической науки современной России и который в 1993-2002 гг. находился на пике своей эффективности, ныне сложилась критическая ситуация, которая вызвала значительное снижение качества научной работы.

 

Более того, в начале 2016 г. нами прогнозировалось, что очередная необоснованная оптимизация органов военно-исторической работы и науки может поставить под сомнение способность решения государственных задач по формированию единой исторической культуры российского общества, обеспечению национальной безопасности России в целом. Бездействие в разрешении проблем в близкой перспективе может привести к срыву выполнения поставленных перед Институтом государственных задач [5, с. 232; 8].

 

Исходя из этой оценки в 2016 г. был направлен соответствующий документ начальнику Генерального штаба ВС РФ – первому заместителю Министра обороны РФ генералу армии В.В. Герасимову, в котором давалась критическая оценка деятельности начальника института И.И. Басика и его заместителя по научной работе Н.И. Никифорова.

 

Дошло до того, что кризис Института военной истории ВАГШ, порожденный некомпетентностью и безразличием военных чиновников, широко обсуждается уже вне Министерства обороны. Например, в конце 2016 г. об этом шла дискуссия на сайте Николая Старикова. Впоследствии обсуждение проблемы было продолжено в программе «Полный контакт» в эфире радио Вести FM. Историк Армен Гаспарян – гость в студии – задавал «практически риторические», как отметил ведущий Владимир Соловьев, но «очень правильные» вопросы: «Чем занимается Институт военной истории? В полном составе? Кто в последний раз видел этих людей? Что они делают все?».

 

Сегодня и в будущем все надежды на исправление ситуации в области военной истории связаны с позицией Министра обороны России генерала армии С.К. Шойгу. Представленные нами в его адрес в 2016 г. предложения по повышению эффективности научной деятельности НИИ (военной истории) ВАГШ ВС РФ признаны актуальными, заслуживающими внимания и отражения в вопросах совершенствования его научной и военно-исторической работы. С научной точки зрения, решение давно назревших проблем военно-исторической отрасли невозможно без централизации, фактической координации и управления ею единым постоянно действующим органом. Идея создания в стране единого центра военной истории, сформулированная еще в 1990-е годы, требует безотложной реализации сегодня.

 

Кроме того, в Минобороны России необходимо восстановить централизованную систему подготовки военных историков, и кадры военной науки в целом. Научные роты, активное вовлечение гражданской науки в решение задач военной безопасности России, интеграция гражданского и военного образования, безусловно, правильные и актуальные меры руководства Минобороны. Но все они, скорее, вынужденные, которые отчасти носят характер компромисса с обществом, отчасти – лишь условного решения проблемы по принципу «здесь и сейчас». Стратегия опережающего развития требует другого подхода. Крайне важно готовить в Российской армии собственные научные кадры, готовить непрерывно, начиная с Суворовских военных училищ и Кадетских корпусов. 

Список литературы и источников

  1. Патриарший календарь на 2017 год. – М., 2016.  
  2. Евстафьев Д. Мединский отжег словами «мрази конченые» и «донос в традициях лысенковщины». – МК.RU. 4.X.2016. 
  3. Артасов И.А. Методические рекомендации для учителей, подготовленные на основе анализа типичных ошибок участников ЕГЭ 2016 года по истории. М.: ФИПИ, 2016.
  4. Кикнадзе В.Г. Великая Отечественная война: знания российского школьника и нравственная позиция учителя-историка. – Наука. Общество. Оборона [https://www.noo-journal.ru/блог].
  5. Кикнадзе В.Г. Информационно-идеологическая работа и военная история в обеспечении безопасности России: проблемы и пути решения. - Военная безопасность России: взгляд в будущее: материалы 1-й науч.-практ. конф. отделения №10 Российской академии ракетных и артиллерийских наук. Москва, 3 марта 2016 года / Российская академия ракетных и артиллерийских наук, Московский государственный университет имени Н.Э. Баумана, Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. – М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2016. С. 227-234.
  6. Всё простое – правда… Афоризмы и размышления П.Л. Капицы… / Сост. П. Е. Рубинин. – М., 2015.
  7. Савин Л. Новые способы ведения войны: как Америка строит империю. – СПб., 2016.
  8. Кикнадзе В.Г. Когнитивное оружие в действии: угрозы безопасности России в системе «государственность-армия-экономика-образование». - Россия в изменяющемся мире: вопросы обеспечения военной безопасности. Материалы докладов круглых столов «Россия в изменяющемся мире: вызовы, опасности, угрозы» и «Вопросы обеспечения военной безопасности Российской Федерации» в рамках научно-деловой программы Международного военно-технического форума «Армия-2016», ВППКиО ВС РФ «Патриот», Кубинка, 7-8 сентября 2016 года. – М.: ВАГШ ВС РФ, 2016, с. 127–131.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Крым, Севастополь, воссоединение с Россией, перспективы развития
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN