Косенко Дмитрий Витальевич,

Президентская библиотека

имени Б. Н. Ельцина,

библиограф Отдела формирования

и обработки информационных ресурсов,

Санкт-Петербургский

Государственный университет, аспирант,

Россия, Санкт-Петербург,

E-mail: kosenko.d@list.ru

Kosenko Dmitry Vitalyevich,

Presidential Library

B. N. Yeltsin,

specialist of the Formation Department

and processing information resources,

St. Petersburg State University,

graduate student,

Russia, Saint-Petersburg,

E-mail: kosenko.d@list.ru


Протопопов Александр Дмитриевич: последний министр внутренних дел Российской империи в российской историографии

Protopopov Alexander Dmitrievich: the last Minister of the Interior of the Russian Empire in Russian historiography

DOI: 10.24411/2311-1763-2018-10171

Аннотация

В статье анализируется современное состояние отечественной историографии, посвященной А. Д. Протопопову: начиная с первых советских исследований 20-х гг., заканчивая сегодняшними работами. Внимание уделяется выявлению основных сюжетов, в связи с которыми авторы рассматривают фигуру А. Д. Протопопова, и особенностей отражения его деятельности в различные периоды историографии. На основании изучения литературы делается вывод о том, что на данный момент биография А. Д. Протопопова изучена недостаточно полно и требуется создание комплексного, отдельного исследования, посвященного его фигуре. 

 

Ключевые слова: 

историография, А. Д. Протопопов, министр внутренних дел, Россия,

МВД, Государственная дума

 

Summary

This article analyzes the current state of the national historiography devoted to the A. D. Protopopov: from the first Soviet researches of the 20th till present works. Attention is paid to the identification of the main subjects, in connection with which the authors consider the figure of A. D. Protopopov, and the features of the reflection of his activity in different periods of historiography. After the study of literature, it is concluded that now the biography of A. D. Protopopov is insufficiently studied, and a comprehensive, separate study of his figure is required.

 

Keywords: 

historiography, A. D. Protopopov, Minister of Internal Affairs, Russia,

Ministry of Internal Affairs, State Duma

Протопопов Александр Дмитриевич, министр внутренних дел

Несмотря на стабильный интерес исследователей к истории российского парламентаризма начала XX в., политическая биография члена III–IV Государственной думы и последнего министра внутренних дел царского правительства Александра Дмитриевича Протопопова (1866–1918) все еще остается недостаточно изученной.

 

Несомненно, что общественная, политическая и государственная деятельность А. Д. Протопопова представляет значительный интерес, поскольку она теснейшим образом связана с проблемой кризиса власти в России в годы Первой мировой войны.

Между тем, встречающиеся в научных работах упоминания А.Д. Протопопова не дают полного представления о роли и значении этой личности в российской истории в канун и во время краха царского самодержавия. А.Д. Протопопов рассматривается в исторической литературе главным образом в связи с тремя, связанными с ним сюжетами:

  • участие в организации работы промышленности в годы Первой мировой войны (председательство в отделе древесного топлива и в совете металлозаводчиков);
  • поездка в Европу весной-летом 1916 г. в составе русской парламентской делегации;
  • деятельность на посту министра внутренних дел.

Обобщающих работ о деятельности последнего главы МВД царской России, в которых бы рассматривались все важнейшие аспекты его политической биографии, до сих пор не создано историками (ни монографий, ни диссертаций о Протопопове до сегодняшнего дня написано не было), что, во-первых, не позволяет обобщить имеющиеся о нем в исторической литературе разрозненные сведения, а, во-вторых, осветить отдельные, ранее не исследованные подробности его жизни и деятельности. Цель данной публикации – проанализировать современное состояние историографии, посвященной А.Д. Протопопову.

 

Исторические исследования, в которых с большей или меньшей степенью подробности затрагивалась биография А.Д. Протопопова, условно можно разделить на созданные в советский и постсоветский периоды.

 

Работы советских исследователей по рассматриваемой теме имеют ряд особенностей [1, 12, 29, 30]. В первую очередь, следует отметить ограниченность задействованной в них источниковой базы. Советским авторам были недоступны воспоминания многих депутатов Государственной думы и высших сановников Российской империи. Следующая особенность заключается в тенденциозности советских работ и следовании их авторов определенным идеологическим установкам. Политический строй, сложившийся к этому времени в Российской империи, оценивается сугубо негативно и именуется «царизмом». Подчеркивается реакционность императора, правительства, их нежелание следовать путем реформ для преодоления политического, экономического и социального кризиса в стране. В отношении лиц, приближенных к власти, используются такие термины как «дворцовая камарилья», «придворная клика» и т. п. Император представляется зависимым от «темных сил» (Г.Е. Распутина, кружка П.А. Бадмаева и др.), которые, якобы, определяли политический курс в стране и принимали решения о назначениях на ключевые государственные посты. Подобное мнение, изначально широко распространившееся в среде либеральной интеллигенции в предреволюционные годы, очень характерно для советской историографии. По всей вероятности, оттуда же в большинство советских исследований перешло убеждение в том, что Распутин и Бадмаев повлияли на назначение А.Д. Протопопова министром внутренних дел. В целом, об А. Д. Протопопове говорится как о ставленнике «темных сил», «ренегате» и «перебежчике» из либерального лагеря. Провал его программы преобразований преподносится как закономерный итог неспособности власти справиться с кризисом в стране. 

 

Тем не менее, указанные особенности не умаляют значения исследований по данной проблематике, выполненных в советский период. Работы советских авторов ценны тем, что представляют собой одну из первых научных попыток анализа политических процессов, происходивших в Российской империи в годы Первой мировой войны, и, в частности, взаимоотношений Государственной думы с императором. Помимо этого, советские историки ввели в научный оборот немалое количество источников, ставших основой для дальнейших работ.

 

Одно из первых исследований, посвященных непосредственно А.Д. Протопопову, принадлежит авторству советского публициста Д.И. Заславского. В 1923 г. оно впервые вышло в свет в виде статьи в журнале «Былое», а в 1927 г. было опубликовано отдельной брошюрой [13, 14]. Работа Д.И. Заславского не подверглась жесткому цензурированию и содержит ряд оригинальных идей, не встречающихся в исследованиях, вышедших в СССР в более позднее время. Автор представляет Протопопова как пример симбиоза дворянско-помещичьей власти с крупным капиталом. По убеждению Заславского, Протопопов не был выдающимся политиком или общественным деятелем своей эпохи. Его главными качествами были представительная внешность, подкупающая любезность и умение лавировать между различными группами и партиями. Главным образом, благодаря перечисленным качествам Протопопову удалось стать членом  Государственной думы III и IV созывов и стать товарищем ее председателя. Главным ускорителем карьеры Протопопова автор называет Первую мировую войну. Русская буржуазия выдвинула его на руководящий пост в Совете металлозаводчиков, иными словами, отдала ему всякие притязания на политическую власть за широкую возможность наживаться на военных заказах. Постепенно А.Д. Протопопов приобретал вес в обществе и в придворных кругах. Последним он был обязан Г.Е. Распутину. При этом, по мнению Заславского, «старец» привлекал Протопопова не только своим влиянием при дворе, но и мистицизмом. С назначением Протопопова министром в скором времени стало очевидно, что он не способен справиться с возложенными на него обязанностями. Причиной этому была не только его профессиональная неподготовленность, но и усугубившийся кризис государственного аппарата, вследствие чего, Протопопов не мог реализовать свои начинания. В целом, Заславский отмечает, что Протопопов выделялся на фоне остальных «временщиков» прежде всего своей близостью к промышленному капиталу, которая во многом и способствовало его высочайшему назначению. 

 

Одним из фундаментальных трудов по рассматриваемой проблематике является исследование крупного советского историка В.С. Дякина [12]. В нем автор рассмотрел взаимоотношения Протопопова с российскими торгово-промышленными кругами, избрание товарища председателя Государственной думы главой совета металлозаводчиков в декабре 1915 г., вхождение в состав клуба «Экономическое возрождение России», а также издание при поддержке банков газеты «Русская воля». В.С. Дякин проанализировал обстоятельства, предшествовавшие назначению Протопопова управляющим министерством внутренних дел и сделал вывод о причастности к этому кружка Бадмаева. Причиной, по которой Николай II решил присмотреться к Протопопову, автор также считал желание императора сблизиться с думскими кругами и либеральной общественностью. В.С. Дякин также представил обзор реакции думских деятелей, государственных сановников и финансовых кругов империи на высочайшее назначение Протопопова, отметив, что поначалу некоторые либеральные деятели отнеслись к этому событию положительно. К преимуществам работы В.С. Дякина можно отнести произведенный им разбор программы последнего царского министра внутренних дел. Автор справедливо отметил, что она была ограничена и недоработана. Особое внимание В.С. Дякин уделил провалу продовольственной части программы. По его мнению, причиной этого было вызванное ростом революционных настроений в стране повышение оппозиционности либеральных кругов, а также неприемлемое даже для правых элементов оппозиции предложение передачи продовольственного дела в министерство внутренних дел. В.С. Дякин отмечает характерное для Протопопова отношение к революции, а именно его убежденность в том, что революция в России в ближайшее время невозможна, а основное недовольство исходит лишь от небольшой группы политических и общественных деятелей, а также от рабочих организаций. В.С. Дякин подчеркивает неосведомленность министра внутренних дел в реальном положении вещей, которая стала причиной его растерянности в февральско-мартовские дни 1917 г. Исследователь рассматривает меры Протопопова по усмирению либеральной общественности, а именно попытки ограничения работы земских и городских союзов и шедшие параллельно этому усиление полномочий губернаторов, а также увеличение штатов полиции не местах. Говоря о первых днях Февральской революции, В.С. Дякин приводит результаты расследования бюро адвокатуры петроградской судебной палаты, которые опровергают распространившийся среди либеральной общественности миф о подготовке А.Д. Протопоповым на случай волнений в Петрограде пулеметов. Одним из сюжетов, на который исследователь обратил отдельное внимание, является встреча Протопопова в Швеции в июне 1916 г. с представителем немецкого посла. В.C. Дякин справедливо отметил, что эти переговоры не носили характера тайных, и что их не следует связывать с попыткой выхода царского правительства из войны. Исследователь делает вывод, что самодержавие не предпринимало практических шагов по заключению сепаратного мира. В целом, исследование В.С. Дякина представляет собой первую научную попытку рассмотреть государственную деятельность А.Д. Протопопова в годы Первой мировой войны. К недостаткам работы можно отнести взятое в качестве аксиомы мнение об участии Распутина и «кружка Бадмаева» в назначении А.Д. Протопопова управляющим министерством внутренних дел. 

 

Следующим исследованием, вышедшим в советское время, которое необходимо упомянуть, является работа Е.Д. Черменского [30]. Предметом внимания автора стал кризис власти в России в конце 1916 г. и назначение А.Д. Протопопова главой МВД как одно из характерных проявлений этого кризиса. Первое, что хотелось бы отметить, это нелогичность слов исследователя о роли Распутина в данном назначении. По словам Е.Д. Черменского, в 1916 г. кружок Бадмаева сделался наиболее влиятельным при дворе и что в его недрах было принято решение о проведении Протопопова в министры, после чего в соответствующем духе началось воздействие на императора через его супругу Александру Федоровну. В то же время, далее автор пишет, что «Распутин вследствие своей феноменальной необразованности никакой политики не делал и не мог делать», что он всего лишь «был эхом, рупором, отголоском и удобным орудием в руках политических честолюбцев из числа черносотенных, реакционных мракобесов типа князя Мещерского, А.Н. Хвостова, Б.В. Штюрмера, П.Г. Курлова, А.Д. Протопопова и других» [30, с. 236]. «Обычно Распутин лишь искусно вторил отзывам царя и царицы о намечаемых ими кандидатах», – заключает Е.Д. Черменский [30, с. 236]. Таким образом, представляется неясным как Г. Распутин мог оказывать влияние на императора, если всего лишь подстраивался под его решения? Более того, автор отмечает, что А.Д. Протопопов имел широкую поддержку среди финансовых кругов и даже председатель Государственной думы М.В. Родзянко рекомендовал его на пост министра торговли и промышленности, что также делает версию о роли Распутина в высочайшем назначении А.Д. Протопопова неубедительной. 

Вслед за В.С. Дякиным Е.Д. Черменский также анализирует программу министра А.Д. Протопопова, главным образом, останавливаясь на продовольственной ее части, а также рассматривает вызванную назначением реакцию в обществе. В последнем сюжете автор делает попытку объяснить причины, по которым от министра отвернулись представители оппозиции. Е.Д. Черменский упоминает встречу 19 октября 1916 г. на квартире М.В. Родзянко, во время которой А.Д. Протопопов пытался объясниться с думскими деятелями. Автор отмечает, что репутации Протопопова сильно повредили слухи об участии Распутина в его назначении, приближение к себе П.Г. Курлова, освобождение В.А. Сухомлинова, преследование печати и общественных организаций, молва о получении им денег от банков на издание газеты с германофильским оттенком [30, с. 202]. Новым, по сравнению с предшественниками, в исследовании Е.Д. Черменского также можно назвать сюжет, связанный с попытками председателя Совета министров А.Ф. Трепова добиться отставки А.Д. Протопопова. Автор подчеркивает, что А.Ф. Трепов был слабой личностью и не мог противостоять сложившейся ситуации.

 

В связи со встречей Протопопова в Стокгольме Е.Д. Черменский упоминает так называемую «Предсмертную записку А.Д. Протопопова», составленную последним в августе 1918 г. Исследователь подвергает сомнению комментарий к данной записке бывшего сотрудника газеты «Речь» П.Я. Рысса, в котором отмечается, что Протопопов с лета 1916 г. был убежден в необходимости выхода России из войны. Е.Д. Черменский считает, что либо это фальсификация Рысса, либо Протопопов, с которым он общался в августе 1918 г., задним числом приписал себе эту мысль. Исследователь заключает, что даже либеральная общественность летом 1916 г. крепко стояла за продолжение войны, и что император не решился встать на путь сепаратного мира из опасения, что это вызовет народные волнения. В целом, работа Черменского примечательна главным образом попыткой рассмотрения причин радикального изменения отношения к А.Д. Протопопову либеральной общественности после его назначения министром. 

Упоминание А.Д. Протопопова в связи с его деятельностью на посту министра можно встретить в работе М.Ф. Флоринского, посвященной Совету министров в годы Первой мировой войны [29]. Автор рассматривает Совет министров по его председателям. В отношении кабинета Б.В. Штюрмера исследователь отмечает его неорганизованность и разобщенность, применительно к А.Ф. Трепову подчеркивается большое влияние «темных сил», которые не позволили ему сместить А.Д. Протопопова, и, наконец, говоря о председательстве Н.Д. Голицына, автор отмечает решение об удалении А.Д. Протопопова с поста министра. Помимо этого, М.Ф. Флоринский рассматривает проект А.Д. Протопопова о передаче продовольственного дела в ведение МВД и непосредственно план создания дополнительной инстанции для контроля вопросов продовольствия, что, по мнению исследователя, в силу своей двусмысленности не было поддержано широкой общественностью. 

 

Отдельная глава посвящена А.Д. Протопопову в работе А.Я. Авреха [1]. Исследователь рассмотрел биографию последнего министра внутренних дел. А.Я. Аврех полагал, что Протопопов был карьеристом и именно из карьерных соображений примкнул к октябристам, хотя был более близок к правым. В вопросе о назначении Протопопова министром исследователь считает роль Распутина определяющей. «Штюрмер и Протопопов не просто подчинялись Распутину, а пресмыкались перед ним», – уверен А.Я. Аврех [1, с. 29]. В качестве причины, по которой думским деятелям не удалось добиться отставки Протопопова, исследователь называет его популярность у императорской четы, вызванную тем, что он был им глубоко предан, а после убийства Распутина заменил собой «старца». Негативное отношение либеральной общественности к министру, по мнению А.Я. Авреха, объясняется тем, что в его лице Дума увидела карикатуру на себя. В целом, исследование Авреха представляет собой попытку представить Протопопова не только как государственного деятеля, но и как личность.

 

Вторая группа работ по данной проблематике относится к новейшей российской историографии, которую можно условно вести с 1990-х гг. Здесь необходимо выделить статьи в энциклопедиях [24, 25, 31, 32], отдельные научные статьи по конкретным сюжетам, связанным с А.Д. Протопоповым [8, 10, 17, 19, 20, 21, 23, 27], и монографии [2, 3, 4, 5, 6, 7, 9, 11, 15, 16, 18, 22, 28]. Повышенный интерес в 1990-е гг. к событиям предреволюционного десятилетия был вызван рассекречиванием архивных фондов, а также публикацией ранее недоступных мемуаров политических и государственных деятелей начала XX в. Исследователи отошли от свойственной советской историографии тенденциозности и категоричности в оценках действий императора и Государственной думы. В центре внимания исследователей также стали оказываться конкретные сюжеты, связанные с деятельностью А.Д. Протопопова. В частности, его предпринимательская деятельность в начале XX в., председательство в отделе древесного топлива в годы Первой мировой войны, посещение кружка тибетского лекаря Бадмаева, реформа полиции на посту министра внутренних дел и т.д. Таким образом, стали складываться предпосылки к тому, чтобы представить политическую и государственную деятельность А.Д. Протопопова во всей полноте. Отличительной особенностью новейшей историографии можно назвать попытки систематизации сведений об А.Д. Протопопове в виде энциклопедических статей. Это можно считать первым шагом к составлению его полноценной биографии. 

 

Отдельное внимание следует обратить на научные статьи. Уже в 1990-е гг. исследователи вновь обратились к фигуре А.Д. Протопопова. Особое внимание было уделено сюжетам, которые ранее не были широко изучены, в частности, проект издания А.Д. Протопоповым промышленной газеты «Русская воля». Примечательна статья А.В. Борисова [8]. Автор представил краткую биографию Протопопова, отметив свойственный ему карьеризм и предпринимательское прошлое, которое во многом способствовало его дальнейшему назначению на пост главы МВД. О связях Протопопова с Распутиным автор высказался осторожно, лишь обозначив их факт, но не делая вывод, что министр был ставленником «старца». Причиной возникших между министром и Думой разногласий А.В. Борисов считает поведение самого Протопопова, а именно публичное ношение мундира шефа жандармов и поддержка им политики председателя Совета министров Б.В. Штюрмера. В целом, статья представляет попытку реконструкции назначения и министерской деятельности А.Д. Протопопова, без тенденциозности, свойственной многим советским исследованиям и является одной из первых биографий министра современного этапа историографии.

 

Обращает на себя внимание также статья Л. Майера, в которой исследователь описал попытки Протопопова начать выпуск новой газеты [21]. Автор подробно остановился на замысле, который лежал в основе проекта «Русской воли», а также на так называемой вербовочной кампании, в ходе которой товарищ председателя Государственной думы пытался привлечь к своему предприятию как можно более крупных и известных литераторов. Впечатляет также список литературы и источников, привлеченных Л. Майером. Это не только периодические издания того времени, советская и зарубежная научная литература, но и воспоминания современников, в частности П.Н. Милюкова, В.В. Шульгина, В.А. Маклакова и других.

 

В дальнейшем впервые в отечественной историографии предметом отдельных исследований стали конкретные сюжеты из биографии Протопопова. В частности, К.С. Романов подробно разобрал проект полиции, частично реализованный А.Д. Протопоповым в качестве министра внутренних дел [23]. Автор отметил сложность проведения подобной масштабной реформы в годы Первой мировой войны, что во многом объяснялось нехваткой людей. С.В. Куликов на основе широкого круга источников представил свою версию назначения А. Д. Протопопова министром внутренних дел, подчеркнув как интриги придворного кружка вокруг персоны товарища председателя Думы, так и то, что на данный пост его выдвигали не только многие коллеги по представительному учреждению, но и государственные сановники [19]. Отношение современников к Протопопову изучила М.Л. Спивак [27]. Автор привлек большой массив сочинений думских деятелей и представителей культуры. Отдельно М.Л. Спивак выделила обстоятельства встречи Протопопова на квартире М.В. Родзянко 19 октября 1916 г. На историю предпринимательской деятельности А.Д. Протопопова обратил внимание К.Н. Курков, представив последнего министра внутренних дел с неизвестной ранее стороны [20]. Период с начала Первой мировой войны до Февральской революции в жизни А.Д. Протопопова стал предметом исследования Ф.А. Гайды [10]. Автор описал его думскую деятельность, отметив, что карьера Протопопова началась с его избрания товарищем председателя Думы. На этом посту он обратил на себя внимание и заручился широкой поддержкой. Таким образом, Ф.А. Гайда подчеркивает, что решающую роль в назначении Протопопова министром сыграли рекомендации сановников и думских деятелей, а не придворного кружка. Помимо этого, исследователь проанализировал обстоятельства, связанные с конфликтом министра и Думы, а также обратил внимание на профессиональную некомпетентность А.Д. Протопопова, во многом парализовавшую работу вверенного ему министерства. Неприязнь со стороны членов Прогрессивного блока по отношению к новому министру Ф.А. Гайда объяснил поддержкой Протопоповым правительственного курса, а также убежденностью думских деятелей, что назначение является провокацией, а их недавний коллега – предателем, поскольку в условиях борьбы оппозиции с властью согласился занять этот пост. Говоря о тщетных попытках оппозиции добиться отставки министра, Ф.А. Гайда отметил, что они не возымели успеха вследствие преданности Протопопова царской семье и личного заступничества императрицы. В целом, в статье обозначены основные моменты, связанные с историей карьерного возвышения А.Д. Протопопова.

 

В отличие от статей, в монографиях фигура А. Д. Протопопова не становилась отдельным предметом исследования. Также как и в советской историографии, его деятельность на посту министра внутренних дел и история назначения являются самым распространенными сюжетами, на которые обращают внимание авторы, но они рассматриваются в связи с другими событиями того исторического периода, иными словами, как часть или эпизод политической истории России начала XX в.

 

Одним из крупных исследователей проблематики является И.В. Алексеева [4, 5, 6]. Внимание автора обращено к политическим событиям последнего десятилетия Российской империи. Фигуру Протопопова И.В. Алексеева рассматривает, начиная с зарубежной поездки парламентариев весной-летом 1916 г., поскольку во время нее товарищ председателя Государственной думы довольно ярко себя проявил. Автор представила обстоятельства этой поездки, рассмотрела взаимоотношения между ее участниками, а также подробно остановилась на шведской встрече А.Д. Протопопова. Помимо этого, И.В. Алексеева кратко обратилась к истории назначения Протопопова и его конфликта с либеральной общественностью. Причиной конфликта автор называет то, что думец поступил как изменник, войдя в правительство Штюрмера. Более того, И.В. Алексеева разделяет убеждение в причастности Распутина к назначению Протопопова, а также слухи о его психической неуравновешенности. В целом, исследования И.В. Алексеевой преимущественно обращены к проблеме взаимоотношения оппозиции и власти и роли в этом внешнеполитических союзников России. 

 

Помимо упоминавшихся выше статей Ф.А. Гайды, необходимо остановиться на фундаментальных монографиях этого автора [9, 11]. Значительный интерес представляет работа «Либеральная оппозиция на путях к власти (1914 – весна 1917 гг.)». В ней автор рассматривает вопрос о власти в данный период и борьбе за нее лидеров русского либерального движения. Ф.А. Гайда акцентирует внимание на проблемах выработки политического курса либеральной оппозицией в условиях тяжелого социального кризиса в стране. Немаловажное значение уделяется отношению русских либералов к самодержавию и революции. Ф.А. Гайда справедливо отмечает особенность русской либеральной оппозиции начала XX в., которая заключалась в глубоком разрыве между ее программой, заявлениями и теоретическими представлениями, с одной стороны, и политическими поступками – с другой. Фигура Протопопова упоминается в связи с его деятельностью на посту министра внутренних дел. Автор анализирует предысторию этого назначения и реакцию на него в обществе, а также деятельность Протопопова, фигура которого, по замечанию историка, стала предметом, объединившим против себя либеральную оппозицию. 

 

Более позднее исследование «Власть и общественность в России: диалог о пути политического развития (1910–1917)» существенно дополняет первое. В данной монографии проблематика значительно расширена – автор избрал целью реконструировать взаимоотношения императорской власти с российской общественностью, принявшей участие в политической жизни страны в годы Первой мировой войны. В работе рассматривается проблема формирования в указанный период сферы публичной политики в стране. Одним из поводов для конфликта между властью и общественностью стало назначение министром внутренних дел А.Д. Протопопова. Ф.А. Гайда дополняет образ министра Протопопова, представленный в первой работе. Автор рассматривает предысторию его назначения, реконструирует отношение к нему в высших бюрократических кругах империи и в среде либеральной общественности, а также анализирует программу Протопопова как министра внутренних дел. 

 

Исследования Ф.А. Гайды выполнены на высоком профессиональном уровне с привлечением широкого круга источников и литературы. Тем не менее, эти работы не исчерпывают всех сюжетов, связанных с деятельностью А.Д. Протопопова. Внимание Ф.А. Гайды главным образом обращено не на личность Протопопова, а на властные круги и либеральную общественность. Фигура министра внутренних дел выступает как эпизод борьбы оппозиции с властью. Вероятно, по этой причине, Ф.А. Гайда не уделил достаточного внимание заграничной поездке А.Д. Протопопова, которую можно считать показателем способностей и амбиций думца, а также не рассмотрел отдельные эпизоды из деятельности министра внутренних дел, в частности проведенную им реформу полиции. 

 

Большой интерес представляет многотомный труд О.Р. Айрапетова, посвященный не просто участию России в Первой мировой войне, но политической и экономической жизни империи в эти годы [2, 3]. Автор обратился к традиционным сюжетам из биографии А.Д. Протопопова: поездке за границу, назначению министром, отношению к этому либеральной общественности и деятельности на посту главы МВД. При этом особое внимание О. Р. Айрапетов обратил на отношение министра к рабочему вопросу (конкретно – к рабочим группам при Центральном военно-промышленном комитете). Исследователь справедливо отметил, что А.Д. Протопопов считал их главными очагами недовольства и всячески стремился ограничить их деятельность. 

 

Примечательно исследование Д.И. Стогова, в котором рассмотрена история образования и деятельности петербургских / петроградских правомонархических салонов [28]. Среди салонов, которые посещал А.Д. Протопопов, автор называет кружок графини С.С. Игнатьевой, князя М.М. Андроникова, А.А. Римского-Корсакова, Б.В. Штюрмера, князя Н.Ф. Бурдукова и П.А. Бадмаева. Основным источником, на котором основывался автор, являются донесения осведомителей департамента полиции МВД, так называемой агентуры по «высшему свету», которая была создана при министре А.Д. Протопопове. 

 

В истории назначения и деятельности А.Д. Протопопова особое место занимает то, как его восприняла общественность. Если об отношении либеральных деятелей и, в частности, бывших соратников по Думе и Прогрессивному блоку, говорится практически во всех перечисленных выше исследованиях, то взаимоотношения А.Д. Протопопова с правыми кругами рассмотрены преимущественно в работе А.А. Иванова [15]. Фактически, автор опровергает мнение Авреха о близости Протопопова правым, показывая, что назначение депутата-октябриста главой МВД было встречено в монархических кругах с недоверием. И хотя, впоследствии, когда новый министр продолжил выдавать правым субсидии, отношение к нему в монархических кругах несколько улучшилось, своим для черносотенного лагеря Протопопов так никогда и не стал. А.А. Иванов также касается личности Протопопова в своей новейшей монографии [16], в которой, привлекая новые источники, впервые подробно реконструирует и анализирует два дуэльных казуса с участием министра внутренних дел, подвергшегося в конце 1916 – начале 1917 г. травле со стороны оппозиционно настроенных депутатов.

 

Подводя итог, можно сделать следующие выводы о том, насколько полно в отечественной историографии представлена деятельность А.Д. Протопопова. В первую очередь, обращает на себя внимание тот факт, что самыми распространенными сюжетами, которые рассматривают исследователи, являются избрание Протопопова товарищем председателя Государственной думы; его участие в работе отдела снабжения древесного топлива и председательство в совете металлозаводчиков; поездка за границу в составе парламентской делегации и встреча с представителем Германии в Стокгольме; история назначения на пост министра внутренних дел, а также непосредственно деятельность на этом посту и отношение к новому министру общественности. Иными словами, в историографии в первую очередь рассматривается период с 1914 по начало 1917 г.: с момента, когда А.Д. Протопопов стал заметен на политическом поприще и заканчивая событиями Февральской революции, ознаменовавшей конец его государственной карьеры. Таким образом, период с 1907 по 1914 г., когда А.Д. Протопопов был далеко не из самых заметных членов Государственной думы, не представлен в исторической литературе и на него еще исследователям предстоит обратить свое внимание. 

 

Кроме этого, несмотря на то что основные проблемы, связанные с историей назначения и деятельностью министра внутренних дел нашли отражение в научной литературе, на данный момент нет работ, в которых были бы обобщены все полученные сведения и тем самым был бы дана максимально полная картина общественной, политической и государственной деятельности А.Д. Протопопова. Фактически, получается, что отдельные сюжеты разобщены и представлены в исследованиях с различной степенью подробности и аргументированности. Такая ситуация, сложившаяся в отечественной историографии, заставляет обратить внимание на необходимость подготовки комплексного исследования, посвященного политической биографии одной из ключевых фигур предреволюционной России, в котором бы изученные к настоящему времени сюжеты были бы не просто механически соединены, а подверглись бы критическому переосмыслению, расширению и уточнению. Кроме того, одной из особенностей отечественной историографии является то, что А.Д. Протопопов до сих не представлен в ней как личность. Основной акцент ранее делался на событиях, происходящих вокруг него (например, отношении к нему бывших соратников по Государственной думе, императора, коллег по министерству или представителей культурной элиты). В то же время без должного внимания остаются публичные выступления и сочинения А.Д. Протопопова, которые характеризуют его не только как общественного и государственного деятеля, но и как человека. Работа в таком направлении представляется весьма перспективной, способной заметно обогатить представления исторической науки об этом противоречивом персонаже российской истории и его роли в событиях краха монархической государственности в России.  

Список литературы и источников

  1. Аврех А.Я. Царизм накануне свержения. М.,1989.
  2. Айрапетов О. Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914-1917): 1916 год. Сверхнапряжение. М., 2015.
  3. Айрапетов О. Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914-1917): 1917 год. Распад. М., 2015.
  4. Алексеева И. В. Агония сердечного согласия: Царизм, буржуазия и их союзники по Антанте, 1914-1917. Л., 1990. 
  5. Алексеева И. В. Оппозиция Его Величества: Дума, царизм и союзники России по Антанте в эпоху П.А. Столыпина 1907-1911 гг. СПб., 2004. 
  6. Алексеева И. В. Последнее десятилетие Российской Империи: Дума, царизм и союзники России по Антанте. 1907-1917 годы. М.; СПб., 2009. 
  7. Бибин М. А. Дворянство накануне падения царизма в России. Саранск, 2000. 
  8. Борисов А. В. «Спаситель трона». - Милиция. 1995. № 2.
  9. Гайда Ф. А. Либеральная оппозиция на путях к власти (1914 - весна 1917 г.). М., 2003.
  10. Гайда Ф. А. Председатель отдела древесного топлива. - Родина. 2011. № 5.
  11. Гайда Ф. А. Власть и общественность в России: диалог о пути политического развития (1910-1917). М., 2016.
  12. Дякин В. С. Русская буржуазия и царизм в годы Первой Мировой войны (1914-1917). Л., 1967. 
  13. Заславский Д. И. А. Д. Протопопов. - Былое. 1924. № 23. 
  14. Заславский Д. И. Последний временщик Протопопов. Ленинград, 1927. 
  15. Иванов А. А. Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914-1917) / науч. ред. И. В. Алексеева. М., СПб., 2013.
  16. Иванов А. А. «Дело чести»: депутаты Государственной думы и дуэльные скандалы (1906-1917). СПб., 2018. 
  17. А. В. Кривошеин и общественные деятели в годы Первой мировой войны. Письма А. И. Гучкова, А. Д. Протопопова, П. Б. Струве. Ввод. ст., подг. текста и комм. С.В. Куликов. - Русское прошлое. 1994. Кн. 5. 
  18. Куликов С. В. Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка (1914‒1917). Рязань, 2004. 
  19. Куликов С. В. Камарилья и IV Государственная дума: назначение товарища председателя нижней палаты А. Д. Протопопова управляющим МВД. - Таврические чтения 2014. Актуальные проблемы парламентаризма: история и современность. Сборник научных статей. Часть II. СПб., 2015.
  20. Курков К. Н. А. Д. Протопопов: судьба дворянина-предпринимателя в России начала ХХ в. - Вестник Московского государственного областного университета. Серия: история и политические науки. 2017. №3.
  21. Майер Л. «Русская воля» и «Луч»: А. Д. Протопопов и Максим Горький в борьбе за буржуазную общественность накануне Февральской революции. - Отечественная история. 1996. № 1.
  22. Николаев А. Б. Революция и власть: Государственная дума IV созыва 27 февраля - 3 марта 1917 г. Дис…д.и.н. СПб., 2005. 
  23. Романов К. С. Накануне Февральской революции: А.Д. Протопопов и реформа полиции. - 90 лет Февральской революции. Сб. науч. ст. / ред. кол.: А.Б. Николаев (отв. ред. и отв. сост.), Д.А. Бажанов, А.А. Иванов. СПб., 2007.
  24. Россия в Первой мировой войне. 1914-1918. Энциклопедия: в 3 тт. / Отв. ред. А.К. Сорокин. М., 2014. Т. 2. К-П.
  25. Россия в 1917 году: энциклопедия / отв. редактор А.К. Сорокин. М., 2017.
  26. Стогов Д. И. Правомонархические салоны Петербурга-Петрограда (конец XIX – начало ХХ века). СПб., 2007. 
  27. Спивак М. Л. Последний царский министр внутренних дел А. Д. Протопопов в политической публицистике А. А. Блока и его современников. - Вестник РГГУ. №8 (17). Серия «История. Филология. Культурология. Востоковедение». М., 2016.
  28. Стогов Д. И. Правомонархические салоны Петербурга-Петрограда (конец XIX – начало ХХ века). СПб., 2007.
  29. Флоринский М. Ф. Кризис государственного управления в России в годы Первой Мировой войны: Совет Министров в 1914 -1917 гг. Л., 1988.
  30. Черменский Е. Д. IV Государственная дума и свержение царизма в России. М.,1976.
  31. Государственная дума Российской империи: 1906−1917: Энциклопедия / Ред. кол.: В.В. Шелохаев (отв. ред.) и др. М., 2008.
  32. Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. 1802-1917: биобиблиографический справочник. СПб., 2001.

References

  1. Avrekh A.YA., 1989, Tsarizm nakanune sverzheniya. M.,1989.
  2. Ayrapetov O. R., 2015, Uchastiye Rossiyskoy imperii v Pervoy mirovoy voyne (1914-1917): 1916 god. Sverkhnapryazheniye. M., 2015.
  3. Ayrapetov O. R., 2015, Uchastiye Rossiyskoy imperii v Pervoy mirovoy voyne (1914-1917): 1917 god. Raspad. M., 2015.
  4. Alekseyeva I. V., 1990, Agoniya serdechnogo soglasiya: Tsarizm, burzhuaziya i ikh soyuzniki po Antante, 1914-1917. L., 1990. 
  5. Alekseyeva I. V., 2004, Oppozitsiya Yego Velichestva: Duma, tsarizm i soyuzniki Rossii po Antante v epokhu P.A. Stolypina 1907-1911 gg. SPb., 2004. 
  6. Alekseyeva I. V., 2009, Posledneye desyatiletiye Rossiyskoy Imperii: Duma, tsarizm i soyuzniki Rossii po Antante. 1907-1917 gody. M.; SPb., 2009. 
  7. Bibin M. A., 2000, Dvoryanstvo nakanune padeniya tsarizma v Rossii. Saransk, 2000. 
  8. Borisov A. V., 1995, «Spasitel' trona». - Militsiya. 1995. № 2.
  9. Gayda F. A., 2003, Liberal'naya oppozitsiya na putyakh k vlasti (1914 - vesna 1917 g.). M., 2003.
  10. Gayda F. A., 2011, Predsedatel' otdela drevesnogo topliva. - Rodina. 2011. № 5.
  11. Gayda F. A., 2016, Vlast' i obshchestvennost' v Rossii: dialog o puti politicheskogo razvitiya (1910-1917). M., 2016.
  12. Dyakin V. S., 1967, Russkaya burzhuaziya i tsarizm v gody Pervoy Mirovoy voyny (1914-1917). L., 1967. 
  13. Zaslavskiy D. I., 1924, A. D. Protopopov. - Byloye. 1924. № 23. 
  14. Zaslavskiy D. I., 1927, Posledniy vremenshchik Protopopov. Leningrad, 1927. 
  15. Ivanov A. A., 2013, Pravyye v russkom parlamente: ot krizisa k krakhu (1914-1917) / nauch. red. I. V. Alekseyeva. M., SPb., 2013.
  16. Ivanov A. A., 2018, «Delo chesti»: deputaty Gosudarstvennoy dumy i duel'nyye skandaly (1906-1917). SPb., 2018. 
  17. A. V. Krivoshein i obshchestvennyye deyateli v gody Pervoy mirovoy voyny, 1994, Pis'ma A. I. Guchkova, A. D. Protopopova, P. B. Struve. Vvod. st., podg. teksta i komm. S.V. Kulikov. - Russkoye proshloye. 1994. Kn. 5. 
  18. Kulikov S. V., 2004, Byurokraticheskaya elita Rossiyskoy imperii nakanune padeniya starogo poryadka (1914‒1917). Ryazan', 2004. 
  19. Kulikov S. V., 2015, Kamaril'ya i IV Gosudarstvennaya duma: naznacheniye tovarishcha predsedatelya nizhney palaty A. D. Protopopova upravlyayushchim MVD. - Tavricheskiye chteniya 2014. Aktual'nyye problemy parlamentarizma: istoriya i sovremennost'. Sbornik nauchnykh statey. Chast' II. SPb., 2015.
  20. Kurkov K. N., 2017, A. D. Protopopov: sud'ba dvoryanina-predprinimatelya v Rossii nachala KHKH v. - Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: istoriya i politicheskiye nauki. 2017. №3.
  21. Mayyer L., 1996, «Russkaya volya» i «Luch»: A. D. Protopopov i Maksim Gor'kiy v bor'be za burzhuaznuyu obshchestvennost' nakanune Fevral'skoy revolyutsii. - Otechestvennaya istoriya. 1996. № 1.
  22. Nikolayev A. B., 2005, Revolyutsiya i vlast': Gosudarstvennaya duma IV sozyva 27 fevralya - 3 marta 1917 g. Dis…d.i.n. SPb., 2005. 
  23. Romanov K. S., 2007, Nakanune Fevral'skoy revolyutsii: A.D. Protopopov i reforma politsii. - 90 let Fevral'skoy revolyutsii. Sb. nauch. st. / red. kol.: A.B. Nikolayev (otv. red. i otv. sost.), D.A. Bazhanov, A.A. Ivanov. SPb., 2007.
  24. Rossiya v Pervoy mirovoy voyne. 1914-1918. Entsiklopediya: v 3 tt., 2014, otv. red. A.K. Sorokin. M., 2014. T. 2. K-P.
  25. Rossiya v 1917 godu: entsiklopediya, 2017, otv. redaktor A.K. Sorokin. M., 2017.
  26. Stogov D. I., 2007, Pravomonarkhicheskiye salony Peterburga-Petrograda (konets XIX – nachalo ХХ veka). SPb., 2007. 
  27. Spivak M. L., 2016, Posledniy tsarskiy ministr vnutrennikh del A. D. Protopopov v politicheskoy publitsistike A. A. Bloka i yego sovremennikov. - Vestnik RGGU. №8 (17). Seriya «Istoriya. Filologiya. Kul'turologiya. Vostokovedeniye». M., 2016.
  28. Stogov D. I., 2007, Pravomonarkhicheskiye salony Peterburga-Petrograda (konets XIX – nachalo XX veka). SPb., 2007.
  29. Florinskiy M. F., 1988, Krizis gosudarstvennogo upravleniya v Rossii v gody Pervoy Mirovoy voyny: Sovet Ministrov v 1914 -1917 gg. L., 1988.
  30. Chermenskiy Ye. D., 1976, IV Gosudarstvennaya duma i sverzheniye tsarizma v Rossii. M.,1976.
  31. Gosudarstvennaya duma Rossiyskoy imperii: 1906−1917: Entsiklopediya, 2008, Red. kol.: V.V. Shelokhayev (otv. red.) i dr. M., 2008.
  32. Shilov D. N., 2001, Gosudarstvennyye deyateli Rossiyskoy imperii. 1802-1917: biobibliograficheskiy spravochnik. SPb., 2001.

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN