Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 2


UDC: 325.1

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10240

Поступила в редакцию: 18.02.2020 г.

Опубликована: 10.04.2020 г.

Submitted: February 18, 2020

Published online: April 10, 2020 


Для цитирования: Сагитова В.Р. Виртуальная трудовая миграция: конфликтогенные факторы. Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(2):20-20. 

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10240.

For citation:  Sagitova V. R. Virtual labor migration: conflict-generating factors. Nauka. Obshchestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(2):20-20. (In Russ.)

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10240.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ

Оригинальная статья

Виртуальная трудовая миграция:

конфликтогенные факторы

В. Р. Сагитова1

Казанский (Приволжский) федеральный университет,

г. Казань, Российская Федерация,

ORCID: http://orcid.org/0000-0001-7002-4719e-mail: ViRSagitova@kpfu.ru 

Аннотация:

Введение. В данной статье представлен аналитический взгляд на феномен виртуальной трудовой миграции. С процессами глобализации и информатизации в обществе, мировой экономике и остальных сферах жизнедеятельности общества, вопрос занятости большинства высококвалифицированных специалистов до недавнего времени оставался открытым, поскольку не у всех было желание и возможности иммигрировать из одной страны в другую, но желание улучшить свое материальное положение, удовлетворить амбициозные желания возникают у многих из числа трудоспособного населения. И, тогда, возможности интернет-пространства оказались проводником в мир новых стран и городов без смены уже сложившегося уклада жизни. 

Методы. Созданный в Интернет-пространстве виртуальный рынок труда позволил первоначально в среде программистов решить вопрос с трудоустройством, а затем и в других сферах на условиях аутсорсинга, штатного гибкого графика работы решить вопрос трудоустройства виртуальных мигрантов. Желание расширять сферу влияния виртуального рынка труда привело к необходимости взглянуть на него глазами виртуальных мигрантов, ежедневно сталкивающихся с проблемами трудовых отношений, качества выполненных заданий, оплаты труда и др. 

Заключение. Как оказалось, данная сфера виртуальных профессиональных отношений помимо плюсов и положительных последствий как для самого трудового мигранта, так и для страны содержит в себе конфликтогены разного качества. К таковым можно отнести слабую разработанность законодательной базы для виртуальных трудовых отношений, наличие таких же адаптационных и других конфликтов, какие характерны и для реальной трудовой миграции, возникают вопросы профессиональной квалификации и интеллектуального потенциала виртуальных мигрантов. Нередко возникают теневые отношения в сфере виртуального рынка труда. Все вышеперечисленное неизбежно требует более глубокого исследования виртуальной трудовой миграции и виртуального рынка труда, как фактора запускающего эти процессы.

 

Ключевые слова: 

 виртуальная трудовая миграция, виртуальный рынок труда, трудовое законодательство,

«рынок труда работодателя, «телеработа», конфликтность, прекариальная занятость,

интернет пространство

ВВЕДЕНИЕ

 

Перевод большинства процессов жизнедеятельности в виртуальную реальность заставляет сферу работодателей задуматься над изменением условий трудовой деятельности для немалого числа специалистов не только международных компаний, но и компаний регионального уровня.

 

Актуальность вопроса изучения виртуальной трудовой миграции на международном уровне обусловлена тем, что количество работников виртуального рынка труда растет примерно на 20-30% ежегодно. Лидерами в этой области являются США, Канада, Финляндия, Дания и Швеция. В России эти процессы касаются в основном технического персонала, но расширение сфер виртуального рынка происходит неуклонно. Первоначально виртуальная миграция связывалась с понятием «утечки мозгов» в зарубежные компании специалистов, связанных с цифровыми технологиями.

 

По мере изменения и расширения понятия виртуального мира, миграция данного типа приобретает новые черты и становится крупномасштабной. «Интернет позволил создать такую социальную инновацию как виртуальный рынок труда» [16; 8], регулируемый «правилом кода» [1, с. 64]. А. Аниш приводит в пример данного феномена индийских специалистов по компьютерным технологиям, работающим на экономику США, не выезжая из страны.

 

Т.Б. Русакова [10, с. 46] под «виртуальным рынком труда понимает систему экономических отношений между территориально распределенными экономическими субъектами по поводу купли-продажи трудовых информационных услуг, существующую на основе современных цифровых технологий в глобальном информационном пространстве». 

 

С позиции автора статьи виртуальный рынок труда это инновационный формат дистанционной работы через цифровые платформы в Интернет-пространстве субъектов труда, построенный на экономико-правовых отношениях данных субъектов с целью реализации трудовых коммуникаций.

 

ПОНЯТИЕ ДИСТАНЦИОННОГО ТРУДА

 

В Российской Федерации виртуальный рынок труда сформировался во время кризиса 2008-2009 гг., благодаря которому осуществился переход «от рынка труда работника» к «рынку труда работодателя» – то есть переход на неполный рабочий день / неделю), гибкий график, надомный труд, особенно для периферийной рабочей силы [9; 7]. 

 

Отличительной чертой организации дистанционного труда выступает деятельность в сети Интернет в режиме реального времени. Синонимы данного вида деятельности – это дистанционная работа, удаленная работа, телеработа. Термин "дистанционный труд", или "теледоступ" (от англ. telecommuting – дистанционное присутствие), введенный американцем Джеком Найллсом в 1970-х, обозначал дистанционную работу по договору, а позднее вид труда вне офисных стен получил название "телеработа" [9].

 

По своим типам дистанционная работа делится на:

  • телеработу на дому (в компании можно не появляться);
  • смешанный тип занятости (присутствие в офисе эпизодическое);
  • мобильную телеработу (работа вне дома или офиса, представленная командировками, контролем строительных объектов и т.п.);
  • дистанционное обслуживание клиентов (клиент обслуживается в любой точке мира из главного офиса компании);
  • работу в специально оборудованном офисе, например, научных лабораториях [9].

 

Удаленных работников от фрилансеров отличает, то, что, являясь штатными сотрудниками, либо аутсорсерами, они оформляются на тех же условиях, что и «офисные» коллеги.

 

Осуществляемая внутри сети Интернет трудовая деятельность не имеет барьеров для виртуальной трудовой миграции.

 

Ее положительными последствиями в отличие от реальной миграции выступает:

  • Возможность сокращения затрат на персонал и оборудование рабочих мест как в своей стране, так и других странах. Особенно актуально для сфер все более роботизированных – медицина, производство [17];
  • Продвижение с помощью высококвалифицированных специалистов в более прибыльные сферы бизнеса;
  • Увеличение мобильности сотрудников;
  • Открываются возможности и перспективы развития и управления собственной карьерой;
  • Предотвращение застойной безработицы;
  • Снимаются вопросы, возникающие при реальной миграции – обеспечения жильем, предоставления рабочих мест мигрантам;
  • Формируется национальное виртуальное пространство;
  • Социально-уязвимые слои населения также имеют возможность быть трудоустроенными как городах в отличных от места проживания внутри страны, так и за рубежом;

 

КОНФЛИКТНОСТЬ ВИРТУАЛЬНОЙ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ

 

Казалось бы, виртуальная трудовая миграция имеет только плюсы в своем основании и может быть реализована максимально в рамках экономики любой страны. Но если присмотреться, виртуальный трудовой рынок содержит в себе и отрицательные моменты, на основании которых виртуальная миграция приобретает конфликтогенный характер.

 

Начиная с определения понятия "конфликт" наблюдается значимая разница. Так, по классическому определению "конфликт" представляет столкновение, противоборство двух и более сторон на основе несовпадающих мнений или мотивов. В случае с конфликтом в виртуальном пространстве это столкновение двух и более реальностей. При этом следует учитывать, что реальность может иметь свои характерные особенности поскольку строится в формате образов сознания каждого из участников. И разрешение подобного рода конфликтов является более сложным в сравнении с реальным конфликтом, поскольку, чем больше усилий прикладывать к его разрешению в виртуальном пространстве, тем сильнее он становится. Это обусловлено особенностями общения в самом виртуальном пространстве – отсутствие эмоций, недопонимание, вызванное разницей мировоззренческих особенностей восприятия текстов, заданий и т.п. 

 

На уровне виртуального рынка труда:

  • Конфликтность определяется особенностями самого виртуального трудового рынка – в частности, вопросами управления виртуальными сотрудниками, смещенными в область информационного контроля и координации деятельности, вопросами найма, отбора, организации труда, обучения, мотивации, оценки результатов деятельности и т.п. как внутри отдельной взятой страны, так и за рубежом. 
  • Исследования данного рынка фрагментарны, слабо изучены последствия дистанционной занятости [3;5;6;11;12;13;15;] и институты [5;14], отсутствие четко закреплённой в научных кругах и трудовых кругах терминологии и категорий. На сегодняшний день, в Российском законодательстве отношения виртуального рынка регулируются главой 49.1 ТК РФ о дистанционном труде. Говорить о правомочности и границах регуляции данной статьей отношений виртуального рынка достаточно сложно, поскольку он подстраивается под модификации ИКТ, не поддающиеся иногда понятию дистанционный труд. Следовательно, происходит модификация стандартных трудовых договоров, ограничение доступа к социальной защите, также как и в реальной миграции, виртуальный мигрант не получает социальных выплат, предусмотренных страной или городом, в котором он осуществляет трудовую деятельность. Ослабляется охрана труда, особенно отношения между работником и работодателем обостряются, если трудоустройство происходит через организацию-провайдера [13].
  • Для страны виртуальная трудовая миграция может выступать тестом на «утечку мозгов» [16, C.137].
  • Подобно отсутствию четких методов статистического учета реальных мигрантов, отсутствуют такие методы и для виртуальных мигрантов, что делает невозможным координацию спроса и предложения на уровне государства (вопрос защищенности трудовых прав граждан на территории зарубежных стран). Что обусловлено также слабой информированностью населения о механизмах дистанционной работы, рисках и преимуществах. И при этом переводит виртуальную миграцию в сферу нелегальной занятости.
  • Уменьшается вес интеллектуального капитала виртуального мигранта, поскольку, для работы в зарубежных компаниях необходимо знание иностранного языка. Если в своей стране профессионал владеет им на высоком уровне, то для страны виртуальной миграции его знания соответствуют среднему уровню (что неизбежно влечет конфликт, нереализованного желания [2]). Адаптационные конфликты виртуальных мигрантов также неизбежны, поскольку, на сегодняшний день отсутствуют образовательные программы по переподготовке кадров, востребованных на виртуальном рынке труда [18].
  • Обладая хорошим потенциалом для создания высококвалифицированных рабочих мест, виртуальная трудовая миграция таит в себе новые угрозы – прекариальная и теневая занятость, что не менее конфликтно, чем реальные миграционные процессы. 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

 

Подводя итоги вышеизложенных рассуждений можно говорить о том, что сфера виртуального рынка труда, позволяющая с одной стороны расширять границы между государствами в отношении трудовой занятости и с другой стороны дающая новые возможности профессионального и личностного роста, является не столь безобидным явлением для большинства виртуальных трудовых мигрантов. Недостаточно изученные процессы, протекающие на виртуальном рынке, вводят ограничения на законодательное регулирование виртуального рынка и виртуальной миграции. С другой стороны, сам виртуальный мигрант, не до конца изучивший все особенности данного феномена, оказывается в ситуации неудовлетворенности собственных потребностей по незнанию, невозможности дистанционно отстоять свои права, что неизбежно приводит к конфликтам как внутриличностного, так и межличностного характера (руководитель-подчиненный).

 

Осложняется данная ситуация еще особенностями конфликтов в виртуальном пространстве, такими как – отсутствие невербального компонента в коммуникативном процессе, что затрудняет восприятие эмоций собеседника, различие правил общения в реальном и Интернет-пространстве, несогласованность каналов коммуникации – перекрестный характер постановки задач, настройки приватности общения в формате дистанционной работы. Эти все вопросы еще предстоит решать как работодателям, так и ученым, занимающимся исследованиями в области виртуальной трудовой миграции и виртуального рынка труда.

Список литературы

  1. Аниш А. Виртуальная миграция: цифровая глобализация. – Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 8. Науковедение: Реферативный журнал. 2008. С. 62-66.
  2. Анцупов А.Я., Шипилов А. И. Конфликтология: учебник. 5-е изд. СПБ., 2013. С. 296-298. 
  3. Жеребин В.М., Алексеева О.А., Ермакова Н.А. Интернет-занятость как новая форма трудоустройства населения. – Народонаселение. 2016. № 1(71). С. 67–78. 
  4. Колосова Р., Василюк Т., Луданик М. Дистанционная занятость в России: монография. М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2006. - 111 с.
  5. Колосова Р.П., Камалова Ю.Ф. Государство как субъект электронного рынка труда. –Вестник Воронежского государственного университета. Сер. Экономика и управление. 2003. № 1. С. 14–17. 
  6. Лапидус Л.В., Полякова Ю.М. Гигономика как новая социально-экономическая модель: развитие фрилансинга и краудсорсинга. – Вестник Института экономики Российской академии наук. 2018. № 6. С. 73–90. 
  7. Одегов Ю.Г., Руденко Г.Г. Экономика персонала. Часть I. Теория: Учеб. М.: Альфа-Пресс, 2009.
  8. Пиевский М. Виртуальный рынок труда уже действует. – Партнер. 2004. №1(76). https://www.partner-inform.de/partner/detail/2004/1/195/1309/virtualnyj-rynok-truda-uzhe-dejstvuet?lang=ru
  9. Руденко Г., Мерко А. Экономический кризис и становление виртуальной занятости. –Кадровик. Кадровый менеджмент. 2009. №6. – https://hr-portal.ru/article/ekonomicheskiy-krizis-i-stanovlenie-virtualnoy-zanyatosti  (Дата обращения 11.03.2020)
  10. Русакова Т.Б. Сущность и направления развития виртуального рынка труда в российской федерации. – Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. 2019. Т. 12. № 5. С. 44-57.
  11. Садовая Е.С. Цифровая экономика и новая парадигма рынка труда. – Мировая экономика и международные отношения. 2018. Т. 62. № 12. С. 35–45. 
  12. Садовая Е.С. Человек в цифровом обществе: динамика социально-трудовых отношений. – Южнороссийский журнал социальных наук. 2018. Т. 19. № 3. С. 6–20. 
  13. Санкова Л.В. Прекаризация занятости в современной экономике: системный риск или «особая» форма флексибилизации. – Уровень жизни населения регионов России. 2014. № 4 (194). С. 44–53. 
  14. Сенокосова, О. Сетевые институты рынка труда. – Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Экономика. Управление. Право. 2014. Т. 14. Вып. 1, ч. 2. С. 142–146.
  15. Сизова И.Л., Хусяинов Т.М. Труд и занятость в цифровой экономике: проблемы российского рынка труда. – Вестник СПбГУ. Социология. 2017. Т. 10. Вып. 4. С. 376–396. 
  16. Аneesh, А. Virtual migration: the programming of globalization (Аниш А. Виртуальная миграция: цифровая глобализация). – Durham; L.: Duke Univ. Press, 2006. – 208 p. 
  17. Douglas, H. The next best thing to teleportation. – BBC Future Now, 13th January 2017. – https://www.bbc.com/future/article/20170113-the-next-best-thing-to-teleportation
  18. Rusakova T.B., Saychenko O.A. Сontinuing Vocational Education in Russia: Challenges. –Far East Con: Problems and Principles of Implementation. International Scientific Conference. Advances in Economics, Business and Management Research. 2018. Vol. 47. P. 408–410.

Информация об авторе

Сагитова Виктория Равильевна, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры регионоведения и евразийских исследований Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Сагитова Виктория Равильевна, e-mail: ViRSagitova@kpfu.ru

MIGRATION PROCESSES IN THE GLOBAL WORLD

Original Paper

Virtual labor migration:

conflict-generating factors

V. R. Sagitova1

Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation,

ORCID: http://orcid.org/0000-0001-7002-4719e-mail: ViRSagitova@kpfu.ru 

 Abstract:

Introduction. This article presents an analytical view of the phenomenon of virtual ore migration. With the processes of globalization and Informatization in society, the world economy and other spheres of society's life, the issue of employment of most highly qualified specialists remained open until recently, because not everyone had the desire and opportunity to immigrate from one country to another, but the desire to improve their financial situation, meet ambitious desires arise in many of the working-age population. And, then, the possibilities of the Internet space proved to be a guide to the world of new countries and cities without changing the already established way of life.

Methods. Created in the Internet space, the virtual labor market initially allowed programmers to solve the issue of employment, and then in other areas on the terms of outsourcing, staff flexible work schedule to solve the issue of employment of virtual migrants. The desire to expand the sphere of influence of the virtual labor market has led to the need to look at it through the eyes of virtual migrants who daily face problems of labor relations, the quality of tasks performed, labor remuneration, etc.

Conclusion. As it turned out, this sphere of virtual professional relations, in addition to the advantages and positive consequences for both the migrant worker and the country, contains conflict factors of different quality. These include the weak development of the legal framework for virtual labor relations, the presence of the same adaptation and other conflicts that are characteristic of real labor migration, and questions of professional qualifications and intellectual potential of virtual migrants. Often, there are shadow relationships in the virtual labor market. All of the above inevitably requires a deeper study of virtual labor migration and the virtual labor market as a factor that triggers these processes.

 

Keywords: 

virtual labor migration, virtual labor market, labor legislation, "employer's labor market," telework", conflict, precarious employment, Internet space 

References

  1. Anish A., 2008, Virtual'naya migratsiya: tsifrovaya globalizatsiya [Virtual Migration: Digital Globalization]. – Sotsial'nyye i gumanitarnyye nauki. Otechestvennaya i zarubezhnaya literatura. Ser. 8. Naukovedeniye: Referativnyy zhurnal. 2008. S. 62-66. (In Russ.)
  2. Antsupov A. Ya., Shipilov A. I., 2013,  Konfliktologiya:  uchebnik [Conflictology: a textbook]. 5-ye izd. SPB., 2013. S. 296-298. (In Russ.)
  3. Zherebin V. M., Alekseyeva O. A., Yermakova N. A., 2016, Internet-zanyatost' kak novaya forma trudoustroystva naseleniya [Internet employment as a new form of employment]. – Narodonaseleniye. 2016. № 1(71). S. 67–78. (In Russ.)
  4. Kolosova R., Vasilyuk T., Ludanik M., 2006, Distantsionnaya zanyatost' v Rossii: monografiya [Remote employment in Russia: monograph]. M.: Ekonomicheskiy fakul'tet MGU, TEIS, 2006. - 111 s. (In Russ.)
  5. Kolosova R. P., Kamalova Yu. F., 2003, Gosudarstvo kak sub"yekt elektronnogo rynka truda [The state as a subject of the electronic labor market]. – Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. Ekonomika i upravleniye. 2003. № 1. S. 14–17. (In Russ.)
  6. Lapidus L. V., Polyakova Yu. M., 2018, Gigonomika kak novaya sotsial'no-ekonomicheskaya model': razvitiye frilansinga i kraudsorsinga [Gigonomics as a new socio-economic model: the development of freelancing and crowdsourcing]. – Vestnik Instituta ekonomiki Rossiyskoy akademii nauk. 2018. № 6. S. 73–90. (In Russ.)
  7. Odegov Yu. G., Rudenko G. G., 2009, Ekonomika personala. Chast' I. Teoriya: Uchebnik [The economics of staff. Part I. Theory: Textbook]. M.: Al'fa-Press, 2009. (In Russ.)
  8. Piyevskiy M., 2004, Virtual'nyy rynok truda uzhe deystvuyet [The virtual labor market is already operating]. – Partner. 2004. №1(76). https://www.partner-inform.de/partner/detail/2004/1/195/1309/virtualnyj-rynok-truda-uzhe-dejstvuet?lang=ru (In Russ.)
  9. Rudenko G., Merko A., 2009, Ekonomicheskiy krizis i stanovleniye virtual'noy zanyatosti [Economic crisis and the formation of virtual employment]. – Kadrovik. Kadrovyy menedzhment. 2009. №6. – https://hr-portal.ru/article/ekonomicheskiy-krizis-i-stanovlenie-virtualnoy-zanyatosti  (Data obrashcheniya 11.03.2020) (In Russ.)
  10. Rusakova T. B., 2019, Sushchnost' i napravleniya razvitiya virtual'nogo rynka truda v rossiyskoy federatsii [The essence and directions of development of the virtual labor market in the Russian Federation]. – Nauchno-tekhnicheskiye vedomosti SPbGPU. Ekonomicheskiye nauki. 2019. T. 12. № 5. S. 44-57. (In Russ.)
  11. Sadovaya Ye. S., 2018, Tsifrovaya ekonomika i novaya paradigma rynka truda [The digital economy and the new paradigm of the labor market]. – Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnyye otnosheniya. 2018. T. 62. № 12. S. 35–45. (In Russ.)
  12. Sadovaya Ye. S., 2018, Chelovek v tsifrovom obshchestve: dinamika sotsial'no-trudovykh otnosheniy [Man in a digital society: the dynamics of social and labor relations]. – Yuzhnorossiyskiy zhurnal sotsial'nykh nauk. 2018. T. 19. № 3. S. 6–20. (In Russ.)
  13. Sankova L. V., 2014, Prekarizatsiya zanyatosti v sovremennoy ekonomike: sistemnyy risk ili «osobaya» forma fleksibilizatsii [Employment precarization in the modern economy: systemic risk or a “special” form of flexibilization]. – Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. 2014. №4(194). S. 44–53. (In Russ.)
  14. Senokosova O., 2014, Setevyye instituty rynka truda [Network institutes of the labor market]. – Izv. Sarat. un-ta. Nov. ser. Ser. Ekonomika. Upravleniye. Pravo. 2014. T. 14. Vyp. 1, ch. 2. S. 142–146. (In Russ.)
  15. Sizova I. L., Khusyainov T. M., 2017, Trud i zanyatost' v tsifrovoy ekonomike: problemy rossiyskogo rynka truda [Labor and employment in the digital economy: problems of the Russian labor market]. – Vestnik SPbGU. Sotsiologiya. 2017. T. 10. Vyp. 4. S. 376–396. (In Russ.)
  16. Aneesh A., 2006, Virtual migration: the programming of globalization. – Durham; L.: Duke Univ. Press, 2006. – 208 p. 
  17. Douglas H., 2017, The next best thing to teleportation. – BBC Future Now, 13th January 2017. – https://www.bbc.com/future/article/20170113-the-next-best-thing-to-teleportation
  18. Rusakova T. B., Saychenko O .A., 2018, Sontinuing Vocational Education in Russia: Challenges. – Far East Con: Problems and Principles of Implementation. International Scientific Conference. Advances in Economics, Business and Management Research. 2018. Vol. 47. P. 408–410.

Information about the author

Victoria R. Sagitova, Cand. Sci. (Psychology), Assoc. Prof., Department of regional studies and Eurasian studies, Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russian Federation.

Corresponding author

Victoria R. Sagitova, e-mail: ViRSagitova@kpfu.ru

Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 2


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN