Черенков Виталий Иванович,

доктор экономических наук,

Санкт-Петербургский государственный университет, Высшая школа менеджмента,

Профессор кафедры маркетинга

Россия, г. Санкт-Петербург

E-mail: сherenkov@gsom.pu.ru

Марьяненко Виктор Павлович,

доктор экономических наук,

Санкт-Петербургский государственный экономический университет,

Профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли

Россия, г. Санкт-Петербург

E-mail: Prof.marianenko@mail.ru

Черенкова Наталия Ивановна,

кандидат филологических наук,

Санкт-Петербургский государственный экономический университет,

Заведующая кафедрой английского языка

Россия, г. Санкт-Петербург

E-mail: Сherenkovanat51@gmail.com

Cherenkov Vitally Ivanovich,

Doctor of Economics,

St. Petersburg State University,

Graduate School of Management,

Professor of Marketing Dpt.

Russia, St. Petersburg

E-mail: сherenkov@gsom.pu.ru

Marianenko Viktor Pavlovich,

Doctor of Economics, 

St. Petersburg State University of Economics,

Professor of economic theory

and history of economic thought

Russia, St. Petersburg

E-mail: Prof.marianenko@mail.ru

 Cherenkova Natalia Ivanovna,

Candidate of Philology,

St. Petersburg State University of Economics,

Head of English Dpt.,

Russia, St. Petersburg

E-mail: Сherenkovanat51@gmail.com


Социализация российского студенчества в условиях современной геополитики: проблемы и задачи

Socializing Russian students under impact of contemporary geopolitics: problems and tasks

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10175

Аннотация

В статье рассматриваются проблемы геополитической социализации студентов экономических вузов России. Подчеркнуто, что эти студенты с большой вероятностью займут ключевые посты в управлении России. Рассматривая геополитический дискурс как инструмент мягкой силы, авторы делают вывод о необходимости принятия ряда мер, касающихся изменений учебного процесса в российской высшей школе. В центре внимания оказываются: (1) методологические и мировоззренческие дисциплины (в частности, политэкономия); (2) восстановление функции воспитания студентов; и (3) понимание кафедр английского и русского языка как межцивилизационного лингвосоциокультурного интерфейса, где должна происходить геополитическая социализация студентов. Показан пример организации геополитических дискуссий в рамках учебного курса «Международный маркетинг». В качестве основы возможной идеологемы будущего развития России предложена концепция евразийства. Отмечаются стратегические ошибки прежних лет: пренебрежение идеологией, умаление роли мировоззренческих дисциплин,  понимание труда преподавателей высшей школы как оказания образовательных услуг и предлагаются некоторые меры по их исправлению.

 

Ключевые слова: 

 геополитическая социализация, геополитический дискурс, евразийство, идеология,

мягкая сила, политическая экономия, студенты, языковые кафедры

 

Summary

The present article deals with some problems of geopolitical socialization of students in Russian economic universities. It is emphasized that these students are likely to occupy key positions in the governance of Russia. Considering the geopolitical discourse as a tool of soft power, the authors conclude that it is necessary to take action regarding certain changes of teaching/learning in Russian higher school. The article is focused on: (1) mandatory increasing an attention toward methodological and worldview disciplines (political economy, in particular); (2) resuming the function of upbringing students; and (3) understanding English and Russian departments are considered as an intercivilizational linguistic-sociocultural interface where the geopolitical socialization of students has to take place. An example of arranging geopolitical discussions in the frame of International Marketing syllabus is shown. The euroasianism concept is proposed as a possible ideologem for the future development of Russia. Some of past strategic errors are highlighted: (1) neglecting ideologies; (2) diminishing the role of methodological and worldview disciplines; and (3) understanding teachers’ work in higher school as delivering educational services. Some proposals for correcting the said errors are proposed.

Keywords: 

eurasionism, geopolitical discourse, geopolitical socialization, ideology,

language departments, soft power, political economy, students

Введение

 

«Протестные политические и социальные движения в России малоизвестны и малопопулярны, в том числе среди молодежи. Участие в них сопряжено с большими издержками и рисками, не приносит материальной выгоды, а приобретаемый символический капитал является таковым только в узком кругу единомышленников» [12]. Это было напечатано в 2010 году. Однако как все изменилось. Особенно в последние годы. Несмотря на то, что численность участников так называемых протестных акций в России (в период 2017-2018) показала общий тренд к убыванию, даже после спекуляций на весьма болезненных аспектах увеличения пенсионного возраста, тем не менее, в «пенсионные» акции были вовлечены молодые люди (даже подростки). Складывается впечатление, что мотивацией часто является протест ради протеста как средство самовыражения несложившейся личности.

 

Судя по тому, как драматически освещались эти события в западных печатных СМИ и Интернете, эти акции вполне можно считать проявлениями применения мягкой силы [30] западного мира. Повторимся, но весьма характерной чертой портретов «мирных протестантов» оказался их возраст. Контент-анализ форумов и блогов в Интернете показал политически инфантильный и даже наивный характер их мотивации к участию в этих инспирированных провокаторами от «цветных революций» акциях [20]: от желания шокировать публику и получить массу «лайков» до обещания модераторами протеста мифической компенсации в 10 000 евро в случае их ареста.

 

От «мирных протестов» – как показал трагический опыт майданной Украины – до кровопролития, политических репрессий и, фактически, гражданской войны («военного положения») и деструкции нации, временная дистанция не столь велика и лежит она в пределах одного поколения. Любой феномен социально-политической жизни нации требует для его логического осмысления научного исследования, что – судя по данным нашего Google-анализа ключевых слов релевантных теме настоящей статьи (1) – пока в России выполняется существенно слабее, чем в стане наших геополитических (в терминах Президента РФ) «партнеров».

 

В то же время, складывается впечатление, что в театре Истории эти «партнеры» пытаются поставить геополитический спектакль по сценарию Жоржа Клемансо  и создать современный “cordon sanitaire” ранее (1919) предназначавшийся для защиты Европы от коммунизма. Как показали цветные/цветочные революции и, особенно, майданная «Революція Гідності». В последнем случае, организаторы в значительной степени использовали как украинский сколок пост-версальского национального унижения и феномен «потерянного поколения» в Германии, так и извечный для человеческой цивилизации – но раздуваемый непомерно в их своекорыстных политических интересах – конфликт поколений (2).

 

Пожалуй, проблема геополитической социализации студенчества в значительной степени состоит в том, что после радикальной смены общественного строя в России – не без влияния ряда статей вновь обретенной (не без помощи «зарубежных консультантов») Конституции РФ  –  была потеряна главная цель социально-экономического развития. В период новейшей истории, российское общество всегда имело пусть нереализуемую, но внятную консолидирующую идею: от фанатичной «всемирной революции» до утопического «построения коммунизма». Сила подобных идей для многонациональной и многоконфессиональной России была в их инвариантности как к религиям, так и к национальностям. Тихой сапой, после голода и национального унижения 1990-х, вползла идеология общества потребления в самой своей низменной «желудочно-кишечной» форме. Мера успеха – масштабы и качество индивидуального/группового потребления, определяемые денежным измерением (3).

 

Визуальные образы всегда – а особенно при сегодняшнем развитии мобильных цифровых устройств – играют большую роль в оценке окружающей действительности. Увы! Ежегодный повтор эксперимента показывает, что студенты безошибочно узнают символы масс-культуры (e.g., Леди Гага, Богдан Титомир) и молчат, когда на экране появляются выдающиеся деятели науки, культуры и исторические фигуры России и СССР. Панельный multiple choice (4 варианта ответа) опрос студентов (порядка 200 анкет) по материалам успешно сданного ими (2-3 года ранее) ЕГЭ – темы по культуре, истории и науке России – показал (sic!) лишь 25-32% правильных ответов. Элементарные вопросы по тем же темам, поставленные тележурналистами у входа в МГУ ставили респондентов в тупик или вызывали смехотворные ответы. Есть (если можно так сказать) и прогресс: если профессиональными ориентирами первой половины 1990-х были проститутки и бандиты, то теперь – чиновники.      

 

Современный мир после, как теперь уже ясно, краха доминанты геополитической доктрины однополярного мира [6], или PAX AMERICANA, отличается исключительной волатильностью в котировках социально-политических, этических и эстетических ценностей. Здесь, под всемерно продвигаемым мемом ложного толкования неограниченной свободы как основы формирования корпуса общечеловеческих ценностей процветает такой постмодернизм, в условиях которого запутались не только студенты, но и многие преподаватели, а особенно – выпуска постсоветских 1990-х. Современный российский социум – последние десятилетия воспроизводившийся с матриц западного мира – практически полностью повторил этапы развития общества потребления в самом худшем его варианте; то есть, без создания высокоразвитой технологической и финансовой базы, а путем реализации природной ренты в виде импорта потребительских (чуть позже, некоторых инвестиционных) товаров и услуг и, соответственно, идеологем этого общества, где основная масса населения прошла метаморфозу от homo sapience к homo consommatus.  Следовательно, вынесенные в название настоящей статьи проблемы и задачи социализации (воспитания!) российского студенчества, представители которого в самой недалекой перспективе станут ключевыми фигурами, вырабатывающими и реализующими те социально-политические и экономические решения, от которых будет зависеть суверенитет России и ее будущность в целом, должны рассматриваться с учетом сложных условий современной геополитики

 

Место и роль дискурса в геополитической социализация отечественного студенчества

 

В эпоху тотальной глобализации понятие «безграничный мир» (borderless world) [31] относится, в первую очередь, к глобальному информационному пространству, в основном сегодня технологически и операционно представленному Интернетом (4). Поэтому, прямое и опосредованное влияние Интернета на социализацию студенчества (21) очевидно, а политическая социализация попадает в ряд важнейших стратегических целей геополитики. В самом деле, под политической социализацией предлагается понимать [14] процесс формирования политического сознания и взглядов, политического участия и поведения, составляющих политическую культуру гражданина, что предполагает своей целью адаптацию граждан к существующей политической системе, обеспечивая тем самым ее стабильность и воспроизводство.

 

Следовательно, системное внешнее вмешательство в процесс национальной социализации нового поколения – верный путь к модификации существующей политической системы, что составляет задачу геополитики.

 

Наконец, в условиях современной геополитической борьбы апологетов однополярного мира за его сохранения политическая социализация – несмотря на количественные данные о недостаточной разработанности этого понятия (1) – должна в первую очередь рассматриваться как социализация геополитическая. В духе набирающей популярность – в частности, в связи с трудным, но движением в сторону становления ЕврАзЭСа и укрепления сотрудничества и политических консультаций в рамках группы БРИКС – концепции евразийства [4], выглядит приемлемым следующее определение [1]:

 

«Геополитическая социализация российского общества должна быть основана на осознании необходимости возрождения геополитического пространства бывшего СССР на основе евразийских идей, возрождения статуса великой державы, необходимости противостоять попыткам создать однополярный мир».

 

В первом десятилетии XXI века в России сложилась такая социальная ситуация, в которой не стало места для развития антропоцентрического пространства [7], что типично для проявления кризиса социально-нравственных гуманистических ценностей в развитых капиталистических странах. Кризиса, усиливаемого доминированием технологических инноваций, являющихся материальной основой общества потребления. Важнейшая и глобальная антропологическая проблема современности – исчезновение Гражданина и замена его Потребителем [10, 15] – должна рассматриваться в контексте столь популярной сегодня концепции устойчивого развития, которую (с рядом оговорок) принимает современное российское общество. Анализ социально-экономической прикладной рамификации этой концепции [3, табл. 1] – ход которой в ретроспективе в значительной степени соответствует рамификации маркетинговых концепций [2] – показывает, что исходной точкой реализации концепции устойчивого развития остается Человек.

 

Задача российской высшей школы выработать в этом Человеке – путем восстановления в системе образования функции воспитания – менталитет устойчивости, соответствующий отечественному культурному коду. Однако этот культурный код подвергается целенаправленному и систематическому крекингу [17] со стороны (назовем их так) геополитических конкурентов России.

 

Все политические идеологии конструируют и целенаправленно распространяют некоторый дискурс, касающийся коллективной жизни человека (от уровня социальных групп до общества в целом) и борьбы за власть [24]. Даже этимологическое толкование дискурса [18] раскрывает его активную и даже агрессивную природу, превращающую дискурс в эффективный инструмент мягкой силы, преумножаемой сетевыми технологиями Интернета. Гипотеза об использовании дискурса как инструмента мягкой силы была сделана еще до появления самой концепции мягкой силы [34]: «дискурс — это изначально особое использование языка… для вербального выражения определенной ментальности или идеологии; за чем следует активизация некоторых характерных черт языка, особая грамматика и вокабуляр, что, в свою очередь, создает особый семиологически/семиотический мир». Какой тип этого виртуального мира будет создан, это зависит от контента и структуры и в конечном итоге от идеологии разработчика и распространителя этого дискурса и, для нашего случая, от его геополитических целей.

 

С точки зрения задач геополитической социализации студентов можно определить геополитический дискурс [18] как глобальную целенаправленную агрегированную систему преимущественно вербальных коммуникаций, позволяющую дизайнерам данного дискурса формулировать и осуществлять имплицитный и эксплицитный трансфер соответствующих идеологем (рис.), предназначенных модифицировать национальный культурный код целевой жизненной среды и тем самым обеспечивать доминирование искусственно привносимых инородных ценностей над фактами функционирования жизненной среды, что должно инспирировать у населения стремление к иррациональным и, часто, радикальным социально-экономическим и политическим изменениям, конечная цель и истинные бенефициары которых эмоционально закамуфлированы для основной массы населения. Впечатляющим примером деструктивного дискурса может служить так называемый терминальный дискурс [33] времен президентства М. С. Горбачева и Б. Н. Ельцина, когда под дополнительным влиянием тяжелейшей экономической ситуации и политической невнятицы население России оказалось охвачено чувством социальной беспомощности и национального унижения. Разумеется, что наиболее уязвимыми для такого дискурса являются новые поколения, не имеющие достаточного иммунитета, прививаемого правильно понятым жизненным опытом и системой воспитания в обществе.

 

Поскольку именно язык является носителем любого дискурса, выбор языка внутринациональной и международной коммуникации всегда находится в центре борьбы между разными идеологиями (в т. ч. религиозными). Так, католики ранее молились исключительно на латинском, а ортодоксы — на греческом. По той же причине нынешняя власть Украины столь яростно старается выдавить русский язык хотя бы из официального общения. В соответствии с принципами Сапира-Ворфа [25], английский язык (lingua franca XXI века) стал inter alia глобальным переносчиком инородных идеологических и политических норм и ценноcтей, созданных в PAX AMERICANA. В конечном итоге, знаковая структура языка определяет то, как воспринимающий внешний мир на данном языке индивидуум (группа) оценивает этот мир или как модифицируется его мировоззрение. В наше время именно глобальная коммуникативная среда (Интернет) – где в начале 2018 г. 51,3% всех веб-сайтов были англоязычными [35] – предоставляет технологии перекодировки национальных культурных кодов (по сути, национальных матриц идеологии).

Упрощенная модель дискурсивного воздействия на национальный культурный код рос-сийского студенчества с альтернативным эффектом  (генераторы конкурирующих дискурсов не показаны)
Упрощенная модель дискурсивного воздействия на национальный культурный код рос-сийского студенчества с альтернативным эффектом (генераторы конкурирующих дискурсов не показаны)

Легенда:

  • ЛЦОП – либеральные ценности общества потребления
  • ТКЦР –  традиционные консервативные ценности России

Источник: [20, рис. 2] с некоторыми авторскими изменениями

 

Место политической экономии в социализации студенчества

 

В течение последнего десятка лет сакраментальным для авторов стал вопрос, обращаемый к их студентам: «Что является основным отношением любой экономической системы?». Вопрос (увы!), остающийся без вразумительного ответа на любом из курсов бакалавриата. С помощью наших коллег этот латентный и неформальный эксперимент – практически, с тем же самым результатом – был повторен среди будущих бакалавров семи экономических университетов Санкт-Петербурга. Не следует думать, что студенты магистратуры выглядели бы лучше. Дело в том, что в ходе «демократического секвестирования» университетских программ в постсоветской России вместе с той самой коммунистической идеологической «мыльной водой» выплеснули и «ребенка» (4) – политическую экономию капитализма.

 

В соответствии с действующим пакетом ФГОС доля методологических дисциплин в современной учебной программе (даже экономических университетов) сокращена в пользу прикладных дисциплин. Толчок этому сокращению дали переход на Болонскую систему образования и, косвенно, вступление России в ВТО. Особенностью советского высшего образования было то, что за пять лет обучения студент приобретал не только знания по специальности, но и (обычно в имплицитной форме) основы методологии исследования (5), а также определенные черты гражданина, соответствующие идеологии своей страны (тогда – СССР). На сегодняшний день, бакалавр-экономист, на наш взгляд, скорее «подмастерье» (почему нет, если следующая ступень образования – Master), чем инноватор-творец (не зря видно появились в бизнес-обиходе слова «офисный планктон» и «манагер»). В рамках бакалавриата, произошло обвальное сокращение обязательных мировоззренческих дисциплин. Ярким примером секвестирования  методологических дисциплин является замена курса «Политическая экономия капитализма» на курс «Общая экономическая теория» (микроэкономика и макроэкономика), источники которого лежат в западных курсах типа Economics и International Economics. Сокращение доли мировоззренческих дисциплин в программах обучения отрицательно сказывается на социализации студенчества, что заметно и при анализе тем ВКР и магистерских диссертаций.

 

Думается, что отмена курса политэкономии в вузах с целью снижения нагрузки за счет доли методологических (мировоззренческих) дисциплин является стратегической ошибкой не только политической (идеологической), но и экономической природы (6). При замене политэкономии капитализма на варианты общей экономической теории, что было вызвано конъюнктурными и своекорыстными политическими соображениями реформаторов 1990-х гг., сознательно (и не без влияния извне) был снижен интерес к методологическим проблемам. Так, например, диалектическое единство политики и экономики в учебных программах практически отсутствует. Студент оказывается не в состоянии без соответствующей подготовки понять суть и причины принятия антироссийских экономических санкций в свете геополитики. Казалось бы, основа холодной войны – непримиримое идеологическое противоречие между коммунизмом и капитализмом, вытекающее из доминирующей формы собственности – исчезла. Несмотря на известную специфику отечественной смешанной экономики [11], Россия по всем признакам «строит капитализм». Тем не менее, признаки новой холодной войны выявляются поступательно и с большей силой. Участники политических ток-шоу последних лет по возрасту не получившие мировоззренческой подготовки, мягко говоря, не блещут и в области геополитической социализации, заменяя аргументы ором и переходом на личности.

 

Отсутствие политэкономического мышления не позволяет нашим сегодняшним студентам выделить рациональные стороны концепции устойчивого развития; определить элементы социально-политической демагогии; наконец, понять, откуда могут браться ресурсы для появления и развития так называемых «полезных корпораций», широко рекламируемых адептов устойчивого развития – Корпораций В (Benefit Corporations) [23, 29]. Основным источником ресурсов, которые можно относительно безболезненно вывести из процесса капиталистического воспроизводства, остается неэквивалентный обмен с менее развитыми странами, объяснению чего нет места в Economics, как нет там места и анализу новейших форм империализма и колониализма. Вопрос о другом источнике ресурсов для устойчивого развития – интеллектуальной ренте на инновации – также не будет решен без понимания имманентного капитализму противоречия между общественной формой труда и частной (смешанной) формой присвоения. Точно также выявляются проблемы определения соотношения между экономикой и политикой и сущности войн. Таким образом, отмена курса политэкономии отрицательно сказалась на геополитической социализации студенчества, не получающего сегодня мировоззренческих ориентиров. Альтернатива лежит в возвращении курса современной политэкономии; возможно, что в перспективе, и так называемой евразийской политической экономии [8], что могло бы дать положительный вклад в геополитическую социализацию студенчества и сохранение национального культурного кода России как интеллектуальной основы ее суверенитета.

 

Курс «Международный маркетинг»  как поле управляемой социализации студенчества

 

Курс «Международный маркетинг», взятый для примера исключительно по принадлежности одному из авторов, представляется нам одним из органически пригодных курсов для реанимации памятного с советских времен «воспитания через предмет». Практически все темы этого курса (7) позволяют «вплести» в ткань лекции/семинара те или иные дискуссионные вопросы (табл.), рассмотрение которых студентами – грамотно модерируемое преподавателем – должно давать искомый воспитательный эффект как в области геополитической социализации, так и для развития общей эрудиции (чего затянутым в социальные сети студентам часто не хватает). 

Лекции курса «International Marketing» и примеры дискуссионных вопросов
Лекции курса «International Marketing» и примеры дискуссионных вопросов

Легенда: *данные примеры не претендуют на полноту и в значительной степени зависят от текущей геополитической ситуации.

Источник: составлено авторами

 

Курс «Международный маркетинг», как показал наш опыт, позволяет расширить поле геополитической социализации студентов в консультационные часы, а также в ходе руководства курсовыми и выпускными квалификационными работами (ВКР). С учетом того, что на потоке и в группах принимают участие зарубежные студенты, подобные (табл.) дискуссии принимают довольно острый характер, что требует от преподавателя хорошей предварительной подготовки и определенных дипломатических навыков. Заметим, что курс «Международный маркетинг» не является единственным полем управляемой социализации студенчества. Такие возможности (в большей или меньшей степени) есть в большинстве курсов для студентов-экономистов. Естественно, если курс является в большей степени операционным (аккаунтинг или аудит, например), тем это поле уже.

 

 

Учебный процесс языковых кафедр как локус конкуренции полярных дискурсов

 

Специфика деятельности кафедр английского языка не только допускает, но и (с учетом современной геополитической реальности и потребности в геополитической социализации студенчества) требует включения воспитательной функции в педагогический процесс. С одной стороны, это более чем соответствует гражданской позиции российского педагога как передового представителя академических кругов – носителя гражданской позиции. С другой, со стороны педагога как индивидуума и члена собственной семьи, обнаруживается, что трудозатраты на эту важную функцию формально не учитываются. Единственный выход видится лишь в повышении производительности труда педагога за счет разработки и применения инновационных образовательных технологий и идеологически ориентированных на искомую социализацию учебных материалов. С позиций языковых кафедр, который предлагается [18] рассматривать как своеобразный интерцивилизационный лингвосоциокультурный интерфейс, образовательный процесс (где в соответствии с принципами рыночной экономики восстановлена оплачиваемая воспитательная функция) может выглядеть локус конкуренции различных дискурсов, где должно оказываться сопротивление и выработка социально-политического иммунитета к внешним действиям по перекодированию национального общественного сознания. Поскольку осознаваемая картина мира воспринимается и оценивается через посредство ее вербализации, то, ставя вопрос о необходимости защиты культурного кода нации, следует обратить внимание на «англофонное заражение» русского языка в нашем обществе (8), которое умудрилось на ряд лет вывести школьное сочинение за рамки необходимого минимума знаний и умений нового поколения.

 

Наряду с атаками на традиционных носителей культурного кода России (институты семьи и церкви) целью таких атак остается русский язык, относимый западными исследователями к инструментам мягкой силы России [27], чему дается вполне связное экономическое обоснование  (переводы семьям от русскоговорящих «гастарбайтеров», приехавших в Россию из Узбекистана, Таджикистана, Украины, Молдовы и Киргизии), а также политическое/культурологическое обоснование: «Безвизовый режим для жителей СНГ и статус русского языка как lingua franca, наряду с более высоким уровнем экономического развития России в сравнении с другими странами СНГ, делают Россию привлекательной дестинацией для рабочих мигрантов… поскольку они видят Россию намного более хорошим местом, чем родные страны, а для ряда из них проживание и заработок в России являются более привлекательными в культурном, социальном и даже политическом смыслах» [ibid., p. 108]. Ясно, что и здесь русский язык – носитель национального культурного кода – является ключевой позицией.

 

Определив выше идеологический дискурс как важный инструмент столь часто применяемый в условиях геополитической конкуренции мягкой силы следует обратиться к каналам трансфера этого дискурса. Среди них именно Интернет стал универсальной медийной и свободной (без каких-либо ограничений) коммуникативной средой [13], в которой с минимальными затратами распространяются идеологические дискурсы, модифицирующие культурный и духовный код нации. Еще во времена PAX BRITANICA стало ясно, что не только корабли, пушки и солдаты устанавливают господство империи «над которой никогда не заходит солнце», но и привносимая в колонии доминанта британской культуры (9). В то время, значительную роль в трансформации национальных культурных кодов сыграли религиозные миссионеры [16]. Современные «миссионеры глобализации» (идеологи общества потребления) далеко ушли от устного слова и достижений Гуттенберга. В их руках находится Интернет, в сетях которого более 3/4 российских студентов проводят минимум 5 часов ежедневно. Процесс потребления информации не проходит бесследно для пользователей (10), что особенно верно для возрастной группы студентов, критерий самосознания (self-reference criterion) [32] которых чаще всего не сформатирован в рамках того габитуса, с которым они приходят в вуз. Да и в самом вузе целенаправленное форматирование национального гражданского сознания, соответствующего задачам сохранения и совершенствования культурного кода нации (непосредственно связанного с патриотизмом), пока еще не происходит.

 

Иного результата ожидать и не приходится, поскольку после слома советского «воспитательного конвейера» (октябрята Þ пионеры Þ комсомольцы Þ кандидаты/члены КПСС), конституционного запрета на государственную идеологию (Ст. 13 Конституции РФ) и известных деклараций бывших руководителей Минобрнауки РФ – «взрастить квалифицированного потребителя» (А.А. Фурсенко) и «не надо готовить разработчиков технологий» (Д.В. Ливанов), – формальная воспитательная функция оказалась практически исключенной из отечественной системы образования. Студенты часто некритически принимают информационный поток из Интернета, который среди принципиально возможных каналов трансфера воспитательного контента в вузе [20] оказывается наиболее интенсивным и, к тому же, действующим в формате 7/24.

 

Наконец, что особенно важно с учетом возрастной психологии студенчества действие Интернет-опосредованного дискурса чаще всего имеет имплицитную природу (рис.), что, в отличие от эксплицитных средств воспитания (e.g., критическая статья с четкими выводами или выступление руководства на собрании), имеет существенно большую результативность. Особенно если дискурс этот скомпилирован высококвалифицированными идеологами. Любой взлом (крекинг) национального культурного кода осуществляется через язык. Следовательно, сохранение и развитие национального языка составляет важнейшую задачу защиты национального культурного кода. Поэтому одной из задач кафедр английского языка остается избирательный подбор оригинальных англоязычных текстов и организация дальнейшего критического анализа со студентами (в формате дискуссий). На «фронте» кафедр русского языка – овладение студентами «великим и могучим» во всем его богатстве, что должно укреплять национальный культурный код и создавать иммунитет к его крекингу. К сожалению, на фоне ужасающего обеднения студенческой речи (лексика и стилистика которой у многих находятся на уровнях от СМС-сообщений до «албанского языка» Интернета и подобия фени), а также дремучего невежества в области российской классической литературы, эта задача кафедр русского языка в экономических вузах сведена к минимуму.

 

Заключение

 

Десять лет назад – вероятно, не без влияния мюнхенской речи президента России В.В. Путина – за рубежом был выполнен скрупулезный цивилизационный анализ известных от истории Рима до наших дней империй [22], результат которого – хорошо обоснованное представление США, ideo dictur, глобальной империей (11), или в терминах автора этого анализа – «New American Empire». Результатом этого анализа явился вывод, что начиная с Первой мировой войны и по наши дни, господство США, вопреки множеству прогнозов, все еще остается в расцвете сил, а собственно PAX AMERICANA перейдет на нисходящую траекторию лишь только тогда, когда этому миру будет сделан успешный вызов и он будет замещен столь же мощной и системной альтернативой. Роль такой альтернативы в ХХ веке играл СССР.

 

При всей теоретической привлекательности многих доктрин коммунизма, этот «красный проект», перевернувший весь мир, но вошедший inter alia в противоречие с правом частной собственности, был закрыт. Однако, никакое человеческое сообщество (размерами от наноуровня семьи до метауровня интегрального объединения ряда наций) не может оказаться на пути прогрессивного воспроизводства без объединяющей его системы концептуально оформленных представлений и идей, выражающей интересы данного сообщества и формирующей его мировоззрение, что необходимо как для закрепления существующего строя, так и для его преобразования. В современном мире без информационных границ нет недоступных для воздействия со стороны  идеологического дискурса глобализации. Идеология «оцифрованного мира без границ» в принципе может быть только глобальной [6], иначе она (согласно формальной логике) оставляет место другому миросознанию (например, антиглобализма), что противоречит современному уровню развития капитализма (по имеющемуся мнению, перешедшего в космополитическую фазу корпоративного капитализма [26]). Наличие каких-либо пространственных границ противоречит классическому определению капитала как самовозрастающей стоимости, что относится не только к его количественному, но и национально-географическому измерению. Для ряда соседствующих с Россией стран двух континентов, возможно, именно евразийство, с определённой долей условности, можно назвать геополитическим инструментом, консолидирующим разнообразные группы молодёжи на постсоветском пространстве [9, с. 73]. Время покажет, насколько верна эта гипотеза.

 

Обращаясь к традициям отечественной высшей школы, следует рассматривать целевую функцию национальной образовательной системы как совокупность функций обучения и функции воспитания. Следовательно, несмотря на преимущественное использование в настоящей статье модного ныне термина «социализация», авторы имели в виду именно воспитание студентов как членов российского гражданского общества, патриотов своей Родины. Восстановление функции воспитания, с учетом воздействия внешнего дискурса, а также при доминанте понимания образования как услуги, составляет весьма непростую задачу. Пока еще не ушли преподаватели прежних поколений разумно было бы восстановить некоторые педагогические технологии прежней высшей школы [19, 20]. Конечно, эти технологии должны быть адаптированы к современным условиям, требующим преимущественного перехода от эксплицитных к имплицитным методам. Должна быть принята в расчет тотальная цифровая сетезация новых поколений, сделан правильный выбор «точек доступа», наиболее пригодных для вхождения наставляющего, или воспитывающего дискурса, предназначенного для укрепления российского культурного кода и формирования защитной геополитической социализации студентов.

 

Для подготовки и реализации проектов по геополитической социализации студентов необходима организация целевых исследований и соответствующего мониторинга (особенно, в Интернете). Разумеется, в условиях рыночной экономики такая работа требует не только политической и административной, но и финансовой поддержки. В современных сложных условиях борьбы с мягкой силой геополитических «партнеров» России необходимо создание специальных оргструктур в российской высшей школе. Наконец, прежние десятилетия «развития рынка образовательных услуг» привели к тому, что «распалась связь времен». Евангельское «Врáчу, исцелися сам» (Лк 4:23) проецируется на корпус молодых преподавателей. Таким образом, с одной стороны, восстановление воспитательной функции в учебном процессе предполагает самовоспитание и взаимовоспитание собственно преподавателей, для которых требуется выйти из роли продавца услуг в обществе потребления. Только лишь необходимое сегодня превращение воспитательной деятельности преподавателей в «оплачиваемую нагрузку» проблемы не решит. С этой целью, вероятно, было бы целесообразно восстановление институтов повышения квалификации.

Примечания

1. Данные сравнительного Google-анализа частотности появления ключевых слов/терминов по данной статье приводятся ниже:

Источник: первичные данные получены авторами в Google в конце октября 2018 г.

 

2. Поскольку русский язык находится в фокусе проблем геополитической социализации, предоставим слово автору незабвенных слов о назначении русского языка – «…о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!»  – И.С. Тургеневу, который примерно полтора века назад (1862) написал как будто бы о сегодняшней протестной молодежи и возбуждающих ее инфантильные протесты лжепастырях: «а теперь появились новые наставники и говорят каждому из них: да ты скажи только, что всё на свете вздор: наука – вздор, искусство – вздор, гражданский порядок – вздор, само обличение даже – вздор, самый народ – пустяки, Пальмерстон – осел, Кавур – идиот, – и будешь первым умницей!» [5]. В то время, основную часть таких frondeurs (нигилистов – в терминах Тургенева) представляли самоопределившиеся члены российского общества, вкусившие дух «европейских свобод» и движимые неудовлетворенностью собственным социальным положением или социальным неравенством в России в целом. Сегодня ведущим режиссером «идеологического перформанса» стал управляемый геополитический веб-дискурс.

 

3. Уроки развития человеческих цивилизаций таковы, что гедонизм, как реализация концепции общества потребления, всегда приводил к упадку и краху (e.g., Персия, Греция, Рим). Так и в случае дальнейшего развития этой концепции в России все меньше будет представителей нового поколения, осознающих себя частью единой суверенной нации, осознанно принимающих внутреннюю и внешнюю политику России.

 

4. Уместно вспомнить, что в марксистской литературе этот фразеологизм ассоциировался с Ф. Энгельсом, применившим его к Л. Фейербаху, который заодно критикой объективного идеализма Г. Гегеля фактически отверг диалектику как всеобщий философский метод. Пользуясь случаем, отметим, что выполненная авторами в 2017-2018 гг. несистематическая проверка знания студентов-экономистов в сфере «диалектического минимума» даже в лапидарной трактовке профессора Д.Ю. Миропольского [8, с. 37-38], показала ужасающие результаты – ни один респондент не смог назвать, а тем более внятно объяснить пять принципов диалектики (!). Стоит ли удивляться, что аспиранты погрязают в эмпирике, не обеспечив методологии исследования, выдвигают гипотезы (для части которых суждение очевидно исследования), даже без должного обоснования принципов формирования статистических выборок, определения «портрета» респондентов или сходства объектов, и т.п., а потом, взирая на проверенные (например, с помощью одного из пакетов SSPS) гипотезы, с изумлением туземцев узревших капитана Кука делают многозначительные выводы, «обосновывая» с их помощью «ценные» рекомендации для практики бизнеса.

 

5. Не с этим ли связан тот феномен, что большинство (из более чем ста тысяч эмигрировавших) молодых людей с высшим образованием того периода сделали на Западе хорошую карьеру.

 

6. Заметим, что в странах с объективно более успешными экономиками, чем российская, политическую экономию не отменили. По данным OMICS International на сентябрь 2018 (https://www.omicsonline.org/political-economy-journals-conferences-list.php) ежегодно выходит около 40 журналов, проводится примерно 40 конференций и 45 семинаров, посвященных исключительно политической экономии. В доступе имеется более 4500 научных статей, раскрывающих основные тренды этой науки, где лидерство в исследованиях (определение взаимосвязи между социальными, экономическими и политическими факторами при учете их влияния на окружающую среду – чем не проблемы реализации концепции устойчивого развития?) принадлежит таким странам как США, Индия, Япония, Бразилия и Канада.

 

7. В качестве примера взята Рабочая программа учебной дисциплины «International Marketing» (бакалавриат), курс которой читался на английском языке в Высшей школе менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета в 2017/18 учебном году.

 

8. Рамки настоящей статьи позволяют лишь напомнить, что «ритейл» заменил в русском языке «розницу», «мундиале» – «чемпионат мира», а «менеджер» – всех кого только можно. Как говорится, число таким подменам – легион.

 

9. Сравнивая распространенность английского рабочего (официального) языка в двух крупнейших по населению странах – Индии и Китае – невольно задаёшься вопросом, нет ли вклада колониального англоязычного дискурса в то, что душевой ВВП Китая выше этого показателя для Индии более, чем в четыре раза.

 

10. Не надо быть Штирлицем, чтобы понять, что для создателей и основных держателей Интернета этот Большой Брат XXI века служит не только источников любого рода данных о его пользователях и их сообществах (вплоть до фрейдовских фантазмов), но и мощнейшим геополитическим инструментом мягкой силы, опирающимся на самое современное программное и аппаратное обеспечение.

 

11. В подтверждение правомочности использования в данном случае термина «империя», приводим определение последней, намеренно позаимствованное из зарубежного источника [28, p. 7]: «Империя представляет собой некоторую форму политической организации, в рамках которой определенные силы общества, которые правят в доминирующем государстве […], создают сеть союзнических элит в зарубежных регионах, которые принимают свою подчиненность в международных делах в обмен на безопасность их положения в их собственных административных единицах». Если на место «доминирующего государства» поставить США и развить концепцию империи из этого определения, то получается НАТО.  

Список литературы и источников

  1. Абдуразаков Р.А. (2015) О концепте «геополитическая социализация» и необходимости его постановки в текущих политических условиях. - Современные тенденции развития науки и технологий: Сборник научных трудов по материалам IV Международной научно-практической конференции 31 июля 2015 г.: в 6 ч. – Белгород: ИП Ткачева Е.П., Часть IV. – 144 с.
  2. Багиев Г.Л., Черенков В.И. (2018) Маркетинг для обеспечения устойчивого развития: сущность и логика становления. - Проблемы современной экономики, №3(67), С. 142-148.
  3. Багиев Г.Л., Черенков В.И., Черенкова Н.И. (2018) Маркетинг для реализации концепции устойчивого развития: сущность и терминологическая парадигма. - Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета, С. 139-152
  4. Багиев Г.Л., Черенков В.И., Черенкова Н.И. (2017) Маркетинговые аспекты становления евразийской геополитической социализации. - Проблемы современной экономики, № 2(62), С. 122-127.
  5. Батюто А.И. (2008) На путях воспроизведения истины. - Тургенев И.С. (2008) Отцы и дети. Из ранней рукописи романа И.С. Тургенева «Отцы и дети» «Литературные памятники» - СПб.: «Наука»
  6. Беше-Головко К. (2018) Многополярный мир: к вопросу о возможности существования и роли России в его развитии. - Наука. Общество. Оборона (noo-journal.ru). № 3(16)  https://www.noo-journal.ru/nauka-obshestvo-oborona/2018-3-16/article-0162/ (дата обращения: 25.09.2018)
  7. Гаранина О.Д., Неведомская Т.Д. (2010) Перверсия гуманистических ценностей в современном мире. - Научный вестник Московского государственного технического университета, №155(А), С. 54-59
  8. Евразийская политическая экономия (2016) / под ред. И.А. Максимцева и др. – СПб.: Изд-во СПбГЭУ. – 767 с.
  9. Евразийское измерение жизненного самоопределения молодёжи: традиции, инновации (2015) и ценности / Мурзагалеев Р.И. и др. – Уфа, ООО «Издательство «Диалог» – 288 с.
  10. Марков А.П. Конфликт культурно-антропологических матриц России и Запада как источник информационных войн (2016). - Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств.. № 36. С. 13–24.
  11. Марьяненко В.П., Миропольский Д.Ю. (2016) Теория смешанных хозяйственных систем. - Евразийская политическая экономия (2016) / под ред. И.А. Максимцева и др. – СПб.: Изд-во СПбГЭУ, С. 531-571
  12. Мирясова O.А. (2010) Политическая социализация молодежи в процессе участия в протестных движениях. - Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. N5(99). С. 216-225. URL: http://wciom.ru/fileadmin/Monitoring/99/2010_5%2899%29_14_Miryasova.pdf (15.09.18.)
  13. Нежданов И.Ю. (2015) Технологии информационных войн в интернете - М.: Издательство "Ось", 2015
  14. Песков, А. Е., Кленина, Е. А. (2014) Роль политической социализации молодежи в сохранении демократического потенциала общества. - Вестник Астраханского государственного технического университета, №2, С. 110-113.
  15. Томбу Д.В. (2013) Политические дискурсы общества потребления. - Преподаватель XXI век, №2, С. 375-386.
  16. Фергюсон, Н. (2003) Британская империя: уроки для глобальной власти. - Космополис. № 3 (5). С. 11–25.
  17. Черенков В.И. (2017) Трансфер культурных кодов в глобальной маркетинговой среде и становление концепции евразийства в России. - Маркетинговая архитектура и эффективность Евразийской экономики: колл. монография, СПб.: Изд-во СПбГЭУ, С.257-279.
  18. Черенков В.И., Черенкова Н.И. (2018) Дискурс как инструмент мягкой силы, модифицирующей национальный культурный код в маркетинговой среде. Часть 2. Теоретические соображения и задачи языковых кафедр вузов. - Alma Mater. Вестник высшей школы, №5, С.52-59
  19. Черенкова Н.И. (2017) Инновационные образовательные технологии как средство геополитической социализации в Евразийском экономическом пространстве. - Маркетинговая архитектура и эффективность Евразийской экономики: колл. монография, СПб.: Изд-во СПбГЭУ, С. 257-279.  
  20. Черенкова Н.И., Черенков В.И. (2018) Некоторые вопросы восстановления воспитательной функции в российской высшей школе. Маркетинговый подход к геополитической социализации студентов. Часть 1. - Alma Mater. Вестник высшей школы, №4, С.79-86
  21. Яишников А.Ю. (2017) Социализация студенчества в контексте рискологии. - Россия реформирующаяся: ежегодник: вып.15 – М.: Новый Хронограф, 2017. - 568 с.
  22. Berger, M.T. (2009) “From Pax Romana to Pax Americana? The history and future of the new American Empire”, International Politics 46(2-3) pp. 140-156
  23. Cho M. (2017) “Benefit Corporations in the United States and Community Interest Companies in the United Kingdom: Does Social Enterprise Actually Work?”, Northwestern Journal of International Law & Business, 37(1), pp. 149-172
  24. Gosselin P.B. (1986) A Cybernetic Approach to the Definition of Religion. URL: http://www.samizdat.qc.ca/cosmos/sc_soc/tm_pg/ch2_eng.htm#fnB15 (03.10.18)
  25. Hussein B. Al-Sheikh (2012) “The Sapir-Whorf Hypothesis Today”, Theory and Practice in Language Studies.  2(3), pp. 642–646.
  26. Joia R.-M. & Huidumac-Petrescu C.-E. (2012) “Analysis of the American Economic System – from the Old Capitalism to the New Capitalism” Theoretical and Applied Economics XIX 6(571), pp. 165-174
  27. Lankina T. & Niemczyk K. (2016) “Russia’s Foreign Policy and Soft Power”, In: Russia's Foreign Policy: Ideas, Domestic Politics and External Relations, Eds. D. Cadier, M. Light, Palgrave Macmillan, 245 pages. pp. 97-116.
  28. Maier Ch. (2006) Among Empires: American ascendency and its predecessors. Cambridge: Harvard University Press, 384 pages.
  29. Michelini L., Nigri G., Iasevoli G. & Grieco С. (2016) “B Corps and their social impact communication strategy: does the talk match the walk?”, XIII Congresso Annuale della Societa’ Italiana Marketing, Università di Cassino On-line URL: https://www.researchgate.net/publication/311571726_B_Corps_and_their_social_impact_communication_strategy_does_the_talk_match_the_walk (17.09.18.)
  30. Nye J.S.Jr. (2004) Wielding Soft Power. In: Nye, J.S. Jr. Soft Power: The Means to Success in World Politics. URL: http://www.belfercenter.org/sites/default/files/legacy/files/joe_nye_wielding_soft_power.pdf (04.11.18)
  31. Ohmae K. (2005) The Next Global Stage. Challenges and Opportunities in Our Borderless World, Pearson Education, Inc. 282 pages.
  32. Roman A.F. & Roman R.M. (2014) “The Relation Discourse –Text and Textuality. Pro-pragmatic Self-reference on Speech” Procedia - Social and Behavioral Sciences, 163(19) PP. 214-219
  33. Sakwa R. (2013) The Soviet collapse: Contradictions and neo-modernisation, Journal of Eurasian Studies, 4, pp. 65–77.
  34. Seriot P. (1985) Analyse du discours politique sovietique. Revue des Études Slaves, Paris.
  35. Usage of content languages for websites (2018). URL: https://w3techs.com/technologies/overview/content_language/all

 

References

  1. Abdurazakov R.A., 2015, O kontsepte «geopoliticheskaya sotsializatsiya» i neobkhodimosti yego postanovki v tekushchikh politicheskikh usloviyakh. - Sovremennyye tendentsii razvitiya nauki i tekhnologiy: Sbornik nauchnykh trudov po materialam IV Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii 31 iyulya 2015 g.: v 6 ch. – Belgorod: IP Tkacheva Ye.P., Chast' IV. – 144 s.
  2. Bagiyev G.L., Cherenkov V.I., 2018, Marketing dlya obespecheniya ustoychivogo razvitiya: sushchnost' i logika stanovleniya. - Problemy sovremennoy ekonomiki, №3(67), S. 142-148.
  3. Bagiyev G.L., Cherenkov V.I., Cherenkova N.I., 2018, Marketing dlya realizatsii kontseptsii ustoychivogo razvitiya: sushchnost' i terminologicheskaya paradigma. - Izvestiya Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo ekonomicheskogo universiteta, S. 139-152
  4. Bagiyev G.L., Cherenkov V.I., Cherenkova N.I., 2017, Marketingovyye aspekty stanovleniya yevraziyskoy geopoliticheskoy sotsializatsii. - Problemy sovremennoy ekonomiki, № 2(62), S. 122-127.
  5. Batyuto A.I., 2008, Na putyakh vosproizvedeniya istiny. - Turgenev I.S., 2008, Ottsy i deti. Iz ranney rukopisi romana I.S. Turgeneva «Ottsy i deti» «Literaturnyye pamyatniki» - SPb.: «Nauka»
  6. Beshe-Golovko K., 2018, Mnogopolyarnyy mir: k voprosu o vozmozhnosti sushchestvovaniya i roli Rossii v yego razvitii. - Nauka. Obshchestvo. Oborona (noo-journal.ru). № 3(16) https://www.noo-journal.ru/nauka-obshestvo-oborona/2018-3-16/article-0162/ (data obrashcheniya: 25.09.2018)
  7. Garanina O.D., Nevedomskaya T.D., 2010, Perversiya gumanisticheskikh tsennostey v sovremennom mire. - Nauchnyy vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta, №155(A), S. 54-59
  8. Yevraziyskaya politicheskaya ekonomiya, 2016, pod red. I.A. Maksimtseva i dr. – SPb.: Izd-vo SPbGEU. – 767 s.
  9. Yevraziyskoye izmereniye zhiznennogo samoopredeleniya molodozhi: traditsii, innovatsii, i tsennosti, 2015, Murzagaleyev R.I. i dr. – Ufa, OOO «Izdatel'stvo «Dialog» – 288 s.
  10. Markov A.P. Konflikt kul'turno-antropologicheskikh matrits Rossii i Zapada kak istochnik informatsionnykh voyn, 2016. - Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv.. № 36. S. 13–24.
  11. Mar'yanenko V.P., Miropol'skiy D.YU., 2016, Teoriya smeshannykh khozyaystvennykh sistem. - Yevraziyskaya politicheskaya ekonomiya, 2016, pod red. I.A. Maksimtseva i dr. – SPb.: Izd-vo SPbGEU, S. 531-571
  12. Miryasova O.A., 2010, Politicheskaya sotsializatsiya molodezhi v protsesse uchastiya v protestnykh dvizheniyakh. - Monitoring obshchestvennogo mneniya: ekonomicheskiye i sotsial'nyye peremeny. N5(99). S. 216-225. URL: http://wciom.ru/fileadmin/Monitoring/99/2010_5%2899%29_14_Miryasova.pdf (15.09.18.)
  13. Nezhdanov I.YU., 2015, Tekhnologii informatsionnykh voyn v internete - M.: Izdatel'stvo "Os'", 2015
  14. Peskov, A. Ye., Klenina, Ye. A., 2014, Rol' politicheskoy sotsializatsii molodezhi v sokhranenii demokraticheskogo potentsiala obshchestva. - Vestnik Astrakhanskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta, №2, S. 110-113.
  15. Tombu D.V., 2013, Politicheskiye diskursy obshchestva potrebleniya. - Prepodavatel' XXI vek, №2, S. 375-386.
  16. Fergyuson, N., 2003, Britanskaya imperiya: uroki dlya global'noy vlasti. - Kosmopolis. № 3 (5). S. 11–25.
  17. Cherenkov V.I., 2017, Transfer kul'turnykh kodov v global'noy marketingovoy srede i stanovleniye kontseptsii yevraziystva v Rossii. - Marketingovaya arkhitektura i effektivnost' Yevraziyskoy ekonomiki: koll. monografiya, SPb.: Izd-vo SPbGEU, S.257-279.
  18. Cherenkov V.I., Cherenkova N.I., 2018, Diskurs kak instrument myagkoy sily, modifitsiruyushchey natsional'nyy kul'turnyy kod v marketingovoy srede. Chast' 2. Teoreticheskiye soobrazheniya i zadachi yazykovykh kafedr vuzov. - Alma Mater. Vestnik vysshey shkoly, №5, S.52-59
  19. Cherenkova N.I., 2017, Innovatsionnyye obrazovatel'nyye tekhnologii kak sredstvo geopoliticheskoy sotsializatsii v Yevraziyskom ekonomicheskom prostranstve. - Marketingovaya arkhitektura i effektivnost' Yevraziyskoy ekonomiki: koll. monografiya, SPb.: Izd-vo SPbGEU, S. 257-279.
  20. Cherenkova N.I., Cherenkov V.I., 2018, Nekotoryye voprosy vosstanovleniya vospitatel'noy funktsii v rossiyskoy vysshey shkole. Marketingovyy podkhod k geopoliticheskoy sotsializatsii studentov. Chast' 1. - Alma Mater. Vestnik vysshey shkoly, №4, S.79-86
  21. Yaishnikov A.YU., 2017, Sotsializatsiya studenchestva v kontekste riskologii. - Rossiya reformiruyushchayasya: yezhegodnik: vyp.15 – M.: Novyy Khronograf, 2017. - 568 s.
  22. Berger, M.T., 2009, “From Pax Romana to Pax Americana? The history and future of the new American Empire”, International Politics 46(2-3) pp. 140-156
  23. Cho M., 2017, “Benefit Corporations in the United States and Community Interest Companies in the United Kingdom: Does Social Enterprise Actually Work?”, Northwestern Journal of International Law & Business, 37(1), pp. 149-172
  24. Gosselin P.B., 1986, A Cybernetic Approach to the Definition of Religion. URL: http://www.samizdat.qc.ca/cosmos/sc_soc/tm_pg/ch2_eng.htm#fnB15 (03.10.18)
  25. Hussein B. Al-Sheikh, 2012, “The Sapir-Whorf Hypothesis Today”, Theory and Practice in Language Studies. 2(3), pp. 642–646.
  26. Dzhoyya R.-M. & Huidumac-Petrescu C.-E., 2012, «Analiz amerikanskoy ekonomicheskoy sistemy - ot starogo kapitalizma k novomu kapitalizmu» Teoreticheskaya i prikladnaya ekonomika XIX 6 (571), s. 165-174
  27. Lankina T. i Nemchik K., 2016, «Vneshnyaya politika Rossii i myagkaya sila», V kn .: Vneshnyaya politika Rossii: idei, vnutrennyaya politika i vneshniye otnosheniya, red. D. Kad'ye, M. Layt, Palgreyv Makmillan, 245 s. S. 97-116.
  28. Mayyer Ch., 2006, Sredi imperiy: amerikanskoye gospodstvo i yego predshestvenniki. Kembridzh: izdatel'stvo Garvardskogo universiteta, 384 str.
  29. Mishelini L., Nigri G., Yasevoli G. i Griko S., 2016, «Korpus B i ikh kommunikatsionnaya strategiya sotsial'nogo vozdeystviya: sootvetstvuyet li razgovor khod'be?», XIII Congresso Annuale della Societa «Italiana Marketing, Universitet Kassino, on-layn URL: https://www.researchgate.net/publication/311571726_B_Corps_and_their_social_impact_communication_strategy_does_the_talk_match_the_walk (17.09.18.)
  30. Nay Dzh.S.Dzh., 2004, Vladeniye Soft Power. V: Nay, Dzh.S. Jr. Soft Power: sredstva k uspekhu v mirovoy politike. URL: http://www.belfercenter.org/sites/default/files/legacy/files/joe_nye_wielding_soft_power.pdf (04.11.18)
  31. Ohmae K., 2005, Sleduyushchaya global'naya stadiya. Problemy i vozmozhnosti v nashem mire bez granits, Pearson Education, Inc. 282 str.
  32. Roman A.F. i Roman R.M., 2014, «Diskurs otnosheniy - tekst i tekstual'nost'. Pragmaticheskaya Samoreferentsiya po Rechi ”Protsediya - Sotsial'nyye i povedencheskiye nauki, 163 (19) PP. 214-219
  33. Sakva R., 2013. Raspad Sovetskogo Soyuza: protivorechiya i neo-modernizatsiya. Zhurnal yevraziyskikh issledovaniy, 4, s. 65–77.
  34. Seriot P., 1985. Analiz politiki diskursa. Revue des Études Slaves, Parizh.
  35. Ispol'zovaniye yazykov kontenta dlya veb-saytov, 2018. URL: https://w3techs.com/technologies/overview/content_language/all

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN