Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 2


UDC: 338+378

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10238

Поступила в редакцию: 17.01.2020 г.

Опубликована: 19.03.2020 г.

Submitted: January 17, 2020

Published online: March 19, 2020 


Для цитирования: Бочарников И. В., Чемезов Н. А. Проблемы и приоритеты политики цифровизации в России.  Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(2):19-19. 

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10238.

For citation:  Bocharnikov I. V., Chemezov N. A. Problems and priorities of digitalization policy in Russia.  Nauka. Obshchestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(2):19-19. 

(In Russ.) DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10238.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ: НАУКА И ПРАКТИКА

Оригинальная статья

Проблемы и приоритеты политики цифровизации в России

И. В. Бочарников 1Н. А. Чемезов 2

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана

(национальный исследовательский университет),

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9425-6730, e-mail: nic.bezopasnost@yandex.ru 

Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана

(национальный исследовательский университет),

г. Москва, Российская Федерация, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7533-680X, e-mail: fsgn@bmstu.ru 

Аннотация:

Введение. В статье анализируются процессы реализации программы цифровизации экономики и других сфер жизнедеятельности российского общества. Анализируется опыт зарубежных стран, достигших значимых результатов в этой области. Рассматриваются факторы позитивного и деструктивного характера, сопутствующие процессам информатизации применительно к обеспечения национальной безопасности, в социально-экономической и культурной сферах, в области использования информационно-коммуникативных технологий. Определяются основные приоритеты и проблемы обеспечения ведущих позиций России в решении задач цифровизации в современных условиях.

Методы: анализ данных, анализ документов, многофакторный анализ, системный анализ.

Заключение. Реализация перспективных направлений по подготовке специалистов в области цифровых технологий, корректировка образовательных программ будут способствовать решению задач в области цифровизации как экономики, так и других важнейших сфер жизнедеятельности российского общества. Главное не упустить время, не упустить отставания в подготовке специалистов, поскольку это неизбежно отбросит страну в глобальной конкуренции на догоняющие позиции, что, безусловно, скажется на обеспечении национальной безопасности России. 

 

Ключевые слова: 

 цифровизация, цифровые технологии, информационно-коммуникативная индустрия,

цифровая инфраструктура, подготовка специалистов в области IT-технологий,

информационная безопасность, национальная безопасность

ВВЕДЕНИЕ

 

В последние годы все чаще в научном и информационном дискурсе употребляется термин «четвертая промышленная революция» (Индустрия 4.0). По своей сути процессы, реализуемые в рамках данных революционных изменений современного социально-экономического уклада, означают переход на полностью автоматизированное цифровое производство, управляемое интеллектуальными системами в режиме реального времени в постоянном взаимодействии с внешней средой, выходящее за границы одного предприятия, с перспективой объединения в глобальную промышленную сеть вещей и услуг. Речь идет о таком явлении как цифровизация, замещающего устоявшиеся отношения в различных сферах жизнедеятельности современного общества. 

 

АКТУАЛИЗАЦИЯ ПРОБЛЕМЫ ЦИФРОВИЗАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

В России процессы цифровизации начались не так давно и на практике нашли отражение в переходе с аналогового на цифровое телевидение, а также реализации других масштабных, но в то же время локальных – региональных, а точнее столичных проектов. Например, таких, как: Интернет-портал госуслуги, а также сопутствующие операции в основном потребительского характера – Интернет-торговля и др.

 

Есть, очевидно, и другие проекты, но в то же время, думается, что они не получили необходимого масштаба и эффекта. Поэтому российское общество, в общем-то достаточно спокойно воспринимает процессы цифровизации.

 

Между тем, как речь идет о нашем ближайшем будущем, будущем нашего уклада жизни. Именно так Президент России В.В. Путин охарактеризовал значимость принятой в 2017 году государственной программы «Цифровая экономика Российской Федерации», которая по его словам должна стать основой развития системы государственного управления, бизнеса и социальной сферы [7]. 

 

Ранее в своем Послании Федеральному собранию глава государства означил и ряд ключевых позиций, которые должны были определить основу современной государственной политики в сфере цифровизации. К таковым в частности были отнесены: 

  • фундаментальная наука; 
  • исследовательская инфраструктура, IТ-индустрия, собственные передовые разработки; 
  • цифровые технологии; 
  • наконец, программа развития цифровой экономики [6].

Тогда же глава государства предложил «запустить масштабную системную программу развития экономики нового технологического поколения – цифровой экономики».

 

По сути, мы занимаемся данным проектом не полных два-три года. Что, конечно же, недостаточно для анализа каких-либо итогов. Но при этом возможно определить проблемные задачи, требующие своего решения.

 

К таковым, прежде всего, следует отнести ускоренное преодоление нашего отставания от мировой практики цифровизации. 

 

Теоретическое обоснование эти процессы получили еще в первой половине 1990-х годов, а уже с начала 2000 годов – они обрели характер стратегических приоритетов развития ряда стран. Вследствие этого нашими коллегами и оппонентами по целому ряду направлений достигнуты весьма значимые показатели.

 

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ ЦИФРОВИЗАЦИИ

 

Как это не парадоксально, но  наибольшие успехи в этом плане демонстрирует Великобритания. Доля ее цифровой экономики в ВВП оценивается порядка 18%. 

 

Основным документом, регламентирующим процессы в этой области, является Стратегия развития цифровой экономики Великобритании. В ней декларировано достижение мирового лидерства в построении киберпространства, обеспечивающего процветание нации за счет роста производительности труда, создания высококвалифицированных рабочих.

 

Помимо развития направления «экономики данных», стратегия предполагает решение следующих задач: 

  • формирование цифровой инфраструктуры мирового класса:
  • вовлечение бизнеса и населения в пространство цифровой экономики;
  • достижение лидерства в цифровом бизнесе; 
  • создание бесплатной системы обучения цифровым навыкам всех желающих с выделением государственных инвестиций университетам, развивающим исследования в области робототехники и искусственного интеллекта (ИИ); 
  • повышения качества обслуживания своих граждан в Интернете (E-Government); 
  • обеспечение безопасности киберпространства.

Основанием для амбициозной стратегии Великобритании служит то, что она является лидером в мировых финансах, имеет конкурентные преимущества в области искусственного интеллекта, используемого бизнесом и конечными потребителями, а также в отрасли финансовых технологий (FinTech), состоящей из компаний, использующих ИТ на рынке финансовых услуг, предоставляемых целиком или по большей части через Интернет, конкурируя с традиционными финансовыми институтами (банками, биржами и др.).

 

США стремятся стать лидером в международной торговле с помощью цифровых технологий. На протяжении практически десятилетнего периода (с 2010 года) цифровой экспорт США в виде услуг растет. В настоящее время он составляет более половины всего экспорта услуг США и почти 1/6 национального ВВП. При этом на долю секторов, связанных с Интернетом и информационно-коммуникационными технологиями (ИКТ), приходится более 5% ВВП  США.  Эксперты  считают, что оцифровка данных может повысить годовой ВВП США до 2,2 трлн. долл. к 2025 году [3, 43]. Согласно Программе «Электронная экономика», принятой к исполнению, США будут поддерживать распространение Интернета в качестве глобальной платформы для общения, торговли, выражения людей как личностей и для инноваций.

 

Важнейшим достижением США в этой области стал запуск в работу в 2018 году самого мощного суперкомпьютера «Summit». Его производительность настолько высока, что система способна всего за один час справляться с задачами, на которые у обычного настольного компьютера могло уходить до 30 лет [3, 45]. Новый суперкомпьютер был разработан специально для задач, связанных с работой искусственного интеллекта; система может использовать методы машинного и глубинного обучения для решения задач в медицине, физике, исследованияx климата и многих других сферах. 

 

Госпрограммы США ежегодно выделяют на исследования и разработку квантовых вычислительных систем порядка $200 млн. При этом значительные средства на разработку квантовых вычислительных систем инвестируют крупные американские корпорации (Google, IBM и Microsoft). 

 

Принципиально важно также и то, что в США ежегодно из учебных заведений выпускается более полумиллиона студентов со специальностью STEM (естественные науки, технологии, инженерия и математика). 

 

Китай в цифровой экономике обозначил стратегические перспективы до 2050 года. Поставлены амбициозные цели – стать ведущей технологической державой в мире. Данные цели подкреплены конкретными нормативными государственными документами, а также реальными результатами в этой области. Доля в ВВП цифровой экономики составляет порядка 10%.

 

Важнейшим приоритетом Китая является обеспечение ИТ-независимости как части стратегической безопасности. Это предопределяет государственную поддержку китайских производителей в процессе формирования инновационного производства элементной базы ИТ. Страна уже имеет большие достижения в информационно-коммуникационной индустрии, в производстве электронно-вычислительной техники для авиакосмической промышленности и медицины.

 

Запущенный в 2018 году американский суперкомпьютер «Summit» обогнал по мощности китайский. В то же время Китай по-прежнему сохраняет глобальное лидерство по количеству суперкомпьютеров. В КНР работают порядка 40% всех самых мощных устройств.

 

Примечательно, что руководство Китайской Народной Республики заложило расходы на создание национального центра квантовыx вычислений сумму порядка $10 млрд. В долгосрочном стратегическом планировании предполагается трансформация к 2049 году страны из мировой фабрики в планетарную лабораторию. С этой целью ставка делается на интенсификацию информатизации, прежде всего, в трех сферах – промышленности, финансов и торговли. По оценкам аналитиков, к 2025 году вклад Интернет-экономики может возрасти до 10-16% ВВП, рост производительности труда в названных отраслях – до 22%, что добавит к годовому ВВП около 2,3 трлн. долларов [3, 48].

 

Таким образом, лидерами цифровой экономики являются Великобритания, США, Япония, Китай, а также Германия, Южная Корея и ряд других стран. Большое внимание в этих странах уделяется созданию цифровых платформ в промышленности, а также развитию производства электронной компонентной базы. 

 

Достаточно привести данные о долевом участии в мировом производстве:

  • половина глобального рынка полупроводников приходится на США, 
  • 17% – на Южную Корею; 
  • 11% – на Японию; 
  • 9 % – на ЕС; 
  • 4 % – на Китай [1]. 

Примечательно, что полупроводники в американском экспорте товаров находятся на третьем месте, впереди только самолёты и автомобили. Американская компания INTEL контролирует 60% мирового рынка микропроцессоров объёмом 7,5 млрд долларов. На этом фоне наши стартовые позиции достаточно скромные и составляют менее 4% ВВП в цифровой экономике. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) позиции России в цифровой экономике характеризуются по ряду ключевых параметров следующими показателями: 

  1. Доля России в ежегодном мировом обороте на рынке высоких технологий и наукоемкой продукции составляет 0,3% (США –  35 %, Япония – 20%, Германия – 13%, Китай –12%, Южная Корея –  5%); 
  2. По ключевым индексам (The Global Competitiveness Index – глобальной конкурентоспособности, Global Innovation Index глобальной инновационности, Economic Complexity Indicator – дивесифицированности экономики) Россия занимает 43-45 место в  мировых рейтингах.
  3. По числу промышленных роботов на 10 тыс., занятых в производстве (по данным Международной федерации робототехники  – IBR), при среднем значении 65 роботов, Россия имеет всего 2 робота (в Южной Корее – 478, в Японии – 314, в Германии – 292, в СШA – 64)  [3, 51]. 

Из приведенных данных ясно, что в указанных областях сегодня Россия – далеко не лидер. И это следствие многих проблем, имеющих научно-производственную природу, в том числе в плане разработки элементно-компонентной базы, программного обеспечения, средств вычислительной и телекоммуникационной техники и других направлений цифровизации.

 

ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ

ПОЛИТИКИ ЦИФРОВИЗАЦИИ В РОССИИ

 

Все это предполагает необходимость концентрации усилий на преодолении данного отставания.

По сути, сложилась ситуация, аналогичная той, которая была в начале 30-х годов XX  столетия. Тогда, выступая в 1931 году на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности, глава Советского государства И.В. Сталин, заявил: «Мы отстали от передовых стран на 50 – 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» [9]. При этом, обосновывая необходимость форсированной индустриализации, И.В. Сталин особо подчеркивал, что «...задержать темпы ‒ значить отстать. А отсталых бьют. Но мы не хотим оказаться битыми...». Дальнейшее развитие событий, и особенно ход и результаты Великой Отечественной войны, доказали его правоту.

 

Эти слова и сейчас актуальны.  В плане цифровой экономики мы отстали от ряда стран на 10-15 лет и это расстояние мы также должны пройти в ближайшие годы. С учетом того, что время предельно сжалось, нам никто не даст ни 10 лет, ни даже  5 лет.

 

Мы должны понимать, что цифровизация – это одно из направлений глобализации, которая несет в себе как позитивные, так и негативные деструктивные факторы.

 

В области обеспечения национальной безопасности к перспективным направлениям деятельности, обеспечивающим защищенность жизненно ванных интересов и безопасности личности, общества и государства следует отнести:

  • разработку новых образцов вооружений и военной техники; 
  • повышение качества управления войсками; 
  • противодействие информационным угрозам. 

Факторы негативного плана, формирующие различного рода угрозы, формируются посредством:

  • появления новых угроз важнейшим системам жизнеобеспечения общества и государства на основе цифровизации;
  • воздействия информационных технологий на массовое сознание; 
  • реализации на практике концепции «гибридных войн», технологий «управляемого хаоса» и т.д.

В социальной сфере к позитивным следствиям реализации современных цифровых технологий возможно отнести:

  • повышение качества жизни;
  • сокращение неравенства между центром и регионами.

К негативным последствиям реализации цифровых технологий возможно отнести:

  • снижение уровня межличностного общения;
  • осознанное формирование  «одиночества».

В области культуры и сохранения национально-культурной идентичности позитивными следствиями реализации цифровых технологий являются:

  • реализация концепции новой информационной культуры;
  • обеспечение удаленного доступа к культурным ценностям. 

В то же время, угрозу национальной идентичности представляют такие факторы, как: 

  • англо-саксонская лингвистическая экспансия;
  • вестернизация национальных культур;
  • размывание традиционных ценностей.

Наибольшей трансформации подвергается  сфера информационных коммуникаций. К факторам позитивного влияния на ее характер и содержания следует отнести:

  • формирование новой информационной инфраструктуры общества и государства;
  • развитие индустрии информационных услуг;
  • доступность разноплановой информации.

Но при этом чрезвычайно значимыми являются возможные негативные следствия реализации цифровых технологий, среди них:

  • повышение возможностей манипуляции сознанием;
  • снижение уровня информационной безопасности личности и общества.

Все это предполагает необходимость понимания и осознанного участия в процессах цифровизации, управления этими процессами в интересах безопасности и эффективного развития Российской Федерации. Поэтому приоритетным направлением в решении этих задач должна быть подготовка специалистов.

 

Преимущества США, Китая, Германии и ряда других стран в значительной мере обусловлены тем, что программы подготовки специалистов в области цифровых технологий в этих странах давно уже вошли в программу ведущих университетов. В США, например, ежегодно из учебных заведений выпускается более полумиллиона студентов со специальностью STEM (естественные науки, технологии, инженерия и математика). В учебных заведениях Китая со специальностью STEM ежегодно выпускается 4,7 млн студентов.

 

А в России примерно в таком количестве выпускаются юристы и экономисты. Одна только Высшая  школа  экономики ежегодно производит десятки тысяч специалистов своего профиля. А таких «высших школ» у нас десятки. Очевидно, именно поэтому у нас проблемы и в экономики, и в сфере законотворчества  и практики исполнения законов.

 

Специалистов же профиля, связанного с информационными и цифровыми  технологиями в России готовится на порядок меньше.  

 

Очевидно, что не юристы с экономистами должны составлять основную массу выпускников российских вузов, а именно специалисты в области информационных и, очевидно, прежде всего, цифровых технологий. Потому что за ними будущее, по крайней мере, в ближайшем десятилетии. Именно об этом еще в 2017 году на Петербургском международном экономическом форуме говорил Президент России Владимир Путин. Тогда же им была поставлена задача – «кратно увеличить выпуск специалистов в сфере цифровой экономики, а, по сути, нам предстоит решить более широкую задачу, задачу национального уровня – добиться всеобщей цифровой грамотности» [4]. Судя по реальным результатам в этой области, эта поставленная задача силами различных ведомственных структур, не нашла должной реализации. Поэтому в плане подготовки специалистов мы только в начале пути.  

 

Очевидно, что нам необходимо дорабатывать учебные планы и программы с тем, чтобы  учить студентов не только тому, что сейчас актуально, но и тому, что будет востребовано уже в ближайшей перспективе.

 

Безусловно, крайне важно оснащение учебно-лабораторной базы. Готовить хороших специалистов нужно на хорошей базе. И здесь экономия средств может обернуться проблемами в качестве подготовки специалистов.

 

Важно также и омоложение научно-педагогических кадров. А для этого необходимо вносить изменения в программы подготовки в магистратуре и аспирантуре. 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Реализация перспективных направлений по подготовке специалистов в области цифровых технологий, корректировка образовательных программ  будут способствовать решению задач в области цифровизации как экономики, так и других важнейших сфер жизнедеятельности российского общества. Главное не упустить время, не упустить отставания в подготовке специалистов, поскольку это неизбежно отбросит страну в глобальной конкуренции на догоняющие позиции. А это уже вопросы национальной безопасности страны. 

 

Поэтому перефразируя высказывание выдающегося государственного деятеля России XIX столетия А.П. Ермолова, можно констатировать, что сейчас малыми силами возможное решение этой чрезвычайно значимой задачи, потом и больших сил будет недостаточно. Эти слова, чрезвычайно актуальны к вопросам реализации программы цифровизации важнейших сфер жизнедеятельности российского общества.

Список литературы

  1. Бетелин В. Б. О проблеме импортозамещения и альтернативной модели экономического развития России.  – Стратегические приоритеты. 2016. № 1.
  2. Бочарников И. В. Информационно-коммуникативные противоречия и проблемы современных процессов глобализации. – В сборнике: Экология внешней и внутренней среды социальной системы (ЭкоМир-9), материалы конференции. 2019. С. 190-192.
  3. Зацаринный А. А., Киселев Э. В., Козлов С. В., Колин К. К. Информационное пространство цифровой экономики России. Концептуальные основы и проблемы формирования. Под общ. ред. А.А. Зацаринного. М.: ФИЦ ИУ РАН, 2018.  
  4. Пленарное заседание Петербургского международного экономического форума. 2 июня 2017 года. – [Сайт] Президент России, 02.06.2017, URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news.
  5. Программа "Цифровая экономика Российской Федерации". Утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2017 г. № 1632-р. – [Сайт] Правительство России, 31.07.2017,  URL: http://government.ru/docs/28653/.
  6. Послание Президента Федеральному Собранию. – [Сайт] Президент России, 1.12.2016, URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/53379.
  7. Путин: формирование цифровой экономики – вопрос нацбезопасности РФ. – ТАСС, 05.07.2017, URL: https://tass.ru/ekonomika/4389411.
  8. Ремарчук В. Н. Социальные технологии как инструмент разрушения субъектности государства. – Гуманитарный вестник. 2016. № 12 (50). 
  9. Сталин И. В. О задачах хозяйственников. Сочинения. Т. 13. М., 1951. С. 29.

Информация об авторах

 

Бочарников Игорь Валентинович, доктор политических наук, профессор кафедры Информационная аналитика и политические технологии, МГТУ имени Н.Э. Баумана, руководитель    Научно-исследовательского    центра   проблем   национальной   безопасности, действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса, г. Москва, Российская Федерация.

 

Чемезов Никита Андреевич, студент МГТУ имени Н.Э. Баумана, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Бочарников Игорь Валентинович, e-mail: nic.bezopasnost@yandex.ru

INFORMATION TECHNOLOGY: SCIENCE AND PRACTICE

Original Paper

Problems and priorities of digitalization policy in Russia

I. V. Bocharnikov 1N. A. Chemezov 2

Moscow state technical University. N. E. Bauman (national research University),

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9425-6730, e-mail: nic.bezopasnost@yandex.ru 

Moscow state technical University. N. E. Bauman (national research University),

Moscow, Russian Federation, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7533-680X, e-mail: fsgn@bmstu.ru  

Abstract:

Introduction. The article analyzes the processes of implementing the program of digitalization of the economy and other spheres of life of the Russian society. The experience of foreign countries that have achieved significant results in this area is analyzed. We consider the factors of a positive and destructive nature that accompany the processes of Informatization in relation to ensuring national security, in the socio-economic and cultural spheres, in the use of information and communication technologies. The main priorities and problems of ensuring Russia's leading positions in solving the problems of digitalization in modern conditions are determined.

Methods: data analysis, document analysis, multi-factor analysis, system analysis.

Conclusion. The implementation of promising directions for training specialists in the field of digital technologies and the adjustment of educational programs will contribute to solving problems in the field of digitalization of both the economy and other important spheres of life of the Russian society. The main thing is not to waste time, not to miss the lag in training specialists, because this will inevitably throw the country in the global competition to catch up, which will certainly affect the national security of the Russia.

 

 Keywords: 

digitalization, digital technologies, information and communication industry, digital infrastructure, training of specialists in the field of IT technologies, information security, national security 

References

  1. Betelin V. B., 2016, O probleme importozameshcheniya i al'ternativnoy modeli ekonomicheskogo razvitiya Rossii [On the problem of import substitution and an alternative model  of  economic  development  of  Russia].   –  Strategicheskiye  prioritety.  2016.  №1. (In Russ.)
  2. Bocharnikov I. V., 2019, Informatsionno-kommunikativnyye protivorechiya i problemy sovremennykh protsessov globalizatsii [Information and communication contradictions and problems of modern globalization processes]. – V sbornike: Ekologiya vneshney i vnutrenney sredy sotsial'noy sistemy (EkoMir-9), materialy konferentsii. 2019. S. 190-192. (In Russ.)
  3. Zatsarinnyy A. A., Kiselev E. V., Kozlov S. V., Kolin K. K., 2018, Informatsionnoye prostranstvo tsifrovoy ekonomiki Rossii. Kontseptual'nyye osnovy i problemy formirovaniya [Information space of the digital economy of Russia. Conceptual foundations and problems of formation]. Pod obshch. red. A.A. Zatsarinnogo. M.: FITS IU RAN, 2018.  (In Russ.)
  4. Plenarnoye  zasedaniye  Peterburgskogo   mezhdunarodnogo   ekonomicheskogo   foruma. 2 iyunya 2017 goda [Plenary meeting of the St. Petersburg International Economic Forum. June 2, 2017]. – [Sayt] Prezident Rossii, 02.06.2017, URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news. (In Russ.)
  5. Programma "Tsifrovaya ekonomika Rossiyskoy Federatsii". Utverzhdena Rasporyazheniyem Pravitel'stva Rossiyskoy Federatsii ot 28 iyulya 2017 g. № 1632-r. [Program "Digital Economy of the Russian Federation". Approved by Order of the Government of the Russian Federation of July 28, 2017 No. 1632-r.] – [Sayt] Pravitel'stvo Rossii, 31.07.2017,  URL: http://government.ru/docs/28653/. (In Russ.)
  6. Poslaniye Prezidenta Federal'nomu Sobraniyu [Message from the President to the Federal Assembly]. – [Sayt] Prezident Rossii, 1.12.2016, URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/53379. (In Russ.)
  7. Putin: formirovaniye tsifrovoy ekonomiki – vopros natsbezopasnosti RF [Putin: the formation of a digital economy is a matter of national security of the Russian Federation]. – TASS, 05.07.2017, URL: https://tass.ru/ekonomika/4389411. (In Russ.)
  8. Remarchuk V. N., 2016, Sotsial'nyye tekhnologii kak instrument razrusheniya sub"yektnosti gosudarstva [Social technologies as a tool for destroying the subjectivity of the state]. – Gumanitarnyy vestnik. 2016. № 12 (50). (In Russ.)
  9. Stalin I. V., 1951, O zadachakh khozyaystvennikov. Sochineniya [On the tasks of business executives. Compositions]. T. 13. M., 1951. S. 29. (In Russ.)

Information about the authors 

Igor V. Bocharnikov, Dr. Sci. (Political), Prof. Department of Information Analytics and Political Technologies, Bauman Moscow state technical University, head of the Research center for national security problems, Moscow, Russian Federation.

 

Nikita A. Chemezov, student Bauman Moscow state technical University, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Igor V. Bocharnikov, e-mail: nic.bezopasnost@yandex.ru

Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 2


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN