Калинина С. Б.,

кандидат психологических наук

 

Kalinina S.B.,

candidate of psychological sciences


Методы повышения жизнестойкости военнослужащих с проявлениями посттравматических стрессовых реакций

Methods to enhance the  Hardiness  of soldiers with symptoms of post-traumatic stress reactions

Аннотация. Статья посвящена теоретическому анализу подходов к пониманию природы и последствий военного стресса. Автор приводит описания проявлений посттравматических реакций у ветеранов войны, описывает типы личности людей, которые испытали военный стресс. Новизна работы проявляется в подробном анализе понятия «жизнестойкость» как качества, противоположного депрессии и опыте использования тренинга жизнестойкости в работе с военнослужащими.

Ключевые слова: посттравматические стрессовые реакции, военный стресс, психология ветеранов войн, жизнестойкость, тренинги в работе с военнослужащими.

 

Summury. Article is devoted to the theoretical analysis of approaches to understanding of the nature and consequences of a military stress. The author provides descriptions of manifestations of post-traumatic reactions at veterans of war, describes types of the identity of people who have had a military stress. Novelty of work is shown in the detailed analysis of the concept "Hardiness " as the qualities opposite a depression and experience of use of training of  Hardiness in work with the military personnel.

Keywords: post-traumatic stress reactions, a military stress, psychology of veterans of wars, Hardiness, trainings in work with the military personnel.

В настоящее время, исходя из анализа социально-политических факторов современной ситуации в мире, особое значение приобретает изучение личностных качеств, имеющих отношение к агрессии и нервно-психическому состоянию у военнослужащих, особенно проходящих срочную службу в Вооруженных силах.

 

В России около 5 миллионов человек страдают тяжелыми психическими заболеваниями, и около 36,5 миллиона страдают различными психическими расстройствами [5]. В обычной жизни 25% населения сталкиваются с проблемами в плане психического здоровья, каждый четвертый человек нуждается в помощи психотерапевтов, специалистов в области неврологии, психологов.

 

Проблемы общества  всегда отражаются на личности военнослужащих и воздействуют на качество комплектования воинских частей военнослужащими с необходимыми профессиональными и психическими чертами. Люди с нервно-психической неустойчивостью и высокой агрессивностью могут оказать (и оказывают) негативное воздействие на деятельность по обеспечению боеготовности воинских частей [3].

 

Исследование индивидуальных психологических особенностей военнослужащих позволяет выявить лиц с теми или иными психологическими трудностями, следовательно, нуждающихся в оказании психологической помощи. Для определения необходимости оказания помощи очень важны как ощущение психологического неблагополучия самим военнослужащим, так и обобщенные представления о норме психического здоровья, позволяющие с определенной долей вероятности определить наличие отклонений у конкретного человека.

 

Наиболее общими критериями, характеризующими норму психического здоровья, являются:

  • соответствие субъективных образов отражаемым объектам действительности, а также соразмерность и соответствие характера реакции внешним раздражителям, значению жизненных событий;
  • способность к адаптации в микросоциальных отношениях;
  • способность к самоуправлению собственным поведением, его изменению в зависимости от смены ситуаций, разумному планированию жизненных целей и поддержанию активности в их достижении;
  • критический подход к обстоятельствам жизни, чувство ответственности за потомство и близких членов семьи.

 

Военная служба неизбежно сопровождается значительными психическими и физическими нагрузками. Изменение ритма жизни, разлука с домом и семьей, уставной распорядок дня, регламентированный режим поведения, необходимость подчиняться, невозможность уединиться, повышенная ответственность, определенные бытовые неудобства, непривычные климато-географические условия, различные профессиональные вредности, сопровождающие тот или иной вид военного труда (ограниченное пространство, шум, вибрация, температурные нагрузки, электромагнитные излучения, компоненты ракетного топлива, операторская деятельность, аварийные ситуации и т.д.) – все это предъявляет повышенные требования к состоянию психического и физического здоровья военнослужащих [9].

 

Еще более мощные предпосылки для формирования патологии у военнослужащих возникают в условиях ведения боевых действий. Необходимость выжить в обстановке смертей и разрушений, отрицательные впечатления, морально-психологическая неподготовленность, боязнь не справиться с обязанностями, чувство вины перед погибшими, неопределенность и дефицит информации, нарушения режима сна, отдыха и питания, травмы и ранения, отсутствие в прежнем опыте запаса возможных ответных реакций являются основными факторами воздействия на психику военнослужащих в современной войне. При ведении боевых действий у 75% военнослужащих могут развиваться кратковременные психологические стрессовые реакции, сопровождаемые частичной или полной утратой боеспособности.

 

В современных условиях командиры всех степеней должны и обязаны активизировать работу по сохранению психического здоровья личного состава.

 

Для определения уровня агрессивности и нервно-психического напряжения в условиях войсковой (учебной) части  используется ряд психодиагностических методик, анализируются особенности поведения в сложных ситуациях, где признаки неустойчивости проявляются особенно ярко.

 

В нашей стране для определения уровня агрессивности и НПН применяются обычно следующие методики: «Прогноз-2», «Адаптивность (МЛО)», «НПН-2», EPI Айзенка, опросник Басса-Дарки, опросник нервно-психического напряжения Т.А.Немчина, проективные методики.

 

По результатам диагностики выявляется «группа риска» среди военнослужащих, которые включаются в группу динамического наблюдения. Военный психолог, совместно с командирами, разрабатывает и осуществляет систему групповых или индивидуальных коррекционных мероприятий.

 

Психологические последствия участия в военных действиях

 

По данным мировой статистики примерно каждый пятый участник военных действий, даже при отсутствии физических повреждений, страдает от той или иной формы нервно-психических расстройств. Среди тех, кто стал инвалидами, доля таких людей еще больше. 

 

Последствия участия в военных действиях в зависимости от многих факторов (времени нахождения в экстремальных условиях, интенсивности психотравмирующих переживаний, психологических особенностей самих участников, своевременности и интенсивности оказанной психологической помощи и т.д.) могут носить кратковременный или долговременный характер.

 

Длительные проявления нарушений вследствие участия в военных действиях обычно описываются через понятие ПТСР. Как известно, проявления ПТСР у людей, ставших жертвами различных форм насилия и экстремальных ситуаций, во многом схожи, хотя существует некоторая специфика в проявлениях этих нарушений у ветеранов - участников военных действий [4].

 

Обычно среди проблем бывших комбатантов называют наличие выраженных страхов, повышенную демонстративность в поведении, агрессивность и подозрительность, неустойчивость психики. К их поведенческим особенностям относятся конфликтность в семье и на работе, вспышки гнева, злоупотребление алкоголем и наркотиками. Для ветеранов войн характерны также переживания вины за то, что остался жив, идентификация себя с убитыми, состояние пессимизма и неуверенности в себе, ощущение нереальности того, что происходило на войне и потери контроля над ходом событий, негативное отношение к представителям власти, неприятие ветеранов других войн, желание выместить на ком-нибудь злость за то, что был послан на войну, и за все, что там происходило. 

 

На процесс адаптации к новым жизненным условиям влияют характерные особенности личности. В поведении человека, вернувшегося с войны, соединяются способы поведения, сформировавшиеся под воздействием стресс-факторов боевой обстановки, и прежние (довоенные) способы поведения [1].

 

Психика каждого человека реагирует на экстремальные воздействия по-разному. Механизмами защитного поведения может стать двигательная возбудимость и активность, агрессия, апатия, психическая регрессия, употребление алкоголя и наркотиков. Л. Китаев-Смык (1983) разработал следующую типологию участников боевых действий с деструктивными постстрессовыми изменениями личности [6]:

 

  1. «Надломившиеся», которым присущи постоянное переживание страха, неполноценности и неуравновешенность, склонность к жестокости. Часто они стремятся к уединению, употребляют алкоголь и наркотики.
  2. «Дурашливые», склонные к инфантильным поступкам, неуместным шуткам. Как правило, они недооценивают реальную угрозу для собственной жизни.
  3. «Остервеневшие», которые за время боевых действий выработали в себе гиперагрессивность. Они опасны и для себя, и для окружающих, особенно когда в руках у них оружие.

 

Разнообразные отсроченные реакции на психотравмирующие события войны проявляются в зависимости от индивидуальных свойств комбатантов. Согласно исследованиям А. Кардинера, это могут быть фиксация на травме, типичные сны, снижение общего уровня психической деятельности, раздражительность или взрывные агрессивные реакции [9]. 

 

Существуют несколько точек зрения на природу различий посттравматических стрессовых реакций у ветеранов.

 

По наблюдениям М. Горовица, длительность процесса ответного реагирования на стрессовое событие обусловливается значимостью для индивида связанной с этим событием информации [13] .

 

При благоприятном течении этого процесса он может длиться  от нескольких недель до нескольких месяцев после психотравмирующего события. Это нормальная реакция на стрессовое событие. При обострении ответных реакций и сохранении их проявлений в течение длительного времени следует говорить о патологизации процесса ответного реагирования.

 

По мнению ряда специалистов, полное избавление от боевого посттравматического синдрома невозможно [9]. Его признаки имеют тенденцию не только сохраняться продолжительное время, но и нарастать, а также проявляться внезапно на фоне внешнего благополучия. Состояние ветерана можно улучшить только с помощью реабилитационных мероприятий. Реабилитация может иметь временный, но значительный успех, приводящий к резкому улучшению качества жизни.

 

Для развития ПТСР у ветеранов войны характерны пять фаз [4]:

  1. Начальное воздействие;
  2. Сопротивление / отрицание;
  3. Допущение / подавление;
  4. Декомпенсация;
  5. Совладание с травмой и выздоровление.

 

В приведенной схеме выздоровлению предшествует период декомпенсации. Однако, по мнению многих авторов, существует значительно большее разнообразие ответных реакций на травматическое событие. Обычно выздоровление происходит очень медленно. Поэтому следует говорить о нескольких возможных путях развития заболевания: адаптивное и дезадаптивное разрешение.

 

Дезадаптивное разрешение ПТСР может происходить в виде одной из нескольких форм, основанных:

  • на генерализованной реакции страха;
  • на генерализованной реакции гнева;
  • на диссоциации;
  • на реакции ухода в себя;
  • на использовании травмы.

Индивидуумы с хроническими ПТСР не просто «застревают» между 2-й и 3-й фазами развития заболевания. В попытке прийти к «соглашению» с травмой  у них изменяется представление о себе и окружающем мире. Личностные изменения, наблюдаемые у лиц с ПТСР, являются отражением достигнутого типа разрешения.

 

Практически у всех ветеранов длительное время после войны проявляются выраженные первичные симптомы ПТСР. К ним относятся [4]:

  1. Повторные переживания травмы, которое имеет несколько форм. Самый частый (у 80% пациентов) вариант – повторяющиеся ночные кошмары, для которых характерны чувства беспомощности, одиночества в ситуации угрозы для жизни, преследование врагами, выстрелы и попытка убийства, отсутствие оружия для защиты. Сильнее всего ночные кошмары беспокоят пациентов с последствиями контузии головного мозга. Второй по выраженности вариант повторного переживания травмы – психологический дистресс, возникающий обычно в ситуациях, имеющих сходство с различными аспектами травмы. Некоторые внешние события становятся своего рода триггерами, напоминающими боевой опыт и вызывающими неприятные воспоминания (низко летящие вертолеты, телевизионные передачи о войне и т.д.). Эти стимулы активизируют симптомы дистресса. Еще одной формой «вторжения» являются периодически возникающие воспоминания о военных событиях  (наблюдается почти у 50% обследуемых) в виде переживания печали по поводу потерь, прокручивание тех или иных аспектов травматического события. Предполагается, что, несмотря на вызываемый дискомфорт, повторное переживание травмы носит адаптивное значение. Показано,  что попытки избежать неприятных повторных воспоминаний травмы ведут чаще всего к патологическому разрешению.
  2. Эмоциональное оскудение, а также избегание стимулов, связанных с травмой. Подавляющее большинство обследованных ветеранов отмечают снижение или потерю интереса к какой-либо активности, снижение способности радоваться, любить, быть беззаботным, уход от социальной жизни. Эмоциональные проблемы отражаются и на семейной жизни. Супруги обследованных описывают их как холодных, бесчувственных и незаботливых людей. Многие ветераны не могут устроить личную жизнь, имеют трудности с женитьбой или разводятся.
  3. Симптом повышенной возбудимости. Они проявляются в виде расстройств сна, повышенной раздражительности, гнева, склонности к насилию. В 95% случаев наблюдается выраженное снижение устойчивости внимания. О повышенной осторожности, сверхбдительности сообщают 80% обследованных ветеранов.
  4. Сокращение временной перспективы (ощущение «отсутствия завтрашнего дня»). Это проявляется в виде пессимизма, представлении о кратковременности предстоящего отрезка жизни, ожидания несчастья в будущем, отсутствии выраженных мечтаний и планов. 

К вторичным симптомам ПТСР, наблюдаемым в течение многих лет после войны, относят: депрессию, тревогу, импульсивное поведение, алкоголизм, соматические проблемы, нарушение чувства времени, нарушение Эго-функционирования. 

 

В структуре жалоб у ветеранов с признаками ПТСР наибольший удельный вес имеют жалобы, относящиеся  к состоянию сердечно-сосудистой системы – 36% всех жалоб. Многие жалобы связаны также с нервным истощением, проблемами в состоянии  желудочно-кишечного тракта. Общая интенсивность жалоб у ветеранов с признаками ПТСР почти в два раза больше, чем у ветеранов без ПТСР.

 

Психопатологические нарушения у ветеранов Чеченской войны были представлены следующими синдромами: истеро-ипохондрический (32 %), обсессивно-фобический (33%), астено-депрессивный (26%), астено-невротический (38%) [6].

 

Стратегии совладающего поведения

как фактор борьбы с последствиями военного стресса

 

Нарушение психической адаптации, возникающее у человека  в сложной ситуации, может зависеть от скрытых эмоциональных нарушений, наличия меж- и внутриличностных конфликтов, а также индивидуальных механизмов переработки стресса   (совладающего поведения, копинга)  и механизмов психологической защитых [1].

 

Впервые о психологических защитах и их видах заговорили психоаналитики. Каждый человек предпочитает определенные защиты, которые составляют его индивидуальный стиль борьбы со стрессом. Выбор защиты может зависеть от следующих факторов: темперамента; природы психотравм, пережитых в детстве; образцов защит, принятых родителями и другими значимыми людьми; усвоенных опытным путем последствий использования отдельных защит.

 

К первичным защитам низшего порядка относят: изоляцию, отрицание, всемогущественный контроль, примитивную идеализацию и обесценивание, проективную и интроективную  идентификацию.

 

К защитам более зрелым, высшего порядка относят репрессию (вытеснение), интеллектуализацию, рационализацию, морализацию, компартментализацию (раздельное мышление), аннулирование, поворот против себя, идентификацию.

 

Психологическая защита рассматривается в психологической литературе как понятие, близкое к копинг-поведению, или совладающему поведению. Теория совладания личности с трудными жизненными ситуациями возникла в психологии во второй половине ХХ в. Под «копингом» подразумеваются постоянно изменяющиеся когнитивные и поведенческие попытки справиться с внешними и внутренними требованиями, которые оцениваются личностью как напряжение или превышают возможности человека с ними справиться. 

 

Современная психология все больше концентрируется на изучении проблемных зон в личности и отношениях между людьми. М. Селигман считает, что психология «стала виктимологией» [12]. Человек рассматривается в ней как пассивное существо со сниженной личностной ответственностью и контролем за собственной жизнью, с проявлениями «выученной беспомощности», т. е. уверенностью в бесполезности своих усилий и своем вечном положении жертвы.

 

М. Селигман и его последователи полагают, что парадигму современной психологии нужно изменить от концепции болезни – к концепции здоровья. Объектом исследования должны стать сильные стороны человека, здоровое функционирование отдельного человека и сообщества [12].

 

В современной психологии введено понятие жизнестойкости в качестве одного из ведущих (ключевых) ресурсов, влияющих на использование стратегий преодоления жизненных трудностей [7].  Данный термин в понимании Д. А. Леонтьева [7], Л. А. Александровой [2] рассматривается как психологическая живучесть, расширенная эффективность человека, проявляющаяся в его вовлеченности в происходящее, разумном влиянии на себя и принятии риска, а также как показатель психического здоровья человека. Жизнестойкость – черта личности, позволяющая справляться с дистрессом эффективно и всегда в направлении личностного роста» [2, с. 83].

 

Стремление вверх, рост и развитие возможны только на основании интеграции внутренних условий. С. Л. Рубинштейн всячески подчеркивает значимость внутренних условий развития человека, что немаловажно для постижения смысла понятия жизнестойкости. В частности, анализируя понятие воли, он пишет: «Сила сопротивляемости неблагоприятным условиям и способность пробиться сквозь них зависит не только от способностей, но и от волевых качеств личности... Настойчивость наряду с решительностью является особенно важным свойством воли» [11, с. 553]. Существенными волевыми качествами личности являются также самоконтроль, выдержка, самообладание.

 

Появление концепции жизнестойкости и одноименного русскоязычного теста на жизнестойкость [8] в отечественной психологии привлекло внимание современных исследователей, занимающихся проблемами преодоления, адаптации, профессионализации личности.

 

Как известно, реакция на стресс может зависеть от двух основных факторов – восприятия ситуации как стрессовой, несущей угрозу физическому или психологическому благополучию человека, а также выработанных у человека  сценариев копинг-поведения [1, с. 16]. В этом смысле формирование жизнестойких убеждений, с одной стороны, может повлиять на оценку ситуации, когда на основе готовности активно действовать и уверенности в возможности влиять на ситуацию она воспринимается как менее стрессовая. С другой стороны, жизнестойкость помогает активному преодолению трудностей через актуализацию заботы о собственном здоровье и благополучии, а также поиска социальной поддержки, способствующей совладанию. Поэтому, на наш взгляд, особенно актуальным является обучение жизнестойким убеждениям военнослужащих с проявлениями ПТСР.

 

Проведя анализ подходов к пониманию жизнестойкости как системы убеждений человека, имеющих отношение к способам совладания со стрессом и личностными выборами человека, мы  можем предположить, что военнослужащие с проявлениями ПТСР обладают пониженным уровнем жизнестойкости как реакции на травматический опыт. 

 

Тренинг жизнестойкости в психологической работе с военнослужащими

 

На основе разработанной модели жизнестойкости (С. Мадди, Д. Леонтьев) и многочисленных исследований связи данного конструкта с другими личностными особенностями был разработан тренинг жизнестойкости, преследующий две основные цели:

 

  1. Достижение более глубокого понимания стрессовых обстоятельств, путей совладания с ними, нахождение путей активного разрешения проблем.
  2. Постоянное использование обратной связи, за счет чего углубляется самовосприятие включенности, контроля и принятия риска.

При работе с военнослужащими, имеющими проявления ПТСР, на наш взгляд, предпочтительней использовать формы групповой работы. Тренинг проводится в небольших группах по 6–8 человек и включает следующие основные этапы:

 

A. Определение стрессовых обстоятельств, которые изучаются в расширенной перспективе. При этом используется прием реконструкции ситуации в виде наилучшего и наихудшего варианта развития ситуации.

B. Применение техник для стимуляции воображения для отреагирования плохо осознаваемых эмоциональных реакций. Эмоциональный «инсайт», полученный в ходе обращения к «внутренним смыслам», способствует обращению стрессовых ситуаций в возможности.

C. Использование новой картины мира для выработки плана действий, направленных на трансформацию стрессовых обстоятельств в благоприятные, выполнение домашних заданий с целью применения полученных навыков и обсуждение результатов в группе.

 

На основе адаптации опросника Hardiness Survey, разработанного С. Мадди, в отечественной психологии был предложен Тест жизнестойкости Д. А. Леонтьева, Е. И. Рассказовой [8]. Апробация данного теста показала отрицательную связь жизнестойкости с депрессивностью, переживанием стресса и непродуктивными копинг-стратегиями. 

 

Таким образом, жизнестойкость не только помогает справиться со стрессом, но также «представляет собой один из ключевых параметров индивидуальной способности к зрелым и сложным формам саморегуляции, одну из опорных переменных личностного потенциала» [8, c.53].

 

На наш взгляд, подход к пониманию жизнестойкости как качеству, противодействующему развитию ПТСР у военнослужащих и разработанные в рамках этой концепции тренинги жизнестойкости могут использоваться в психологической подготовке военных, реабилитационной работе с ветеранами военных конфликтов, а также  должны быть включены в учебный процесс по дисциплине «Психология» при обучении военнослужащих.

Список литературы и источников

  1.  Абабков В. А., Перре М. Адаптация к стрессу. М., 2004.
  2. Александрова Л. А. О составляющих жизнестойкости личности как основе ее психологической безопасности в современном мире // Изв. ТРТУ. Тем. выпуск «Гуманитарные проблемы современной психологии». Таганрог, 2005. № 7(51). С. 83–84.
  3. Губин В. А., Лыткин В. М. Медицинские и социально-психологические основы адаптации военнослужащих к профессиональной деятельности // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. 1993. № 3. С.34-45.
  4. Каменченко П. В. Посттравматическое расстройство //  Журнал неврологии и психиатрии. 1993. Т. 93, № 3. С. 65- 85.
  5. Карвасарский Б. Д. Неврозы. 2-е изд. М., 1990.
  6. Китаев-Смык Л. А. Психология чеченской войны. М., 2002.
  7. Леонтьев Д. А. Личностное в личности: личностный потенциал как основа     самодетерминации // Учен. зап. каф. общей психологии МГУ  им. М. В. Ломоносова / под ред. Б. С. Братуся, Д. А. Леонтьева.     М.,  2002. Вып. 1. С. 56–65.
  8. Леонтьев Д. А., Рассказова Е. И. Тест жизнестойкости. М. 2006.
  9. Литвинцев С. В., Шамрей В. К. (ред.). Военная психиатрия. СПб., 2001.
  10. Мадди С. Смыслообразование в процессах принятия решения //  Психол. журн. 2005. Т. 26, № 6. С.87–101.
  11. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб., 2000.
  12. Селигман М. Как научиться оптимизму: советы на каждый день. М., 1997.
  13. Horovitz M. J. Stress response syndromes. 2-nd ed. Northvale, N.J. Aronson, 1986.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Б.П. Виллевальде. Открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгороде в 1862 году. 1864 год.
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN