Карелин Владимир Александрович,

кандидат исторических наук, 

Военная Академия материально-технического обеспечения имени генерала армии А.В. Хрулева,

доцент

Россия, г. Санкт-Петербург

E-mail: karelin_vladimir@mail.ru

Karelin Vladimir Alexandrovich,

Candidate of Historical Sciences,

Military Academy of Logistics

Army General A.V. Hruleva,

Associate Professor

Russia, St. Petersburg

E-mail: karelin_vladimir@mail.ru


Последняя экспедиция адмирала Б.А. Вилькицкого (из истории освоения Северного морского пути)

The last expedition of admiral B.A. Vilkitsky (from the history of the development of the Northern Sea Route)

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10180

Аннотация

В статье освещен неизвестный ранее эпизод завершающего этапа истории Гражданской войны на Севере и в Сибири, связанный с попыткой российского офицера гидрографа, известного полярного исследователя адмирала Б.А. Вилькицкого с помощью профессора-слависта и общественного деятеля Олафа Брока и норвежских властей продолжить изучение и хозяйственное освоение Северного морского пути. Проект адмирала, о котором говорится в статье, был связан интересом норвежцев к изучению и организации в арктических морях коммерческого судоходства к устью сибирских рек, а также с опытом сибирских кооператоров по организации Карских экспедиций. Автор использовал в статье выявленные им в личных бумагах норвежского профессора в национальной библиотеке в Осло материалы его переписки с российским полярным исследователем. 

 

Ключевые слова: 

история Северного морского пути и Карских экспедиций, адмирал Б.А. Вилькицкий,

российско-норвежские связи в период революции и Гражданской войны в России,

профессор Олаф Брок, Ф. Нансен

 

Summary

The article highlights the previously unknown episode of the final stage of the history of the civil war in the North and Siberia, associated with the attempt of a Russian hydrograph officer, the famous polar explorer Admiral B.A. Vilkitsky with the help of a professor-slavist and public figure, Olaf Brock and the Norwegian authorities to continue the study and economic development of the Northern Sea Route. The project of the admiral, referred to in the article, was associated with the Norwegians' interest in the study and organization of commercial shipping to the mouth of Siberian rivers in the Arctic seas, as well as with the experience of Siberian co-operators on the organization of Kara expeditions. The author used in the article, identified by him in the personal papers of the Norwegian professor in the National Library in Oslo, the materials of his correspondence with the Russian polar researcher.

 

Keywords: 

history of the Northern Sea Route and the Kara expeditions, Admiral B.A. Vilkitsky,

Russian-Norwegian relations during the revolution and the Civil war in Russia,

professor Olaf Brock, F. Nansen

Вилькицкий Б.А.
Вилькицкий Б.А.
Олаф Брок
Олаф Брок

Северному морскому пути посвящена обширная по хронологическому охвату, тематике и жанрам научная литература [4; 5]. И, тем не менее, постепенное расширение документальной базы, открывает время от времени новые факты. К таким относится и эпизод, имевший место в 1920 г., в завершающую фазу Гражданской войны на Севере и в Сибири. Непосредственными его участниками стали полярный исследователь Борис Андреевич Вилькицкий (1) и норвежский профессор-славист и общественный деятель Олаф Брок (2). Выявленные документы имеют отношение к истории Карских экспедиций, деятельности адмирала Б.А. Вилькицкого, роли норвежцев в организации судоходства арктическими морями к устью сибирских рек.

 

Суть дела отражена в переписке, сохранившейся в бумагах профессора Брока (Nasjonalbiblioteket i Oslo (NBiO). Brevs. № 337. Professor Olaf Broch papers) и фоново - в воспоминаниях адмирала [1]. В личном архиве Брока выявлены десять писем и телеграмм, датируемых с 12 марта по 20 июня 1920 года. Шесть из них – это письма Б.А. Вилькицкого норвежскому профессору. Одна - телеграмма, направлена Броку из Лондона председателем правления «Закупсбыта» К.И. Морозовым (3). Еще одна - записка помощника адмирала. И, что неожиданно, копия радиограммы первого руководителя советской Северной научно-промысловой экспедиции Р.Л. Самойловича знаменитому Ф. Нансену с предложением возглавить ее научную часть (Копия радиограммы попала к Олафу Броку от Ф. Нансена, который поддерживал тесные связи с профессором, считавшимся в Норвегии экспертом по «русским делам»). 


Книга Б.А. Вилькицкого
Книга Б.А. Вилькицкого

 

Использованы также воспоминания Б.А. Вилькицкого, написанные автором в сентябре 1942 г. в оккупированной Бельгии. Это был один из критических для СССР периодов Великой Отечественной войны. Гитлеровские армии рвались к Волге и осаждали Сталинград.

 

Документ, несмотря на краткость (44 стр.), сложный. Он нуждается в источниковедческом анализе и комментариях исследователей. Даже при беглом взгляде заметны противоречия. Складывается впечатление, что главной задачей Вилькицкого в тот время было отклонить упреки и обвинения в его адрес со стороны неких непоименованных представителей радикального крыла белой эмиграции в сотрудничестве с Советской властью, а также в уклонении от прямого участия в вооруженной борьбе против большевиков. Автор воспоминаний со своей стороны, усиленно старался доказать свое последовательно враждебное отношение к революции, большевикам и Советам. Поэтому акцентировал свои связи с антибольшевистскими деятелями (Е.К. Миллер, В.Н. Пепеляев, Г.Е. Чаплин и др.). А также сотрудничество с представителями спецслужб Антанты в Петрограде и интервентов на Севере (среди них, британец, морской офицер Фрэнсис Кроми, француз контрразведчик граф Жан де Люберсак, бельгиец «коммандант» Михаил Никэз).

 

В результате адмирал лишь бегло осветил как раз то, что нас интересует сегодня более всего – его работу в качестве начальника гидрографической экспедиции на Севере в 1918-1920 гг., в обязанности которого входило изучение и обслуживание северного морского пути, содействие кораблям для плавания в районах Новой Земли и льдов Карского моря. 

100 лет открытию архипелага Северная земля
100 лет открытию архипелага северная земля

Действительно, уже перед войной Б.А. Вилькицкий являлся опытным офицером – гидрографом и полярным исследователем. В 1908-1912 гг. он выполнил ряд ответственных гидрографических и геодезических работ на Балтийском море и Дальнем Востоке. В начале 1913 г. его назначили помощником начальника гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана П.А. Новопашенного, командира транспорта «Вайгач» (4). И одновременно командиром ледокольного парохода «Таймыр». Экспедиция, как известно, впервые прошла по Северному морскому пути из Владивостока в Архангельск, открыла Землю Императора Николая II (ныне — Северная Земля), остров Цесаревича Алексея (Малый Таймыр) и остров Старокадомского. 

После трехлетнего плавания, пишет Вилькицкий, он приостановил исследование полярных морей, чтобы во время Первой мировой войны принять участие в боевых действиях русского флота на Балтике. Однако, революционные события, разразившиеся в 1917 г., потрясли страну и заставили его оставить военно-морскую службу. Офицер пришел к выводу, что на флоте ему больше делать нечего, потому что «его [флота. – К.В.] песенка спета» [1, с.5-6]. 

 

Коллегу радушно приняли в Главном гидрографическом управлении, где он, вернувшись к научной работе, приступил к разработке архивов своей трехлетней арктической экспедиции и полагал переждать смутное время. Вилькицкий считал, как и многие его сослуживцы, что «утопичный режим» большевиков или «сам провалится», или будет «опрокинут здоровыми силами страны» [1, с.6]. 

 

Советское правительство было озабочено в это время угрозой голода в нечерноземном центре и на Европейском Севере страны вследствие развала ж.д. транспорта и потери оккупированной немцами Украины, как житницы. В Сибири же имелся переизбыток продуктов, которые могли быть доставлены Северным морским путем. 

 

Генерал-лейтенант Е. Л. Бялокоз, начальник Главного гидрографического управления, (5) посчитал, что с такой задачей лучше Вилькицкого с его опытом и знаниями не справится никто. Вилькицкий был с этим вполне согласен. «Я осознавал, - писал он, - первостепенную важность для экономической жизни Сибири Северного морского пути, над исследованием и оборудованием коего работал мой отец (6), и … полагаю, что в ту пору … в этом вопросе у меня соперников не было» [1, с.7]. 

 

Вместе с тем, в воспоминаниях автор упирал на то, что он якобы с самого начала главной целью поставил «перекинуться на Север и связаться с Сибирью», дабы иметь возможность принять участие в формировании контрреволюционных сил и борьбе с большевиками в сотрудничестве с державами Антанты. Однако, насколько он был искренен? Есть слова, и есть дела и поступки. А последние свидетельствуют, об осторожности Вилькицкого, занимавшего, как и многие офицеры в то сложное и опасное время, скорее выжидательную позицию. 

 

Нетрудно поверить автору, когда он пишет, что не испытывал к большевикам симпатии и доверия. Но, в то же врем, он явно не торопился компрометировать себя в глазах советских властей. И судя по воспоминаниям, офицер при этом всячески старался беречь людей. Под благовидными предлогами он не раз уклонялся от непосредственного участия в боевых действиях братоубийственной и кровопролитной Гражданской войны. Его главной целью было, и это очевидно, продолжить изучение и оборудование Карского маршрута

 

Получив от большевистских властей, как руководитель экспедиции, самые широкие полномочия, а также и «ассигновку» в 1 млн руб. (между прочим, решением председателя совнаркома В.И. Ленина), Вилькицкий приступил к подготовительной работе. Выехав в Архангельск в начале июля 1918 г., то есть незадолго до белого переворота и высадки интервентов, он сумел убедить делегатов-моряков местного «матросского съезда» принять решение закрепить за экспедицией ледокольные пароходы «Таймыр» и «Вайгач», а также старое посыльное судно «Бакан» (ранее имевшее ранг военного транспорта). [1, с. 10]. 

 

После переворота и высадки интервентов в Архангельске 2 августа 1918 г. Вилькицкий немедленно направил начальнику Главного гидрографического управления в Петроград рапорт. Его содержание таково: советские власти эвакуировали город, и он теперь занят французскими и британскими войсками; члены экспедиции при перевороте не пострадали; корабли и имущество остались в сохранности; командный состав экспедиции и команды судов «исполнили свой долг». Последнюю, двусмысленную фразу своего рапорта, писал офицер, он генералу Бялокозу, и его советскому начальству «предоставлял понимать, кто как хочет». [1, с.14-15]. 

 

Более того, Вилькицкий настоял, чтобы новые власти отпустили с рапортом в большевистский Петроград его заместителя по экспедиции (капитана первого ранга А.М. Косинского). Ранее того, он принял в штат экспедиции комиссара береговой радиостанции морского генерального штаба в Петрограде. Это был, знакомый ему по службе на транспорте «Таймыр» радиотелеграфист. А позже еще и комиссаров военного порта Архангельска и оперативной части штаба Флотилии Северного Ледовитого океана (из числа унтер-офицеров). Последним двум это спасло жизнь от расстрела, грозившего им в результате белого переворота. 

 

Уже через два дня после прихода к власти в Архангельске белых, 4 августа 1918 г., Вилькицкий поспешил отправиться с экспедицией через льды Карского моря в устье Енисея, где благополучно получил заранее заготовленное для нее продовольствие и собрал сведения о происходившем в Сибири, на Урале и в Поволжье. В Дудинке, куда доходила телеграфная связь, им была устроена радиостанция, поддерживавшая обмен с радиостанциями, обслуживавшими навигацию в Карском море. Таким образом, связь Сибири с Архангельском была обеспечена, а полярные береговые станции экспедиции получили снабжение, необходимое для работы. [1, с.16-17]. 

 

Попытка практического использования Северного морского пути для переправки грузов в Сибирь и вывоза сырья и продовольствия для Северной области была предпринята белыми властями в 1919 году. Распоряжением А. В. Колчака 23 апреля при Министерстве торговли и промышленности был создан Комитет Северного морского пути. [7]. Председателем комиссии по организации морской экспедиции в Сибирь стал командующий Флотилией Северного Ледовитого океана контр-адмирал Л.Л. Иванов. (NBiO. Brevs. № 337. Professor Olaf Broch papers. Письмо от 12 марта 1920 г.) Б.А. Вилькицкому, как начальнику гидрографической экспедиции, поручили руководить безопасным движением судов во льдах Карского моря. [12, с. 154]. 

 

Хозяйственную и коммерческую часть экспедиции обеспечивала самая влиятельная в Сибири экономическая организация – «Закупсбыт» (7). Она являлась, свидетельствует Вилькицкий, «одной из основ» экономической политики правительства П.В. Вологодского (8) и Колчака [1, с. 19-20]. Ее отделения действовали в США, Японии, столицах Западной Европы: в Лондоне (главная контора), в Стокгольме, в Копенгагене, в Париже. Общий товарооборот в мае 1918 г. достигал 52 млн руб. [9, с. 191–197; 8]. 

 

Важным фактором стала финансовая помощь Московского народного банка (МНБ), который поддерживал кооператоров Сибири. Представительства банка имелись в Лондоне, Шанхае, Нью-Йорке. Это позволяло сибирской кооперации, по данным исследователя, развернуть успешную международную торговую деятельность. [2, с.106]. Одновременно с «Закупсбытом», действовал заграничный Центросоюз (Сибирское отделение). Экспедиции предстояло также доставить из-за границы в Сибирь вооружения и офицеров.

 

В Сибирь за продовольствием и сырьем был направлен весь свободный тоннаж Северной области. Из Англии и Швеции также шли пароходы с импортными грузами для Сибири. Их общая стоимость составляла по оценке исследователя примерно 100 млн руб. [9, с.196]. Б.А. Вилькицкий руководил навигационной проводкой девятнадцати пароходов в устья Оби и Енисея через льды Карского моря. В знак высокой оценки работы начальник гидрографической экспедиции (10) в октябре того же года он был произведен в контр-адмиралы. 

 

Но интервенты осенью 1919 г. эвакуировали свои войска из Архангельска. А уже в феврале 1920 г., красные прорвали фронт в Северной области. Б.А. Вилькицкому поручили участвовать в организации эвакуации белых морем в Норвегию. Он был назначен комендантом флагманского корабля «Ярославна», на котором находился штаб командующего Флотилией Северного Ледовитого океана Л.Л. Иванова (11).

 

«Я, - пишет Вилькицкий, - отдал последний приказ по экспедиции Северного Ледовитого океана, сдав должность одному из сотрудников …, и поручив охрану имущества командам, предпочитавшим остаться в России, выплатил им жалование за несколько месяцев вперед и вступил в новую должность». [1, с. 21-22]. 

 

Эвакуация военных и гражданских лиц, как свидетельствует ее очевидец и участник, проводилась в большей спешке и сопровождалась беспорядками и паникой. [11, Гл.12,13]. Неисправность машин заставила руководителей перевести вооружение и людей с «Ярославны» на ледокол «Минин». Попытка преследователей, пустившихся на ледоколе «Канада», вдогонку вернуть беглецов не удалась. 

 

Беженцы благополучно прибыли в Норвегию, были размещены близ Тронхейма (12) и интернированы. Однако, мысль о продолжении полярных исследований и навигационной работы на Северном морском пути не отпускала Б.А. Вилькицкого. Уже 12 марта он обратился с письмом профессору университета Олафу Броку. [6, с.144-151]. Адмирал спрашивал, ссылаясь на рекомендацию атташе по коммерческим делам российской дипломатической миссии в Стокгольме Б.А. Никольского (13), о возможности реализовать с помощью Скандинавии обслуживание Северного морского пути из Европы в Сибирь через Карское море. «Если бы Вы согласились оказать свое любезное содействие нашему делу, - писал он норвежскому профессору, - я был бы Вам очень признателен». (NBiO. Brevs. № 337. Professor Olaf Broch papers. Письмо от 12 марта 1920 г.)

 

Обращение к Броку не было случайностью. Профессор пользовался широкой известностью не только как ученый лингвист. Он заслужил в Норвегии репутацию знатока и друга России, сблизился с ее посланником в Христиании во время Первой мировой войны К.Н. Гулькевичем. В мае 1917 г. дипломат был переведен на пост посланника в Стокгольм. Во время Гражданской войны он, как член Русского Политического совещания (послов) в Париже (14), был озабочен оказанием поддержки армиям генералов Н.Н. Юденича и Е.К. Миллера. Именно, по настойчивой просьбе Гулькевича Брок с ноября 1918 г. тесно сотрудничал с заграничным Центросоюзом (15), а в 1920 г. стал содиректором учрежденной кооператорами в Христиании акционерной компании (16). Заграничный Центросоюз (Иноцентр в Лондоне) планировал и после Гражданской войны в России продолжать экономическую деятельность по снабжению населения Северной области и Сибири. 

 

Вилькицкий в письме Броку ссылался на огромное экономическое будущее Северного морского пути, а также на собственный опыт и знания, которые позволяли ему надеяться продолжить работу и исследования в Арктике, обслуживая то или другое коммерческое предприятие, имеющее отношение к делу. Политическая обстановка, прозорливо считал адмирал такова, что через месяц или два установятся торговые отношения с Советской Россией, и вопрос о Северном пути будет поднят вновь. «Мне представляется, - высказал он предположение, - что в деле торговых сношений с Россией именно Скандинавские страны, экономическое состояние которых меньшее всего потрясено войной, займут преобладающее положение». (Centrosojus aksjeselskap (A/S) – NBiO. Brevs. № 337. Professor Olaf Broch papers. Письмо от 12 марта 1920 г.) Вилькицкий, понимая, что Броку потребуются рекомендации авторитетных и известных деятелей, сослался на близкое знакомство с предпринимателем норвежского происхождения И.И. Лидом, норвежским капитаном О. Свердрупом, профессором Ф. Нансеном, директорами общества «Сибирикум» В. Сандерсом и Т. Шварцем. 

 

Профессор немедленно (уже 15 марта) откликнулся на обращение Вилькицкого, что говорит о внимании, с каким в Норвегии, в том числе Ф. Нансен и Брок, наблюдали драматические события, развернувшиеся в Архангельске и на Мурмане после бегства белых. Узнав о сообщении Вилькицкого, Ф. Нансен через Брока попросил русского адмирала сообщить ему сведения о судьбе знакомого ему доктора Б.Ф. Соколова (17). Беспокойство оправданное. Ходили имевшие основания слухи о суровых репрессиях красных в отношении тех, кто сотрудничал с белыми властями на Севере. (18). 

 

Что касается сути сделанного Вилькицким предложения, то оно вызвало живой практический интерес профессора Брока и Ф. Нансена к условиям коммерческой эксплуатации Карского маршрута. Их позитивная реакция побудила Вилькицкого 18 марта в новом письме развернуто дать свою оценку перспективам использования арктического ледового маршрута к устьям Сибирских рек. 

 

Брок отвечал адмиралу, но содержание его письма нам неизвестно, кроме одного упомянутого в нем обстоятельства. Профессор обратил внимание Вилькицкого, на возможность с помощью Ф. Нансена получить согласие правительства в Христиании обеспечить Сибирскую экспедицию 1920 г. шпицбергенским углем. На это указывает переданная Броку копия радиограммы полученной Нансеном из Архангельска. (NBiO. Brevs. № 337. Professor Olaf Broch papers. Копия радиограммы (англ.) [«Из Архангельска. 3 апреля 1920 г. Ф. Нансену. Норвегия»]) Ее адресовал великому норвежцу Р.Л. Самойлович - начальник советской Северной научно-промысловой экспедиции. Как представитель большевистской власти в Архангельске, он предлагал Ф. Нансену возглавить научную часть руководимой им советской экспедиции в Сибирь и содействовать согласию норвежских властей снабдить ее углем. Действительно, в 1920 г. в связи с нехваткой хлеба в Европейской России советские власти приняли решение о доставке продовольствия из Сибири по Карскому морю. В апреле 1920 г. при Сибревкоме был сформирован Комитет Северного морского пути. [7]. В августе 1920 г. из Архангельска в Сибирь отправилась советская транспортная экспедиция в составе 4-х ледокольных пароходов, 8-ми пароходов и 4-х лихтеров.

 

Вилькицкий идею Брока и Нансена принял:

 

«С доводами, приведенными в этом письме я вполне согласен, и считаю, что содействие Ваше в получении угля чрезвычайно ценно, и должно оказать серьезную услугу при разговорах с Советским правительством об организации Сибирской экспедиции».

(NBiO. Brevs. № 337. Professor Olaf Broch papers. Письмо от 12 апреля 1920 г.) 

 

Между тем, он торопился выехать из Норвегии для переговоров с кооператорами в Лондон, где находилась главная контора «Закупсбыта». 13 апреля, получив британскую визу, он на одном пароходе с руководителем заграничного Центросоюза А.М. Беркенгеймом отплыл в Англию. 

 

Переговоры в Лондоне шли успешно. 5 мая Вилькицкий с радостью писал об этом Броку:

 

«Глубокоуважаемый Олаф Иванович, совместная экспедиция в Карское море «Закупсбыта» и Центросоюза определенно намечена, и вся подготовительная организация идет полным ходом. … По моему предположению предполагается на разведку льдов снарядить две парусно-моторные яхты …. Купить или зафрахтовать эти суда лучше всего в Норвегии».

(NBiO. Brevs. № 337. Professor Olaf Broch papers. Письмо от 5 мая 1920 г.)

 

Отправить Карскую экспедицию кооператоров Вилькицкий намечал из портов Северной Норвегии не позднее начала или середины июня 1920 года. Он надеялся (ссылаясь на решение совещания руководителей Центросоюза 3 апреля) на участие в экспедиции тральщиков Центросоюза или других судов из Архангельска. Увы, этим планам не было суждено сбыться. Вмешалась большая политика. Еще 16 января 1920 г. Верховный совет Антанты постановил снять экономическую блокаду Советской России и разрешить «обмен товарами на основе взаимности между русским народом и союзными и нейтральными странами». [3, с.556-557]. Это означало признание Советской России де-факто. Вести торговлю Антанта первоначально пыталась напрямую с независимыми русскими кооперативными организациями, то есть «через голову» правительства большевиков. 

 

Ответным шагом большевиков стало формирование советского Центросоюза - объединения кооперативов, находившимся под их полным контролем и руководством. Правление Центросоюза объявило, что готово, с согласия Советского правительства, немедленно вступить в торговые отношения со странами Западной Европой и Америки и предложило организовать поездку за границу своих уполномоченных. Английские власти оказались вынуждены дать согласие на приезд делегации советского Центросоюза в Лондон. В ее состав вошел на правах руководителя Л.Б. Красин – на тот момент, нарком торговли и промышленности и, одновременно, нарком путей сообщения РСФСР. 

 

Советская делегация во главе с Л.Б. Красиным прибыла в Лондон 27 мая 1920 года. 31 мая состоялась первая беседа Л.Б. Красина с Ллойд-Джорджем в присутствии других членов британского правительства. Кроме того, имели место неофициальные встречи. 

 

Британские власти сознавали, что переговоры с Л.Б. Красиным, являвшимся одновременно членом Советского правительства, по необходимости «не могут не принять политического характера». Само наименование делегации Центросоюза вскоре перестало употребляться в переговорах и заявлениях. Оно было заменено термином "русская торговая делегация". [3, с.556-557]. 

 

Советской делегацией 11 июня 1920 г. в Лондоне была учреждена и зарегистрирована в английском министерстве торговли как частная компания «АРКОС» (19) для ведения торговли между РСФСР и Англией. Заграничный Центросоюз и сибирский «Закупсбыт» потеряли шанс перехватить у большевиков руководство советско-британской торговлей и, таким образом, остались не у дел. В результате проект Вилькицкого стал просто одной из страниц истории Северного морского пути. Сам адмирал неоднократно в дальнейшем получал приглашения, исходившие от советской стороны (в том числе лично от Л.Б. Красина), вернуться на Родину для продолжения полярных исследований, но предпочел на них не ответить. 

Приложение

Переписка Олафа Брока и адмирала Б.А. Вилькицкого

 

Док. 1. (Рукописный). 

 

Милостивый Государь, Господин Профессор 

 

Я просил русского коммерческого агента в Стокгольме г. Никольского сообщить мне, имеется ли возможность в настоящее время организовать в Скандинавии обслуживание Северного Морского Пути из Европы через Карское море в Сибирь. Г. Никольский посоветовал мне обратиться к Вам. 

 

В силу этого позволю себе Вас беспокоить настоящим письмом. 

 

Я был в Архангельске начальником экспедиции, на обязанности которой лежало обследование и обслуживание упомянутого морского пути и содействие кораблям для плавания в районах Новой Земли и льдов Карского моря. Теперь, эвакуировавшись из Архангельска, я вывез оттуда наиболее ценную часть научных материалов, карт и планов. 

 

Имея в виду огромное экономическое будущее этого пути, я бы хотел продолжать работу по этому вопросу, обслуживая то или другое коммерческое предприятие, имеющее отношение к этому делу. 

 

Политическая обстановка заставляет думать, что через месяц или два установятся торговые отношения с Советской Россией, и вопрос о Северном пути вновь будет поднят. 

 

Плавание последнего года, когда в Сибирь благополучно плавали 15 пароходов, из коих один шведский и другой английский, и 5 речных пароходов для Енисея и Оби, еще раз доказало возможность и важность коммерческого использования этого пути для вывоза водой сибирского сырья и для доставки в самую глубь страны продуктов Европейской промышленности. 

 

Опыт этого года выяснил те ошибки организации, о которых предупреждали люди, изучавшие вопрос и, таким образом, подтвердил важность преемственности в работе и изучении дела. В силу этого было бы желательно приступить к делу теперь же. 

 

Мне представляется, что в деле торговых сношений с Россией Скандинавские страны, экономическое состояние которых меньшее всего потрясено войной, займут преобладающее положение. 

 

Со мной вместе выехал из Архангельска контр-адмирал Л.Л. Иванов, бывший председатель комиссии по организации морской экспедиции в Сибирь, заботами которого было организовано отправление русской коммерческой экспедиции, доставившей в Сибирь Европейские грузы, а оттуда в Архангельск зерно масло и другие продукты. Кроме того, с нами выехали главные наши помощники, которые могли бы быть привлечены к делу, если бы, то понадобилось. 

 

Если бы Вы согласились оказать свое любезное содействие нашему делу, я был бы Вам очень признателен. 

 

Засим считаю нужным сообщить Вам некоторые сведения, чтобы Вы знали, с кем имеете дело. Мой отец занимался исследованием района Карского и Баренцева морей с 1894 года, занимая такую же, как и я, должность начальника Гидрографической экспедиции Сев. Лед. Океана. 

 

Я плавал в Ледовитом океане в должности начальника Гидрографической экспедиции с 1913 года. В этом году экспедицией была открыта земля Императора Николая II-го. А в 1914 и 1915 годах экспедиция прошла из Владивостока в Архангельск с зимовкой в Ледовитом океане. В 1916-1917 году я был на войне в Балтийском море, а затем вернулся на должность начальника экспедиции и плавал из Архангельска в устье Енисея.

 

Некоторые сведения обо мне могли бы Вам сообщить, между прочим, господин И.И. Лид, капитан О. Свердруп, профессор Ф. Нансен, директоры общества Сибирикум В. Сандерс и Т. Шварц. 

 

Я позволил себе обратиться к Вам на русском языке, зная, что Вы этим языком владеете. 

 

Адрес мой в настоящее время - лагерь русских беженцев в Тронхейме, т.е., Øianmoen. Stjördalen, admiral B.A.Vilkitsky. 

 

Примите уверения в совершенном моем уважении и преданности.

 

Б.Вилькицкий

 

Контр-адмирал. 12 марта 1920 года. Øianmoen.

 

 

Док. 2. (Машинописный).

 

18 марта 1920 года. Øianmoen. Stjördalen.

 

Профессору О.И. Брок.

 

Глубокоуважаемый Профессор,

 

Получил сегодня Ваше весьма любезное письмо от 15 марта. Профессору Нансену я ответил краткой телеграммой на его справку о докторе Соколове. На «Минине» было перехвачено радио из Мурманска в Архангельск, в котором перечислялись суда, причем три корабля, а именно, «Александр Сибиряков», «Владимир Русанов» и мой старый «Таймыр», значатся пришедшими в Мурманск. Мы должны были оставить эти суда во время боя с «Канадой» во льдах недалеко от маяка «Сосновец», так как «Минин» двигался с большим трудом, а ждать нельзя было, имея около тысячи человек с женщинами и детьми на ледоколе и подвергая эти жизни риску артиллерийского боя. С наступлением разрежения льдов, по-видимому, этим кораблям удалось выйти из льда и прийти на Мурман. Во всяком случае, там было достаточно угля и провизии, так что нет оснований говорить о бедственном положении кораблей. Что касается Соколова, находившегося на «Русанове», то я полагаю, что как врач и представитель Красного Креста он также вне опасности со стороны большевиков. 

 

Относительно своего дела считаю полезным Вам сообщить некоторые дополнительные данные. При плавании Карским морем мореплаватели, кроме препятствий в виде льдов, испытывают большие затруднения из-за того, что море лишено элементарного оборудования, принятого в культурных странах и проводимого Государством. Здесь нет ни маяков, ни других ограждения опасностей, ни гаваней, ни лоцманов, карты недостаточно точны, климат недостаточно изучен, указания для плавания недостаточно подробны. Между тем, кроме обычных затруднений, здесь приходится иметь дело с грозными препятствиями в виде льдов и туманов, весьма осложняющих плавание. Таким образом, для облегчения мореплавания в этом море работы предстоит еще очень много, а для руководства этими плаваниями надо иметь специальный опыт. Приступив к подробному изучению климата, течений, льдов, условий плавания, я взял на себя проведение в жизнь полное оборудование моря всем необходимым за счет Государства. Несмотря на чрезвычайно трудные условия работы вследствие политических и экономических причин, удалось за последние годы прочно стать на ноги и организовать дело в достаточно широком масштабе. Мы приступили к новым промерам и съемкам, к созданию новых карт, к писанию лоций, к обработке и сводке научных наблюдений и материалов, расширили производимые наблюдения, начали ограждать опасности, восстановили радиостанции, приступили к постройке новых станций и т.д.

 

Но вот политическая катастрофа прекратила всю нашу работу в один день. 

 

У меня понемногу подобрался ряд сотрудников, понимающих мои начинания, умеющих работать в тяжелой обстановке, неунывающих при мелких неудачах, неизбежных при широких заданиях. Эти люди, искренне преданные своему делу, с которыми я могу идти «в огонь и в воду». Роль и значение этих лиц я подробно изложу Вам при случае. 

 

Чтобы гарантировать успех ежегодных экспедиций в Сибирь и дать возможность своевременно направлять корабли к наиболее свободному проливу, необходимо в основу положить научные исследования с ежегодной разведкой границ льдов, наблюдением за их изменением, с изучением их движения и таяния, с необходимыми выводами из гидрологических и метеорологических наблюдений и т.п. Такую задачу должно взять на себя либо Государство, либо крупное коммерческое предприятие, которое будет эксплуатировать Северный Морской путь. Работать непосредственно у большевиков, сделавших так много зла в России, мне не хотелось бы. 

 

В первый год, конечно, нет надобности развертывать дело во всю ширь, тем более что новизна торговых сношений с большевиками требует осторожности. Но, тем не менее, я считал бы весьма полезным привлечь к работе главных деятелей экспедиции прошлого года. При этом сохранилась бы целость организации, можно было бы в любой момент развить дело в большом масштабе, объединить вокруг себя все коммерческие предприятия, стремящиеся к той же цели и избегнуть конкуренции, как большевистского правительства, так и других коммерсантов. 

 

Я считаю, что пока еще нет многолетних наблюдений, дающих возможность по типу погоды истекшей зимы, предсказывать условия навигации в Карском море, необходимо вести наблюдения за изменением границ льда в период, непосредственно предшествующий плаванию. Для этого на первый год было бы достаточно вести наблюдения за льдами с мая или июня при помощи одного или двух норвежских парусно-моторных судов, плавающих для звериных промыслов ежегодно в большом количестве у Новой Земли. Для этого пришлось бы оборудовать такие суда радиотелеграфом и послать на них по одному из моих помощников, знакомых с приемами наблюдений за льдами. Совмещение промыслов с такими наблюдениями вполне возможно, а потому промысел окупил бы сделанные затраты.

 

Плавания Северным морским путем, организуемые на авось с ледяными лоцманами без достаточных научных основ и без помощи ученых специалистов могут удаваться ряд лет, но в результате им грозит конец Попгама и Лида. Попгам, как известно, девять лет подряд посылал пароходы в Енисей, пока в 1899 году не понес большие убытки, когда его восемь пароходов не могли добраться до Енисея. 

 

Экспедиции Лида должным были открыть новую эру в истории Северного морского пути, но, не пользуясь должным содействием Государства и не имея возможности взять все в свои руки, прекратились. 

 

В будущем, из года в год развивая дело, можно было бы захватить в свои руки и Сибирский рынок, и вывоз сырья из Сибири, и использовать богатства Новой Земли, Северной Сибири и окрестных вод. 

 

Задачи широкие, но я думаю, Вам не представит труда объединить столько сил и предприятий, сколько понадобится для их осуществления. 

 

Вам будет небесполезно знать, что я получил из Архангельска через Лондон следующую телеграмму: “Advise Vilkitsky also his nearest assistants urgently return Archangel for prolonging his scientific work extremely important and valuable for republic stop Russia in spite her long heroic fight always esteems scientific workers gladly willingly gave them possibility to succeed in their work”. 

 

Оценка моей работы большевиками, конечно, не имеет особого … [текст прерывается – сост.]. 

 

 

Док. 3. (Рукописный)

 

24 марта 1920 года.

 

Øianmoen. Stjördalen 

 

Глубокоуважаемый Профессор,

 

Сегодня получил Ваше любезное письмо от 22 марта. Пользуюсь случаем поездки в Христианию лейтенанта П.Г. Калинина, и посылаю в Ваше распоряжение копию своей записки о Северном Морском Пути, составленной по моему письму к Вам от 18 марта. 

 

На Ваши вопросы спешу ответить.

 

Радиостанции имеются следующие: в восточной части Югорского шара, в восточной части Карских ворот, на Енисее в Дудинке и на острове Диксон. Все они действуют, укомплектованы моими людьми, состояли в моем ведении и имеют провизии года на полтора (на схеме синие кружки).

 

Кроме того, есть еще станция на [Маре-Сале? (неразб. - сост.)] (красный кружок на схеме. Вполне оборудованная технически, но закрытая с 1918 года. Я ее не восстанавливал, так как считал не имеющей важного значения. 

 

Затем в Архангельске мной начата постройка станции для северного острова Новой Земли, которая должна была быть установлена на мысе Желания или в восточной части Маточкина Шара (черные кружки на схеме). Эти станции, ясно, в этом году действовать не будут. Других станций нет. 

 

Складочных зданий и пристаней нет. На Вайгаче есть две бухты удобные для устройства порта перегрузки – Лямчина [? – сост.] губа и бухта Варнеке. В последней есть незанятый небольшой жилой дом моей экспедиции, в котором после ремонта можно было бы поместить людей. 

 

К вопросам перегрузки на берег – доставки товаров на очень малых судах и нескольких рейсов я отношусь с крайней осторожностью и не советовал бы ими увлекаться в первое время. Подробнее свою точку зрения могу объяснить при случае. 

 

Относительно маячного дела никаких особых мероприятий первые годы не потребуется. В прошлом году мной произведено полное ограждение створами Югорского Шара, и для меня и моих штурманов никаких освещаемых маяков на всем пути не нужно. Не потребуются они и для других кораблей, если капитаны будут выполнять определенные специальные предосторожности в кораблевождении, которые я могу рекомендовать. 

 

Может быть, мне удастся приехать в Христианию 28-го или 29 сего марта, тогда я с удовольствием дам Вам ответы на все интересующие Вас вопросы. Пока на некоторые вопросы Вам мог бы дать разъяснения лейтенант Калинин, который в прошлом году принимал участие в организации и плавании русской торговой экспедиции. 

 

На всякий случай сообщаю Вам телефон, по которому Вы всегда можете меня вызвать. Øianmoen - Артиллерийский Офицерский Месс.

 

Искренне преданный Вам, Б. Вилькицкий. 

 

 

Док. 4. Копия радиограммы от 3 апреля 1920 года (получена 7 апреля 1920 года) начальника экспедиции Р.Л. Самойловича (1881-1939) - одного из инициаторов и первого руководителя Северной научно-промысловой экспедиции (1920-1925) Ф. Нансену Транскрипт. 

 

Из Архангельска. 3 апреля 1920 г. Ф. Нансену. Норвегия.

 

При ближайшем участии российской академии наук организована северная научно-промысловая экспедиция с широкими полномочиями для научно-практического исследования ледовитого океана стоп от имени президиума приглашаю [неразб.] принять на себя руководство научной стороной деятельности экспедиции стоп прошу вас войти в соглашение с норвежским правительством по вопросу снабжения экспедиции углем, инструментами стоп прошу срочного ответа стоп.

 

 

Док. 5. (рукописный)

 

Глубокоуважаемый Олаф Иванович,

 

Очень жаль, что хлопоты с визой и билетами не дали мне возможности повидаться с Вами. Приходится уезжать завтра в 7 ч. утра, так как иначе не попасть своевременно в Лондон. Благодарю Вас за любезное письмо, полученное мной вчера. С доводами, приведенными в этом письме я вполне согласен, и считаю, что содействие Ваше в получении угля чрезвычайно ценно, и должно оказать серьезную услугу при разговорах с Советским правительством об организации Сибирской экспедиции.

 

П.Г. Калинин передал мне, что А.М. Беркенгейм едет на том же пароходе и хотел со мной говорить. Таким образом, поездка обещает сложиться очень удобно. 

 

Примите уверения в искреннем моем уважении и преданности. 

 

Всегда готовый к услугам Б. Вилькицкий. 

 

12 апреля 1920 года. Kristiania. 

 

 

Док. 6. (на бланке)

 

Союз Сибирских кооперативных союзов «Закупсбыт». Главное заведывание заграничными конторами. БВ/НК. Moorgate Hall 83 Finsbury Pavement London EC 2. 

 

Our ref. 1140

 

5-го мая 1920 г.

 

Профессору О.И. Брок. Директору конторы «Центросоюза». Христиания.

 

Глубокоуважаемый Олаф Иванович,

 

Совместная экспедиция в Карское море «Закупсбыта» и Центросоюза определенно намечена, и вся подготовительная организация идет полным ходом.

 

Между прочим, по моему предположению предполагается на разведку льдов снарядить две парусно-моторные яхты обычного типа норвежских зверо-промышленных судов, приспособленных для плавания в опушке льдов. Во избежание больших расходов на плавание имеется в виду эти яхты использовать одновременно для производства морского промысла в Баренцевом и Карском морях, где это допускается международным правом. 

 

Эти суда предполагается отправить в плавание под норвежским флагом, или, если это окажется более удобным, под английским или русским. Купить или зафрахтовать эти суда лучше всего в Норвегии, где корабли этого типа специально строятся и совершенствуются, тем более, что плаванием в этих водах и промыслом занимаются почти исключительно норвежцы. Насколько известно, главными местами постройки их являются Берген и Тромсэ. 

 

Не зная к кому обратиться для наведения более обстоятельных справок и рассчитывая на Ваши знакомства, прошу не найдете ли Вы возможным оказать нам содействие для получения необходимых сведений по следующим вопросам:

  1. Где можно купить, а в крайнем случае, зафрахтовать два подходящих для вышеуказанной цели корабля.
  2. Сколько будут приблизительно стоить как эти два судна, так и необходимое для плавания и промыслов снабжение, считая плавание с начала июня до конца октября. 
  3. Какое специальное промысловое снабжение нужно для таких судов.
  4. Есть ли возможность пригласить опытных и добросовестных норвежцев капитанами таких судов, гарпунерами, матросами и механиками, на каких условиях и через кого это сделать.
  5. Какой именно промысел в указанное время наиболее возможен в северной и восточной части Баренцева моря и в Карском море (моржи, морские зайцы, нерпы, медведи, акулы, белухи, киты, рыба тралом, рыба ярусами и т.п.).
  6. Какое количество людей принято у норвежских промышленников посылать на таких судах и по какому расчету.
  7. Страхуют ли норвежцы свои суда в подобных плаваниях, у кого и на каких условиях.

Что касается судов, то мне представляется, что они должны удовлетворять следующим условиям: Суда должны быть прочной конструкции, приспособленные для плавания во льду с особой ледяной обшивкой наружного борта, с частыми шпангоутами и прочными бимсами. Величина их должна соответствовать величине крупных норвежских промысловых судов этого рода. То есть, по возможности тонн 100 или даже 150 дедвейт. Длина фут до 80-90, углубление до 9 или 10 фут. Суда должны иметь две мачты, чтобы было возможно установить радиотелеграф. Паруса должны давать ход узлов до 10. А моторные двигатели от 4 до 6 узлов. Сила мотора для этого будет приблизительно около одной трети тоннажа. Для промысла желательно иметь два или три вельбота. 

 

На судах предполагается установить небольшие станции беспроволочного телеграфа и послать кроме обычного состава по одному радиотелеграфисту и по одному наблюдателю для изучения льдов и метеорологических и гидрологических наблюдений. Вот в общих чертах все предварительные требования. Буду Вам очень благодарен, если Вы найдете возможным сообщить какие-либо сведения по затронутым вопросам и посоветуете кого выбрать посредником в дальнейшем направлении этого дела. 

 

Провести в жизнь эту организацию желательно возможно скорее, чтобы можно было дольше использовать суда для промыслов и, таким образом, окупить их стоимость. Во всяком случае, желательно отправить их в море не позже начала или середины июня. Во избежание задержек в организации дела, в случае Вашего согласия оказать нам содействие в этом деле, может быть, было бы удобным командировать кого-либо в Христианию для личных переговоров о подробностях. 

 

Кроме того, мы были бы Вам очень признательны за сообщение сведений – можно ли для экспедиции достать шпицбергенский уголь в количестве от 3000 до 8000 тонн, каково качество этого угля и условия его получения в июне или июле, франко Норвегия, Шпицберген или Англия. Пароходы для экспедиции предполагается частью купить, частью зафрахтовать и отправить их под иностранными флагами из разных мест к месту сбора в одном из портов Северной Норвегии. Затем было бы очень интересно знать, удалось ли Вам получить согласно решению совещания от 3 апреля сего года какие-либо сведения о возможности участия в экспедиции тральщиков Центросоюза или других судов из Архангельска.

 

С совершенным почтением. Б. Вилькицкий. 

 

 

Док. 7. (машинописный) 

 

58 Cornwall Gardens, South Kensigton. London, S.W.7. 

 

Private: 66 Galveston Road, London, S.W.15. 

 

Профессору О. Брок. Христиания.

 

Милостивый государь, Павел Григорьевич Калинин обратился ко мне с просьбой сообщить Вам позывные сигналы для радиостанций Севера России и, в частности, Карского моря. Международные позывные я могу сообщить Вам только для трех радиостанций. А именно, для Архангельской станции, именуемой «Исаакогоркой», для Югорского Шара и Диксона. 

 

Архангельск ……………………………. R.Q.A.

 

Югорский Шар ………………………… Ю Ш

 

Диксон …………………………………. R.O.A.

 

Мурманск работал позывными «605», Иоканга «615» и Канин Нос «638». 

 

Позывных самой мощной станции в Архангельске - «Кузнечихи», работавшей незатухающими волнами непосредственно с Абердином, я не знаю.

 

Остаюсь с совершенным почтением. [Подпись неразб. – сост.].

 

 

Док. 8. Рукописный черновик письма О. Брока адмиралу Б. Вилькицкому. Со штампом: «Профессор О. Брок. Кристиания».

 

20 мая 1920 г.

 

Глубокоуважаемый Адмирал,

 

По грубой ошибке почты я получил Ваше заказное письмо от 5-го с.м. лишь вчера. Содержание же стало мне известно по копии кап. Клюгу [?], приехавшему сюда за два дня раньше. Оказывается, что капитан К. уже предпринял ряд шагов, о которых получите на днях уведомление, частью же, вероятно, уже получили. 

 

Лично я с удовольствием буду помогать делу, поскольку это мне можно. На вопросы же К-на и здешнего торгового агента Северного правительства г-на Глазенапа, уже помогавшего К-у в его подготовительной работе – не может ли и здешний Центросоюз примкнуть к ним и оказывать разного рода содействие, мы считали, посоветовавшись со своим со-директором Евг. Фед. Гофманом, необходимым ответить, что по инструкциям из Лондона мы не считаем себя вправе выступить от имени Ц-союза, пока не получатся более ясные указания из Иноцентра и кредиты на эвентуальные издержки. Припоминая притом горький опыт современной деятельности по одному и тому же делу со стороны двух разных ведомств, действующих независимо друг от друга, - хотя бы лишь по предварительному осведомлению – мы настоятельно просим припоминать, что если передать какое дело Норв. Центросоюзу, то следует делать это дело целиком и безусловно. Не то мы не можем взять на себя ответственности и сочтем в таком случае единственным целесообразным представить дело целиком же другим. Я уверен, что как человек с военной дисциплиной Вы, дорогой Адмирал, будете понимать и одобрять такую нашу точку и окажете содействие для того, чтобы она была проведена вполне и ясно для всеобщего успеха. 

 

С приветом и глубоким уважением. О. Брок

 

 

Док. 9. Телеграмма со штампом: Union of Siberian co-operative unions “Zakupsbyt “

 

Telegram. London. 21-st. May, 1920. AVB/WA. 

 

Broch. Centrosoius. Christiania.

 

Fifth May Zakupsbyt sent you registered letter number 1140 signed Vilkitzki Drammensveren 20 Please inform if received

 

Morosoff

 

Перевод: 

 

Броку. Центросоюз. Христиания.

 

5-го мая Закупсбыт отправил Вам заказное письмо под № 1140 подписанное Вилькицким, Драмменсверен 20. Пожалуйста, сообщите получено ли. 

 

Морозов

 

 

Док. 10. (рукописный)

 

Глубокоуважаемый Олаф Иванович,

 

Ваше любезное письмо получил на днях. Мне вполне ясно, что каким-либо исполнительным функциям Вы не можете перейти, пока не будете иметь инструкций ответственных распорядителей Центросоюза. 

 

Что касается предварительных данных, то Клосс [? – сост.] их собрал достаточное количество, все подробности более или менее выяснены. Теперь только надо одолеть постоянно возникающие препятствия то с одной, то с другой стороны, справиться со всем этим возможно скорее, и … если останется время - готовить экспедицию. 

 

Надеюсь, что на днях Вы получите соответствующую телеграмму, которая сегодня еще была задержана, и работа закипит. А пока шлю Вам свой сердечный привет и лучшие пожелания.

 

Искренне преданный Вам

 

Вилькицкий. 20-VI-1920. 

 

B.A.Vilkitzki 58 Hogarth rd S.Kensington London

Примечания

  1. Борис Андреевич Вилькицкий (22 марта [3 апреля] 1885, Пулково — 6 марта 1961, Брюссель) — русский морской офицер, гидрограф, геодезист, исследователь Арктики, контр-адмирал.
  2. Олаф Брок (норв. Broch Olaf; 1867, Хортен, Норвегия — 1961, Осло, Норвегия) — норвежский филолог, славист, переводчик, историк, фонетист. Член академии наук Норвегии (1896), иностранный член-корреспондент Петербургской АН (1916, с 1917 — РАН, с 1925 — АН СССР).
  3. Морозов Константин Иванович - член и председатель Правления «Закупсбыта» - сибирского объединения кооператоров (1916-1923). 
  4. Пётр Алексеевич Новопашенный (1881 — 1950) — русский военно-морской деятель, капитан 1-го ранга. Участник Белого движения на Северо-Западе России.
  5. Евгений Людвигович Бялокоз (польск. Bialokoz Eugenijusz) (1861, Москва — 1919, Петроград) — генерал-лейтенант корпуса гидрографов флота, начальник Главного гидрографического управления флота (1917-1919).
  6. Андрей Ипполитович Вилькицкий (1858—1913) — русский гидрограф-геодезист, полярный исследователь. С 1894 по 1896 г. возглавлял гидрографическую экспедицию, исследовавшую морское побережье на участке от устья Печоры до Енисея, в Енисейском заливе и Обской губе. В 1898—1901 г. руководил исследованиями устьев рек Печора, Енисей, южной части Карского моря, составил подробные карты этого района. Начальник Главного гидрографического управления в 1907-1913 гг.
  7. Закупсбыт - объединение сибирских кооперативных союзов (1916-1923).
  8. Пётр Васильевич Вологодский (1863—1925) — русский государственный и общественный деятель. С 30 июня 1918 года возглавлял Временное сибирское правительство. 5 ноября 1918 года назначен председателем Совета Министров России (под руководством А. В. Колчака).
  9. Руководителем Лондонской конторы «Закупсбыта» был К.И. Морозов.
  10. Полное название: Начальник гидрографической экспедиции Западно-Сибирского района Северного Ледовитого океана.
  11. Леонид Леонтьевич Иванов (1875—1940) — военно-морской деятель, контр-адмирал, участник китайской кампании 1900—1901, русско-японской и Первой мировой войн, Гражданской войны в России.
  12. Местечко Øianmoen в Stjördalen.
  13. Никольский Борис Александрович (? - 1969) - помощник посланника в Стокгольме К.Н. Гулькевича, выпускник экономического отделения Петербургского политехнического института Императора Петра Великого, автор ряда российских и зарубежных научных публикаций.
  14. Русское политическое совещание в Париже (РПС) — русская политическая структура, созданная в Париже в конце 1918 года как объединённое представительство зарубежных дипломатических структур бывшей Российской империи, не признавших Советскую власть, для международного представительства и проведения в жизнь внешнеполитического курса Белого движения.
  15. Объединение российских кооператоров. (После Февральской революции 1917 года Московский союз потребительских обществ был переименован во Всероссийский центральный союз потребительских обществ - Центросоюз). После Октябрьской революции в заграничных структурах Центросоюза возникла оппозиция большевикам. Главой заграничного (лондонского) и Сибирского филиалов Центросоюза и членом его правления являлся А. М. Беркенгейм (1878, Москва — 1932, Варшава).
  16. Centrosojus A/S.
  17. Соколов Борис Федорович (1893, Санкт-Петербург - 1979, США) - врач, ученый-медик, писатель и общественный деятель близкий трудовикам и эсерам, представитель Красного Креста в Архангельске в 1919-1920 гг. Являлся делегатом Всероссийского Учредительного, председателем его военной секции, организатором вооруженной защиты Учредительного Собрания, участником его заседания 5 января. В 1918 стал членом Комуча, затем уехал во Францию. Вернувшись в Россию, входил в состав правительства Северной области. Позже эмигрировал. 
  18. Вилькицкий направил Ф. Нансену телеграмму, в которой выражал уверенность в безопасности доктора. В действительности же Б.Ф. Соколов был высажен генералом Е. К. Миллером с ледокола «Минин» на оставленное во льдах судно «Русанов», позже арестован советскими органами и провел «в ожидании расстрела» в Бутырской тюрьме Москвы более трех месяцев. См.: Соколов Борис Федорович. На берегах Невы. - Бристоль, типографская компания Бартон манор – Ст. Филипс. Перевод с англ. Джона Галепено, 1973.
  19. Англ.: Arcos, All Russian Cooperative Society Limited - Всероссийское кооперативное акционерное общество.

Список литературы и источников

  1. Вилькицкий Борис. Когда, как и кому и я служил под большевиками. Воспоминания белогвардейского контр-адмирала. – Архангельск: Изд.центр Северного государственного медицинского университета, 2001.
  2. Гаврилов А.А. Внешнеторговые операции сибирских кооперативных союзов (1917–1920). - Известия Иркутской государственной экономической академии. 2003. Вып. № 3-4. 
  3. Дипломатический словарь. В 3-х томах. Гл.ред. А.А. Громыко. Том 3. –М.: Политиздат, 1973. 
  4. Дмитриев Александр Алексеевич. История мореплавания по трассе Северного морского пути в XX и начале XXI века [Текст]: в 3 т. / А. А. Дмитриев, Ю. А. Горбунов, В. Т. Соколов; под ред. канд. геогр. наук Н. М. Адамовича; М-во природ. ресурсов и экологии Рос. Федерации [и др.]. - Санкт-Петербург: Морская энциклопедия, 2015.
  5. История открытия и освоения Северного морского пути: В 4 томах / Под ред. Я. Я. Гаккеля А. П. Окладникова, М. Б. Черненко. — М.-Л., 1956—1969.
  6. Карелин В.А. Профессор Олаф Брок – друг либеральной России (из истории русско-норвежских культурных и общественно-политических связей начала ХХ столетия). - Баренц-сборник. - Вып.1 (1). 2013.Региональное межвузовское научное издание. 20-летие Баренцева Евро-Арктического сотрудничества: Cборник статей и материалов. - Мурманск: изд.МГТУ, 2013. С. 144-151.
  7. Ламин В.В. Карские экспедиции. [Электронный ресурс]. Сайт «Библиотека Сибирского краеведения» (БСК). Режим доступа: www.url: http://bsk.nios.ru/enciklodediya/karskie-ekspedicii – 01.04.2016
  8. Николаев А.А. Закупсбыт: хронико-документальная летопись первого общесибирского потребительского союза (1916–1923 гг.). -Новосибирск, 1999.
  9. Пивоваров Н.Ю. Торговая деятельность Союза сибирских кооперативных союзов (Закупсбыта) в мае 1916 – декабре 1919 г. - Актуальные проблемы исторических исследований: взгляд молодых ученых: Сборник материалов II Всероссийской молодежной научной конференции. - Новосибирск, 2012. C. 191 – 197.
  10. Соколов Борис Федорович. На берегах Невы. - Бристоль, типографская компания Бартон манор – Ст. Филипс. Перевод с англ. Джона Галепено, 1973. 
  11. Соколов Борис. Падение Северной области. - Гражданская война в России: Война на Севере. — М: ACT; Транзиткнига; СПб.: Terra Fantastica, 2004. 
  12. Шепелева Т. Использование интервентами Северного морского пути (1918-1919). - Красный архив. Исторический журнал. Том первый (сто четвертый). – М.: ОГИЗ, 1941. 

References

  1. Vil'kitskiy Boris., 2001, Kogda, kak i komu i ya sluzhil pod bol'shevikami. Vospominaniya belogvardeyskogo kontr-admirala. – Arkhangel'sk: Izd.tsentr Severnogo gosudarstvennogo meditsinskogo universiteta, 2001.
  2. Gavrilov A.A., 2003, Vneshnetorgovyye operatsii sibirskikh kooperativnykh soyuzov (1917–1920). - Izvestiya Irkutskoy gosudarstvennoy ekonomicheskoy akademii. 2003. Vyp. № 3-4. 
  3. Diplomaticheskiy slovar'. V 3-kh tomakh. Gl.red. A.A. Gromyko. Tom 3. –M.: Politizdat, 1973. 
  4. Dmitriyev Aleksandr Alekseyevich., 2015, Istoriya moreplavaniya po trasse Severnogo morskogo puti v XX i nachale XXI veka [Tekst]: v 3 t., A. A. Dmitriyev, YU. A. Gorbunov, V. T. Sokolov; pod red. kand. geogr. nauk N. M. Adamovicha; M-vo prirod. resursov i ekologii Ros. Federatsii [i dr.]. - Sankt-Peterburg: Morskaya entsiklopediya, 2015.
  5. Istoriya otkrytiya i osvoyeniya Severnogo morskogo puti: V 4 tomakh, Pod red. YA. YA. Gakkelya A. P. Okladnikova, M. B. Chernenko. — M.-L., 1956—1969.
  6. Karelin V.A., 2013, Professor Olaf Brok – drug liberal'noy Rossii (iz istorii russko-norvezhskikh kul'turnykh i obshchestvenno-politicheskikh svyazey nachala KHKH stoletiya). - Barents-sbornik. - Vyp.1 (1). 2013. Regional'noye mezhvuzovskoye nauchnoye izdaniye. 20-letiye Barentseva Yevro-Arkticheskogo sotrudnichestva: Cbornik statey i materialov. - Murmansk: izd.MGTU, 2013. S. 144-151.
  7. Lamin V.V., 2016, Karskiye ekspeditsii. [Elektronnyy resurs]. Sayt «Biblioteka Sibirskogo krayevedeniya» (BSK). Rezhim dostupa: www.url: http://bsk.nios.ru/enciklodediya/karskie-ekspedicii – 01.04.2016
  8. Nikolayev A.A., 1999, Zakupsbyt: khroniko-dokumental'naya letopis' pervogo obshchesibirskogo potrebitel'skogo soyuza (1916–1923 gg.). -Novosibirsk, 1999.
  9. Pivovarov N.YU., 2012, Torgovaya deyatel'nost' Soyuza sibirskikh kooperativnykh soyuzov (Zakupsbyta) v maye 1916 – dekabre 1919 g. - Aktual'nyye problemy istoricheskikh issledovaniy: vzglyad molodykh uchenykh: Sbornik materialov II Vserossiyskoy molodezhnoy nauchnoy konferentsii. - Novosibirsk, 2012. C. 191 – 197.
  10. Sokolov Boris Fedorovich., 1973, Na beregakh Nevy. - Bristol', tipografskaya kompaniya Barton manor – St. Filips. Perevod s angl. Dzhona Galepeno, 1973. 
  11. Sokolov Boris., 2004, Padeniye Severnoy oblasti. - Grazhdanskaya voyna v Rossii: Voyna na Severe. — M: ACT; Tranzitkniga; SPb.: Terra Fantastica, 2004. 
  12. Shepeleva T., 1941, Ispol'zovaniye interventami Severnogo morskogo puti (1918-1919). -Krasnyy arkhiv. Istoricheskiy zhurnal. Tom pervyy (sto chetvertyy). – M.: OGIZ, 1941.

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN