Романько О.В.,

доктор исторических наук

Roman'ko O.V.,

doctor of historical sciences


Перечень, полный искажений истории

Full list complete distortion of history

Рецензия на книгу: Махно В.П. Полный перечень объединений и соединений 3-го Рейха из граждан СССР и эмигрантов, а также из жителей Прибалтики, Западной Белоруссии и Украины. – Севастополь: Вебер, 2009. – 168 с.

Ключевые слова: история, коллаборационизм, вермахт, Махно, Власов

 

Book Review: Makhno V.P. Full list of associations and connections 3rd Reich of Soviet citizens and immigrants, as well as residents of the Baltic, Western Byelorussia and Ukraine. – Sevastopol: Weber, 2009. – 168.

Keywords: history, perfidy, Wehrmacht, Makhno, Vlasov

 

В конце 2009 г. в севастопольском издательстве «Вебер» был опубликован справочник капитана 1-го ранга в запасе В.П. Махно под названием «Полный перечень объединений и соединений 3-го Рейха из граждан СССР и эмигрантов, а также из жителей Прибалтики, Западной Белоруссии и Украины» [3]. Как можно понять из заглавия этой книги, она посвящена одной из самых непростых проблем Второй мировой войны – коллаборационизму советских граждан с военно-политическими структурами нацистской Германии.

 

Проблема коллаборационизма сама по себе имеет научную актуальность. По понятным причинам она долгое время относилась к числу табуированных тем отечественной историографии. Но даже сейчас, через двадцать лет после распада Советского Союза, многие сюжеты истории коллаборационизма остаются недостаточно изученными. С другой стороны, за тот же период эта проблема очень разрослась вширь, она имеет значительную специальную литературу на разных языках, а количество введенных в научный оборот фактов выросло на порядки. Все это ставит на повестку дня появление общих, справочных работ, из которых можно было бы без труда извлекать необходимую информацию. Но, и здесь следует объективно признать, справочников по такой важной проблеме ничтожно мало [1].

 

В.П. Махно попытался закрыть эту брешь, сделав предметом своего исследования коллаборационистские формирования, созданные различными военными структурами Третьего рейха из числа советских граждан и представителей белой эмиграции. Цель справочника – очень глобальная. Как пишет сам автор, в его работе «представлены справочные данные, “сухие цифры и голые факты”, а также краткое описание боевого пути соответствующих армий, объединений и соединений, равно как и дальнейшей их судьбы после поражения Германии и ее союзников во Второй мировой войне» [3, с. 3]. Следует подчеркнуть, что до В.П. Махно никто такую цель перед собой не ставил. С этой точки зрения его работа, безусловно, новаторская. Правда, на этом достоинства справочника заканчиваются. Далее – одни недостатки.

 

Серьезные справочники пишутся на солидной источниковой базе, с привлечением архивного материала. В.П. Махно в архивах вообще не работал. Похоже, он даже не подозревает, что там находятся основные источники любого исторического исследования. Его «полный перечень» написан на основе 23 (!!!) книг, изданных, главным образом, в Москве [3, с. 164]. Почему автор выбрал именно столько и такие книги? По его словам, он сделал это намеренно, так как «люди не верят книгам, изданным не в Москве», а используя, например, украинскую историческую литературу, рискуешь «потерять лицо» [4, с. 2]. Оставим на совести В.П. Махно такие антинаучные высказывания и посмотрим на его список. Из простого перечисления этих книг видно, что профессиональных работ по проблеме коллаборационизма только четыре (К.М. Александров, С.И. Дробязко, Б.Н. Ковалев, И. Хоффманн). Остальные работы либо вообще к делу не относятся (А.О. Наумов, В. Хаупт, А.Б. Широкорад), либо представляют собой обычные обзорно-компилятивные издания, только чуть лучшего качества, чем рецензируемый справочник (К.А. Залесский, О.С. Смыслов), либо вообще являются обыкновенным плагиатом (С.Г. Чуев).

 

Понятно, что трудно требовать от специалиста по применению ракетно-артиллерийского оружия, коим является В.П. Махно, знания таких специальных исторических дисциплин, как источниковедение или историография. Но даже с таким уровнем образования можно понять, что серьезные исследования, а тем более справочные, обобщающие работы, на такой базе не пишутся. Пусть автор отвергает всю историографию стран СНГ, но хотелось бы его спросить: а что он думает о западной историографии проблемы? Исторической литературе на английском, немецком, французском, польском, хорватском и др. языках? Или на книги европейских авторов тоже не следует ссылаться, чтобы не потерять лицо?

 

Структурно справочник состоит из двух частей: теоретического блока и таблиц. В первой из них – «Возникновение и организационное оформление коллаборационизма» – В.П. Махно рассматривает общие вопросы этого военно-политического явления, анализирует его причины и последствия, показывает военные структуры, контингент и командный состав, приводит некоторые количественные показатели и терминологию [3, с. 5-41]. Вторая, главная часть справочника – «Основные коллаборационистские формирования» – собственно и есть те таблицы, ради которых В.П. Махно его и написал. В целом, эта часть состоит из 44 разделов. 37 первых разделов посвящены краткой истории того или иного коллаборационистского формирования, за основу классификации которых взято два признака: национальная принадлежность личного состава и организационный уровень. Последние семь разделов представляют собой информацию о группировке коллаборационистских частей на том или ином участке Восточного фронта и в тот или иной период войны [3, с. 42-163].

 

Форма подачи материала в справочнике крайне неудобная и тяжелая для восприятия. Нет единого критерия, по которому писался текст и составлялись таблицы. Если главной целью любого справочника является дать быстро необходимую информацию, то создается впечатление, что В.П. Махно писал свой труд, исходя из абсолютно противоположных установок. Чтобы найти в его справочнике нужные факты, придется приложить массу усилий.

 

Несмотря на то, что в названии книги сказано, что это «полный перечень», согласиться с таким утверждением нельзя. Во-первых, в теоретической части отсутствуют целые блоки информации, которые просто необходимы для понимания этой темы. Так, было бы целесообразно включить сюда такие блоки, как классификация коллаборационистских формирований, коллаборационизм и партизанское движение, взаимоотношения между коллаборационистскими организациями разной этнической принадлежности, коллаборационизм и религия и т.п. Во-вторых, та информация, которая представлена в справочнике, является далеко неполной. Например, в блоке, озаглавленном «Национальные комитеты и самоуправление», представлены сведения только о русском и украинском комитетах [3, с. 12-14]. То, что у каждой из национальных групп, сотрудничавших с нацистским руководством, были свои комитеты В.П. Махно, по всей видимости, неизвестно [10, S. 131-155, 184-193, 212-221, 254-273, 310-326]. Наконец, в-третьих, тематически материал справочника распределен неравномерно и имеет явный дисбаланс. Фактов русского коллаборационизма значительно больше, чем фактов коллаборационизма остальных этносов. В данном случае, либо автор не знаком с проявлениями нерусского коллаборационизма, либо он намеренно, с определенной целью выпячивает именно сотрудничество представителей русского народа с военно-политическим руководством Третьего рейха. Мы склоняемся к последнему объяснению, так как даже в тех книгах, которые использовал В.П. Махно, приведено достаточно фактов коллаборационизма нерусских народов СССР. В данном случае весьма показательным является такой пассаж из его справочника. На страницах 131-132 приведена информация о «группировке русских частей при подавлении Варшавского восстания». Тогда, как общеизвестным является факт, что помимо русских коллаборационистских формирований, в польской столице оперировали украинские, кавказские и туркестанские части [2, с. 398-399].

 

Следует сказать, что содержание второй части справочника тоже не дает право называться ему полным. Во-первых, автор исследовал коллаборационистские формирования только уровня армия/бригада [3, с. 5]. То, что их основная масса представляла собой уровень от полка и ниже, ему известно. Но В.П. Махно почему-то считает, что они имели «незначительную численность». А это – явное заблуждение. Во-вторых, В.П. Махно привел сведения только о частях и соединениях, организованных в рамках Вермахта и войск СС, то есть, о так называемых «боевых» или «линейных формированиях». Здесь необходимо сказать, что в германских силовых структурах проходили службу коллаборационисты четырех типов: коллаборационисты в спецслужбах, члены вспомогательных формирований, члены частей по охране порядка и бойцы уже упоминавшихся «линейных формирований». Причем, подавляющее большинство советских граждан (почти 1 млн. из 1,5 млн. человек) служило во втором и третьем типах частей [7, с. 104-111].

 

Весь текст справочника изобилует явными ошибками, заблуждениями, непроверенными фактами и домыслами. Их обычное перечисление заняло бы не меньшее по объему издание. Остановимся только на самых концептуальных недостатках материала, которые показывают авторский уровень владения темой и методологией исследования.

Главным недостатком В.П. Махно является отсутствие базовых знаний по проблеме коллаборационизма вообще и его военной разновидности, в частности. Выше уже было сказано, что такой справочник было бы неплохо предварить классификацией коллаборационистских формирований. Что-то похожее на это у автора есть: на страницах 20-34 он добросовестно воспроизвел все, что нашел в своих «источниках», без малейшего намека на критерии выделения той или иной категории. В результате получилась сплошная мешанина из русских и немецких слов. Например: «остлегионы осттруппен вермахта», «оствербанд осттруппен вермахта», «хиви – хильфвилли и фрайвилли» и т.п. Что это такое, догадаться можно с большим трудом, так как В.П. Махно явно не владеет немецким языком и переписал эти термины у таких же, как он, «полиглотов». Вообще, специальная терминология – это больное место автора справочника, но о ней более подробно буде сказано ниже.

 

Далее, автор не имеет представления об основных политических организациях коллаборационистов. Так, главный орган Власовского движения – Комитет освобождения народов России (КОНР) – В.П. Махно упорно именует конгрессом [3, с. 12, 42, 47]. В принципе, после такого заявления справочник можно закрыть, но мы продолжим.

 

В декабре 1942 г. немцами был создан Русский комитет генерала А.А. Власова. Эта организация никогда не существовала в реальности, а являлась исключительно пропагандистской выдумкой. Единственным проявлением ее деятельности стало так называемое «Смоленское воззвание». В этом документе провозглашалось создание Русской освободительной армии – РОА, которая также осталась только на бумаге. Это общеизвестные факты и ознакомиться с ними может любой желающий [1, с. 94-95, 267]. На страницах же справочника Махно Русский комитет превращается в реально существовавшую организацию. Ее штаб-квартира находилась сначала в Смоленске, а потом – в Пскове. Этому центральному комитету подчинялось 10 областных и около 500 районных и городских комитетов. В настоящий Русский комитет входили А.А. Власов (председатель), В.Ф. Малышкин, бургомистр Смоленска Б.Г. Меньшагин и др. В «комитете» Махно оказались «бургомистр Пскова Черепиткин» и «бургомистр Новгорода Пароменский». В реальности, главами городских управлений Пскова и Новгорода были В.М. Черепенькин и В.С. Пономарев. Однако, ни тот, ни другой во власовский комитет не входили. Настоящий Русский комитет формально существовал несколько месяцев. «Комитет» из справочника Махно действовал дольше: в начале 1944 г. он был реорганизован в КОНР (правда, последний был провозглашен чуть позднее, в ноябре 1944 г.). Короче, полная виртуальная реальность, ничего общего не имеющая с реальными фактами [3, с. 55]. Но и этого Махно показалось мало. На 47-й странице он, для большей убедительности написал, что КОНР был создан путем объединения Русского и Калмыцкого комитетов, чего, конечно же, не было. КОНР был совершенно новой организацией и создавался абсолютно по другим принципам, и отнюдь не путем механического слияния существовавших национальных комитетов [6, с. 112-116].

 

То же самое можно сказать и об информационном блоке «Русские комитеты Крыма». Если верить В.П. Махно, они были «созданы в 1943 г. во всех 26 районах и 7 городах Крыма» и «обладали реальной инфраструктурой в виде Крымского центра пропаганды РОА, газет, 3-х вербовочных пунктов РОА, и опиралось на местное русское самоуправление» [3, с. 14]. В данном случае мы имеем дело с чистой воды выдумкой. Никаких «русских комитетов» в Крыму создано не было. «Крымский центр пропаганды РОА» – плод фантазии автора справочника. Крымских власовских газет не существовало в природе. Как правило, на полуостров привозили центральные власовские органы «Доброволец» или «Заря», а местные газеты просто помещали на своих страницах информацию об этом движении [8, с. 239-262].

 

К слову, не разбирается автор и в смежной проблематике, например, в структуре оккупационного режима на советской территории. Иначе, он бы не написал, что немцы оставили на территории Крыма довоенные районы [3, с. 31]. Оккупанты полностью изменили административное деление. В военной сфере оно было представлено местными и полевыми комендатурами. В гражданской – округами, главными округами, генеральными округами и имперскими комиссариатами [9, с. 156-180]. При этом В.П. Махно путает название административной единицы и органа, который ею управлял. На страницах его справочника генеральные округа «Крым», «Белоруссия», «Литва» и т.п. превращаются в «генеральные комиссариаты». Это равносильно тому, как если бы сказать, что Автономная Республика Крыма на самом деле называется Верховная Рада Автономной Республики Крым и т.п. [3, с. 18-19]. Интересно, что автор не различает реально существовавшие административные единицы, и те, которые немцы планировали создать, но не создали в силу краха стратегии «молниеносной войны». Так на страницах 19-20 мы можем узнать о «генеральных комиссариатах» «Царицын», «Кубань», «Север-Петербург», «Тула» и др. порождениях нацистского организационного гения.

 

По идее, справочник предназначен для любого человека, даже не имеющего специального исторического образования. Однако, из-за того, что В.П. Махно не владеет общей и частной терминологией изучаемой проблемы, понять, что он хочет сказать, весьма сложно. В целом, термины из его справочника можно условно разделить на три категории. Во-первых, это искаженные немецкие термины, причем, написанные кириллицей. Об этом немного уже было сказано выше. Ну как можно понять, что имеет в виду автор, когда употребляет такие слова, как «фуцманшафт», «абтлунги», «эйнвошенкампфвербанд», «хиваманшафт», «альмцгейме СС» [3, с. 15, 17, 32, 38]. Только с большим трудом можно догадаться, что это: «шутцманншафт», «абтайлунг», «айнвонеркампффербанде», «хильфсвахманншафт» и «альгемайне СС».

Во-вторых, это переведенные на русский язык немецкие имена собственные, что уже само по себе является неправильным. На 15-й странице упоминаются некие «полевые егеря». Кто это такие, известно только В.П. Махно. Вероятно, тут имеется в виду фельдъегерская служба – один из органов службы порядка Вермахта. Или «танко-гренадерская дивизия Вермахта» [3, с. 51], которая на самом деле является панцергренадерской – аналог отечественной моторизованной дивизии.

 

В-третьих, в справочнике много терминов, которых нет ни в одном немецком нормативном документе или специальном исследовании. Похоже, автор выдумал их сам. Вот и «гуляют» по страницам книги «русские (украинские, белорусские) гитлеровские генералы», «Русская освободительная армия Конгресса освобождения народов России», «славянские армейские корпуса Вермахта (русско-хорватские)», «Крымско-татарский (Тюркский) охранный корпус», «15-й (славянский) горно-стрелковый корпус особого назначения Вермахта», «полк особого назначения “Альпинист”», «немецко-русско-грузинская дивизия», «эстонские пограничные дивизии особого назначения» и прочие лингвистические искажения [3, с. 7, 42, 44, 112, 114, 140].

 

Как было показано выше, В.П. Махно не разбирается в общих вопросах заявленной проблемы. Однако с частными ее аспектами дело обстоит еще хуже. Автор справочника не знает истории большинства коллаборационистских формирований, о которых пишет. Отсюда – фактические ошибки и выдумывание структур, которых вообще никогда не существовало. Чтобы излишне не перегружать рецензию, проиллюстрируем этот тезис частным примером из справочника В.П. Махно – историей крымско-татарского военного коллаборационизма. На странице 13 он пишет, что «в Крыму с начала 1942 г. действовали Мусульманские (позже Крымско-татарские комитеты), которые реально обеспечили формирование 10 крымско-татарских батальонов и активного резерва в виде рот самообороны и полиции порядка». В этом, трехстрочном предложении В.П. Махно допустил сразу несколько фактических ошибок. Во-первых, мусульманские комитеты действительно существовали, но они никогда не назывались крымско-татарскими. Вероятно, автор по незнанию перепутал эти комитеты с Крымско-татарским национальным центром, который действовал в эмиграции с 1942 по 1945 г. Но это была абсолютно самостоятельная структура. Во-вторых, В.П. Махно полностью нарушил хронологическую последовательность истории крымско-татарских коллаборационистских формирований на территории Крыма. В целом, их можно расположить в таком порядке: «милиция» или «неорганизованная самооборона» (ноябрь 1941 – лето 1942), «организованная самооборона» (январь 1942 – май 1944), «вспомогательная полиция порядка» (лето 1942 – май 1944). Так вот, мусульманские комитеты помогали оккупантам создавать только роты «организованной самообороны», которых в результате было создано 14. Никаким «активным резервом» они не были. Этим термином называли контингент из распущенных отрядов «милиции», находившийся в распоряжении начальников местного самоуправления. Летом 1942 г. немецкие полицейские инстанции создали 8 батальонов «вспомогательной полиции порядка», а в ноябре того же года – еще два. Однако мусульманские комитеты не имели к ним никакого отношения.

 

Далее. На 80-й странице В.П. Махно утверждает, что вышеуказанные 10 батальонов составляли «Крымско-татарский (Тюркский) корпус, вероятно охранный» и даже приводит его численность – 5 тыс. человек. Что касается численности, то автор прибавил к действительному количеству крымско-татарских добровольцев в батальонах еще 2 тыс. А все сведения о «тюркском корпусе» следует отнести исключительно на счет фантазии В.П. Махно [8, с. 165-191].

 

Еще более фантастической выглядит информация на 112-й странице. Здесь автор справочника на полном серьезе утверждает, что в Крыму дислоцировалась 153-я учебно-полевая дивизия Вермахта, в состав которой входили полк особого назначения «Бергманн», грузинский полк, армянские части, азербайджанский полк, туркестанские части и уже упоминавшиеся крымско-татарские батальоны. Дивизия была сформирована в начале 1943 г. и насчитывала около 23 тыс. человек. В мае 1944 г. дивизия погибла в ходе Крымской наступательной операции Красной армии. Единственное, что здесь является правдой, так это только то, что такое соединение действительно существовало. С конца 1942 по март 1944 г. ее части несли оккупационную службу на территории Крыма, а потом были выведены оттуда в Румынию. Численность дивизии была, конечно, гораздо меньше, а перечисленные коллаборационистские формирования вообще не имели к ней никакого отношения. Более того, на территории Крыма они находились в разное время. Наконец, грузинские, армянские, азербайджанские и туркестанские части представляли собой формирования так называемых Восточных легионов, подчинявшихся командованию Вермахта. А крымско-татарские батальоны находились в ведении начальника полиции порядка Крыма [5, с. 781, 784, 788; ] 12, Bd. 3. – S. 191-193; Bd. 4. – S. 50-54, 282; Bd. 5. – S. 101, 155, 191].

 

И такая ситуация – везде, по всему тексту справочника.

 

В.П. Махно допускает серьезные ошибки, когда пишет о персоналиях личного состава коллаборационистских формирований. Во-первых, это ошибки в фамилиях и инициалах этих лиц: И.А. Благовещанский – вместо И.А. Благовещенский, А.Е. Будыхто – вместо А.Е. Будыхо, Бансгерскис – вместо Р. Бангерскис, Д. Кананян – вместо Д. Канаян, Василацкий – вместо В.П. Василакий, М. Сунбарский – вместо М. Сциборськый и т.п. [3, с. 8, 11, 47, 163].

 

Во-вторых, неточные инициалы (иногда, как видим, их нет вообще) и искаженные фамилии – это самое безобидное, что автор себе позволяет. Выше уже говорилось, что им изобретен новый термин – «гитлеровские русские (украинские, белорусские) генералы». По какому критерию Махно их сортировал, известно только ему одному. Скорее всего, по этническому признаку. В результате такой селекции он насчитал 150 русских, 5 украинских, 1 белорусского, 3 латышских, 1 армянского, 1 грузинского и 3 северокавказских генералов. Причем, в число «русских» попали крещеные евреи Б.А. Штейфон и Б.А. Хольмстон-Смысловский, поляк Б.С. Каминский и украинец С.К. Буняченко [3, с. 7-11].

 

В-третьих, в биографиях значительного количества персонажей справочника также довольно много ошибок. Так, главный идеолог Третьего рейха А. Розенберг назван, почему-то, «главой МИД Германии», тогда как он являлся только начальником внешнеполитического бюро нацистской партии [3, с. 6]. Командующий авиацией власовской армии генерал-майор В.И. Мальцев никогда не был директором ялтинского санатория «Авиатор», так как санатория с таким названием не существовало. В действительности санаторий назывался «Аэрофлот» [3, с. 8]. Генерал-майор К. Езовитов не командовал Белорусским легионом, а занимал пост «министра обороны» Белорусской центральной рады [3, с. 11]. Майор Б. Рогуля никогда не был командиром 1-й штурмовой бригады «Беларусь» (кстати, такого соединения не существовало в природе), а занимал скромный пост офицера связи при штабе 30-й гренадерской дивизии войск СС (1-я белорусская) [3, с. 137]. Наконец, описывая офицерский состав Белорусской краевой обороны, В.П. Махно пишет, что некоторые его чины являлись «подхорунжими Польской Народной Республики». Как такой факт мог иметь место, если это формирование существовало в 1944 г., а Польская Народная Республика была провозглашена только после окончания войны, известно только автору данной работы [3, с. 137-138].

 

Интересно, что биографические «открытия» В.П. Махно не ограничиваются только текстом справочника. В одном из своих интервью он «поделился» с читателями таким фактом: «Недавно на экранах кинотеатров появился российский фильм “Адмирал”, который героизирует российского имперского флотоводца Колчака. Мало кто, однако, знает, что сын Колчака во время Второй мировой войны был майором вермахта. Вадим Махно: “Колчак – майор вермахта, Колчак-младший, командовал 813-м армянским батальоном. Он зверствовал на юге Украины, в Херсонской, Полтавской, Донецкой областях…”» [11]. Чего тут больше – глупости, некомпетентности или намеренной лжи – сказать трудно. Реальный же сын адмирала, Р.А. Колчак в 1939 г. был призван во французскую армию, воевал на бельгийской границе, а в 1940 г. попал в плен к немцам. Всю войну он просидел в лагере для военнопленных. После окончания войны вернулся в Париж. На этот счет опубликована масса источников, и вышеуказанная «версия» не подтверждается ни в одном из них.

 

В справочнике В.П. Махно огромное количество разной информации, которую он добросовестно переписал из книг других авторов. Как правило, такой массив фактов нуждается в каком-то обобщении. В данном случае, наиболее уместным нам представляется обобщение в виде таблицы численности коллаборационистов из числа советских граждан, которые служили в силовых структурах нацистской Германии. Исходя из авторской логики подачи материала, таких таблиц должно быть, как минимум, две. В первой из них следовало бы привести количественные показатели коллаборационистских формирований по этническому признаку, во второй – по организационной принадлежности. В работе же В.П. Махно вообще отсутствуют какие-либо обобщенные количественные показатели.

 

Сам справочник сделан очень некачественно. В тексте много опечаток, грамматических и стилистических ошибок. Список использованной литературы оформлен неправильно, имена авторов и названия книг перепутаны. Очевидно, что В.П. Махно не имеет представления об исторической библиографии. Полностью отсутствует научно-справочный аппарат, поэтому очень сложно догадаться, из какого «источника» взята та или иная информация. Необходимостью для подобного рода изданий являются именной, географический или тематический указатель. А лучше – все вместе. Ни одного из них в справочнике В.П. Махно нет, что, безусловно, очень затрудняет и без того нелегкий поиск нужной информации.

 

Работа В.П. Махно прочитана. Какие выводы можно сделать после ознакомления с ней? К сожалению, приходится констатировать, что с поставленной задачей автор не справился. Ему это не удалось по нескольким причинам. Во-первых, это отсутствие профессионализма, общетеоретической подготовки и академической культуры. Почему-то бытует мнение, что в истории разбираются все. Тем не менее, история – это тоже наука, со своей методологией и принципами познания. В.П. Махно это, по всей видимости, неизвестно вообще. Во-вторых, автор, который пытается охватить в своем справочнике такую глобальную тему, как военный коллаборационизм советских граждан, фактически не знает ее историографии. Между тем, как литература только по одной из разновидностей этого коллаборационизма – белорусским формированиям – насчитывает более 200 наименований. И этот список с каждым годом увеличивается. В-третьих, справочник был написан без источниковой базы. Ни опубликованных материалов, ни архивных документов В.П. Махно при его подготовке не использовал. А история, все-таки, пишется по источникам. Наконец, в-четвертых, при чтении этой книги нас не покидало ощущение, что автор выполняет некий политический заказ. Иначе как еще можно объяснить тот факт, что русскому коллаборационизму у него уделено гораздо больше внимания, чем всем остальным вместе взятым? И это ощущение только усиливается, когда начинаешь знакомиться с интервью В.П. Махно, которые он стал активно давать после выхода своего справочника. А там – самая примитивная русофобия и не более.

 

Действительно, иногда случается так, что хорошая историческая работа может быть написана непрофессиональным историком. Такую работу отличает, как правило, новизна полученных результатов. В справочнике В.П. Махно новизны нет вообще. Новых фактов он не приводит, новых обобщений не делает, новую методологию не использует. Сама книга довольно бессистемна, а материал в ней располагается хаотически. Таким образом, ее нельзя считать серьезным вкладом в историографию проблемы коллаборационизма (даже при всем желании).

 

Список литературы и источников

 

1. Александров К.М. Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А.А. Власова 1944-1945. – М., 2009. На данный момент этот справочник является наиболее серьезным и профессиональным.

2. Дробязко С.И., Романько О.В., Семенов К.К. Иностранные формирования Третьего рейха / Под общ. редакцией К.К. Семенова. – М., 2011.

3. Махно В.П. Полный перечень объединений и соединений 3-го Рейха из граждан СССР и эмигрантов, а также из жителей Прибалтики, Западной Белоруссии и Украины. – Севастополь, 2009.

4. Махно В.: «Я никогда не воспринимал ярлыки типа “народ-предатель”» // Голос Крыма. – Симферополь, 2010. – №20. – 14 мая; В этом же интервью он пишет, что в его коллекции уже более 50 книг. Полагаем, что в скором времени следует ожидать еще одно издание справочника.

5. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933-1945. – М., 2002.

6. Романько О.В. Легион под знаком Погони. Белорусские коллаборационистские формирования в силовых структурах нацистской Германии (1941 – 1945). – Симферополь, 2008.

7. Романько О.В. Военный коллаборационизм советских граждан в годы Второй мировой войны: к вопросу о методологии проблемы // Гілея: науковий вісник. – К., 2011. – Вип. 46.

8. Романько О.В. Крым под пятой Гитлера. Немецкая оккупационная политика в Крыму 1941 – 1944 гг. – М., 2011.

9. Gerlach Ch. Kalkulierte Morde: die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weißrußland 1941 bis 1944. – Hamburg, 1999.

10. Hoffmann J. Kaukasien 1942/43. Das deutsche Heer und die Orientvölker der Sowjetunion. – Freiburg, 1991.

11. Історія без міфів: з ким воювали російські есесівці в Україні? // Галицький кореспондент. – 2011. – №44. – 3 листопада.

12. Tessin G. Verbände und Truppen der deutschen Wehrmacht und Waffen-SS im Zweiten Weltkrieg 1939-1945: In 17 bd. – Frankfurt-am-Main – Osnabrück, 1965-2002.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Б.П. Виллевальде. Открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгороде в 1862 году. 1864 год.
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN