Белозеров Б.П.,

доктор исторических наук,

профессор

Beloserov B.P.,

doctor of historical sciences,

professor


Внутренняя оборона города как часть общей стратегии Битвы за Ленинград

Internal defense of the city as part of the overall strategy of the Battle for Leningrad

Аннотация: В Битве за Ленинград исключительное значение имела внутренняя оборона города как система оборонительных и предупредительных мер по отражению воздушных десантов врага, которые во взаимодействии с сухопутными войсками, могли захватить город.

 Ключевые слова: ВОГ, комендатуры, НКВД, рабочие батальоны.

 

Summary: In the battle for Leningrad exceptional importance was internal defense of the city as a system of defensive and preventive measures to repel enemy air assault, which in conjunction with the ground forces could capture the city.

 Keywords: FOG, commandant, NKVD labor battalions.

 

С захватом прибалтийских городов Вильнюс и Каунас 24 июня 1941 г. германский генеральный штаб был явно уверен, что стремительное продвижение моторизованных и пехотных дивизий позволит быстро сломить слабое сопротивление советских войск и выполнить задачу «блиц-крига» по плану «Барбаросса». Начальник генерального штаба сухопутных войск Ф.Гальдер, подводя итоги двухнедельных боев на советско-германском фронте, с удовлетворением заявил: «Не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней». [4, c. 79]

 

Правда, он вынужден был свое заявление уточнить «… она еще не закончена. Огромная протяженность территории и упорное сопротивление противника, использующего все средства, будут сковывать наши силы еще в течение многих недель». [4, c.75]

 

Положение действительно было довольно серьезным, опасность окружения Ленинграда была реальной. 2 июля, на 11-й день войны были даны указания командующему группой армии «Север» генерал-фельдмаршалу фон Леебу: «4-я танковая группа должна, выставив заслоны южнее и севернее Чудского озера, окружить Ленинград. Пехотным корпусам фон Лееба необходимо очистить от противника Эстонию и овладеть всей линией побережья, направив, наряду с этим, возможно больше сил на Ленинград и к южному берегу Ладожского озера, прикрыв наибольшим заслоном свой правый фланг со стороны Невеля». [4, c. 75] 4-я танковая группа (генерал Гепнер) наступала на Псков, развивая темпы своего продвижения. За ней шли пехотные дивизии. Форсированным маршем продвигались 16-я и 18-я армии.

 

Враг уже нес серьезные потери. За 8 дней войны (с 22.6 по 30.6) германские войска потеряли убитыми и раненными 41687 человек. Это уже было больше всех потерь немецких войск в кампаниях на Западе. [4, c. 81] Но темпы наступления германских войск значительно снизились. Враг повсеместно вступал в бои с отходящими советскими войсками. Уже на 20-й день войны, 11 июля 1941 г. Гальдер вынужден записать в свой дневник: «На фронте группе армий «Север» сильные арьергарды противника оказывают упорное сопротивление танковой группе Гёпнера. Свои главные силы противник, по-видимому, отводит в восточном направлении». [4, c. 120] Уже не звучит в устах начальника генерального штаба сухопутных войск бравада в адрес германской армии. Ссылаясь на донесения своих офицеров, которые дают оценку происходящим боевым действиям, указывает: «русская авиация увеличивает свои налеты на переправе через Западную Двину юго-западнее Витебска; - командование противника действует энергично и умело. Противник сражается ожесточенно и фанатически; - танковые соединения (немецкие. – Б.Б.) понесли значительные потери в личном составе и материальной части. Войска устали». [4, c. 118]

 

Именно в этих условиях, когда стала очевидной угроза Ленинграду 1 июля 1941 г. областной и городской комитеты партии совместным постановлением образовали чрезвычайный орган – Комиссию по вопросам обороны Ленинграда.

 

Ленинградское направление на всем северо-западном театре являлось главным. Здесь сложилась крайне опасная ситуация, которая могла перерасти в катастрофу для всей страны. Поэтому не случайно ставка ВГК как высший военный орган 17 августа 1941 г. в своей директиве Ворошилову и Жданову тревожно обрисовала сложившуюся обстановку и указала: «Ставка считает, что наиболее опасным направлением продвижения противника является восточное направление в сторону Новгорода, Чудово, Малой Вишеры и дальше через реку Волхов. Если немцы будут иметь успех в этом направлении, то это будет означать обход Ленинграда с востока, перерыв связи между Ленинградом и Москвой и критическое положение Северного и Северо-Западного фронтов. При этом вероятно, что немцы сомкнут здесь свой фронт с фронтом финнов в районе Олонец. Нам кажется, что Главком СевЗап не видит этой смертельной опасности и потому не предпринимает никаких особых мер для ликвидации этой опасности. Ликвидировать эту опасность вполне возможно, так как у немцев сил здесь немного, а подброшенные нами на помощь новые три дивизии при умелом руководстве могли бы ликвидировать опасность. Ставка не может мириться с настроениями обреченности и невозможности предпринять решительные шаги, с разговорами о том, что уже все сделано, и ничего больше сделать невозможно...». [11, c. 204]

 

В связи с приближением боевых действий к Ленинграду, желая усилить оборонные меры, Военный Совет Северо-Западного направления образовал 20 августа 1941 г. Военный Совет обороны Ленинграда, возложив на этот орган: а) руководство работами по строительству оборонительной полосы вокруг и внутри города; б) обучение взрослого населения самым необходимым приемам ведения боя; в) увеличение выпуска вооружения и боеприпасов для нужд фронта и рабочих батальонов и ряд других функций. [16, c. 21] 23 августа 1941 г. Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял решение о разделе Северного фронта на два – Ленинградский и Карельский.

 

29 августа в телеграмме А.А. Кузнецову для членов ГКО В.М. Молотова и Г.М. Маленкова Сталин с тревогой указывал: «Только что сообщили, что Тосно взято противником. Если так будет продолжаться, боюсь, что Ленинград будет сдан идиотски глупо, а все ленинградские дивизии рискуют попасть в плен. Что делают Попов и Ворошилов? Они даже не сообщают о мерах, какие они думают предпринять против такой опасности. Они заняты исканием новых рубежей отступления, в этом они видят свою задачу. Откуда у них такая бездна пассивности и чисто деревенской покорности судьбе? Что за люди — ничего не пойму. В Ленинграде имеется теперь много танков KB, много авиации, эресы. Почему эти важные технические средства не действуют на участке Любань — Тосно? Что может сделать против немецких танков какой-то пехотный полк, выставленный командованием против немцев без этих технических средств? Почему богатая ленинградская техника не используется на этом решающем участке? Не кажется ли тебе, что кто-то нарочно открывает немцам дорогу на этом решающем участке? Что за человек Попов? Чем, собственно, занят Ворошилов и в чем выражается его помощь Ленинграду? Я пишу об этом, так как очень встревожен непонятным для меня бездействием ленинградского командования. Я думаю, что 23-го ты должен выехать в Москву. Прошу не задерживаться». [16, c. 213]

 

29 августа движение поездов с Ленинградом было прервано по всем линиям, в связи с бомбардировкой железных дорог и боевыми действиями. [16, c. 213] Создалась непосредственная угроза Ленинграду.

 

30 августа 1941 г. ГКО упразднил Военный совет обороны Ленинграда и передал его функции Военному совету Ленинградского фронта. Было принято решение об упразднении Главного командования Северо-Западного направления и подчинения Ленинградского фронта непосредственно Ставке ВКГ (Верховного Главнокомандования). Эти решения ГКО имели чрезвычайно важное значение и позволили образовать более четкую систему руководства обороной города. 3 сентября Военный совет Ленинградского фронта своим постановлением № 00215 определил задачи по строительству оборонительной полосы на территории города.

 

Для обеспечения обороны и предупреждения прорыва врага в город предлагалось форсировать темпы строительства оборонительной полосы внутренней зоны с передним краем — Финский залив, поселок № 5, ст. Предпортовая по окружной железной дороге, село Рыбацкое, Уткина заводь, Сосновка, коммуна Кудрово, Заневка, ст. Ржевская, ст. Новая, ст. Ручьи, пригород Удельная, Коломяги, Новая Деревня, Старая Деревня, Финский залив. [д. 62. л. 31-134]

 

Вся внутренняя зона разбивалась на 6 секторов. На начальников работ возлагалась персональная ответственность за качество оборонительных работ и создание противотанковых районов обороны, опорных пунктов и полевых позиций. Одновременно с созданием системы заградительного огня в каждом опорном пункте предусматривалось создание убежищ, защищающих личный состав от огня легкой артиллерии противника.

 

Наиболее опасным направлением, с точки зрения наступления вражеских войск на южных подступах к городу считался район Автово. Именно здесь был наиболее возможен танковый прорыв, и поэтому его необходимо было укрепить. Известно, что вдоль шоссе Стрельна — Ленинград немецкие танки неоднократно предпринимали ожесточенные попытки прорваться к городу. Проспект Стачек укреплялся на всем протяжении от Автово до проспекта Газа. Огневая точка была устроена даже на Нарвских воротах. На площади перед Кировским райсоветом расставили противотанковые надолбы; вышка здания райсовета превратилась в наблюдательный пункт. [8, c. 34] В течение первых двух-трех месяцев на территории только Васильевского острова было построено 18 дзотов, 14 876 погонных метров укрытий полевого типа, вырыт противотанковый ров протяженностью в 1 километр, сооружено более 200 огневых точек и 500 амбразур. [13, c. 436] Несколько позднее, в ноябре 1941года, для укрепления обороны Васильевского острова моряки-балтийцы стали строить на первом этаже главного здания университета пушечный дот с амбразурой на Неву. Кабинет проректора по учебной части превратился в мощную огневую точку. [9, c. 46]

 

Строительством разнообразных оборонительных сооружений на ближних подступах к Ленинграду и созданием системы круговой обороны подготовка города к осаде не ограничивалась. Военный совет фронта поставил задачу сделать Ленинград городом-фронтом.

 

Для усиления охраны города и недопущения проникновения в него вражеских лазутчиков, постановлением Военного Совета Ленинградского фронта от 18 сентября 1941 г. и приказом по тылу войск от этого же числа на южных и юго-восточных окраинах города были созданы три заградительные линии по принципу пограничной охраны, состоящих из КПП, между которыми осуществлялось постоянное патрулирование. На управление милиции Ленинграда возлагалась организация и обеспечение функционирования 2-й заградительной линии по охране Ленинграда и борьбе с дезертирством. Заградительная линия занимала рубеж от моста через р. Екатерингофку, по Предпортовой ветке железной дороги до левого берега Невы. Для несения службы на линии был выделен начальствующий и рядовой состав городских отделений милиции Октябрьского и Ленинградского дорожных отделов милиции, Пушкинского ГОМ и Красногвардейского РОМ, общей численностью – 356 человек. Линия разбивалась на 5 комендатур: 1-я несла охрану от Екатерингофского моста до виадука на проспекте Стачек; 2-я от виадука на Московском шоссе до Витебской железной дороги; 3-я от виадука на Московском шоссе до моста Витебской железной дороги; 4-я от моста Витебской железной дороги до моста Октябрьской железной дороги; 5-я от моста Октябрьской железной дороги до левого берега Невы. [19, c. 98]

 

Комендатуры возглавляли коменданты с двумя заместителями. Коменданты числились на правах командиров отдельных дивизионов милиции. В целях усиления революционного порядке в городе и создания условий для несения постовой службы в условиях зимнего периода 1941-1942 гг. приказом начальника Управления милиции №151 от 23 ноября 1941 г. с 1-го декабря устанавливалась работа в три смены, вводился 12 часовой рабочий день. Служба на постах осуществлялась в три смены по 8 часов. Для сотрудников устанавливался следующий режим: 8 часов работы на посту, 8 часов отдыха и последующие 8 часов – (4 часа в резерве) для использования во время воздушных тревог, закрытие открытых постов по дислокации, дополнительных постов и патрулирование и 4 часа для строевых занятий, учений, политико-массовой и общественно-политической работы. [15, д. 192. л. 28]

 

Строительство оборонительных сооружений предполагало и создание специальных вооруженных формирований, с помощью которых эти рубежи были непреступны. В октябре-ноябре 1941 г. наряду с формированием батальонов были созданы 15 отрядов в количестве 2100 человек для внутренней обороны Ленинграда в целях борьбы с диверсантами и ракетчиками. В следующем 1942 г. ВОГ были переданы еще два рабочих отряда, (Кировского и Московского районов) в количестве 1400 человек. [2, c. 727] Руководство обороной города считало необходимым провести дополнительные партийные, комсомольские и общие мобилизации по формированию резервной армии народного ополчения. На 10 августа 1941 г. в ней уже находилось более 102 тыс. человек, которые без отрыва от производства проходили боевую подготовку вначале по 16-часовой, а затем по 39-часовой программе. [2, c. 727] Во второй половине августа 1941 г. из числа лиц, проходивших военное обучение в резервной армии было организованно 79 рабочих батальонов с общим числом бойцов – 41255 человек. В сентябре 1941 г. из лиц, оставшихся в батальонах, после ухода на пополнение, было создано 119 отрядов с общим числом 16215 чел , которые несли оборону предприятий. [2, c. 727]

 

В соответствии с постановлением горкома партии в целях усиление внутренней обороны Ленинграда в городе было сформировано 5 рабочих стрелковых бригад, на укомплектование которых был обращен весь личный состав рабочих отрядов. К концу ноября 1941 г. в них находилось 16 тыс. человек. [2, c. 726] Город готовился к собственной обороне, создавая убежища от зажигательных и фугасных авиабомб противника, отрывались щели и уже на 25 июля 1941 г. их было отрыто 136 308 м. на 273 тыс. человек. [2, c. 721]

 

Взять штурмом Ленинград немцы не смогли. Город ощетинился своими заграждениями, минными полями, мощной обороной на передовых рубежах. Немецкое командование вынуждено было менять тактику. Сухопутные войска закапывались в землю, создавая сильные укрепления на всем периметре блокадного кольца, возлагая на авиацию задачу по усилению бомбардировки с воздуха. В октябре-ноябре 1941 г. вражеская авиация проводила интенсивное бомбометание. В октябре было совершено 38 налетов, с общим числом самолетов – 377. В ноябре - столько же налетов с общим числом самолетов 388. [2, c. 727] В эти два месяца было сброшено на городские объекты 49 830 зажигательных и 2068 фугасных бомб. [2, c. 720] Не добившись успеха, германские воздушные силы в декабре 1941 г. прекратили налеты на город и возобновили их лишь в апреле 1942 г., причем эти налеты были преимущественно дневными и массированными. В течении всех первых 113 блокадных дней 1941 г. на город было совершено 108 налетов общей численностью 1500 самолетов, которые сбросили 70 тыс. зажигательных и фугасных бомб, унеся жизни 1597 ленинградцев и покалечив 7714 человек. [2, c. 721]

 

В ноябре 1941 г. Финский залив покрылся льдом и, это обстоятельство, значительно усилило опасность Ленинграду с запада. Противник, находившийся у побережья в районе Стрельны и Петергофа, мог по льду залива нанести с этого направления удар крупными силами войск, перерезать движение по морскому каналу, нарушить сообщение с Кронштадтом и частями Приморской оперативной группы войск, ворваться в Ленинград. [12, c. 286] Эта возможность нанесения удара с запада во взаимодействии с воздушными десантами и штурмовыми частями германских войск при активном участии финских войск на севере создавали реальную угрозу захвата блокированного города. Фашистское командование могло отказаться от тактики длительной осады Ленинграда и решиться на его штурм, в том числе и с воздуха. Именно в это время германская армия увеличивает ударную силу своей артиллерии и ВВС. 4 сентября по 31 декабря 1941 г. при артиллерийских обстрелах по городу было выпущено 10821 снарядов. [2, c. 721]

 

Советские разведывательные органы имели агентурную информацию о том, что в штабе вермахта, рассматриваются предложения о применении воздушных десантов во взаимодействии с другими видами войск в штурме Ленинграда. Неизбежность какого-то нового, иного решения назревала. Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер в своем дневнике записал: «24.09. был для ОКВ в высшей степени критическим днем. Тому причиной неудача наступления 16-й армии у Ладожского озера, где наши войска встретили серьезное сопротивление противника, в ходе которого, 8-я танковая дивизия была отброшена и сужен занимаемый нами участок на восточном берегу Невы. В связи с эти фюрер незамедлительно принял следующее решение:

 

а) доставить на самолетах группе армий «Север» 20 тыс. мин;

б) задержать 36-ю моторизованную дивизию;

в) направить группе армий «Север» по воздуху парашютистов (один полк немедленно в полной боевой готовности, другой полк – позже);

г) перебросить один пехотный полк из состава группы армий «Центр» на самолетах в группу армий «Север» (если выяснится, что для переброски нет соответствующего воздушного транспорта, нужно будет отдать приказ о перевозке по железной дороге одной дивизии из группы армий «Центр» в группу армий «Север».

 

Тяжелое положение на фронте и прямая угроза городу привели к необходимости создания самостоятельной военной организации, сформированной на основании постановления Военного совета Ленинградского фронта от 15 ноября 1941 года и названной Управлением внутренней обороны города (ВОГ). Она являлось составной частью правового режима осадного положения. На нее возлагалась ответственность за организацию обороны как на побережье Финского залива, так и в самом городе. К декабрю 1941 года были сформированы командование управления ВОГ и его штаб. [5, c. 23] Внутригородская оборона состояла из четырех рубежей. Первый проходил от Кировского завода через станции Броневую и Товарную, поселок им. С.Г. Шаумяна и заканчивался у Невы; второй – по Обводному каналу; третий – по р. Фонтанке и четвертый – по Неве от Галерной гавани до Уткиной Заводи. В случае необходимости эти позиции должны были оборонять воинские части Ленинградского гарнизона, войск НКВД, формирования милиции и военизированной пожарной охраны, стрелковая бригада Всеобуча, специальные формирования рабочих и моряков, другие части и подразделения. Общая численность войск ВОГ достигла 45 тыс. человек. [10, c. 63-64]

 

В состав Управления ВОГ первоначально вошли: стрелковая бригада, лыжный отряд, 2 пулеметные роты, 8 батарей 45-миллиметровых орудий, 18 буэров и 4 резервные роты.

Управлению ВОГ, Балтфлоту и войскам, находившимся на побережье Финского залива, была поставлена задача организовать прочную оборону западного сектора Ленинграда, не допустить прорыва противника к городу по льду со стороны Финского залива и обеспечить нормальное сообщение города с войсками, находившимися на Приморском плацдарме. [1, c. 102-103]

 

Командующим ВОГ был назначен генерал-лейтенант Ф.С. Иванов, комиссаром — заведующий военным отделом горкома партии А.Ф. Павлов. Однако через месяц была произведена замена командующего ВОГ. Им стал руководитель обороны полуострова Ханко генерал-лейтенант С.И. Кабанов, которого впоследствии сменил генерал-майор М.А. Попов. Командованию ВОГ подчинили все воинские части, входившие в гарнизон Ленинграда, войска НКВД, бригаду погранвойск, 24 батальона моряков, сформированных из экипажей боевых кораблей Балтийского флота и Ладожской флотилии, 79 рабочих батальонов (102 тыс. человек), сведенных в 5 стрелковых бригад. Основным контингентом этих бригад являлись рабочие и служащие. На вооружении отрядов имелись: пушки, пулеметы, винтовки, гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Значительная часть оружия была изготовлена на заводах города. Следует подчеркнуть, что вследствие эвакуации предприятий и из-за растущего голода рабочие батальоны к весне 1942 года были настолько ослаблены, что фактически прекратили свое существование. Но в июне - июле их формирование снова было начато, достигнув по численности 77 с общим количеством бойцов 8482 чел.

 

С началом войны резко возрос объем служебно-оперативных задач, возлагаемых на Ленинградскую милицию и прежде всего в связи с эвакуацией населения, предприятий и культурных ценностей, усиления охраны военных объектов. Однако ее ряды быстро таяли. С созданием ВОГ все милицейские подразделения вошли в его состав. В Управление ВОГ входили и 12 батальонов из личного состава УНКВД. Формирование их началось еще 31 августа 1941 г. на основании приказа УНКВД Ленинграда №0103 «О формировании специальных строевых частей милиции». Несомненно, в мобилизационном плане представляет интерес ленинградский опыт использования милицейских подразделений на случай боевых действий в черте города. Тогда 4,5,6,7,27,28 отделения милиции (477 чел.) сводились в 4-ый батальон; 15,16 и 30 отделения (223 чел.)-в 5-ый; 17,18,25,29,34 отделения (434 чел.) — в 7-ой; 8, 9, 10, 23, 24 и 52 отделение (396 чел.) — в 8-ой; отряд РУД (472 чел.) — в 11-й; отряд речной милиции (307 чел.) — в 12-ый; Управление милиции г. Ленинграда (654 чел.) — в 15-й батальон. Таким образом, первое формирование строевых милицейских частей составляло 15 батальонов общей численностью более 5 тыс. чел. Из них многие сотрудники ушли в действующую армию, в другие специальные подразделения НКВД. Теперь каждый батальон состоял из 400 человек. [15, д. 41, л. 588-589] Приказом начальника УНКВД № 00350 от 27 октября 1941 года составы этих батальонов, а также личный состав других подразделений милиции, были сведены в стрелковую дивизию, подчинявшуюся начальнику войск НКВД Ленинграда комбригу А.П. Курлыкину. Особенностью этой дивизии являлось то, что ее личный состав продолжал нести службу по своим штатным должностям. Только с момента объявления сбора все категории сотрудников милиции переходили на должности в подразделения дивизии. А в остальных случаях их заменяли бригады содействия и советский актив. Другим приказом (№ 00382 от того же числа) была сформирована стрелковая дивизия пожарной охраны. На нее также возлагались функции, связанные с задачами внутренней обороны. [15, д. 41, л. 1081, 1140] Следовательно, эти соединения в случае экстренной необходимости, т.е. в чрезвычайной обстановке привлекались к внутренней защите города и их личный состав должен был быть готов к уличным боям. Поэтому с ними проводились занятия по огневой, тактической и химической подготовке. Бойцы отрабатывали приемы рукопашного боя и умение действовать в ближайшем соприкосновении с врагом.

 

Война имеет свои законы. Они необратимы. Одним из них является уничтожение материальных, как промышленных, так и продовольственных ресурсов, железных дорог и станций, всего подвижного состава, могущих служить врагу в обеспечении его коварных целей. Уничтожению, как правило, подлежало все, что можно было бы использовать для военных нужд. История войн убедительно свидетельствует об этом, хотя бы в Отечественной войне 1812 года, когда наполеоновское войско не только лишилось провианта для себя и лошадей, но и места для расквартирования и всего необходимого для боевых действий.

 

Для Ленинграда, оказавшегося в блокаде уже в начале сентября 1941 г., возможность прорыва противника в город была реальной, и вполне понятно встал вопрос о том, чтобы: во-первых, не допустить захвата врагом кораблей Балтийского флота; во-вторых, не дать врагу использовать цеха и оборудование ленинградских заводов, и в-третьих, — с разрушением их, создать препятствия для продвижения танков и усложнить действия врага в уличных боях. [11, с. 211]

 

В связи с этим был разработан план мероприятий по организации и проведению в жизнь специальных мер по выводу из строя важнейших промышленных и иных предприятий Ленинграда на случай вынужденного отхода наших войск, который в сентябре был утвержден Военным советом фронта. Объекты, подлежащие уничтожению устанавливала тройка в составе: первого секретаря РК ВКП(б), начальника РО НКВД и представителя инженерных войск Красной Армии. Минирование объектов продолжалось в течение всех лет да прорыва блокады и даже в первые месяцы после нее. Это вытекало из известных планов гитлеровского командования о штурме города и выброске больших десантов.

 

Вполне понятно, что эти мероприятия были закрыты для широкого круга лиц, однако сотрудники милиции, охранявшие мосты, знали что под ними заложены мины. Действительно, под мосты через Неву, Обводный канал, Мойку, Фонтанку, канал Грибоедова были заложены фугасы. На окраинах и на магистралях, ведущих к центру города, готовились к взрыву дома, чтобы при необходимости преградить путь танковым подразделениям противника. Выполнение этих задач также возлагалось на войска НКВД, органы милиции и пожарной охраны города. [15, д. 224, л. 171] Во всех секторах структуры ВОГ были заложены НЗ продовольствия, предназначенные для войск внутренней обороны и населения на случай уличных боев. По секторам обороны создавались запасы продовольствия на 30 суток, по узлам сопротивления — на 10 суток, по всем опорным пунктам — на 20 суток. Помимо этого общая система внутренней обороны города предусматривала организацию пунктов питания с помощью предприятий общепита.

 

Исходя из реальной угрозы прорыва противником обороны Ленинграда перед его защитниками встала задача организации сопротивления в захваченных врагом районах города. 25 октября 1941 г. по решению ГК ВКП(б) началось формирование специальных групп и подготовка их к нелегальной работе. К концу ноября 1941 года их количественный состав достиг 260 человек. [23, д. 304, л. 142-148] Однако эта численность в 1942 г. сократилась до 163 человек, или на 37%. Причинами отсева являлись: грубое нарушение партийной конспирации, трусость и рвачество, возросшая в результате голода смертность, эвакуация по состоянию здоровья и пр. Все оставшиеся подпольщики проходили два сбора, в ходе которых изучали подрывное дело, стрелковое оружие, в том числе и немецкое, санитарное дело и конспиративную работу. [23, д. 304, л. 142-148] Таким образом, закладывалась база для активной борьбы с вражескими войсками внутри города, и если учесть, что одновременно с этим создавались специальные отряды для взаимодействия с подпольными организациями, то размах этой борьбы был бы значительным. Следует отметить, что только в октябре 1943 года была частично распущена нелегальная организация ВКП(б). Впоследствии ее члены получили все соответствующие документы, необходимые для оформления пенсии, записи в трудовую книжку, но при этом они давали подписку-«обязательство» о неразглашении своего пребывания там, сдавали оружие, складские расписки и пр.

 

В августе 1942 г. была проведена новая перегруппировка войск Управления ВОГ. Перед ними поставили задачу: прочно удерживать внешний обвод обороны города и обеспечить противодесантную оборону. О внимании к укреплению внутренней обороны города свидетельствуют многочисленные постановления Военного совета фронта, приказы командующего ВОГ, начальников Управлений НКВД, милиции и военизированной пожарной охраны, принятые в 1942 г. Так, во исполнение приказа штаба ВОГ от 16 апреля 1942 г. начальник Управления милиции Е.С. Грушко потребовал: «1. ...во всех отделениях, отрядах и дивизионах милиции организовать круглосуточное наблюдение за воздухом, использовав для этого наружные посты, патрули и заставы; 2. При отрядах, дивизионах и отделениях милиции постоянно иметь в полной боевой готовности оперативно-истребительные группы для немедленной выброски в район действия из расчета: отрядам — не менее 50 чел., дивизионам — не менее 25 чел., отделениям - не менее 15 чел.». [23, д. 304, л. 161-163] В целях усиления имеющихся сил этим же приказом предписывалось оперативно подчинить ВОГ отделения милиции.

 

Информация, имеющаяся в Разведывательном управлении Ленинградского фронта, свидетельствовала о намерениях противника штурмовать город во взаимодействии с воздушными десантами и диверсионными группами. Это обстоятельство предъявляло высокие требования как к укреплению переднего края действующей армии, так и усиления противодесантной обороны. В постановлении Военного совета Ленинградского фронта № 0868 от 10 мая 1942 г. указывалось, что оборона Ленинграда в .пределах внешнего оборонительного пояса, поддержание общественного порядка и борьба с авиадесантами противника возлагаются на командующего войсками ВОГ. Здесь же указывалось, что ему подчиняются все части и учреждения Красной Армии, войска НКВД, милиция, вневедомственная пожарная охрана и местные вооруженные отряды, расположенные в черте города. Все они привлекаются к внутренней обороне Ленинграда. [15, д. 194, л. 6-9]

 

Приказом командующего войсками ВОГ «К» 013 от 15 мая 1942 г. город разбивался на районы, в которых должна быть проведена подготовка к борьбе с авиадесантами противника. [15, д. 194, л. 11] Следовательно, постановление Военного совета, а затем приказ командующего войсками ВОГ определяли в условиях военного времени правовое положение органов УНКВД, и в частности милиции, по использованию их в боевых действиях внутри города. 16 мая 1942 г. начальник Управления милиции Е.С. Грушко в приказе «Об организации обороны объекта Управления милиции от воздушных десантов и диверсионных групп противника» предписывал:

 

«1. Для обороны объекта Управления милиции личному составу занять участки обороны:

а) 1-2 этажи ул. Герцена до пл. Урицкого;

б) 1-2 этажи по фасаду здания Управления от ул. Герцена до парадной № 8;

в) на крышах наружного здания Управления милиции вдоль пл. Урицкого и наб. р. Мойки и др.

 

2. Для ликвидации десанта и диверсионных групп в помощь личному составу Управления придать 4-й отдельный дивизион милиции; 2-й дивизион вневедомственной охраны; кавалерийский эскадрон, которые в случае высадки десанта на пл. Урицкого прибывают на площадь для уничтожения противника». [15, д. 202, л. 188-189]

 

На участках 1, 2, 3,4, 5-м на 2-х этажах располагались автоматчики, занявшие оборону. К пулеметам выдавались патроны: к пулемету «Максим» — 1500 шт., к пулемету «Дегтярев» — 2000 шт., а там, где их два — 6000 шт. Дополнительно расчетам выделялись ручные и противотанковые гранаты. [15, д. 202, л. 188-189]

 

Другим своим приказом от 26 мая 1942 г. начальник Управления Ленинградской милиции подтвердил границы районов борьбы с вражескими десантами, в основном совпадающие с границами административных районов, которых было 15. Одновременно в данном приказе указывались начальники районов. Например, первый — Приморский — возглавлял начальник военно-политического училища старший батальонный комиссар Миссан, а военным комиссаром стал начальник политотдела этого же училища. Во втором — Выборгском районе начальником был утвержден командир 12-го отдельного учебного танкового полка подполковник Житнев, а военным комиссаром - полковой комиссар Михеев. [15, д. 194, л. 26-28] Командующий войсками ВОГ осуществлял неослабное руководство подготовкой города к обороне. 3 июня 1942 г. своим приказом он обязал: «...все части и учреждения РККА, войск НКВД, рабоче-крестьянской милиции, военизированной пожарной охраны и местные вооруженные отряды, расположенные в черте г. Ленинграда, подчинить начальникам секторов с привлечением их к внутренней обороне города. Начальникам секторов указанные части и учреждения, дислоцирующиеся на территории сектора, использовать для организации обороны тех боевых участков, на территории которых они расквартированы». [26, с. 124] Следует отметить, что в большинстве своем районы борьбы с вражескими десантами возглавлялись командирами полков НКВД, а также тыловых и запасных частей Ленфронта. В соответствии с приказом начальника УНКВД ЛО «О формировании отряда чекистов по борьбе с воздушным десантом» из сотрудников отдела Управления был сформирован оперативный отряд чекистов по борьбе с воздушным десантом противника внутри города в составе 8 стрелковых взводов и мотогруппа автоматчиков общей численностью 250 человек. Командиром отряда чекистов был назначен начальник 5 отделения 4-го отдела майор Н.Н. Диц. Отряд находился в постоянной боевой готовности к выброске в возможный район высадки десанта противника. [15, д. 199, л. 570] Отряд являлся резервом заместителя командующего войсками ВОГ по ПВО генерал-лейтенанта Г.А. Степанова. Этот резерв на 8 машинах должен был в случае необходимости срочно доставлен в район боевых действий. В правовом положении начальники районов руководствовались приказами и инструкциями. Специально выделенные комиссары по организации ПДО наделялись большими полномочиями.

 

В это же время продолжалось формирование рабочих батальонов и рот. К декабрю три батальона были созданы в Ленинском районе города, три в Октябрьском. Не во всех районах быстро создавались такие рабочие формирования. Только к январю 1943 г. в городе было создано 52 рабочих стрелковых батальона и 2 отдельные роты общей численностью в 26 867 человек. Мужчины среди бойцов составляли 62,6%. [7, с. 140] Таким образом, в составе ВОГ уже к осени 1942 г. находилось около 10,5 тысяч бойцов воинских частей, почти 3,4 тысячи человек из войск НКВД, более 2,2 тысяч моряков. По первому сигналу были готовы занять свои рубежи, вступить в бой с врагом более 4 тысяч милицейских работников и бойцов военизированной пожарной охраны, а также до 10 тысяч добровольцев из рабочих отрядов. [12, с. 288]

 

Созданием специальных частей ВОГ и наличия оперативных резервов для борьбы с авиадесантами противника вся работа по превращению города в мощный укрепрайон не завершилась. Необходимы были дальнейшее строительство и совершенствование инженерных сооружений. В 1942 г. и в последующие годы шла напряженная работа по инженерному укреплению секторов и участков внутренней обороны города. Военный совет фронта 7 августа 1942 года образовал 508 штабов МП ВО непосредственно в кварталах города, что значительно улучшало систему местной противовоздушной обороны. [20, д. 447, л. 1-5]

 

За два с половиной месяца ленинградцы подготовили город к отражению воздушных нападений противника. Была хорошо организована и оснащена всем необходимым система МПВО. Во взаимодействии с ПВО эта служба сумела до минимума свести потери от бомбардировок врага с воздуха. Штаб ВОГ требовательно относился ко всем инженерным работам и особенно к работам по строительству оборонительных сооружений. Так, в одном из писем штаба ВОГ в Дзержинский РК ВКП(б) подчеркивалось: «Вторично прошу Ваших мер воздействия на домоуправления и советско-партийные организации в вопросах охраны огневых точек и других созданных оборонительных сооружений. Так как имеются случаи загрязнения таковых и расхищения деревянных приспособлений: пулеметных столиков, подлокотников для стрелков, а также и самих амбразур огневых точек». [22, д. 321, л. 2] Обращение штаба ВОГ в партийные органы города за помощью вполнё объяснимо. В условиях войны партийные комитеты брали на себя многие функции военно-организаторской и хозяйственной работы. Ленинградская партийная организация в городе пользовалась исключительным уважением и авторитетом. Обращения руководителей горкома партии и районных организаций к трудящимся находили отклик у них. Ленинградцы, превозмогая тяжелейшие трудности блокады, делали все, чтобы построить оборонительные сооружения. Для превращения города в укрепленный район к концу 1942 года в 6 секторах были построены: пулеметных дотов — 8447, артиллерийских — 932, позиций для ПТР— 244, позиций для стрелковых отделений в зданиях — 8050, артиллерийских дзотов— 404, пулеметных дзотов — 188. [21, д. 625, л. 84] Кроме того, в черте города: вырыли противотанковых рвов — 14335 м, возвели баррикад — 38 90 Наличие оборонительных укреплений в самом городе значительно усиливало его защиту, могло надолго приостановить продвижение противника и заставить его «застыть» перед этими рубежами.

 

Такое укрепление блокированной зоны давало возможность командованию и штабу фронта перегруппировывать без всякого риска значительные силы войск и техники из полевых армий и сосредотачивать их для прорыва обороны противника, и что в последующем дало возможность успешно провести операцию по прорыву блокады Ленинграда. Это был первый успех принятого в начале лета 1942 г. Военным советом фронта по предложению генерала Л .А. Говорова и проведенного в жизнь штабом фронта так называемого «двойного решения». [5, с. 84]

 

Учитывая опыт 1942—1943 годов и предыдущей зимы по эксплуатации и содержанию оборонительных сооружений ВОГ, а также подготовку к боям по снятию блокады города, Военный совет 20 ноября 1943 г. своим постановлением № 001820 «О порядке передачи и охраны законсервированных сооружений местным властям и организациям контроля за состоянием сооружений» потребовал: «все фортификационные сооружения на рубежах, не занятых войсками внутренней обороны г. Ленинграда, привести в порядок, законсервировать и передать под охрану исполкомов Ленгорсовета и Ленинградского облсовета депутатов трудящихся, директоров заводов и предприятий, соответственно по территориальному расположению».

 

Помимо этого, постановление обязывало исполкомы и администрацию предприятий принять под охрану от войск внутренней обороны города законсервированные фортификационные сооружения. При этом определялись порядок, сроки и организация передачи. Систематический контроль за состоянием сооружений возлагался на командующего ВОГ. Приемку и передачу их предлагалось окончательно завершить к 1 января 1944 г. В январе того же года была снята блокада, немецко-фашистские войска отброшены далеко от стен Ленинграда.

 

Оборонительные сооружения и вся система ВОГ не были задействованы в боях внутри города, но сама система показала, насколько глубоко и серьезно город готовился к своей защите. В течение всего времени функционирования ВОГ подразделения различных служб УНКВД активно участвовали в укреплении обороны города и были готовы к уличным боям. В это же время они выполняли задачи, определенные системой ВОГ, — борьбу с фашистской агентурой. Для того чтобы проникнуть в Ленинград, врагу приходилось выбрасывать свою агентуру с самолетов за сотни километров от города, а затем проникать в него окружным путем. Поэтому было крайне важно засечь пролет вражеского самолета вглубь нашей территории и определить район возможной выброски диверсантов, с тем, чтобы нейтрализовать их с помощью оперативно-розыскных мероприятий. 17 марта 1942 г. НКВД СССР потребовал усилить борьбу с вражескими диверсантами, которые различными путями стремятся проникнуть в тыл с разведывательными и диверсионными целями. Вся оперативно- розыскная деятельность по выявлению разведывательных и диверсионных групп должна быть сосредоточена в НКВД СССР и УНКВД. [3, с. 559] В своем приказании № 14сс от 8 июня 1943 г. начальник УНКВД ЛО П.Н. Кубаткин потребовал от начальников городских и районных отделов принять все меры к предупреждению проникновения вражеских парашютистов и диверсантов в Ленинград, на его оборонные объекты и в воинские части. В нем говорилось:

 

1. Органам НКВД силами истребительных батальонов и МПВО с привлечением населения организовать на территории района постоянные дежурные наблюдательные посты за воздухом, особенно в ночное время.

2. Следить за появлением вражеских самолетов и при всех сообщениях с постов наблюдения соседних районов о предполагаемой выброске с немецких самолетов парашютистов немедленно высылать розыскные группы для их задержания.

3. Всех задержанных вражеских парашютистов тщательно допрашивать в кратчайший срок (2—3 суток) с тем, чтобы можно было по горячим следам изъять остальных сброшенных парашютистов, а после предварительного допроса направлять немедленно в Ленинград, в отдел КРР «Смерш». [15, д. 96, л. 44-45]

 

Обнаружение самолетов противника с возможным десантом, а также выявление диверсантов являлось одной из главных задач всей системы по обеспечению безопасности тыла действующей армии и тыловых районов страны, где действовали военные коммуникации и оборонные заводы. Особенно это касалось Ленин града и всего северо-запада. Поэтому важным элементом в этой системе выступало создание специальных групп содействия (ГС) из местного населения, проживающего в глубинных районах. Одновременно с созданием истребительных батальонов осуществлялось и формирование групп содействия. Они обязывались информировать истребительные батальоны о всех случаях появления парашютных десантов и диверсантов противника в указанной для них полосе наблюдения. Уже 12 июля 1941 г. секретарь ЦК КП(б) КФ ССР Сорокин и нарком внутренних дел республики старший майор госбезопасности Андреев направили в РК КП(б) и РО НКВД директиву «О создании групп содействия во всех населенных пунктах КФ ССР». В ней указывалось, что группы содействия по борьбе с десантами противника предназначены для обеспечения своевременной и правдивой информации о высадке или маршрутах следования вражеских десантов. [18, с. 134]

 

Начальники и комиссары районных ПДО наделялись большими правами, они могли использовать все виды и средства военной и гражданской связи, транспорта и т.д. Это свидетельствует о том, что военная обстановка предопределяла правовые положения тех структур, которые выделялись для борьбы с вражеской агентурой, диверсионными группами врага. [25, д. 187] Необходимость принятия жестких мер в этом была. С октября 1941 г. по сентябрь 1942 года в тыл Ленинградского и Волховского фронтов противник забросил 150 шпионско-диверсионных групп численностью от 3 до 10 человек каждая. Обратно сумели вернуться только две из них. [14, с. 181-182]

 

Войсками охраны тыла Ленинградского фронта в ноябре 1941 г. было задержано — 60, в декабре — 89, в 1-м квартале 1942 года - 73 фашистских лазутчика. К апрелю 1942 года их было обезврежено 269, кроме того, задержано 16 парашютистов и 22 немецких летчика со сбитых самолетов. [17, д. 5, л. 91] Если к этому присовокупить итоги деятельности истребительных батальонов Ленинграда и области, которыми за период с июня 1941 года по январь 1944 г. было задержано 67 фашистских парашютистов, 75 шпионов и диверсантов, 56 ракетчиков и сигнальщиков и 38 немецких летчиков [6, с. 282], то создается общая картина, показывающая настойчивое стремление фашистской агентуры проникнуть в Ленинград, использовать все для того, чтобы создать здесь условия, способствующие выброске крупных воздушных десантов врага.

 

Принятые меры по созданию внутренней обороны города с полным привлечением всех сил и средств, с предоставлением широких полномочий как Управлению ВОГ, так и начальникам гарнизона, УНКВД и УНКГБ не позволили допустить массового проникновения в город и тыл армии вражеских диверсантов и агентов. Была создана строгая система пропуска и проживания, что исключало осуществление противником своих коварных замыслов. Органы внутренних дел являлись одной из главнейших сил, используемых в период организации и функционирования ВОГ. Войска и органы НКВД в системе ВОГ свои задачи осуществляли на основе приказов и распоряжений Военного совета фронта, Управлений ВОГ и НКВД.

 

Список литературы и источников

 

1. Барбашин И.П., Кузнецов А.И. и др. Битва за Ленинград 1941—1944. М., 1964.

2. Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов. / Под ред. Н.А. Волковского , М.-Спб. «Полигон», 2004.

3. Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Документы и материалы. М., 1975.

4. Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника генерального штаба сухопутных войск. 1939 – 1942 гг. Т.3. В 2-х книгах. От начала Восточной кампании до наступления на Сталинград (22.06.1941 – 24.09.1942) М.: Воениздат, 1971.

5. Ганкевич В.М. Внутренняя оборона Ленинграда в период вражеской блокады // Ленинградская милиция, органы УНКВД Ленинграда в годы Великой Отечественной войны (1941-1945гг.). Л., 1985.

6. Гриднев В.П. Отечественная историография обороны Ленинграда (1941—1944). Дис. д-ра ист. наук. СПб., 1996.

7. Дзенискевич А.Р. Фронт у заводских стен. СПб., 1998.

8. Дзенискевич А.Р. Военная пятилетка рабочих Ленинграда. 1941—1945 гг. Т.1, 1972.

9. Ежов В.А., Мавродин В.В. Ленинградский университет в годы Великой Отечественной войны. Л., 1975..

10. Зубаков В.Е. Ленинград — город-герой. Л., 1960.

11. Известия ЦК КПСС. 1990, № 9.

12. История ордена Ленина Ленинградским военного округа, Л.: Лениздат, 1974.

13. Оборона Ленинграда: Воспоминания и дневники. Л. 1968.

14. Остряков С.В. Военные чекисты. М., 1979.

15. ОСФ и РИЦ ГУВД СПб и ЛО. Ф. 1. Oп. 1.

16. Павлов Д.В. Ленинград в блокаде. 6-е изд. испр. и доп. Л.: Лениздат, 1985.

17. РГВА. Ф. 32880. Oп. 1.

18. Сальников В.П., Степашин С.В., Янгол Н.Г. Органы внутренних дел северо-запада России в годы Великой Отечественной войны. СПб., 1999.

19. Сальников В.Н., Степашин С.В., Янгол Н.Г. Органы внутренних дел Северо-Западного региона СССР в Великой Отечественной войне (1941 – 1942 гг.), СПб., СПбЮИ МВД России, 1996.

20. ЦАМО РФ. Ф. 25888. Oп. 62.

21. ЦАМО РФ Ф. 217. Oп. 1221.

22. ЦГАИПД. Ф. 408. Oп. 2.

23. ЦГАИПД. Ф. 24. Oп. 127.

24. ЦГА СПб. Ф. 7384. Oп. 36.

25. Центральный музей внутренних войск МВД РФ. Ф. 25.

26. Янгол Н.Г. Органы внутренних дел Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. СПб., 1998.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Крым, Севастополь, воссоединение с Россией, перспективы развития
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN