Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 1

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 1


УДК: 94(47).084.8

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10226

Поступила в редакцию: 24.10.2019 г.

Опубликована: 19.12.2019 г.

Submitted: October 24, 2019

Published online: December 19, 2019 


Для цитирования:  Вычеров Д. А. Военное обучение школьников в конце 1930-х – 1945 гг. (на материалах города Тюмени). Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(1):7-7. 

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10226.

For citation:  Vycherov D. A. Military training of schoolchildren in the late 1930s - 1945 (based on materials from Tyumen). Nauka. Obshchestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(1):7-7.  (In Russ.) DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10226.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

ИСТОРИЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

Оригинальная статья

Военное обучение школьников в конце 1930-х – 1945 гг.

(на материалах города Тюмени)

Д. А. Вычеров 1, 2

 Санкт-Петербургский государственный университет,

г. Санкт-Петербург, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7972-5615, е-mail: d.a.vycherov@gmail.com

Университет ИТМО,

г. Санкт-Петербург, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7972-5615, e-mail: d.a.vycherov@gmail.com 

Аннотация:

Введение. В статье рассматривается военная подготовка, которую проходили тюменские дети и подростки в рамках школьной программы. На основе нормативно-правовых актов, делопроизводственной документации местных органов власти и воспоминаний очевидцев анализируются ход учебного процесса и основные трудности его реализации в довоенное время и в годы Великой Отечественной войны. 

Методы. При написании статьи были использованы специальные методы исторического исследования. В своей совокупности их применение позволило выявить причины, по которым в школьную программу были введены занятия по военной подготовке, проанализировать особенности учебного процесса, а также определить отношение детей и подростков к данной дисциплине. 

Заключение. Военная подготовка как отдельная дисциплина была добавлена в школьную программу с 1939/1940 учебного года. Во время Великой Отечественной войны центральными органами власти был принят ряд нормативно-правовых актов, которые расширили и упорядочили структуру военного обучения в школе. Отныне к начальной и допризывной военным подготовкам добавлялось военно-физическое воспитание в начальных классах. 

Учебный процесс проходил с серьезными трудностями. Таковыми являлись отсутствие достаточного количества специалистов и их низкий уровень квалификации. К тому же неудовлетворительной была материально-техническая база школ города, в частности не хватало спортивного и военного инвентаря и подходящих помещений. Несмотря на это, учащиеся были заинтересованы в овладении знаниями и навыками по военному делу. Особое рвение проявляли юноши, поскольку многие из них стремились стать военнослужащими Красной Армии.

 

Ключевые слова: 

 школьники, военное дело, Великая Отечественная война, допризывная военная подготовка, начальная военная подготовка, военно-физическое воспитание, школы

Военное обучение школьников, 1939 - 1945 / Military training of schoolchildren, 1939 - 1945

ВВЕДЕНИЕ

 

В течение 1930-х годов в Советском Союзе власть проводила политику по физическому воспитанию и военному обучению населения. Субъектом проводимой политики были и школьники. По всей стране были созданы спортивные и военные секции, в которых дети и подростки учились пользоваться противогазами, знакомились с устройством винтовки и ручных гранат, а также развивали свои физические способности. Полученные знания и навыки они применяли на различных соревнованиях внутришкольного, городского, областного, всесоюзного уровней и на испытаниях по оборонным нормам. Для этого был разработан комплекс «Будь готов к труду и обороне» (БГТО), входивший в структуру ГТО («Готов к труду и обороне»). 

 

ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА В ШКОЛАХ В ПРЕДВОЕННЫЕ ГОДЫ

 

После начала Второй мировой войны учащиеся среднего и старшего звена приступили к военным занятиям. По закону «О воинской обязанности», принятому Верховным Советом СССР 1 сентября 1939 г., в V–VII классах вводилась начальная военная подготовка, а в VIII–X классах – допризывная военная подготовка, на которую отводилось 2 часа в неделю (1). Но из-за перегрузки программ полный курс прошли только учащиеся старших классов средней школы. 

 

В следующем учебном году ситуация не изменилась, несмотря на заявление В. Ф. Потёмкина, наркома просвещения РСФСР. В нем он предложил возможный вариант решения проблемы путем сокращения количества часов, отводимых на уроки пения, или их полного изъятия из учебных планов [1, с. 45–46]. Частично решить проблему удалось путем включения разделов военного дела в план уроков физкультуры. Однако стремясь минимизировать нагрузку, некоторые директора школ давали указания полностью заменить физическое воспитание военным обучением. В последующем Всесоюзный комитет по делам физкультуры и спорта при СНК СССР осудил такую практику. Вместе с тем он разослал инструкции, в которых утвердил выполнение строевой подготовки на уроках физкультуры «в строгом соответствии со строевым уставом пехоты РККА» (2). 

 

Организацией военной подготовки занимались военные руководители («военруки»), на должность которых назначались служащие гарнизона, работники военкомата, многие из которых не имели педагогического опыта. К преподаванию допускались также и учителя физкультуры, обладающие необходимыми знаниями и навыками. 

 

Занимались учащиеся не в приспособленных помещениях, что было выявлено в ходе проверки сотрудниками Омского областного комитета по делам физкультуры и спорта. В своем отчете они отмечали многочисленные нарушения, такие как отсутствие спортивного инвентаря, несоблюдение санитарных норм, захламленность помещений (3). К тому же уроки проходили не в спортзалах, а сами учащиеся выполняли упражнения «в пимах, пиджаках, брюках» (4). Некоторые подростки недобросовестно относились к предмету, регулярно прогуливая занятия. В их число входили также пионеры и комсомольцы, которые, по мнению советской власти, должны были подавать пример остальным (5), демонстрируя дисциплинированность и добиваясь высоких результатов в учебе. 

 

Все эти факторы негативно сказывались на качестве военного обучения. Некоторые руководители школ критиковали существующее положение дел, отмечая, что принятые программы не обеспечивали необходимой подготовки учеников старших классов (6). Вместе с тем многие отмечали достижение главной цели – введение военного дела в учебный процесс.

 

ВОЕННАЯ ПОДГОТОВКА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

 

В условиях начавшейся Великой Отечественной войны произошла актуализация военных знаний и навыков, поэтому уже в первые месяцы войны был принят ряд мер, направленных на усиление подготовки учащихся старших классов. Так, в сентябре 1941 г. Государственным комитетом обороны было принято постановление «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР» (7). В соответствии с ним школьники старших классов средней школы приступили к прохождению 110-часовой программы. Некоторые из них освобождались от этой дисциплины по состоянию здоровья, но количество таких учеников было минимальным. Те же, кто был допущен, на занятиях учились рыть окопы, стрелять из винтовки, тушить зажигательные снаряды, использовать противогазы и ручные гранаты, оказывать первую медицинскую помощь. 

 

Учащиеся начальных классов приступили к занятиям по военному делу с III четверти 1942/1943 учебного года согласно принятым нормативно-правовым актам (8). Именно с этого времени в программу школ была включена военно-физическая подготовка, на которую в I–II классах отводилось по 1 ч. в неделю, в III–IV классах – по 2 ч. [2, с. 57]. По своему содержанию она представляла собой смесь физкультуры и некоторых элементов военного дела (строевая подготовка, военные игры) и была направлена на укрепление здоровья и развитие силы и ловкости.

 

Ученики V–VII классов проходили начальную военную подготовку, которая была более ориентирована на получение школьниками практических навыков, необходимых для будущего военнослужащего Красной Армии. Занимаясь 3 ч. в неделю, они выполняли упражнения по огневой, химической, строевой и тактической подготовкам. Завершала процесс обучения допризывная военная подготовка, на которую отводилось наибольшее количество учебных часов: в VIII–IX классах – 4 ч. в неделю, а в X классах – 5 ч. В рамках ее ученики старших классов средней школы улучшали свои навыки одиночного бойца, а также осваивали приемы, необходимые для успешных действий в составе группы [2, с. 61–62]. Это дополнялось двухнедельными лагерными сборами, куда они выезжали в период летних каникул [2, с. 60]. Во время их прохождения школьники не только поправляли свое здоровье и выполняли сельскохозяйственные работы, но также практиковались в искусстве маскировки, ходили в походы, учились преодолевать полосу препятствий, ориентироваться на местности.

 

Особенностью военной подготовки в классах неполной средней и средней школ являлось раздельное обучение, которое осуществлялось по гендерному признаку. В отличие от юношей, готовившихся стать военнослужащими, девочки учились работать со средствами связи (радио, телеграф), оказывать помощь раненым. Вместо рукопашного боя они выполняли упражнения по укреплению мышц спины и живота, поскольку медсестрам нередко приходилось выносить солдат с поле боя [4, p. 119]. К тому же наравне с мальчиками они выполняли упражнения по огневой,  противовоздушной  и  противохимической  подготовкам.   Поэтому,   как   вспоминала Л. Г. Дрозд, ученицы «с 5 класса разбирали автомат, знали, как перевязывать… какие химические вещества могут быть...» (9), но не умели «шить, вышивать и все прочее», поскольку, когда нужно было учиться, «мы как-то были не тем заняты» (10).

 

По мере увеличения нагрузки по военной подготовке происходило и включение схожих сюжетов в программу других дисциплин: литературу, математику, физику. В большей степени это коснулось уроков физкультуры, в результате чего на военно-физкультурную подготовку учащихся I–X классов вместо 398 ч. отводилось 850 [3, с 143]. Подобное стало возможным благодаря сокращению нагрузки по Конституции СССР, географии, истории, пению. В большей степени это коснулось программ VIII–X классов. 

 

Занятия вели военные преподаватели, а также военруки, которые выполняли и административные функции. Из-за нехватки специалистов на эти должности назначались демобилизованные по состоянию здоровья, служащие гарнизона, работники военкомата, а также учителя физкультуры, окончившие курсы повышения квалификации. Но, несмотря на такие меры, в 1942/1943 учебном году в Челябинской, Вологодской, Омской областях школы были обеспечены кадрами всего на 53–75% [3, с. 143]. Усугубляла ситуацию и частая сменяемость военруков, поскольку многие из них уходили на фронт добровольцами или по мобилизации, уезжали в командировку, устраивались на другую работу. В результате к концу войны в школах по-прежнему не хватало специалистов. Так, по итогам 1944/1945 учебного года в 2 из 5 школ Заречного района г. Тюмени не было военруков (11). 

 

Демобилизованные по состоянию здоровья фронтовики в подавляющем большинстве не имели педагогического образования, не умели найти подход к детям, заинтересовать их. В этом случае занятия проходили формально. Имела место и другая крайность: участвовавшие в боях военруки осознавали важность подготовки потенциальных красноармейцев, поэтому абсолютизировали свой предмет и превращали школу в «военный лагерь». 

 

Для улучшения качества преподавания местные органы власти проводили совещания военруков, организовывали краткосрочные курсы повышения квалификации при Тюменском институте. Так, например, программа семинара для военруков неполных средних и средних школ в 1943 г. была рассчитана на 72 ч. Из них на методику преподавания отводилось 6 ч., что было значительно меньше, чем нагрузка по другим разделам. Так, на строевую и огневую подготовки отводилось по 18 ч., на тактическую – 21 ч., на ознакомление с другими родами войск, химическую подготовку и историю Красной Армии – по 3 ч. (12). Такое распределение сохранялось и в дальнейшем, поэтому уровень подготовки по-прежнему оставался невысоким. По итогам 1943/1944 учебного года в РСФСР в начальных школах не имели никакого образования 45% военруков и преподавателей военного дела, в неполных средних – 19% и в средних – 1% [1, с. 192].

 

В условиях сокращения финансирования школ и уменьшения количества выпускаемых товаров народного потребления остро встал вопрос о материально-технической базе учебных учреждений. В первую очередь не хватало спортивного и военного инвентаря. Так, в первой половине 1941/1942 учебного года в распоряжении 1016 (13) учащихся школы № 5 (14) находились 1 брусья, 1 турник, 1 мат, 5 учебных гранат, 19 булав и 24 пары лыж (15). Аналогичная ситуация была в школе № 26, где для проведения полноценных занятий требовалось 65 пар лыж, 35 пар лыжных палок (16). Частично компенсировать нехватку инвентаря удавалось за счет местных ресурсов. Так, в июле 1943 г. Тюменский горисполком дал распоряжение о предоставлении директором лесобазы 500 штук бракованных деревянных заготовок для школ гороно (17). В некоторых случаях юноши самостоятельно изготавливали из подручных материалов макеты винтовок в учебное и во внеучебное время. 

 

Не менее остро чувствовалось отсутствие учебников и наглядных пособий. В качестве таковых использовались материалы газеты «Пионерская правда», содержавшиеся в рубриках «Военный словарик» или «Знаешь ли ты, что…». В них публиковались сюжеты, посвященные военной тематике. Их отличала простота написания, что позволяло более эффективно донести информацию до учащихся. Вот один из примеров: «Шрапнель – снаряд, который несет в себе несколько сот пуль. В отличие от картечи он разрывается не в момент выстрела, а в том месте, где это нужно стреляющему. Шрапнелью можно стрелять и на очень близкое расстояние (на 10–20 метров), и на несколько тысяч метров» (18) (19). 

 

В конце учебного года школьники сдавали проверочные, переводные или выпускные экзамены, на которых они должны были продемонстрировать уровень знаний и навыков по строевой, огневой, тактической (только для мальчиков) и специальной подготовкам (только для девочек). Перечислим некоторые из упражнений: сборка и разборка оружия, стрельба из разных положений, преодоление препятствий с винтовкой или макетом, включение и настройка рации (20). К тому же экзаменуемые должны были рассказать о правах и обязанностях дневального и дежурного, часового, правилах лагерной службы, а также значимых военных событиях истории страны (21). 

 

Учащиеся сдавали экзамены на специальных площадках. Только знания и навыки по оказанию медицинской помощи, работе со средствами связи они должны были продемонстрировать в оборудованных помещениях (22). Испытания ученики проходили в одиночку, кроме практических заданий по тактической подготовке (2–3 человека), а строевой – в составе группы – «подразделения» (8–10 человек) (23). 

 

В роли экзаменаторов выступали военные руководители или военные преподаватели, которые были закреплены за каждым классом. Выпускные экзамены в VII и X классов принимались комиссией, в состав которой входили директор школы (председатель), военрук (заместитель председателя), офицеры местного военкомата и воинских частей гарнизона (члены комиссии) (24). 

 

УСПЕВАЕМОСТЬ УЧАЩИХСЯ ПО ВОЕННОЙ ПОДГОТОВКЕ 

 

В довоенное время большинство детей и подростков проявляло интерес к военной тематике, что являлось результатом проводимой политики власти по героизации образа воина. Об ее эффективности свидетельствуют высокие показатели успеваемости школьников в последние предвоенные годы. Так, из 34 учеников IX класса 14 завершили учебный год с оценкой «отлично», а 15 – «хорошо» (25). В другой школе положительные результаты были зафиксированы у 26 из 32 учеников X класса (26).

 

Интерес учащихся к военному делу подтверждается и количеством выполнивших оборонные нормы ГТО и БГТО, несмотря на необязательность этих мероприятий. Так, в осенне-зимний период 1939/1940 учебного года плановые показатели по БГТО были перевыполнены на 80%, а по ГТО – на 101% (27). Особое рвение среди учащихся проявляли юноши. Именно они стремились как можно быстрее пройти службу в армии, а некоторые из них хотели сделать военную карьеру. Значительной популярностью среди родов войск пользовалась служба в авиации. Об этом вспоминали и очевидцы событий. Так, М. М. Логиновская рассказывала, что один из ее братьев мечтал стать пилотом, поэтому пытался поступить в летное училище (28).

 

Нападение Германии и ее союзников на Советский Союз вызвало рост патриотических настроений у населения, в том числе детей и подростков. В этих условиях приобретение знаний и навыков по военному делу становилось особенно актуальным, поэтому многие учащиеся, в том числе и представительницы женского пола, демонстрировали высокие показатели успеваемости. Так, в 1941/1942 учебном году 15 из 25 учеников VIII класса получили оценку «хорошо», а 5 – «отлично» (29). Не менее успешно завершился учебный год в IX классе, где из 34 учеников 13 человек перешли в следующий класс, имея оценку «отлично» и 16 – «хорошо» (30), а в X классе – из 37 учеников 22 человека получили оценку «хорошо» и 10 – «отлично» (31).

 

В последующие годы учащиеся продолжали показывать свою заинтересованность. Так, в 1942/1943 учебном году в VII классе из 38 человек 23 получили оценку «отлично», а 14 – «хорошо» (32), в VIII классе из 23 человек 8 – «отлично», 11 – «хорошо» (33). В 1943/1944 учебном году учащиеся 3 из 7 школ одного из районов города перешли в следующий класс с оценками «хорошо» и «отлично» по этой дисциплине (34). По всей видимости, с аналогичными результатами завершился и последний учебный год, который пришелся на военное время (35).

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В конце 1930-х гг. под влиянием международной обстановки советская власть стала больше внимания уделять военной подготовке подрастающего поколения. В рамках этого в школьную программу была включена отдельная дисциплина, на занятиях по которой дети и подростки развивали свои физические данные, учились стрелять, бросать гранаты, ориентироваться на местности. 

 

Проведенные в годы войны преобразования завершили процесс создания единой структуры военного обучения, состоящую из военно-физической подготовки, начальной военной подготовки и допризывной военной подготовки. Принятые программы обеспечивали преемственность обучения. Занятия в начальных классах были нацелены на укрепление здоровья, в V–VII классах – на развитие простых навыков, а в VIII–X классах – более сложных. 

 

Полноценному обучению школьников препятствовали несколько проблем, связанных с материально-технической базой учебных учреждений.  Они существовали в довоенное время и усугубились под влиянием Великой Отечественной войны. В их число входили нехватка инвентаря и оборудования, а также несоответствие помещений санитарным нормам. К тому же из-за отсутствия достаточного количества специалистов, нередко к ведению занятий допускались люди, не имевшие соответствующей квалификации. 

 

Большинство учащихся проявляли повышенный интерес к урокам. Это свидетельствовало об эффективности кампаний, проводимых государством, по героизации образа бойца Красной Армии. С началом Великой Отечественной войны возникла практическая необходимость прохождения военной подготовки, поскольку многие подростки после окончания школы попадали в действующую армию. Полученные же ими знания и навыки позволяли сократить их срок обучения после призыва.

Примечания

  1. Закон Верховного Совета СССР «О всеобщей воинской обязанности» от 1.09.1939. – КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 20.10.2019)
  2. Государственный архив Тюменской области (далее – ГАТО). Ф. 309. Оп. 1. Д. 3. Л. 28.
  3. Цель проверки – выяснить то, как проходил учебный процесс на занятиях по физкультуре. Можно предположить, что занятия по военной подготовке и физкультуре проходили в одних помещениях.
  4. ГАТО. Ф. 309. Оп. 1. Д. 3. Л. 3–4.
  5. Государственный архив социально-политической истории Тюменской области (далее – ГАСПИТО). Ф. П-3517. Оп. 1. Д. 6. Л. 7.
  6. ГАСПИТО. Ф. П-3517. Оп. 1. Д. 6. Л. 7.
  7. Постановление Государственного комитета обороны от 17.09.1941. – Истмат. URL: http://istmat.info/node/24305 (дата обращения: 20.10.2019)
  8. См., например: Приказ наркома просвещения РСФСР «Об организации военно-допризывной подготовки учащихся 8–10-х классов средних школ» от 15 августа 1941 г.; Постановления Совета народных комиссаров СССР «О военно-физической подготовке учащихся начальных и 1-х – 4-х классов неполных средних и средних школ» и «О начальной и допризывной военной подготовке учащихся 5-х – 10-х классов неполных средних и средних школ и техникумов» от 24 октября 1942 г.
  9. Интервью с Дрозд Л. Г., 1937 г. р. Записал Вычеров Д. А., февраль 2015. - Архив автора.
  10. Интервью с Полозковой Г. А., 1930 г. р. Записал Вычеров Д. А, январь 2017. - Архив автора.
  11. ГАТО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 488. Л. 10 об.
  12. ГАТО. Ф. 1081. Оп. 1. Д. 2. Л. 19-19 об.
  13. Такое количество учеников числилось в школе по итогам II четверти 1941/1942 учебного года.
  14. ГАТО. Ф. 86. Оп. 1. Д. 66. Л. 3 об.
  15. ГАТО. Ф. 309. Оп. 2. Д. 4. Л. 8
  16. Подсчитано автором – см.: ГАТО. Ф. 309. Оп. 2. Д. 4. Л. 9–10.
  17. ГАТО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 464. Л. 186.
  18. Пионерская правда. 1941. 16 сентября.
  19. См., также: Пионерская правда. 1941. 20 сентября; Она же. 1942. 24 января.
  20. Подробнее, см.: ГАТО. Ф. 1081. Оп. 1. Д. 2. Л. 3 об. – 4.
  21. ГАТО. Ф. 1081. Оп. 1. Д. 2. Л. 3.
  22. ГАТО. Ф. 1081. Оп. 1. Д. 2. Л. 4.
  23. ГАТО. Ф. 1081. Оп. 1. Д. 2. Л. 3 об.
  24. ГАТО. Ф. 1081. Оп. 1. Д. 2. Л. 3.
  25. Подсчитано – см.: ГАТО. Ф. 920. Оп. 2. Д. 4. Л. 57 об.
  26. Подсчитано – см.: ГАТО. Ф. 309. Оп. 2. Д. 5. Л. 53.
  27. Подсчитано автором – см.: ГАТО. Ф. 309. Оп. 1. Д. 3. Л. 74 об.
  28. Записано со слов М. М. Логиновской, 1932 г. р., Д. А. Вычеровым в 2018 году. - Архив автора.
  29. Подсчитано автором – см.: ГАТО. Ф. 309. Оп. 2. Д. 7. Л. 75.
  30. ГАТО. Ф. 309. Оп. 2. Д. 7. Л. 78.
  31. Подсчитано автором – см.: ГАТО. Ф. 920. Оп. 2. Д. 7. Л. 84.
  32. ГАТО. Ф. 920. Оп. 2. Д. 2. Л. 32.
  33. ГАТО. Ф. 920. Оп. 2. Д. 2. Л. 44.
  34. ГАТО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 488. Л. 10 об.
  35. В настоящий момент архивные материалы за 1944/1945 учебный год недоступны по техническим причинам.

Список литературы

  1. Потёмкин В. Ф. Статьи и речи по вопросам народного образования. - Под ред. И. А. Каирова, А. Г. Калашникова, Н. А. Константинова. М., Л.: Издательство Академии педагогических наук РСФСР, 1947. 303 с.
  2. Сборник руководящих материалов о школе. - Сост. С. Н. Соколов, Л. Г. Тафинцева. Воронеж: Воронежское областное книгоиздательство, 1944. 88 с.
  3. Черник С. А. Советская общеобразовательная школа в годы Великой Отечественной войны: историко-педагогическое исследование. М.: Педагогика, 1984. 239 с.
  4. Dustan J. Soviet Schooling in the Second World War. Palgrave Macmillan UK. 1997. 282 p.

Информация об авторе

Вычеров Дмитрий Александрович, аспирант Санкт-Петербургского государственного университета, г. Санкт-Петербург, Российская Федерация; ассистент Центра социальных и гуманитарных знаний Университета ИТМО, г. Санкт-Петербург, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Вычеров Дмитрий Александрович, e-mail: d.a.vycherov@gmail.com.

HISTORY OF THE GREAT VICTORY

Original Paper

Military training of schoolchildren in the late 1930s - 1945

(based on materials from Tyumen)

D. A. Vycherov 1, 2

St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7972-5615, e-mail: d.a.vycherov@gmail.com

ITMO University, St. Petersburg, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7972-5615, e-mail: d.a.vycherov@gmail.com 

Abstract:

Introduction. The article discusses the military training that Tyumen children and adolescents received as a part of the school curriculum. On the basis of normative legal acts, documentation of local authorities and witnesses, the course of the educational process and the main difficulties of its implementation in the pre-war period and during the Great Patriotic War are analyzed.

Methods. Special methods of historical research were used in the process of writing the paper. These methods allowed us to identify the reasons why military training classes were introduced in the school curriculum, to analyze the features of the educational process, and also to determine the attitude of children and adolescents to that discipline.

Conclusion. Military training as a separate discipline has been added to the school curriculum since the 1939/1940 school year. During the Great Patriotic War, the central authorities adopted a number of legal acts that expanded the structure of military training at the school. From that moment, military-physical education in the elementary grades was added to the initial and preinduction military training.

The educational process was held with serious difficulties. These were the lack of a sufficient number of specialists and their low level of qualification. In addition, the material and technical base of the city’s schools was unsatisfactory, in particular, there were not enough sports and military equipment and suitable facilities. Despite this, students were interested in mastering knowledge and skills in military affairs. Young men showed particular zeal, as many of them strove to become soldiers of the Red Army.

 

Keywords: 

schoolchildren, military affairs, Great Patriotic War, preinduction military training,

initial military training, military physical education, schools  

References

  1. Potemkin V. F., 1947, Stat'i i rechi po voprosam narodnogo obrazovaniya [Public education articles and speeches]. Pod red. I. A. Kairova, A. G. Kalashnikova, N. A. Konstantinova. M., L.: Izdatel'stvo Akademii pedagogicheskikh nauk RSFSR, 1947. 303 s. (In Russ.).
  2. Sbornik rukovodyashchikh materialov o shkole [School Guidance Book]. Sost. S. N. Sokolov, L. G. Tafintseva. Voronezh: Voronezhskoe oblastnoe knigoizdatel'stvo, 1944. 88 s. (In Russ.).
  3. Chernik S. A., 1984, Sovetskaya obshcheobrazovatel'naya shkola v gody Velikoi Otechestvennoi voiny: istoriko-pedagogicheskoe issledovanie [Soviet comprehensive school during the Great Patriotic War: historical and pedagogical research]. M.: Pedagogika, 1984. 239 s. (In Russ.).
  4. Dustan J., 1997, Soviet Schooling in the Second World War. Palgrave Macmillan UK. 1997. 282 p. 

Information about the author

Dmitriy A. Vycherov, Graduate Student of St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russian Federation;  assistant  of  the  Center  of  Social   and   Humanitarian  Knowledge,   ITMO   University, St. Petersburg, Russian Federation.

Corresponding author

Dmitriy A. Vycherov, e-mail: d.a.vycherov@gmail.com.

Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 1

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 1


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN