Наука. Общество. Оборона

2019. Т. 7. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2019. Vol. 7. № 4


УДК: 94(47)“1912”

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10215

Поступила в редакцию: 15.05.2019 г.

Опубликована: 28.06.2019 г.

Submitted: May 15, 2019

Published online: June 28, 2019 


Для цитирования:     Балашов В. Е.   Всероссийский национальный союз и выборная кампания в IV Государственную думу.  Наука. Общество. Оборона. Москва. Т. 7. № 4. 2019. 

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10215.

For citation:      Balashov V. Ye.     The All-Russian National Union and the election campaign in the IV State Duma. Nauka. Obshchestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. T. 7. No. 4. 2019.  (In Russ.) DOI: 10.24411 / 2311-1763-2019-10215.

Благодарности: Автор благодарит кафедру Новейшей истории России Института истории СПбГУ, поддержка которой помогла ему подготовить данную работу.

Acknowledgements: The author thanks the Department of Modern History of Russia of the Institute of History at St. Petersburg State University, whose support helped him to prepare this work.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

РАБОТЫ  МОЛОДЫХ  УЧЕНЫХ

Оригинальная статья

Всероссийский национальный союз

и выборная кампания в IV Государственную думу

В. Е. Балашов1

Санкт-Петербургский государственный университет,

г. Санкт-Петербург, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2184-1645, e-mail: vladislav.balashov@outlook.com 

Аннотация:

Введение. В статье рассматриваются аспекты проведения Всероссийским национальным союзом предвыборной кампании 1912 года в IV Государственную думу. 

Методы. На основе научной литературы, материалов дореволюционной периодической печати и архивных документов автор рассматривает основные моменты предвыборной кампании Всероссийского национального союза (ВНС) – партии русских националистов, имевшей одну из влиятельных фракций в III и IV Государственной думе. Анализируются подготовительные мероприятия ВНС накануне выборов, его издательская и агитационная активность, идейная платформа, взаимоотношения с другими партиями, правительством и местными властями. Также рассматриваются результаты избирательной кампании ВНС, а также влияние русских националистов на последующую работу IV Государственной думы. 

Выводы. Основными причинами успеха ВНС на выборах являлись поддержка националистов со стороны правительства и местной администрации, влияние третьеиюньского избирательного закона, а также острота межнациональных отношений в западных и южных губерниях, где националистическая риторика ВНС имела успех у местного русского населения. В то же время формальный успех на выборах 1912 г. не позволил ВНС выйти на новый качественный уровень, укрепить свое положение в Государственной думе и стать влиятельной общественной и политической силой.

 

Ключевые слова: 

 выборы, Государственная дума, русские националисты, Всероссийский национальный союз, партия, политическая деятельность, электорат, Правительство, октябристы

ВВЕДЕНИЕ

 

Одним из наиболее значимых событий политической жизни России в 1912 году были выборы в IV Государственную думу. Избирательная кампания привнесла оживление деятельности всех политических сил. Не стала исключением и партия русских националистов – Всероссийский национальный союз (ВНС), который впервые смог поучаствовать в предвыборной гонке. 

 

Организационное оформление ВНС происходило с 1908 г. и завершилось в январе 1910 г. после объединения в III Государственной думе групп националистов и умеренно-правых в единую фракцию националистов и умеренно правых в составе 89 депутатов. По идейным принципам ВНС занимал промежуточную позицию между крайне правыми и «Союзом 17 октября». Главной политической целью националисты ставили «упрочение русской государственности на началах самодержавной власти царя в единении с законодательным народным представительством», развитие местного самоуправления. Они выступали за «господство русской народности» в империи, «укрепление сознания русского народного единства» на окраинах, «устройство русской бытовой взаимопомощи и развитие русской культуры». Первым пунктом программы ВНС значилось: «...единство и нераздельность Российской империи» [5, с. 95].

 

В современной исторической литературе ВНС все чаще рассматривают как консервативно-либеральную, идейно близкую «Союзу 17 октября» [37, с. 160], хотя дискуссии о месте данной партии в политическом спектре Российской империи в исторической науке еще не закончены. Одни историки склонны считать ВНС «умеренно-реформаторским крылом черной сотни» (И.В.Омельянчук), другие – «либеральными консерваторами» (С. М. Санькова), третьи – «национал-либералами» (Д. А. Коцюбинский), четвертые – «правыми национал-конституционалистами» (И. Е. Алексеев) [30; 41].

 

Членами ВНС были многие известные правые деятели – П. Н. Балашов, А. П. Урусов, С.В. Рухлов, П.Н. Крупенский, епископ Евлогий (Георгиевский), М.О. Меньшиков,  А.А. Потоцкий, С.М. Богданов, Л.В. Половцов, Д.Н. Чихачев, А.А. Мотовилов, В.В. Шульгин и другие. В ноябре 1909 г. в Петербурге был создан Всероссийский национальный клуб, ставший наряду с думской фракцией центром политического объединения националистов [3, с. 165-166].

 

Для ВНС, как для партии преимущественно столичной и парламентской, именно Государственная дума являлась основной ареной политической активности. В отличие от большинства других всероссийских политических партий ВНС в 1912 г. впервые принимал участие в думских выборах, а потом избирательная кампания в IV Думу стала для него первой и последней. Выборы 1912 года способствовали организационному сплочению Союза, который делал свою первую попытку выступить в качестве самостоятельной силы. По сути, избирательная кампания была единственным значимым всплеском активности ВНС за весь период его существования [37, с. 27].

 

В советский период история ВНС не становилась объектом комплексного исследования. Националистов по умолчанию причисляли к черносотенному лагерю (в лучшем случае к его умеренно-реформаторскому крылу) и рассматривали лишь в контексте обзора деятельности других монархических партий [1; 2; 27; 28; 35; 52; 56]. В постсоветское время исследователи стали свободными от советского идеологического пресса и принялись восполнять пробелы в изучении правых партий. Целиком истории ВНС были посвящены работы Д.А. Коцюбинского [37] и С.М. Саньковой [51]. Причем в монографии Коцюбинского анализируется идеология ВНС, а вопрос избирательной кампании практически не затрагивается; в монографии Саньковой, где описывается политическая деятельность и организационная структура ВНС, есть глава с разбором избирательной кампании националистов, но количество задействованных в ней источников относительно невелико, а сам сюжет носит в работе периферийный характер. Ещё одной монографией по истории ВНС является работа П.Б. Стукалова [53]. Но, как и в монографии Коцюбинского, основной акцент в ней сделан на идеологии, при этом политической работе ВНС уделено гораздо меньшее внимание. Другие исследователи касались деятельности ВНС и его избирательной кампании лишь фрагментарно и в контексте функционирования монархических партий в целом [3; 4; 5; 32; 33].

 

ПОДГОТОВКА ВНС К ВЫБОРАМ

 

После смерти П.А. Столыпина в 1911 г., политика правительства по отношению к думским партиям подверглась корректировке. Новый премьер-министр В.Н. Коковцов отказался от открытой опоры на умеренно-правое большинство Думы, в первую очередь на октябристов и националистов [36, с. 67-68]. Данное положение толкало ВНС на проведение более активной политической работы в 1912 г. в преддверии выборов в IV Государственную думу.

 

Смотром сил националистов стал состоявшийся в 19-21 февраля 1912 г. первый съезд ВНС в Петербурге после трех лет существования Союза. В Собрании приняли участие 178 членов Союза, в том числе члены Главного совета, председатели и представители местных отделов, члены Государственного совета, Государственной думы и почетные члены ВНС [34]. 

 

На съезде был избран новый состав Главного совета. Многие изъявляли желание его обновить за счет членов из провинциальных отделов. Результатом переговоров стало включение в обновленный Совет 7 провинциальных деятелей. В обновленный состав не вошли такие известные члены ВНС, как В.А. Бобринский, В.В. Шульгин, Н.Н. Ладомирский, В.Г. Ветчинин, А.С. Гижицкий [34]. Но уже в апреле 1912 г. все они были включены в Главный совет в обход мнения представителей местных отделов [6, с. 8]. По мнению С.М. Саньковой, данное обстоятельство самовольного изменения состава Главного совета говорит об его фактической автономности и слабой подконтрольности со стороны провинциальных членов ВНС [51, с. 190].

 

В Главный совет не попал и один из наиболее известных деятелей ВНС –  П.Н. Крупенский, который к этому времени уже был лидером думской группы «независимых националистов», выделившейся из русской национальной фракции в 1911 г. по причине разногласий по инородческому вопросу («независимые» держались более умеренной позиции по отношению к национальным меньшинствам) [37, с. 260]. Хотя накануне велись переговоры о слиянии фракций, но соглашения достигнуть так и не удалось, хотя ряд членов фракции «независимых националистов» все-таки приняли участи в съезде. В резолюции по вопросу о «независимых националистах», съезд определил, что такой партии нет, все националисты должны объединиться вокруг ВНС. Но реально объединения националистов так и не произошло, группа Крупенского в IV Думе оставалась самостоятельной фракцией, проводившей во многом свою собственную политику [34; 51, с. 191].

 

Пост председателя партии сохранился за П.Н. Балашовым, крупным землевладельцем, одним из богатейших людей России. Конкурентов он не имел и был избран практически единогласно. Официально лидерство Балашова объяснялось его высокими организаторскими способностями. Но если верить оценкам современников, Балашов обладал в должной мере талантами политика. Ни оратором, ни идеологом он никогда не был. «Бессловесный лидер» – такое меткое определение дал П.Н. Балашову депутат-националист, член Главного совета ВНС Ф.Н. Безак [10, с. 356]. Скорее всего, ведущая роль Балашова в партии объяснялось, его полезными связями с высшими сановниками империи, а также его крупными денежными вложениями в ВНС [51, с. 20].

 

Данный факт не означает, что ВНС существовал исключительно за счет П.Н. Балашова. У ВНС в разное время были источники финансирования в виде субсидий правительства, членских взносов, пожертвований частных лиц [1, с. 149]. Но следует добавить, что финансовая обеспеченность ВНС в 1912 г., мягко говоря, оставляла желать лучшего. Так на заседании петербургского отдела ВНС от 27 февраля 1912 г. особо отмечалась финансовая проблема. Для решения этой проблемы предлагалось усиленно привлекать в союз новых членов для увеличения поступлений от партийных взносов. Также националистам и им сочувствующим рекомендовалось делать добровольные денежные пожертвования в пользу Союза [55, л. 44].

 

На съезде была обновлена тактическая часть партийной программы, на основе которой была выработана предвыборная платформа: единство и нераздельность Российской империи, защита интересов русской народности, незыблемость представительного образа правления, укрепление позиций РПЦ, восстановление военного могущества России, неприкосновенность частной собственности, развитие народного образования, борьба с пьянством, подъем производительных сил государства. Отдельно в программе националистов выделялся пункт о недопустимости равноправия евреев [12].

 

Важную роль для подготовки к выборам играла партийная печать. Наиболее значимым изданием националистов, появившимся в 1912 г., был петербургский «Вестник Всероссийского национального союза». Первоначально планировалось сделать «Вестник» еженедельным печатным органом [55, л. 34 об], но, видимо, из-за недостатка средств журнал стал ежемесячным: в период апреля по сентябрь вышло 10 номеров журнала. Скорее всего, «Вестник» планировалось издавать только в период избирательной кампании для поднятия имиджа и популярности партии. Петербургские националисты также планировали выпуск и своей ежедневной газеты, но эта идея осталась не осуществимой из-за отсутствия необходимых средств на подобное издание [55, л. 44 об]. Ряд местных отделов в период избирательной кампании стали выпускать периодические издания («Русский националист» в Екатеринославле, «Подолянин» в Каменец-Подольском, «Правда» в Пскове и др.) [51, с. 195]. В этот же период отделы ВНС выпустили большое количество брошюр, популяризирующих идеи русского национализма [40, с. 8, 14].

 

Для расширения своего влияния, ВНС стал стремиться к увеличению числа местных организаций. Характерной чертой организационного строительства ВНС было преимущественное «насаждение» местных отделов сверху, в ходе агитационных поездок с чтением лекций и докладов депутатами Государственной думы или местными активистами. Лекционные поездки совершили П. И. Ковалевский [43], В. А. Бобринский [5, с. 93], Н. Н. Ладомирский [6, с. 5], А. А. Мотовилов [40, с. 13], В. А. Бернов [13, л. 3, 17] и др.  В результате росло число новых местных отделов: в Воронежской губернии – 20, Полтавской губернии – 10, Могилевской губернии – 4 [6, с. 3, 4].

 

Целью ВНС было максимальное увеличение количества отделов и выдвижение кандидатов от националистов везде, где это было возможно. В Вологде отдел ВНС был открыт уже почти в конец избирательной кампании – 21 сентября 1912 года. Быстро набранные в вологодский отдел местные активисты выдвигались как националисты, хотя в партию вступили буквально только вчера. Таковым был, к примеру, председатель вологодской губернской земской управы А.А. Можайский, который был избран депутатом от Вологодской губернии. Можайский, однако, оказался не очень идейным националистом и позднее перешел к более левым «центровикам» Крупенского [16, л. 3, 5 об].

 

При этом всех членов ВНС призывали активизировать практическую работу и пропаганду идей русского национализма [55, л. 34]. В Киеве работу по организации выборов взял на себя член Главного совета ВНС, член Киевского клуба русских националистов и будущий член-учредитель киевского отдела партии (в 1913 г.) Ф.Н. Безак. Под его руководством в уездах Киевской губернии был созданы избирательные комитеты националистов из числа наиболее влиятельных и энергичных жителей, обязанностью которых было проведение агитации среди избирателей [10, с. 352]. В Ростове-на-Дону националисты не стали ограничиваться только агитацией, но начали заниматься исследованием и описанием экономического засилья своего края инородцами. В новообразованном Гомельском отделе националисты способствовали организации русских потребительских лавок и товариществ. В Воронеже Союз взял под свою опеку народных дом. В Брест-Литовском отделе националисты приступили к организации народной ткацкой мастерской, потребительской лавки, образцового птицеводства, а также стали способствовали поднятию молочного дела среди русского населения края [6, с. 4]. Луганском, Брянском и других отделах были открыты книжные лавки для распространения по доступным ценам изданий национальной литературы, а также учебников «в строго национальном духе» [40, с. 32]. В петербургском отделе ВНС было открыто «Общество национального воспитания в память П.А. Столыпина».

 

Целью общества, объявленного «аполитичным», провозглашалось содействие развитию национального самосознания среди подрастающего поколения [7, с. 7].

 

Одновременно руководство ВНС проявляло непозволительные для ответственного времени беспечность и медлительность. Главный столичный отдел постоянно откладывал создание специального Избирательный комитета для решения вопросов, связанных с выборами. Он был создан только 25 июня, но бездействовал больше месяца и приступил к работе только в конце июля. Глава партии П.Н. Балашов на летнее время покинул Петербург и не имел возможности принимать участие в делах столичного отдела. Аналогичная ситуация была и членами Главного совета. В разгар избирательной кампании все управление пришлось на себя взять петербургскому отделу [55, л. 43, 46-48 об].

 

Несмотря на активизацию политической работы националистов, расширение их электоральной базы не произошло. Об этом свидетельствует донесение из киевского охранного отделения, датируемое сентябрем 1912 г.: «Правые во главе с националистами развернули бурную деятельность, но их агитация имела влияние почти исключительно на избирателей по первой курии. На всех их собраниях контингент присутствующих – в большинстве дворянство и крупные собственники, а масса, электорат демократический, находится вне сферы их деятельности. Но, как видно, за приобретением последних избирателей они не гонятся, предоставляя это крайне правым организациям» [19, л. 4 об].

 

ТАКТИКА ВНС ВО ВРЕМЯ ВЫБОРОВ

 

В период предвыборной кампании ВНС возлагал большие надежды на поддержку правительства, справедливо полагая, что исход выборов будет во многом зависеть именно от этого. ВНС всегда считал себя проправительственной партией, поэтому рассчитывал на поддержку власти в деле проведения в Думу как можно большего количества своих кандидатов. Правомочность вмешательства властей в ход выборов не ставилась националистами под сомнение. Правительство, по мнению националистов, не могло «разыгрывать какой-то нейтралитет, не может и не должно оставаться в роли стороннего безучастного зрителя выборов в Государственную думу» [49].

 

Несмотря на все старания, националистам не всегда удавалось убедить правительство в своей значимости. В.Н. Коковцов, в отличие от Столыпина, был против опоры на какие-либо партии, критично относился к щедрому партийному финансированию, считая, что государственные деньги будут просто «розданы самым ничтожным и бесполезным организациям и провинциальным органам печати, которых никто не читает … и в конечном результате получится только одно сплошное разочарование и даже обостренное неудовольствие тех, кто ничего не получил, против тех, кто успел что-либо приобрести». В итоге финансирование ВНС все-таки было прекращено, причем по его собственной инициативе. В конце ноября – декабре 1911 г., кто-то из левых депутатов заявил, что ВНС получает «темные деньги», после чего националисты, желая уберечь свою репутацию, заявили Коковцову, что впредь они отказываются от какой-либо финансовой помощи со стороны правительства [36, с. 67-68, 70].

 

Личные отношения между лидерами ВНС и В.Н. Коковцовым так же были сложными. Националисты критиковали Коковцова за отказ от столыпинского курса и фактически стали грозить своим уходом в оппозицию [48]. Исключение в отношении к новому премьеру составлял лидер умеренно-правой группы«независимых националистов» П.Н. Крупенский, который провозгласил себя сторонником курса В.Н. Коковцова, явно желая превратить свою «консервативно-конституционную» группу в «партию власти» [31, с. 360].

 

Несмотря на все противоречия с новым правительством, все же ВНС не мог не получать поддержку со стороны властей, для которых было важно обеспечить приемлемый состав депутатского корпуса IV Думы. Особенно было важно содействие местных губернских властей, так как именно они имели рычаги влияния на избирательную кампанию [39, с. 218, 221-222].

 

В Волынской губернии назначенный 27 февраля 1912 г. исполняющим должности волынского губернатора М.А. Мельников по сообщениям оппозиционных корреспондентов безжалостно штрафовал местные прогрессивные газеты («Волынская почта», «Волынь») по надуманным поводам, стремясь пресечь оппозиционную агитацию и провести в четвертую Думу правых кандидатов [46, л. 13; 17, л. 20 об., 21].

 

В  переписке  прогрессистов  Западного  края  с  депутатом Государственной думы, кадетом Н.М. Фридманом перечислялись те способы манипуляций, которые местные власти применяли в ходе выборов: исключение из списков избирателей, перемещение их в другую курию, запреты на печать бюллетеней с именами прогрессивных кандидатов, использование авторитета духовенства для проправительственной агитации, поддержка правых кандидатов [22, л. 22].

 

В Киеве, где националисты имели прочную поддержку местных властей, городская администрация не скрывала своего желания видеть избранными кандидатов от националистов и была готова не только поддерживать этих кандидатов, но и притеснять все оппозиционные партии [46, л. 16; 19, л. 50 об.]. Оппозиционная «Речь» сообщала, что предвыборное собрание прогрессистов в Киеве не состоялось вследствие распоряжения генерал-губернатора по ходатайству националистов [14, л. 140].

 

Осознавая недостаточность собственных сил, ВНС стремился к объединению сил на выборах с другими партиями. Националисты хотели играть роль центра правооктябристского блока и были готовы идти на блок с октябристами, с которыми националисты постоянно выступали совместно в III Думе, и крайне правыми [38, с. 50].

 

Сложными были отношения националистов и с партией октябристов. ЦК Союза 17 октября на заседании, посвященном выборам, отверг возможность блоков с правыми, но высказался за возможность соглашения с националистами. Но октябристы, подтверждая свою идейную близость с националистами, все же старались держать некоторую дистанцию для возможности политического маневра. Левый фланг Союза 17 октября был готов заключать блоки с кадетами, что для националистов было неприемлемым [27, с. 50]. А.И. Савенко писал, что октябристы имеют «неопределенность политической физиономии», а сам Союз 17 октября фактически разбит на два лагеря – левых и правых октябристов, тяготеющих к разным политическим полюсам [47].

 

Беспокоили националистов и некоторые выступления членов Союза 17 Октября. В апреле 1912 года возмущение националистов вызвала думская речь октябриста С.И. Шидловского, осуждавшая политику национализма в западных окраинах империи [44]. Еще одна размолвка случилась в августе. Причиной была резолюция октябристов о притеснениях в печати, критическая в отношении правительства, что вызвало раздражение националистов [46, л. 39]. Несмотря на все разногласия, октябристы часто удостаивались благосклонных оценок в националистической печати ввиду возможной совместной работы в IV Государственной думе [38, с. 38].

 

Блоки националистов и октябристов зависели от позиции того или иного местного отдела обеих партий, а также от тактических соображений. В Петербурге блок не сложился, поскольку октябристы отказались предоставить националистам места в списке кандидатов как в 1-й, так и во 2-й городских куриях. В результате националисты выставили собственных кандидатов, которые в Думу не прошли [11; 57, с. 287-296]. В Москве октябристы и националисты сумели создать блок, но, к сожалению, последних, к нему не присоединись крайне правые [47]. Но этот блок не привел к избранию кандидатов ни одной из партий на выборах в Москве [57, с. 180-189]. Надежда на помощь кандидатам-националистам со стороны Союза 17 октября не оправдались. Октябристы  не  сумели  провести  даже собственных кандидатов, включая и своего  лидера А.И. Гучкова [26, с. 24]. В Екатеринославской губернии попытка националистов создать широкий блок партий от правых до октябристов окончилась неудачей из-за стремления последних к союзу с местными кадетами и прогрессистами [18, л. 1]. Схожая ситуация была в Черниговской губернии, где лидер октябристов Ю.Н. Глебов предпочел блоку с националистами союз с «прогрессистами» [47].

 

Попытка широкого блока сорвалась и в Области Войска Донского. Октябристами и националистами, заключившими между собой блок, было устроено несколько предвыборных собраний с участием представителей правых. В поддержку широкого блока выступил приехавший в область бывший член 3-й Государственной думы, националист граф В.А.Бобринский. Но страстное красноречие Бобринского не сумело убедить правых, которые решили уклонится от совместной деятельности с блоком и самостоятельно выставить своих кандидатов [20, л. 27-28]. Идея общего блока все же иногда находила поддержу. Так, в Полтавской губернии националисты, октябристы и правые все же сумели стать союзниками в избирательной кампании и смогли достичь успеха на выборах – 8 октябристов и 3 националиста прошли в думу [47; 57, с. 249-260].

 

В целом надежды националистов на полезность блока с октябристами не оправдались. Последних, в частности, отталкивало заигрывание ВНС с правыми. В то же время националистам не нравилось сочувственное отношение многих октябристов к кадетам и прогрессистам. 

 

Более успешным и полезными были блоки националистов с правыми. Последние имели устойчивую поддержку во многих провинциальных губерниях, поэтому ВНС стремился к сближению с черносотенными партиями [4, с. 119]. Последние по-разному относились к возможности блока с националистами. Отказался от каких-либо блоков с ВНС Всероссийский дубровинский союз русского народа. Дубровинцы, отказывающееся признавать Государственную думу законодательным учреждением, обвиняли националистов в стремлении ограничить самодержавие, так как последние были твердо стояли за парламентский путь развития России [50]. Иное отношение к ВНС было у Союза русского народа (марковцев, СРН), которые, как и националисты, считали Думу необходимым государственным институтом. В СРН признали возможность блокироваться с ВНС, так как монархистам «негде искать союзников, кроме националистов». В итоге главным союзником СРН признали националистов [7].

 

Но блокирование ВНС с крайне правыми часто было весьма шатким и сопровождалось взаимной критикой: крайне правые обвиняли националистов в отходе от русских национальных начал, а националисты крайне правых – в отсутствии понимания нужд, идей и идеалов России, поддержке бюрократического и полицейского произвола. Разделял националистов и правых также взгляд на Думу. В отличие от ВНС, правые с недоверием относились к идее парламента как независимого органа законодательной власти [38, с. 50]. Не было единства и по национальному вопросу. Черносотенцы считали национализм ВНС заимствованной западноевропейской идеей, пропагандирующей идею национальной нетерпимости, что, по мнению крайне правых, грозит целостности империи. Тем не менее, все правые партии в большей или меньшей степени сохраняли свой антисемитизм [4, с. 122].

 

Как показали выборы, ни крайне правые, ни националисты не смогли полностью реализовать принятые решения о блоках. Предвыборные соглашения были заключены в основном в западнорусских губерниях (Киевской, Минской, Волынской, Полтавской, Екатеринославской и других), где позиции националистов и так были сильны [8, с. 5; 19, л. 4 об.]. Удалось заключить блоки в некоторых других губерниях: Вологодской, Пермской, Оренбургской [16, л. 3 об., л. 98; 17, л. 13; 21, л. 13; 22, л. 1-2].

 

Но, например, в Петербурге и Москве, где были сосредоточены центры всех консервативных партий, правые организации не смогли выступить на выборах единым фронтом. В Петербурге ни одна правая организация не решила вопроса о своём участии вплоть до последнего момента. У части крайне правых была надежда на возможность совместного выступления в столице с националистами, однако последние на блок не пошли. В Москве намечавшийся союз стал разваливаться при составлении списков кандидатов вследствие амбиций лидеров. В итоге единых списков от правых по обеим куриям Москвы сформировано не было, в частности, по 2-й курии были выставлены конкурирующие кандидатуры [29].

 

ИТОГИ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ ВНС

 

В ходе выборов националистам и умеренно-правым удалось провести в IV Думу 121 депутата и увеличить свое представительство по сравнению с III Думой на 28 человек [42, с. 10]. Несмотря на фактический успех националистов, нельзя однозначно сказать, что итоги выборов были следствием умело проведенной кампании. ВНС испытывал организационные проблемы, проявлял недостаточную активность. Важную роль в успехе националистов сыграло воздействие властей на ход выборов. Повсеместно применялось лишение избирательных прав целых групп избирателей и отдельных неугодных кандидатов [27, с. 87-89].

 

Сыграл свою роль и национальный фактор. 73 депутата или 60% избранных националистов и умеренно-правых прошли от западных и южных губерний: Бессарабской, Гродненской, Екатеринославской, Ковенской, Минской, Могилевской, Витебской, Киевской, Волынской, Подольской, Полтавской, Херсонской, Черниговской. Националисты заняли здесь более половины всех мест. Эти губернии входили в черту оседлости, где был высок процент инородческого населения (еврейского, польского), поэтому русская националистическая риторика имела там успех. Местные власти, сочувствующие правым и националистам, делали все возможное, чтобы помешать инородцам, принадлежавших как правило к конкурирующим с ВНС либеральным и социалистическим партиям, пройти в Думу [42, с. 7].

 

В центральных, северных, поволжских губерниях национальный фактор не имел большого значения, поэтому успехи националистов были гораздо скромнее, несмотря на сохранявшуюся поддержку местных властей. 19 депутатов прошло от губерний центральной России: Владимирской, Московской, Орловской, Рязанской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Ярославской. Губернии Поволжья (Казанская, Пермская, Самарская, Саратовская, Симбирская) дали националистам ещё 16 депутатов. Северные губернии (Вологодская, Новгородская, Олонецкая, Псковская) – 10 депутатов. В общей сложности, доля депутатов националистов и умеренно-правых от общего числа избранных депутатов в центральных, северных и поволжских губерниях не превышала 20% [57]. 

 

Провалом для националистов закончились выборы в столицах, где по обеим куриям победу одержал блок кадетов и прогрессистов. Националисты, не сумевшие создать блок с октябристами, вместе с крайне правыми, набрали там мизерное количество голосов и не сумели провести своих кандидатов в Думу [24].

 

Выборы по земледельческой курии стали для националистов наиболее успешными, так как электорат этой курии включал в себе большую долю провинциального дворянства. Выборщики от этой курии в губернских избирательных собраниях при выборах депутатов играли решающую роль. Если в 1907 г. кандидаты крайне правых и националистов получили в этой курии 58% голосов, то в 1912 г. за них было подано 70% голосов. Также успешными для правых были выборы в крестьянской курии, которая также отличалась консерватизмом. По сведениям, охватывающих приблизительно половину выборщиков, по этой курии в 1907 г. националисты и правые получили здесь 43,1% голосов, а в 1912 г. – 56,6% [4, с. 124]. Тем не менее доля крестьян среди общего числа избранных националистов и умеренно-правых была невелика – 21 депутат (17%). Ещё 21 депутат принадлежал к духовному сословию. Подавляющее число избранных были дворянами – 77 депутатов (63%) [25].

 

Националисты стали самой крупной фракцией IV Думы, но их фактическое единство оставалась под вопросом. Уже после выборов 33 депутата записалась в Думе не как националисты, а как умеренно-правые «центровики» во главе с П. Н. Крупенским [15, л. 1]. Все это говорило об идеологических разногласиях в рядах националистов, опасности их раскола, хотя 12 ноября 1912 г. после совещания в Национальному клубе произошло вхождение группы центра в единую «Фракцию националистов и умеренно-правых» (ФНУП) [51, с. 211].

 

Несмотря на кажущуюся очевидную победу ВНС на выборах, соотношение сил в новой Думе и перспективы оформления в ней правого большинства не внушали оптимизма националистам. В переписке националисты отмечали невозможность образования думского центра из-за двойственной позиции октябристов, тяготеющих к левому крылу Думы, дробления на группы правых и неустойчивости рядов самого ВНС [23, л. 2659, 2661].

 

Опасения националистов стали усиливаться, когда 15 ноября 1912 г., в первый день работы новой Думы, председателем был избран октябрист М. В. Родзянко, а кандидатура лидера самой крупной фракции П. Н. Балашова была провалена [51, с. 219]. Пророческим пессимизмом было проникнуто и письмо националиста А. Любинского от 16 ноября 1912 г.  А. И. Савенко:

 

«Грустью и тоской сжимается сердце, не потому, конечно, что Родзянко избран Председателем, а потому что первым днем до очевидности, подчеркнуто то обстоятельство, которое говорит русскому сердцу: «Дума не твоя». Я не сомневаюсь, что среди национальной группы имеются такие таланты, которые со временем заставят беспринципных октябристов по весьма многим вопросам голосовать вместе с вами, но по многим русско-национальным вопросам вы в Таврическом Дворце прочного большинства иметь не будете. Это, собственно говоря, и заставляет ныть мое бедное сердце» [23, л.2698].

 

Опасения полностью  подтвердились.

 

По мере нарастания кризиса политической системы «думской монархии» внутри ВНС и его думской фракции наметились два течения: правое во главе с П. Н. Балашовым, которое выступало за тесный союз с крайне правыми, и левое, под руководством В. В. Шульгина, А.И.Савенко, В.Я. Демченко, высказывавшееся в пользу альянса с октябристами и прогрессистами. В конце 1913 г. произошел организационный раскол Киевского клуба русских националистов, большинство членов которого поддерживало позицию А. И. Савенко. Окончательный раскол произошел 13 августа 1915 г., в разгар общеполитического кризиса в стране, левые националисты, включая «центровиков» Крупенского, покинули ФНУП и образовали «прогрессивно-национальную группу» в составе 22 человек (в последующем выросла до 36 человек), которая стала частью оппозиционного Правительству «Прогрессивного блока» [37, с. 42]. Оставшаяся часть националистов во главе с лидером П.Н. Балашовым и крайне правые оказались в меньшинстве и уже не могли предотвратить падение монархической власти в России.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

После окончания выборов ВНС создал крупнейшую политическую фракцию правоцентристского толка в IV Государственной думе. Успех националистов на выборах был связан со многими факторами, но большинство их них было обусловлено условиями третьеиюньской политической системы, создавшей благоприятные условия для правых монархических партий. Несмотря на активизацию своей деятельности в 1912 г., после выборов ВНС не смог стать нечто большим, чем узкое объединение национально мыслящей дворянской элиты. Численность ВНС не смогла даже близко приблизиться к численности массовой партии. Его основная электоральная база осталась в западных и южных губерниях. 

 

Финансовые проблемы, недостатки партийной работы, небольшая заинтересованность в расширении электората, расчет на помощь Правительства – все это характеризовало деятельность ВНС в период предвыборной кампании. Особенностями социального состава определялась политическая программа ВНС. Националисты выступали за сохранение самодержавия и помещичьего землевладения, за признание за русскими главенствующего положения в империи и недопущение расширения прав евреев и поляков, за главенствующее положение Православной российской церкви. Эта программа могла заинтересовать только дворянство и западнорусское крестьянство, но была мало актуальна для жителей центра и крупных городов. Националисты не смогли заключить прочный предвыборной союз ни с одной близкой для них политической силой – ни с «Союзом 17 октября», ни с черносотенными организациями. И в том, и в другом случае причинами были идейные разногласия, организационные неурядицы или тактические комбинации потенциальных союзников.

 

Консервативно-либеральная идеология ВНС не находила должного сочувствия как у октябристов, так и у крайне правых. Итогом этого стало заключение предвыборных блоков исходя во многом из положения в том или ином местном отделе, в той или иной конъюнктурной ситуации. 

 

Националисты  и  умеренно-правые  достигли  формального  успеха,  проведя  121  депутата в IV Государственную думу. На этот результат повлияли четыре основных фактора:

  1. Острота межнациональных отношений в западных и южных губерниях, где националистическая риторика ВНС имела успех у местного русского населения;
  2. Поддержка националистов со стороны Правительства и местной администрации, которая способствовала победе кандидатов от ВНС и препятствовала деятельности их соперников на выборах;
  3. Заключенные блоки с другими партиями, которые помогли националистам добиться успеха, где их влияние было не безусловно;
  4. Сила и влияние местных организаций националистов, их активность на выборах. 

 

Но эти факторы не смогли бы гарантировать ВНС победу на выборах, если бы не влияние третьеиюньского избирательного закона с его многоступенчатой системой выборов, с предоставлением преимущества землевладельческой и первой городской куриям, где консервативные и националистические настроения были наиболее сильны. Это привело к доминированию правых и националистов в новой Думе, но не отражало реальной политической ситуации и настроений в стране.

 

Наличие разобщенности в рядах ВНС, существование в нем либеральной и консервативной группировок, привело вначале к отделению от фракции группы «центра», а затем и к окончательному расколу партии и ее думской фракции в связи со вступлением в 1915 г. части националистов в Прогрессивный блок, оппозиционный Правительству.

Список литературы

  1. Аврех А. Я. Столыпин и третья Дума. М., 1968.
  2. Аврех А. Я. Царизм и теретьеиюньская система. М., 1966.
  3. Алымова Н. И. Блоки правомонархических партий на выборах в IV Государственную думу. - Булгаковские чтения. 2013. № 7.
  4. Алымова Н. И. Правомонархические партии на выборах в IV Государственную думу. - Актуальные вопросы истории России на пороге XXI века. СПб., 2001.
  5. Бондаренко К. М., Лавринович Д. С. Русские и белорусские монархисты в начале XX века. Могилев, 2003.
  6. Вестник Всероссийского национального союза. 1912. № 1.
  7. Вестник Всероссийского национального союза. 1912. № 7.
  8. Вестник Всероссийского национального союза. 1912. № 8.
  9. Вестник Союза русского народа. 1912. 9 июня.
  10. Верная гвардия. Русская смута глазами офицеров-монархистов  /   сост.    и    ред. А.А. Иванов при участии С. Г. Зирина. М., 2008. 
  11. Вечернее время. 1912. 20 октября.
  12. Всероссийский национальный союз. Программа Всероссийского национального союза. Одесса, 1912.
  13. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 1719. Оп. 1. Д. 1. 
  14. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 130.
  15. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 274. Ч. 1.
  16. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 130. Ч. 11.
  17. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 130. Ч. 13.
  18. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 130. Ч. 18.
  19. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 130. Ч. 28.
  20. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 130. Ч. 45.
  21. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 130. Ч. 47.
  22. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 121. Д. 130. Ч. 54.
  23. ГАРФ. Ф. 102. Оп. 265. Д. 582.
  24. Голос Москвы. 1912. 20 октября.
  25. Государственная дума Российской империи: 1906–1917 гг.: Энциклопедия. М., 2008.
  26. [Гучков А. И.] Александр Иванович Гучков рассказывает... М., 1993.
  27. Дякин В. С. Буржуазия, дворянство и царизм в 1911-1914 гг. Л., 1988.
  28. Залежский В. Н. Монархисты. Харьков, 1929.
  29. Земщина. 1912. 24 октября.
  30. Иванов А. А. Были ли русские националисты черносотенцами? (О статье И.В.Омельянчука). - Вопросы истории. 2008. № 11.
  31. Иванов А. А. «Дело чести»: Депутаты Государственной думы и дуэльные скандалы (1906–1917). СПб., 2018.
  32. Иванов А. А. Правые партии и выборы в IV Государственную думу. - Сравнительное изучение парламентов и опыт парламентаризма в России: Выборы, голосование, репрезентативность. Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной 100-летию принятия закона о выборах депутатов I Государственной думы. СПб., 2005.
  33. Иванов А. А., Чемакин А. А. Православная церковь и русский национализм  в начале ХХ в. - Вопросы истории. 2018. № 9.
  34. Киевлянин. 1912. 23 февраля.
  35. Комин В. В. Банкротство буржуазных и мелкобуржуазных партий в России в период подготовки и победы Великой октябрьской социалистической революции. М., 1965.
  36. Коковцов В. Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1911–1919. М., 1991.
  37. Коцюбинский Д. А. Русский национализм в начале XX столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001.
  38. Лодыгин А. Националисты и другие партии. СПб., 1912.
  39. Малышева О. Г. Избирательная система и практика России в период думской монархии 1905–1917. М., 2018.
  40. Обзор деятельности Всероссийского национального союза за 1912-1913 г. СПб, 1914.
  41. Омельянчук И. В. О месте Всероссийского национального союза в партийной системе России начала XX века. - Вопросы истории. 2008. № 4.
  42. Первый год жизни четвертой Государственной думы. СПб, 1913.
  43. Подолянин. 1912. 20 марта.
  44. Подолянин. 1912. 3 апреля.
  45. Подолянин. 1912. 14 апреля.
  46. Российский государственный исторический архив. Ф. 1278. Оп. 5. Д. 1390.
  47. Русский националист. 1912. 22 июля.
  48. Русский националист. 1912. 29 июля.
  49. Русский националист. 1912. 26 августа.
  50. Русское знамя. 1912. 9 мая.
  51. Санькова С. М. Русская партия в России: Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908 -1917). Орёл, 2006.
  52. Спирин Л. М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в. – 1920 г.). М., 1977.
  53. Стукалов П. Б. Политические и правовые учения в России во второй половине XIX – начале XX века: Всероссийский национальный союза и его идеологи. Воронеж, 2011.
  54. Утро России. 1912. 29 января.
  55. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга. Ф. 2078. Оп. 1. Д. 2.
  56. Черменский Е. Д. Выборы в IV Государственную думу. - Вопросы истории. 1947. № 4.
  57. Члены Государственной думы: (портреты и биографии): Четвертый созыв, 1912-1917 г. / cост. М. М. Боиович. М., 1913. 

Информация об авторах

Балашов Владислав Евгеньевич, бакалавр, Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Балашов Владислав Евгеньевич, e-mail: vladislav.balashov@outlook.com.

WORKS OF YOUNG SCIENTISTS

Original Paper

The All-Russian National Union

and the election campaign in the IV State Duma

V. E. Balashov1

St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2184-1645, e-mail: vladislav.balashov@outlook.com 

Abstract:

Introduction. The article discusses the aspects of the conduct of the 1912 election campaign by the All-Russian National Union in the 4rd State Duma. 

Methods. On the basis of the scientific literature, the materials of the pre-revolutionary periodicals and archival documents, the author considers the main points of the election campaign of the All-Russian National Union (ARNU) - the party of Russian nationalists, which had one of the most influential factions in the III and 4rd State Duma. Analyzing the preparatory activities of the ARNU on the eve of the elections, its publishing and campaigning activities, the ideological platform, relations with other parties, the government and local authorities. It also discusses the results of the election campaign of the ARNU, as well as the influence of Russian nationalists on the subsequent work of the 4rd State Duma. 

Conclusion. The main reasons for the success of the ARNU in the elections were the support of nationalists from the government and local administration, the influence of the June 3rd electoral law, as well as the severity of the interethnic relations in the western and southern provinces, where the nationalist rhetoric of the ARNU was successful with the local Russian population. At the same time, the formal success in the elections of 1912 did not allow the ARNU to reach a new qualitative level, as well as strengthen its position in the State Duma and become an influential public and political force.

 

Keywords: 

 elections, State Duma, russian nationalists, All-Russian National Union, party,

political activity, electorate, Government, Octobrists

 

References

  1. Avrekh, A. YA. 1968, Stolypin i tret'ya Duma [Stolypin and the third Duma]. M., 1968. (In Russ.)
  2. Avrekh, A. YA. 1966, Tsarizm i teret'yeiyun'skaya sistema [Tsarism and the Third June system]. M., 1966. (In Russ.)
  3. Alymova, N. I. 2013, Bloki pravomonarkhicheskikh partiy na vyborakh v IV Gosudarstvennuyu dumu [Blocks of Right-Wing Parties in the Elections to the IV State Duma]. - Bulgakovskiye chteniya. 2013. № 7. (In Russ.)
  4. Alymova, N. I. 2001, Pravomonarkhicheskiye partii na vyborakh v IV Gosudarstvennuyu dumu [Pravonomonarchichesky parties in the elections to the IV State Duma]. - Aktual'nyye voprosy istorii Rossii na poroge XXI veka. SPb., 2001. (In Russ.)
  5. Bondarenko, K. M., Lavrinovich, D. S., 2003, Russkiye i belorusskiye monarkhisty v nachale XX veka [Russian and Belarusian monarchists at the beginning of the 20th century]. Mogilev, 2003. (In Russ.)
  6. Vestnik Vserossiyskogo natsional'nogo soyuza. 1912. № 1. 
  7. Vestnik Vserossiyskogo natsional'nogo soyuza. 1912. № 7. 
  8. Vestnik Vserossiyskogo natsional'nogo soyuza. 1912. № 8. 
  9. Vestnik Soyuza russkogo naroda. 1912. 9 iyunya.
  10. Vernaya gvardiya. Russkaya smuta glazami ofitserov-monarkhistov [Faithful guard. Russian distemper through the eyes of monarchist officers] / sost. i red. A. A. Ivanov pri uchastii S.G.Zirina. M., 2008. (In Russ.)
  11. Vecherneye vremya. 1912. 20 oktyabrya. 
  12. Vserossiyskiy natsional'nyy soyuz. Programma Vserossiyskogo natsional'nogo soyuza [All-Russian National Union. The program of the All-Russian National Union]. Odessa, 1912. (In Russ.)
  13. State Archive of the Russian Federation (GARF). F. 1719. Op. 1. D. 1. 
  14. GARF. F. 102. Op. 121. D. 130.
  15. GARF. F. 102. Op. 121. D. 274. CH. 1.
  16. GARF. F. 102. Op. 121. D. 130. CH. 11.
  17. GARF. F. 102. Op. 121. D. 130. CH. 13.
  18. GARF. F. 102. Op. 121. D. 130. CH. 18.
  19. GARF. F. 102. Op. 121. D. 130. CH. 28.
  20. GARF. F. 102. Op. 121. D. 130. CH. 45.
  21. GARF. F. 102. Op. 121. D. 130. CH. 47.
  22. GARF. F. 102. Op. 121. D. 130. CH. 54.
  23. GARF. F. 102. Op. 265. D. 582.
  24. Golos Moskvy. 1912. 20 oktyabrya. 
  25. Gosudarstvennaya duma Rossiyskoy imperii: 1906–1917 gg.: Entsiklopediya [State Duma of the Russian Empire: 1906–1917: Encyclopedia]. M., 2008. (In Russ.)
  26. [Guchkov, A. I. 1993] Aleksandr Ivanovich Guchkov rasskazyvayet... [Alexander Ivanovich Guchkov tells ...]. M., 1993. (In Russ.)
  27. Dyakin, V. S., 1988, Burzhuaziya, dvoryanstvo i tsarizm v 1911-1914 gg. [The bourgeoisie, the nobility and tsarism in 1911-1914]. L., 1988. (In Russ.)
  28. Zalezhskiy, V. N. 1929, Monarkhisty [Monarchists]. Khar'kov, 1929. (In Russ.)
  29. Zemshchina. 1912. 24 oktyabrya.
  30. Ivanov, A. A., 2008, Byli li russkiye natsionalisty chernosotentsami? (O stat'ye I. V. Omel'yanchuka) [Were the Russian hundreds the Black Hundreds? (About the article by I.V. Omelyanchuk)]. - Voprosy istorii. 2008. № 11. (In Russ.)
  31. Ivanov, A. A., 2018, «Delo chesti»: Deputaty Gosudarstvennoy dumy i duel'nyye skandaly (1906–1917) [“A Case of Honor”: Deputies of the State Duma and Dueling Scandals (1906–1917)]. SPb., 2018. (In Russ.)
  32. Ivanov, A. A., 2005, Pravyye partii i vybory v IV Gosudarstvennuyu dumu [Right-wing parties and elections to the IV State Duma]. - Sravnitel'noye izucheniye parlamentov i opyt parlamentarizma v Rossii: Vybory, golosovaniye, reprezentativnost'. Materialy Vserossiyskoy nauchnoy konferentsii, posvyashchennoy 100-letiyu prinyatiya zakona o vyborakh deputatov I Gosudarstvennoy dumy. SPb., 2005. (In Russ.)
  33. Ivanov, A. A., Chemakin, A. A. 2018, Pravoslavnaya tserkov' i russkiy natsionalizm v nachale XX v. [The Orthodox Church and Russian nationalism in the early twentieth century]. - Voprosy istorii. 2018. № 9. (In Russ.)
  34. Kiyevlyanin. 1912. 23 fevralya.
  35. Komin, V. V., 1965, Bankrotstvo burzhuaznykh i melkoburzhuaznykh partiy v Rossii v period podgotovki i pobedy Velikoy oktyabr'skoy sotsialisticheskoy revolyutsii [Bankruptcy of bourgeois and petty-bourgeois parties in Russia during the preparation and victory of the Great October Socialist Revolution]. M., 1965. (In Russ.)
  36. Kokovtsov, V. N. 1991, Iz moyego proshlogo. Vospominaniya. 1911–1919 [From my past. Memories. 1911–1919]. M., 1991. (In Russ.)
  37. Kotsyubinskiy, D. A. 2001, Russkiy natsionalizm v nachale XX stoletiya: Rozhdeniye i gibel' ideologii Vserossiyskogo natsional'nogo soyuza [Russian nationalism at the beginning of the XX century: The birth and death of the ideology of the All-Russian National Union]. M., 2001. (In Russ.)
  38. Lodygin, A.  1912,  Natsionalisty i drugiye partii [Nationalists and other parties]. SPb., 1912. (In Russ.)
  39. Malysheva, O. G. 2018, Izbiratel'naya sistema i praktika Rossii v period dumskoy monarkhii 1905–1917 [The electoral system and the practice of Russia in the period of the Duma monarchy 1905–1917]. M., 2018. (In Russ.)
  40. Obzor deyatel'nosti Vserossiyskogo natsional'nogo soyuza za 1912-1913 g. [Overview of the All-Russian National Union for 1912-1913]. SPb, 1914. (In Russ.)
  41. Omel'yanchuk, I. V., 2008, O meste Vserossiyskogo natsional'nogo soyuza v partiynoy sisteme Rossii nachala XX veka [On the Place of the All-Russian National Union in the Party System of Russia at the Beginning of the 20th Century]. - Voprosy istorii. 2008. № 4. (In Russ.)
  42. Pervyy god zhizni chetvertoy Gosudarstvennoy dumy [The first year of life of the fourth State Duma]. SPb, 1913. (In Russ.)
  43. Podolyanin. 1912. 20 marta.
  44. Podolyanin. 1912. 3 aprelya.
  45. Podolyanin. 1912. 14 aprelya.
  46. Russian State Historical Archive. F. 1278. Op. 5. D. 1390.
  47. Russkiy natsionalist. 1912. 22 iyulya.
  48. Russkiy natsionalist. 1912. 29 iyulya.
  49. Russkiy natsionalist. 1912. 26 avgusta.
  50. Russkoye znamya. 1912. 9 maya.
  51. San'kova, S. M., 2006, Russkaya partiya v Rossii: Obrazovaniye i deyatel'nost' Vserossiyskogo natsional'nogo soyuza (1908-1917) [The Russian Party in Russia: Formation and Activity of the All-Russian National Union (1908-1917)]. Orol, 2006. (In Russ.)
  52. Spirin, L. M.,  1977,  Krusheniye pomeshchich'ikh i burzhuaznykh partiy v Rossii  (nachalo XX v. – 1920 g.) [The collapse of landowner and bourgeois parties in Russia (the beginning of the 20th century - 1920)]. M., 1977. (In Russ.)
  53. Stukalov, P. B. 2011, Politicheskiye i pravovyye ucheniya v Rossii vo vtoroy polovine XIX – nachale XX veka: Vserossiyskiy natsional'nyy soyuza i yego ideologi [Political and legal studies in Russia in the second half of the XIX - early XX century: All-Russian National Union and its ideologues]. Voronezh, 2011. (In Russ.)
  54. Utro Rossii. 1912. 29 yanvarya.
  55. Central State Historical Archive of St. Petersburg. F. 2078. Op. 1. D. 2.
  56. Chermenskiy, Ye. D., 1947, Vybory v IV Gosudarstvennuyu dumu [Elections to the IV State Duma]. - Voprosy istorii. 1947. № 4. (In Russ.)
  57. Chleny Gosudarstvennoy dumy: (portrety i biografii): Chetvertyy sozyv, 1912-1917 g. [Members of the State Duma: (portraits and biographies): Fourth convocation, 1912-1917] / cost. M. M. Boiovich. M., 1913. (In Russ.)

 

Information about the author

Vladislav E. Balashov, St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russian Federation.

 

Corresponding author

Vladislav E. Balashov, e-mail: vladislav.balashov@outlook.com.

Наука. Общество. Оборона

2019. Т. 7. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2019. Vol. 7. № 4


Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Без знания прошлого нет будущего
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN