Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 3


Online First

УДК: 2-9

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10249

Поступила в редакцию: 26.04.2020 г.

Опубликована: 30.06.2020 г.

Submitted: April 26, 2020

Published online: June 30, 2020 


Для цитирования: Самойловский А.Л. Образ Иуды Искариота по каноническим и апокрифическим источникам. Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(3): - . 

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10249.

For citation: Samoylovskiy A. L. The Image of Juda Iscariot in canonic and apocrific literary sources. Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(3): - .  (In Russ.) DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10249.

Благодарности: Статья подготовлена при научном руководстве и поддержке иеромонаха Иринея (Пинковского), Сретенская Духовная Семинария.

Acknowledgements: This article was prepared with the scientific guidance and support of Hieromonk Irenei Pinkovsky, Sretensky Theological Seminary.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

ИСТОРИЯ ВЕРОВАНИЙ, РЕЛИГИЙ, ЦЕРКВЕЙ

Оригинальная статья

Образ Иуды Искариота

по каноническим и апокрифическим источникам 

А. Л. Самойловский 1

Сретенская Духовная Семинария,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7693-0798, e-mail: alexsamoylovskiy@gmail.com

Аннотация:

Введение. Исследование обосновано тем, что образ Иуды Искариота в истории церкви являлся важным и неотъемлемым для Нового Завета. На эту тему было написано большое количество различных трудов, которые оставили свой след в истории становления Священного Предания. Во все времена анализ формирования, истории и происхождения этого образа является актуальным, так как отвечает на множество вопросов, которые возникали с начала появления Иуды. Исследование процесса образования и развития этого образа раскрывает фактически весь  спектр  проблем, трудностей и неясностей в различных областях человеческого познания, в том числе и в экзегезе. Об актуальности данной темы говорит то, что до сих пор ее освещают различные жанры литературы и искусства: биографии, беседы, богословские исследования, иконы, картины, фрески, библеистика и другие.

Объектом научно-исследовательской работы является Иуда Искариот, один из учеников Иисуса Христа, который предал Его. 

Предмет – «образ Иуды» по каноническим и апокрифическим источникам. 

Цель работы – собрать и обобщить литературную информацию, которая способствовала зарождению образа Иуды Искариота, позволяющую проанализировать различные факты, их историю и влияние на формирование мнений, связанных с Иудой.

Заключение. Мнения различных богословов и ученых по тем или иным вопросам иногда различаются, но самое важное – они едины в том, что Иуда Искариот – тот человек, который предал Господа, был повинен в сребролюбии. И в отчаянии он совершил смертельный грех – самоубийство. Бесспорно, человеку с самого его рождения дана свобода выбора между добром и злом, верностью и предательством, гневом и смирением, любовью и ненавистью. И образ Иуды Искариота тому подтверждение. Одни путем сотворения добрых дел во имя Христа, медленно, но верно идут к заповедному блаженству, счастью и любви и после своей смерти исходят в воскресение жизни. Другие же, выбирая путь иной – путь греха, тем самым отдаляются от Бога и после своей страшной гибели изыдут в воскресение осуждения. Человека не определяют заложенные в нем качества – только его выбор. И даже в самой кромешной тьме можно найти счастье, если не забывать обращаться к Свету.

 

Ключевые слова: 

 Иуда Искариот, образ Иуды, апокрифы и каноническая литература, библеистика,

Новый Завет, Евангелие 

Иуда в гневе разошёлся;

И в миг один, всё то он погубил,

За что так яростно боролся,

И что так ревностно любил.

(А. Самойловский, 2018 г.)

ВВЕДЕНИЕ

 

Актуальность темы исследования обоснована тем, что образ Иуды Искариота в истории церкви являлся важным и неотъемлемым для новозаветного повествования. На эту тему было написано большое количество различных трудов, которые оставили свой след в истории становления Священного Предания. Во все времена анализ формирования, истории и происхождения этого образа является актуальным, так как отвечает на множество вопросов, которые возникали с начала появления Иуды. Исследование процесса образования и развития этого образа раскрывает весь спектр проблем, трудностей и неясностей в различных областях человеческого познания, в том числе и в экзегезе. Об актуальности данной темы говорит то, что до сих пор ее освещают различные жанры литературы и искусства: биографии, беседы, богословские исследования, иконы, картины, фрески, библеистика и другие.

 

Объектом научно-исследовательской работы является Иуда Искариот, один из учеников Иисуса Христа, который предал Его. Предмет исследования – «образ Иуды» по каноническим и апокрифическим источникам. 

 

Цель работы – собрать и обобщить литературную информацию, которая способствовала зарождению образа Иуды Искариота, позволяющую проанализировать различные факты, их историю и влияние на формирование мнений, связанных с Иудой.

 

Для этого важно решить ряд задач, а именно:

  • провести этимологический анализ имени Иуды;
  • оценить различные упоминания об Иуде, как канонические, так и апокрифичные;
  • подробно изучить различные черты, «атрибуты» этого персонажа, которые ассоциируются с ним;
  • исследовать мнения различных ученых и богословов на тему сложного образа Иуды.

Теоретико-методологическими основами анализа образа Иуды являются научные труды и богословские трактаты. В работе наиболее активно использовались труды М.Д. Муретова (1905, 1906, 1907, 1908), И.Р. Тантлевского (2014), Иоанна Златоуста (1998), архимандрита Никифора (1990), Иеронима Стридонского (2013).

 

Раздел 1.  ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИУДЫ

 

Итак,  «И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь. Двенадцати же Апостолов имена суть сии: первый Симон, называемый Петром, и Андрей, брат его, Иаков Зеведеев и Иоанн, брат его, Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей мытарь, Иаков Алфеев и Леввей, прозванный Фаддеем, Симон Кананит и Иуда Искариот, который и предал Его» (Мф. 10, 1-4) [5].

 

Иуда Искариот – апостол-предатель. Многие писатели, ученые и богословы посвящали свои труды именно ему, его судьбе. Каждый по-своему отнесся к тем или иным фактам его биографии, но важно четко и ясно структурировать всю известную информацию об этой личности, которая сама по себе интересна и не проста.

 

В Евангелиях упоминания (тем более описание) Иуды приводятся крайне редко и не особо подробно, но все равно можно «сложить» и «собрать» образ самого противоречивого участника евангельской истории из различных текстов современников, преданий и апокрифов.

 

Нужно помнить, что Христос избрал в число Своих ближайших учеников не абсолютно святых, не «сильных мира сего», но самых простых людей со свойственными ими ошибками и страстями. Ведь сам факт «избрания» говорит о наличии в Иуде и хороших качеств. Но возникает вопрос: почему же человек, который находился в такой близости к той самой заветной «Благодати», к тому самому «Логосу» превратился из ученика Мессии, «апостола» в – «Иуду Предателя»?

 

Первое с чего следует начать – это с этимологии прозвища Иуды.  

 

Всем известно, что Спаситель давал некоторым Своим ученикам прозвища, к примеру Симон-Кифа-Петр. Евангелисты же никак не трактуют прозвище Иуды – «Искариот». И опять возникает вопрос: можно ли это расценивать как некое «богословское умалчивание», так как прозвище «Искариот» могло нести в себе положительные качества, и евангелисты не хотели связывать с предателем Иисуса что-либо хорошее; или же «Искариот» мог нести в себе некий признак, не требующий никаких разъяснений. 

 

Ниже приведены некоторые возможные трактовки и ответы на данные вопросы.

 

1.1. ЭТИМОЛОГИЯ ПРОЗВИЩА ИУДЫ

 

Евангелисты умалчивают и никак не объясняют прозвище «Искариот». Это может быть связано с рядом причин. К примеру, уже самим евангелистам, писавшим по-гречески, данное слово могло быть не ясно. Второй версией является намеренное умалчивание, так как прозвище Иуды появляется еще до предательства Иисуса Христа, с возможным «хорошим переводом», но новозаветные авторы решили не трактовать «Искариот», чтобы у читателя не появились различные «хорошие» ассоциации с Иудой.

 

Можно выделить шесть основных вариантов перевода имени «Искариот»:

  1. «Муж (из) Кариота». Самое распространенное толкование этого термина. Но при другой огласовке в греческом переводить можно и как «муж городов» или же «горожанин». Как известно, Иуда был единственным апостолом, который не был галилеянином, и в данной трактовке прозвище «горожанин» – «иерусалимец» весьма оправдывает себя.
  2. От латинского sicarius, что означает «кинжальщик».
  3. От реконструированного арамейского слова «лжец». Даже в различных сирийских языках shaqqaroutha переводится как «лжесвидетельствование».
  4. Примечательно то, что в еврейском, вавилонском, арамейском языках существует такое понятие, как «красить красной краской», которое очень созвучно с «Искариот». Даже в арабском saqara означает «румяный цвет лица». Отсюда и возникают различные гипотезы о том, что «Искариот» означает «рыжий». 
  5. В самих Евангелиях Иуда часто называется предателем. Даже перевод семидесяти толковников – Септуагинта, переводит еврейский глагол sikker именно как «передавать (из рук в руки)».
  6. Но тот же глагол, в породе qal может быть переведен как «удушье». Евангельская история повествует о том, что Иуда после предательства не выдержал угрызений совести и повесился, удавился. Стоит отметить, что в латинском переводе текста Оригена «Комментарии на Евангелие от Матфея» имеется упоминание о том, что в еврейской традиции Иуду называли удушенным [24].

 

Данные теории основаны на реконструируемых еврейских и арамейских словах и терминах, которые не засвидетельствованы в источниках. Они так же не отвечают на вопрос об «умалчивании» трактовки. Но существует весьма любопытная теория об этом прозвище.  Если в термине «Искариот» лежит отрицательный подтекст, то есть вопрос: каков был смысл его скрывать [24]. 

 

Как известно, в еврейской культуре «знамение» играло важную роль в сотериологическом богословии иудеев. Если же реконструировать еврейско-арамейский термин saqar, то его перевод будет звучать как «видеть». Еврейское же слово ot означает «знамение». Важно отметить, что данное слово несло в себе семантику «видение знамения», причем с неба, так как в будущем словом saqor будут называть астронома. В самом евангельском повествовании существует большое количество примеров людей, которые уверовали, увидев видения (Ин.2:23; Ин.4:48: Лк.19:37) [5].

 

Опять вопрос: мог ли Иуда быть одним из тех, кто уверовал через знамение свыше. Даже в апокрифичном евангелии от Иуды имеются такие строки (глава 57:15-26) [5]: «Подними твои глаза и посмотри на облако и свет внутри него, и звезды, окружающие его. Путеводная звезда – это твоя звезда». Иуда поднял свои глаза и увидел светящееся облако, и он вошел в него. Стоявшие на земле услышали голос, исходящий из облака» [26].

 

Есть также теория, связанная с Симоном Богоприимцем. В Евангелии имеется упоминание об отце Иуды – неком Симоне (Ин.13:29) [5]. Так как Симон уверовал через знамение (Сретение Господне), он мог получить это прозвище, которое и передалось его сыну – Иуде. Но данная теория не выдерживает никакой критики, так как не отвечает никаким критериям логики, основываясь только на конспирологических фактах.

 

Можно сделать вывод, что существует большое количество разнообразных трактовок, связанных с прозвищем Иуды – «Искариот»: от той, что это прозвище могло достаться ему от отца, до той, что это намеренное умалчивание новозаветных авторов.

 

1.2. ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПО НОВОМУ ЗАВЕТУ

 

Все четыре Евангелия упоминают Иуду и его описание достаточно схоже. Синопсис евангельского повествования об Иуде Искариоте можно разделить на общие тезисы, каждый из которых будет разобран подробнее.

 

Такую систематизацию приводит и «Православная энциклопедия (электронная версия)» [22]:

  1. Призвание в число двенадцати. 
  2. Намерение предать Иисуса и объявление этого намерения первосвященникам.
  3. Тайная вечеря.
  4. Сцена в Гефсиманском саду.
  5. Сожаление Иуды о содеянном и его самоубийство.

 

Кроме этого, Иуда скорее всего присутствовал на помазании Иисусу ног миром. В Евангелиях эта сцена описана по-разному. У Иоанна говорится, что Иуда задал вопрос, зачем нужны такие траты, если эти деньги можно раздать нищим. У Матфея же этот вопрос задают «ученики Его». Но так как Иуда был экономом и хранил ящик с деньгами апостольской общины, вероятно, что такие ненужные траты, по мнению Иуды, могли стать еще одним катализатором его предательства. 

 

Итак, разберем детально все пять тезисов об Иуде.

  1. Призвание. Как известно, вблизи Капернаума, после исцеления многих при море, Иисус Христос избирает себе в ученики 12 человек. Иуда Искариот фигурирует у всех евангелистов (кроме Иоанна, который просто опустил это событие), составляя последнюю пару апостолов вместе с Симоном Кананитом. Иуда был ответственен за общие деньги, об этом сказано в Евангелии от Иоанна (Ин.13:29) [5]. Как повествует «Евангельский синопсис», данное событие происходило около 28 года [9].
  2. Намерение Иуды. В Иерусалиме происходит заговор иудеев против Господа и предательство Иуды. Книжники и фарисеи собрались во дворе у первосвященника Каиафы и решили убить Иисуса Христа, но не в праздник, чтобы «не сделалось возмущения в народе». Именно тогда Иуда пошел к ним и предал Учителя. За это первосвященники обещали ему сребреники (Матфей приводит точное количество сребреников – 30; об этой сумме будет сказано чуть позже). Это произошло в 30 году во вторник вечером или в среду (4-5 апреля).
  3. Тайная вечеря. Вечеря в Сионской горнице является, наверное, одним из самых известных событий евангельской истории. В этот момент происходит множество событий, таких как спор учеников о старшинстве, омовение ног, предсказание об отречении Петра. Но остановимся только на тех, которые связаны с Иудой. У всех евангелистов имеется рассказ об изобличении Иуды. Иисус Христос сказал: «Истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня» (Мк. 14:18) [5]. Здесь стоит отметить, что Евангелие от Марка мало описывает Иуду. Оно даже не называет его по имени: «Один из Двеннадцати» (Мк. 14. 20) [4], «Предающий Его» (Мк. 14:44) [5]. Из-за этого будут происходить различные диспуты в области библейской критики, но о них будет рассказано ниже. После этого ученики опечалились и стали спрашивать у Христа, кто же из них предатель. У Иоанна присутствует любопытная деталь: Иоанн Богослов, любимый ученик Христа, возлежал у Него на груди, и Петр «сделал знак», чтобы тот спросил у Иисуса кто предатель. У других евангелистов Христос говорит, что предатель – тот, кто опустит с Ним руку в блюдо. Но Иоанн пишет так: «Иисус отвечал: тот, кому Я, обмакнув кусок хлеба, подам. И, обмакнув кусок, Подал Иуде Симонову Искариоту». Как видно, Иоанн указывает на то, что Христос Сам подал кусок хлеба Иуде. У Матфея имеется также еще один показательный факт. Иуда сам спросил у Христа: «не я ли, Равви? Иисус говорит ему: ты сказал» (Мф. 26:25) [5]. Богословские размышления по поводу причастия Иуды и других событий Тайной вечери будут описаны далее, сейчас же – главное разобраться с хронологией новозаветного повествования жизни Иуды. 
  4. Сцена в Гефсиманском саду. Иуда привел стражу и войско от первосвященников в Гефсиманский сад. По Евангелию от Иоанна, Иуда знал это место, так как там часто собирался Иисус со Своими учениками (Ин 18:2) [5]. Хотя в самих Евангелиях Гефсиманский сад фигурирует только в Страстную неделю. Он не упоминается нигде, кроме одного дня –  Великой Пятницы (Мф. 26:36-57; Мк. 14:32-53; Лк. 22:39-53; Ин. 18:1-13) [5]. О каких частых встречах в Гефсиманском саду повествует Иоанн – непонятно. Далее в синоптических Евангелиях повествуется о поцелуе Иуды. Матфей отмечает: Иуда подал знак, что кого поцелует, тот и есть Христос. Подойдя к Спасителю Иуда, сказал: Радуйся, Равви! И поцеловал Его. Христос ему сказал: друг, для чего ты пришел? Тогда и схватили Христа – Марк говорит: Предающий Его подал знак, подошел ко Христу со словами: Равви! Равви! И поцеловал Его – Тогда Иисуса схватила стража (надо отметить, что Марк опять не называет имя предателя). У Луки: Христос задает вопрос Иуде: «Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?» (Лк. 22:48) [5]. Иоанн же пересказывает эту историю так: «Итак Иуда, взяв отряд воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием. Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете? Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его. И когда сказал им: это Я, – они отступили назад и пали на землю. Опять спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея. Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, оставьте их, пусть идут, да сбудется слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого (Ин 18:2-9) [5]. Иоанн ничего не говорит о поцелуе Иуды, он только описывает сцену ареста. Скорее всего это связано с тем, что, по церковному Преданию, Иоанн Богослов писал свое Евангелие позже всех (примерно в конце I века). Он часто пропускает многие моменты биографии Иисуса Христа, притчи (у него только одна притча – «о добром Пастыре»), чудеса и тому подобное. Видимо, евангелист освещал те моменты, которые не отметили другие (исцеление при купальне Вифезда, явление Господа при море Тивериадском) и не хотел повторять то, что уже было описано у других писателей Нового Завета.
  5. Сожаление Иуды о содеянном и его самоубийство. Данный эпизод рассказывается только в Евангелии от Матфея. В Иерусалиме Иуда, узнав о том, что Христа осудили, «раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам» – Иуда осознает свой грех («согрешил я, предав кровь невинную»), но первосвященники сказали ему: «смотри сам» – Бросив сребреники на пол, он вышел, пошел и удавился. «Первосвященники, взяв сребреники, сказали: непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови. Сделав же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников; посему и называется земля та землею крови до сего дня» (Мф. 27:6-8) [5]. 

 

Это  повествование  является «каноничным образом» Иуды Искариота, который можно увидеть в Новом Завете. Итак, писатели Нового Завета больше акцентируют свое внимание на внутренних терзаниях Иуды, которые и подвигли его на такой грех. Но они опускают различные факты истории об Иуде и не сходятся в некоторых моментах. Синоптическая проблема имеет место и здесь. 

 

Чтобы сложить образ Иуды как человека, нужно подробнее рассмотреть связанные с ним понятия,   их   историю   и   происхождение.   Далее   будут   разобраны   такие   тезисы,   как «30 сребреников», «Иуда на Тайной вечери», «Поцелуй Иуды» и «Смерть Искариота», которые всегда ассоциируются с ним и являются важной «вехой» в формировании его образа.

 

Раздел 2. АТРИБУТЫ ИУДЫ ИСКАРИОТА

 

«Сребреники» играют важную роль в существовании образа Иуды и неразрывно с ним связаны. Можно сказать, что они являются самым известным символом неправедных денег [1]. 

 

Еще в Ветхом Завете были пророчества о предательстве Мессии. К примеру:

  1. «И он уничтожен будет в тот день, и тогда узнают бедные из овец, ожидающие Меня, что это слово Господа. И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, – не давайте; и они отвесят в уплату Мне тридцать сребреников» (Зах. 11:12-13) [5]. Отсюда следует, что будущий Мессия должен быть оценён в 30 серебряных монет, которые будут брошены на пол храма. Это чрезвычайно важно, так как в других пророчествах говорится о предательстве за деньги, но здесь называется точная сумма – 30 монет.
  2. «Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит: и взяли тридцать сребреников, цену Оцененного, Которого оценили сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как сказал мне Господь» (Мф. 27:9) [5]. Это уже новозаветное упоминание о ветхозаветном пророчестве, из которого следует, что пророк Иеремия говорил о деньгах, за которые предадут Мессию. Точной цитаты именно о 30 сребрениках у Иеремии нет, но имеется следующее: 
  3. «купил я поле у Анамеила, сына дяди моего, которое в Анафофе, и отвесил ему семь сиклей серебра и десять сребреников; и записал в книгу и запечатал ее, и пригласил к тому свидетелей и отвесил серебро на весах» (Иер. 32:9) [5].

 

Это пророчество говорит только о 10 сребрениках и 7 сиклях серебра, которые и могли составлять 30 сребреников. Но Иероним Стридонский в своем «Толковании на Евангелие от Матфея» утверждает, что у секты назареев были апокрифы пророка Иеремии, в котором это место приведено слово в слово [11].  Византийский богослов Евфимий Зигабен предполагал, что данный отрывок находился просто в уже утраченной книге Иеремии, или же это упоминание было удалено иудеями из канонической книги [9].

 

В Ветхом Завете существует еще множество прообразов и пророчеств о предательстве Спасителя. («Даже человек мирный со мною, на которого я полагался, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту» (Пс 40:10) [5]. Но по конкретной сумме информации мало.

 

Упоминание именно о 30 серебряных монетах есть только в Евангелии от Матфея, в то время как у Луки и Марка только упоминание монет, а у Иоанна вообще отсутствует повествование об этом. На протяжении всей истории изучения Евангелия от Матфея внимание ученых акцентировалось на символике чисел. Даже сам евангелист в начале своего труда обращает внимание на то, что всех родов от Авраама до Давида четырнадцать, от Вавилонского  плена до  Иисуса  (примерно  с  597  по  539 год  до н. э.) тоже четырнадцать. М.Д. Муретов в своем труде «Иуда предатель», считает: «Тридцать сребреников у евангелиста Матфея имеют такое же символическое значение, как и число четырнадцати родов в каждой из трех эпох родословия Христа» [16, С. 539-559].

 

Вероятнее всего, Матфей писал Евангелие для еврейской общины, и здесь нужно понимать важность связи Нового и Ветхого Заветов. В книге Захарии значится: «Словами Захарии пророка о ничтожно-рабской оценке народом, избранным отеческого попечения о нем Иеговы, в тридцать сребреников Евангелист также желает указать на презрение синедриона к посланному Богом Его Сыну – Мессии» [17, C. 39-68]. 

 

Даже апостол Павел в послании к филиппийцам говорит о том, что Христа оценили, как раба и что Он сам принял образ раба (Флп. 2:7) [5]. Здесь и появляется некий теологический смысл именно «30 сребреников», потому что, зная нравы фарисеев, никто не может отрицать возможный умысел первосвященников, что награда Иуды эквивалентна сумме покупки раба: «Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями" (Исх. 21:32) [5].

 

Из Нового Завета нельзя с исторической точностью сказать, какие конкретно серебряные монеты имеются в виду. Однако обычно 30 сребреников отождествляются с тирскими статерами или тетрадрахмами [2]. Кроме того, отождествление именно этих монет с настоящими, связывает пророчеств Захарии о 30 серебряных сиклях с новозаветной историей. 

 

На лицевой стороне монеты изображён бог финикийцев Мелькарт (Ваал), на обратной стороне – орёл. Греческая надпись на монете гласит ΤΥΡΟΥ ΙΕΡΑΣ ΚΑΙ ΑΣΥΛΟΥ («Cвятого и неприкосновенного города Тира»). Вес монеты был примерно 14-15 грамм, что примечательно –именно ими желательно было платить налог храму в Иерусалиме [25]. Это может подтверждать, что именно эти монеты дали первосвященники Иуде (так как у них они были в обиходе).

 

История сребреника берет свое начало от создания еврейских сиклей или шекелей (что означает взвешивать). Как повествует первая книга маккавеев, только при Симоне Маккавее, евреи стали чеканить свои собственные монеты: «Дозволяю тебе чеканить свою монету в стране твоей» [6]. Чтобы установить примерную стоимость сребреника можно сравнить его с другими монетами того времени. Зачастую сикль отождествлялся со следующими монетами:

  • римский динарий;
  • финикийско-эллинистический статир;
  • семитическая зуз;
  • ассирийская села;
  • аттическая тетрадрахма (точный вес тирской тетрадрахмы и священного сикля был несколько легче аттической, так что сикль равнялся собственно только 3½ аттическим драхмам).

 

Так как подать храму платилась именно тетрадрахмами Тира, то скорее всего синедрион дал Иуде именно эти деньги – тирский статир. 30 сребреников – это 120 динариев или четырёхмесячное жалование при семидневной рабочей неделе. Одна тетрадрахма равна одному динарию. Им оплачивали однодневный труд работника на сельскохозяйственных угодьях или службу легионера [14].

 

Кроме того, по Евангелию от Матфея, эти деньги не положили в казну храма, так как это «деньги крови», и поэтому первосвященники купили землю горшечника рядом с Иудеей.

 

30  сребреников  –  образ,  который  часто  фигурировал  в  культуре  русского  Средневековья. В неком смысле он и стал главным инструментом «демонизации» Иуды [1]. В иконографии можно увидеть изображение ада и сатаны, который часто изображен вместе с Иудой (а у него в руке мешочек с проклятыми деньгами). В большом количестве различных источников (о которых будет сказано позже) христианская традиция демонизирует Иуду, делая его неким злым духом сребролюбия,  которая  перейдет  и  в  иконографии  со  своим  обязательным  гербом  Иуды – 30 сребрениками.

 

Разобравшись с неким атрибутом Иуды – сребрениками, можно приступить к изучению следующего очень сложного для экзегезы момента жизнеописания Иуды Искариота – его присутствия на Тайной вечери.

 

2.1. ИУДА НА ТАЙНОЙ ВЕЧЕРИ

 

Тайная вечеря – одно из центральных событий Страстной седмицы. Именно здесь было установлено Таинство Евхаристии (Благодарения). Это событие часто фигурирует в различных произведениях искусства (Леонардо да Винчи, Якопо Тинторетто, Альбрехт Дюрер, Николай Ге и других), так как имеет огромную значимость в Истории Церкви.

 

По  синоптическим Евангелиям, в первый день опресноков Иисус отправил Петра  и  Иоанна  – в Иерусалим, чтобы они приготовили всё к празднованию Пасхи. У Матфея, Марка и Луки не говорится о том, что Иуда покинул Тайную вечерю, в отличие от Иоанна, который явно указывает на уход Иуды. М.Д. Муретов пишет: «А Иоанн хотя и указует выразительно, что Иуда ушел с вечери ночью после данного ему Христом куска, но при опущении у него рассказа о евхаристии невозможно определить, до или после евхаристии было удаление Иуды [19, С. 246-262].

 

Само по себе участие Иуды наравне с другими апостолами в Тайной вечере породило множество толкований у отцов Церкви. Некоторые считали, что Иуда присутствовал на пасхальной трапезе: Иоанн Златоуст, Августин Блаженный и даже на большом количестве икон, фресок Иуда изображен вместе с другими учениками Христа. Иные же полагали, что Иуда ушел с Тайной вечери: Ефрем Сирин, Тациан Ассириец и другие. Такие расхождения, скорее всего, связаны с богословской мыслью святых отцов, а не с христианским преданием.

 

Показателен пример толкования церковного деятеля Кирилла Александрийского. В своем толковании на Евангелие от Иоанна [13] он пишет, что тот самый кусок хлеба, который подал Христос Иуде был евхаристийный хлеб – εὐλογίαν. То есть Иуда «причастился». Но уже в своих фрагментах толкования на Евангелие от Матфея Кирилл Александрийский указывает на то, что после того как Иуда вышел, Иисус преподал одиннадцати ученикам «спасительное таинство» [20, С. 723-754]. Так может разниться толкование на этот отрывок евангельской истории у одного человека в своих же произведениях.

 

Как видно, эта сложная тема требует более подробного и отдельного рассмотрения.

 

На самом деле «христианское название» Тайной вечери является названием пасхального сэдэра (праздничного ужина). Если внимательно читать последование и то, что происходило на самой  Вечери,  можно  четко  установить,   что   это   исполнение   древнееврейской   традиции. В Мишне [15] (письменный текст, который содержит в себе основополагающие религиозные предписания ортодоксального иудаизма) можно найти все предписания по поводу празднования пейсаха. 

 

Далее будет проведено сопоставление синоптической и иоанновской Тайной вечери, и так называемого сэдэра. Это сопоставление крайне важно для описания образа Иуды, так как оно могло сильно повлиять на него и на его выбор – предательство.

 

Соотнося все эти источники, все же выстроить точную последовательность Тайной вечери до всех мельчайших подробностей не получится по ряду причин. К примеру, насколько сильно евреи следовали тем или иным предписаниям во времена Христа. Кроме того, есть вопрос: какова степень расхождений Иисуса Христа со всеми традициями, так как все-таки Он устанавливал Пасху Нового Завета.

 

Евангельский Синопсис разделяет Тайную вечерю на пять основных пунктов [9]: 

  1. Спор учеников о старшинстве.
  2. Омовение ног.
  3. Изобличение предателя; уход Иуды.
  4. Установление Таинства Евхаристии.
  5. Предсказание об отречении Петра и другие предостережения.

 

Пункты №№1, 2, 3 и 4 связаны с Иудой. Поэтому нужно разобрать именно их. Как было сказано выше, Иисус с учениками пришел в горницу, где Петр и Иоанн подготовили все нужное для пасхальной вечери. «Для того чтобы разобраться в этих трудных Евангельских текстах, необходимо прежде всего изучить традицию празднования Пасхи, существовавшую во времена Второго Храма, описанную в Мишне в трактате Песахим» [3]. 

 

Порядок начала Праздничной Пасхальной вечери таков:

  • гости входят и рассаживаются на «кафедрах»;
  • они умывают руки (причем каждый из них обливает одну руку и вытирает полотенцем); 
  • им подают по бокалу разбавленного (водой) вина и каждый сам читает славословие;
  • затем приносят закуску («парперет»), и каждый опять читает славословие;
  • встают и переходят для возлежания на ложах и снова разливают по бокалу вина и читают еще раз славословие. Потом опять подается вода и обливаются уже обе руки;
  • особое омовение ног не предписывалось (так как перед праздником все обязательно проходили обряд очищения). Но тогда оно было распространено, потому что после ходьбы в сандалиях ноги требовали омовения. Этим занимались рабы, поэтому Христос принимает образ раба (о чем было сказано ранее). В Евангелии от Луки сказано, что Христос одобряет этот обряд (Лк. 7:44) [5], хотя и разделяет внешнее исполнение обрядов и внутреннее;
  • дальше предписывалось возлежание за праздничным столом, образовывая круг (строго предписывалось – как символ свободы евреев, в отличие от стояния и сидения на стуле);

 

Это было неким началом пасхальной трапезы, подготовительной частью. Здесь и проявляется связь с еврейским сэдэром. По указаниям праздника нужно было расположить всех гостей на ложах в порядке старшинства. Здесь Евангелие и соотносится с традициями – по Луке у учеников возникает спор о старшинстве. Старшинство Петра в среде апостолов было установлено еще давно, и никто особо с этим не спорил. Но старшинство братьев Зеведеевых могло вызвать некоторые негодования – в оригинале ἠγανάκτησαν, что и значит «негодование» (Мф. 20:24, Мк. 10:41) [5], так как не ясно, с чем связано их первенство (то ли с просьбой их самих, то ли их матери). На этот спор как известно Христос ответил, что Он среди них служащий, тем самым наставив их в смирении.

 

Христос знал обо всех помыслах Иуды и после обрядового надевания одежды, во время омовения ног, говорит, что не все здесь чисты. Это выражение носит много смыслов. Оно могло значить, что ноги требуют омовения (Петра и Иоанна могли не требовать, так как они готовились к празднику и в комнате находились с уже чистыми ногами), но и то, что не у всех помыслы чисты, указывая тем самым на Иуду. 

 

Здесь и играет важную роль расположение Иуды в кругу апостолов. Зачастую ему выделяли последнее место (даже у Матфея в перечислении апостольских пар Иуда стоит в конце с Симоном Канонитом). Кроме того, Иуда занимался самым, так сказать, неапостольским делом –казной. Теперь же, на самом важном для евреев празднике омовение ног для фарисейски критически настроенного Иуды могло выглядеть как некое показное и деланое, ведь Сам Христос иногда не выполнял омовения, когда этого требовали правила. А возникший спор о первенстве, где Петр с братьями Зеведеевами опять занимают главенствующие позиции, мог быть очередным толчком для его предательства. М.Д. Муретов так пишет об этом: «Но для Иуды это не был только спор или препирательство о первенстве, а – затаенное негодование мнимо оскорбляемого самолюбия, подозрение в пренебрежении к себе, чисто фарисейская ревность о своем ничтожном «я» там, где дело касается «мы». Может быть и на просьбу о первенстве братьев Зеведеевых негодованием ответил более всех Иуда, как это было и при помазании Господа миром драгоценным» [21, с. 1-51]. 

 

Дальше Христос возлег со своими учениками. При чем все евангелисты говорят о том, что сделал Он это в положенное время, а Лука уточняет: «И когда настал час» (Лк 22:14) [5]. Это говорит о соблюдении еврейских традиций. О расположении апостолов точно известно, что первым был Петр (хотя он не мог удобно вести беседу с Христом, что потом будет видно из того, когда Петр подаст знак Иоанну спросить о том, кто же предаст Спасителя), Иоанн был вторым (возлежал впереди, головой против груди), первенство его над своим братом Иаковым выражалось в самом отношении к Иоанну как к самому любимому ученику. Далее скорее всего возлежал Иаков, так как был одним из трех приближенных учеников. Потом скорее всего Андрей (так как Первозванный), а затем другие. Далее Мишна [15] предписывает исполнение следующих действий: 

  • стол, покрытый скатертью, на коем находились все яства вечери: горькие травы, приправа в виде густого соуса, опресноки, пасха (жареный агнец), хагига (жареное мясо жертвы 14-го ниссана) и сласти (орехи, зерна, и пр.);
  • предвозлежащий произносит благословение над пищей: «Благословен Господь Бог наш, Царь вселенной, создающий плод земли». – Он берет горькой травы (латук) в размер оливы и ест, обмакивая в соленую воду и соус. Так поступают и все совозлежащие;
  • предвозлежащий говорит речь о важности пасхи;
  • затем он берет опресноки и преломляет их;
  • благословение хагиги;
  • и самая важная часть – вкушение жареного агнца. При этом произносились такие слова: Сие есть тело пасхи (опять видна связь еврейской традиции с новозаветным повествованием);
  • затем идет окончание праздника с различными обрядами омовения, молитвами и т.д. 

 

Христос, устанавливая Таинство Евхаристии, преломляет хлеба. Евангелисты в принципе одинаково описывают это. Именно здесь, после столь завышенных ожиданий от первой совместной пасхи, Иуда впустил в себя все дьявольские помыслы. Что Христос – лжемессия, Он не тот, Избавитель которого так ждали иудеи. Как напишет Иоанн Златоуст, что с причастием Иуды вошел в него бес [12]. 

 

Но причастие Иуды могло иметь и полезный характер и отразится в его раскаянии, в словах, что он предал кровь невинную. Конечно, такое действие на Иуду причастие возымело уже после того, как он увидел всю низость своего поступка и весь ужас своего греха. 

 

После этого Христос указывает на предателя. Как было сказано выше, у всех евангелистов по-разному описано это событие, но смысл один: Иуда – предатель. Даже когда Иуда спросил у Христа: «Не я ли, Равви», Он ответит: «Ты сказал», что в еврейской традиции носит утвердительный характер. Все апостолы могли и не слышать этого ответа.  Господь ясно указал в Искариоте изменника только возлежавшему на груди Иоанну Богослову. Передал ли Иоанн это Петру – неизвестно. 

 

По поводу указания на предателя через обмакивание хлеба Иисус, мог говорить в целом о всех, что участник вечери – предатель. У Матфея и Марка хронология событий не совсем ясна: указание на Иуду было после Евхаристии или до. Но Лука дает точное определение того, что указание Господа на предателя было после евхаристийной чаши. Подтверждает это и Иоанн. Иуда, скорее всего, все-таки причастился, но никакое причастие не сможет остановить грех, который замыслил человек. Причастие душеспасительно для тех, кто искренне верит и устремляет свою душу к Богу.  

 

Следует разобраться с указаниями Христа на предателя среди Его учеников. Аккумулируя все вышесказанное и сопоставив еврейские традиции с евангельским повествованием, становится ясно, что указание на Иудино предательство было не один раз, а три: 

  • перед трапезой (во время омовении ног: «не все чисты); 
  • во время трапезы («ядущий со мною»); 
  • после трапезы («тот это, кому Я обмакну кусок и дам ему). 

 

Здесь можно сделать вывод: хотя указания на предателя многим апостолам скорее всего были и не понятны, но точно определяли предательство как таковое. Даже, когда Христос сказал Иуде делать то, что он задумал, апостолы размышляли о хозяйственных нуждах, или так как он был казначеем – о раздаче денег нищим. Но Иуде эти намеки были понятны и возжигали в нем желание поскорее уйти оттуда. И сатана, вошедший в него через кусок хлеба, высвободил в нем его желание предать Спасителя и при первой же возможности – «что делаешь, делай скорее», он «вышел в тот час» и направил свое сердце ко греху. 

 

2.2. ПОЦЕЛУЙ ИУДЫ 

 

Следующим для рассмотрения образа Иуды является момент Великой Пятницы – «Поцелуй Иуды». Повествование о поцелуе имеется у евангелистов, исключая Иоанна. Скорее всего, это связано с желанием Иоанна не повторяться с другими евангелистами. Объяснение того, что фарисеи изменили свое желание по поводу казни Иисуса не до праздника, а после, можно опять-таки найти в Мишне. В ней сказано, что лжепророков нужно казнить в три великих праздника [15]. Иуда знал, что последнее время Иисус со своими учениками будет проводить именно в Гефсиманском саду. Вместе со стражей (они были с факелами и фонарями, хотя не было так темно, но они не знали Христа в лицо) он пришел к Нему и со словами: «Здравствуй, (радуйся, или по-еврейски – «мир над тобою») Равви», и поцеловал Его. Здесь евангелисты схожи в описании. Иоанн, опустив историю с поцелуем, просто повествует о дальнейших словах Спасителя, когда Его хотели взять стражники. 

 

Таким образом, поцелуй Иуды не был злорадством, тем более желанием здравствия Спасителю, это было просто привычное и дружеское приветствие тех времен, которое стало знаком для стражи: «Это действие, обыкновенно употребляемое как выражение дружества и любви, употребляемое Иудою как выражение предательства, показывает в Иуде или лукавство – желание и при самом конце скрыть от Иисуса Христа гнусный замысел против него, или крайнюю злобу, насмешливо употребляющую доброе орудие для причинения крайнего вреда, или бессмыслие, не понимающее внутреннего значения употребляемых действий» [7]. Даже Христос задал Иуде вопрос, неужто он будет целованием предавать Сына Человеческого. Феофилакт Болгарский в своем толковании на Евангелие от Луки пишет: «Так Спаситель учит нас незлобию в таких обстоятельствах. Он с укоризной говорит только: Иуда! целованием ли предаёшь? Ужели не устыдишься самого вида предательства? Зачем к дружескому поцелую примешиваешь предательство, дело вражеское [4]. На это есть ответ у Иоанна Златоуста в его беседе «Предательство Иуды» [12]. Именно вошедший в него сатана решил сделать знак мира и любви, знаком греховного предательства.

 

Раздел 3. СМЕРТЬ ИУДЫ И АПОКРИФЫ

 

Перед тем как осветить тему смерти Иуды, нужно кратко изложить, то, о чем писал евангелист Матфей – о раскаянии Иуды. Когда Искариот пришел к священникам, он сказал, что «предам его». Для него Христос не был тем самыми Мессией. Он считал Его лжемессией, он не отвечал запросам ревностного иудея о пришествии Спасителя как национального мессии-царя. Он не называет Его Спасителем или Господом, потому что он уже давно потерял веру в Него: «Но есть из вас некоторые неверующие. Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие и кто предаст Его» (Ин. 6:64–71) [5]. Но, увидев, как сами же первосвященники, которые должны быть «вестниками Саваофа», стали просто интриганами, он пришел к ним требовать разъяснений их неправедного суда. «Их сердца и совесть нисколько не трогаются тем, что к «Невинной Крови» преданного Учителя теперь готова присоединиться еще виновная и «грешная кровь» предателя-ученика» [18, с. 32-68].

 

В Новом Завете повествование о смерти Иуды есть только у евангелиста Матфея: «Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам. И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился» (Мф. 27:3-5) [5]. Евангелист Лука тоже упоминает о смерти Иуды, но не в своем Евангелии, а в его прямом продолжении – в Деяниях святых апостолов: «он был сопричислен к нам и получил жребий служения сего; но приобрел землю неправедною мздою, и когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его; и это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так что земля та на отечественном их наречии названа Акелдама, то есть земля крови» (Деян. 1:17-19) [5]. 

 

Как видно из повествования, точно сказать как умер Иуда сложно. Слова «удалился» и «отошедши» наталкивают на то, что Иуда после того, как бросил деньги в храме (это являлось осквернением храма, но для отчаявшегося Иуды, который потерял веру сначала в Христа, а затем и в синедрион, такой законно отступнический поступок стал очередным шагом к еще более страшному поступку – самоубийству), сначала вернулся «в место откуда пришел» (наверное, в дом), а уже потом удавился. Иуда за несколько часов потерял все то, за что так рьяно боролся, и что так ревностно любил. И он пошел и удавился. М.Д. Муретов так напишет об этом: «Предатель сам совершил над собою суд и казнь по ветхозаветному закону возмездия, заплатив за грех предания Крови Невинной своею виновною и грешною кровью» [16, с. 539-559].

 

Итак, канонический образ Иуды Искариота сам по себе весьма сложен. Заканчивая рассуждение на тему его новозаветного жизнеописания, нельзя не сказать, что Иуда был человеком, который сначала нашел в Иисусе Христе того самого Мессию. Но по закону, по которому жил сам Иуда и по правилам которого существовал весь окружавший его мир, Мессия должен был стать царем Мира и отомстить всем тем, кто когда-то унижал и презирал богоизбранный народ. Но Иисус Христос был тем, кто проповедовал любовь к Богу и ближнему, смирение и душевную доброту, не внешнее, а внутреннее исполнение законов Божиих. Он проповедовал все то, от чего отвернулся тот самый богоизбранный народ. Он знал их пороки, страсти и грехи, ведь Он – Бог. Иуда предал Его, но увидев весь тот ужас, который он натворил – предательство крови невинной, он потерял все: веру, любовь, закон, богослужение и самое страшное – Бога. Он остался наедине со своим грехом и, не выдержав непоправимости своего злодеяния, совершил самосуд над самим собой. Виновному – смерть.

 

3.1. АПОКРИФИЧНОЕ ПРЕДАНИЕ

 

Разобравшись с каноничным повествованием биографии Иуды Искариота, нужно рассмотреть различные апокрифичные источники, связанные с этим персонажем.

 

Первое из них – «Евангелие от Иуды» из Кодекса Чакос. Кодекс Чакос – это древний египетский папирус на коптском языке, содержащий ранние христианские гностические тексты, датируемые приблизительно III веком н.э. В самом евангелии от Иуды говорится о том, что Иисус Христос открыл все таинства Царства небесного только одному ученику – Иуде, и его он обучал космологии. Историческое подтверждение существования этого евангелия можно найти в произведении Иринея Лионского «Против ересей» [10, с. 75].

 

Иуда в этом апокрифе предстает героем, помогшим Иисусу вырваться из злого мира и перейти в мир высший. Иисус и Иуда избранные, в то время как остальные апостолы не обладают избранничеством и поклоняются злому Богу Авраама, Исаака и Иакова. Иисус сам говорит о том, что Иуда должен предать на смерть тело, в котором Он заключен. Уничтожение этого телесного человека должно освободить «настоящего Иисуса» или его духовную сущность.

 

Такое учение гностицизма близко к ереси докетизма. Кроме того, само понятие «Воскресение» не упоминается в этом произведении. Для христиан Иисус своим Воскресением победил смерть, но для гностиков смерть – это благо, которое освобождает от уз этого мира. Образ Иуды здесь героический. Он – избранный, к образу которого нужно стремиться, так как существует два типа людей: обычные, существование заканчивается со смертью тела; и избранные, которые обладают Божественной искрой и не исчезают со смертью тела. К таким избранным в евангелии от Иуды относятся Иисус и сам Иуда. Образ Иуды по Четвероевангелию был описан выше, но образ Иуды в «Евангелии от Иуды» таков.

  1. Иуда сумел предстать перед Иисусом, хотя не смог взглянуть ему в глаза.
  2. Иисус явился из «царствия бессмертных Барбело», и Иуда об этом знает.
  3. Иуда думает о «возвышенном», и Христос хочет открыть ему эти тайны.
  4. Иуде было видение, предрекшее его преследования в дальнейшем. 
  5. Иуда – избранный, о чем говорит ему сам Иисус.
  6. Иисус велит Иуде принести в жертву человека, телом которого облечен Иисус.
  7. Иуда видит свою звезду (об этом упоминалось в этимологии прозвища Иуды как человека, который видел знамение, но здесь говорится о следовании собственным принципам).

 

Историчность и правдоподобие этого документа исключены. В нем присутствует множество ошибок и несостыковок (даже в гностическом учении). К примеру, Иисус дарует людям молитву «Отче наш», в которой присутствуют слова: «Яко на небеси и на земли». Это не может отвечать учению Христа гностиков, ведь они считают, что на «земли», которую они так презирают, царствует зло, которое создал «злой бог» [10, с. 75].

 

Современные ученые считают, что апокрифичные евангелия являются всего лишь производными канонических. Что касается Иуды и его образа в этом произведении, всего лишь миф для гностиков. Он не отвечает ни Священному Писанию, ни Священному Преданию, ни трудам по истории Палестины, позволяющим максимально полно восстановить картину жизни персонажей Нового Завета. Выбор Иуды – предательство, заключался не в каких-то тайных замыслах, но во внутреннем конфликте Иуды.

 

Следующий апокриф – «Сказание Иеронима об Иуде-предателе» [11]. В этом произведении описывается жизнь Иуды до апостольства. Здесь делается акцент на «инцестуальном» сюжете, схожим с биографией царя Эдипа, который «возлежал со своей матерью» [1]. 

 

Краткий синопсис данного произведения таков.

  1. Жил отец Иуды по имени Рувим (или Симон); был из колена Данова, как и будущий антихрист.
  2. Жена (Цебория) видела сон о том, что сын их будет виновен в погибели рода. Когда Иуда родился, они выбросили его в море в маленьком ковчежце.
  3. Иуда прибился к острову Искариот (откуда и прозвище). Здешняя царица острова не имела детей, поэтому усыновила Иуду. И была радость на острове.
  4. Вскоре она сама родила сына, но Иуда часто ссорился с братом. Матери это не нравилось. Иуда догадывался о том, что он приемный.
  5. Царица вскоре рассказала всю правду, и Иуда в тайне убил своего брата.
  6. Иуда пришел к Пилату, тот ему понравился и поставил Пилат Иуду над всеми своими слугами. 
  7. Через некоторое время в саду Рувима Иуда стал брать яблоки для Пилата, они поссорились с отцом (Иуда не знал, кто это) и сын убил отца.
  8. Пилат, узнав об этом, отдал Цеборию в жены Иуде. Вскоре они оба узнали, что родственники, и Иуда пошел к Иисусу просить прощения, и Христос взял его к себе в апостолы.
  9.  Дальше идет история о предательстве и повешении Иуды.

 

Греческий и еврейский переводы этого текста имеют некоторые разногласия, но в основном повторяют друг друга. В отличие от евангелия от Иуды, здесь имеются некие выдумки, но нет никаких оправданий Иуде. Просто рассказывается его история до апостольства, но факт остается  фактом  –  Иуда  предатель:  «Живот его вывернуло наружу, и вся утроба исторглась, в  которой  зачалась  и  родилась  злоба и предательство на Господа нашего Иисуса Христа». Так подытоживает это сказание жизнь Иуды [11].

 

Из больших произведений, посвященных именно Иуде, – это самые основные и известные. Существуют так же различные апокрифичные упоминание об Иуде. 

 

Например, в евангелии от Никодима, приводится следующий факт. Иуда после совершенного предательства обращается к своей жене, жарящей петуха, и просит найти ему веревку, пригодную, чтобы повеситься. Жена отвечает ему, что скорее запоет петух, которого она готовит, чем Иисус воскреснет на третий день. Внезапно петух трижды кукарекает, и Иуда принимает окончательное решение повеситься [22]. Здесь есть некое подтверждение того, о чем было сказано ранее, а именно о том, что Иуда, после того как выбросил деньги, пошел домой.

 

В апокрифическом Евангелии от Варнавы говорится, что Господь изменил облик Иуды. Явилась стража,  они  схватили  его,  осудили.  Вместо  Христа  был  распят  Иуда,  а  его  тело,  которое по-прежнему принимали за тело Иисуса, было снято с креста, оплакано и погребено [22].

 

Очевидно, в большинстве своем апокрифичная литература создает образ Иуды либо «оправдывая» Иуду, либо привнеся в его жизнь какие-либо факты: то псевдотеологические, то псевдоисторические. Проанализированные произведения в большинстве своем не выдерживают критики, не несут назидательной функции и зачастую являются фантазиями писавших их авторов.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

По результатам анализа различных источников можно сделать следующие выводы. 

 

Образ Иуды Искариота по каноническим и апокрифическим источникам предстает перед читателем  как  некий  символ,  который  олицетворяет грех предательства, измены, коварства, а  также  все  грехи, связанные со сребролюбием. Кроме того, в Евангелиях от Иоанна и Луки (Лк. 22:3 и Ин. 13:27) [5], говорится о том, что грех Иуды прямо пропорционально зависит от увещеваний сатаны. Отсюда в средневековой культуре происходят различные процессы демонизации Искариота, с которым связано немало суеверий.

 

Семантика прозвища Иуды – Искариот не точна, так как все теории основываются только на реконструируемых еврейских или арамейских терминах, которые не засвидетельствованы в источниках.

 

Упоминания  Иуды  Искариота  в  каноне Нового Завета больше нацелены на внутренний образ, в отличие от апокрифов, которые хотели добавить в его биографию больше фактов и подробностей, больше мирского и житейского. Многие сюжеты, такие как 30 сребреников или же поцелуй Иуды, стали неотъемлемыми атрибутами Искариота. Они играли важную роль в становлении его образа – как предателя, ослепленного сребролюбием. К примеру, те же самые сребреники стали образом Иуды в фольклоре, живописи, иконографии.

 

Мнения  различных  богословов  и  ученых  по  тем  или  иным  вопросам  иногда  различаются, но самое важное – они едины в том, что Иуда Искариот – тот человек, который предал Господа, был повинен в сребролюбии. И в отчаянии он совершил смертельный грех – самоубийство. 

 

Человеку с самого его рождения дана свобода выбора между добром и злом, верностью и предательством, гневом и смирением, любовью и ненавистью. И образ Иуды Искариота тому подтверждение. Одни, путем сотворения добрых дел во имя Христа, медленно, но верно идут к заповедному блаженству, счастью и любви, и после своей смерти исходят в воскресение жизни. Другие же, выбирая путь иной – путь греха, тем самым отдаляются от Бога и после своей страшной гибели изыдут в воскресение осуждения. Человека не определяют заложенные в нем качества – только его выбор. И даже в самой кромешной тьме можно найти счастье, если не забывать обращаться к Свету.

Список литературы

  1. Антонов Д.И., Майзульс М.Р. Цена крови, или проклятые деньги Иуды Искариота. – Антропологический форум. 2013. №18-online. 
  2. Архимандрит Никифор (Баженов). Иллюстрированная полная популярная библейская энциклопедия. Труд и издание Архимандрита Никифора. Репринтное воспроизведение издания 1891 года. Изд-во: «Свято-Троицкая Сергиева Лавра», 1990. – 904 с. 
  3. Болотников А. Тайная Вечеря или Пасхальный Сэдэр. Электронный альманах «Борух»
  4. Блаженный Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Луки. М.: Эксмо, 2016. – 1000 с.
  5. Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового Завета. М.: Издание Московской Патриархии, 1992. 
  6. Брагинская Н.В., Коваль А., Шмаина-Великанова А.И. Четыре Книги Маккавеев. М.: Мосты культуры, 2014. – 632 с.
  7. Виктория Холт. Поцелуй Иуды. М.: Вече, Селена+, ACT, 1995. – 77 с.
  8. Емельянов А. Евангельский синопсис. М.: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт, 2003. – 176 с.
  9. Евфимий Зигабен. Толкование Евангелий
  10. Замлелова (Макеева) С.Г. Семантика образа Иуды Искариота в Четвероевангелии и в «Евангелии От Иуды» из кодекса Чакос. – Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Познание. 2016. № 9-10. С. 75-81. 
  11. Иероним Стридонский, блж. Толкование на Евангелие от Матфея. – Минск: Лучи Софии, 2013. – 320 с.
  12. Иоанн Златоуст, Фредерик Фаррар. Совесть и грехопадение: О предательстве Иуды. Ироды. – СПб.: Шпиль (Мир), 1998. – 224 с.
  13. Кирилл Александрийский. Толкование на Евангелие от Иоанна. М.: Сибирская Благозвонница, 2011. – 1728 с.
  14. Мэттингли Г. Монеты Рима. С древнейших времён до падения Западной Империи. М.: Collector's Books, 2005. – 316 с.  
  15. Мишна. Раздел Моэд (Время). Трактат Псахим. Пер.: Левинов, Меир. Ред.: Gorin, Boruch. Издание семьи РОР,  2011. – 991 с. 
  16. Муретов М.Д. Иуда предатель: Его образ по сказанию Евангелистов с защитою сих сказаний. – Богослов, вестник. 1905. Т. 2. С. 539-559. 
  17. Муретов М.Д. Иуда предатель: Его образ по сказанию Евангелистов с защитою сих сказаний. – Богослов, вестник. 1905. Т. 3. С. 39-68. 
  18. Муретов М.Д. Иуда предатель: Его образ по сказанию Евангелистов с защитою сих сказаний. – Богослов, вестник. 1906. Т. 1. С. 32-68.
  19. Муретов М.Д. Иуда предатель: Его образ по сказанию Евангелистов с защитою сих сказаний. – Богослов, вестник. 1906. Т. 1. С. 246-262.
  20. Муретов М.Д. Иуда предатель: Его образ по сказанию Евангелистов с защитою сих сказаний. – Богослов, вестник. 1907. Т. 3. С. 723-754.
  21. Муретов М.Д. Иуда предатель: Его образ по сказанию Евангелистов с защитою сих сказаний. – Богослов, вестник. 1908. Т. 1. С. 1-51.
  22. Православная энциклопедия (электронная версия) под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Иуда Искариот. Т. 28. С. 390-400. 
  23. Страсти Христовы. Сказание Иеронима об Иуде-предателе. Почаевская типография (Типография Карташевых), 1805.
  24. Тантлевский И. Р. Искариот (Ἰσκαριώθ): «Тот, кто видел знамение». – Вестник РХГА. 2014. №4. С. 212–219. 
  25. Электронная еврейская энциклопедия ОРТ
  26. Kasser, Rodolphe; Wurst, Gregor, eds. The Gospel of Judas, Critical Edition: Together with the Letter of Peter to Phillip, James, and a Book of Allogenes from Codex Tchacos. Washington D.C.: National Geographic Society, 2007. – 384 p.  

Информация об авторе

Самойловский Алексей Леонидович, студент Сретенской Духовной Семинарии, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Самойловский Алексей Леонидович, e-mail: alexsamoylovskiy@gmail.com

HISTORY OF FAITH, RELIGION, DENOMINATION OR CHURCH

Original Paper

The Image of Juda Iscariot in canonic and apocrific literary sources

A. L. Samoylovskiy 1

Sretensky Theological Seminary, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7693-0798, e-mail: alexsamoylovskiy@gmail.com

Abstract:

Introduction. Research is justified by the fact that the image of Judas Iscariot in the history of the church was important and inalienable for the New Testament. A large number of various works have been written on this subject, which have left their mark on the history of the formation of the Holy Tradition. At all times, the analysis of the formation, history and origin of this image is relevant, as it answers many questions that have arisen since the beginning of Judah. The study of the process of education and development of this image reveals virtually the whole range of problems, difficulties and ambiguities in various areas of human cognition, including exegesis. The relevance of this topic is indicated by the fact that it is still covered by various genres of literature and art: biographies, conversations, theological studies, icons, paintings, murals, biblical studies, etc.

The object of the research work is Judas Iscariot, one of the disciples of Jesus Christ who betrayed Him. The subject is the “image of Judah” according to canonical and apocryphal sources.

The purpose of the work is to collect and summarize literary information that contributed to the emergence of the image of Judas Iscariot, which allows us to analyze various facts, their history and influence on the formation of opinions related to Judas.

Conclusion. The opinions of various theologians and scholars on various issues sometimes differ, but the most important thing is that they are united in the fact that Judas Iscariot is the person who betrayed the Lord and was guilty of loving love. In desperation, he committed a deadly sin - suicide. Undoubtedly, from his very birth, man has been given freedom to choose between good and evil, fidelity and betrayal, anger and humility, love and hate. The image of Judas Iscariot is a confirmation of this. Alone by doing good deeds in the name of Christ, they slowly but surely go to the reserved bliss, happiness and love, and after their death they proceed to the resurrection of life. Others, choosing a different path - the path of sin, thereby distance themselves from God and, after their terrible death, go out on the resurrection of conviction. A person is not determined by the qualities inherent in him - only his choice. Even in the most pitch darkness you can find happiness, if you do not forget to turn to the Light.

 

Keywords: 

 Judas Iscariot, the image of Judah, apocrypha and canonical literature, biblical studies,

New Testament, Gospel

References

  1. Antonov D.I., Majzul's M.R., 2013, Cena krovi, ili proklyatye den'gi Iudy Iskariota [The price of blood, or the damned money of Judas Iscariot]. – Anthropological forum. 2013. No. 18-online. (In Russ.) 
  2. Arhimandrit Nikifor (Bazhenov), 1990, Illyustrirovannaya polnaya populyarnaya biblejskaya enciklopediya. Trud i izdanie Arhimandrita Nikifora. Reprintnoe vosproizvedenie izdaniya 1891 goda [Illustrated complete popular biblical encyclopedia. Work and publication of Archimandrite Nicephorus. Reprint reproduction of the 1891 edition]. Publishing House: «Svyato-Troickaya Sergieva Lavra», 1990. 904 s. (In Russ.) 
  3. Bolotnikov A. Tajnaya Vecherya ili Paskhal'nyj Seder. Elektronnyj al'manah «Boruh». [The Last Supper or Easter Seder. Electronic almanac "Boruch"].  (In Russ.)  
  4. Blazhennyj Feofilakt Bolgarskij. Tolkovanie na Evangelie ot Luki [Interpretation of the Gospel of Luke]. M.: Eksmo, 2016. – 1000 s. (In Russ.)
  5. Bibliya. Knigi Svyashchennogo pisaniya Vethogo i Novogo Zaveta [The Bible. Books of Scripture of the Old and New Testaments]. M.: Izdanie Moskovskoj Patriarhii, 1992. (In Russ.)
  6. Braginskaya N.V., Koval' A., Shmaina-Velikanova A.I., 2014, Chetyre Knigi Makkaveev [Four Books of Maccabees]. M.: Mosty kul'tury, 2014. – 632 s. (In Russ.)
  7. Viktoriya Holt, 1995, Poceluj Iudy [Kiss of Judah]. M.: Veche, Selena+, AST, 1995. – 77 s. (In Russ.)
  8. Emel'yanov A., 2003, Evangel'skij sinopsis [Evangelical synopsis]. M.: Pravoslavnyj Svyato-Tihonovskij Bogoslovskij institute, 2003. – 176 s. (In Russ.)
  9. Evfimij Zigaben. Tolkovanie Evangelij [The interpretation of the Gospels]. (In Russ.)
  10. Zamlelova (Makeeva) S.G., 2016, Semantika obraza Iudy Iskariota v Chetveroevangelii i v «Evangelii Ot Iudy» iz kodeksa Chakos [The semantics of the image of Judas Iscariot in the Four Gospels and in the “Gospel of Judas” from the Chakos Codex]. – Modern science: actual problems of theory and practice. Series: Cognition. No. 9-10, 2016. S. 75-81. (In Russ.)
  11. Ieronim Stridonskij, Blessed, 2013, Tolkovanie na Evangelie ot Matfeya [Interpretation of the Gospel of Matthew]. Minsk: Luchi Sofii, 2013. – 320 s. (In Russ.)
  12. Ioann Zlatoust, Frederik Farrar, 1998, Sovest' i grekhopadenie: O predatel'stve Iudy. Irody [Conscience and the Fall: On the betrayal of Judah. Herods]. SPb.: Shpil' (Mir), 1998. –224 s. (In Russ.)
  13. Kirill Aleksandrijskij, 2011, Tolkovanie na Evangelie ot Ioanna [Interpretation of the Gospel of John]. M.: Sibirskaya Blagozvonnica, 2011. – 1728 s. (In Russ.)
  14. Mettingli G., 2005, Monety Rima. S drevnejshih vremyon do padeniya Zapadnoj Imperii [Coins of Rome. From ancient times until the fall of the Western Empire]. M.: Collector's Books, 2005. – 316 s. (In Russ.) 
  15. The Mishnah. Section Moed (Time). Treatise Psahim. Translation - Levinov, Meir. Editor: Gorin, Boruch. – Publication of the POP family, 2011. – 991 s. (In Russ.)
  16. Muretov M. D., 1905, Iuda predatel': Ego obraz po skazaniyu Evangelistov s zashchitoyu sih skazanij. [Judas the traitor: His image according to the legend of the Evangelists with the protection of these legends]. – Bogoslov, vestnik, 1905. Iss. 2. S. 539-559.  (In Russ.)
  17. Muretov M. D., 1905, Iuda predatel': Ego obraz po skazaniyu Evangelistov s zashchitoyu sih skazanij. [Judas the traitor: His image according to the legend of the Evangelists with the protection of these legends]. – Bogoslov, vestnik. 1905. Iss. 3. S. 39-68. (In Russ.)
  18. Muretov M. D., 1906, Iuda predatel': Ego obraz po skazaniyu Evangelistov s zashchitoyu sih skazanij. [Judas the traitor: His image according to the legend of the Evangelists with the protection of these legends]. – Bogoslov, vestnik. 1906. Iss. 1. S. 32-68. (In Russ.)
  19. Muretov M. D., 1906, Iuda predatel': Ego obraz po skazaniyu Evangelistov s zashchitoyu sih skazanij. [Judas the traitor: His image according to the legend of the Evangelists with the protection of these legends]. – Bogoslov, vestnik. 1906. Iss. 1. S. 246-262. (In Russ.)
  20. Muretov M. D., 1907, Iuda predatel': Ego obraz po skazaniyu Evangelistov s zashchitoyu sih skazanij. [Judas the traitor: His image according to the legend of the Evangelists with the protection of these legends]. – Bogoslov, vestnik. 1907. Iss. 3. S. 723-754. (In Russ.)
  21. Muretov M. D., 1908, Iuda predatel': Ego obraz po skazaniyu Evangelistov s zashchitoyu sih skazanij. [Judas the traitor: His image according to the legend of the Evangelists with the protection of these legends]. – Bogoslov, vestnik. 1908. Iss. 1. S. 1-51. (In Russ.)
  22. Pravoslavnaya enciklopediya (elektronnaya versiya) pod redakciej Patriarha Moskovskogo i vseya Rusi Aleksiya II. Iuda Iskariot [The Orthodox Encyclopedia (electronic version) edited by the Patriarch of Moscow and All Russia Alexy II. Judas Iscariot]. Iss. 28. S. 390-400. (In Russ.)
  23. Strasti Hristovy. Skazanie Ieronima ob Iude-predatele [The Passion of Christ. The Legend of Jerome about Judas the Traitor]. Pochaevskaya tipografiya (Tipografiya Kartashevyh), 1805. (In Russ.) 
  24. Tantlevskij I. R., 2014, Iskariot (Ἰσκαριώθ): «Tot, kto videl znamenie» [Iskariot (Ἰσκαριώθ): “He who saw the sign”]. – Bulletin of the Russian Academy of Arts. 2014. №4. S. 212–219. (In Russ.)
  25. Elektronnaya evrejskaya enciklopediya ORT [Electronic Jewish Encyclopedia ORT]. (In Russ.) 
  26. Kasser, Rodolphe; Wurst, Gregor, eds., 2007, The Gospel of Judas, Critical Edition: Together with the Letter of Peter to Phillip, James, and a Book of Allogenes from Codex Tchacos. Washington D.C.: National Geographic Society, 2007. – 384 p.

Information about the author 

 

Alexey L. Samoylovskiy, student of Sretensky Theological Seminary, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Alexey L. Samoylovskiy, e-mail: alexsamoylovskiy@gmail.com

Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 3


Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN