Латыпов Тимур Рустямович,

кандидат юридических наук, 

АО "Зарубежнефть",

руководитель направления отдела Договорно-правового управления

Россия, г. Москва

E-mail: Latypovv2017@yandex.ru

Latypov Timur Rustiamovich,

Candidate of Law Sciences,

JSC Zarubezhneft,

Head of Department of the

Treaty and Legal Department

Russia, Moscow

E-mail: Latypovv2017@yandex.ru


«И танки наши быстры»: боевые действия 3-й гвардейской танковой армии в Пражской стратегической наступательной операции (6 - 11.5.1945 г.)

"And our tanks are fast": the fighting of the 3rd Guards Tank Army in the Prague Strategic Offensive Operation (6 - 11.5.1945)

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10196

Аннотация

Изучена последовательность боевых действий 3-й гвардейской танковой армии генерал-полковника танковых войск П.С. Рыбалко в ходе Пражской стратегической наступательной операции 6-11 мая 1945 года. Восстановление картины событий реализовано в широком военно-политическом контексте последних дней Великой Отечественной войны. Установлены стремление англо-американских союзников СССР занять территорию Чехословакии своими войсками, и попытка руководства нацистской Германии сдать все остававшиеся в его распоряжении военные силы в плен союзникам, а не Красной Армии. Показано, что относительно немецкой группы армий «Центр» эти попытки были пресечены стремительным наступлением войск 1-го Украинского фронта, в ходе которого солдаты и офицеры 3-й гвардейской танковой армии продемонстрировали высокое боевое мастерство. На основе архивных данных засвидетельствовано, что за 5 дней боевой работы армия прошла 350 км, приняла участие в разгроме Дрезденско-Герлицкой группировки противника, преодолела Рудные горы и победоносно вступила в столицу Чехословакии город Прагу.

 

Ключевые слова: 

танковая армия, корпус, бригада, 1-й Украинский фронт, наступление, боевые действия, союзники, Германия, капитуляция, плен, сопротивление,

освобождение, Прага, Чехословакия, Конев, Рыбалко

 

Summary

The article examines the sequence of hostilities of the 3rd Guards Tank Army under the command of Colonel-General P.S. Rybalko during the Prague Strategic Offensive Operation on May 6-11, 1945. The restoration of the picture of events is realized in the broad military-political context of the last days of the Great Patriotic War. Was established the aspiration of the Anglo-American allies of the USSR to occupy the territory of Czechoslovakia with its troops and the attempt of the leadership of Nazi Germany to surrender all military forces that remained at its disposal to the allies, not the Red Army. It is shown that with respect to the German Army Group Center, these attempts were stopped by the swift attack of the troops of the 1st Ukrainian Front, during which the soldiers and officers of the 3rd Guards Tank Army demonstrated high combat skills. On the basis of archival data, it was testified that in 5 days of combat work the army walked 350 kilometers, took part in the rout of the Dresden-Gerlitsky grouping of the enemy, overcame the Ore Mountains and victoriously entered the capital of Czechoslovakia, the city of Prague.

 

Keywords: 

tank army, corps, brigade, 1st Ukrainian Front, offensive, hostilities,

allies, Germany, capitulation, captivity, resistance,

liberation, Prague, Czechoslovakia, Konev, Rybalko

В конце апреля – начале мая 1945 года поражение фашистской Германии в Великой Отечественной войне стало окончательно неотвратимым. После самоубийства Гитлера 30.4.1945 г. официальная власть в Рейхе перешла в руки гросс-адмирала Дёница, чье наспех сформированное 1 мая правительство располагалось во Фленсбурге неподалеку от датской границы. Главную свою задачу остатки нацистского руководства видели в том, чтобы отвести остававшиеся в их подчинении войска на запад и сдать их англо-американскому командованию, продолжая в то же время боевые действия против Красной Армии [1, с. 677-678; 2, с. 543; 3].   

 

2 мая, когда перед советскими войсками капитулировал гарнизон Берлина, британский фельдмаршал Александер принял капитуляцию немецких войск в Италии (соглашение об этом было подписано еще 29.4.1945 г.). В тот же день в дневнике ОКВ (Oberkommando der Wehrmacht – Верховное главнокомандование вермахта, под начальством генерал-фельдмаршала Кейтеля) появилась запись: «Для высшего командования с сегодняшнего дня основной линией действий стал принцип: “спасение возможно большего числа немцев от захвата в плен советскими войсками и переговоры с западными союзниками”» [4, с. 587; 5, с. 512; 6, с. 408].

 

Последние начались незамедлительно – в записи от 3 мая говорилось: «Решающим событием этого дня является установление германским уполномоченным генерал-адмиралом фон Фридебургом связи с маршалом Монтгомери. Благодаря этому по крайней мере становится реальной возможность скорейшего заключения перемирия с англичанами» [1, с. 678]. Перемирие было заключено на следующий день: главнокомандующий войсками союзников в Европе фельдмаршал Монтгомери санкционировал капитуляцию сил вермахта в Северной Германии, Голландии и Дании. При этом немецкий представитель просил «разрешить войскам, сражающимся против советских войск, пройти через фронт союзников с тем, чтобы этим войскам не пришлось капитулировать перед русскими» (Фридебург говорил о немыслимости сдаваться «русским дикарям»). Монтгомери ответил в том духе, что общая капитуляция на данных условиях невозможна, но разрешил немецким военнослужащим, воевавшим на севере Германии против Красной Армии, сдаваться в плен в индивидуальном порядке, что являлось нарушением договоренностей с советской стороной. «Сопротивление против советских войск продолжается, – было записано в дневнике ОКВ. – Оно имеет целью спасение немцев от захвата их советскими войсками». Тем же мотивировалось и решение о подчинении групп армий «Центр», «Австрия» и «Юго-Восток» генерал-фельдмаршалу Кессельрингу – «боевые действия имеют целью выигрыш времени для спасения от захвата советскими войсками возможно большего количества населения». На самом деле цель фашистских главарей заключалась в том, чтобы включить эти группы армий в переговоры о капитуляции перед западными союзниками, дабы спасти войска генерал-фельдмаршала Шернера, генерал-полковника Рендулича и генерал-полковника Лёра от советских ударов и неизбежного плена [4, с. 588-589; 7, с. 490-491; 8, с. 718; 9, с. 423].

 

Англо-американские союзники по этому вопросу консолидированной позиции фактически не имели. Британский премьер-министр Черчилль чрезвычайно опасался усиления СССР в результате победы над гитлеровской Германией, а новый президент США Трумэн, занявший свой пост 12 апреля 1945 г. после смерти Рузвельта, также был настроен откровенно антисоветски. Черчилль в письме британскому министру иностранных дел Идену от 24.4.1945 г. высказывался, что он, конечно, за дружбу с русским народом, «но я вместе с тем уверен, что она может основываться только на признании русскими англо-американской силы. Я с удовольствием отмечаю, что новый президент не позволит Советам запугать себя». 4 мая в другом письме Идену британский премьер утверждал, что предполагаемый отвод американских войск на согласованные ранее демаркационные линии «означал бы распространение русского господства еще на 120 миль на фронте протяжением 300-400 миль. Это было бы одним из самых прискорбных событий в истории». Черчиллю представлялось, что новая «фактическая граница России» пройдет от норвежского мыса Нордкап до итальянской реки Изонцо, так что «территории, находящиеся под контролем России, охватят балтийские провинции, всю Германию до оккупационной линии, всю Чехословакию, значительную часть Австрии, всю Югославию, Венгрию, Румынию и Болгарию и, наконец, дойдут до Греции, которая находится сейчас в ослабленном состоянии. Это будет включать все крупные столицы Средней Европы, в том числе Берлин, Вену, Будапешт, Белград, Бухарест и Софию. Несомненно, немедленно встанет вопрос и о положении Турции и Константинополя» [10, с. 279, 287-288].

 

Пребывая в страхе перед продвижением по Европе победоносной Красной Армии, Черчилль указывал фельдмаршалу Монтгомери «старательно собирать германское оружие и складывать так, чтобы его легко можно было снова раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжалось», и предполагал использовать ВВС для «удара по коммуникациям русских армий, если те решат продвинуться дальше, чем предусмотрено соглашением» [1, с. 678; 9, с. 545]. По сведениям, которыми располагало советское командование, англичане не разоружали капитулировавшие немецкие части, а отводили их на запад подальше от демаркационной линии, что никак нельзя было назвать проявлением духа добросовестного союзничества [11, с. 470, 499].

 

В то же время верховный главнокомандующий экспедиционными силами союзников американский генерал армии Эйзенхауэр, по чьему решению 3-я американская армия наступала по направлению к западной границе Чехословакии, где располагались основные силы продолжавшей боевые действия против Красной Армии немецкой группы армий «Центр», считал возможным продвижение по территории последней только до оговоренной с советским командованием линии Карловы Вары – Пльзень – Ческе Будеёвице. Он заявил: «Я не предприму никакого шага, который считаю нецелесообразным с военной точки зрения», с чем должен был согласиться президент США. (Трумэн 1 мая сообщил об этом Черчиллю в ответ на его письмо от 30.4.1945 г., где говорилось: «Можно почти не сомневаться в том, что освобождение Вашими войсками Праги и как можно большей территории Западной Чехословакии может полностью изменить послевоенное положение Чехословакии и вполне может к тому же повлиять на соседние страны. С другой стороны, если западные союзники не будут играть важную роль в освобождении Чехословакии, эту страну постигнет участь Югославии») [10, с. 288-289].

 

Тем не менее, 4 мая Эйзенхауэр в письме начальнику Генерального штаба Красной Армии генералу армии И.С. Антонову сообщил, что его войска «готовы продвинуться в Чехословакии, если это потребует обстановка, до линии рек Влтава и Эльба, чтобы очистить западные берега этих рек», а 5 мая командующий 12-й американской группой армий генерал Брэдли на встрече с командующим 1-м Украинским фронтом маршалом И.С. Коневым предложил помощь своих войск в разгроме группировки Шернера и овладении Прагой. К этому моменту союзническая авиация уже бомбила Пльзень и другие чехословацкие города, что не являлось военной необходимостью, а 540-тысячная американская 3-я армия под командованием генерала Паттона пересекала западную границу Чехословакии, при этом сам генерал, по его словам, «горел желанием» взять Прагу. («Нам следовало продолжать наступать до берегов Влтавы, а если бы русским это не понравилось, мы должны были послать их к черту», – писал позднее Паттон. Некоторое представление об «освободительных методах» бравого американского генерала дают следующие строки из тех же воспоминаний: «Мы всегда сначала давали несколько артиллерийских залпов по любому городу на нашем пути, а потом уже делали предложение о сдаче. Целью такого подхода являлось стремление оставить жителям немеркнущие воспоминания, дабы они могли рассказать своим потомкам о том, что в их краях побывала Третья армия Соединенных Штатов»). Эти «заманчивые предложения» советской стороной были вежливо, но настоятельно отклонены; если союзники лишь переступили (практически без боя) границу Чехословакии, то Красная Армия вела упорную борьбу за освобождение братского народа от немецко-фашистских захватчиков с сентября 1944 г., и честь ее победоносного завершения по справедливости принадлежала советским войскам [3: 5, с. 515; 12, с. 318; 13, с. 248, 268-271; 14; 15].

 

Еще 27 апреля 1945 г., когда Черчилль отправил Верховному Главнокомандующему Вооруженными Силами СССР И.В. Сталину телеграмму, где речь шла об установлении на период окончательного разгрома Германии тактических зон, занимаемых войсками союзников независимо от согласованных будущих оккупационных зон («Неизбежно, что в этот период наши войска окажутся расположенными на территориях, лежащих вне границ окончательных зон оккупации» [10, с. 296]), Верховный на заседании Ставки поставил вопрос о том, «кто будет Прагу – мы или американцы?», и поручил его проработать начальнику Генерального штаба генералу армии И.С. Антонову [11, с. 470-471].

 

На следующий день Сталин лично позвонил командующему 1-м Украинским фронтом (УФ) маршалу И.С. Коневу и спросил: «Как вы думаете, кто будет брать Прагу?» [14]. На этот раз речь шла уже не о том, будут это делать советские или американские войска, а о том, какие из фронтов Красной Армии будут принимать в этом участие. Войска 1-го УФ, который нависал над Чехословакией, завершали бои в Берлине, и Конев доложил, что чешскую столицу будут брать именно они – с севера и северо-запада его армии отделяло от Праги кратчайшее, по сравнению со сражавшимися в Словакии и Моравии войсками 2-го (командующий – маршал Р.Я. Малиновский) и 4-го (командующий – генерал армии А.И. Еременко) УФ, расстояние.

 

Командующий 1-м УФ получил приказ Ставки к 3.5.1945 г. закончить уничтожение окруженной немецкой группировки юго-западнее Берлина и после смены войск, находившихся в поверженной нацистской столице, соединениями 1-го Белорусского фронта, перейти в стремительное наступление на Прагу. По утвержденному 4 мая плану Пражской стратегической наступательной операции, армии 1-го УФ наносили удар по войскам группы «Центр» с севера, 2-го УФ – с юга, и 4-го УФ – с востока, при этом главной силой наступления являлись войска маршала Конева, которые должны были не только освободить Прагу, но и отсечь противнику пути отхода на запад. Запланированное на шестой день операции овладение столицей Чехословакии возлагалось на 4-ю (командующий – генерал-полковник Д.Д. Лелюшенко) и 3-ю (командующий – генерал-полковник танковых войск П.С. Рыбалко) гвардейские танковые армии. При этом, по словам начальника Оперативного управления Генштаба генерал-полковника С.М. Штеменко, «предстояло не только разгромить противостоящего противника и освободить Прагу, но и встать непреодолимым барьером между главной массой войск группы армий “Центр” и городом» [5, с. 514].

 

По плану наступление должно было начаться 7 мая 1945 г., однако 5 мая в Праге вспыхнуло восстание против немецко-фашистских оккупантов. В городе завязались ожесточенные бои между силами восставших и 40-тысячным немецким гарнизоном, на поддержку которого фельдмаршал Шернер, приказавший подавить восстание «всеми средствами», бросил части эсэсовских танковых дивизий «Райх» и «Викинг» и авиацию. Возглавивший восстание Чешский национальный совет обратился по радио к Красной Армии с просьбой о помощи. С целью поддержать восставших, спасти жителей Праги от уничтожения, а город от разрушения, Ставкой 6 мая 1945 г. был отдан приказ начать операцию незамедлительно; в 12.00 правофланговые армии 1-го УФ перешли в наступление [1, с. 681-682; 5, с. 516; 16, с. 350; 17, с. 340-341].

 

Одной из двух танковой армий ударной группировки была 3-я гвардейская. В ее состав входили 6-й (командир – генерал-майор танковых войск В.А. Митрофанов) и 7-й (командир – генерал-майор В.В. Новиков) гв. тк и 9-й мк (командир – генерал-лейтенант танковых войск И.П. Сухов). Армия генерал-полковника Рыбалко по боевому составу являлась сильнейшим объединением всех бронетанковых и механизированных войск 1-го УФ: к началу операции в строю 3-й гв. ТА было 425 танков и СУ (для сравнения: в 4-й гв. ТА – 309 машин, 25-м тк – 63, 4-м гв. тк – 67, 7-м гв. мк – 60, 1-м польском тк – 90).

 

Перед армией директивой командующего 1-м УФ № 00181/оп была поставлена задача «перейти в стремительное наступление в направлении: Вильсдруфф, Гарандт, Готтлойба, Усти, Гудыне, Чаковице и к исходу шестого дня ударом с северо-востока овладеть г. Прага» [18, л. 3-7]. В приказе № 030/оп штаба 3-й гв. ТА решение этой задачи сводилось к следующему: в первом эшелоне наступали 7-й и 6-й гв. тк, во втором – 9-й мк; танковые части должны были обогнать пехоту 3-й гв. армии (командующий – генерал-полковник В.Н. Гордов) на рубеже Ломмацш, Шириц и к концу первого дня операции овладеть районом Кайц, Вильсдруф, Тарандт, Любау, а к исходу второго дня – захватить перевалы через хребет Рудных гор на германо-чехословацкой границе (7-й гв. тк овладевал перевалом Горни Крупка, 6-й гв. тк – перевалами Пигровице, Антонинов) и к исходу дня – район Либухец, Готлойба, Лауэнштейн, Крупка, Хабаровице. Перед фронтом армии противник частями 344-й пд, 20-й тд, отдельным танковым батальоном 944-го сап, 443-м, 514-м запасными, 395-м охранным батальонами и батальонами фольксштурма оборонялся на рубеже: Вейда, Дершниц, Нишютц, Коттевиц, Нигирода; в районе Кенигсбрюк действала тд «Герман Геринг» и запасная бригада «Великая Германия», в оперативном резерве в районе Радебург отмечалась мд «Брандербург».

 

 

На занимаемом противником рубеже серьезных инженерно-оборонительных сооружений не было установлено; в то же время природные условия местности, где предстояло наступать 3-й гв. ТА, усложняли движение бронетехники и автотранспорта. С линии Хемнитц, Дрезден начиналось предгорье, изрезанное глубокими оврагами, долинами мелких рек и ручьев и изобилующее лесами. Далее тянулись Рудные горы с круто обрывавшимися на юг перевалами на уровне 800-872 м над уровнем моря; дороги через перевалы отличались извилистостью, крутыми подъемами, спусками и резкими петлями поворотов, будучи при этом настолько узкими, что обгон колонн могли производить только машины управления и связи, а двустороннее движение было чрезвычайно затрудненным [18, л. 15-16; 19, л. 57-58].

 

Времени на подготовку наступления у танкистов Рыбалко практически не было. С вечера 3 мая 1945 г. 3-я гв. ТА начала выдвигаться из Берлина в район Краупа, Добрилуг, Ельстерверда, преодолев 150 км за полтора суток, а к утру 5 мая, пройдя еще около 50 км, сосредоточилась в районе Поппиц, Прузитц, Велькиш, откуда к утру следующего дня выдвинулась на исходные позиции.

 

  • 6-й гв. тк совершил марш из Берлина (район ст. Шарлоттенбург), к исходу 5.5.1945 г. вышел в район Груно, Добралуг, Оппельхайм, Эйхгольц, затем переправился на западный берег р. Эльба и через северо-восточные кварталы Риза двинулся на Лейтевиц, где сосредоточился к утру 6.5.1945 г. [20, л. 15-17].
  • 7-й гв. тк (боевой состав: Т-34 – 75, ИС-122 – 1, СУ-122 – 15, СУ-100 – 15, СУ-76 – 12; орудий 76 мм – 35, 57 мм – 11, 37 мм – 16; минометов 120 мм – 35, 82 мм – 37, РС М-13 – 8; пулеметов ДШК – 50, станковых – 33, ручных – 121; винтовок – 2800, автоматов – 2700; активных штыков мотострелков – 1175 чел.) двумя ночными маршами к утру 5.5.1945 г. вышел в выжидательный район Краупа, Била Плесса, Долинген, Хохенлайциш, а в ночь на 6.5.1945 г., совершив марш Хохенлайциш – Риза, сосредоточился в исходном районе Мергендорф, Гостевиц, Праузитц [20, л. 39-40].
  • 9-й мк, после боев в Берлине имевший укомплектованность: личный состав – 76%, танки – 44,8%, СУ – 74,6%, автотранспорт – 68,3%, минометы – 78%, пулеметы – 68%, орудия – 51%, совершил 130-километровый марш и утром 5 мая сосредоточился в районе Неэсдорф-Пехютте, Дойч-Зорне, Штаупиц, Грюневальде, Гохра. В 17.30 был получен приказ командующего армией № 022/оп, согласно которому корпус должен был в ночь с 6 на 7 мая выступить из занимаемого района и к 6.00 7.5.1945 г. сосредоточиться в исходном районе Глаубиц, Цейтхайн, Боберзен, Мариц, Гредель, однако в 12.00 6 мая последовал новый приказ генерал-полковника Рыбалко, согласно которому 9-му мк следовало перейти в стремительное наступление вслед за 6-м и 7-м гв. тк [20, л. 131-132].

 

В течение дня 6 мая правофланговые армии 1-го Украинского фронта продвинулись до 23 км, овладев городами Вальдхайм, Ошатц, Лайсниг, Дебельн, Носсен и свыше 150 другими населенными пунктами [21, л. 78-79]. Подвижные войска фронта вышли к Дрездену, где противник оказывал сильное сопротивление, контратакуя пехотой и танками; на других участках немцы начали отходить в южном направлении, минируя дороги и используя завалы в попытке задержать продвижение советских войск [18, л. 17]. 6-й гв. тк наступал в боевых порядках стрелковых частей; в течение ночи на 7.5.1945 г. 53-я гв. тбр вела бой в центре Вильсдруф, где противник оказывал сопротивление пехотой при поддержке танков, 51-я тбр вела бои на рубеже Гомпиц. 7-й гв. тк передовыми 54-й и 56-й гв. тбр вел наступление во взаимодействии с 329-й и 127-й сд 76-го ск 3-й гв. армии и к 15.00 вышел на рубеж Кебшиц, Трониц, а к 17.00 – на рубеж Хейниц, Таубенгейм. 9-й мк, получивший задачу к утру 7.5.1945 г. овладеть районом Беекенкау, Брайхенау, Шенвальд, Петтерсвальд, к 22.00 6 мая переправился через Эльбу в районах Риза, Промниц, Гредель и выступил во втором эшелоне вслед за танковыми корпусами, встречая на отдельных участках сопротивление мелких групп противника [20, л. 19, 41-42, 132, 134].

 

Маршал И.С. Конев потребовал от командующих армиями ударной группировки (в нее, кроме 3-й гв. ТА, входили 3-я гв. А, 4-я гв. ТА и 13-я А) ускорить темп продвижения и «наступать днем и ночью, не считаясь ни с усталостью, ни с какими-либо помехами» [14].

 

Противник 7 мая продолжал обороняться в районе севернее и западнее Дрездена силами 469-й и 464-й пд, дополнительно введя в бой 4-ю полицейскую и 404-ю охранные дивизии, огнем и контратаками силой до двух батальонов пехоты с танками оказывал сопротивление продвижению наступающих соединений. 3-я гв. ТА в течение дня вела бои с танками и пехотой противника западнее Дрездена; танковые корпуса имели задачу захватить перевалы через горный рубеж на германо-чехословацкой границе и овладеть районами:

  • 7-й гв. тк – Хабаровице, Варважов, Штрехенвальде;
  • 6-й гв. тк – Усти, Теплице-Шанов, Вили-Уезд;
  • 9-й гв. мк – во втором эшелоне за 6-м и 7-м гв. тк овладеть районом Беренхау, Брайтенау, Шенвальд, Петерсвальде.

 

К исходу дня танковые части генерал-полковника Рыбалко, поддерживаемые с воздуха 2-м гв. шак и 2-м иак 2-й воздушной армии (командующий – генерал-полковник авиации С.А. Красовский), продвинулись на 15-20 км [18, л. 17-18; 19, л. 263-264; 21, л. 92-93, 96]. 6-й гв. тк 51-й гв. тбр до середины дня продолжал бои на рубеже Гомпиц, не имея продвижения, после чего командир корпуса отдал приказ сманеврировать и наступать на Лимбах, Теплице-Шанов, куда в ночь на 8 мая двинулись передовые бригады. 7-й гв. тк также встретил сопротивление противника, стремившегося сковать действия продвигающихся советских частей, заставить их обходить его узлы сопротивления, потерять время на маневр и снизить темпы наступления. Корпус передовыми бригадами в течение дня вел бой с противником за овладение выс. 307,6, 326,2, Курорт Гарта; до 10 танков и СУ противника при поддержке артогня оказывали упорное сопротивление на подходе к Дрездену с рубежа Вульсдорф, Грумбах, Гросс Опитц. Передовая 56-я гв. тбр, потеряв сгоревшими и подбитыми 5 танков Т-34 и не имея продвижения, с подходом пехоты согласно распоряжению командира корпуса, снялась с занимаемого рубежа и, обойдя опорные пункты сопротивления противника западнее, продолжила наступать в южном направлении. Двигавшийся во втором эшелоне 9-й мк к исходу 7.5.1945 г. передовыми частями достиг Фридерсдорф, где получил приказ командующего обогнать части 6-го и 7-го гв. тк и вести стремительное наступление в юго-восточном направлении на Прагу; в исполнение этого приказа передовая 69-я мбр в ночь на 8 мая обогнала части танковых корпусов и утром следующего дня вышла к горному перевалу [20, л. 19, 42, 48, 134].

 

За то время, пока соединения 3-й гвардейской танковой армии, спеша на помощь сражающейся Праге, с боями приближались к Рудным горам и чехословацкой границе, в положении гибнущего фашистского рейха произошли значительные изменения. 6 мая Дёниц отправил начальника Штаба оперативного руководства Верховного командования вермахта генерал-полковника Йодля в Реймс, где находился штаб Эйзенхауэра, с поручением, как было записано в дневнике ОКВ, «заключить перемирие на всех фронтах, стремясь как можно больше выиграть времени для немцев, уходящих с Востока». Гросс-адмирал проинструктировал своего посланца в том смысле, чтобы Йодль предложил американцам разделить капитуляцию Германии на два этапа так, что в течение первого немцы прекращали боевые действия, но сохраняли свободу передвижения, чтобы успеть сдаться не советским, а союзным войскам. Исполняя это указание, генерал-полковник убеждал начальника штаба Эйзенхауэра генерал-лейтенанта Беделла Смита, что Дёниц желает «сохранить для германской нации возможно большее число немцев и спасти их от большевизма», и что с капитуляций остатков немецких войск на Западном фронте не будет никаких затруднений, тогда как «никакая сила в мире не смогла бы заставить войска групп армий Лёра, Рендулича и Шернера исполнить приказ о капитуляции, пока они имеют возможность уйти в районы, оккупированные американскими войсками» [4, с. 590-591; 7, с. 498].

 

Акт о капитуляции Германии (англ.), Реймс, Франция, 7 мая 1945 г.

 

 

Получив отказ, Йодль от лица нацистского руководства Германии в середине третьего часа утра 7 мая 1945 года подписал в Реймсе капитуляцию, согласно которой боевые действия прекращались с 23.00 8 мая по центрально-европейскому, то есть с 1.00 9 мая по московскому времени [8, с. 719]. 

 

За час до этого Дёниц отдал приказ командующим группами армий Восточного фронта, где была поставлена задача, с одной стороны, «немедленно прекратить какие бы то ни было боевые действия против англо-американских войск и отдать приказ войскам сдаваться им в плен», а с другой стороны, «отвести на запад возможно больше войск, действующих на Восточном фронте, пробиваясь при этом в случае необходимости с боем через расположение советских войск».

 

Дополнительно командиры всех степеней получили приказ о прекращении с момента вступления капитуляции в силу всех передвижений войск, причем «для разъяснения этого последнего приказа» в штаб группы армий «Центр» самолетом был отправлен полковник Генштаба Мейер-Детринг, поставивший перед генерал-фельдмаршалом Шернером задачу «как можно дольше продолжать борьбу против советских войск, ибо только при этом условии многочисленные части немецкой армии смогут выиграть время для того, чтобы пробиться на запад к союзникам» [4, с. 593, 594]. Реакция последнего была своеобразной: в обращении к войскам генерал-фельдмаршал заявлял, что капитуляция Германии суть не более чем лживый слух, распространяемый вражеской пропагандой, и предупреждал, что «война против Советского Союза будет продолжаться», при этом одновременно отдал приказ на отход в западном направлении с вечера 7.5.1945 г., нарушив тем самым как условия капитуляции, так и указания собственного Верховного главнокомандования [14; 21, л. 106].

«Как бы ни был Черчилль озабочен проблемами капитуляции, – замечает историк из США Дж. Толанд, – он не мог забыть осажденных в Праге и обратился с последним призывом к Эйзенхауэру» [7, с. 509]. Британский премьер-министр действительно 7 мая обратился с призывом к Эйзенхауэру, но заботили его вовсе не сражающиеся с эсэсовцами жители чешской столицы, а все то же стремление опередить советские войска в Чехословакии, заняв ее американскими. «Я надеюсь, – писал Черчилль, – что Ваш план не помешает Вам продвинуться к Праге, если у Вас будут необходимые для этого войска и если Вы не встретитесь с русскими раньше. Я думал, что Вы не собираетесь сковывать себя, если у Вас будут войска и территория окажется свободной» [10, с. 290]. Однако американский главнокомандующий ценил жизни своих солдат выше необходимости помогать британскому политику закрепиться еще на одной «свободной территории» и ответил отказом.

 

Шифровка 1-го Украинского фронта о вступлении на территорию Чехословакии, 7 мая 1945 г.

Что касается советского командования, чьи войска готовились завершить освобождение дружественного народа от гитлеризма, то его заботило совсем другое – 7.5.1945 г. Военный Совет 1-го Украинского фронта издал распоряжение военным советам армий и командирам отдельных корпусов: «При вступлении на территорию Чехословакии войск фронта принять всем меры к тому, чтобы относиться к населению дружественно и вежливо. Никакой конфискации или изъятия имущества у населения не производить. Трофеями считать только то, что оставлено немецкими войсками. Связаться с вновь созданными органами власти на месте и оказывать взаимную помощь в изгнании немцев с территории Чехословакии; никаких насилий, бесчинства по отношению к населению не чинить, в остальных случаях руководствоваться соглашением между нашим правительством и правительством Чехословацкой республики…» [22, л. 112].

 

8 мая 1945 г. войска 1-го Украинского фронта продвинулись от 20 до 45 км, овладели Дрезденом, еще 37 крупными городами и 100 населенными пунктами. Противник – соединения 4-й танковой и 17-й полевой армий – отходил в юго-западном направлении перед всем фронтом, прикрываясь минно-инженерными заграждениями и мелкими группами автоматчиков [21, л. 109; 23, л. 133]. 

 

Предложение командования 1-го УФ от 07:07 8.5.1945 г. командованию немецких войск о прекращении военных действий, сложении оружия и сдаче в плен на основании Акта о военной капитуляции от 7.5.1945 г.

Приказ командующего войсками 1-го УФ от 8.5.1945 г. о недопущении улета самолетов немцев на запад

Приказ ВГК № 366 от 8.5.1945 г. - Объявление благодарности войскам 1-го УФ за овладением г. Дрезден

  

3-я гв. танковая армия преодолевала перевалы Рудных гор; первым двигался 9-й мк, чей передовой отряд в составе 69-й мбр, 16-й сабр и 50-го омцп под командованием заместителя начальника штаба генерал-майора танковых войск И.Г. Зиберова уже к 7.00 достиг перевалов. Противник взорвал мосты, заминировал дороги, устроил завалы и, используя выгодный для обороны рельеф местности, небольшими группами фольксштурма, поддерживаемыми одной-двумя самоходками или пушками, пытался задержать наступление частей корпуса. Наличие только одной дороги, пригодной для колесного транспорта, на направлении наступления корпуса, резко пересеченная местность, лесные массивы не давали возможности развернуть войска, поэтому бой вели только части передового отряда.

 

В результате упорного боя 69-я мбр сломила сопротивление противника, преодолела перевал, вышла на равнину, разгромила тылы немецких 21-й тд и 17-й зенитной дивизии, в 16.00 ворвалась и через час овладела г. Теплице-Шанов. Уже в 17.45 передовые подразделения достигли Упор, что 7 км южнее Теплице-Шанов, и далее стремительно продвигались на Прагу через Тржебенице, Брезани и водный рубеж р. Огрже. К 22.30 69-я мбр овладела г. Лоссовице, где настигла автоколонну и железнодорожный эшелон противника, который в результате боя был уничтожен, а часть солдат и офицеров взята в плен. За 9-м мк шел 7-й гв. тк; корпус преодолел перевал Айхвальд, овладел Ценвальде, пересек германско-чехословацкую границу в районе ст. Нолдава, овладел крупными населенными пунктами Зинвальд, Гайзинг, Крупка и к 24.00 достиг рубежа Веремин, Милешов в 14 км юго-западнее Теплице-Шанов. 6-й гв. тк перешел во второй эшелон; к исходу дня 8 мая его части вышли на рубеж Градижно, Жаланы (район Теплице-Шанов, где остановились для заправки ГСМ [18, л. 18; 20, л. 19, 42, 134-135].

 

9 мая войска группы армий Шернера, несмотря на вступление в силу акта о капитуляции Германии (в 00.43 по московскому времени в Берлине был подписан окончательный акт о капитуляции), не сложили оружия и продолжали отходить в юго-западном направлении. Сам генерал-фельдмаршал при этом бросил свои войска, переоделся в гражданскую одежду и на самолете бежал в Австрию [3; 24, с. 226-227]. Отступая, немецкие войска продолжали оказывать сопротивление: передовой отряд 9-го мк с 1.00 до 3.00 был задержан сильным сопротивлением противника, но, с боем овладев Велтрусы, устремился дальше.

 

В 4.00 9 мая танки 69-й мбр, а в 6.00 – остальные части бригады, овладели северной окраиной Праги, где отдельные автоматчики и фаустпатронщики пытались оказать сопротивление, которое было быстро сломлено, и противник сложил оружие; к 14.00 все части корпуса вошли в столицу Чехословакии.

 

 

Схема расположения частей 9-го мк в районе Прага 9 мая 1945 г.

 

В 5.30 в северо-восточную часть Праги вошла 54-я гв. тбр 7-го гв. тк и сломила организованное сопротивление противника, удерживавшего отдельные дома небольшими группами пехоты. 55-я гв. тбр к 12.00 овладела центром города (гостиница «Астория»); организованные действия противника были сломлены и немцы, не оказывая сопротивления, начали сдаваться в плен. В 8.30 в Прагу вступили 53-я, 52-я гв. тбр и штаб 6-го тк. Столица союзной Чехословакии была освобождена [18, л. 18; 20, л. 19, 42, 135; 21, л. 124, 127].

 

Пражане встречали советские войска с таким ликованием, что отправленные командующим 1-м УФ офицеры не могли пробиться в штабы вступивших в чехословацкую столицу армий (вместе с 3-й гв. танковой и следом за ней в Прагу вошли части 4-й гв. танковой, 13-й, 3-й и 5-й армий). Как вспоминал И.С. Конев, «на улицах шли сплошные демонстрации. При появлении советского офицера его немедленно брали в дружеский полон, начинали обнимать, целовать, качать. Один за другим попали все мои офицеры связи в окружение – поцелуи, угощения, цветы...» [14]. То же произошло и с высланными на разведку экипажами 1-го штурмового авиакорпуса 2-й воздушной армии (один за другим было отправлено 7 самолетов): командующий армией генерал-полковник авиации С.А. Красовский позднее писал, что «первый же самолет был встречен жителями с ликованием. Попытка летчика добраться к центру города, чтобы узнать, чьи войска вступили в Прагу, оказалась безуспешной. Сотни людей обнимали его, угощали, каждый хотел посмотреть на первого советского авиатора, прилетевшего в Прагу. Летчику так и не удалось освободиться из дружеского плена. То же самое произошло и с другими экипажами» [25, с. 317-318].

 

После выяснения обстановки маршал Конев приказал генерал-полковнику Рыбалко вывести танковые части из Праги: в приказе № 00235/оп, отправленном особо важной шифр телеграммой № 299-300, указывалось, что «противник находится Литомержице, Мельник – стремится вывести свои войска из-под удара и сдаться в плен союзникам», поэтому танкистам необходимо отрезать пути отхода противнику на запад и юго-запад. Для этого требовалось «немедленно один корпус повернуть на Мельник, захватить переправы Мельник и не выпускать противника на юг и юго-запад. Частью сил овладеть Брандис и не допустить противника переправляться через р. Эльба. Армию (без корпуса, действующего на Мельник) вывести в район: гор. Почернице, Брандис, Либезнице, Дол. Хабри с задачей не допустить противника, отходящего в г. Прага с севера, северо-востока и востока» [21, л. 134].

 

К утру 10 мая 6-й гв. тк вышел на р. Эльба в районе Мельник, а 7-й гв. тк и 9-й мк заняли позиции восточнее Праги в районе Брандис, Мшенице, Почернице. В течение дня основная масса войск противника, блокированных северо-восточнее и восточнее Праги, распалась на отдельные неуправляемые группы, начавшие сдаваться в плен советским частям. В то же время некоторые группы все еще пытались отойти на юго-запад и запад, чтобы сдаться в плен союзникам, которые продолжали их принимать. Как писал маршал Г.К. Жуков, «командование американских войск, нарушив свои союзнические обязательства, не преградило немецко-фашистским войскам отход в их зону, а даже содействовало этому. Те же явления мы наблюдали и на участках английских войск. Советское командование заявило протест союзникам, но из этого ничего не получилось, наши требования остались без ответа» [17, с. 341]. Впрочем, к англичанам и американцам успели убежать часть немецких солдат и офицеров из состава групп армий «Австрия» и «Юго-Восток», тогда как войска группы армий «Центр» практически полностью попали в советский плен. Только за 10 мая 1945 г. войсками 1-го Украинского фронта было взято в плен до 80 тыс. солдат и офицеров из состава соединений 4-й ТА и 17-й армии, в том числе 20 000 пленных 20-й, 21-й тд и тд СС «Мертвая голова», разгромленных накануне частями 3-й гв. танковой армии [20, л. 19, 43, 135; 21, л. 138, 141].

 

 

Разведывательные сводки и боевые донесения 1-го УФ от 10 и 11 мая 1945 г.

 

В целом же в ходе Пражской операции только частями 9-го мк было уничтожено: танков – 8, самоходных орудий – 6, бронетранспортеров – 16, автомашин – до 100, пулеметов – 10; взято в плен солдат и офицеров до 16 тыс. чел.; захвачено: паровозов – 15, ж.д. вагонов – до 400, пароходов и судов разного тоннажа – до 50, автомашин – до 500, орудий разного калибра – 18, складов разных – до 25.

 

Частями 7-го гв. тк за тот же период было уничтожено: солдат и офицеров противника – 650 чел., пулеметов легких – 2, пулеметов станковых – 4, минометов – 2, пушек – 16, зенитных орудий – 18, самолетов – 1, танков – 3, бронемашин – 1, автомашин – 255, СУ – 7; взято в плен 14 684 чел., из них генералов – 5, офицеров – 192; захвачено: винтовок – 200, пулеметов – 100, пушек полевых – 29, тяжелых орудий – 4, зенитных орудий – 1, танков – 5, бронемашин – 4, автомашин – 415, самоходных орудий – 24, паровозов – 76, вагонов – 230, складов – 9, повозок – 35.

 

Свои потери составили: офицеров – 7 убито, 7 ранено, 1 пропал без вести; сержантов – 9 убито, 50 ранено, 6 пропало б/в; рядовых – 7 убито, 62 ранено, 4 пропали б/в. Общий счет потерь равнялся 154 чел.; также было потеряно 12 танков сожженными и 1 танк и 2 СУ подбитыми [20, л. 44, 137].

 

Такое соотношение потерь очевидно свидетельствует о высоком боевом мастерстве солдат и офицеров 3-й гв. танковой армии. За пять дней боевой работы танкисты Рыбалко разгромили Дрезденско-Герлицкую группировку противника, преодолели Рудные горы и освободили столицу Чехословакии город Прагу, пройдя с боями за это время 350 километров.

 

Предвоенный «Марш советских танкистов» начинался строками: «Броня крепка, и танки наши быстры, / И наши люди мужеством полны»; эти слова в полной мере можно отнести к бойцам и командирам 3-й гвардейской танковой армии, победоносно завершившим в майские дни 1945 года окончательный разгром немецко-фашистских захватчиков.

Список литературы и источников

  1. Самсонов А.М. Крах фашистской агрессии 1939-1945. М., 1980. 724 с.
  2. Вторая мировая война: Два взгляда. М., 1995. 556 с.
  3. Торвальд Ю. Разгром на востоке. Поражение фашистской Германии. 1944-1945. М., 2006. 288 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/h/thorwald_j01/text.html#t8 (дата обращения: 26.12.2018).
  4. «Совершенно секретно! Только для командования». Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы, Составитель полковник В.И. Дашичев. М., 1967. 752 с.
  5. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. М., 1989. 560 с.
  6. Еременко А.И. Годы возмездия. 1943–1945. М., 1985. 424 с.
  7. Толанд Дж. Последние сто дней рейха. Смоленск, 2001. 528 с.
  8. Ширер У. Крах нацистской империи. Смоленск, 1999. 736 с.
  9. Вторая мировая война на суше. Причины поражения сухопутных войск Германии. М., 2011. 444 с.
  10. Черчилль У.С. Вторая мировая война: В 6 т. Т. 6: Триумф и трагедия. М., 1998. 400 с.
  11. Александров А.А. Битва ставок. Великое противостояние. 1941 – 1945. М., 2003. 512 с.
  12. История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 – 1945 г. (в 6 томах). Т. 5. М., 1962. 658 с.
  13. Паттон Дж. Война, какой я ее знал. М., 2003. 349 с.
  14. Конев И.С. Сорок пятый. М., 1970. 288 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/memo/russian/konev_is2/text.html (дата обращения: 26.12.2018).
  15. Плиев И.А. В боях за освобождение Румынии, Венгрии, Чехословакии. Орджоникидзе, 1971. 161 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://militera.lib.ru/memo/russian/pliev_ia3/05.html (дата обращения: 26.12.2018).
  16. История второй мировой войны 1939–1945 гг. (в 12 томах). Т. 10. М., 1979. 542 с.
  17. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 2 т. Т. 2. М., 2002. 415 с.
  18. ЦАМО. Ф. 236. Оп. 2704. Д. 139.
  19. ЦАМО. Ф. 236. Оп. 2673. Д. 2047.
  20. ЦАМО. Ф. 236. Оп. 2673. Д. 2360.
  21. ЦАМО. Ф. 236. Оп. 2673. Д. 2609.
  22. ЦАМО. Ф. 236. Оп. 2673. Д. 2644.
  23. ЦАМО. Ф. 236. Оп. 2673. Д. 2000.
  24. Кнопп Г. История вермахта. Итоги. СПб., 2009. 272 с.
  25. Красовский С.А. Жизнь в авиации. М., 1968. 374 с.

 

References

  1. Samsonov A.M., 1980, Krah fashistskoj agressii 1939-1945. M., 1980. 724 s.
  2. Vtoraya mirovaya vojna: Dva vzglyada. M., 1995. 556 s.
  3. Torval'd YU., 2006, Razgrom na vostoke. Porazhenie fashistskoj Germanii. 1944-1945. M., 2006. 288 s. [Ehlektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: http://militera.lib.ru/h/thorwald_j01/text.html#t8 (data obrashcheniya: 26.12.2018).
  4. «Sovershenno sekretno! Tol'ko dlya komandovaniya». Strategiya fashistskoj Germanii v vojne protiv SSSR. Dokumenty i materialy, Sostavitel' polkovnik V.I. Dashichev. M., 1967. 752 s.
  5. Shtemenko S.M., 1989, General'nyj shtab v gody vojny. M., 1989. 560 s.
  6. Eremenko A.I., 1985, Gody vozmezdiya. 1943–1945. M., 1985. 424 s.
  7. Toland Dzh., 2001, Poslednie sto dnej rejha. Smolensk, 2001. 528 s.
  8. Shirer U., 1999, Krah nacistskoj imperii. Smolensk, 1999. 736 s.
  9. Vtoraya mirovaya vojna na sushe. Prichiny porazheniya suhoputnyh vojsk Germanii. M., 2011. 444 s.
  10. CHerchill' U.S., 1998, Vtoraya mirovaya vojna: V 6 t. T. 6: Triumf i tragediya. M., 1998. 400 s.
  11. Aleksandrov A.A., 2003, Bitva stavok. Velikoe protivostoyanie. 1941 – 1945. M., 2003. 512 s.
  12. Istoriya Velikoj Otechestvennoj vojny Sovetskogo Soyuza. 1941 – 1945 g. (v 6 tomah). T. 5. M., 1962. 658 s.
  13. Patton Dzh., 2003, Vojna, kakoj ya ee znal. M., 2003. 349 s.
  14. Konev I.S., 1970, Sorok pyatyj. M., 1970. 288 s. [Ehlektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: http://militera.lib.ru/memo/russian/konev_is2/text.html (data obrashcheniya: 26.12.2018).
  15. Pliev I.A., 1971, V boyah za osvobozhdenie Rumynii, Vengrii, CHekhoslovakii. Ordzhonikidze, 1971. 161 s. [Ehlektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: http://militera.lib.ru/memo/russian/pliev_ia3/05.html (data obrashcheniya: 26.12.2018).
  16. Istoriya vtoroj mirovoj vojny 1939–1945 gg. (v 12 tomah). T. 10. M., 1979. 542 s.
  17. Zhukov G.K., 2002, Vospominaniya i razmyshleniya. V 2 t. T. 2. M., 2002. 415 s.
  18. CAMO. F. 236. Op. 2704. D. 139.
  19. CAMO. F. 236. Op. 2673. D. 2047.
  20. CAMO. F. 236. Op. 2673. D. 2360.
  21. CAMO. F. 236. Op. 2673. D. 2609.
  22. CAMO. F. 236. Op. 2673. D. 2644.
  23. CAMO. F. 236. Op. 2673. D. 2000.
  24. Knopp G., 2009, Istoriya vermahta. Itogi. SPb., 2009. 272 s.
  25. Krasovskij S.A., 1968, Zhizn' v aviacii. M., 1968. 374 s.

 

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN