Зимонин В.П.,

доктор исторических наук, профессор

Zimonin V.P.,

Doctor of historical sciences, professor 


О причинах и путях повышения уровня обороноспособности Курильских островов

About the reasons and ways of increasing the level of defense capacity Kuril Islands

Аннотация. В 2009 году нижней палатой японского парламента принят закон о том, что принадлежащие России южные Курилы – это часть территории Японии, что является грубейшим нарушением международного права. Официальные издания этой страны, однако, не ограничивают претензии на т.н. «северные территории» этими островами. Видимо в подкрепление реваншистских претензий к России и другим странам Япония приступила к созданию соединения морской пехоты в составе крупного объединения сил быстрого реагирования. Эти и другие меры японского руководства не могу не вызывать озабоченности со стороны России и требуют принятия ответных мер.

Ключевые слова: Япония, Россия, морская пехота, девальвация 9-й статьи конституции, картографическая агрессия, контрмеры.

 

Summary. In 2009, the lower chamber of the Japanese parliament passed a law stating that the southern Kurils belonging to Russia are part of the territory of Japan, which is a gross violation of international law. The official publications of this country, however, do not limit claims to the so-called. "Northern territories" by these islands. Apparently in reinforcing the revanchist claims to Russia and other countries, Japan began to establish a marines' unit as part of a large force of rapid reaction forces. These and other measures of the Japanese leadership can not but cause concern on the part of Russia and require a response.

Keywords: Japan, Russia, marines, devaluation of the 9th article of the constitution, cartographic aggression, countermeasures.

В последнее время в японской прессе и в выступлениях официальных лиц Японии звучат осуждения в адрес российских властей в связи с объявленным в феврале 2017 года Министром обороны РФ С.К. Шойгу началом развертывания на Курильских островах дивизии. Россия, действительно, после того как в течение 1990–2000-х годов кардинально сократила свое военное присутствие на Сахалине и Курилах, приступила к существенному укреплению оборонительных сил и средств на Курильских островах. О конкретных мерах позже. Прежде хочу остановиться на причинах мероприятий, проводимых нашим военным ведомством. Должен заранее предупредить: все, ниже изложенное, – это мои личные оценки как японоведа, более 30 лет исследующего военную политику Японии.

 

Причины российских озабоченностей

 

Российскому военному ведомству уже давно было известно, что министерство обороны Японии вело подготовку, а в этом году приступило к созданию нового рода войск – морской пехоты как части сил быстрого развертывания [1].

 

О чем это говорит? Подобная структура в «силах самообороны» страны отсутствовала из-за ограничений, связанных с поражением императорской Японии во Второй мировой войне, принятыми союзными державами-победительницами мерами по демилитаризации этой страны-агрессора и закреплением в девятой статье послевоенной Конституции отказа японского народа «на вечные времена от войны как суверенного от права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров». В статье также содержится запрет на создание сухопутных, морских, воздушных и прочих военных сил. И это сильно ограничивало деятельность японского Министерства обороны, не связанную непосредственно с обороной страны. А морская пехота – это ударный род войск, предназначенный прежде всего для наступательных операций и прежде всего на заморских территориях противника.

 

Что же делать? Как говорится, «Нельзя, но очень хочется!» Статью 9-ю отменить не удается – не набирается необходимых для этого 2/3 голосов парламентариев. Поэтому в марте 2016 года правительство Японии добилось вступления в силу Закона о национальной безопасности, согласно которому Токио теперь может посылать войска в любую точку мира для «поддержки союзников и защиты жизни и интересов граждан Японии», хотя Япония и без того с 1991 года активно участвует в различных форматах в большинстве вооруженных конфликтов с участием США в зоне Тихого и Индийского океанов, а в 1950-е и 1970-е годы неплохо заработала на войнах в Корее и Вьетнаме. При этом ни тогда, ни сейчас фактически ни о какой «защите жизни граждан» или территории Японии речь не шла и не идет. Зато идет речь о том, что, открыто ввязываясь в военные конфликты своих союзников, в первую очередь США, Япония теперь уже точно станет подвергать жизнь своих военнослужащих и гражданских лиц опасности вопреки конституции, но опираясь на закон.

 

Силы быстрого развертывания как раз и призваны быть на острие японской «Стратегии копья» и, как планируется, будут содержать помимо соединения морской пехоты еще по четыре мобильных дивизии и бригады, включать армейскую, морскую и воздушную составляющие, и станут одним из главных инструментов реализации новой военной политики [1].

 

Япония и без того обладает современными вооруженными силами, которые именуются «силами самообороны», хотя никто не может назвать того, кто же в последние семь веков угрожал японской территории, и кто собирается сейчас напасть на эту страну, если, конечно, она сама, как это было не раз в ее истории, не совершит агрессию. «Силы самообороны» – это современные армия, авиация и флот, которые способны вести военные операции и на своей территории, и за рубежом. Военно-морские силы обладают крупными авианесущими кораблями, которые упорно называются оборонительными эсминцами, хотя по водоизмещению и вооруженности их следует относить к ударным авианесущим крейсерам, способным принимать не только вертолеты, но и самолеты вертикального взлета и посадки, о необходимости закупки которых уже давно ведутся дискуссии.

 

Ближайший к Курилам японский остров Хоккайдо рассматривается военно-политическим руководством Японии и США как основной плацдарм для эскалации военных действий на Дальнем Востоке в случае военного конфликта с Россией. На нем дислоцирован более чем 50-тысячный контингент японских войск (Северная армия), включающий бронетанковую и пехотную дивизии, 7 бригад (2 пехотные, артиллерийскую, зенитную ракетную с ЗРК «Hawk», смешанную, инженерную, тылового обеспечения), 2 группы (танковую и армейской авиации), 3 полка (связи, снабжения и медицинский), батальоны военной разведки и РЭБ, противотанковый/противодесантный дивизион, и располагающий около 700 танками, 800 артиллерийскими и минометными системами и имеющий до 90 боевых самолетов. Построенный между островами Хоккайдо и Хонсю туннель Сэйкан позволяет быстро наращивать эту группировку (до 5 дивизий в сутки) [2, с.42-43].

 

В последнее время на остров поставлено 16 пусковых установок новых противокорабельных ракет (ПКР) SSM-I японского производства (боекомплект каждой ПУ – шесть ракет), сформирован ракетный полк.

 

В 2000-х гг. Япония предприняла ряд мер по повышению десантных возможностей своих вооруженных сил. Активно закупаются оружие и боевая техника для создаваемого соединения морской пехоты. В 2015 г. закуплено в Великобритании 30 бронетранспортеров-амфибий «AAV7А1» с дизельным двигателем мощностью 525 лошадиных сил (находятся на вооружении корпуса морской пехоты США) для повышения десантных возможностей сухопутных войск Японии в прибрежных зонах. Всего к 2018 г. будет закуплено 52 таких амфибии. В 2016 г. в этих же целях закуплено пять (всего закупаеися 17) американских конвертопланов МV-22 («Оспри»), обладающих маневренностью вертолета и радиусом действий самолета, вертолет UH-60JA и два вертолета CH-60JA. В ВМС Японии в дополнение к имеющимся двум малым десантным кораблям типа «Юра» недавно введены в строй три танко-десантных корабля-вертолетоносца типа «Осуми», способные нести по четыре транспортных вертолета СН-47, 10 танков, 330 десантников.

 

Важное значение придается созданию возможностей «для постоянного проведения разведки, наблюдения и рекогносцировки и быстрой подготовки ответа в соответствии с развитием ситуации, чтобы не допустить дальнейшей негативной эскалации ситуации».

 

Кроме того, «Основными положениями программы национальной обороны» предусматривается «для гарантирования успеха и минимизации потерь» «обеспечить морское и воздушное превосходство» над противником. В этих целях запланировано усилить обладающие четырьмя флотилиями и четырьмя эскадрами эскортные силы флота на две эскадры эсминцев (шесть новых кораблей, фактически равных по мощи и водоизмещению крейсерам УРО с вертолетами на борту и средствами противоминной и противолодочной борьбы) и создать в военно-воздушных силах по новой эскадрилье истребителей-бомбардировщиков и самолетов-заправщиков, поставив на вооружение около 40 новых боевых самолетов малой заметности пятого поколения F-35B («Лайтнинг-2»), которые закупаются в США.

 

Одним из важнейших направлений наращивания боевых возможностей японских ВМС является оснащение кораблей и самолетов базовой патрульной авиации (БПА) современным оружием. Это в первую очередь ПКРК «Гарпун», которыми оснащены до 40 процентов боевых кораблей ВМС Японии. Кроме того, на 75 самолетах БПА есть возможность подвески четырех–шести ПКР. В суммарном ракетном залпе может быть до 600 ракет [3]. Все это создает реальную угрозу гарнизону российских войск на Курилах и, особенно – прохождению военных и гражданских судов через самые судоходные незамерзающие в зимнее время южные курильские проливы, и способно значительно осложнить выход сил Тихоокеанского флота из акватории российского внутреннего Охотского моря. Не случайно в рамках японо-американского военного союза Япония добровольно взяла на себя обязательство осуществлять контроль военно-морскими силами и авиацией 1000-мильной зоны вокруг Японских островов, которая захватывает и район Сахалина и Курил.

 

В 2007 году Япония объявила о преобразовании Управления обороны страны в Министерство обороны, которое полностью отвечает требованиям, предъявляемым к аналогичным военным ведомствам стран НАТО. Японский военный бюджет в конце 1990-х – начале 2000-х годов превышал по объему бюджеты ядерных Великобритании и Франции (что касается Франции, то она, как и объединенная Германия, и в 2016 году имела военный бюджет, меньший по объему, чем Япония, у которой в период с 2014 по 2019 год на военные нужды будет потрачено порядка 24,7 трлн йен (240 млрд долл. США, то есть около 48 млрд долл. ежегодно) [3]. И все это официально объявляется интересами обеспечения «самообороны» страны, которой (повторю) ни в годы Второй мировой войны, ни до этого, ни после, никто не угрожал, и никто не готовится неспровоцированно угрожать сейчас!

 

Развертывание нового рода войск в рамках крупного объединения сил быстрого развертывания происходит на фоне ряда жестких заявлений руководства Японии последних лет, в том числе премьер-министра Синдзо Абэ, о претензиях на южные Курильские и другие острова и на фоне того, что на декабрьской (2016 г.) встрече президента России Владимира Путина с руководством Японии наш президент твердо заявил, что Курилы – это российская территория, и изменений в их юридическом статусе не будет.

 

Очевидно все это – и военные приготовления, и жесткие заявления японских официальных лиц – делалось для того, чтобы попытаться надавить на наше руководство как перед декабрьским 2016 года визитом Президента РФ В.В. Путина в Японию, так и накануне состоявшегося 27–28 апреля с. г. визитом С. Абэ в Россию, добиться от нее территориальных уступок. Это – бесперспективное занятие, но оно отражает общие тенденции развития военной доктрины Японии и степень искренности заявлений руководства этой страны о готовности к развитию отношений с Россией. Уже это дает основание для беспокойства и принятия мер, гарантирующих недопущение даже минимальной возможности для Японии рассчитывать на «разрешение» ситуации вокруг Курил с использованием военной силы.

 

Что касается японских территориальных претензий к нашей стране, то следует четко себе представлять то, что это касается отнюдь не только того, о чем говориться громогласно – южных Курил, хотя и это неправомерно с точки зрения международного права, закрепившего итоги Второй мировой войны, в которой Япония как один из главных виновников развязывания этой войны, потерпела поражение и была наказана мировым сообществом. Есть много свидетельств того, что реваншистские притязания к нашей стране Южно-Курильской грядой отнюдь не ограничиваются.

 

В мае 1988 г. по заказу японского правительства был подготовлен «Промежуточный отчет по исследованию внешней политики и комплексного обеспечения национальной безопасности» (Токио, май 1988 г., с. 13). «Япония, – говорится в нем, – должна продолжать требования о возврате всех северных территорий... Заключить японо-советский мирный договор после возвращения четырех северных островов. Япония должна также пытаться заключить японо-советский мирный договор, включая возвращение всех Курильских островов.

 

Объявить пункт с) 2-й статьи мирного договора с Японией (Сан-Францискского, 1951 года. – В.З.), в котором утверждается, что Япония отказывается от Курил, недействительным». То есть, ревизовать международно-принятый договор, поставивший точку во Второй мировой войне, под которым стоит подпись и самой Японии.

 

В ежегодно издаваемом на японском и английском языках официальном правительственном документе «Белая книга по обороне Японии», начиная с первого выпуска в 1981 г., «северные территории» обозначаются еще более фривольно. Как в выпуске за 1981 года [4], так и в издании 1996 года, которое имело многообещающий подзаголовок «К новой эпохе», и в варианте «Белой книги» 2000 года японские границы обозначены в районе Курильских островов севернее острова Итуруп, а «спорные территории» простираются до середины острова Сахалин и полуострова Камчатка, отсекая от нее все Курилы. 

Образчик картографической агрессии в белой книге по обороне Японии за 1981 г.
Картографическая агрессия в белой книге по обороне Японии за 1996 г.

В одной из карт-схем выпуска 1996 г. и в разработке японского военного ведомства, опубликованной в Интернете 13 января 2002 г., авторы, однако, «великодушно» оставляют за Россией один из островов Курильской гряды, расположенный непосредственно у южной оконечности полуострова Камчатка, очевидно, остров Шумшу, на котором в ходе освобождения Курил советскими войсками шли самые ожесточенные бои.

 

В этой ситуации у России остался бы всего один проливный выход в Тихий океан между Шумшу и Камчаткой, не обеспечивающий безопасный проход всех классов кораблей даже в летнее время и контролируемый вооруженными силами Японии.

"Уступка" России северного острова в белой книге по обороне Японии за 1996 г.

Показательно, что карта-схема с фривольным обозначением границ, опубликованная в Интернете, помещена в разделе «Миссия японских сил самообороны» [5].

 

Что это как не «картографические агрессии»?  Скажут: «Ну, это же военное ведомство – что с него возьмешь... Оно всегда какие-нибудь стрелы рисует или границы отодвигает...». Но, во-первых, именно такая картографическая агрессия, предпринятая японскими военными в 1930-х годах в виде подготовки сфальсифицированных карт и использования их в качестве оправдания агрессии против Монгольской Народной Республики, привела 11 мая 1939 года к крупному вооруженному конфликту у восточных границ Монголии в районе реки Халхин-Гол с далеко идущими целями, который, начавшись еще до общепризнанной даты начала Второй мировой войны, был разрешен не в пользу Японии лишь спустя две недели после этой даты.

Халхин-Гол: к чему приводят картографические агрессии

А во-вторых, – этим грешит и японское министерство иностранных дел, в течение ряда лет публикующее в своих «Голубых книгах» карты с аналогичным изображением «северных территорий».

 

Главная опасность картографических фальсификаций заключается в том, что они в годы японской агрессии в Азии использовались командованием японских вооруженных сил для обоснования правомерности вторжений на чужие территории, а в современных условиях активно используются для воспитания у мирных слоев японского населения, включая молодежь, недружественных по отношению к России, по сути, реваншистских настроений. На обложке и 26 из 66 страниц «Общественно-политического атласа Японии для начальной школы» и на 25 страницах из 150 «Нового географического атласа мира для старших классов японской средней школы», которые изданы в начале 1980-х годов, например, южные части исконно российских островов Сахалина и Курильской гряды изображены (судя по соответствующей расцветке) как спорные, а на ряде карт – как японские территории [6, c.66; 6, c.50].

 

Точно так же обозначены указанные территории и на красочной настенной «Полной карте Японии», изданной в апреле 1997 года, под эгидой японского министерства строительства, где площадь страны указана с учетом вхождения в Японию южных Курил [7]. А в «Полном атласе Японии» [8], изданном в 1982 году, на первой же цветной карте разметка границ в районе Сахалина и Курил показана так же, как и в упомянутой выше «Белой книге по обороне Японии» за 1996 год.

Образчик картографической агрессии в "Полном атласе Японии", 1982 г.

И на картах солидного издания – «Большого атласа Японии», идущего приложением № 1 к энциклопедическому словарю [9, c.156], под номерами 1, 3, 6, 8, 10, 11 – то есть с первых листов атласа – читателю также предлагается образчик картографической агрессии против России.

 

Квинтэссенцией «взрослых» упражнений в шулерстве с отнюдь не игральными картами, а теми, на которых обозначены международно-признанные границы суверенных государств, стало принятие в 2009 году нижней палатой парламента Японии ничтожного с точки зрения международного права закона о том, что южные Курилы – это часть территории Японии. Таким образом, японский парламент попытался волюнтаристки реализовать одно из предложений упомянутой выше правительственной комиссии 1988 года.

 

«Так исторически сложилось, – считает известный военный обозреватель В. Баранец, – что дипломатические притязания имеют свойство перерастать в военно-политические, и в виду такой возможности мы совершенно правильно делаем, что закрываем Курилы на крепкий замок» [16].

 

Россия должна учитывать и заинтересованность американцев в установлении контроля над южными Курилами, что объясняется их стремлением обеспечить свои возможности на случай ведения боевых действий в российском Охотском море. Необходимость совершенствования комплексного обеспечения безопасности Курильских островов и подходов к Охотскому морю, по оценкам специалистов, обусловлена постоянным ростом числа внешних угроз, руку к созданию которых частенько прикладывают и заклятые друзья Японии – Соединенные Штаты, которые сами стали проводить в регионе все более агрессивную политику, направленную на ослабление российских оборонительных возможностей. США усиливают присутствие в западной части Тихого океана американского флота с многоцелевыми авианосными группами и атомными подводными лодками со стратегическими ракетами на борту, а также все более приближают к российским берегам свои эсминцы, вооруженные системой ПРО Aegis и крылатыми ракетами большой дальности Tomahawk, и подталкивают японских военных к усилению подготовки к развязыванию вооруженного конфликта с Россией. Японский министр иностранных дел Фумио Кисида прямо заявляет, что в случае получения контроля над южными Курилами на них будет распространятся действие японо-американского договора о безопасности, включая право США на создание здесь военных баз [10].

 

Япония готова на «полюбовный альянс» с кем угодно, лишь бы добиться признания «правоты» своей позиции по оспариваемым территориям, даже с находящейся в полном раздрае и фашизируемой далекой Украиной, упирая на то, что у обеих стран есть территориальные споры с Россией. В недавнем обширном интервью информационному агентству Укринформ японский посол в Киеве Сигэки Суми с удовлетворением отметил, что Япония является единственной азиатской страной, которая после Майдана ввела санкции в отношении России и выделила киевскому режиму больше других государств денежных средств – почти 2 млрд долл. США. Посол фактически признал, что все это не делается даром: «Мы также надеемся, что украинская власть и народ будут обращать больше внимания на вопросы безопасности (?! – В.З.) в Азии. С Россией у нас есть территориальные споры... В этих вопросах мы просим Украину поддержать японскую позицию» [11].

 

Уже давно поговаривают в Японии и о развитии тесного сотрудничества с НАТО [12, c.7], тем более, что этот блок фактически передвинул свою зону ответственности в Азию. Пока официально руководство НАТО принять в этот блок Японию из-за наличия у нее, по ее же словам, территориальных проблем не может. Но появление мирного договора с Россией, в котором нет никакой необходимости, так как прекращение состояния войны между нашими странами было зафиксировано еще в совместной Декларации 1956 года, предполагающего оформление согласованной границы, позволит Японии вступить в НАТО.

 

При всем этом приходится учитывать и степень влияния экстремистски настроенных элементов в самой Японии, готовых на неожиданные вылазки и провокации любого масштаба, активность которых ежегодно достигает пика во введенный в 1981 г. правительством Японии реваншистский праздник «День северных территорий» (11 февраля).

 

Видный военный эксперт, профессор университета «Цукуба» Я. Накагава назвал в журнале «Военные исследования» ставку на «сугубо оборонительную политику… поразительно глупой политикой». «Япония, – считает он, – должна обладать силами, способными наносить удары по Сахалину, северным территориям, а также по Приморью; ей необходимо для этого принять соответствующую доктрину, в которой должны сочетаться как военный, так и человеческий факторы. Это должна быть действительно настоящая военная доктрина» [13, c.29-30].

 

Адекватные меры

 

Надеюсь, что уже этой, хотя и далеко неполной, аргументации достаточно, чтобы понять и принять, как необходимые и адекватные угрозам, меры, принимаемые в военной области в регионе Россией. Их цель – обеспечить предупреждение, а в случае необходимости и гарантированный срыв попыток Японии самостоятельно или в союзе с США и другими партнерами прибегнуть к силовому решению искусственно создаваемой ею «проблемы северных территорий».

 

В августе 2016 г. министр обороны РФ С. Шойгу подтвердил развертывание работ по созданию единой системы береговой обороны от Приморья до Арктики, заявив, что это необходимо «для обеспечения контроля проливных зон Курильских островов и Берингова пролива, прикрытия маршрутов развертывания сил Тихоокеанского флота в Дальневосточной и Северной морских зонах, а также повышения боевой устойчивости морских стратегических ядерных сил при выполнении поставленных задач» .

 

Одно из направлений – обеспечение надежной противодесантной обороны (ПДО) Курил. С учетом требований к ПДО, основное из которых – поражение противника на дальних подступах, а затем, в случае необходимости, на всех этапах боевых действий, необходимы наличие и постоянное совершенствование соответствующих вооружения и боевой техники. А это в первую очередь противокорабельные комплексы различной дальности, средства противовоздушной обороны (ПВО), дистанционного обнаружения и слежения за выдвижением морского десанта противника.

 

Долгое время острова были защищены по технологиям 1980-х годов. Но ситуация поменялась – сегодня все, в том числе и японские войска, способны проводить так называемую загоризонтную высадку, когда десант забрасывается в глубину обороны противника.

 

Для обороны Курил в 1978 году была сформирована 18-я пулеметно-артиллерийская дивизия, которая пережила несколько реорганизаций, а в «перестроечные» годы подверглась резкому сокращению. Сейчас, однако, во исполнение выше названного решения российского военного ведомства, в подразделениях восстанавливаемой дивизии идет напряженный период перевооружения, перехода на новые и перспективные образцы вооружения и техники, строятся новые корпуса для военнослужащих, членов их семей.

 

Командующий войсками Восточного военного округа (ВВО) генерал-полковник Сергей Суровикин заявил в мае 2016 г. о том, что Минобороны РФ принимает беспрецедентные меры по развитию на Курилах и Сахалине военной инфраструктуры, а также перевооружению расположенных там воинских частей на новые и перспективные образцы вооружения и техники, строительству новых корпусов для военнослужащих, членов их семей, решению  вопросов их соцзащиты. По его словам, модернизация призвана исключить возникновение даже малейших угроз. Он также добавил, что Сахалин и Курильские острова являются «восточным форпостом России», обеспечивающим гарантии безопасности и территориальной целостности государства [14].

 

Происходит усиление возможностей Тихоокеанского флота России, а также сил береговой обороны, войск противовоздушной защиты на Курилах, Сахалине и на Камчатке. В 2016 году в регион были поставлены ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН) «Александр Невский» проекта «Борей» (их теперь два), бригадный комплект оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер-М», зенитно-ракетные системы и комплексы «Триумф» и «Верба», реактивные системы залпового огня «Торнадо-Г», комплексы связи и радиоэлектронной борьбы, беспилотные летательные аппараты. В декабре на боевое дежурство впервые заступили новейшие истребители Су-35С. Тихоокеанский флот в 2020-х годах будет располагать четырьмя РПКСН «Борей» [15]. На вооружении поступающего на флот с 2017 года эсминца нового поколения водоизмещением до 18 000 тонн, скоростью – 32 узла будут стоять 70 противокорабельных КР, система ПВО С-500 «Прометей» с боекомплектом в 128 единиц, 24 противолодочные управляемые ракеты [3].

 

В рамках мероприятий по укреплению восточных рубежей руководство Министерства обороны РФ приступило к созданию нового пункта базирования сил Тихоокеанского флота на острове Матуа . Проведена расчистка дренажной системы имеющегося там аэродрома, пустовавшего с начала 1990-х годов. Завершена подготовка площадки для посадки на него вертолетов любых типов. Аэродром имеет две полосы длиной более 1200 м и шириной 80 м с бетонным и асфальтовым покрытием, развернуты мобильные аэродромные комплексы и аппаратура для обеспечения управления летательными аппаратами [14].

 

Особое внимание, естественно, уделяется Южно-Курильской гряде островов, объявленных японским руководством, судя по недавно принятому законодательному акту, первым объектом экспансии, так как обладание ими дает ключ к японо-американскому контролю над единственными незамерзающими глубоководными проливами, соединяющими Тихий океан и Охотское море. На южные Курилы начаты поставки новейших мощных береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион», а также зенитно-ракетных комплексов «Панцирь-С» и «Тор-М2У».

Береговой подвижный противокорабельный ракетный комплекс 3К60 "Бал"
Береговой подвижный противокорабельный ракетный комплекс "Бастион"

Береговые ракетные комплексы должны стать надежной защитой от нападения с моря, будучи способными потопить морские суда потенциального противника любого класса и размера, а также сорвать проведение десантной операции. Подразделения на Курильских островах получат и новейшие универсальные комплексы «Леер-3». Слово «универсальный» употребляется не случайно – высокоавтоматизированный комплекс, в состав которого входят станция управления и беспилотники «Орлан-10», может использоваться по прямому назначению разными родами войск – от мотострелков и артиллеристов, до танковых войск и подразделений радиоэлектронной борьбы [16].

 

В случае необходимости, на южных Курилах могут быть развернуты и более серьезные средства для воздушно-космического перехвата – такие как зенитные ракетные комплексы С-400, великолепно проявившие себя в Сирии. В результате принимаемых мер зона поражения средств воздушного нападения увеличится в несколько раз. Это позволит надежно защитить восточные рубежи страны от нападения с воздуха. Размещенные арсеналы позволят поражать самолеты и ракеты потенциального противника во всем диапазоне высот: малом, среднем и большом [15].

 

В «кармане» у российского военного ведомства имеются и средства борьбы, основанные на совершенно новых физических принципах действия. Сроки их возможного появления, количество и качество новых вооружений, размещаемых на территории Курил, напрямую зависят от диалога между Японией и Россией, степени трезвости подходов японского руководства к проблемам безопасности в регионе и исторически сложившимся границам.

Список литературы и источников

  1. Ветеранские вести. vvesti.com.
  2. Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Документы и материалы. Т. IV. Десант на Шумшу и возвращение Курил. М.: Воевода, 2015.
  3. Иванько А. Курильские «Балы» // Инф. агентство Оружие России. 2017. 5 января.
  4. Нихон-но боэй. Боэй хакусё (Оборона Японии. Белая книга по обороне). Токио, 1981.
  5. http://www.jda.go.jp./jasdf/asdf/mission.htm. 2002. January 13.
  6. Сёгакко сякайка тидзу тё. Токио: Тэйкоку сёин хэнсюбухэн, 1981; Синсё кототидзу. Токио: Тэйкоку сёин хэнсюбухэн, 1980.
  7. Nippon – Нихон дзэнтидзу. Tokyo: Shobunsya Publications, Ins., 1997.
  8. Teikoku’s Complete Atlas of Japan. Tokyo: Teikoku-Shoin Co., Ltd., 1982.
  9. Банью хякка дайдзитэн.  Нихон дайтидзу. Токио, 1979.
  10. Япония отдаст Курилы под военные базы США / www.dni.ru. 2017 . 14 февраля.
  11. Советская Россия.  2017. 15 апреля.
  12. Боэй хакусё (Белая книга по обороне). Токио, 1983.
  13. Гундзи кэнкю. 1987. № 10.
  14. РИА «Новости». Армии и войны / Международное положение. 2016. 27 мая.
  15. http://tass.ru/armiya-i-opk/3563334; Армия и ОПК. 2016. 24 августа.
  16. agitpro.su. 2016. 26 марта.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Крым, Севастополь, воссоединение с Россией, перспективы развития
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN