Nauka. Obŝestvo. Oborona

2021. Т. 9. № 3. P. 26–26.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9, no. 3. P. 26–26.


UDC: 94(47):623 + 929 Гапич

DOI: 10.24412/2311-1763-2021-3-26-26

Поступила в редакцию: 04.07.2021 г.

Опубликована: 12.08.2021 г.

Submitted: July 4, 2021

Published online: August 12, 2021 


Для цитирования: Хохлов В. С. Николай Иванович Гапич: «История не забудет, что начальник связи Красной армии получает указания по связи после начала войны…» // Наука. Общество. Оборона. 2021. Т. 9, № 3(28). С. 26-26. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2021-3-26-26.

For citation: Khokhlov V. S. Nikolay Ivanovich Gapich: "History will not forget that the Chief of Communications of the Red Army receives instructions on communications after the start of the war..." Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2021;9(3):26-26. (In Russ.). 

https://doi.org/10.24412/2311-1763-2021-3-26-26.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2021 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2021 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


ИСТОРИЯ В ЛИЦАХ

Персоналии

Николай Иванович Гапич:

«История не забудет, что начальник связи Красной армии получает указания по связи после начала войны…»

Владимир Сергеевич Хохлов 1, 2 *

 Научно-исследовательский институт (военной истории)

Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8335-5955, e-mail: 13.mac1984@mail.ru

 

Российская академия ракетно-артиллерийских наук,

г. Москва, Российская Федерация, 

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8335-5955, e-mail: 13.mac1984@mail.ru 

Аннотация:

История войск связи, казалось бы, хорошо известна. Но есть в ней белые пятна, незаслуженно забытые страницы и имена. Одно из таких имён – генерал-майор Гапич Николай Иванович, начальник Управления связи Красной армии (УСКА), которому 9 мая 2021 г. исполнилось 120 лет со дня рождения. Преследуя цель восстановления исторической памяти и справедливости, на основе изученных и малоизученных источников материалы статьи помогут воскресить из забвения имя генерала Гапича, немало сделавшего для развития войск связи. Несмотря на наличие множества работ по войскам связи, их авторы рассматривают вопросы связи в самом общем виде или указывают где в той или иной операции располагались пункты управления, и как была организована связь с войсками и обязательно, что одной из основных причин поражений было её отсутствие. В них редко можно найти подробный анализ состояния связи в предвоенный период, как это сказалось на боевых действиях в начале Великой Отечественной войны, и как развивалась связь в ходе этой войны. При этом объектом рассмотрения, как правило, являются организация связи в оперативно-стратегическом звене управления. За редким исключением,  как бы вскользь, лишь в некоторых трудах показаны место и роль УСКА (с 28 июля 1941 г. – Главного управления связи Красной Армии) и их начальников, в том числе и генерала Гапича. Он упоминается только в научно-справочных трудах о репрессированных. Его фамилия отсутствует даже в Военной энциклопедии 1994–2004 гг. издания. Автор данной статьи несколько раз писал о Гапиче, но новые архивные источники позволили ему уточнить отдельные значимые страницы биографии генерала с начала его жизненного пути и до освобождения из тюрьмы, а также сделать выводы из трагической судьбы военачальника для нынешнего поколения офицеров Вооруженных Сил России. Генерал Гапич оставил нам ряд научных статей, учебников и книг для слушателей военных академий и училищ, опубликованных в довоенный период. После его смерти в седьмом номере Военно-исторического журнала за 1965 г. увидела свет его статья «Некоторые мысли по вопросам управления и связи». Выводы и уроки этой статья сохраняют актуальность и сегодня.

 

Ключевые слова: 

 генерал-майор Н. И. Гапич, УСКА, начальник связи, войска связи,

арест, следствие, реабилитация

Генерал-майор Гапич Н.И. 1940 г. / Major-General Gapich N. I. 1940 g.
Генерал-майор Гапич Н.И. Major-General Gapich N. I. 1940

ВВЕДЕНИЕ

 

Слова, вынесенные в название статьи, были сказаны генерал-майором Н. И. Гапичем ранним утром 22 июня 1941 г., в первый день Великой Отечественной войны. Он их произнёс после вскрытия пакета с грифом «Совершенно секретно» с директивой и радиоданными, вводимыми в радиосетях Генерального штаба Красной армии (ГШ КА) с началом войны. 

 

При этом присутствовали начальник отдела связи Оперативного управления (ОУ) ГШ КА комбриг И. Ф. Иванов, его заместитель полковник К. И. Николаев, начальник узла связи Наркомата обороны (НКО) СССР генерал-майор М. Т. Беликов и его заместитель полковник Б. А. Платонов [1].

 

Организацию радиосвязи с армиями Западного и Киевского Особых военных округов в этой директиве спланировал отдел связи ОУ ГШ КА с помощью ретрансляций через Бровары (под Киевом) и Минск. Пагубность положения заключалась не только в том, что некоторые ретрансляционные пункты, например в Минске, оказались в зоне боевых действий, но и потому что это планирование не было согласовано с УСКА, а у лиц, работавших на таких радионаправлениях, не имелось соответствующего опыта. Что касается директивы, то её тут же отменили. В 9.00 были получены новые радиоданные военного времени: частоты, позывные, время смены частот и позывных, вид связи, азимуты на корреспондентов, ключи к радиодокументам. К тому же радиочастоты составили без учёта следующих факторов: длины волны; типа и направленности антенн (приёмной и передающей); рельефа местности; влияния окружающей среды. Более того, даже эти радиоданные у большинства корреспондентов отсутствовали. Пока разрабатывали и доставляли в штабы фронтов и армий новую директиву – почти 10 дней радиосвязь Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК) с ними осуществлялась на учебных радиоданных мирного времени. При этом радиосвязь с каждым корреспондентом прорабатывалась в отдельности. 

 

Генерал-майор Гапич обвинил комбрига Иванова и его отдел в некомпетентности в вопросах радиосвязи, ненужной скрытности от УСКА их разработки [1, с. 20]. Это подтверждает и беседа генерал-майора И. Т. Булычева (начальника связи фронта Резервных армий) с Н. И. Гапичем в июле 1941 г.: «В Генштабе всеми вопросами ведал малочисленный орган – отдел связи, который разрабатывать вопросы связи с требуемой полнотой был не в состоянии... На мой вопрос, как давно он был допущен к работе по особым планам, Гапич ответил – в декабре 1940 года. При этом, как я заметил, он был не совсем уверен, что его познакомили с этой работой в полном объёме» [2, с. 177–178].

 

НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ

 

Многое в этой работе и с большим трудом пришлось исправлять позже, на это влияли следующие факторы: 

  • сложная оперативно-стратегическая обстановка на фронтах; 
  • незавершенность оборудования ТВД в отношении связи; 
  • опора на использование главным образом постоянных воздушных линий (ПВЛ) и узлов связи Наркомата связи (НКС) для связи Ставки ВГК со штабами фронтов и армий;
  • неспособность НКС своими силами поддерживать их в эксплуатационной готовности, особенно ПВЛ после действий диверсантов и авиаударов противника по железным и шоссейным дорогам, вдоль которых они, как правило, размещались;
  • отсутствие в распоряжении ГШ КА частей связи Резерва главнокомандования (РГК), предназначенных для эксплуатационного обслуживания и развития общегосударственной сети связи, которая использовалась в интересах военного командования;
  • отсутствие заранее подготовленных защищенных командных пунктов ГШ КА, штабов фронтов и армий;
  • некомплект сил и средств войск связи округов (фронтов) и лишь их частичное отмобилизование согласно мобилизационных планов;
  • переоценка проводной связи, радиобоязнь и ряд других недостатков в организации связи в ходе войны.

Трудности со связью в начале войны Гапич объяснял так: «У меня, как и у многих других начальников не только планов, но и даже соображений на случай отхода наших армий не было. Все мероприятия, которые проводились в мирное время, были рассчитаны на обеспечение управления войсками в начальный период войны по классической схеме» [2, с. 174]. 

 

Классической схемы не получилось. Германский план основывался на принципе молниеносной войны (блицкриге), советский – на нанесении мощного ответного удара по агрессору в целях отражения его наступления и перенесения боевых действий на вражескую территорию. При этом предполагалось, что обе стороны начнут военные действия лишь частью сил, а главные силы будут иметь около двух недель для завершения развертывания. 

 

Советские войска, поднятые по тревоге, немедленно приступили к выполнению мероприятий по сосредоточению в районах развертывания. Покинув зимние квартиры или лагеря, а с ними и существовавшую (где такая была) связь мирного времени, войска приграничных фронтов, находясь в стадии перегруппировки, вступили в бои с вторгнувшимися на советскую территорию войсками вермахта. Стремительное их продвижение не позволило многим соединениям и частям Красной армии достичь намеченных пунктов с подготовленной оперативной связью, и поэтому телефонно-телеграфная связь с некоторыми соединениями и армиями работала с огромными перебоями и неустойчиво. Радиосвязь в период сосредоточения и развертывания не предусматривалась, дабы не раскрыть противнику дислокации войск. Нарушения связи диверсионными группами, авиацией и в какой-то степени артиллерией противника еще более усугубили положение. Обеспечить проводную связь своими силами фронты и армии не могли, так как не имели достаточных средств и укомплектованных частей связи. Нарушение постоянной связи с войсками лишило командиров и штабы, вплоть до Ставки ВГК, возможности оперативно получать сообщения о положении на фронте. Нередко в результате запоздалой или искажённой информации принимались решения, не отвечавшие обстановке.

 

Сочетание массированного применения диверсионных групп в тылу войск Красной Армии с хорошо скоординированными действиями сухопутных войск и ударов авиации позволило танковым и механизированным войскам вермахта не «прогрызать» оборону, а находить пути прорыва на оперативную глубину противника на стыках соединений и их флангах. Это вызвало сложности обеспечения взаимодействия соединений и объединений Красной армии, нарушило систему управления, нанесло им крупные потери. Перерывы в связи в начальный период войны вызывались, как правило, не плохой работой технических средств связи, а общей неблагоприятной оперативной обстановкой и недостатками в управлении войсками. Абсолютно правы военные историки, утверждающие, что «нельзя отрицать существенных недостатков в работе связи, но объявлять её одной из главных причин поражения неразумно. Штабы теряли связь с войсками тогда, когда они терпели поражение в обороне и были вынуждены отходить. Эти поражения имеют вполне определенное объяснение на оперативном уровне» [3, с. 111–112]. Добавим от себя – и на оперативно-стратегическом, оперативно-тактическом и тактическом уровнях.

 

В результате войска связи, руководимые генералом Гапичем, из-за больших потерь нуждались в формировании новых частей и пополнении средствами связи. Уже на второй день войны он был вынужден обратиться к заместителю начальника ГШ КА генерал-лейтенанту В. Д. Соколовскому с просьбой о сформировании двух армейских батальонов в ближайшие два-три дня, так как все резервы исчерпаны [I, л. 3]. Большую озабоченность у Гапича вызывало и положение со снабжением действующей армии средствами связи. В докладе начальнику Генштаба КА генералу армии Г. К. Жукову 8 июля 1941 г. он охарактеризовал его как исключительно тяжелое и указал: «Промышленность не справляется с задачами, поставленными правительством, и, по-моему, не только поэтому, что исчерпаны все возможности, но и по причине недостаточной деятельности всех её органов и отраслевых предприятий. Ввиду исключительной важности данного вопроса прошу Вашего решения – вопросы промышленности поручить генерал-лейтенанту войск связи т. Найденову (Авт. – начальник инспекции войск связи КА) с задачей выжать из промышленности всё, что можно для действующей армии» [I, л. 97]. По этим докладам были приняты 27 июня директива ГШ КА [II, л. 16–17] и 20 июля – постановление Государственного Комитета Обороны (ГКО) [III, л. 191–196]. Однако они не могли улучшить состояние связи на фронтах. 

 

23 июля 1941 г. постановлением ГКО генерал-майора Н.И. Гапича освободили от должности начальника УСКА и вместо него назначили наркома связи СССР полковника И. Т. Пересыпкина [IV, л. 17]. Гапича откомандировали в распоряжение НКО и назначили начальником связи фронта Резервных армий. Этим назначением он обязан Пересыпкину, который 25 июля рекомендовал секретарю ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову использовать его в этом качестве [V, л. 142]. Командующий фронтом генерал армии Г. К. Жуков оставил в должности начальника связи фронта генерал-майора И. Т. Булычева, а Гапича – его заместителем [2, с. 163].

Ордер на арест Н.И. Гапича / Arrest warrant for N. I. Gapich
Ордер на арест Н.И. Гапича / Arrest warrant for N. I. Gapich

ЗА ГОД ДО ВОЙНЫ, АРЕСТ И СЛЕДСТВИЕ

 

8 августа 1941 года генерала Н. И. Гапича арестовали и содержали в Сухановской особорежимной тюрьме или спецобъекте 110 (ныне Свято-Екатерининский монастырь, г. Видное Московской области).

 

В обвинительном заключении указывалось: «являясь с августа 1940 г. по август 1941 г. (Авт. – на самом деле с 26 июля 1940 г. по 23 июля 1941 г.) начальником Управления связи Красной армии, преступно руководил работой в управлении, не снабдил армию нужным количеством средств связи, чем создал трудности в управлении войсками.

 

Возглавляемое им Управление связи в первый же месяц войны с Германией не обеспечило нужд фронта и оказалось не способным наладить бесперебойную связь с фронтом» [4, с. 145]. Прочитав это обвинение, нельзя не задаться тремя вопросами. Первый вопрос: как это начальник УСКА преступно руководил его работой и почти за год пребывания в должности не снабдил армию нужным количеством средств связи?  

  

22 июня 1940 г., принимая дела и должность начальника УСКА, он в акте указывал: «В основном РККА имеет на вооружении телеграфно-телефонные и радиосредства устаревших типов. В связи с тем, что промышленная база мала и плохо организована, на перевооружение более совершенными образцами средств связи без запаса мобсредств потребуется 5 лет… Имеющиеся кадровые части не обеспечивают развёртывания боеспособных частей связи на военное время. Структура армейских и фронтовых частей связи, а также их оперативный расчет на армию и фронт не вполне соответствует требованиям оперативной связи [5, с. 127–130].

 

В течение года он принимал соответствующие меры по устранению недостатков в организации связи, выявленных в ходе Советско-финляндской войны и указанных в акте. В октябре 1940 г. Гапич направил доклад «О состоянии службы связи Красной армии» наркому обороны СССР Маршалу Советского Союза С. К. Тимошенко на 54 страницах из 11 разделов, объективно и всесторонне характеризовавший состояние военной связи за 8 месяцев до начала Великой Отечественной войны [VI, с. 1–54]. Однако ни одно из предложений начальника УСКА, направленных на её улучшение, реализовано не было. 

 

Генерал Гапич продолжал настойчиво добиваться разрешения таких важных вопросов, как обеспечение войск средствами связи и увеличение количества частей связи.

 

27 октября 1940 г. направил очередную докладную записку С. К. Тимошенко, в которой указывал: «состояние материального обеспечения Красной армии средствами связи отстает от общего как качественного, так и количественного её роста. Такое положение может отрицательно сказаться на всей системе управления во время войны» [6, с. 46–48].

 

28 декабря 1940 г. Гапич снова инициирует доклад С. К. Тимошенко и председателю Комитета Обороны (КО) при Совнаркоме СССР К. Е.  Ворошилову, с просьбой путём правительственных мероприятий улучшить положение с вооружением этим чрезвычайно важным для армии видом техники [6, с. 48–49]. 

 

12 февраля 1941 г. Н. И. Гапич в очередной раз обратился с докладом по вопросу состояния и обеспечения Красной армии средствами связи, на этот раз – к новому начальнику Генштаба КА генералу армии Г. К. Жукову. Он просил его ходатайства перед КО о принуждении заводов-поставщиков средств связи принять и выполнить заказ НКО на 1941 г., хотя бы в пределах предварительных наметок КО, а также издания правительственного решения о расширении производственной базы по средствам связи [6, с. 45]. Голос Гапича снова не был услышан, пришлось все эти недостатки исправлять в ходе войны. 

 

Нельзя также не задать второй вопрос: он, что сам или УСКА производили средства связи? Любому здравомыслящему человеку совершенно ясно: нужное их количество зависит не от желания и возможностей Гапича, а от финансирования электротехнической промышленности, состояния и производственных возможностей её заводов выпускать средства связи, и от целого ряда других объективных условий, находящихся вне его компетенции, что сводило к минимуму виновность начальника УСКА.

 

И наконец, третий вопрос: если он преступно руководил УСКА и не снабдил армию средствами связи, то почему 22 февраля 1941 г. его наградили орденом Красной Звезды?

 

Абсурдность обвинений была ясна даже следователям, поэтому они в духе того времени стали уличать Гапича в принадлежности к «военно-фашистскому заговору», применяя крайние меры воздействия, добились у него такого признания. После очередных истязаний он сознался, что «с 1935 г. является участником антисоветской заговорщической организации в Белорусском военном округе, возглавляемой Уборевичем, в которую был вовлечен бывшим начальником штаба округа Бобровым». Следователям и этого оказалось мало. После подавления воли и всякой способности к сопротивлению у него также выбили показания о сотрудничестве с японской разведкой в 1918 г. будучи комиссаром телеграфа железнодорожной станции Ерофей Павлович. Спустя некоторое время от всех этих показаний Гапич отказался как от вымышленных [7, с. 447–448].

  

С февраля 1942 г. наступил перерыв в 19 месяцев, в течение которых, никакого, по существу, следствия не велось. Находясь в заключении, он не терял время даром. Получив права заказа литературы, изучал вопросы истории, математики, иностранных языков, литературы и искусства. Николай Иванович писал стихи, запоминал их и только в 1953 г. записал и то не все. Тем самым не только расширил свои познания, а главное сохранил здоровье, так как это позволяло отвлечься от обстановки заключения. И, конечно, вспоминал прожитую жизнь.

 

ДО НАЗНАЧЕНИЯ НА ДОЛЖНОСТЬ НАЧАЛЬНИКА УСКА

 

Родился Николай Иванович 9 мая 1901 г. в дер. Новоалексеевка Бельской волости Амурского уезда Амурской области Приамурского генерал-губернаторства (ныне – Ивановский район Амурской области) в многодетной семье безземельного крестьянина, уроженца дер. Малая Старица Переяславского уезда Полтавской губернии, батрака и бродячего портного, переехавшего в конце XIX века на Дальний Восток. Не имея земли, его отец продолжал работать батраком, а в 1906 г. уехал на изыскательские работы на направлениях будущей Амурской железной дороги. После начала её строительства устроился в 1909 г. чернорабочим и каменщиком на станции Ерофей Павлович, и в этом же году забрал всю семью к себе.

 

С 8 лет Николай работал вместе с отцом, а зимой учился в двухклассной железнодорожной школе. В 1915 г. после её окончания поступил рабочим на постройку местной телефонной сети. Днем работал, а ночами учился на курсах телеграфно-телефонных надсмотрщиков. В мае 1916 г. его назначили телеграфистом, в 1917 г. – линейным надсмотрщиком на железной дороге, а в 1918 г. избрали комиссаром телеграфа железнодорожной станции Ерофей Павлович Амурской железной дороги. После её захвата белогвардейцами и казаками уехал в г. Свободный, где работал телеграфистом в Управлении железной дороги. В ноябре 1919 г. был насильственно призван правительством адмирала А. В. Колчака на военную службу. Получив отпуск для улаживания личных дел, уехал к родителям на станцию Шимановская в Забайкалье. Возвратившись из отпуска, с 1 января по 3 февраля 1920 г. проходил службу на сборном пункте при охранном батальоне в г. Благовещенске. 4 февраля в город вошли партизанские отряды. Гапича избрали членом батальонного комитета, а затем на базе батальона был создан 1-й Советский партизанский полк под командованием А. В. Агеева. Вскоре Гапича избрали членом полкового комитета и назначили оружейным инструктором полка, а сам полк перевели на Восточно-Забайкальский фронт.

 

С  февраля  1920 года в составе партизанских отрядов воевал против войск казачьего атамана Г. М. Семенова, генералов В. О. Каппеля и М. К. Дитерихса, которые после взятия Владивостока 25 октября 1922 г. силами Народно-революционной армии Дальневосточной республики под командованием И. П. Уборевича вошли в состав Красной армии. С февраля 1920 г. по октябрь 1927 г. он занимал следующие должности: 

Командир роты.  г. Владивосток. 1925  г. / Company commander. Vladivostok. 1925 g.
Командир роты. г. Владивосток. 1925 г. / Company commander. Vladivostok. 1925

адъютанта начальника связи Восточно-Забайкальского фронта и тыла; начальника связи железнодорожного направления этого же фронта; командира роты и начальника связи 8-й Амурской стрелковой бригады; командира телеграфного взвода роты связи и помощника командира дивизиона связи 3-й Амурской стрелковой дивизии; начальника связи Особого Амурского стрелкового полка; помощника командира отдельной телеграфно-строительной роты; начальника команды связи 2-го отдельного пограничного батальона; командира взвода связи, помощника командира роты связи по технической части и порученца начальника связи 1-й Забайкальской стрелковой дивизии; начальника команды связи и начальника связи 1-го Читинского стрелкового полка; командира отдельной роты связи 1-й Тихоокеанской стрелковой дивизии [VII, с. 7–8].

 

Понимая, что без военного образования он не имеет перспектив в военной службе, в 1925 г. самостоятельно подготовился и сдал экстерном экзамены за курс нормальной  трехгодичной  школы  при  Владивостокской пехотной школе имени III-го Интернационала. С 1 октября 1927 г. по 1 мая 1930 г. учился на основном факультете Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе. В выпускной аттестации отмечалось: «несмотря на очень слабый образовательный ценз тов. Гапич показал поразительные способности и чрезвычайную усидчивость и работоспособность. Шаг за шагом, с первого курса рос во всех отношениях и теперь, подходя к окончанию учебы в академии по своим успехам, является одним из первого десятка. Самородческие способности дали ему возможность вырасти в почти законченного общевойскового начальника, отлично ориентирующегося в обстановке, не менее легко разбирающегося и в оперативных вопросах» [VII, с. 19]. По окончании академии 10 мая 1930 г. он был назначен начальником штаба 9-го полка связи Белорусского военного округа в Брянске, 1 января 1931 г. – помощником начальника связи, а с 30 декабря 1932 г. по 27 февраля 1936 г. являлся начальником связи этого же военного округа [VII, с. 9].

 

22 октября 1936 г. полковник Гапич поступил в Академию Генштаба РККА. В октябре 1937 г. парторганизацией академии рассматривалось его персональное дело о связи с бывшим командующим Белорусским военным округом командармом 1-го ранга И. П. Уборевичем и недостатках в работе по должности по заявлению командира 5-го полка связи полковника И. Т. Селькова и «врага народа» Краснова. Ни один факт обвинений из поступивших материалов, в том числе и с их проверкой представителем академии в штабе округа, не подтвердился. Изучив, поступившие материалы, не найдя компрометирующих фактов, парторганизация посчитала материалы Селькова и Краснова клеветническими, дело Гапича прекратила и выразила ему политическое доверие [VII, с. 33, 41, 45–49].

 

8 июня 1938 г. в аттестации на полковника Гапича начальник курса комбриг Трубецкой указывал: «Командир с 20-летним стажем практической работы с большим оперативно-тактическим кругозором заканчивает академию в числе первых отличников. Огромный стаж работы по специальности, большая теоретическая база, отличное знание военного дела и склонность к научно-исследовательской работе требуют использования Гапича в качестве преподавателя Академии Генштаба РККА [VII, с. 19]. И 24 июня 1938 г. его назначили старшим преподавателем кафедры тактики высших соединений. Он становится доцентом кафедры, пишет ряд книг, учебников и статей по службе связи для слушателей военных академий и училищ [VIII, с. 282]. Наиболее известной является написанная им в 1940 г. книга «Служба связи в основных видах общевойскового боя (сд и ск) [16]. 26 июля 1940 г. приказом Наркома обороны № 0037 Гапича назначили на должность начальника УСКА [10, с. 159]. 

 

ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ И РЕАБИЛИТАЦИЯ

 

По материалам домашнего архива за период пребывания в изоляции Н. И. Гапич написал свыше 60 заявлений в ЦК ВКП(б), Верховный Совет СССР, Генеральному прокурору СССР, наркому госбезопасности СССР и его заместителям о незаконности ареста и содержания под следствием, но ни одно из них по адресу направлено не было [VIII].

 

Во время следствия приказом НКО № 0011 от 29 января 1944 г. его уволили из кадров Красной Армии [VII, с. 90]. 15 февраля 1952 г. предложили безоговорочно подписать дело для передачи в суд. Однако он просил по ряду моментов написать свои замечания. Следователи предупредили, что если он так будет себя вести, то ещё просидит в тюрьме столько же. В такой же форме его предупредили и при выходе из тюрьмы, если осмелится куда-либо писать о том, что с ним было в тюрьме за 11 лет [VIII].

 

26 августа 1952 г. Н. И. Гапича обвинили в ненамеренном разглашении военной тайны, относившемся якобы к 1935 г., и на основании ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР Военная коллегия Верховного Суда СССР  вынесла приговор о направлении его в исправительно-трудовой лагерь на 10 лет, без поражения в правах и с лишением воинского звания «генерал-майор». 

Гапич Н.И. после освобождения. 1952 г.  / Gapich N.I. after release. 1952
Гапич Н.И. после освобождения. 1952 г. / Gapich N.I. after release. 1952

Однако уже 28 августа его освободили из Лефортовской тюрьмы по отбытию срока наказания. По мнению Гапича, вся «эта комедия» с судом была осуществлена, чтобы оправдать содержание в заключение без суда и следствия столь длительное время [VIII].

 

Постановлением Совета Министров СССР № 4375–1741 от 2 октября 1952 г. его, как осужденного за халатное отношение к службе лица начальствующего состава, которое могло своим последствием разгласить военную тайну, лишили воинского звания – «генерал-майор» [VII, с. 95].

 

Несмотря на угрозы следователей, Гапич продолжал подавать жалобы во все инстанции вплоть до президиума XIX съезда КПСС (5–14 октября 1952 г.). Такие письма писали многие. В результате была проведена тщательная проверка дел арестованных и осужденных в 1941–1952 гг. генералов и адмиралов. В ходе этой проверки установили, что многих из них арестовали и осудили необоснованно. 11 июля 1953. г. министр обороны СССР Н. А. Булганин, Генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко и председатель Военной коллегии Верховного суда СССР А. А. Чепцов направили записку в Президиум Совета Министров (СМ) СССР с предложением о прекращении дел и полной реабилитации ряда этих генералов и адмиралов [11, с. 96]. 13 июля 1953 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление, обязывающее Военную Коллегию Верховного Суда СССР пересмотреть дела  на  осужденных  генералов  и  адмиралов  и  реабилитировать их, в числе которых был и Н. И. Гапич [12, с. 58–59]. 28 июля 1953 г. его определением Военной коллегии Верховного Суда СССР реабилитировали [12, с. 58]. 

 

Беспокоясь о последствиях своей судимости для родственников, в одном из писем на имя первого заместителя министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г. К. Жукова он писал: «… снятие судимости, не вернуло мне всех прав честного гражданина. Пятно осталось и продолжает угнетать не только меня, но и всех моих родственников. Так, мой сын гвардии капитан, член КПСС с первых дней войны беспрерывно пробыл на фронте в артполку, дважды контужен, имеющий десять правительственных наград за период войны – уже 8 лет служит в отдаленных местах в Сибири, не может ни получить перевода куда-либо, ни поступить в ВУЗ. Уже выслужил почти два срока в капитанском звании и свыше 10 лет на одной должности. Это, несомненно, отражение моего позорного пятна» [VIII]. 

 

Николай Иванович решил уехать из Москвы к сыну-офицеру Алексею в г. Нижнеудинск Иркутской области, где поступил на работу в «Таджик-леспромхоз» в качестве десятника строительства, вскоре там стал председателем местного комитета «Профсоюза рабочих Леса и Сплава» и продолжал писать письма с ходатайствами [VIII].

 

Постановлением Совета Министров СССР № 2171-881 от 15 августа 1953 г. было отменено постановление СМ СССР от 2.10.1952 г. о лишении Гапича воинского звания – «генерал-майор». Его восстановили в рядах Советской армии и зачислили 28 августа 1953 г. в распоряжение Главного управления кадров Министерства обороны СССР [VII, с. 10]. Он написал 28 сентября 1953 г. рапорт об увольнении с военной службы по состоянию здоровья, который 21 октября 1953 г. и удовлетворили [VII, с. 90]. В 1954 г. его наградили орденом Ленина [4, с. 145]. 

Генерал-майор Н. И. Гапич (в центре) с коллегами по Министерству связи СССР /  Major-General N.I. Gapich (center) with colleagues from the USSR Ministry of Communications

Генерал-майор Н. И. Гапич (в центре) с коллегами по Министерству связи СССР  

Major-General N.I. Gapich (center) with colleagues from the USSR Ministry of Communications

В последующем Гапич работал заместителем начальника инспекции (1956–1961), затем начальником 1-го управления Министерства связи СССР (1961–1964) [13, с. 776].

На могиле Н.И. Гапича. 9 мая 2021 г. / At the grave of N.I. Gapich. May 9, 2021 g.
На могиле Н.И. Гапича. 9 мая 2021 г. / At the grave of N.I. Gapich. May 9, 2021

Умер Николай Иванович 16 марта 1964 г. и был похоронен с воинскими почестями на Головинском кладбище г. Москвы [14, с. 41–42]. 

 

По инициативе автора статьи, первого заместителя председателя Совета Межрегиональной общественной организации ветеранов военной службы «Ветераны войск связи Вооруженных Сил», её делегация в день 120-летия генерала Гапича (9 мая 2021 г.) почтила его память. На могилу возложили венок и цветы, провели митинг, на котором В.С. Хохлов рассказал о жизненном пути Н. И. Гапича и уроках, вытекающих из его жизнедеятельности.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Помнить о людях, положивших своё здоровье и жизнь на алтарь Отечества – благородная цель, истинная русская традиция. Они защитники земли Российской – лучшие сыны своего народа. Так есть и так будет. Время не властно над исторической памятью, пока в сердцах миллионов людей остаются светлые образы защитников великой России. Отдавая должное их деяниям, восстанавливая незримую связь времён через переломные, судьбоносные, трагические и героические события в летописи нашей родной земли, мы должны не только чтить и хранить память, но и быть достойными защитников Родины военного поколения.

 

Нынешнему поколению офицерского корпуса России, в том числе войск связи, необходимо всегда помнить о той высокой ответственности, которую возложило государство на командиров и начальников всех степеней, особенно руководителей центральных органов военного управления, командующих объединениями, за готовность воинских формирований и служб к выполнению боевых задач и всестороннему обеспечению боевых действий, какую суровую и высокую цену заплатил за нарушение управления войсками, низкую боеспособность войск связи начальник УСКА генерал-майор Н. И. Гапич: крушением жизненных и профессиональных целей, 11-летним заключением, личной трагедией, психологической травмой, подорванным здоровьем и преждевременным уходом из жизни. Поэтому трудно не согласиться с его выводом, который оказался «стрелочником» пренебрежительного отношения к вопросам связи органов государственных власти и военного управления СССР: «Опыт прошлого, доставшийся нам дорогой ценой, учит тому, что всякая недооценка роли и значения связи, экономия средств на развитии промышленности техники связи и подготовке театра военных действий и страны в целом в отношении связи неизбежно в случае войны приведёт к тому, что произведённые крупные затраты на подготовку к обороне не дадут должного эффекта, а значит, окажутся неоправданными» [15, с. 55].

Список литературы

  1. Конев В. П., Соловьев А. С. О делах и людях Узла связи Генерального штаба. М.: Воениздат, 2003. – 280 с.
  2. Булычев И. Т. О беседе с начальником связи Вооруженных Сил генералом Гапичем Николаем Ивановичем. Июль 1941 года.  – Хохлов В. С. Связующее звено Победы. М.: МГИУ, 2015. – 748 с.
  3. Исаев А. В., Морозов М. Э. Мифы Великой Отечественной. М.: Яуза; Эксмо, 2008. – 381 с.
  4. Кузнецов И. И. Судьбы генеральские: Высшие командные кадры Красной Армии в 1940–1953 гг. Иркутск: Изд-во Иркутского университета, 2000. – 465 с.
  5. Связь Красной Армии в 1938–1942 гг.: уроки истории (сборник документов). Отв. секретарь В. С. Хохлов. М.: Перо, 2019. – 592 с.
  6. Хохлов В. С. В предчувствии неотвратимости надвигающейся угрозы. Система связи и управления Красной Армии накануне Великой Отечественной войны. – Военно-исторический журнал. 2008. № 5.
  7. Черушев Н. С., Черушев Ю. Н. Расстрелянная элита РККА (командармы 1-го и 2-го рангов, комкоры, комдивы и им равные): 1937–1941. Биографический словарь. М.: Кучково поле; Мегаполис, 2012. – 494 с.
  8. Исторический обзор подготовки офицеров-связистов в Военной академии Генерального штаба  Вооруженных  Сил  Российской  Федерации.  Под  общ. ред. нач. ВАГШ ВС РФ С. А. Макарова. 2-е изд., испр. и доп. М.: ВАГШ, 2014. – 341 с.
  9. Гапич Н. И. Служба связи в основных видах общевойскового боя (сд и ск). М.: Воениздат, 1940. – 304 с.
  10. Приказы народного комиссара обороны СССР. 1937 – 21 июня 1941 г. М.: Терра, 1994. Т. 13 (2–1). – 368 с.
  11. Степанов В. С. «Обязать МВД СССР…». – Военно-исторический журнал. 1994. № 2.
  12. Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Т. 1. Март 1953 – февраль 1956 гг. Сост. Артизов А.Н., Сигачев Ю.В., Хлопов В.Г., Шевчук И.Н. М.: Международный фонд «Демократия», 2000. – 503 с.
  13. Главное управление связи Вооруженных Сил Российской Федерации: история создания и развития (1919–2019 гг.). Рук. авт. колл. В. С. Хохлов. М.: Авиация и спорт, 2019. – 864 с.
  14. Соловьев Д. Ю. Все генералы Сталина. В 50-х томах. Т. 3. М., 2019. – 120 с.
  15. Гапич Н. И. Некоторые мысли по вопросам управления и связи. – Военно-исторический журнал. 1965. № 7.

Источники

I. Центральный  архив  Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 71. Оп. 12168. Д. 162.
II. ЦАМО РФ. Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 23.
III. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) Ф. 664. Оп. 2. Д. 6.
IV. РГАСПИ. Ф. 664. Оп. 2. Д. 7.
V. Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 3527. Оп. 30. Д. 50.

VI. ЦАМО РФ. Ф. 71. Оп. 12171. Д. 3.

VII. Главное управление кадров ВС РФ. Личное дело генерал-майора Н. И. Гапича.

VIII. Домашний архив Н. И. Гапича.

Информация об авторе

Хохлов Владимир Сергеевич, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, академический советник Российской академии ракетных и артиллерийских наук, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Хохлов Владимир Сергеевич, e-mail: 13.mac1984@mail.ru

HISTORY IN THE FACES

Personalities

Nikolay Ivanovich Gapich:

"History will not forget that the Chief of Communications of the Red Army receives instructions on communications after the start of the war..."

Vladimir S. Khokhlov 1, 2 *

Research Institute (Military History) Military Academy

of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation,

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8335-5955, e-mail: 13.mac1984@mail.ru

 

Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences,

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8335-5955, e-mail: 13.mac1984@mail.ru 

Abstract:

The history of the signal troops, it would seem, is well known. But there are white spots in it, undeservedly forgotten pages and names. One of these names is Major General Nikolai Ivanovich Gapich, head of the Communications Department of the Red Army(USKA), who turned 120 years old on May 9, 2021. Pursuing the goal of restoring historical memory and justice, on the basis of studied and little-studied sources, the materials of the article will help to resurrect the name of General Gapich from oblivion, who did a lot for their development. Despite the presence of many works on communication troops, their authors consider communication issues in the most general form or indicate where control points were located in a particular operation, and how communication with the troops was organized, and it is mandatory that one of the main reasons for the defeats was its absence. They rarely contain a detailed analysis of the state of communications in the pre-war period, how it affected the fighting at the beginning of the Great Patriotic War, and how communications developed during this war. At the same time, the object of consideration, as a rule, is the organization of communication in the operational and strategic management link. With rare exceptions, as if in passing, only some works show the place and role of the USK (since July 28, 1941-the Main Communications Department of the Red Army) and their superiors, including General Gapich. He is mentioned only in scientific reference works about the repressed. His last name is absent even in the Military Encyclopedia of the 1994–2004 edition. The author of this article has written about Gapich several times, but new archival sources have allowed the author to clarify certain significant pages of his biography from the beginning of his life to his release from prison, as well as to draw conclusions from the tragic fate of the general for the current generation of officers of the Armed Forces of Russia. General Gapich left us a number of articles, textbooks and books for students of military academies and colleges published in the pre-war period. After his death, his article "Some thoughts on management and Communications"was published in the seventh issue of the Military Historical Journal in 1965. The conclusions and lessons of this article remain relevant today.

 

Keywords: 

Major-General Nikolay I. Gapich, USKA, head of communications, communications troops,

arrest, investigation, rehabilitation 

References

  1. Konev V. P., Solovyov A. S., 2003, O delakh i lyudyakh Uzla svyazi General'nogo shtaba [About the affairs and people of the Communication Center of the General Staff]. Moscow: Voenizdat, 2003 – 280 s. (In Russ.)
  2. Bulychev I. T., 2015, O besede s nachal'nikom svyazi Vooruzhennykh Sil generalom Gapichem Nikolayem Ivanovichem. Iyul' 1941 goda [About a conversation with the Chief of communications  of  the  Armed  Forces,  General  Nikolai  Ivanovich  Gapich. July 1941].  – V. S. Khokhlov, 2015, Svyazuyushcheye zveno Pobedy [The link of Victory]. Moscow: MGIU, 2015 – 748 s. (In Russ.)
  3. Isaev A. V., Morozov M. E., 2008, Mify Velikoy Otechestvennoy [Myths of the Great Patriotic War]. Moscow: Yauza; Eksmo, 2008. – 381 s. (In Russ.)
  4. Kuznetsov I. I., 2000, Sud'by general'skiye: Vysshiye komandnyye kadry Krasnoy Armii v 1940–1953 gg. [General's destinies: The highest command cadres of the Red Army in 1940–1953]. Irkutsk: Publishing house of Irkutsk University, 2000 – 465 s. (In Russ.)
  5. Svyaz' Krasnoy Armii v 1938 – 1942 gg.: uroki istorii (sbornik dokumentov) [Communications of  the  Red  Army  in 1938 – 1942: history lessons (collection of documents)]. Otv. secretary V. S. Khokhlov. Moscow: Pero, 2019. – 592 s. (In Russ.)
  6. Khokhlov V. S., 2008, V predchuvstvii neotvratimosti nadvigayushcheysya ugrozy. Sistema svyazi i upravleniya Krasnoy Armii nakanune Velikoy Otechestvennoy voyny [In anticipation of the inevitability of the impending threat. The communication and control system of the Red Army on the eve of the Great Patriotic War].  – Voyenno-istoricheskiy zhurnal. 2008. № 5. (In Russ.)
  7. Cherushev N. S., Cherushev Yu. N., 2012, Rasstrelyannaya elita RKKA (komandarmy 1-go i 2-go rangov, komkory, komdivy i im ravnyye): 1937–1941. Biograficheskiy slovar' [The executed elite of the Red Army (commanders of the 1st and 2nd ranks, komkor, komdiv and their equals): 1937–1941. Biographical dictionary]. Moscow: Kuchkovo field; Megapolis, 2012. – 494 s. (In Russ.)
  8. Istoricheskiy obzor podgotovki ofitserov-svyazistov v Voyennoy akademii General'nogo shtaba Vooruzhennykh Sil Rossiyskoy Federatsii [Historical review of the training of signal officers at the Military Academy of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation]. Pod obshch. red. nach. VAGSH VS RF S. A. Makarova. 2-ye izd., ispr. i dop. Moscow: VAGSH, 2014 – 341 s. (In Russ.)
  9. Gapich N. I., 1940, Sluzhba svyazi v osnovnykh vidakh obshchevoyskovogo boya (sd i sk)[Communication service in the main types of combined arms combat (sd and sk)]. Moscow: Voenizdat, 1940. – 304 s. (In Russ.)
  10. Prikazy narodnogo komissara oborony SSSR. 1937 – 21 iyunya 1941 g. [Orders of the People's Commissar of Defense of the USSR. 1937 – 21 June 1941], Moscow: Terra, 1994. Vol. 13 (2–1). – 368 s. (In Russ.)
  11. Stepanov V. S., 1994, «Obyazat' MVD SSSR…» ["Oblige the Ministry of Internal Affairs of the USSR... "]. – Voyenno-istoricheskiy zhurnal. 1994. № 2. (In Russ.)
  12. Reabilitatsiya: kak eto bylo. Dokumenty Prezidiuma TSK KPSS i drugiye materialy. V 3-kh tomakh. T. 1. Mart 1953 – fevral' 1956 gg. [Rehabilitation: how it was. Documents of the Presidium of the Central Committee of the CPSU and other materials. In 3 volumes. Vol. 1. March 1953 – February 1956]. Sost. Artizov A. N., Sigachev Yu. V., Khlopov V. G., Shevchuk I. N. Moscow: Mezhdunarodnyy fond «Demokratiya», 2000. – 503 s. (In Russ.)
  13. Glavnoye upravleniye svyazi Vooruzhennykh Sil Rossiyskoy Federatsii: istoriya sozdaniya i razvitiya (1919–2019 gg.) [The Main Directorate of Communications of the Armed Forces of the Russian Federation: the history of creation and development (1919–2019)]. Ruk. avt. koll. V. S. Khokhlov. Moscow: Aviatsiya i sport, 2019. – 864 s. (In Russ.)
  14. Solovyov D. Yu., 2019, Vse generaly Stalina [All Stalin's generals]. In 50 volumes. Vol. 3. Moscow, 2019. – 120 s. (In Russ.)
  15. Gapich N. I., 1965, Nekotoryye mysli po voprosam upravleniya i svyazi [Some thoughts on management and communications]. – Voyenno-istoricheskiy zhurnal. 1965. No. 7. (In Russ.)

I. Tsentral'nyy arkhiv Ministerstva oborony Rossiyskoy Federatsii (TsAMO RF). F. 71. Op. 12168. D.162 [Central Archive of the Ministry of Defense of the Russian Federation (TsAMO of RF). Foundation 71. Inventory 12168. Case 162(In Russ.)

II. TsAMO RF. F. 48a. Op. 3408. D. 23 [Central Archive of the Ministry of Defense of the Russian Federation. Foundation 48a. Inventory 3408. Case 23] (In Russ.)
III. Rossiyskiy gosudarstvennyy arkhiv sotsial'no-politicheskoy istorii (RGASPI) F. 664. Op. 2. D. 6.[Russian State Archive of Socio-Political History (RGASPI). Foundation 664. Inventory 2. Case 6] (In Russ.)
IV. RGASPI. F. 664. Op. 2. D. 7 [Russian State Archive of Socio-Political History. Foundation 664. Inventory 2. Case 7] (In Russ.)
V. Rossiyskiy gosudarstvennyy arkhiv ekonomiki (RGAE). F. 3527. Op. 30. D. 50 [Russian State Archive of Economics (RGAE). Foundation 3527. Inventory 30. Case 50] (In Russ.)

VI. TsAMO RF. F. 71. Op. 12171. D. 3 [Central Archive of the Ministry of Defense of the Russian Federation. Foundation 71. Inventory 12171. Case 3] (In Russ.)

VII. Glavnoye upravleniye kadrov VS RF. Lichnoye delo general-mayora N. I. Gapicha [The Main Personnel Department of the Armed Forces of the Russian Federation. Personal file of Major General N. I. Gapich] (In Russ.)

VIII. Domashniy arkhiv N. I. Gapicha [The home archive of N. I. Gapich] (In Russ.)

Information about the author

Vladimir S. Khokhlov, Cand. Sci. (History), Senior Researcher at the Research Institute (Military History) Military Academy of the General Staff of the Armed Forces of the Russian Federation, Academic Adviser of the Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Vladimir S. Khokhlov, e-mail: 13.mac1984@mail.ru 

Наука. Общество. Оборона

2021. Т. 9. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9. № 3


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN