Фролов М.И.,

доктор исторических наук,

профессор

Frolov M.I.,

doctor of historical sciences,

professor


Ленинград был главной целью в плане "Барбаросса"

Leningrad was the main objective in terms of "Barbarossa"

Аннотация. В статье критически рассматриваются утверждения некоторых журналистов и историков о якобы нежелании Гитлера овладеть Ленинградом в 1941 году.

Ключевые слова: Ленинград, «Барбаросса», группа армий «Север», Красная армия, мужество, патриотизм.

 

Summury. Some journalists and historians statements that Hitler didn’t want to seize Leningrad in 1941 is critically examined in the Article.

Keywords: Leningrad, «Barbarossa», Army group North, courage, patriotism.

 

25 сентября 1941г. на 96-й день войны против СССР командующий группой армий «Север» фельдмаршал фон Лееб доложил штабу верховного командования вермахта (ОКВ), что имеющимися силами он не может продолжать наступление на Ленинград. Впервые в истории Второй мировой войны под городом на Неве была окончательно остановлена крупная группировка немецких войск. Немецкие и финские войска перешли здесь к обороне по всему фронту. Рухнула важнейшая из ближайших оперативно-стратегических задач плана «Барбаросса».

 

Однако в последние годы наблюдаются тревожные симптомы искажения исторической правды в угоду сиюминутной конъюнктуре. Одной из попыток переписать историю героической Ленинградской эпопеи является утверждение, что Гитлер и не пытался захватить Северную столицу, что немецкие войска не вступили в город не из-за самоотверженного сопротивления Красной армии, его защитников, а якобы по приказу фюрера его не брать.

 

Попытаемся взглянуть на эту проблему глазами немецких историков и мемуаристов, бывших генералов вермахта. Сегодня не найдётся, пожалуй, ни одного немецкого историка, который бы отрицал страстное желание Гитлера овладеть Ленинградом в минимально короткие сроки. Все они единодушны в том, что в плане ведения войны против СССР военно-политическое руководство Германии особое место отводило захвату Ленинграда, учитывая его значение как экономического и военно-стратегического центра страны. Дискуссии идут по другому вопросу: когда и почему Гитлер был вынужден отказаться от плана захвата Ленинграда, и решил задушить Ленинград голодом.

 

В соответствии с планом «Барбаросса» войска немецких армий были сосредоточены в трёх группировках: группа армий «Север», группа армий «Центр» и группа армий «Юг». Группа армий «Север» должна была, наступая из Восточной Пруссии, во взаимодействии с группой армий «Центр» уничтожить советские войска, сражавшиеся в Прибалтике. «Лишь после обеспечения этой неотложной задачи, которая должна завершиться захватом Ленинграда и Кронштадта, - говорится в директиве, следует продолжать наступательные операции по овладению важнейшим центром коммуникаций и оборонной промышленности - Москвой.». [16, с. 24]

 

Обращаем внимание читателей на три обстоятельства. Во-первых, в директиве речь идет не о принуждении к капитуляции, не об окружении, не о блокаде, а ясно и недвусмысленно говорится о захвате Ленинграда. Во-вторых, взятие Ленинграда определяется как неотложная, то есть первейшая задача, от решения которой во многом зависит ход и исход войны против СССР. И, в-третьих, фашисты намеривались взять Москву лишь поле того, как падет Ленинград.

 

Подчеркиваем, что эта цель войны определена в плане «Барбаросса» по настоянию Гитлера. Фюрер неоднократно подчеркивал необходимость взятия Ленинграда в первую очередь. В протоколе совещания ОКВ 3 февраля 1941 г. по поводу плана «Барбаросса» указывается «Фюрер в общем и целом с операцией согласен. При детальной разработке иметь в виду главную цель: овладеть Прибалтикой и Ленинградом».[10, с. 171]

 

Выступая на совещании высшего руководства вермахта в рейхсканцелярии 14 июня 1941 года, то есть непосредственно перед нападением на СССР, Гитлер назвал «… взятие Ленинграда, так же как и завоевание Украины, индустриальной Донецкой области и нефтяных районов Кавказа, одной из решающих оперативных целей новой войны».[3, с. 92]

 

Укажем, что особое стремление Гитлера овладеть Ленинградом отмечали немецкие генералы, причастные к подготовке плана нападения на СССР, его осуществление. Ф. Паулюс, назначенный заместителем начальника Генерального штаба, которому было поручено свести все планы воедино и учесть замечания фюрера, впоследствии писал: «Особое значение в планах ОКВ придавалось взятию Москву. Однако взятию Москвы должно было предшествовать взятие Ленинграда. Взятие Ленинграда преследовало несколько военных целей: ликвидации основных баз Балтийского флота, вывод из строя военной промышленности этого города и ликвидация Ленинграда как пункта сосредоточения для контрнаступления против немецких войск, наступающих на Москву» [7, с. 132] «Стратегические цели Гитлера, - указывал генерал-фельдмаршал Манштейн, - покоились преимущественно на политическом и военно-экономическом соображениях. Это был в первую очередь захват Ленинграда, который он рассматривал как колыбель большевизма и который должен был принести ему одновременно и связь с финнами, и господство над Прибалтикой». [14, с. 173] Гитлер хотел взять Ленинград, как указывает немецкий историк И. Хюртер, как «объект своей идеологической ненависти; сначала захватить, а потом сравнять с землёй, и нашёл в руководстве ОКВ (Кейтель) искренних сторонников».

 

Мы подробно останавливаемся на этом аспекте битвы за Ленинград, чтобы показать беспочвенность всех разговоров, «поисков правды» и утверждений о нежелании Гитлера захватить Ленинград. Они служат не поиску истины, а нередко являются следствием сиюминутной конъюнктуры.

 

Таким образом, Ленинград являлся важнейшим объектом на направлении одного из главных стратегических ударов немецко-фашистской армии. От устойчивости его обороны в значительной мере зависел ход войны и возможность нашей победы над врагом.

 

Стремясь достичь наибольшего превосходства в силах и средствах, германское командование, исходя из поставленной задачи и оценки сил советских войск в Прибалтике, сосредоточило в группе армий «Север» 18-ю и 16-ю полевые армии, 4-ю танковую группу. Её боевые действия поддерживал 1-й воздушный флот. Группа армий «Север» имела в своём составе 20 пехотных дивизий, три танковые дивизии и три моторизированные дивизии. [6, с. 94] Нередко, особенно в СМИ, можно встретить рассуждения, что численный состав группы армий «Север» был значительно меньшим, чем групп армий «Центр» и «Юг». Это якобы явно опровергало утверждение о намерении немцев взять Ленинград в первую очередь. Но подобные суждения не учитывают, что по левому флангу нашего Северо-Западного фронта, прикрывающего ленинградское направление, удар намечался не группой армий «Север», а соединениями 3-й танковой группы и 9-й полевой армий из группы «Центр». [19, с. 160-14]

 

Таким образом в составе группировки, направленной против войск Особого Прибалтийского военного округа, имелось 42 дивизии, в том числе семь танковых и шесть моторизованных, общей численностью около 725 тыс. солдат и офицеров, более 13 тыс. орудий и миномётов, не менее 1500 танков. [19, с. 10] К тому же, что нередко не учитывается, группа армий «Север» рвалась вперёд на более узком участке, чем другие группы – отсюда плотность её боевых порядков была почти вдвое больше. Надо также иметь в виду, что в войне против СССР на стороне Германии участвовала Финляндия. Финской армии планом «Барбаросса» чётко определялось ленинградское направление. На северных подступах к Ленинграду финское командование сосредоточило 21 дивизию и 3 бригады общей численностью более 325 тыс. человек с 4 тыс. орудий и миномётов всех калибров. Их поддерживали с воздуха 5-й воздушный флот Германии (240 самолётов) и финские военно-воздушные силы (307 самолётов) [9, с. 6]

 

Бросив на Ленинград огромные силы, германское командование рассчитывало овладеть северной столицей в минимально короткие сроки. Эта уверенность был так велика, что Гитлер даже заявил, что «через три недели мы будем в Петербурге». [13, с. 96] В обстановке эйфории, вызванной первыми крупными успехами, фюрер заверил 2 июля 1941 г., что война практически выиграна. Он полагал, что «через 14 дней или самое большее через четыре недели овладеть Москвой и Ленинградом» [3, с. 96], а геббельсовская пропаганда утверждала, что захват Ленинграда является вопросом нескольких дней. Да и в Финляндии были убеждены, что дни Ленинграда сочтены. В это время была подготовлена специальная речь по финскому радио. В ней говорилось: «Пала впервые в своей истории некогда столь великолепная российская столица, находящаяся вблизи наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна [2, с. 17]. Есть и немало других доказательств, свидетельствующих о скором ожидании взятия Ленинграда немецкими войсками. В выпущенных в ФРГ книгах приводятся многочисленные документы, подтверждающие уверенность группы армий «Север» в скором взятии Ленинграда. 8 июля фон Лееб подписал приказ по группе армий «Север». В нём говорится, что попытки противника организовать фронт на старой русской границе не удалось. Фронт прорван. Группа армий «Север» продолжает наступление в направлении Ленинграда и овладевает Ленинградом (подч. авт.) [21, с. 44]. 10 июля началось наступление обоих корпусов 4-й танковой группы. Было решено преодолеть расстояние от занимаемого ими района до Ленинграда примерно за четыре дня.

 

Это был так называемый 300-километровый рейд [22, с. 88], потерпевший крах. Как отмечал военный историк ФРГ генерал вермахта Б. Мюлле-Хиллебрант, противник перешёл к упорной обороне, что основательно изменило не только положение воюющих сторон, но и соотношение сил. Это же подтверждал историк Г. Юбершер, отметивший усиление сопротивления Красной армии, что «сделало невозможным спроектированный в наступление “танковые рейд-удар” от Новгорода на Ленинград». [3, с. 97]

 

«В конце июля (подч. авт.), - пишут авторы многотомной истории «Германский рейх и Вторая мировая война», обнаружилась, что группа армий «Север» одна вряд ли может овладеть городом на Неве, хотя [для группы армий «Север»] дальнейшее наступление еще возможно, но решительного поражения противника достать нельзя» [8, с. 469]

 

Именно в это время, как отмечают немецкие историки, возникли и усилились разногласия по поводу направления наступления главными силами вермахта, что нашло отражение и в отдельных приказах и в высказываниях Гитлера.

 

15 июля в дневнике Ф. Гальдера записано, что «задача группы армий [«Север» - прим.автора] пока состоит не в овладении Ленинградом, а только в его блокировании, а 17 июля в высказываниях Гитлера впервые встречается термин «окружение». Но вскоре через два дня во время посещения 21 июля 1941 г. штаба группы армий «Север» он дает указание «возможно скорее овладеть Ленинградом и очистить от противника Финский залив.» [8, с. 468]

 

23 июля 1941 г. Ф. Гальдер отметил «18.00 – Доклад фюрера … в настоящий момент Москва фюрера совершенно не интересует, а всё его внимание приковано к Ленинграду… Цель операции фюрер видел в уничтожении сил противника, что он считает возможным достигнуть еще до выхода в район Москвы. К периоду осенних дождей мы захватим Ленинград, сможем выйти подвижными соединениями к Волге и вступить на Кавказ.»

 

По существу, эту же мысль Гитлер высказал 4 августа 1941 г., находясь в штабе группы армий «Центр», что первой достижимой целью является «Ленинград и русское побережье Балтийского моря в связи с тем, что в этом районе имеется большое число промышленных предприятий по производству сверхтяжелых танков, а также в связи с необходимостью устранения русского флота на Балтийском море» [9, с. 225].

 

Это желание фюрера овладеть Ленинградом давно уже не соответствовало возможности группы армии «Север». 2 августа 1941 г. главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич прибыл в штаб-квартиру группы армий «Север». При встрече с ним фон Лееб просил у Браухича «для подкрепления 1-2 штаба корпуса и 4-5 пехотных дивизий», так как силы группы армий «Север», по его мнению, «с самого начала рассчитывались по минимуму». [9, с. 225]

 

В конце августа возобновилось немецкое наступление на Ленинград, которое не достигло поставленных целей в результате ожесточенного сопротивления советских войск. Бои на дальних и ближних подступах к Ленинграду были одними из самых трудных и напряженных в истории Ленинградской битвы. По времени это небольшой отрезок – всего три месяца, но по сложности и скоротечности событий он мог бы сравняться с целыми годами. [10, с. 246]. Эти бои полны примеров массового героизма, мужества и отваги наших воинов. О высоком моральном духе, гражданском сознании жителей города и его защитников свидетельствуют такие документы, которым вряд ли свойственно преувеличение их патриотизма «Большинство отработанной военной цензурой корреспонденции, - читаем мы в специальном донесении Управления НКВД по Ленинградской области и городу Ленинграду от 5 сентября 1941 г. – содержит в себе сообщения, отражающие здоровое политико-моральное состояние частей Действующей Красной Армии. Бойцы и командиры выражают преданность делу защиты Родины в борьбе с фашистскими войсками, стремление к победе и полному разгрому врага» [13, с. 142]. Весьма симптоматично, что примерно также оценивает моральное состояние населения Ленинграда, в это же время разведке 18-й армии группы армий «Север».

 

В донесении Командованию армии в сентябре 1941 г. разведывательный отдел этой армии сообщает, что «… при нынешнем положении большая часть населения, несмотря на усталость от войны, участвует в обороне города и верит, что таким образом оно наилучшим способом может спасти свою жизнь перед угрозой немецкого наступления.[13, с. 38]

 

Большими потерями платили немецкие войска за каждую захваченную пядь ленинградской земли. Офицер генерального штаба сухопутных войск вермахта, находившийся в штабе 16-й немецкой армии, докладывал: «Советские части сражаются как львы и атакующие немецкие войска несут большие потери». [3, с. 97] Один из немецких штабных офицеров-танкистов назвал тогда наступление через Лужский рубеж «дорогой смерти» [21, с. 34]. 24 августа 1941 г. фон Лееб записал в журнал боевых действий: «Заметно, что дивизии потеряли свои лучшие силы».

 

Действительно, только 18-я армия, по немецким данным, потеряла 2035 офицеров и 56 700 солдат и унтер-офицеров, получив на пополнение всего 304 офицера и 25 588 солдат и офицеров. Таким образом, её личный состав уменьшился на 32 853 человека [8, с. 550]. Наступательные возможности врага истощались, а сила сопротивления наших войск непрерывно возрастала. Несмотря на крайне ограниченные тогда возможности, Ставка Верховного Главнокомандования выделила из своего резерва и направила в июле-августе на защиту Ленинграда 265-ю, 268-ю, 272-ю и 291-ю стрелковые дивизии [10, с. 216].

 

Огромную помощь Красной армии оказало население Ленинграда. За короткий срок была сформирована армия народного ополчения, численность которой достигала более 160 тыс. человек. Из них было сформировано 10 стрелковых дивизий, 16 отдельных пулемётно-артиллерийских батальонов, 7 партизанских полков и несколько маршевых батальонов.

 

Командование фронта выделило некоторое количество вооружения, снаряжения и материально-технических средств. Конечно, несмотря на патриотический порыв и готовность биться с ненавистным врагом вплоть до самопожертвования, боеспособность дивизий народного ополчения была невысокой. Личный состав частей и подразделений имел слабое вооружение и был недостаточно обучен, что вело к значительным потерям. Но другого выхода не было.

 

На защиту города грудью встали все ленинградцы. Единство и сплочённость населения и войск, защищавших Ленинград, придали ему несокрушимую стойкость.

 

Наступательные возможности немецких войск неуклонно снижались. Если до 10 июля среднесуточный темп продвижения вражеских соединений составлял 25 км, то в августе упал до 2,2 км, а в сентябре – до 1,25 км. Они не смогли сломить упорного сопротивления наших войск, а активные действия советских войск на других фронтах не позволяли германскому командованию перебрасывать на ленинградское направление дополнительные силы, чтобы продолжить наступление.

 

План «Барбаросса» трещал по всем швам. Перед немецким командованием маячила угроза зимней кампании, к которой вермахт был слабо подготовлен. Гитлер, как свидетельствуют воспоминания руководителей Третьего рейха из его окружение, панически опасался «зимы Наполеона». Фюрер, все более убеждаясь в недостижимости овладения Ленинградом, уступил настойчивому нажиму командования сухопутных войск (ОКН) и приказал директивой №35 от 6 сентября 1941 г. начать подготовку наступления на Москву, ограничиться окружением Ленинграда. Группе армий «Север» было приказано передать группе армий «Центр» боевые подвижные соединения. Гитлер посчитал целесообразным овладеть городом путём осуществления варварского плана голодного изнурения.

 

Нелишне привести высказывание бывших гитлеровских генералов по поводу причины невзятия немцами Ленинграда. «Бои вокруг Ленинграда продолжались с исключительной ожесточённостью. Немецкие войска дошли до южных предместий города, однако ввиду упорнейшего сопротивления обороняющихся войск, усиленных фанатичными ленинградскими рабочими, ожидаемого успеха не было» [20, с. 197], - вот характерное признание одного из приближённых Гитлера – генерала К. Типпельскирха. Обратим внимание: успех-то ожидался, подготовили пропуска для хождения по городу, по существу решился вопрос о назначении командования, но успех так и не был достигнут. Но это далеко не единственное признание. 7 сентября 1941 г. генерал Шмидт, командовавший 39-м механизированным корпусом, докладывал фюреру, что «большевистское сопротивление своей яростью и ожесточённостью немного превзошло самые большие ожидания» [15, с. 156]. Другой генерал вермахта – фон Бутлар признал, что «войскам 18-й армии не удалось сломить сопротивление оборонявших каждый метр земли». [15, с. 153] В этих признаниях и заключается правда об истинных причинах не захвата Ленинграда немецкими войсками. Одно уточнение: не фанатизмом объясняется самоотверженность, героизм советских людей, а их преданностью своей Родине, великой любовью к родному городу – Ленинграду.

 

Что же касается утверждения некоторых участников тех событий, что якобы после взятия немецкими войсками г. Пушкина на Пулковском шоссе не встречались никакие укрепления, никакие заслоны, то, пожалуй, достаточно привести один интересный документ – дневниковую запись фон Лееба от 14 сентября 1941 г. «Сегодня я побывал в расположении 4-й танковой группы. Там узнал от начальника штаба о том, что в отличие от предыдущих оценок о том, что между 41-м корпусом и Ленинградом противника почти нет, на самом деле Пулковские высоты представляют собой укреплённый район обороны, плотно занятый войсками противника» [11, с. 49]. Его дополняет выписка из книги А. Бурова «Блокада день за днём». 19 сентября 1941 г.: «Дальнейшие попытки врага продвинуться к Ленинграду оказались безуспешными». [11, с. 61] Это же подтверждает немецкий историк Г. Юбержер. «Прорыв линии обороны, - пишет он, - немецкими частями не удался» [3, с. 99]. Выходит, что немецкие войска не только не остановились, но и предпринимали усилия, чтобы приблизиться к городу.

 

Как видим, совершенно беспочвенным является утверждение, что немецкие войска не взяли Ленинград в силу каких-то случайных обстоятельств, «роковых решений», принятых Гитлером, и, тем более, его якобы нежелания захватить город. Операция группы армий «Север», рассчитанная на разгром советских войск, захват Ленинграда и Балтийского флота потерпела крах. Советские войска сорвали на северо-западном направлении германский план «молниеносной войны». Расчёт немецкого командования покончить с Ленинградом до начала наступления на Москву не оправдался.

 

Сражение за Ленинград шло на огромном плацдарме от Прибалтики до Карелии, на дальних и ближних подступах к городу и превратилось в арену ожесточённых боёв. Неимоверными усилиями защитников Ленинграда немецкие войска были остановлены. Но эта победа досталась советским войскам дорогой ценой. Много отважных сынов Родины погребено в ленинградскую землю. Рядом с ленинградцами лежат москвичи и сибиряки, уральцы и волжане. В Ленинградской стратегической оборонительной операции с 10 июля по 30 сентября 1941 г. соединения и части Северного (10.07 – 23.08.41 г.), Северо-Западного (10.07. – 30.09.41 г.), Ленинградского (23.08. – 30.09.41 г.) фронтов, 52-й отдельной армии (1.09. – 30.09.41 г.) и Краснознамённого Балтийского флота (весь период) потеряли 214 078 человек убитыми и 130 848 – ранеными. [4, с. 86] Они беззаветно отдали свои жизни за Ленинград. По образному выражению одного из автором, они совершили коллективный подвиг подобно тем героям, которые ложились грудью на амбразуру дотов противника за Родину, «за други своя». [17, с. 261] Они отдали свои жизни ради победы над злейшим врагом человечества – германским фашизмом. В памяти поколений навсегда сохранится славный подвиг советских воинов, ленинградцев, совершённый ими в боях за Ленинград! И никакие попытки, по какой бы причине они ни предпринимались, не могут умалить величие этого подвига.

 

Список литературы и источников

 

1. Барбашин И.П. и др. Битва за Ленинград. М., 1964.

2. Барышников Н.И. Начало боевых действий в 1941 году к северу от Ленинграда. Политический и военный аспект // Ленинград в блокаде: события, факты, люди. СПб, 2002.

3. Blockade Leningrad. 1941-1944. Dokumente und Essays von Russen und Deutschen. Reinbek, 1992.

4. Великая Отечественная война без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание. / Г.Ф. Кривошеев и др. М., 2009.

5. Гальдер Ф. Военный дневник. 22.06.41 – 29.09.1942. М., 2004.

6. Ganzenmьller Jorg. Das belagarte Leningrad. Die Stadt in der Strategien von Angreifen und Verteidigen. Paderborn, Mьnchen, Zьrich, 2007.

7. Gцrlitz W. Paulis: Jch stehe hier auf Befehl. Frankfurt an Main, 1960.

8. Das Deutsche Reich und der Zweite Weltrkig. Bd.4. Stuttgart, 1983.

9. Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Т.2. М., 1973.

10. История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., 1971.

11. Лебедев Ю.М. По обе стороны блокадного кольца. СПб, 2005.

12. Ленинград в борьбе месяц за месяцем 1941-1944. СПб, 1994.

13. Ломагин Н.А. В тисках голода. СПб, 2000.

14. Manstein E. Verlorene Siege. Bonn, 1955.

15. Мировая война 1939-1945. Сб. статей, пер. с нем. М., 1957.

16. Поражение германского империализма во Второй мировой войне. Статьи и документы. М., 1961.

17. Правда и вымысел о войне. Проблемы историографии Великой Отечественной войны. 1941-1945 гг. СПб – Пушкин, 1997.

18. Проектор Д.Л. Агрессия и катастрофа. М., 1960.

19. «Совершенно секретно! Только для командования!» М., 1967.

20. Типпельскирх К. История второй мировой войны. М., 1956.

21. Фролов М.И. Салют и реквием. Героизм и трагедия ленинградцев 1941-1944 гг. СПб, 2004.

22. Haupt W. Heeres Gruhpe Nord 1941-1945: Bad Nauhein, 1966.

23. Hass Gerhart. Die deutsch Genezid strategie gegen das belagarte Leningrad // Bulletin fьr Faschismus – und Weltkriegsforschung. Heft 29. Edition Organon, 2006.

24. Hass Gerhart. Belagarung und Verterdigung Leningrads (1941-1944) // Kriegsbildere, Dokumentation. Mainz, 1999.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Б.П. Виллевальде. Открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгороде в 1862 году. 1864 год.
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN