Наука. Общество. Оборона

2019. Т. 7. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2019. Vol. 7. № 4


УДК: 314.74; 94

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10218

Поступила в редакцию: 27.03.2019 г.

Опубликована: 12.07.2019 г.

Submitted: March 27, 2019

Published online: July 12, 2019 


Для цитирования: Комаров А. В., Сапожников Д. А. Учебная миграция конца XX – начала XXI века как элемент исторического взаимодействия России и Китая. Наука. Общество. Оборона. Москва. Т. 7. № 4. 2019. DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10218.

For citation:  Komarov A. V., Sapozhnikov D. A. Educational migration of the late XX – early XXI centuries as an element of historical interaction between Russia and China. Nauka. Obshchestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. T. 7. No. 4. 2019.  (In Russ.) DOI: 10.24411 / 2311-1763-2019-10218.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ

Оригинальная статья

Учебная миграция конца XX – начала XXI века

как элемент исторического взаимодействия России и Китая

А. В. Комаров1, Д. А. Сапожников2

Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4944-9012, е-mail: AVKomarov@fa.ru

Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8349-287X, e-mail: sapoz-dmitriy@mail.ru 

Аннотация:

Введение. Статья посвящена описанию и анализу учебной миграции между Россией и Китаем, с целью определения особенностей учебной миграции, а также оказываемых эффектов на сферы жизнедеятельности.

Методы. В статье на основе системного и институционального подходов рассматриваются этапы становления сотрудничества между Россией и Китаем в сфере образования. Также анализируются ключевые элементы российско-китайского сотрудничества в сфере образования.

Заключение. По итогам проведенного анализа выявлены преимущества обучения в Китае для россиян, охарактеризован процесс получения китайского образования, выделены проблемы российских студентов, обучающихся Китае. Также прогнозируются перспективы развития привлекательности китайской системы образования для россиян и объяснены причины низкой заинтересованности китайской молодежи к учебе в России.

 

Ключевые слова: 

миграция, учебная миграция, образовательная миграция, китайские студенты в России, российские студенты в Китае, вузы, сотрудничество между РФ и КНР в сфере образования  

ВВЕДЕНИЕ

 

В современном мире, так уж сложилось, многие люди живут за пределами своей страны происхождения. По данным ООН, в целом количество международных мигрантов увеличилось с 155 млн человек в 1990 году до более чем 258 млн в 2018 году [15]. «Образовательная миграция занимает значительную часть в общей структуре миграционных потоков. За последние 30 лет количество учащихся, обучающихся в других странах, увеличилось практически в 5 раз, с 800 тыс. человек в 1975 году до 4,1 млн человек в 2015 году» [20, c. 43].

 

Учебная миграция выделяется среди других миграционных потоков, главным образом потому, что это «наиболее желанный вид миграции», так как она привлекает в страну активных молодых людей, которые обладают интеллектуальными способностями, готовых и желающих обучаться, относительно легко адаптирующихся к условиям нового государства. Кроме того, по оценкам специалистов, около 25% иностранных студентов в мире остаются в стране своего обучения [19, c. 219].

 

Можно выделить четыре ключевых эффекта учебной миграции, имеющих важное значение для всех сфер жизни общества.

 

Экономический эффект состоит в том, что учебная миграция играет важную роль в развитии и распространении инновационного потенциала в высокотехнологичных секторах экономики и широкопрофильных секторов сферы услуг. Кроме того, государственная система образования, также, как и частная, получает прямые прибыли от зарубежных студентов за обучение. Мировой рынок образовательных услуг оценивается приблизительно в 60-65 млрд долл. Как показывают прогнозы, уже в ближайшее время этот рынок может вырасти до 90 млрд долл. США.  

 

Социальный эффект: зарубежные выпускники вузов имеют все шансы рассматриваться как важнейший ресурс, человеческий капитал (как для принимающей страны, так и для страны происхождения). Те выпускники, которые возвращаются на свою историческую родину, вносят большой вклад в развитие своего государства и часто входят в ее элиту, занимая высокие должности. Кроме того, иностранных студентов, которые остаются в стране обучения, работодатели рассматривают как перспективный трудовой ресурс, особенно при налаживании международных контактов и сотрудничества в целом.

 

Выделяют также политический эффект: обучение зарубежных учащихся – это способ воздействия на формирование будущей политической и финансовой элиты в других государствах, создание устойчивых связей между страной обучения и теми странами, куда возвращаются выпускники, специалисты в различных областях и сферах.

 

И, наконец, демографический эффект: иностранные студенты, которые остаются после завершения учебы – это демографический потенциал, пополняющий высококвалифицированные трудовые кадры [14, c. 130-131].

 

СОТРУДНИЧЕСТВО МЕЖДУ РОССИЕЙ И КИТАЕМ В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ 

 

Россия и Китай – две крупнейшие соседствующие друг с другом мировые державы, имеющие почти четырехсотлетнюю историю взаимных контактов и взаимосвязей. Надо отметить, что российско-китайские отношения характеризуются высокой динамикой развития, крепким правовым основанием, разветвленной организационной структурой и разносторонними связями.

В 1990-х гг. сотрудничество между Россией и Китаем в сфере образования активно развивалось. Первое межправительственное соглашение между РФ и КНР, охватывающее основные направления сотрудничества в этой сфере, подписали в 1992 г., а уже в 1995 г. было принято решение о признании эквивалентности документов об образовании, ученых степеней и званий, выданных и присвоенных в РФ и КНР. 

 

С середины 1990-х гг. Россия и Китай стали принимать уже двухлетние планы культурного сотрудничества, которые включали в себя: празднование «Дней культуры России и Китая», установление прямого сотрудничества между организациями, учебными заведениями и библиотеками, широкое взаимодействие в области обмена студентами и преподавателями, расширение туристических связей на уровне стран, регионов и городов [14, c. 85-87].

 

К 2004 г. была завершена работа по организации центров китайского языка в России (Москва, Санкт-Петербург, Владивосток) и русского в Китае (Пекине, Шанхае, Харбине). Впоследствии центры китайского языка преобразовались в Институты Конфуция. К 2018 году в РФ функционировали уже 22 Института Конфуция, а также Школы Конфуция (в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке и ряде других городов), а в Китае действовали 22 Центра русского мира [5].

 

В настоящее время сотрудничество в сфере образования реализуется как в формате двустороннего взаимодействия, так и в рамках международных организаций (Образовательный фонд АТЭ и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)) [14, c. 122].

 

Новой формой взаимодействия стало проведение в России и Китае национальных Годов. Также важным элементом российско-китайского сотрудничества в сфере образования является практика прямых контактов между вузами.  В 2014 г. Россия и Китай запустили программу студенческих обменов. Проект, названный «Годы молодежных обменов России и Китая», создан упрочить добрососедские отношения между странами. За эти годы в нем приняло участие около 200 тыс. человек. На конец 2016 г. было заключено порядка 900 прямых договоров о сотрудничестве между российскими и китайскими высшими учебными заведениями.

 

Однако Россия и Китай не собираются останавливаться на достигнутых результатах, и продолжают расширять контакты в этой сфере. В качестве знакового события можно отметить создание Российско-Китайского университета в г. Шэньчжэнь, который был открыт МГУ имени М.В. Ломоносова совместно с Пекинским политехническим институтом и Народным правительством г. Шэньчжэня в сентябре 2017 года [18].

 

ОБУЧЕНИЕ РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН В ВУЗАХ КИТАЯ

 

В условиях динамичного развития Китая и интенсификации связей в сфере экономики, политики, науки, культуры и туризма между РФ и КНР, все большую популярность для россиян приобретает обучение в Китае. По своей популярности оно уступает только образованию в США и Англии. 

 

«В начале 1990-х гг. численность российских студентов в Китае не превышала нескольких сот человек. И лишь в начале 2000-х гг. их контингент достиг одной тысячи человек и затем стал постепенно увеличиваться, росла и доля россиян в общем контингенте иностранных студентов... На 2015 г. Россия занимала пятое место в списке стран по количеству студентов, обучающихся в вузах Китая» [2].

 

Как и основная часть иностранных студентов, большинство россиян изучают китайский язык. В то же время, постоянно увеличивается доля учащихся, изучающих бизнес и менеджмент, инженерно-технические специальности и многое другое. Стоимость обучения зависит от выбранного вуза, специальности и программы. Однако, Министерство образования Китая, заинтересованное в привлечении талантливых студентов, предлагает различные гранты, благодаря которым можно пройти обучение и бесплатно. Все затраты в этом случае берет на себя государство. А студентам, сдающим экзамены на «отлично», полагается официальная стипендия. Наряду с тем, что китайский язык и вообще китайское образование одно из наиболее перспективных современных направлений для дальнейшего трудоустройства, а с учетом всевозможных государственных субсидий и грантов, делают эту страну весьма привлекательной для учащейся молодежи.

 

Для определения основных мотивов обучения в КНР российских граждан авторами был проведен социологический опрос среди 88 студентов различных китайских вузов. Так, наиболее популярным стал ответ о бесплатном обучении. Кроме того, участники опроса особо отмечали, что в будущем хотели бы иметь работу в России, но связанную с использованием китайского языка. Около 1/4 респондентов желали бы найти работу в самой КНР, отмечая интерес к стране, ее культуре, языку и бизнесу.

 

Таким образом, можно предположить, что именно возможность получения гранта в сочетании с довольно высоким уровнем обучения играет важную роль в вопросе принятия решения о поездке на учебу в Китай нашими соотечественниками, что дает возможность части молодежи, даже из не самых обеспеченных семей получить качественное зарубежное образование.

 

Можно также отметить, что большинство опрошенных (примерно 62%) были довольны вузом, в котором они учатся или учились. Что касается удовлетворенности учебой, а также жизнью в Китае, почти 73% респондентов ответили, что их устраивает и учеба, и быт. Это весьма высокий показатель, тем более если учитывать, что за последние десять лет китайские вузы значительно улучшили инфраструктуру и быт в кампусах.

 

Отвечая на вопрос, с какими основными проблемами и трудностями респонденты сталкивались в Китае, студенты говорили о недостатке информации о реалиях жизни в КНР, ее правовых особенностях, непривычной кухне, «языковом барьере». Интересно, что некоторые опрошенные указывали на различие в менталитете и культуре, как факторе, создававшем определенные трудности. 

 

Таким  образом,  можно  утверждать,  что  именно недостаток  информации о жизни в Китае (о культуре, этикете, менталитете местных жителей), как в основных вопросах, так на бытовом уровне является главной сложностью, с которой сталкиваются учащиеся во время пребывания в Китае.

 

Степень комфортности проживания в стране можно оценить по тому, насколько безопасно себя чувствуют в ней студенты. Подавляющее большинство (80% опрошенных) ответили, что жители Поднебесной относятся к ним доброжелательно, хотя и отмечали при этом, что излишнее любопытство местных жителей по отношению к ним иногда вызывало раздражение. Это любопытство можно объяснить тем, что до сих пор в Китае проживает не так много иностранных граждан, и поэтому гости из других стран могут представлять особый интерес для некоторых жителей Китая.

 

В целом, отвечая на вопрос, оправдались ли ожидания от поездки на учебу, большинство российских граждан ответили положительно (59% отметили, что оправдались полностью, и только 33% – что частично).

 

В анкете был также предложен вопрос о том, что, по мнению обучающихся, следовало бы сделать, для более комфортного нахождения наших граждан в КНР. Подавляющее большинство высказалось за то, что прежде всего необходима профессиональная информационная и организационная поддержка учащихся до поездки и во время нее, например, через создание справочной службы помощи по всем вопросам (телефонную и онлайн), в том числе психологическую. 

 

В качестве базовых рекомендаций для будущих студентов, отправляющихся на учебу в Китай, они советовали перед поездкой основательно изучить культуру, менталитет и особенности страны пребывания, а также высказывались о необходимости повышении общего уровня преподавания китайского языка в Российской Федерации, так как при общении в Китае возникают очень серьезные проблемы с фонетикой. 

 

Подводя итоги, можно сказать, что  это направление – поездка на учебу в Китай, будет активно развиваться все ближайшие годы, в связи с усилением экономических, культурных и социальных контактов между нашими странами, а также благодаря той роли, которую играют Россия и Китай на международной арене.

 

УЧЕБНАЯ МИГРАЦИЯ ИЗ КИТАЯ В РОССИЮ

 

По данным Центра социологических исследований Минобрнауки, число китайских студентов в Российской Федерации в 2015-2016 гг. составляло 22 529 человек [1].  РИА Новости, цитируя Т.А. Голикову в октябре 2018 г., отмечали, что сейчас «в России обучается более 35 тыс. китайских студентов, подавляющее большинство из которых приехали в нашу страну постигать науку на коммерческой основе» [4]. 

 

Одной из главных целей сотрудничества в сфере образования на сегодняшний день является расширение взаимосвязей между вузами, а также увеличение взаимообмена студентами, объем которого в настоящее время превысил 85 тыс. человек. [1] 

 

Основная часть студентов из Китая учится в Центральном федеральном округе (г. Москва), и в Северо-Западном федеральном округе (г. Санкт-Петербург), а также на Дальнем Востоке. 

 

Приходится констатировать тот факт, что из-за серьезного увеличения стоимости образовательных услуг, а также повышения цен на проживание, питание и другое в крупных городах, все больше выходцев из КНР переориентируются на получение образования в провинциальных вузах, и главным образом – Сибири и Дальнего Востока.

 

Для китайской молодежи, по шкале приоритетов при выборе обучения за рубежом, Российская Федерация занимает 11 место, а приоритетными являются США, вузы Австралии, Японии, Великобритании и другие [3, c. 60].

 

По мнению ряда экспертов, причина такого явления заключается в том, что после радикальных перемен в российском обществе 1990-х гг., проведения многочисленных реформ и модернизаций в сфере образования, уровень последнего сильно понизился, что впоследствии и привело к падению его международного престижа [12].

 

Кроме того, экономическое присутствие России в Китае намного уступает представительству целого ряда западных стран, что также влияет на уровень спроса в сфере образования и получения российского диплома. Особо выделяется и то, что для многих молодых людей из стран Африки и Азии не кажется такой уж привлекательной перспектива провести несколько лет в России в связи с существующей, на их взгляд, мигрантофобией в нашей стране. 

 

Еще один немаловажный барьер – сложность изучения русского языка. Поэтому стремление китайской молодежи к учебе в РФ относительно невелико (по сравнению с учебой в других странах). Однако на учебу в российских вузах в Китае существует свой постоянно растущий спрос. Он стимулируется интенсивно развивающимся двусторонним экономическим сотрудничеством, порождающим потребность в самом широком круге специалистов. 

 

Второй немаловажный стимул – сохранившийся в РФ достаточно высокий уровень целого ряда перспективных технологий, которые в Китае хотели бы перенять. В некоторых случаях наблюдается и непосредственный интерес к самой Российской Федерации, стране с уникальной историей и культурой, чья судьба тесно переплетена с Поднебесной. Кроме того, обучение в России обходится в разы дешевле, чем в странах Запада. 

 

При поступлении в российские вузы не требуется сдавать экзамен по русскому языку – достаточно предъявить свидетельство об окончании в Китае средней школы или высшего учебного заведения, после чего можно начать учебу на подготовительном языковом факультете. Эти, а также целый ряд иных обстоятельств играет решающую роль для китайских студентов при выборе места учебы.

 

Но есть и серьезные проблемы. Приезжая в Российскую Федерацию без должной подготовки, иностранные студенты нередко оказываются не в состоянии овладеть в должной степени русским языком. Это в конечном итоге приводит к тому, что они не могут надлежащим образом освоить базовые предметы и стать полноценными специалистами. 

 

Стремясь по возможности скорректировать недостатки российского образования, китайские власти создают в прилегающих к РФ регионах так называемые подготовительные базы для учебы в России. Их главное назначение – минимизировать дефекты языкового обучения таким образом, чтобы иностранные студенты могли выйти из российских высших учебных заведений «специалистами международного уровня» [9, c. 286].

 

В рамках исследования был проведен небольшой опрос среди китайских студентов, которые учатся в Российской Федерации, чтобы понять, почему они выбрали российский вуз и каковы основные проблемы, с которыми они сталкиваются, в частности, находясь на обучении в нашей столице. 

 

Было опрошено 30 студентов Российского университета дружбы народов (РУДН). На вопрос, почему они решили учиться в России, большинство ответили, что в будущем хотели бы иметь работу в Китае, но связанную с РФ, а около 40% респондентов полагают остаться и работать в России. Около 1/3 опрошенных ответили, что их привлекла стоимость обучения, которая дешевле, чем в других странах. 

 

Основная часть респондентов не совмещают работу с учебой (возможно, потому что опрашивались студенты начального курса, еще не овладевшие русским языком в должной степени). В то же время надо отметить, что особенностью учебной миграции в Россию является канал «учебный» нелегальной миграции. «В этом случае китайцы приезжают на обучение или стажировку в российские вузы, но вскоре бросают их, чтобы заняться торговлей или работой. Учеба  –  второй  по  значимости  канал  въезда китайских мигрантов на Дальний Восток, а для приезжих, направляющихся в Европейскую часть России, этот способ стоит на первом месте» [17, c. 23].

 

Ответы на вопрос о том, устраивает ли учащихся быт и учеба в России, разделились примерно поровну – половину все устраивает, а другую часть удовлетворяет учеба, но не быт, особенно условия пребывания в общежитиях (дороговизна, недостаточно развитая инфраструктура и взяточничество).

 

Также, в анкете был вопрос о том, чувствуют ли себя в безопасности иностранные студенты. Большинство опрошенных ответили, что москвичи редко относятся к ним недоброжелательно. Основные источники получения информации о жизни в РФ они назвали китайские СМИ и соотечественников, проживающих на территории России. Возможно, Министерство образования РФ должно более активно помогать зарубежным студентам в адаптации (путем издания специализированных справочников, создания специальных «горячих линий» для иностранных студентов и т.д.).

 

Интересно было узнать, как после первого периода обучения оценивают студенты результаты своей поездки на учебу в Россию. Больше половины ответили, что их ожидания оправдались лишь частично. Можно предположить, что это связано со сложной программой обучения русского языка, а также с бытовыми проблемами, о которых упоминалось выше. Около 30% опрошенных студентов довольны результатами своего пребывания в нашей стране и учебой. 

 

Таким образом, опрос показал, что китайские студенты в целом заинтересованы в обучении в Российской Федерации и хотят в будущем связать свою судьбу с нашей страной, либо работая здесь, либо в рамках международного сотрудничества.

 

Хотя в данном исследовании не ставились цели сравнить результаты двух опросов, проведенных в 2017 г. среди китайских студентов в России и в 2018 г. среди российских студентов, учившихся в Китае, хотелось бы отметить, что и те и другие, в первую очередь, испытывают недостаток в достоверной и доступной информации обо всех аспектах жизни в стране (правовых, социальных, бытовых и т.д.) и в организованной поддержке во время их учебы. 

 

В современных условиях российско-китайское сотрудничество является одним из самых перспективных направлений для обеих стран. Трудно переоценить значимость этого сотрудничества в политическом плане, что  характеризуется сходством подходов по многим ключевым вопросам современного миропорядка и международным проблемам; в экономическом,  особенно  в  сфере  топливной  и  ядерной  энергетики,  инвестиций, торговли (с 2010 г. Китай является крупнейшим торговым партнером РФ), туризма; научной,  культурной и образовательной сферах, о чем свидетельствуют успешная работа по проведению «национальных Годов, Годов русского и китайского языков, Годов туризма ...» [16].

 

Все это приводит к тому, что и в России, и в Китае повышается потребность в специалистах со знанием языка, что, в свою очередь, стимулирует интерес молодых людей к обучению в этих странах. В России в последнее десятилетие количество изучающих китайский язык россиян увеличилось в несколько раз (в 1997 г. около 5 тыс. человек, в 2007 г. – 17 тыс., а в 2017 г. уже 56 тыс. человек, из которых 17 тыс. это школьники) [8].

 

Также возросло количество учащихся, сдающих международный экзамен на знание китайского языка, чему способствовало открытие отделений Института Конфуция во многих регионах страны. Более того, с 2019 года в систему итоговой аттестации войдет ЕГЭ по китайскому как пятый иностранный язык по выбору [8]. Это свидетельствует о растущей перспективе учебной миграции между нашими государствами.

 

Кроме того, нужно обратить внимание на такой экономический аспект учебной миграции, как извлечение дохода вузов принимающей страны благодаря обучению иностранных студентов. Так, например, «в 2007–2008 учебном году общий доход Китая от обучения иностранных студентов составил около 880 млн долл. (при средней стоимости года обучения в 20 тыс. юаней – около 3000 долл. США). На преподавании китайского языка иностранцам в КНР было заработано около 132 млн долл.» [6]. Общий доход РФ от обучения китайцев в 2008-2009 г. составил 124,7 млн долл. [3, c. 66].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Самый важный аспект учебной миграции между Россией и Китаем состоит не только в получении экономических выгод для вузов и государства, но и в том, что она вносит существенный вклад в развитие научных, культурных, экономических связей между странами, помогает улучшить взаимопонимание и создать позитивный образ страны у той категории людей, которые, возможно, в дальнейшем будут занимать ведущие позиции в своей стране и определять ее политику на мировой арене.

Список литературы

  1. Учебная миграция: в Минобре рассказали, студентов из каких зарубежных стран больше всего в вузах России. RT. URL: https: //russian.rt.com/russia/article/415140-inostrannye-studenty-v-rossii. – 2017. (дата обращения: 10.11.2018)
  2. Арефьев А. Л., Любская К. А.  Российские студенты в Китае. -  Демоскоп Weekly.  2017. № 715-716. 
  3. Арефьев Л. А. Китайские студенты в России. - Высшее образование в России. - [б.м.]: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский политехнический университет».  2010. С. 54-66.
  4. Борисова Е. С., Кузбенова Э. Р., Комаров А. В. Китайская модель экономического роста и возможность ее применения в России. - Журнал «Постулат». 2017. №12 (26). С.84
  5. Голикова: в Китае обучаются более 19 тысяч российских студентов. Вести. URL: https://www.vestifinance.ru/articles/109352. (дата обращения: 10.11.2018)
  6. Гомбоева Д. О. Особенности современного состояния и перспективы развития отношений между Россией и Китаем в сфере образования. - Теория и практика образования в современном мире: материалы VII Междунар. науч. конф. Санкт-Петербург: Свое издательство, 2015. С. 68-71.
  7. Дорошенко Н. Д. Российско-китайские студенческие обмены и их роль в отношениях между Россией и Китаем. - Научное сообщество студентов: междисциплинарные исследования: сб. ст. по мат. ХХ междунар. науч.-практ. конф. №9 (20). Новосибирск, 2017.
  8. Китайский информационный Интернет-центр. Китайский язык становится популярным в России [Электронный ресурс]. - URL: http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2017 (дата обращения: 07.11.2018).
  9. Комаров А. В., Борисова Е. С., Кузбенова Э. Р. Прогнозирование экономического развития России до 2025 года в условиях становления цифровой экономики. - Экономика и предпринимательство. 2018. № 3 (92). С. 88-97.
  10. Комаров А. В. Роль образования в формировании человеческого капитала в современной России. - Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета. 2017. Т. 7. № 3 (27). С. 83-88.
  11. Ларин А. Г. Китайская образовательная миграция в России. - Общество и государство в Китае: XLII научная конференция: Ч. 2. - Москва: Учреждение Российской академии наук Институт востоковедения (ИВ РАН). - 2012.
  12. Ларин А. Г. Китайские мигранты в России. Современные российские исследования. - Проблемы дальнего востока. М.: Российская академия наук. 2013. № 5. С. 114-126.
  13. Митин Д. Н. Образовательная (учебная) миграция: понятие, проблемы и пути решения. Вестник РУДН. Москва: 2010. №3.
  14. Муратшина К. Г. 20 лет партнерства России и Китая: результаты и уроки. М-во образования и науки Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т. Екатеринбург: Изд. Урал. ун-та, 2016. 248 с.
  15. Организация Объединенных Наций. Global compact for migration [Электронный ресурс]. URL: https://refugeesmigrants.un.org /migration-compact, свободный. (дата обращения: 07.11.2018).
  16. Межгосударственные отношения России и Китая [Электронный ресурс]. - РИА Новости. URL: https://ria.ru/spravka/20180911/1528020611.html. (дата обращения: 07.11.2018).
  17. Рязанцев С. Глобализация по-китайски: инвестиции, миграция, диаспора. - Международные процессы. 2012. № 3: Т. 10.
  18. Российско-Китайский университет в 2017 г может набрать до 300 студентов. - ТАСС. URL: https://tass.ru/obschestvo/4389210. – 2017. (дата обращения: 10.11.2018)
  19. Трофимов Е. А., Трофимова Т. И. Особенности учебной миграции в условиях глобализации. - Тенденции и проблемы в экономике России: теоретические и практические аспекты: материалы Всерос. науч.-практ. конф., 23 марта 2017. Иркутск: Издательство БГУ. 2017.
  20. Фурса Е. В., Рогова Т. М. Международная учебная миграция: тенденции и особенности современного развития. - JER. 2012. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdunarodnaya-uchebnaya-migratsiya-tendentsii-i-osobennosti-sovremennogo-razvitiya (дата обращения: 07.11.2018).

Информация об авторах

Комаров Алексей Валерьевич, кандидат педагогических наук, доцент Департамента социологии, истории и философии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, г. Москва, Российская Федерация.

 

Сапожников Дмитрий Александрович, факультет финансовых рынков им. Геращенко Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Сапожников Дмитрий Александрович, e-mail: sapoz-dmitriy@mail.ru.

MIGRATION PROCESSES IN THE GLOBAL WORLD

Original Paper

Educational migration of the late XX – early XXI centuries

as an element of historical interaction between Russia and China

A. V. Komarov1D. A. Sapozhnikov2

Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4944-9012, е-mail: AVKomarov@fa.ru

2 Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8349-287X, e-mail: sapoz-dmitriy@mail.ru 

Abstract:

Introduction. The article is devoted to the description and analysis of educational migration between Russia and China, in order to determine the characteristics of educational migration, as well as the effects on the spheres of life.

Methods. The article considers the stages of formation of cooperation between Russia and China in the field of education on the basis of systemic and institutional approaches. The key elements of Russian-Chinese cooperation in the field of education are also analyzed.

Conclusion.  According to the results of the analysis, the advantages of studying in China for Russians are revealed, the process of obtaining Chinese education is characterized, the problems of Russian students studying in China are highlighted. Also, the prospects for the development of the attractiveness of the Chinese education system for Russians are predicted and the reasons for the low interest of Chinese youth in studying in Russia are explained.

 

Keywords: 

 migration, educational migration, educational migration, Chinese students in Russia, Russian students in China, universities, cooperation between Russia and China in the field of education

 

References

  1. Uchebnaya migratsiya: v Minobre rasskazali, studentov iz kakikh zarubezhnykh stran bol'she vsego v vuzakh Rossii [Educational migration: the Ministry told students from some foreign countries most of all in Russian universities]. - RT. URL: https://russian.rt.com/russia/article/415140-inostrannye-studenty-v-rossii (access date 10.11.2018). (in Russ.).
  2. Aref'ev, A. L., Lyubskaya, K. A. 2017, Rossiiskie studenty v Kitae [Russian students in China]. - Demoskop Weekly. 2017. № 715-716. (in Russ.).
  3. Aref'ev, L. A. 2010, Kitaiskie studenty v Rossii [Chinese students in Russia]. Vysshee obrazovanie v Rossii. Federal'noe gosudarstvennoe byudzhetnoe obrazovatel'noe uchrezhdenie vysshego obrazovaniya «Moskovskii politekhnicheskii universitet». 2010. s. 54-66. (in Russ.).
  4. Borisova, E. S., Kuzbenova, E. R., Komarov, A. V. 2017, Kitaiskaya model' ekonomicheskogo rosta i vozmozhnost' ee primeneniya v Rossii [The Chinese model of economic growth and its possible application in Russia]. - Zhurnal «Postulat», 2017. №12 (26). s.84 (in Russ.).
  5. Golikova: v Kitae obuchayutsya bolee 19 tysyach rossiiskikh studentov [more than 19 thousand Russian students study in China]. - Vesti. URL: https://www.vestifinance.ru/articles/109352 (access date: 10.11.2018) (in Russ.).
  6. Gomboeva, D. O. 2015, Osobennosti sovremennogo sostoyaniya i perspektivy razvitiya otnoshenii mezhdu Rossiei i Kitaem v sfere obrazovaniya [Features of the current state and prospects of development of relations between Russia and China in the field of education]. - Teoriya i praktika obrazovaniya v sovremennom mire: materialy VII Mezhdunar. nauch. konf. Saint-Petersburg: Svoe izdatel'stvo, 2015. S. 68-71. (in Russ.).
  7. Doroshenko, N. D. 2017, Rossiisko-kitaiskie studencheskie obmeny i ikh rol' v otnosheniyakh mezhdu Rossiei i Kitaem [Russian-Chinese student exchanges and their role in relations between Russia and China]. - Nauchnoe soobshchestvo studentov: mezhdistsiplinarnye issledovaniya: XX mezhdunar. nauch.-prakt. konf. №9 (20). Novosibirsk. 2017. (in Russ.).
  8. Kitaiskii informatsionnyi Internet-tsentr. Kitaiskii yazyk stanovitsya populyarnym v Rossii [Chinese Internet information center. Chinese is becoming popular in Russia]. http: //russian.china.org.cn/exclusive/txt/2017 (access date: 07.11.2018). (in Russ.).
  9. Komarov, A. V., Borisova, E. S., Kuzbenova, E. R. 2018, Prognozirovanie ekonomicheskogo razvitiya Rossii do 2025 goda v usloviyakh stanovleniya tsifrovoi ekonomiki [Forecasting of economic development of Russia till 2025 in the conditions of digital economy formation]. - Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2018. № 3 (92). S. 88-97. (in Russ.).
  10. Komarov, A. V., 2017, Rol' obrazovaniya v formirovanii chelovecheskogo kapitala v sovremennoi Rossii [The role of education in the formation of human capital in modern Russia]. - Gumanitarnye nauki. Vestnik Finansovogo universiteta. 2017. T. 7. № 3 (27). S.83-88. (in Russ.).
  11. Larin, A. G. 2012, Kitaiskaya obrazovatel'naya migratsiya v Rossii [Chinese educational migration in Russia]. - Obshchestvo i gosudarstvo v Kitae: XLII nauchnaya konferentsiya: Chast' 2. Moscow: Uchrezhdenie Rossiiskoi akademii nauk Institut vostokovedeniya (IV RAN). 2012. (in Russ.).
  12. Larin, A. G. 2013, Kitaiskie migranty v Rossii. Sovremennye rossiiskie issledovaniya [Chinese migrants in Russia. Modern Russian studies]. - Problemy Dal'nego Vostoka. Moscow: Rossiiskaya akademiya nauk. 2013. №5. S. 114-126. (in Russ.).
  13. Mitin, D. N. 2010, Obrazovatel'naya (uchebnaya) migratsiya: ponyatie, problemy i puti resheniya [Educational migration: concept, problems and solutions]. - Vestnik RUDN. Moscow. 2010. №3. (in Russ.).
  14. Muratshina, K. G. 2016, 20 let partnerstva Rossii i Kitaya: rezul'taty i uroki [20 years of partnership between Russia and China: results and lessons]. M-vo obrazovaniya i nauki Ros. Federatsii, Ural. feder. un-t. Ekaterinburg. 2016. 248 s. (in Russ.).
  15. Organizatsiya Ob"edinennykh Natsii. Global compact for migration [United Nations. Global compact for migration]. URL: https://refugeesmigrants.un.org /migration-compact (access date: 07.11.2018) (in Russ.).
  16. Mezhgosudarstvennye otnosheniya Rossii i Kitaya [Interstate relations between Russia and China]. - RIA Novosti. URL: https://ria.ru/spravka/20180911/1528020611.html (access date: 07.11.2018) (in Russ.).
  17. Ryazantsev, S. 2012, Globalizatsiya po-kitaiski: investitsii, migratsiya, diaspora [Globalization in Chinese: investment, migration, diaspora]. - Mezhdunarodnye protsessy. 2012. № 3: T. 10. (in Russ.).
  18. Rossiisko-Kitaiskii universitet v 2017 g mozhet nabrat' do 300 studentov [Russian-Chinese University in 2017 can recruit up to 300 students]. - TASS. URL: https://tass.ru/obschestvo/4389210 (access date: 10.11.2018) (in Russ.).
  19. Trofimov, E. A., Trofimova, T. I. 2017, Osobennosti uchebnoi migratsii v usloviyakh globalizatsii [Features of educational migration in the conditions of globalization]. - Tendentsii i problemy v ekonomike Rossii: teoreticheskie i prakticheskie aspekty: materialy Vseros. nauch.-prakt. konf., 23 marta 2017. Irkutsk: Izdatel'stvo BGU. 2017. (in Russ.).
  20. Fursa, E. V., Rogova, T. M. 2012, Mezhdunarodnaya uchebnaya migratsiya: tendentsii i osobennosti sovremennogo razvitiya [International educational migration: trends and features of modern development]. - JER. 2012. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mezhdunarodnaya-uchebnaya-migratsiya-tendentsii-i-osobennosti-sovremennogo-razvitiya (access date: 07.11.2018). (in Russ.).

 

Information about the authors 

Alexey V. Komarov, Cand. pedagogical Sci. (Pedagogica), Assoc. Prof. of the Department of sociology, history and philosophy of the Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation.

 

Dmitry А. Sapozhnikov, faculty of financial markets, Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation.

 

Corresponding author

Dmitry А. Sapozhnikov, e-mail: sapoz-dmitriy@mail.ru.

Наука. Общество. Оборона

2019. Т. 7. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2019. Vol. 7. № 4


Популярное

1 сентября -

День начала

Второй мировой войны 1939-1945 годов

Россия, история, 2000 - 2014
Без знания прошлого нет будущего
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN