Наука. Общество. Оборона

2019. Т. 7. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2019. Vol. 7. № 4


УДК: 331.5, 351.83

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10211

Поступила в редакцию: 14.04.2019 г.

Опубликована: 13.05.2019 г.

Submitted: April 14, 2019

Published online: May 13, 2019 


Для цитирования: Герасимова И.В. Процессы адаптации и интеграции мигрантов как компоненты обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Наука. Общество. Оборона. Москва. Т. 7. № 4. 2019. DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10211.

For citation: Gerasimova I.V. The processes of adaptation and integration of migrants as components of the national security of the Russian Federation. Nauka. Obshchestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. T. 7. No. 4. 2019.  (In Russ.) DOI: 10.24411 / 2311-1763-2019-10211.

Благодарности: Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных в 2019 году за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансовому университету при Правительстве Российской Федерации.

Acknowledgements: The article was prepared based on the results of research carried out in 2019 at the expense of budget funds under the state assignment to the Financial University under the Government of the Russian Federation.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ

Оригинальная статья

Процессы адаптации и интеграции мигрантов

как компоненты обеспечения национальной безопасности Российской Федерации

И.В. Герасимова1

Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7643-6068, е-mail: iraida.ga@gmail.com 

Аннотация:

Введение. Отсутствие комплексного подхода к государственному регулированию процессов интеграции и адаптации мигрантов может привести к созданию различных маргинальных структур мигрантов, что, безусловно, окажет влияние на состояние национальной безопасности государства.

Методы. В статье на основе системного и институционального подходов рассматриваются проблемы и перспективы интеграционной политики государства  в отношении мигрантов, обосновываются пути их решения. Также анализируются теоретические аспекты данного вопроса, зарубежный опыт, влияние процессов адаптации и интеграции мигрантов на национальную безопасность государства.

Выводы. По итогам проведенного анализа делается вывод, что политика адаптации и интеграции мигрантов должна учитывать особенности регионального развития субъектов страны и проводиться с участием органов государственной власти. Изменение политики государства в части применения стратегического планирования и программно-целевых (проектных) инструментов в исследуемой сфере позволит создать благоприятные условия как для мигрантов, так и для принимающего общества.

  

Ключевые слова: 

 управление миграционными процессами, миграция, адаптация, интеграция,

национальная безопасность, рынок труда, социально-экономическое развитие,

государственное управление, миграционная политика, экономика труда,

международное сотрудничество, миграционное законодательство 

ВВЕДЕНИЕ

 

В настоящее время существует большое количество определений термина «миграция». В самом широком смысле под миграцией понимают совокупность перемещений людей в пространстве. В специальном значении слова под миграцией понимают совокупность переселений людей (смена места жительства) на относительно продолжительный срок.

 

Отечественный исследователь Рыбаковский Л.Л. выделяет три стадии миграционного процесса [9, c. 27]. В качестве первой стадии он называет формирование территориальной подвижности населения, то есть определенного социально-психологического состояния. В результате накопления миграционного опыта (миграционной биографии) формируется способность личности к миграции, т.е. миграционная подвижность. Причем миграционной подвижностью может характеризоваться не только отдельно взятая личность, но и совокупность людей, население в целом. Второй стадией, которая является основной с экономико-демографической точки зрения, выступает переселение, при котором реализуется сама миграция как движение из страны исхода в страну-реципиент. Заключительной стадией является приживаемость новоселов. Данная стадия предполагает не только привыкание мигранта к условиям страны приема (адаптацию), но и обратный процесс готовность страны-реципиента удовлетворить потребности мигранта.

 

АДАПТАЦИЯ И ИНТЕГРАЦИЯ МИГРАНТА: ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЙ

 

Термин адаптация определяется как приспособление, взаимодействие, освоение, вливание. Процесс адаптации рассматривается через усвоение личностью социального опыта.

 

Более широким понятием, характеризующим указанные выше процессы, выступает понятие интеграции. В данном случае под интеграцией следует понимать адаптацию мигранта к условиям страны приема и его привыкание, по сути «вживание» («приживаемость») в сообщество страны приема, со всеми условностями этого процесса: начиная от изучения языка, истории и основных правовых понятий, до приобретения гражданства. При этом следует отметить, что понятие интеграция мигрантов относительно недавно вошло в научный обиход. Широкое общественное обсуждение вопросов интеграции идет лишь в течение последней трети ХХ века [6].

 

Термин «приживаемость новосёлов», в основном, возник и использовался для характеристики результатов аграрного сельскохозяйственного переселения крестьян, переселенческого движения, осуществлявшегося организованно в царский и в советский периоды истории России [8].

 

Таким образом, данный термин является, по нашему мнению, категорией результативности процесса организованного переселения. 

 

Л.Л. Рыбаковский отмечает, что использование термина «приживаемость» применительно к мигрантам крайне ограничена. Преимущественно его используют для анализа положения внутренних мигрантов. А его использование для характеристики внешней миграции крайне ограничено. Таким образом, приживаемость – это характеристика приспособленности тех мигрантов, которые близки к членам сообществ стран приема по своему этническому и религиозному составу, уровню культурного развития. В отношении внешних мигрантов (трудовых мигрантов или иммигрантов), обычно принадлежащих к иным национальным, этническим, культурным группам, целесообразно применять другой термин – интеграция. Под последней, как правило, понимают двусторонний процесс, в рамках которого происходит принятие мигрантами ценностей общества-реципиента, с одной стороны, и принятие обществом-реципиентом мигранта, с другой стороны, [10].

 

Необходимо отметить, что различными отечественными и зарубежными исследователями понятие «интеграция» трактуется по-разному.

 

Например, Т.Н. Войлокова выделяет два подхода к изучению интеграции. Первый подход рассматривает интеграцию в качестве многомерного процесса, связанного с различными сторонами общественной жизни – экономической, юридической, политической, социальной, культурной. В этой связи можно говорить об интеграции экономической, культурной, социальной и т.д., изучая отдельные ее виды [2].

 

Второй подход характеризует интеграцию как взаимный процесс взаимодействия между мигрантами и сообществом-реципиентом. То есть интеграция выступает в качестве процесса, в рамках которого мигранты обретают ощущение стабильности, уверенности в себе и личное благополучие в новой среде. В рамках данного подхода акцентируется, что интеграция связана не только со структурными изменениями в обществе, но и включает субъективное восприятие мигрантами новой среды [2].

 

В целом, по нашему мнению, оба подхода обоснованы и указывают на разные стороны одного понятия. При определении интеграции необходимо учитывать политические, правовые, экономические, культурные,  социальные аспекты формирования личности мигранта.

 

Интеграции – это двусторонний процесс, в рамках которого устанавливаются оптимальные формы взаимодействия мигрантов с социальными институтами, группами на принимающей территории. Мигрант испытывает чувство принадлежности к новому местному сообществу, на основании разделяемых норм, ценностей, правил поведения и убеждений, в свою очередь, местное сообщество готово принимать мигрантов и оказывать содействия в процессе их адаптации и интеграции. Одновременно происходит выравнивание социально-экономических, политических и культурных показателей местного сообщества, социальных групп и мигрантов; нормализуется морально-психологическое самочувствие мигранта на основе испытываемого чувства принадлежности к местному сообществу. При этом стоит отметить, что на процесс интеграции могут оказывать влияние как объективные, так и субъективные факторы.

 

С.В. Рязанцев выделяет факторы интеграции мигрантов, связанные с их правовым положением, социально-экономическим положением, включая возможности доступа на рынок труда, длительностью проживания на новом месте, религиозной принадлежностью и др. [12].

 

Первичным звеном в интеграционном процессе мигрантов в принимающее общество является адаптация [11]. Современными социальными науками социальная адаптация описывается как процесс, в рамках которого происходит активное приспособление личности и/или социальной группы к той социальной среде, в которой данная личность и/или социальная группа оказались. В значительной степени успех адаптации определяется согласованием самооценки личности и ее притязаний с теми возможностями, которые предоставляет социальная среда, включая также тенденции развития среды и объектов [13].

 

Адаптация мигрантов протекает поэтапно. 

 

Исследователь Г. Триандис полагает, что в процессе адаптации мигрант проходит следующие пять этапов [14]:

  1. Оптимизм в отношении страны-реципиента, надежды на изменение своей жизни к лучшему.
  2. Депрессивное состояние вследствие сталкивания с непривычными для индивида условиями окружающей среды, негативное отношение к местным жителям и негативное отношение с их стороны, общение преимущественно с земляками.
  3. Чувство неспособности изменить что-либо в своей жизни. Не сумевшие успешно адаптироваться мигранты возвращаются на родину.
  4. Стрессоустойчивость, оптимистичный взгляд на перспективы своей жизни в обществе-реципиенте, готовность к интеграции.
  5. Полная адаптация – изменения индивида, его адаптация к условиям внешней среды.

Исследуя процессы адаптации мигрантов, можно выделить следующие аспекты: политико-правовой, экономический и социокультурный [7].

 

Политико-правовая адаптация мигрантов предполагает легализацию статуса в стране приема, осведомленность о своих правах, признание действующих правовых норм и предписаний, выработку соответствующих форм поведения. Экономический аспект адаптации, в основном, сосредоточен на преодолении сложностей, связанных с трудоустройством, например, дискриминационные практики работодателей страны приема, и решении жилищного вопроса.

 

МОДЕЛИ ИНТЕГРАЦИИ МИГРАНТОВ

 

Проблема социокультурной адаптации мигрантов является одной из самых сложных. Стрессогенное воздействие культуры страны приема на личность мигранта, как правило, вызвано психическим потрясением. Для обозначения подобного потрясения американский ученый К. Оберг даже ввел специальный термин – «культурный шок».

 

По определению К. Оберга «культурный шок», прежде всего, связан с психологическим напряжение индивида в процессе адаптации к жизни в новом для него обществе-реципиенте. Следствием очевидных культурных различий становится формирование чувства отверженности, что усиливает процесс неспособности мигранта интегрироваться в новую для него среду [4].

 

В начале 1990-х гг. на смену модели «культурного шока» пришла модель «стресс аккультурации». В основе данной модели лежит оценка психологической ригидности человеческой личности, которая не способна изменить свое поведения в ответ на резко изменившиеся условия социальной среды. Как следствие появляется конфликт между состоянием личности и социальной средой.

 

Таким образом, указанная модель «стресс аккультурации» связана с психологическим состоянием мигранта [4].

 

Предложенная американским исследователем Дж.Берри модель аккультурации (читай – интеграции) мигрантов опирается на культурологическую парадигму. С позиции Дж.Берри любая модель интеграции мигрантов должна отвечать на два вопроса. Первый вопрос: «Какова степень сохранения изначальной культуры мигранта рассматривается принимающим сообществом как допустимая?». Второй вопрос: «Считает ли принимающее сообщество возможным включение коренного населения в межкультурные контакты с мигрантами, в рамках которых элементы культуры мигрантских сообществ могут проникнуть в культуру принимающего сообщества?». На основе ответов на эти вопросы выделяются четыре группы моделей интеграции мигрантов (Таблица 1 / Table 1).

 

Таблица 1 / Table 1

Модели интеграции мигрантов по Дж. Берри / 

 

 Models of migrant integration by J. Berry

 

Модели интеграции мигрантов по Дж. Берри / Models of migrant integration by J. Berry

Данные таблицы 1 (Table 1) демонстрируют, что наиболее щадящей формой взаимодействия между мигрантом и принимающим сообществом выступает модель интеграции, при которой мигрант не только сохраняет элементы своей культуры, что позволяет испытывать меньший стресс от пребывания в иной культуре, но и культура принимающего сообщества обогащается за счет культуры мигрантов. Наименее же приемлемой является маргинализация, влекущая за собой конфликты между мигрантскими сообществами и принимающими мигрантов обществами-реципиентами.

 

Таким образом, недоминирующие группы и индивиды обладают свободой выбора в части включения в межкультурные отношения. Однако так бывает не всегда. Например, в случае, если доминирующая группа принуждает поддерживать определенные виды взаимоотношений или ограничивает выбор недоминирующих групп. Наиболее четко это проявляется в случае интеграции – когда доминирующее общество открыто и может включать в себя ориентацию на культурное разнообразие.

 

По мнению Дж. Берри, интеграции достигается путем взаимной приспособляемости, в том числе принятием доминирующими и недоминирующими группами различных культур в пределах одного общества, поддерживая мультикультурные взгляды плюралистического общества [1]. 

 

Рассмотрим основные модели интеграции мигрантов в принимающее общество. В мировой практике выделяют следующие три модели интеграции иностранцев в общество 

 

Согласно этнической (немецкой) модели гражданская принадлежность выражается в знании языка, культуры, определенной религиозной принадлежности. Таким образом, считается, что возможности ассимиляции иммигрантов ограничены, и политика не направлена на ассимиляцию и предоставление гражданства [19]. 

 

Республиканская (французская) модель направлена, в первую очередь, на приобщение иммигрантов к культуре общества приема, аккультурация, постепенная ассимиляция, причем политика эта реализуется с опорой на общественные институты. 

 

Поликультурная (англосаксонская) модель предполагает право каждой этнической общности на приверженность и сохранение своей культуры и самобытности, причем право это может быть оформлено законодательно [17]. Так, принцип мультикультурализма нашел свое законодательное закрепление в конституции страны [15].

 

Очевидно, что стратегия интеграции может существовать преимущественно в мультикультурных обществах, в которых имеются определенные психологические предпосылки, связанные с повсеместным принятием культурного разнообразия как ценности для общества, низким уровнем этноцентризма, расизма и дискриминации, взаимными отношениями между этнокультурными группами без особых проявлений межгрупповой ненависти, принадлежностью к большому обществу и отождествления себя с ним у всех индивидов и групп [1].

 

В различных странах встречаются две разновидности мультикультурализма: «мягкий» классический либеральный мультикультурализм и «жесткий» мультикультурализм [8, c. 32; 18].

Например, у М. Гордона понятия аккультурации и ассимиляции различны. Под аккультурацией понимается приобщение к повседневной культуре, принятие ценностей. Ассимиляция представляет собой более сложное явление, включая вовлеченность иммигрантов в политическую и гражданскую жизнь общества, участие в социально-экономической, социальной и политической жизни. Особая роль в теории М. Гордона отводится структурной (социально-экономической) ассимиляции, которая, создает условия и стимулирует другие этапы процесса [5, c. 14].

 

Первоначально в исследованиях по межкультурной коммуникации последствия межкультурных контактов рассматривались преимущественно с точки зрения недоминирующих этнокультурных групп. Однако в 1974 году Дж. Берри обратил внимание на то, что в силу некоторых физических особенностей, выделяющих некоторых индивидов из общества поселения (например, корейцы в Канаде), данные индивиды могут подвергаться дискриминации и в результате избегать контакта с доминирующей культурой [1]. В этой связи стала учитываться роль, которую играет доминирующая группа при оказании влияния на способ осуществления взаимной аккультурации. 

 

Таким образом, согласно теории Дж. Берри, при стремлении доминирующей группы к ассимиляции данный процесс можно назвать «плавильным котлом». В случае, когда сепарация навязана доминирующей группой, речь идет о «сегрегации». Для маргинализации, поддерживаемой доминирующей группой, данный процесс характеризуется «исключением» мигрантов (в экстремальной форме она становится «этноцидом»). Для интеграции как стратегии культурного разнообразия для всего общества данное явление можно назвать мультикультурализмом [1].

 

Юдиной Т.Н. [16, c. 178] представлена диалоговая модель интеграции иммигрантов в принимающее общество, которая отражает разные возможности сочетания стратегий, с учетом позиций и установок обеих сторон – принимающей и прибывающей. Остановимся на данной модели и рассмотрим ее подробнее.

 

Выделяются следующие типы адаптации: к структурам и системам, к жизненным ориентациям местного населения, к формам участия в гражданском обществе, я в личных вопросах.

 

Адаптация иммигрантов к структурам и системам происходит по сравнению с другими типами адаптаций легче. Связано это с тем, что структуры преимущественно являются справедливыми, не предполагающими ущемления прав на почве принадлежности к другому этносу или расе. Говоря об адаптации к жизненным ориентациям, возникают проблемы, так как именно здесь иммигранты сталкиваются с несправедливостью и дискриминацией. В результате наиболее обоснованными представляются следующие варианты адаптации или их комбинация: иммигранты гармонично вливаются в принимающее общество; принимающее общество само может воспринять какие-то ценности и нормы иммигрантов; принимающее общество и мигранты вырабатываю общие нормы совместной жизнедеятельности.

 

Культурное и структурное измерения интеграции взаимосвязаны.

 

Юдина Т.Н. [16, c. 173] выделяет такие стратегии интеграции, как включение, плюрализм, ассимиляция, сегрегация, принудительная ассимиляция, апартеид, этническая чистка, маргинализация и индивидуализм.

 

Для завершения полной интеграции мигрантов необходима их натурализация.

 

Натурализация – добровольное принятие лица в гражданство – сопровождается изучением языка и культуры, норм и правил поведения, законодательства принимающего государства, гражданином которого он хочет стать. Право каждого человека на приобретение гражданства предусмотрено Всеобщей декларацией прав человека, принятой ООН 10 декабря 1948 года [8].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Обобщая вышесказанное, следует отметить, что критерием выбора вектора развития многонационального общества всегда должно являться благополучие личности [3]. Это означает, что каждому человеку, вне зависимости от его этнической или религиозной принадлежности, должна быть гарантирована возможность полноценного развития. Достижение этого результата возможно только в случае отсутствия в обществе межкультурной и межэтнической напряженности, обеспечивая национальную безопасность государства.

Список литературы

  1. Берри Дж., Пуртинга А. Х., Сигалл М. Х., Дасен П. Р. Кросс-культурная психология. Исследования и применение. Харьков: Гуманитарный Центр, 2007. 506 с.  
  2. Войлокова Т. Н. Русские в Германии - пример успешной интеграции? Мониторинг общественного мнения. 2011. № 2 (102).  С. 47 – 58.
  3. Герасимова И.В. Влияние миграционных процессов на регулирование социально-трудовых отношений [Текст]: монография / Герасимова И.В. М.: ГУУ, 2014. 188 с.
  4. Дружинин В. Н. Психология. Под общ. ред. В. Н. Дружинина. СПб.: Питер, 2009. 656 с.
  5. Дьяконов К.Б. Стратегии интеграции и адаптации иммигрантов из стран Северной Африки в современном французском обществе. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук. М., 2009
  6. Ионцев В. А., Ивахнюк И. В. Модели интеграции мигрантов в современной России [Электронный ресурс]. КАРИМ-Восток – Консорциум прикладных исследований по международной миграции [Офиц. сайт]. Режим доступа: URL: http://www.carim-east.eu/media/CARIM-East-RR-2013-12_RU.pdf (дата обращения 07.04.2019).
  7. Проскурякова О. Л. Адаптация мигрантов как социальный процесс. Вестник Оренбургского государственного университета. 2007. № 4. С. 58–63.
  8. Рощин Ю. В. Интеграция мигрантов в судьбе России. М.: Авангард, 2011. 204 с.
  9. Рыбаковский Л.Л. Миграция населения. Вып. 5: Стадии миграционного процесса. Приложение к журналу «Миграция в России». М., 2001.
  10. Рыбаковский Л. Л. Практическая демография. Под редакцией Л. Л. Рыбаковского. М.: ЦСП, 2005. 280 с.
  11. Рязанцев С.В. Трудовая миграция в странах СНГ и Балтии: тенденции, последствия, регулирование. М., Формула права, 2007. 576 с.
  12. Татевасов Р. В. Адаптация. Народонаселение: Энциклопедический словарь. М.: Российская энциклопедия, 1994. С. 10.
  13. Триандис Г. К. Культура и социальное поведение. М.: Форум, 2007. 384 с.
  14. Этническое многообразие и толерантность сравнение проблем и решений в городах мира. Режим доступа: http://goudpotcpkstsrnmtc.acentr.gov.spb.ru/tolerantnost/ehtnicheskoe_mnogoobrazie.pdf (дата обращения: 14.04.2019).
  15. Юдина Т.Н. Социология миграции. М.: Академический Проект, 2006.
  16. Simon P., Beaujeu M. Mainstreaming and Redifining the Immigranti Integration Debate in Old Migration Countries: A Case Study of France, the UK and the Netherlands. Scholten P.W.A., van Breugel I. (eds.) Mainstreaming Integration Governance: New Trends in Migrant Integration Policies in Europe. Palgrave Macmillan, 2017.
  17. Van Wolleghem P. G. The EU’s Policy on the Integration of Migrants: A Case of Soft-Europeanization? Palgrave Macmillan, 2018.
  18. Schuck P.H.,  Münz R. (eds.) Paths to Inclusion: The Integration of Migrants in the United States and Germany. Berghahn Books, 1998.

Информация об авторе

Герасимова Ирина Владимировна, кандидат экономических наук, научный сотрудник Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Герасимова Ирина Владимировна, e-mail: iraida.ga@gmail.com.

MIGRATION PROCESSES IN THE GLOBAL WORLD

Original Paper

The processes of adaptation and integration of migrants as components

of the national security of the Russian Federation 

I.V. Gerasimova1

Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7643-6068, е-mail: iraida.ga@gmail.com 

Abstract:

Introduction. The lack of an integrated approach to government regulation of the processes of integration and adaptation of migrants can lead to the creation of various marginal structures of migrants, which will certainly have an impact on the state's national security. 

Methods. In the article, the problems and prospects of the integration policy of the state are considered, the ways of their solution are justified from the point of view of the systemic and institutional approaches. The theoretical aspects of this issue, foreign experience, the impact of adaptation and integration of migrants on the national security of the state are analyzed.

Conclusion. The policy of adaptation and integration of migrants should take into account the peculiarities of regional development and be carried out with the participation of the state. A change in the state policy in terms of the application of strategic planning and program-targeted (project) tools in the field under study will create favorable conditions for both migrants and the host society.

 

Keywords: 

 migration management, migration, adaptation, integration, national security, labor market,

social and economic development, public administration, migration policy, labor economics, international cooperation, migration legislation

References

  1. Berri Dzh., Purtinga A. KH., Sigall M. KH., Dasen P. R. 2007, Kross-kul'turnaya psikhologiya. Issledovaniya i primeneniye [Cross-Cultural Psychology. Research and application]. Khar'kov: Gumanitarnyy Tsentr, 2007. 506 s. (in Russ.)
  2. Voylokova, T. N. 2011, Russkiye v Germanii - primer uspeshnoy integratsii? [Russians in Germany - an example of successful integration?] Monitoring obshchestvennogo mneniya. 2011. № 2 (102). S. 47–58. (in Russ.)
  3. Gerasimova, I.V. 2014, Vliyaniye migratsionnykh protsessov na regulirovaniye sotsial'no-trudovykh otnosheniy [Tekst]: monografiya [The influence of migration processes on the regulation of social and labor relations [Text]: monograph]. M.: GUU, 2014. 188 s. (in Russ.)
  4. Druzhinin, V. N. 2009, Psikhologiya [Psychology]. Pod obshch. red. V. N. Druzhinina. SPb.: Piter, 2009. 656 s. (in Russ.)
  5. D'yakonov, K.B. 2009, Strategii integratsii i adaptatsii immigrantov iz stran Severnoy Afriki v sovremennom frantsuzskom obshchestve [Strategies for the integration and adaptation of immigrants from North African countries in modern French society]. Avtoreferat dissertatsii na soiskaniye uchenoy stepeni kandidata sotsiologicheskikh nauk. M., 2009 (in Russ.)
  6. Iontsev, V. A., Ivakhnyuk, I. V. 2013, Modeli integratsii migrantov v sovremennoy Rossii [Elektronnyy resurs] [Models of Migrant Integration in Modern Russia [Electronic resource]]. KARIM-Vostok – Konsortsium prikladnykh issledovaniy po mezhdunarodnoy migratsii [Ofits. sayt]. Rezhim dostupa: URL: http://www.carim-east.eu/media/CARIM-East-RR-2013-12_RU.pdf (data obrashcheniya 07.04.2019). (in Russ.)
  7. Proskuryakova, O. L. 2007, Adaptatsiya migrantov kak sotsial'nyy protsess [Adaptation of migrants as a social process]. Vestnik Orenburgskogo gosudarstvennogo universiteta. 2007. № 4. S. 58–63. (in Russ.)
  8. Roshchin, YU. V. 2011, Integratsiya migrantov v sud'be Rossii [Integration of migrants in the fate of Russia]. M.: Avangard, 2011. 204 s. (in Russ.)
  9. Rybakovskiy, L.L. 2001, Migratsiya naseleniya. Vyp. 5: Stadii migratsionnogo protsessa [Migration of the population. Issue 5: Stages of the migration process]. Prilozheniye k zhurnalu «Migratsiya v Rossii». M., 2001. (in Russ.)
  10. Rybakovskiy, L.L. 2005, Prakticheskaya demografiya [Practical demography]. Pod redaktsiyey L. L. Rybakovskogo. M.: TSSP, 2005. 280 s. (in Russ.)
  11. Ryazantsev, S.V. 2007, Trudovaya migratsiya v stranakh SNG i Baltii: tendentsii, posledstviya, regulirovaniye [Labor migration in the CIS and Baltic countries: trends, implications, regulation].  M., Formula prava, 2007. 576 s. (in Russ.)
  12. Tatevasov, R. V. 1994, Adaptatsiya [Adaptation]. Narodonaseleniye: Entsiklopedicheskiy slovar'. M.: Rossiyskaya entsiklopediya, 1994. S. 10. (in Russ.)
  13. Triandis, G. K. 2007, Kul'tura i sotsial'noye povedeniye [Culture and social behavior]. M.: Forum, 2007. 384 s. (in Russ.)
  14. Etnicheskoye mnogoobraziye i tolerantnost' sravneniye problem i resheniy v gorodakh mira [Ethnic diversity and tolerance comparison of problems and solutions in the cities of the world]. Rezhim dostupa: http://goudpotcpkstsrnmtc.acentr.gov.spb.ru/tolerantnost/ehtnicheskoe_mnogoobrazie.pdf (data obrashcheniya: 14.04.2019). (in Russ.)
  15. Yudina, T.N. 2006, Sotsiologiya migratsii [Sociology of migration]. M.: Akademicheskiy Proyekt, 2006. (in Russ.)
  16. Simon P., Beaujeu M. 2017, Mainstreaming and Redifining the Immigranti Integration Debate in Old Migration Countries: A Case Study of France, the UK and the Netherlands // Scholten P.W.A., van Breugel I. (eds.) Mainstreaming Integration Governance: New Trends in Migrant Integration Policies in Europe. Palgrave Macmillan, 2017.
  17. Van Wolleghem P. G. 2018, The EU’s Policy on the Integration of Migrants: A Case of Soft-Europeanization? Palgrave Macmillan, 2018.
  18. Schuck P.H.,  Münz R. (eds.) 1998, Paths to Inclusion: The Integration of Migrants in the United States and Germany. Berghahn Books, 1998.

 

Information about the author

Irina V. Gerasimova, Cand. Sci. (Econ.), research associate at the Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation.

 

Corresponding author

Irina V. Gerasimova, e-mail: iraida.ga@gmail.com.

Наука. Общество. Оборона

2019. Т. 7. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2019. Vol. 7. № 4


Популярное

1 сентября -

День начала

Второй мировой войны 1939-1945 годов

Россия, история, 2000 - 2014
Без знания прошлого нет будущего
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN