Изюмов Андрей Игоревич,

кандидат исторических наук,

Научное объединение Общероссийской общественной организации «Союз казаков» «Энциклопедия казачества»,

соредактор

Россия, г. Москва

E-mail: pravleniyeskr@mail.ru

Соклаков Александр Юрьевич,

кандидат исторических наук, доцент,

Московское высшее общевойсковое командное училище,

заведующий кафедрой гуманитарных

и социально-экономических дисциплин 

Россия, г. Москва

E-mail: al-sokl@yandex.ru

Izyumov Andrey Igorevich,

Candidate of Historical Sciences,

Scientific Association of the All-Russian public organization"Union of Cossacks"

"Encyclopedia of the Cossacks",

Co-Editor

Russia, Moscow

E-mail: pravleniyeskr@mail.ru

Soklakov Alexander Yurevich,

Candidate of Historical Sciences, Associate Professor,

Moscow Higher All-Arms Command School,

Head of the Department of Humanities and Socio-Economic Disciplines

Russia, Moscow

E-mail: al-sokl@yandex.ru


Яицкие казаки

Yaik Cossacks

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10188

Аннотация

Публикация посвящена генезису яицкого казачества, которое зародилось практически без вмешательства центральной власти. Данное обстоятельство резко отличало казаков Яика (Урала) от казачьих войск, сформированных властными структурами Российской империи. Яицкие казаки в отличие от иных казачьих формирований представляли собой единую общину. Неповторимость, особость яицкого казачества в зарождении, развитии, быте резко выделяет его на фоне всего казачьего мира России. 

 

Ключевые слова: 

Яик, колонизация, степь, община, казачество, рыболовство, хозяйство, поход, морской поход

 

Summary

The publication is devoted to the genesis of the Yaik Cossacks, which originated almost without the intervention of the central government. This circumstance sharply distinguished the cossacks of Yaik (Ural) from the Cossack troops formed by the power structures of the Russian Empire. The Yaik Cossacks, unlike other Cossack formations, were a single community. The uniqueness, the peculiarity of the Yaik Cossacks in the origin, development, life sharply distinguishes him against the background of the whole Cossack world of Russia.

 

Keywords: 

Yaik, colonization, steppe, community, cossacks, fishery, economy, campaign, sea campaign

На р. Яик (р. Урал) выходцы из Руси активно стали проникать после 1520 года. Заселение этой былинной реки происходило не сразу и не просто. Русские казаки пришли на Яик с Волги через левые ее притоки Самару с Бузулуком. Первые казачьи отряды на Яике вбирали в свои ряды помимо собственно представителей иных казачьих общин также выходцев из различных русских земель и примкнувших к ним представителей татар и некоторых других народов. Например, Г.Е.Москалев отмечал, что «казаки заключали также браки с татарками, персиянками, а позже с калмычками и казашками. Дети от этих браков назывались русскими…» [15, с. 4]. Движение казачьего населения на Яике шло по течению реки сверху вниз. 

 

Казаки оказались в роли живого заслона на пути орд, что стало первоначальной исторической миссией яицкого казачества, зарождавшегося в период Ивана IV (1530 – 1584 гг.). К середине XVI в. концентрация казаков на среднем течении реки достигла такого уровня, что позволила казачьим ватагам соединившись повести наступление значительными силами в бассейне Яика [10, с. 165]. Первые поселенцы на правом берегу реки не знали никакого промысла. Все необходимое добывалось набегами и захватами. 

 

Земли в бассейнах Яика и Эмбы, а также прилегающего к устьям этих рек побережья Каспийского моря в период стихийного, не государственного формирования казачьих общин, не имели абсолютно никаких границ, как со стороны Руси, так и соседней с ней Ногайской орды, признавшей в XVI в. вассальную зависимость от Москвы [2, с. 26]. Сначала Москва в какой-то степени даже покровительствовала колонизации прияикских степей. Огромные пространства Прикаспийской низменности при крайне низкой плотности населения не знали и не могли знать правового регулирования земельных отношений. 

 

Первоначально, казацкие городки являлись временными пристанищами, и даже зимовками, в которых их обитатели отдыхали после летних походов. Ниже по течению Яика на островах Каспийского моря казачьи поселения тоже возникали исключительно как временные укрепленные пункты или стоянки [19, с. 373]. 

 

Бороздя морские просторы, казаки стали страшны не только для купеческих караванов. Их разбои принимали столь обширные размеры, что временами прекращали всякую торговлю на Каспии. В частности, они пресекли попытки английских негоциантов проторить каспийский путь в Персию. 

 

Долгое время казаки вели борьбу непосредственно за берега Яика в труднейших условиях. Известно, что в начале XVII в. в яицких степях продолжали кочевать ногайские орды, которые с 1630 г. вытесняются кочевьями калмыков, перешедшим на правый берег Яика и кочевавшими на обширных просторах между ним и Волгой. На севере были активны башкиры, несколько позже к Яику подошли и казахские кибитки. Поэтому казачьи городки оказывались под постоянной угрозой нападения со стороны кочевых народов. 

 

Поначалу Яицкие казаки представляли собой вольницу, не признававшую никакой власти, кроме атаманской. Решения между ними принимались сообща при подавляющем большинстве голосов на круге. Все яицкие казаки были равны друг перед другом. Войсковой старшине даже в позднее время, за немногим исключением, не удавалось достигать для себя абсолютного привилегированного положения, которого добивалась казачья верхушка в других войсках. Любые попытки в этом направлении всегда встречали решительный отпор у общинной массы. В основе демократического устройства яицкой общины лежали свобода, равенство и отрицание принудительной власти извне. 

 

В своих новых поселках яицкое казачество крепло и разрасталось, усиливаясь, беспрерывно принимая участие в походах, войнах и набегах. Татарская знать обращалась к Федору Ивановичу (1557 – 1598 гг.), последнему русскому царю из рода Рюриковичей о выводе казаков с Яика, но правительство Бориса Годунова такой невыполнимой задачи перед собой не ставило. Яицких казаков Москве трудно было усмирить, посылать рать в пустынные, далекие заволжские степи, в которых кочевали воинственные племена было просто опасно. 

 

Таким образом, формирующееся яицкое казачество вследствие своего общественного и географического положения оказывалось в сложных политических отношениях как с кочевым сообществом, так и с Москвой. В 1586 г. войско ногаев выбрав момент, когда часть казаков отправилась в поход, решило взять реванш, но оставшиеся в регионе казаки сумели вторично разгромить данную орду и сохранить свои поселения. Заселившие территорию Каспийских ворот яицкие казаки невольно сделались почти непреодолимой преградой для народов, нападавших на юго-восток Руси. 

 

Беспрестанные боевые столкновения необходимость всегда быть наготове в ожидании набега, а также вольнолюбивая натура пионеров Яика не позволяли им пользоваться природными ресурсами преимущественно в хозяйственных целях и перейти к жизни мирных колонистов в начале своего исторического пути. Как бы ни был значителен прилив русских людей, искавших воли в начальный период истории войска, частые войны, беспрерывные стычки, наконец, эпидемии и голодовки поглощали значительную долю казачьего населения. 

 

В 1591 г. яицкие казаки приняли участие в походе на Северный Кавказ. Данную экспедицию принято считать первой их службой Московскому государству. Следующая официальная командировка казаков состоялась в 1593 – 1594 гг., когда они несли сторожевую службу на берегах р. Оки. Тем не менее, свой Яик они не забывали: казаки спускались вниз по течению, основывая новые поселения фрагментарного типа, продолжая движение к морским просторам. Казачьи нападения не только парализовали торговые сношения Русского государства на Каспии, но и приводили к дипломатическим осложнениям [22, с. 21]. 

 

В морских походах казаки обрушивались на туркменские, хивинские и персидские владения. Московское правительство, несмотря ни на что, не предпринимало попыток свести казаков с Яика и до конца XVII в. даже не поднимало вопроса о выдачи яицкими казаками беглых. Москве было стратегически важно сохранить сообщество яицких казаков как перспективный русский форпост, выдвинувшийся далеко на юго-восток Европы. Яик привлекал Московскую власть и в плане возможного развития международных связей со странами Средней Азии. Москва, используя яицкое казачество как военную силу в Прикаспии, вместе с тем старалась ослабить казачьи набеги, оградить от них торговые караваны, дипломатические миссии и богатые каспийские рыбные промыслы [14, с. 422]. 

 

Яицкому казачеству были характерны дальние походы через степи и пустыни на Сырдарью в богатые среднеазиатские города. Не всегда казачьи набеги оказывались удачными. В начале XVII в. казаки отправились в поход на Хиву. Легко захватив город, с крупной добычей они отправились домой на Яик. Хивинцы, настигнув казачий отряд, разгромили его на переправе через Сырдарью. Неспокойно было и на самом Яике. Поэтому пережив очередное столкновение с кочевниками, казаки в 1613 г. были вынуждены искать более защищенные места. Примечательно, что в наше время предпринимаются активные и слабо аргументированные попытки поставить под сомнение сам факт основания казаками Яицкого городка (современный Уральск) [4, с. 119-124].

 

Люди с железной волей, с сильным характером, яицкие казаки, долго не признававшие над собой никого, дорожившие своей свободой более всего не свете, сплачиваясь в общину, стали нуждаться во власти, которая могла управлять ими. В силу тяжелых обстоятельств, яицкие казаки направили посольство к царю Михаилу Федоровичу (1596 – 1645 гг.), прося у него покровительства, тем более, что в Смуте 1605 – 1613 гг. их участие было незначительным, и считается, что к новому царю яицкое казачество проявило лояльное отношение. Уместно отметить, что отправление посольства с просьбой о признании яицких казаков подданными московской короны положило начало многолетней ежегодной традиции отмечать это событие [20].

 

Яицкое казачество зарождалось без державного участия, самостоятельно, ходом исторических вещей, в буферной зоне, в лакунах геополитического миропорядка, в степях Евразии, и только потом вербовалось Русским государством на принципах взаимонужды в предельных случаях: поначалу временного вассалитета или союзнического договора [6, с. 31]. Таким образом можно констатировать, что черты зарождения и развития казачества на Яике были во многом сходны с аналогичными процессами в иных казачьих регионах и наложили существенный отпечаток на последующее установление порядка отбывания ими воинской повинности и подготовку казачьих малолетков к службе [5, с. 90-96].

 

В постоянной степной войне закалялись и накапливали опыт яицкие казаки, передавая его из поколения в поколение. Так на границе Руси и Великой Степи вырос народ сильный, крепкий духом, способный к самозащите. Любимыми видами оружия были пика и гладкоствольное ружье, предпочитая разить врага пулей, они в большинстве своем были отличными стрелками. 

 

Царское правительство, осознавая значение лояльной военной мощи вдоль берегов Яика, медленно, но неуклонно подчиняло казачью вольницу интересам государственной политики. Уже в XVII в. в прияицких степях существовало два города: казачья столица Яицкой городок, основанный в 1613 г., и Гурьев – город в устье войсковой реки, основанный в 1622 г. 

 

Невелик, но грозен вид Яицкого городка в середине XVII в.: лучшая крепость в южном Приуралье, о стены которой постоянно разбивались волны степного океана Евразии. Яицк, основанный в устье р. Чаган правого притока Яика, в 1613 г. стал демографическим центом постоянного вида, то есть был первым населенным пунктом казаков, не менявшим своей географии. Первые двести лет существования войсковой столицы в городе жили исключительно одни казаки. В 1629 г. часть яицких казаков провела в походе во главе князя Солнцева-Засекина против крымского хана. Яицкое казачество, несмотря на частые походы в первой половине XVII в., находило возможность пускаться время от времени в удалые морские путешествия, доходя в них до персидского побережья. 

 

Без всякого преувеличения свободолюбивые и независимые яицкие казаки вплоть до петровских времен жили исключительно обособленно. Со своеобразным республиканским строем, особой формой самоуправления – казачьим кругом [16]. До середины XVII в. сыны Яика, несмотря на царские препоны, бороздят воды северного Каспия, препираются с Московской властью из-за устья реки для беспрепятственного передвижения с Яика в море, а также за овладение рыбными ловлями в дельте, которые сдавались казной за откуп рыбопромышленникам [8]. 

 

В 1640 г. Михайло Гурьев с братьями взялись построить в устье Яика деревянный острог, казаки с моря старались препятствовать этой постройке, а затем делали попытки разорить зарождавшийся городок. В 1645 г. М. Гурьеву разрешили выстроить каменный город. В 1647 г. казаки систематически нападали на строителей крепости, однако казачьи силы были распылены на других фронтах и прочно захватить каменный город в устье Яика не удавалось, да и Гурьев вскорости перешел в подчинение казны. Потеря свободного прохода в море оказала значительное влияние на дальнейшую судьбу яицкого казачества, правительству теперь легче стало привлекать казаков на службу. С другой стороны, казаки обратились к хозяйственному освоению берегов Яика, казачья община стала кристаллизироваться. Край, заселяемый яицкими казаками, был дикий, но обильный, недаром они называли Яик золотым донышком, а его берега – серебряными. Действительно, река кишела рыбой ценнейших осетровых пород: белуга, осетр, шип, в Яике водилось более сорока видов рыбы. Прилегающие степи были покрыты пышным разнотравьем, по ним перемещались табуны диких лошадей и сайгаков. В пойме реки, в соседних озерах обитало множество птиц: гусей, уток. По Яику располагались могучие леса, в них можно было охотиться на лисиц, белок, диких кабанов, бобров. Контингент селившихся людей составляли люди отважные, предприимчивые, не останавливающиеся перед опасностями. Мирные земледельцы на Яик не шли, здесь нельзя было заниматься хлебопашеством, каждый день сулил: стычки и противоборства [12, с. 24]. 

 

Боевая служба, состояние перманентной войны с номадами, казачье рыболовство, требующее удали и ловкости, выковали замечательный род яицкого казака: крепкого, выносливого, находчивого человека. Этому духовно-этическому состоянию способствовало и постоянное религиозное давление из центра, не учитывающего особенности казачьего старообрядчества, распространившегося по всему Яику. Начавшиеся во второй половине XVII в. гонения на раскольников способствовали приливу людей на Яик. Беглых с Яика не просто не выдавали, они мгновенно становились в казачьи ряды. В период последней четверти XVII в. в войсковой реке рыба стала ловиться не только для личного потребления, но в значительной степени на продажу за пределы войска. Не имея трудовой возможности заниматься земледелием и не имея собственного хлеба, казаки, в силу необходимости приобретать или выменивать хлеб на рыбу, икру в Самаре, Саратове, занимались рыболовством [9]. 

 

В указанный хронологический период яицкое казачество начинает принимать участие в каждом военном предприятии государственного уровня: в польской войне, в чигиринских походах, крымских экспедициях. Яицкое войско последовательно старалось поддерживать регулярные связи с правительством. Посылая станицы с сообщениями в столицу о положении в крае и на сопредельных территориях, с подношениями от Яицкого войска к царскому столу в виде осетров, белуг, ценной икры, в свою очередь, получая из первопрестольной сначала сукно, а затем и денежное жалование. 

 

С 80-х гг. XVII в. московские власти окончательно признало значение яицкого казачества для обороны юго-восточных рубежей государства. Казакам стали выдавать свинец, порох, в Яицкий городок были отосланы пушки [18]. До конца XVII в. служба яицких казаков царю являлась делом их доброго согласия. На кругах сообщалось о том, что царские власти нуждаются в службе, но на нее отправлялись желающие казаки. С 1623 г. казаки состояли в ведомстве Посольского, а с 1670 г. – Казанского приказа. Данное подчинение не влияло на внутреннее устройство казачьей общины и ограничивалось добровольными нарядами станичников на внешние и внутренние службы. С 1680 г. привлечение яицких казаков на царскую службу резко увеличивается, а с начала XVIII в. становится их постоянной заботой. Еще в конце XVII в. на Яике наметилось имущественное расслоение казачества, стала выделяться казачья элита, концентрировавшая в своих руках власть, связи с Москвой и распределение войсковых доходов. Подобно иным казачьим формированиям яицкое казачество также было передано под управление Военной коллегии. Это решение состоялось в 1720 г.

 

В 1670 г. казаки оказали поддержку войску Степана Разина. Через семь лет часть казаков под атаманством Василия Касимова подняла бунт, но была разбита царскими войсками. Остатки восставших вышли на Каспий и дошли до Персидского берега, были поселены местными властями в Шемахе. Реабилитировалась перед Москвой эта часть яицких казаков в 1683 г., когда казачье войско было отряжено в Уфу для усмирения противников центральной власти. В 1696 г. и 1697 г. казаки под командой Федора Семенникова и Андрея Афанасьева штурмовали турецкий Азов.

 

В начале Северной войны двухтысячное войско, сформированное на Яике, сражалось в рядах русской армии. 1717 год был отмечен трагическим походом в Хиву князя А. Бековича–Черкасского в нем участвовало полторы тысячи казаков; ни один не вернулся на родной Яик. Эта и другие потери в трудно восполняемых людских ресурсах значительно дифференцировали яицких от донских казаков, у последних человек, пришедший к ним, мог жить десятки лет на Дону и даже участвовать в казачьих экспедициях, но так и не быть принятым в казачье сообщество. На Яике в силу постоянно напряженной военной обстановки пришелец почти немедленно верстался в казачью среду. Низовая линия южнее Яицкого городка вела свое существование с 1734 г., когда был построен ряд крепостей и форпостов до самого Гурьева. Петербургу было необходимо оградить всю линию по Яику от самовольных переходов кочевников с одного берега на другой [7]. 

 

Колонизация Яика проходила медленно, в основном, из-за повседневных боевых усилий казаков. Земледелием на Яике в начале XVIII в. еще не занимались, яицкие казаки демонстрировали властям отсутствие пашенной земли в войске. Главным препятствием для регулярного хлебопашества являлись нескончаемые атаки окрестных народов [13]. 

 

Казаки в 1770 г. стали полными хозяевами Яика от Илецкого городка до устья, по указу Сената, Гурьев – городок передавался в абсолютное владение Яицкому войску. Тем самым компенсировались земли, отведенные на севере войска, в пользу оренбургских казаков. До этого события в Гурьеве располагалась рота Астраханского гарнизона. При Петре I в устье Яика размещалась брандвахта, контролировавшая порядок на севере Каспия [11, с. 9]. 

 

Яицкие казаки перед пугачевщиной хозяйственно занимались рыболовством, охотой. Скот поначалу отбивали у кочевников, потом стали покупать и разводить. Хлеб, вино и ткани покупали или выменивались в поволжских городах на рыбопродукты. С течением времени казаки начинают расставаться со своими воинственными привычками, переходить к сравнительно мирному образу жизни. Необходимость в предметах обрабатывающей промышленности, которые казаки не могли производить, все больше заставляла их прибегать к товарообмену. 

 

Рыбная ловля стала первым доминирующим промыслом, чему способствовал не только ихтиологический потенциал войсковой реки, а и то, что рыболовство не требовало стационарного развития, тем самым оно более гарантировано от нападений и соответствовало нравам первых колонистов Яика [3, с. 19]. Скотоводство, зародившееся позднее, стимулировалось обилием пастбищ, примером соседей, номадов и военной жизнью казаков, при которой табуны лошадей были необходимы даже в боевом отношении. Земледелие стало развиваться во второй половине XVIII в. особенно, когда казакам официально разрешили переселиться с пограничной линии в глубь степей – это занятие требовало хотя бы у части казаков оседлого существования и относительной безопасности от захватнических действий. Рост товарно-денежных отношений, включение Яика в общероссийский рынок способствовали развитию экономического неравенства в войске.

 

Яицкие казаки беззаветно любили Яик, ласково называя свою реку Яик-Горыныч – золотое донышко, а себя, полагая, «горынычами». Горынычи сроднились с рекой, освоили до ювелирности рыболовные промыслы, берегли богатства Яика. История отношений казаков с окружавшей их природой является неотъемлемой частью исторической жизни Яика. Яицкие степи казаки обожали не меньше: в них кто сезонно, а кто круглый год проживал на хуторах, разводили скот, выращивали хлеб, просо, бахчевые культуры. Казаки пытались сохранить свои права и привилегии. История яицкого казачества в XVIII в. – это период наиболее активной борьбы в защиту сбережения своего независимого статуса перед лицом прямой угрозы посягательства центральных властей на казачью свободу и внутреннее устройство. В царствование Петра I (1672 – 1725 гг.) началось активное наступление самодержавия на социальную организацию, самостоятельность яицких казаков. С 1723 г. избранные атаманы стали утверждаться Военной коллегией. Феодально-крепостническое государство политически узурпировало земли, обжитые и хозяйственно освоенные на протяжении двух веков трудами яицких казаков. Петр I был даже готов уничтожить Яицкое войско, но спасло заступничество сподвижника И.И. Неплюева, доказавшего монарху выгодность Яицкого казачества на рубежах государства [21, с. 14]. 

 

Императрица Анна Иоановна (1693 – 1740 гг.) в последний год своего правления пыталась заменить наемку поголовной службой по очереди, но данное распоряжение просто игнорировалось казаками Яика. Вся административная часть войска с 1751 г. была сосредоточена в одном учреждении – войсковой канцелярии, последняя была преобразована из «войсковой избы» по указу Военной коллегии [17]. 

 

С появлением в 1773 г. на Яике «императора Петра III» казаки увидели в Екатерине II узурпатора, и это объясняло ее недружелюбную политику по отношению к ним. Они решили выступить в поддержку законного монарха, то есть Пугачева. Желание посчитаться с администраторами, которые ликвидировали казачьи традиции, переросло в активные повстанческие действия [23, с. 3]. Значительная часть казаков была уверена, что он действительно государь Петр Федорович, искавший защиты на верном ему Яике. Яицкое казачество данными действиями положило начало крестьянской войне 1773 – 1775 гг. После разгрома армии Пугачёва, императорским указом 1775 г. Яицкое войско переименовано в Уральское, Яицкий городок – в Уральск, а река Яик – в Урал. 

 

Яицкие казаки в истории России представляли совершенно неповторимый тип русского казака, значительно отличавшегося от других казачьих собратьев. Яицкими казаками в обрамлении этнически-территориального ограничения и хронологических рамок XVI – XVIII вв. был проделан колоссальный ратный и трудовой путь. Этому способствовала исключительная отвага, необыкновенный человеческий темперамент, чтобы, полагаясь только на собственные силы, поднять плугом титанического созидания новь в области русской исторической географии, характеризуемой созданием рельефной исторической области, именуемой Яицкое казачье войско [1]. 

Список литературы и источников

  1. Бородин Н.А. В защиту Уральского рыболовства. СПб. 1910.
  2. Бородин Н.А. И.И. Железнов (автор «Уральцев»). Очерк жизни и произведений (1824-1863). СПб. 1910.
  3. Бородин Н.А. И.И. Железнов. Писатель-казак. СПб. 1901. 
  4. Волков А.П., Соклаков А.Ю. История Уральска в контексте межнациональных отношений. - Вестник Екатерининского института. М., 2014, №3(27). 
  5. Волков А.П., Соклаков А.Ю. Подготовка казачьей молодежи к воинской службе в 19 – начале 21 вв. в научных оценках. - Вестник Екатерининского института. М., 2013, №2(22). 
  6. Е.Е. Великомученичество уральского казачьего войска. - Родимый Край. Париж. 1930, № 7. 
  7. Карпов А.Б. Из прошлого (Очерк из истории Уральского казачьего войска). - Уральские войсковые ведомости. 1909, 15 ноября. № 89, отдел неофициальный.
  8. Карпов А.Б. Из прошлого (Очерк из истории Уральского казачьего войска). - Уральские войсковые ведомости. 1910. 27 мая. № 40, отдел неофициальный.
  9. Карпов А.Б. Из прошлого (Очерк из истории Уральского казачьего войска). - Уральские войсковые ведомости. 1910. 28 января. № 8, отдел неофициальный.
  10. Карпов А.Б. Уральцы. Исторический очерк. Уральск, 1911, ч.1.
  11. Ленивов А. Расстрел Войскового круга Яицкого войка в 1766 г. - Вольное Казачество. Париж, 1935, № 167.
  12. Малеча Н.М. Словарь говоров уральских (яицких) казаков. Оренбург. 2002, т. 1.
  13. М.Е. Земля Уральского казачьего войска, как общинная собственность. - Уралец. 1897, 4 сентября. № 19.
  14. Миткевич В.К. Казаки и их тактика. - Нива. 1893, № 18.
  15. Москалев Г.Е. Хозяйственный облик дореволюционного Яицка-Уральска. - Науч. зап. Западно-Казахстанского отделения Географического общества СССР. Уральск, 1956. Вып. 7.
  16. Общинник. Уральская община. - Уралец. 1897, 3 июля, № 1.
  17. Потанин Г.Н. Современный Яик. - Очерки. 1863. 19 января, № 18.
  18. Потанин Г.Н. Яицкая община. - Камско-Волжская газета. 1873, 27 июля № 86.
  19. Рябинин А.Д. Материалы для географии и статистики России. Уральское казачье войско. Сбп. 1866, ч.1.
  20. Соклаков А.Ю. 400 лет Уральска в историографии нового и новейшего времени. - Наука. Общество. Оборона (noo-journal.ru). 2013. № 1 (1) сетевое издание.
  21. Чужинец. Борьба яицкого казачества за автономию в XVIII веке (до Пугачева). - Вольное казачество. Париж. 1936 № 191.
  22. Чужинец. Борьба яицкого казачества за автономию в XVIII веке (до Пугачева). - Вольное казачество. Париж, 1936, № 190.
  23. Чужинец. Пугачев и яицкое казачество. - Вольное казачество. Париж, 1936, № 197.

References

  1. Borodin N.A., 1910, V zashchitu Ural'skogo rybolovstva. SPb. 1910.
  2. Borodin N.A., 1910, I.I. Zheleznov (avtor «Ural'tsev»). Ocherk zhizni i proizvedeniy (1824-1863). SPb. 1910.
  3. Borodin N.A., 1901, I.I. Zheleznov. Pisatel'-kazak. SPb. 1901. 
  4. Volkov A.P., Soklakov A.YU., 2014, Istoriya Ural'ska v kontekste mezhnatsional'nykh otnosheniy. - Vestnik Yekaterininskogo instituta. M., 2014, №3(27). 
  5. Volkov A.P., Soklakov A.YU., 2013, Podgotovka kazach'yey molodezhi k voinskoy sluzhbe v 19 – nachale 21 vv. v nauchnykh otsenkakh. - Vestnik Yekaterininskogo instituta. M., 2013, №2(22). 
  6. Ye.Ye., 1930, Velikomuchenichestvo ural'skogo kazach'yego voyska. - Rodimyy Kray. Parizh. 1930, № 7. 
  7. Karpov A.B., 1909, Iz proshlogo (Ocherk iz istorii Ural'skogo kazach'yego voyska). - Ural'skiye voyskovyye vedomosti. 1909, 15 noyabrya. № 89, otdel neofitsial'nyy.
  8. Karpov A.B., 1910, Iz proshlogo (Ocherk iz istorii Ural'skogo kazach'yego voyska). - Ural'skiye voyskovyye vedomosti. 1910. 27 maya. № 40, otdel neofitsial'nyy.
  9. Karpov A.B., 1910, Iz proshlogo (Ocherk iz istorii Ural'skogo kazach'yego voyska). - Ural'skiye voyskovyye vedomosti. 1910. 28 yanvarya. № 8, otdel neofitsial'nyy.
  10. Karpov A.B., 1911, Ural'tsy. Istoricheskiy ocherk. Ural'sk, 1911, ch.1.
  11. Lenivov A., 1935, Rasstrel Voyskovogo kruga Yaitskogo voyka v 1766 g. - Vol'noye Kazachestvo. Parizh, 1935, № 167.
  12. Malecha N.M., 2002, Slovar' govorov ural'skikh (yaitskikh) kazakov. Orenburg. 2002, t. 1.
  13. M.Ye., 1897, Zemlya Ural'skogo kazach'yego voyska, kak obshchinnaya sobstvennost'. - Uralets. 1897, 4 sentyabrya. № 19.
  14. Mitkevich V.K., 1893, Kazaki i ikh taktika. - Niva. 1893, № 18.
  15. Moskalev G.Ye., 1956, Khozyaystvennyy oblik dorevolyutsionnogo Yaitska-Ural'ska. - Nauch. zap. Zapadno-Kazakhstanskogo otdeleniya Geograficheskogo obshchestva SSSR. Ural'sk, 1956. Vyp. 7.
  16. Obshchinnik., 1897, Ural'skaya obshchina. - Uralets. 1897, 3 iyulya, № 1.
  17. Potanin G.N., 1863, Sovremennyy Yaik. - Ocherki. 1863. 19 yanvarya, № 18.
  18. Potanin G.N., 1873, Yaitskaya obshchina. - Kamsko-Volzhskaya gazeta. 1873, 27 iyulya № 86.
  19. Ryabinin A.D., 1866, Materialy dlya geografii i statistiki Rossii. Ural'skoye kazach'ye voysko. Sbp. 1866, ch.1.
  20. Soklakov A.YU., 2013, 400 let Ural'ska v istoriografii novogo i noveyshego vremeni. - Nauka. Obshchestvo. Oborona (noo-journal.ru). 2013. № 1 (1) setevoye izdaniye.
  21. Chuzhinets., 1936, Bor'ba yaitskogo kazachestva za avtonomiyu v XVIII veke (do Pugacheva). - Vol'noye kazachestvo. Parizh. 1936 № 191.
  22. Chuzhinets., 1936, Bor'ba yaitskogo kazachestva za avtonomiyu v XVIII veke (do Pugacheva). - Vol'noye kazachestvo. Parizh, 1936, № 190.
  23. Chuzhinets., 1936, Pugachev i yaitskoye kazachestvo. - Vol'noye kazachestvo. Parizh, 1936, № 197.

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN