Nauka. Obŝestvo. Oborona

2021. Т. 9. № 4. С. 00–00.

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9, no. 4. P. 00–00.


Online First

UDC: 930.1/355.4 «1937/1943» + 791.4(470)

DOI: 10.24412/2311-1763-2021-4-00-00

Поступила в редакцию: 24.08.2021 г.

Опубликована: 25.10.2021 г.

Submitted: August 24, 2021

Published online: October 25, 2021 


Для цитирования: Шульц Э. Э. Стереотипные образы Великой Отечественной войны: механизированные корпуса // Наука. Общество. Оборона. 2021. Т. 9, № 4(29). С. 00-00. https://doi.org/10.24412/2311-1763-2021-4-00-00.

For citation: Shults E. E. Stereotypical images of the Great Patriotic War: mechanized corps. Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2021;9(4):00-00. (In Russ.). https://doi.org/10.24412/2311-1763-2021-4-00-00.

Благодарности: Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 21-09-43023.

Acknowledgements: The research was funded by RFBR, project number 21-09-43023.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

© 2021 Автор(ы). Статья в открытом доступе по лицензии Creative Commons (CC BY). https://creativecommons.org/licenses/by/4.0/ 

© 2021 by Author(s). This is an open access article under the Creative Commons Attribution International License (CC BY)


ОБЪЕКТИВНАЯ ИСТОРИЯ

Оригинальная статья

Стереотипные образы Великой Отечественной войны: механизированные корпуса

Эдуард Эдуардович Шульц *

 Московский государственный областной университет,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9067-6228, e-mail: nuap1@yandex.ru 

Аннотация:

Представлен один из примеров искажения военной истории России, связанный с созданием в составе Вооруженных сил СССР механизированных корпусов накануне Великой Отечественной войны, их ролью в сражениях и поражениях начального периода войны. Обращение к историческим фактам позволило автору наиболее полно и объективно раскрыть комплекс проблем формирования (первая, вторая и третья волна), состава и состояния мехкорпусов РККА в 1937–1941 гг., выявить причины поражений Красной армии в первые месяцы войны. Для сравнения приводятся особенности организации танковых войск Германии, США и Великобритании, причем в Вермахте учли многие недостатки их организации еще до открытия Советско-германского фронта Второй мировой войны. Автор приходит к выводу, что «проблема мехкорпусов» была в совершенно в иной плоскости, чем в сформированном стереотипе о причинах поражений в первые месяцы войны. Она заключалась в избыточном комплектовании танками, недостатке пехоты и артиллерии в штатном расписании и средств передвижения, как по штату, так и в наличии. Великая Отечественная война показала обоснованность попыток 1937–1939 гг. уйти от «механизированных монстров» в сторону танковых дивизий и бригад. Вместе с тем именно искаженные представления о мехкорпусах (под воздействием субъективных обстоятельств внутриполитического и личностного характера) идеально вписались в сложившиеся в Советском Союзе в 1960–1980-е годы стереотипы массового сознания и, по мнению автора, продолжают доминировать и в сегодняшнем масскульте.

 

 Ключевые слова: 

механизированный корпус, мехкорпус, танк, танковая дивизия, танковая армия,

моторизованная пехота, мотопехота, Красная армия, РККА, вермахт,

Великая Отечественная война, причины поражений в начале войны, 

Г.К. Жуков, стереотипы, клише, образ, масскульт 

ВВЕДЕНИЕ

 

Проблема сегодняшнего восприятия Великой Отечественной войны заключается в том, что масскульт продолжает продуцировать образы и стереотипы, запущенные во второй половине 1950-х гг. в определенной обстановке политической борьбы и растиражированные (в силу их удобности для восприятия) в 1960-х – 1980-х годах. Современное киноискусство и новые мемуары «солдат и лейтенантов» доводят состояние этих образов до симулякра. Идущие по полю «немецкие автоматчики», тяжелые танки Вермахта в первые месяцы войны, тотальная механизация Вермахта и конная Красная армия, «один штык на трех бойцов РККА», заградотряды НКВДэшников и т.д. Одной из таких проблем является проблема технического оснащения РККА и организация бронетанковых частей.

 

ФОРМИРОВАНИЕ ИСКАЖЕННОГО ОБРАЗА МЕХКОРПУСОВ В СОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ

 

Г.К. Жуков на пленуме ЦК КПСС в мае 1956 года обвинил И.В. Сталина в малом количестве механизированных соединений, что по инициативе Жукова попытались исправить только зимой 1941 года (формирование новых двадцати корпусов за счет конных частей), и это запоздалое решение стало причиной поражений в приграничных сражениях и отступлении первых месяцев войны [1, с. 138]. Это утверждение стало штампом для последующей литературы и устойчивым образом в массовом сознании, при том, что сам Жуков впоследствии признавал ошибочность своих утверждений [2, с. 205]. 

 

В мемуарной литературе и художественных произведениях, начиная с 1960-х годов уже сформировано представление, что одной из проблем поражений РККА в начальный период войны было расформирование мехкорпусов (которые создал М.Н. Тухачевский, а их ошибочно расформировали), а потом спешное их формирование перед войной. Проблема отсутствия техники в мехкорпусах и их недоукомплектованности стала чуть ли не ключевой в причинно-следственной  связи  с  поражениями  начала  войны  в  историографии и общественной мысли. В 1980-е и 1990-е эта позиция оставалась доминирующей в художественной литературе и общественной мысли. Сегодня она трансформируется более в сторону отсутствия необходимой техники и кадрового состава в РККА, вызванные ошибочной политикой руководства страны и армии. Однако это клише общественной мысли рассыпается при исследовании проблемы.

 

МЕХАНИЗИРОВАННЫЕ КОРПУСА: ИСТОРИЧЕСКИЕ ФАКТЫ, 19371941 гг.

 

В течение 1937–1940 гг. мехкорпуса преобразовывались в различные танковые подразделения (корпуса и бригады), моторизованные дивизии. РККА сохраняли механизированные части, но в другой организационной структуре (1). 9 июня 1940 года был утвержден план по созданию мехкорпусов и к октябрю 1940 года он был реализован: сформировано 8 механизированных корпусов и две отдельные танковые дивизии (2). Большинство подразделений, составивших эти корпуса, были сформированы еще в первой половине 1930-х годов, имели большой опыт и хорошо подготовленные командные кадры [4, с. 21–22]. Это так называемая первая волна мехкорпусов – 1 – 8-й мехкорпуса, 6-я и 9-я танковые дивизии, которые скоро превратились в 10 корпусов (вторая волна). По новому мобилизационному плану, представленному новым начальником Генерального штаба Г.К. Жуковым, в феврале-марте 1941 года началось формирование еще 20-ти мехкорпусов – третья волна (3). Данные мехкорпуса, в отличие от первых 10-ти корпусов (1-й и 2-й волны формирования), уже формировались «с нуля». Это именно те подразделения, которые оказались неукомплектованными к началу войны. Для ускорения их формирования, в них включались танковые дивизии из первых десяти мехкорпусов, что создало некоторый недокомплект в мехкорпусах первой и второй волны. Кроме того, формирование этих новых корпусов создало проблему полного отсутствия в РККА танков непосредственной поддержки пехоты (эта проблема выявилась с первых же дней войны) [4, с. 53–54]. Ошибочность формирования излишних мехкорпусов впоследствии признавалась Г.К. Жуковым [2, с. 205]. 

 

Итак, в 1938 году в руководстве страны и РККА победила партия, выступавшая за более подвижные подразделения – бригады и дивизии, в 1940 г. – те, кто отстаивал более крупные ударные силы – мехкорпуса (4). Возвращение мехкорпусов было связано с ориентиром на Вермахт образца 1940 года. К началу войны РККА в западных округах обладала девятью полностью боеспособными мехкорпусами, которые имели некоторую неудокомплектованность в связи с переводом части подразделений в новые мехкорпуса, но обладали опытным кадровым составом и большим объемом техники, превосходя по количеству танков все четыре немецкие танковые группы (5). Проблемы с комплектованием техникой (ввиду объективных причин – так как выпустить за короткий срок 20 тыс. танков для обеспечения этих корпусов было невозможно) были у ранее внеплановых новых 20-ти корпусов, которые были запрошены частью высшего командного состава РККА. Они должны были стать своеобразным «бонусом» и перспективно создать кратное преимущество РККА перед Вермахтом, в 1941 году на них никто и не рассчитывал.

 

Проблемы девяти действующих и укомплектованных мехкорпусов (1-й волны формирования) крылись не в их отсутствии или процессе укомплектования (любая армия постоянно находится в процессе пополнения и освоения нового вооружения и военной техники), а в самом заложенном принципе строения этих мехкорпусов.

 

Механизированный корпус РККА имел в своем составе 1031 танк. Количественно это сопоставимо с немецкой танковой группой (только в Вермахте их было 4, а у РККА – 9). Но, такая перегруженность танками делала мехкорпус неповоротливым соединением, сложным в управлении.

 

Парадокс заключается в том, что танков было в сверх избытке – мехкорпуса были сильно перегружены танками. Дело в том, что руководство РККА переняло опыт вермахта 1940 г., который пошел путем большой концентрации танков (в том числе, вытягивая их из пехотных частей, в связи с нехваткой танков); к 1941 году вермахт эту ошибку исправил, снизив количество танков в танковой дивизии (6). Причем, ошибка перегрузки танками танковых дивизий была присуща и для армий Великобритании и США, которые реорганизовывались по новой оргструктуре уже в ходе войны (в 1942–1943 гг.) [4, с. 665–667]. В 1943 году советские танковые армии (вновь сформированные и прошедшие сражения 1943–1945 гг.) имели в своем составе 500-600 танков – то есть в два раза меньше, чем в мехкорпусе 22 июня 1941 года (7). 

 

Танковая дивизия РККА (в составе мехкорпуса) по сравнению с танковой дивизией вермахта июня 1941 г. имела 375 танков против 150-200 танков (8), не обладала противотанковыми орудиями (самый большой недостаток) и значительно уступала по орудиям других типов, и самое главное – 3 тыс. мотопехоты против 6 тыс. Насыщенность танковых частей вермахта пехотой, артиллерией и транспортными средствами делало их сбалансированным и удобным инструментом как в наступлении, так и в обороне. (Пехота и артиллерия позволяют закрепиться на захваченных позициях и организовать оборону). В ходе войны РККА переняла этот принцип вермахта [4, с. 632, 663–664, 667] (9). 

 

Следующая организационная проблема заключалась в том, что соединение в одном мехкорпусе танков разного типа – от легких до тяжелых – создавало дополнительные трудности в управлении, как на марше, так и в бою (в связи с разными скоростными режимами). Как отмечают специалисты в этом вопросе, создание мехкорпусов (которые отстаивала часть нового руководства РККА), уничтожив видовое разнообразие, снизило эффективность использования танков. Нехватка пехоты и средств передвижения для нее привело к атакам танков без пехоты, что ведет к огромной потере техники. Отсутствие танков сопровождения пехоты (вытащенных в мехкорпуса) создавало условия необходимости атаки пехоты без танков [4, с. 668–669]. 

 

Уже в июле 1941 г. мехкорпуса были упразднены, а танки передавались для поддержки пехоты, что было обусловлено опытом боев мехкорпусов в первый месяц Великой Отечественной войны и необходимостью дать танки стрелковым частям [10, с. 37–38], [11, с. 51–53]. К созданию крупных танковых соединений РККА снова вернулось летом 1942 года (10).  Примечательно, что формируемые с сентября 1942 г. новые мехкорпуса уже имели небольшое количество танков и были значительно насыщены моторизованной пехотой [10, с. 51–52], [12, с. 467–468]. 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таком образом «проблема мехкорпусов» была, но совершенно в иной плоскости, чем в сформированном стереотипе о причинах поражений в первые месяцы войны. Проблема эта была  связана  с  избыточным комплектованием танками (через что прошли все ведущие армии, в том числе и Вермахт с началом Второй мировой войны), недостатком пехоты и артиллерии в штатном расписании и средств передвижения, как в штатном расписании, так и в реальном его наполнении. Великая Отечественная война показала ошибочность самого принципа этих мехкорпусов и справедливость попыток 1937–1939 гг. уйти от «механизированных монстров» в сторону танковых дивизий и бригад. При этом мехкорпуса в виде 22 июня 1941 г. представляли собой грозную силу, но для того, чтобы ею правильно воспользоваться нужен был опыт, который могли дать только крупномасштабные боевые действия.

 

Однако представления о мехкорпусах идеально вписываются в сложившиеся в 1960-1980-е гг. стереотипы массового сознания и продолжают доминировать и в сегодняшнем масскульте.

Примечания

  1. Историю перехода на танковые бригады см.: [3, с. 272–273, 284]; историю создания и преобразований мехкорпусов см.: [4, с. 11–19], [5, с. 157], [6, с. 336], [7, с. 9].
  2. Постановлением СНК СССР №1193-464сс от 6.07.1940 г. утверждалась организация механизированного корпуса в составе двух танковых, одной моторизованной дивизий, мотоциклетного полка, дорожного батальона и батальона связи, авиаэскадрильи [4, с. 20]. 
  3. Весной 1941 года был изменен штат танковой дивизии, по которому количество тяжелых танков в дивизии сократилось со 105-ти до 63-х, и в целом танковая дивизия теперь имела не 413, а 375 танков [4, с. 51]. 
  4. С.М. Буденный, например, отстаивал сохранение танковых корпусов в 1940 г. [5, с. 150].
  5. Исследователи справедливо отмечают хорошую боевую выучку кадрового состава мехкорпусов, которая была проявлена в операциях этих мехкорпусов в первые дни войны [6, с. 331]. (Большие маршброски с сохранением основы матчасти, сохранение порядка и частей при отсутствии разведданных и воздушного прикрытия).
  6. За основу была взята немецкая танковая дивизия образца 1939 года, в которую добавили 50 танков и сократили количество мотопехоты. Вермахт же в 1941 году уменьшил количество танков с 324 до 147-209 в танковой дивизии. См.: [6, с. 336]; [8, с. 268]. 
  7. Так, например, постановление № 2791 (28 января 1943 г.) о создании танковых армий однородного состава предписывало для танковой армии общую численность личного состава – 46 тыс. чел., и 640 танков.
  8. По штату 1941 года танковая дивизия Вермахта насчитывала от 150 до 221 танка (в зависимости от двух или трех батальонного состава танковых батальонов) [9, с. 49], [8, с. 259]. 
  9. Батальон  автоматчиков  в  составе  танковой  дивизии  стал  советским  изобретением, в Вермахте такой практики не было.
  10. С конца мая 1942 года до середины января 1943 года сформировано 6 танковых армий [10, с. 55–60]. 

Список литературы

  1. Проект  выступления  Г.К. Жукова  на  Пленуме ЦК КПСС [не позднее 19 мая 1956 г.]. – В кн.: Георгий Жуков. Стенограмма октябрьского (1957 г.) пленума ЦК КПСС и другие документы. Под ред. А.Н. Яковлева. М.: МФД, 2001. 
  2. Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М.: АПН, 1969. 
  3. Переход на танковые бригады: Протокол № 6 заседания ГВС РККА 21 ноября 1939 г. – В кн.: Главный военный совет РККА. 13 марта 1938 г. – 20 июня 1941 г.: Документы и материалы. М.: РОССПЭН, 2004. 
  4. Дриг Е. Механизированные корпуса РККА в бою: История автобронетанковых войск Красной Армии в 1940–1941 годах. М.: ACT, Транзиткнига, 2006.  
  5. Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы. М.: ACT, ЛЮКС, 2005. 
  6. Переслегин Б. Л. Июнь 1941 года: Приграничное сражение на Юго-Западном фронте. – В кн.: Попель Н. В тяжкую пору. М.: АСТ, СПб.: Terra Fantastica, 2002. 
  7. Ротмистров П. А. Стальная гвардия. М.: Вече, 2015. 
  8. Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг. Пер. с нем. М.: ЭКСМО, «Изографус», 2002. 
  9. Киреев Н., Колокольцев С. Танковые войска Вермахта. – Военно-исторический журнал. 1974. № 2. 
  10. Ананьев И. М. Танковые армии в наступлении: По опыту Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. М.: Воениздат, 1988. 
  11. Приказ о формировании отдельных танковых бригад, 12 августа 1941 г. – В кн.: Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. – 1942 г. Т. 13 (2–2). М.: ТЕРРА, 1997. 
  12. Россия и СССР в войнах XX века. Книга потерь. Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П.Д. Буриков и др. М.: Вече, 2010. 

Информация об авторе

Шульц Эдуард Эдуардович, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России средних   веков   и   нового  времени  Московского  государственного  областного  университета, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Шульц Эдуард Эдуардович, e-mail: nuap1@yandex.ru

OBJECTIVE HISTORY

Original Paper

Stereotypical images of the Great Patriotic War:

mechanized corps

Eduard E. Shults *

Moscow Region State University, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9067-6228, e-mail: nuap1@yandex.ru

Abstract:

One of the examples of the distortion of the military history of Russia associated with the creation of mechanized corps in the USSR Armed Forces on the eve of the Great Patriotic War, their role in the battles and defeats of the initial period of the war is presented. An appeal to historical facts allowed the author to most fully and objectively reveal the complex of problems of the formation (first, second and third wave), composition and state of the mechanized corps of the Red Army in 1937–1941, to identify the reasons for the defeats of the Red Army in the first months of the war. For comparison, the features of the organization of the tank forces of the Wehrmacht, the USA and Great Britain are given, which took into account many of the shortcomings of their organization even before the opening of the Soviet-German front of the World War II. The author comes to the conclusion that the “problem of mechanized corps” was in a completely different plane than in the stereotype formed about the causes of defeats in the first months of the war. It consisted in excessive manning with tanks, a lack of infantry and artillery in the staffing table and means of transportation, both in the state and in availability. The Great Patriotic War showed the validity of the attempts of 1937–1939 move away from the "mechanized monsters" in the direction of tank divisions and brigades. At the same time, it was precisely the distorted ideas about mechanized corps (under the influence of subjective internal political and personal circumstances) that ideally fit into the stereotypes of mass consciousness that developed in the Soviet Union in the 1960s–1980s and, according to the author, continue to dominate in today's mass culture.

 

Keywords: 

mechanized corps, tank, tank division, tank army, motorized infantry, motorized infantry, Red Army, Wehrmacht, Great Patriotic War, WWII, reasons for defeats at the beginning of the war,

G.K. Zhukov, stereotypes, cliches, image, mass culture 

References

  1. Proyekt vystupleniya G.K. Zhukova na Plenume TsK KPSS [ne pozdneye 19 maya 1956 g.] [Draft speech by G.K. Zhukov at the Plenum of the Central Committee of the CPSU (no later than May 19, 1956)]. – In.: Georgiy Zhukov. Stenogramma oktyabr'skogo (1957 g.) plenuma TsK KPSS i drugiye dokumenty [Transcript of the October (1957) plenum of the Central Committee of the CPSU and other documents]. Pod red. A.N. Yakovleva. Moscow: MFD, 2001. (In Russ.)
  2. Zhukov G. K., 1969, Vospominaniya i razmyshleniya [Memories and Reflections]. Moscow: APN, 1969. (In Russ.)
  3. Perekhod na tankovyye brigady: Protokol № 6 zasedaniya GVS RKKA 21 noyabrya 1939 g. [Transition to tank brigades: Minutes No. 6 of the meeting of the GVS of the Red Army on November 21, 1939]. – In.: Glavnyy voyennyy sovet RKKA. 13 marta 1938 g. – 20 iyunya 1941 g.: Dokumenty i materialy [The Main Military Council of the Red Army. March 13, 1938 – June 20, 1941: Documents and materials]. Moscow: ROSSPEN, 2004. (In Russ.)
  4. Drig Ye., 2006, Mekhanizirovannyye korpusa RKKA v boyu: Istoriya avtobronetankovykh voysk Krasnoy Armii v 1940–1941 godakh [Mechanized corps of the Red Army in battle: The history of the armored forces of the Red Army in 1940-1941]. Moscow: ACT, Tranzitkniga, 2006. (In Russ.)
  5. Zakharov M. V., 2005, General'nyy shtab v predvoyennyye gody [General staff in the pre-war years]. Moscow: ACT, LYUKS, 2005. (In Russ.)
  6. Pereslegin B. L., 2002, Iyun' 1941 goda: Prigranichnoye srazheniye na Yugo-Zapadnom fronte  [June  1941:  Border  battle  on  the  Southwestern  Front].   –   In.:  Popel'  N.,  2002, V tyazhkuyu poru [In a difficult time]. Moscow: AST; SPb.: Terra Fantastica, 2002. (In Russ.)
  7. Rotmistrov P. A., 2015, Stal'naya gvardiya [Steel Guard]. Moscow: Veche, 2015. (In Russ.)
  8. Myuller-Gillebrand B., 2002, Sukhoputnaya armiya Germanii 1933–1945 gg. [German Land Army 1933-1945]. Per. s nem. Moscow: EKSMO, «Izografus», 2002. (In Russ.)
  9. Kireyev N., Kolokol'tsev S., 1974, Tankovyye voyska Vermakhta [Tank troops of the Wehrmacht]. – Voyenno-istoricheskiy zhurnal. 1974. № 2. (In Russ.)
  10. Anan'yev I. M., 1988, Tankovyye armii v nastuplenii: Po opytu Velikoy Otechestvennoy voyny 1941 – 1945 gg. [Tank armies on the offensive: Based on the experience of the Great Patriotic War of 1941-1945]. Moscow: Voyenizdat, 1988. (In Russ.)
  11. Prikaz o formirovanii otdel'nykh tankovykh brigad, 12 avgusta 1941 g. [Order on the formation of separate tank brigades, August 12, 1941]. – In.: Russkiy arkhiv: Velikaya Otechestvennaya: Prikazy narodnogo komissara oborony SSSR 22 iyunya 1941 g. – 1942 g. [Russian archive: Great Patriotic War: Orders of the People's Commissar of Defense of the USSR June 22, 1941 – 1942]. T. 13 (2–2). Moscow: TERRA, 1997. (In Russ.)
  12. Rossiya i SSSR v voynakh XX veka. Kniga poter' [Russia and the USSR in the wars of the XX century. Book of losses]. G.F. Krivosheyev, V.M. Andronikov, P.D. Burikov i dr. Moscow: Veche, 2010. (In Russ.)

Information about the author 

Eduard E. Shults, Cand. Sci. (History), Assoc. Prof. Department of Middle ages and Modern history of Russia, Moscow Region State University, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Eduard E. Shults, e-mail: nuap1@yandex.ru

Наука. Общество. Оборона

2021. Т. 9. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2021. Vol. 9. № 4


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!

Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
В защиту исторической правды, Консультативный Совет, Л. Духанина, В. Кикнадзе,  А. Корниенко, О. Шеин
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками
Watch Series 7, умные смарт-часы от Гармин,  презентация компании Apple

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона, ИВИС, Ист Вью, Nauka. Obsestvo. Oborona, East View
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN