Sobozhnikov N. A. 


Английская буржуазная революция: реформа вооружённых сил Оливера Кромвеля (1642-1645 гг.)

The English bourgeois revolution: the reform of the armed forces of Oliver Cromwell (1642-1645).

Аннотация. Статья посвящена вопросу реформирования парламентской армии в ходе Первой гражданской войны в Англии (1642-1648 гг.). Освещается роль Оливера Кромвеля в создании новой военной организации. Рассматривается структура и тактика армии нового образца. Затрагивается влияние религиозного и социального факторов на процесс преобразований. Автором делается вывод об успешности реализации концепции профессиональной армии.

Ключевые слова: О. Кромвель, пуританизм, армия нового образца, железнобокие, пехота.

 

Summary. The article is devoted to the question of reforming the parliamentary army during the First Civil War in England (1642-1648). O. Cromwell's role in creating a new military organization is highlighted. The structure and tactics of the army of the new model are considered. The influence of religious and social factors on the process of transformation is touched upon. The author concludes that the concept of a professional army has been successfully implemented.

Keywords: O. Cromwell, Puritanism, new model army, ironsides, infantry.

Эволюция военного искусства Западной Европы обращает на себя внимание многих военных и гражданских специалистов, вследствие чего в фокусе исследовательского интереса оказывается английская армия нового образца 1640-х гг., несмотря на свою относительную немногочисленность, позволившая осуществить самую масштабную колониальную политику в истории. В этой связи, изучение деятельности Оливера Кромвеля по созданию стройной системы военной организации в сжатые сроки, использующей последние достижения военной науки своего и её практического применения представляет собой необходимое условие для разработки и реализации оптимальной модели вооружённых сил.

 

По мнению Г. Дельбрюка действенная английская военная организация истребила себя во время войны Алой и Белой розы, после чего династия Тюдоров для поддержания своего деспотизма опиралась на «утончённую полицейскую организацию». С тех пор задача обороны государства была возложена на милицию, организованную следующим образом. В каждом графстве зависимо от его размеров формировалась воинская часть, имеющая собственный командный состав. Оружие хранили в особых цейхгаузах; иногда раз в летний месяц проводились учения. Однако выучка была чрезвычайно низкой. Кроме того, милицию не представлялось возможным использовать за пределами королевства, и не рекомендовалось – за пределами графства вследствие английских правовых норм [1, Т. 4, с. 126]. Главным недостатком милиции была её местечковая ментальность, когда храбрость и отвага в пределах родной территории сменялись апатией и дезертирскими настроениями вдали от дома [2, с. 80].

 

Прежде чем рассматривать военные нововведения Оливера Кромвеля стоит дать краткий очерк его биографии, что позволит глубже понять движущие силы успехов будущего лидера революции в её военном аспекте. Карьера Кромвеля началась уже после сорока лет, однако будет неверным считать, что столь стремительный взлёт стал возможен без необходимой теоретико-практической базы. В 1629-1640 гг. после роспуска парламента, где Кромвель сделал попытку защитить интересы проповедников-пуритан, основным родом его занятий являлось сельское хозяйство, в основном – разведение скота [3].

 

В апреле 1640 г. избирается в Короткий парламент от Кембриджа, а в ноябре – членом нижней палаты, в изменивший его жизнь Долгий парламент. Однако не политика сделала Кромвеля полководцем и военным реформатором. Несмотря на то, что Кромвель не имел опыта регулярной военной деятельности «… в тридцатых годах он совершил поход в Голландию, а вслед за тем покинул военную службу» [4, Ч. 3, с. 67], участвуя видимо в экспедиционном отряде, он, тем не менее, живо интересовался военным делом. Принадлежа к дворянскому сословию, Кромвель получил возможность овладеть фехтованием и умением верховой езды. Последним он активно увлекался, что сделало его прекрасным наездником, а также знатоком лошадей. 

 

Хотя кавалерия и стала основной ударной силой армии, без координации своих действий с пехотой вероятность успешных действий значительно снижалась, о чём свидетельствовало такое сражение как битва при Ньюпорте 2 июля 1600 г. [5, с. 193]. Соответственно, для улучшения взаимодействия военачальнику было необходимо знание основных тактических приёмов пехоты, которое Кромвель получил, участвуя в местной милиции графства Гентингтоншир.

 

Однако регулярная военная деятельность Кромвеля началась с организации парламентской армии в конце 1641 г., санкционированной Долгим парламентом в связи с начавшейся в 1640 г революцией. Командующим было решено назначить графа Эссекса, сына фаворита Елизаветы I как наименее подверженного риску королевской вербовки профессионального военачальника в связи с начавшимся не без участия ряда придворных сановников восстанием в Ирландии.

Также для координации управления войсками в январе 1642 г. был создан Комитет обороны.

 

В конце августа 1642 г. капитан О. Кромвель занялся реорганизацией войска «круглоголовых» [3]. Такое название возникло из-за привычки стричь волосы на время похода. Для успешного противостояния кавалерам необходимо было создать боеспособную конницу. Первыми кадрами для неё стали 60 добровольцев-пуритан из Хантингдона и Кембриджа.

 

Отряды организовывались с особой тщательностью, высококлассно проводилось строевое обучение. На первый взгляд это входит в противоречие с его службой в полувоенном милицейском формировании, вследствие низкого качества боевой выучки последнего, однако оно разрешается фактом непрерывного самообразования будущего лорда-протектора. В силу специфики деятельности сквайера, Кромвель был лишён возможности частых путешествий по территории страны, чтобы иметь общение с профессиональными военными. Тем самым ограничивалась возможность посещения континентальной Европы, на территории которой шла Тридцатилетняя война (1618-1648 гг.) [6], интересовавшая его как пуританина не только с военной, но и с религиозно-политической стороны. Вплоть до XIX в. данная война рассматривалась как столкновение интересов протестантов и католиков, исследователей не смущало даже участие на протестантской стороне католической Франции. Пуританское сознание Кромвеля воспринимало конфликт короля с парламентом не как закономерное противоречие, возникшее между новым способом производства и старыми производственными отношениями, а как конфликт между католиками и англиканцами – королевскими приспешниками, грешными людьми, и пуританами, людьми истинной веры, которые познают бога в своём честном труде.

 

Но более интересен военный аспект. Капитана Кромвеля интересовали новые тактические и организационные приёмы, введённые Густавом Адольфом. Единственной возможностью тщательного, насколько это было возможно, их изучения являлось чтение тематической военной литературы, представленной издававшимся в Англии специальным журналом «Swedish Intelligencer» [7, p. 261], сообщавшим необходимые сведения. Нельзя обойти вниманием новые тенденции в военном искусстве, проявившиеся во время шведского периода 1630-1635 гг., постоянно упоминая о них. В стратегическом плане было восстановлено забытое методичное достижение поставленной цели. Нововведением стала постоянная армия с тыловым обеспечением войск, позволившим осуществлять быстрые марши, крупное сосредоточение сил на важнейших участках, оперативное преследование побеждённого противника. В тактическом плане Густав Адольф действовал как не слишком оригинально: малый резерв боевого порядка, отсутствие решительного сосредоточения сил на важнейшем участке поля битвы для перевеса над противником вследствие удара по всему фронту, так и новаторски. Были сделаны качественные улучшения в технике и употреблении в бою кавалерии, пехоты и артиллерии, зачастую прикрывавшей построение войск, выполняя, таким образом, кроме основной также задачу контрбатарейной борьбы [5, с. 198-244]. 

 

Можно сделать вывод, что путём самообразования Оливер Кромвель достаточно хорошо изучил военную тактику своего времени, а будучи талантливым организатором, успешно её применил при организации своей первой кавалерии нового образца [8, с. 63]. 

 

23 октября состоялось сражение у холма Эджхилл, что недалеко от Оксфорда. С каждой стороны участвовало около 14 тысяч человек [2, с. 81], из примерно 60 тысяч мобилизованных, но разбросанных по стране в качестве гарнизонов [1, Т. 4, с. 126]. Основную численность отрядов парламента на поле боя составляли наёмники. Принц Руперт Пфальцский смял правый фланг кавалерии парламентского войска, но левый – сумел отразить атаку и перейти в контрнаступление, так как королевская кавалерия увлеклась грабежами и оторвалась от пехоты. В данном сражении эскадрон Кромвеля впервые продемонстрировал свою стойкость, за которую и получил название «железнобоких», распространившееся в дальнейшем на всю новую кавалерию [9, с. 218].

 

Неумелое командование графа Эссекса создало угрожающую ситуацию, так как после ничьей он отступил к Уорику, что позволило королю перехватить оперативную инициативу и организовать свой штаб, укрепившись в Оксфорде в 30 км от Лондона. Кромвель очередной раз убедился в необходимости решительных перемен, заявив Джону Гемпдену: «Ваши войска состоят большею частью из старых состоят из старых разложившихся наёмников, кабатчиков и тому подобного сброда. Войска же противника – это сыновья дворян и знатные молодые люди. Неужели вы воображаете, что мужество таких низких малых, как ваши солдаты, когда-нибудь может потягаться с мужеством людей, у которых в сердце есть честь, отвага и решимость? Вы должны постараться набрать людей, преисполненных единым духом и, не примите за обиду то, что я вам скажу, – духом столь же высоким, как и дух дворянина». «Людей чести должны победить люди религии, а где таковые имеются, я знаю», – добавил он. В другой раз он сказал: «Во главе стоят не те люди: голоса адвокатов больше значат в войне, чем голоса военных» [10, V. 3, p. 85].

 

Можно сделать вывод, что ополчение было разнородным идеологически и обладало рыхлой организацией. Следовательно, Кромвель ставил задачу создания монолитной квалифицированной армии, владевшей выработанными во время Тридцатилетней войны тактическими и организационными приёмами, способной победить короля. Фактически, в этом состояла и часть его исторической миссии.

 

В течение 1643 г. Кромвель провёл работу, связанную с организацией армии нового образца. Основу для её формирования составила ассоциация восточных графств с центром в Кембридже: Эссекс, Норфолк, Серфолк, Линкольншир, Кембриджшир, Саффолк, Бакингемшир, а также часть центральных графств, которые он объезжал по нескольку раз, контролируя все жизненно-важные процессы, изыскивая необходимы денежные средства, борясь с саботажем и заговорами предателей, роялистских сторонников. В своём письме мэру Кольчестера 28 мая 1643 г. Кромвель писал: «Умоляю вас о снабжении, не забудьте о деньгах... Я прошу не для себя. Если бы это нужно было для меня, я не раскрыл бы рта в такое время» [11, V. 1, p. 137-138]. 31 июля в письме к Кембриджскому комитету он обращался со следующим требованием: «Наберите 2 тыс, человек... я знаю, что трудно собрать такое большое число и в такое короткое время, но уверяю вас: это необходимо и поэтому должно быть сделано» [11, V. 1, p. 143], а 8 июля: «Умоляю вас, спешите с набором людей, насколько можете, особенно пехоты. Известите ещё раз всех наших друзей об этом... Денег, которые я привёз с собой, совершенно недостаточно... Очень жаль, что вы заставляете меня писать вам об этом так часто... Но, джентльмены! Дайте им возможность жить и существовать, чтобы они могли с охотой проливать за вас свою кровь. Больше я ничего не скажу» [11, V. 1, p. 149-150].

 

Результатом усилий полковника Кромвеля стал полк численностью 12 эскадронов, что составляло около тысячи человек, всего же обучили до 12 тысяч с учётом пехотинцев. В основе комплектования войска лежали демократичный и всесословный принципы, когда человек получал звание и должность по своим профессиональным качествам, будь он джентльменом или ремесленником, никто не подвергался дискриминации, что подтверждается письмом Саффолкскому комитету от 29 августа 1643 г. [12, Ч.1, с. 13]. Обучение велось с той же тщательностью, что и в 1641 г. при формировании добровольческого корпуса.

 

Но стоит отметить, что обучение рядового и младшего комсостава производилось капитанами, перенявшими своё мастерство от Кромвеля. В отличие от методики графа Эссекса, где средний командный состав не был вымуштрован, описанная система обучения давала явные преимущества на поле боя, а с учётом того, что капитаны получали свои чины по способностям, то передача опыта рядовым проходила качественно и достаточно быстро. Повышение сознательности бойцов, железная дисциплина и муштра, именно такая последовательность составляла стержень системы подготовки кровмелевских воинов. Так как только осознание себя в этом мире и своих целей в войне могло позволить установить постоянную дисциплину, в первую очередь, поддерживаемую изнутри самими бойцами, а не извне репрессивными мерами. Хотя для закрепления сознательности они всё-таки были необходимы, ибо без санкции за её неисполнение норма права постепенно начинает носить декларативный характер. Приведем следующие примеры наказаний: за упоминание бога понапрасну взимали штраф 12 пенсов, за пьянство сажали в колодки, за оскорбление круглоголовым увольняли со службы. Качество выучки было таково, что в своих мемуарах Уайтлок отметил: «Они были хорошо вооружены, да и без хорошего оружия они держались сплочённо, как один человек, и отчаянно бились» [8, с. 70].

 

Благодаря проведённым мероприятиям, войско быстро завоёвывало симпатии столкнувшегося с ним населения. Следовательно, мы можем выделить главные особенности войска Кромвеля – демократичность; преобладание фригольдеров в его составе включая йоменри, которые были участниками множества пуританских сект; религиозность с веротерпимостью; железная дисциплина.

 

Несмотря на обученное число пехотинцев, боевую силу на востоке по-прежнему представлял полк Кромвеля, насчитывающий до 2 тысяч кавалеристов и пехотинцев, состоящее в среднем из 12 эскадронов и 12 рот [13, с. 468].

 

Результативность нововведений была доказана в битвах местечка Грэнтэм, произошедших 13 мая, у Гейнсборо 28 июля, при Уинсби 10 октября 1643 г., и при Марстон-Муре 2 июля 1644 г. [13, с. 470].

 

Итогом предпринимаемых усилий стало санкционированное в январе-апреле 1645 г. биллем «О самоотречении» [14] и актом «О новой модели армии» [15] решение о создании единой армии, вместо существовавших на милицейской базе войсковых групп. Согласно биллю парламентским сановникам запрещалось занимать военные должности и наоборот, что лишало пресвитериан влияния в армии. Это было необходимо из-за их корыстных интересов и соглашательских настроений, под главенством графа Манчестера из-за неумелого командования которого при Ньюбери 25 октября 1644 г., король сохранил всё своё войско и готовил новое наступление на Лондон. Однако для О. Кромвеля было сделано исключение вследствие его незаменимости на посту кавалерийского генерал-лейтенанта новой модели, которая распространялась на все вооружённые силы, реформируемые под стандарты централизованного управления. Парламентом было дано обещание финансирования военной организации из государственной казны и отменена отрядная система формирования по графствам. Известны данные о кавалеристах, которым платили по 2 шиллинга в день, что делало возможным самостоятельное снаряжение солдат. 

 

Численность армии равнялась 22 тыс. человек [15], из которых кавалеристы составляли 6 тыс. человек, поделённые на 10 полков. Также набирался полк драгун (карабинеров), насчитывающих 1000 человек и разделённых на 10 рот и 12 полков пехоты по 1200 человек, состоящих из 10 рот, примерно 600 человек выполняли функции тылового обеспечения. В связи с неудовлетворительным качеством состоящих на службе кадров, были проведены новые рекрутские наборы по городам и селениям, и переподготовка всех военнослужащих. 

 

Так как армия нового образца создавалась на основе подразделения Кромвеля, то на неё распространились демократический и всесословный принципы. Командиры назначались исходя из личных заслуг и способностей. Социальной базой и резервом будущих пополнений окончательно стали фригольдеры, большинство из которых составляли йоменри, необходимая для победы буржуазии, энергичность которых крылась в радикализме требований, выраженных в религиозной форме, и ремесленные слои населения. Так, до звания полковника дослужились котельщик Фокс, шкипер Рейнсборо, сапожник Хьюсон, извозчик Прайд [16, с. 452], а всего из 37 генералов и полковников 9 относились к лордам, 21 – к провинциальным дворянам и 7 – к представителям буржуазии [1, Т. 4, с. 127]. Соответственно, демократизация армия привела к потере графом Манчестером своего влияния.

 

По причине того, что большинство войска составили подчинённые Кромвеля, то религиозность как особая черта сохранялась, соответственно, религия стала основой дисциплины. Благодаря малой численности относительно населения и религиозности армия напоминала общину подобную рыцарскому ордену времён первых Крестовых походов.

 

Управленческая структура не была излишне сложной. Во главе армии стоял назначаемый парламентом главнокомандующий. При нём имелся военный собираемый военный совет из командующих соединениями войск генералов и полковников, он носил совещательную функцию. Но авторитет входящих в него членов неофициально демократизировал данный орган, давая обязательность его решениям по важнейшим вопросам вроде места и тактики боёв, вероятно, что при главах подразделений также были неофициальные советы, собиравшиеся в форме совещаний для уточнения моментов, касающихся непосредственно подразделения. Представителям совета подчинялись командиры полков, носящие соответствующее звание. Ниже по чину стояли капитаны, которые командовали группами пехоты или кавалерии, и беспрекословно исполнявшие приказы своего командира. В отличие от методики Эссекса, кромвелевская муштра среднего командного состава, и обучение последним своих подчинённых давала преимущество на поле боя.

 

Дисциплину, необходимую для отработки навыков, чтобы всадники и пехотинцы стали тактическими единицами, ведущими себя на поле боя, словно один человек, поддерживали извне с помощью боевого устава [17, Т. 2, Ч. 2, с. 250-251]. Он содержал информацию о структуре армии, регламентировал обязанности военнослужащих. В него вошли как существующие правила, описанные у «железнобоких», так и новые, определяющие основы поведения во время гарнизонной или лагерной службы, похода, боя. Находясь в расположении гарнизона или лагеря, солдату запрещалось под страхом смерти отлучаться за его пределы более чем на милю, употреблять алкоголь или спать на посту и в дозоре. 

 

Под страхом сурового наказания вплоть до казни, выбор которого, по всей видимости, отдавался командиру, запрещалось наносить ущерб крестьянам, в первую очередь, разоряя их посевы, пуская туда своих лошадей. Можно отметить, что защите имущества и прав населения в уставе отводится значительное место, инструкции на данную тему встречаются во многих главах, кроме описанной про обязанности лагерной и гарнизонной службы. Так, например, в главе «Обязанности во время похода», под страхом смертной казни запрещается под любым предлогом, в том числе нужды, при прохождении через территорию графства опустошать местности, грабить их, закалывая тот же скот, либо заниматься вымогательством продуктов и денег. В пункте говорится, у кого-либо, но подразумеваются в первую очередь представители крестьянства и торгово-ремесленных слоёв населения, как наиболее беззащитных и часто разоряемых в ходе боевых действий войсками категорий граждан. Ведь феодал в большинстве случаев был защищён своей родовитостью или наличием войска, так как во время войны зачастую находился на службе у той или другой стороны, в случае рассматриваемых событий – у Карла I. Следующий пункт более конкретизирован. Согласно нему, солдаты не имели права чинить какое-либо насилие крестьянину, его личности, забирать у него рабочий скот, в первую очередь пахотных лошадей, портить имущество. Ярко выраженная социальная направленность данного указания обуславливается не только преобладанием крестьянских представителей или сочувствующих вроде Кромвеля в армии, главном орудии революции, но и пуританизмом. Так как уже упоминалось, что большинство сквайеров и йоменри исповедовали данные религиозные взгляды, десять заповедей и другие наставления священного писания воспринимались буквально. Соответственно, причинение вреда крестьянину можно было интерпретировать как насилие ближнему, которое должно было караться смертью, что реализовано в уставе, кроме того, сданный вид наказания был наиболее распространённым в английском праве за подобные преступления. 

 

Глава «Обязанности во время битвы» носит исключительно практический характер, устанавливает жёсткую дисциплину, вводя смертную казнь за её нарушение. Солдатам запрещалось бежать с поля боя, покидать своё знамя, что было возможным только при потере строя, но предотвращалось рассматриваемыми мерами. Пехотинцам также запрещалось бросать своё оружие, так как это не только служило проявлением трусости, но и было довольно накладно, учитывая его цену вследствие трудности изготовления пики или мушкета с боеприпасами к нему.

 

Основой внутренней дисциплины было самосознание каждого отдельного война, которое вместе с другими составляло основу боевого духа, поддерживаемого в каждом полку пуританскими проповедниками. В этом им помогал изданный в 1644 г. «Солдатский катехизис» [18, p. 1-3]. В нём ясно обозначались цели войны и средства их достижения. Так как враги преследовали религию, покусившись на мир справедливости и свободы, то война против них есть богоугодное дело. Следовательно, солдаты должны сражаться за него, дабы быть честными и благочестивыми перед богом и самими собой. Трусливый и малодушный божий враг тот, кто не разделяет общего дела. Таких людей, согласно катехизису, ждала кара, ведь бог не может помогать врагу справедливости, он всегда на её стороне. По мнению Кромвеля, одной физической силы было недостаточно, так как она составляла бесконечно малую часть божественной. Соответственно, главным средством достижения поставленной цели солдату указывалось получение божьего благословения через его религиозность, для которой следовало быть нравственным и благочестивым человеком и изучать священное писание. Однако Кромвель также говорил: «На бога надейся, а порох держи сухим» [19, с. 37]. Войны не должны были бояться своего врага, так как «справедливое дело вселяет в солдатские сердца жизнь и мужество». Тем не менее, для гарантированной победы над врагом силы и мужества недостаточно, необходимо также подчиняться своему командиру, ведь «армия оленей, руководимая львом сильнее армии львов, руководимой оленем» [16, с. 444-456].

 

Таким образом, с помощью предпринятых внешних и внутренних дисциплинарных мер, задача превращения воинов в тактические единицы, действующие как один человек благодаря высокой индивидуальной и групповой выучке, была полностью решена. Вместе с созданием тыловой службы для обеспечения войск, это позволило выполнить основную задачу: формирование полноценной регулярной армии. Исходя из вышесказанного, мы можем выделить следующие главные черты новой армии: регулярность, идейная сплочённость, дисциплинированность, храбрость, отборность, вследствие набора честных, смелых и сильных людей и отсеивания неблагонадёжных благодаря рассмотренным мерам. Кроме высокой боевой эффективности, был достигнут привлекательный для населения внешний облик, так как солдаты не занимались мародёрством, чиня насилие над мирным людом. Парламентская армия нового образца стала восприниматься как защитница народа, его освободительница.

 

Закончив рассмотрение вопросов, связанных с организацией командования, обеспечения и пополнения армии, её дисциплины, следует уделить внимание боевой структуре.

 

Основу войска составляла насчитывающая от трети до половины его состава кавалерия «железнобокие» (ironsides), получившие своё название за свою стойкость. Внешне «железнобокость» подтверждалась особенностью экипировки, включавшей полу-доспех, тяжёлый пистолет, карабин и холодное оружие – шпагу, саблю, палаш. Дело в том, что из-за использования перчатки-наручи левый бок был защищён лучше. Благодаря толщине до 3 мм рукой можно было даже отражать удары холодного оружия. Для правой руки перчатка не применялась, так как кисть защищалась эфесом шпаги и к тому же была необходима для стрельбы. Корпус защищался кирасой, имевшей толщину до 2 мм на боках и до 7 мм в центре, при использовании дополнительного экрана-плакарта до 10 мм. Также использовался шлем в форме бургиньота. Для распространения данного типа доспеха была две причины. Во-первых, полу-доспех был значительно дешевле в производстве из-за меньшей трудоёмкости и траты на него материала. Во-вторых, изменение характера боя, так как широкое распространение ручного огнестрельного оружия, которое можно было использовать на ходу, ставило необходимость приоритетной зашиты корпуса, латная защита рук и ног более не требовалась, так как всё равно не спасала от пули, к тому же излишне утяжелённые руки не позволяли активно фехтовать. Но вернёмся к рассмотрению структуры.

 

Изначально 6000 человек делились на 10 полков, они в свою очередь на эскадроны, повторяя устройство континентальных коллег. Но стоит отметить, что на континенте численность эскадрона разнилась от 100 до 120 человек [13, с. 472], однако, зная прагматизм Кромвеля можно утверждать, что в Англии использовались именно сотни. Так как, во-первых, соблюдался оптимальный баланс между лёгкостью управления и ударными возможностями конной группы, во-вторых, десятичный принцип деления был более удобен для различных расчётов, в том числе тылового обеспечения. С глубиной в 3-4 шеренги, эскадроны строились отдельными формациями, будучи вытянутыми фронтально.

 

Так как лозунги и ленты различных цветов были не самым надёжным средством во избежание «дружественных» атак, форма одежды была стандартизирована. Ей стали мундиры из красного сукна [1, Т. 4, с. 126]. Соответственно, единое облачение повышало как скорость взаимодействия соединений, так и управления ими. Тактические единицы были постоянно под наблюдением главнокомандующего, что позволяло быстро оценивать оперативную обстановку и отдавать необходимые распоряжения. Также это было возможно благодаря умению «железнобоких» быстро собираться как после атаки, для организованного преследования, так и после поражения, для быстрой перегруппировки сил и нанесения контрудара. Это выгодно отличало их от конницы роялистов, которые исповедовали средневековую идеологию, при относительно современной тактике. По словам М. Маркова [4, Ч. 3, с. 67] на ходу кавалеристы обычно сближались, делали выстрел из пистолета, после чего брались за холодное оружие. Оставшиеся заряженные пистолеты использовались по ситуации. В случае с пехотой сначала делался залп, потом кавалерия врубалась в её ряды.

 

Драгуны, использовались как конные пехотинцы, то есть кавалерия, применяющая тяжёлое вооружение. Карабин имел длину в 2,5 фута, что приблизительно равно 75 см, и меньший, нежели у мушкета калибр и боезапас в 25 пуль [20, p. 43]. Такое вооружение позволяло оказывать помощь как при наступлении, для огня по вражеской пехоте, так и в обороне, для оказания мощной огневой поддержки после спешивания зависимо от ситуации.

 

Пехота утрачивала роль главного средства манёвра и атаки. Но благодаря улучшению тактико-технических характеристик мушкета, главной из которых стало уменьшение веса и как следствие отсутствие необходимости в переносной сошке, её роль в тактической обороне значительно возросла. Так как стали возможны более быстрые групповые перемещения с последующим развёртыванием в боевые порядки для отражения атаки конницы противника. Длительность дневного перехода увеличилась до 20 км, даже при ношении панциря в терминологии Дельбрюка. Мушкетёры действовали совместно с пикинёрами. Так как последние не могли применяться при использовании линейной тактики, чего и не наблюдалось, можно сказать, что они применялись в каре для отражения атак кавалерии.

 

В применение артиллерии не было привнесено ничего нового. Она использовалась в пехоте во время перестрелок, но главной её стезёй было применение при осаде укреплённых пунктов, где была отточена тактика её применения Кромвелем. Сама артиллерия была исключительно казнозарядной, изготовленной методом литься из бронзы или чугуна. Калибр ядер был унифицирован по отношению массы в фунтах к длине [21, Т. 1, с. 111-112].

 

Таким образом, вооружённые силы парламента всего за четыре года превратились из полувоенных милицейских формирований в современную армию с одной из лучших кавалерий в Европе. Это было связано в первую очередь с активной деятельностью Оливера Кромвеля, который, интересуясь военным делом, понимал всю важность преобразований и начал их по собственной инициативе на подведомственных ему территориях. Парламент также понимал необходимость изменений в управлении войсками. Доказав правильность своего курса в столкновениях с роялистами, Кромвель, лишив влияния пресвитериан, добился распространения реформы на всё парламентское войско.

 

Главными нововведениями стали демократические и дисциплинарные меры, поддерживаемые дополняющими друг друга боевым уставом и солдатским катехизисом. Благодаря этому армия нового образца стала восприниматься общенациональной, так как её действия соответствовали целям установления общенародной власти, выразителем которой являлся парламент, а значит, впервые народ не подвергался разграблению, так как была грамотно налажена работа тыловых служб.

 

Следовательно, главным достижением реформаторов является создание первой профессиональной армии, где были реализованы железная дисциплина, буржуазная идеология, всесословный принцип продвижения по службе и новая тактика применения кавалерии, выработанная в годы Тридцатилетней войны.

Список литературы и источников

  1. Дельбрюк, Г. История военного искусства / пер. А.К. Рачинского // История военного искусства: в 4 т. – СПб.: «Наука», «Ювента», 1997. Т. 4. – 369 с.
  2. Павлова, Т. А. Кромвель / Т.А. Павлова, гравюры Ю. Берковского. – М.: Молодая гвардия, 1980. – 352 с.
  3. Кромвель Оливер [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kromvelo.php (дата обращения: 29.11.16)
  4. Марков, М. История конницы. От Густава Адольфа до Фридриха Великого. Ч 3. Отдел 2. Тверь: Типолитография Ф.С. Муравьёва, 1888. 238 с.
  5. Михневич, Н.П. История военного искусства с древнейших времён до начала девятнадцатого столетия. СПб.: Паровая Скоропечатня П.О. Яблонскаго, 1896. 520 с.
  6. Тридцатилетняя война [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.hrono.ru/sobyt/1618_30.html (дата обращения: 29.11.16)
  7. The Swedish Itelligencer. The Third part. The Fourth part. London: I. L. for Nath: Butter and Nicholas Bourne, 1633. 261 p.
  8. Семенов, В. Военная деятельность Кромвеля (1641-1651) // Исторический журнал. 1944. № 9. С. 63-74.
  9. Денисон, Дж. История конницы / пер. с нем. Е.А. Рауш фон Траубенберга. СПб., 1897. 432 с.
  10. The Letters and Speeches of Oliver Cromwell with elucidations by Thomas Carlyle edited three volumes with notes, supplement and enlarged index by S.C. 12. Lomas. Vol. 3. – London: Methuen & Co. 36 Essex street w.c., 1904. 610 p.
  11. The Letters and Speeches of Oliver Cromwell with elucidations by Thomas Carlyle edited three volumes with notes, supplement and enlarged index by S.C. Lomas. Vol. 1. – London: Methuen & Co. 36 Essex street w.c., 1904. – 596 p.
  12. Из письма Кромвеля Саффолкскому комитету // Хрестоматия по новой истории. Ч. 1. 1642-1870: пособие для учителя / под ред. А.И. Молока, В.А. Орлова. М.: Учпедгиз, 1958. С. 13.
  13. Алексинский, Д.П. Всадники войны: кавалерия Европы / СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2005. 568 с.
  14. The Self-denying Ordinance [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.constitution.org/eng/conpur063.htm (дата обращения: 29.11.16)
  15. Акт о «Новой модели армий» 11 января 1645 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Pravo/krash_hrest/01.php (дата обращения: 29.12.16)
  16. Разин, Е.А. История военного искусства. XVI-XVII вв. / Е.А. Разин. СПб: ООО «Издательство полигон», 1999. 736 с.
  17. Из устава армии // Хрестоматия по истории средних веков / под ред. Н. П. Грацианского и С. Д. Сказкина: В 2 т. М.: Учебно-педагогическое издательство, 1938. Т. 2. Ч. 2. С. 250-251.
  18. Crommwell’s Soldier’s Catechism: written for the encouragement and instruction of all that have taken up arms, especially the common soldiers. London: Elliot Stock, 62, Paternoster row, E.C., 1900. 28 p.
  19. Барг, М.А. Кромвель и его время / под ред. проф. С.Д. Сказкина, 2-е изд. М.: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1960. 244 с.
  20. John Cruso. Militarie Instructions for the Cavallrie. Cambridge: The printers to the Universitie of Cambridge, 1632. 114 p.
  21. Военно-морское искусство рабовладельческого и феодального общества // История военно-морского искусства: В 3 т. М.: Военное издательство Министерства Обороны Союза ССР, 1953. Т. 1. 279 с.

 

References

 

  1. Del'bryuk, G., 1997, Istoriya voyennogo iskusstva, per. A.K. Rachinskogo, Istoriya voyennogo iskusstva: v 4 t., SPb., Nauka, Yuventa, T. 4, 369 s.
  2. Pavlova, T. A., 1980, Kromvel', T.A. Pavlova, gravyury YU. Berkovskogo, M.,Molodaya gvardiya, 352 s.
  3. Kromvel' Oliver, 2016 [Elektronnyy resurs], Rezhim dostupa: http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kromvelo.php (data obrashcheniya: 29.11.16)
  4. Markov, M., 1888, Istoriya konnitsy. Ot Gustava Adol'fa do Fridrikha Velikogo, CH 3, Otdel 2, Tver', Tipolitografiya F.S. Murav'yova, 238 s.
  5. Mikhnevich, N.P., 1896, Istoriya voyennogo iskusstva s drevneyshikh vremon do nachala devyatnadtsatogo stoletiya, SPb., Parovaya Skoropechatnya P.O. Yablonskago, 520 s.
  6. Tridtsatiletnyaya voyna, 2016 [Elektronnyy resurs], Rezhim dostupa: http://www.hrono.ru/sobyt/1618_30.html (data obrashcheniya: 29.11.16)
  7. The Swedish Itelligencer, 1633, The Third part, The Fourth part, London: I. L. for Nath: Butter and Nicholas Bourne, 261 p.
  8. Semenov, V., 1944, Voyennaya deyatel'nost' Kromvelya (1641-1651), Istoricheskiy zhurnal, № 9, S. 63-74.
  9. Denison, Dzh., 1897, Istoriya konnitsy, per. s nem. Ye.A. Raush fon Traubenberga, SPb., 432 s.
  10. The Letters and Speeches of Oliver Cromwell with elucidations by Thomas Carlyle edited three volumes with notes, supplement and enlarged index by S.C. 12. Lomas, 1904, Vol. 3, London: Methuen & Co. 36 Essex street w.c., 610 p.
  11. The Letters and Speeches of Oliver Cromwell with elucidations by Thomas Carlyle edited three volumes with notes, supplement and enlarged index by S.C. Lomas, 1904, Vol. 1, London: Methuen & Co. 36 Essex street w.c., 596 p.
  12. Iz pis'ma Kromvelya Saffolkskomu komitetu, 1958, Khrestomatiya po novoy istorii. CH. 1. 1642-1870: posobiye dlya uchitelya, pod red. A.I. Moloka, V.A. Orlova. M.: Uchpedgiz, S. 13.
  13. Aleksinskiy, D.P., 2005, Vsadniki voyny: kavaleriya Yevropy, SPb.: OOO «Izdatel'stvo «Poligon», 568 s.
  14. The Self-denying Ordinance, 2016 [Elektronnyy resurs], Rezhim dostupa: http://www.constitution.org/eng/conpur063.htm (data obrashcheniya: 29.11.16)
  15. Akt o «Novoy modeli armiy» 11 yanvarya 1645 g., 2016 [Elektronnyy resurs], Rezhim dostupa: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Pravo/krash_hrest/01.php (data obrashcheniya: 29.12.16)
  16. Razin, Ye.A., 1999, Istoriya voyennogo iskusstva. XVI-XVII vv., Ye.A. Razin, SPb: OOO «Izdatel'stvo poligon», 736 s.
  17. Iz ustava armii, 1938, Khrestomatiya po istorii srednikh vekov, pod red. N. P. Gratsianskogo i S. D. Skazkina, V 2 t., M.: Uchebno-pedagogicheskoye izdatel'stvo, T. 2, CH. 2, S. 250-251.
  18. Crommwell’s Soldier’s Catechism: written for the encouragement and instruction of all that have taken up arms, especially the common soldiers, 1900, London, Elliot Stock, 62, Paternoster row, E.C., 28 p.
  19. Barg, M.A., 1960, Kromvel' i yego vremya, pod red. prof. S.D. Skazkina, 2-ye izd., M., Gosudarstvennoye uchebno-pedagogicheskoye izdatel'stvo ministerstva prosveshcheniya RSFSR, 244 s.
  20. John Cruso, 1632, Militarie Instructions for the Cavallrie, Cambridge, The printers to the Universitie of Cambridge, 114 p.
  21. Voyenno-morskoye iskusstvo rabovladel'cheskogo i feodal'nogo obshchestva, 1953, Istoriya voyenno-morskogo iskusstva, V 3 t., М., Voyennoye izdatel'stvo Ministerstva Oborony Soyuza SSR, T. 1, 279 s.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Навигацкая школа, кадетская школа, корпус, Москва
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN