Холмогоров А.А.,

соискатель ученой степени

кандидата исторических наук

Kholmogorov A.A.,

candidates for a degree

candidate of historical sciences

 


Охрана Московского Кремля – Московских императорских дворцов 1831 – 1886 гг. и её правовые основы

Protection of the Moscow Kremlin - the Moscow Imperial palaces 1831 and 1886 and its legal basis

Аннотация. Автор исследует организацию охраны Московского Кремля в период с 1831 по 1886 г. как главной Московской резиденции Российского императора. В статье рассмотрен период деятельности Московской дворцовой конторы. Статус Московского Кремля предполагал организацию особой охраны Московского Кремля в целях обеспечения его безопасности соответствующими охранными структурами.  

Ключевые слова: Московские императорские дворцы, Московский Кремль, императорская резиденция, охрана Кремля, обеспечение безопасности, дворцовая контора, дворцовая команда, охранная команда Московской дворцовой конторы.

 

Summury. The author explores the organization of protection of the Moscow Kremlin in the period from 1831 to 1886 as the chief of the Moscow residence of Russian emperors. The article describes the period of the Moscow office of the palace. Status of the Moscow Kremlin suggested organizing special protection of the Moscow Kremlin in order to ensure its safety relevant security structures.

Keywords: Moscow's imperial palaces, the Moscow Kremlin, the imperial residence, the Kremlin guard, security, office palace, the palace team, security team of the Moscow office of the palace.

С 1768 по 1917 г. вопросами хозяйственной и охранной деятельности в дворцовых комплексах Московского Кремля занимались: с 1768 [1] по 1831 г. – Экспедиции Кремлёвского строения, [2] с 1831 по 1886 г. – Московская дворцовая контора, [3] а с 1886 по 1917 г. – Московское дворцовое управление [4].

 

Московская дворцовая контора действовала в рамках Министерства императорского двора и уделов [5], созданного в августе 1826 г. для обеспечения потребностей императорской фамилии и осуществления придворно-хозяйственной деятельности в императорских дворцах. 

 

Дворцовая придворно-хозяйственная деятельность предполагала контроль наличия и сохранности материальных ценностей царской фамилии, находившихся на балансе специальных дворцовых служб в императорских дворцовых комплексах, что требовало организации и осуществления соответствующих мер по обеспечению их безопасности. 

 

В 1831 г. в принятом и «высочайше» утверждённом уставе о Московской дворцовой конторе были заложены основные правовые принципы её хозяйственной и охранной деятельности. В нём говорится: «…Московская придворная контора заведует:

 

а) довольствием Высочайших особ во время пребывания Их в Москве;

б) содержанием придворной прислуги;

в) Московской Оружейной палатой;

г) всеми дворцами и прочими Дворцовыми домами и зданиями, также садами, оранжереями и оборочными статьями, посему постройка, убранство и безопасность всех вышеперечисленных зданий лежат на попечении Дворцовой конторы…» [6].

 

Автор статьи в приведённой выдержке из устава дворцовой конторы делает акцент на пункте «г» и слове «безопасность». Его интересует не столько хозяйственная деятельность Московской дворцовой конторы, сколько охранная её составляющая, то есть обеспечение безопасности Московских императорских дворцов в рамках существовавшего государственного правового поля, как резиденции российского монарха – места постоянного и временного пребывания верховного правителя государства.

 

Московская дворцовая контора управлялась президентом Московской дворцовой конторы [7]. Основными высшими штатными должностными чинами (руководителями) конторы в рамках охранной и хозяйственной деятельности были [8]:

  • президент Московской дворцовой конторы;
  • помощник президента московской дворцовой конторы;
  • полицмейстер императорских московских дворцов;
  • помощник полицмейстера императорских Московских дворцов.

 

При дальнейшем рассмотрении имеющихся исторических и архивных материалов, а в основном внимание будут сконцентрировано на материалах, имеющих прямое и непосредственное отношение к организации и несению охранной службы в целях обеспечения безопасности Московских императорских дворцов в рамках существовавшего в тот период законодательства.

 

Кроме «верхних» чинов конторы, организующих охранную службу, были и «нижние» чины, осуществлявшие непосредственное несение охранной службы. Состояли они в штате Московской дворцовой команды, находившейся в прямом подчинении Московской дворцовой конторы [9] и её президента и в непосредственном подчинении полицмейстера Московских императорских дворцов. Сам полицмейстер непосредственно подчинялся президенту Московской дворцовой конторы.

 

В архивных источниках имеется документ, позволяющий понять правовые основы, структуру и организацию охранной службы в Московской дворцовой конторе. Это выписка из положения о Московской дворцовой команде [10]. Подобные положения утверждались «высочайше» [11]. Выписка сделана писарем конторы по распоряжению помощника полицмейстера Московских императорских дворцов, с его личной припиской: «в подлинность верить…».

 

В положении имеется пять разделов:

  •  1-й - поступление в команду;
  •  2-й - обмундирование команды;
  •  3-й - квартирное довольствие;
  •  4-й - довольствие;
  •  5-й - состав, подчинение, назначение, права и обязанности чинов команды.

 

Для исследования основ правовой деятельности по организации охраны Московских императорских дворцов наибольший интерес вызывают 1-й и 5-й разделы положения.

 

Из первого раздела следует, что на службу в команду поступали лица мужского пола, после окончания действительной военной службы (демобилизации) в военном ведомстве России и только в случае положительного прохождения ими проверки на основании письменных запросов. Зачисленный в команду считался на действительной военной службе.

 

Из пятого раздела явствует, что чины команды (штатный состав команды составлял: фельдфебель – 1, писарей – 2, рядовых – 100). При исполнении служебных обязанностей руководствовались всеми существовавшими на тот период воинскими законами и положениями, действовавшими по военному ведомству России и являвшимися правовыми основами для несения охранной службы по обеспечению безопасности императорских дворцов. Служащие команды имели присвоенные им по военному ведомству и сохранённые им воинские звания, а их непосредственный начальник – фельдфебель команды пользовался правами и обязанностями ротного фельдфебеля полка по военному ведомству (в современном понимании старшины роты). Для всех чинов команды полицмейстер Московских императорских дворцов являлся прямым и непосредственным начальником и пользовался правами командира отдельного батальона. В свою очередь, полицмейстер дворцов подчинялся президенту Московской дворцовой конторы как главе Московского дворцового ведомства (у президента конторы и у полицмейстера штатом предусматривалось по одному помощнику, пользовавшемуся соответствующими их статусу правами и обязанностями). 

 

Что касается непосредственного несения охранной службы нижними чинами команды, то она была исключительно постовая, наблюдательная, а места постов и их число определялись полицмейстером, и утверждались [12] президентом Московской дворцовой конторы. Служба осуществлялась на основании норм и правил, установленных уставами по военному ведомству и являющихся правовыми основами для организации постовой службы.

 

Количество и характер постов с 1831 по 1886 г. менялись. Основные изменения происходили в период с 1838 по 1851 г. В это время в юго-западной части Московского Кремля осуществлялось масштабное строительство нового императорского дворцового комплекса и нового здания для «выставления и хранения древностей Оружейной палаты», а с 1874 по 1878 г. производилась реконструкция Малого Николаевского дворца.

 

При анализе всех происходивших организационно-штатных мероприятий Московских дворцовых служб, в том числе и Московской дворцовой команды, видно, что все изменения были направлены на оптимизацию финансовой деятельности Московских дворцовых служб и повышение эффективности дворцовой охраны. Делалось это в целях снижения расходов на содержание Московских императорских дворцов [13]. Штатные изменения, как правило, не вели к снижению уровня безопасности при осуществлении охраны императорских дворцов и если производились, то только при изменении плана застройки или характеристик зданий на территории Московского Кремля. Наиболее существенные изменения штатов тот период производились: 

  • в 1831 г. [14] в связи с общей реформой в Министерстве императорского двора [15], направленной на снижение финансовых затрат; были высочайше утверждены первоначальные штаты Московской дворцовой (охранной) команды в составе: фельдфебель – 1 с окладом 600 руб. в год, писарей – 2 с окладом 360 руб. в год, унтер-офицеров, рядовых – 100 с окладом 336 руб. в год, всего 103 человека [16];
  • 1 декабря 1882 г. в связи с общей реформой в Министерстве императорского двора, направленной на снижение финансовых затрат; были высочайше утверждены штаты Московской дворцовой (охранной) команды в составе: фельдфебель – 1 с окладом 660 руб. в год, писарей – 2 с окладом 360 руб. в год, унтер-офицеров – 60 с окладом 360 руб. в год, всего 63 человека [17];
  • 1 января 1886 г. [18] в связи с общей реформой Министерства императорского двора, направленной на снижение финансовых затрат; была упразднена Московская дворцовая контора (ликвидированы неэффективные штатные дворцовые должности), её сменило Московское дворцовое управление; были утверждены «новые» штаты Московской дворцовой охранной команды в составе: фельдфебель – 1 с окладом 660 руб. в год, писарей – 2 с окладом 360 руб. в год, унтер-офицеров – 60 с окладом 360 руб. в год, всего 63 человека.

 

Анализ штатов и деятельности Московских дворцовых (охранных) служб [19] позволяет говорить о проявлении ими существенной инертности и заключить, что при отсутствии объективных причин (изменение характеристик охраняемого объекта, т. е. его статуса или количества строений на его территории, внутриполитической обстановки в стране и т. д.) кардинальных изменений в штате и организации охранных мероприятий в целях обеспечения безопасности Московских императорских дворцов не происходило. Следовательно, и в дислокации постов охраны существенных изменений не было. Таким образом, можно предположить, что после окончания на территории Московского Кремля в 1851 году масштабных строительных работ (не беря в учёт работы по реконструкции Малого Николаевского дворца в 1874 – 1878 гг.) по изменению облика Московских императорских дворцов и Московского Кремля, вплоть до 1886 г., кардинальных изменений в организации постовой службы по обеспечению безопасности охраняемых «…дворцов и прочих дворцовых домов и зданий…» [20] не происходило. 

 

С учётом штатных изменений в Московской дворцовой (охранной) команде в период отсутствия существенных изменений в Московском Кремле по завершении масштабных строительных работ в 1851 г. организация постов охраны для обеспечения безопасности Московских императорских дворцов выглядела так:

 

Названия постов [21]

Внутренние:

  • на средней площадке апартаментов (временный);
  • у храма Рождества Богородицы;
  • в подвале Большого дворца;
  • на Министерском подъезде;
  • на подъезде 2-го Кавалерского корпуса;
  • на Собственной Его Величества половине.

Наружные:

 

  • у Корпусных ворот;
  • у ворот Спаса на Бору;
  • у ворот Конюшенного корпуса;
  • на углу Большого дворца;
  • на церковной площадке;
  • у ворот Николаевского дворца.
  • в отделении кассы Министерства императорского дворца.

 

Загородные дворцы:

  • в Александровском – у парадного подъезда дворца;
  • в Петровском – у выездных ворот.

 

Количество и распределение личного состава по постам:

  • на постах в Кремле [22]:
  • дежурных внутренних – 2;
  • дежурных наружных – 2;
  • надсмотрщиков – 3 (они же замещали больных и находящихся в отпуске);
  • вестовых (выполняющих поручения) – 2;
  • на внутренних постах по 3 человека – 18;
  • на наружных постах по 3 человека – 18.
  • Также выставлялись посты:
  • часовых у передних ворот – 3;
  • у железных ворот на Корпусном дворе против Успенского собора – 3;
  • у памятника императору Александру II – 3;
  • у сараев на Житном дворе – 3 [23].

 

При анализе данных о расположении, названиях и характеристиках, находившихся в тот период на территории Московского Кремля зданий, о строениях и сооружениях, названиях постов, количестве выставляемых на них часовых из числа Московской дворцовой команды нетрудно понять, каким образом осуществлялись охранные мероприятия по обеспечению безопасности Московских императорских дворцов в Московском Кремле в период отсутствия в нём императора. 

 

Обеспечение общественной безопасности на остальной территории Московского Кремля осуществлялось сотрудниками Московской полиции, за исключением объектов военного назначения, складов с оружием находящихся в Арсенале, казарм, охрана которых производилась силами постов караула военного гарнизона Московского Кремля.

 

В период пребывания императора в Кремле охранные мероприятия осуществлялись иным образом, с привлечением иных, более существенных сил и средств и с введением более строгих охранного и пропускного режимов. Происходило это путём привлечения дополнительного личного состава из других охранных подразделений Министерства императорского двора, а также сотрудников других государственных силовых министерств и ведомств [24]. 

Список литературы и источников

 

  1. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 14. Ед. хр. 51. Ч.1. (2). Н. 608. Л. 72.
  2. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 3. Д. 11449. Л. 1-120.
  3. Там же. Оп. 26. Д. 6. Л. 1-20.
  4. Там же. Оп. 24. Ед. хр. 16. Л. 1-4.
  5. Полное собрание законов Российской империи. СПб.: 1826. Т. 1. № 541. С. 896.
  6. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 26. Д. 6. Л. 1-20.
  7. Там же.
  8. Там же.
  9. Там же. Оп. 31. Д. 461. Л. 14-17.
  10. Там же.
  11. Там же. Д. 315. Л. 15-16.
  12. Там же. Д. 461. Л. 16.
  13. Управленческая элита Российской империи. История министерств 1802 – 1917. СПб.: «Лики России», 2008. С. 528-568.
  14. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 31. Д. 315. Л. 15-16.
  15. Управленческая элита Российской империи... С. 532-536.
  16. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 31. Д. 461. Л. 14-17.
  17. Там же. Д. 315. Л. 15-16.
  18. Там же. Оп. 3. Ед. хр. 24414. Л. 18-22.
  19. Управленческая элита Российской империи... С. 544-545.
  20. РГАДА. Ф. 1239. Оп. 26. Д. 6. Л. 1-20.
  21. Там же. Оп. 31. Д. 281. Л. 27.
  22. Там же.
  23. Там же. Л. 38.
  24. Энциклопедия ФСО России. М.: Кучково поле, 2012. Т.1. С. 159-162.

 

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Б.П. Виллевальде. Открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгороде в 1862 году. 1864 год.
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN