Шатилов А. Б.,

кандидат политических наук

Shatilov A. B.,

Candidate Of Political Science


Гражданская война на Украине и миграционные риски для России

The civil war in Ukraine and Russia risks of migration

Аннотация. Статья посвящена анализу проблемы миграционных рисков для России со стороны Украины. При этом исследуются как социально-экономические основания для прибытия украинских мигрантов в Российскую Федерацию, так и военно-политические, связанные с угрозой продолжения и даже обострения конфликта на Донбассе. Автор прогнозирует несколько сценариев развития ситуации, два из которых (провал военной агрессии Украины против ДНР и ЛНР и последовательная реализация Минских соглашений) не принесут России существенных миграционных "вливаний". В то же время, эскалация социально-экономического кризиса на Украине, а также силовая "победная" военная кампания Вооруженных Сил Украины против Донецкой Народной Республики и Луганской народной республики способны спровоцировать новые потоки беженцев, сопоставимые, а то и превышающие цифры 2014-2015 годов. 

Ключевые слова: миграция, Украина, Донбасс, риски, война, Донецкая народная республика (ДНР), Луганская народная республика (ЛНР), гастарбайтеры, беженцы, Минские соглашения.

 

Summury. The article is devoted to the problem of migration risks to Russia by Ukraine. Examines how the socio-economic bases for the arrival of Ukrainian migrants in the Russian Federation and the political-military threat of continuing and even growing conflict in Donbass. The author predicts several scenarios of development of the situation, two of which (the failure of the military aggression of Ukraine against the DNI and the LNR and the consistent implementation of the Minsk accords) will not bring Russia substantial migration flows («vlivanij»). The escalation of the socio-economic crisis in Ukraine, as well as power "winning" of the armed forces of Ukraine military campaign directed against the Donetsk and Luhansk people's Republic, can trigger new waves of refugees. These migrations may be greater than they were in 2014-2015.

Keywords: migration. Ukraine, Donbass, risks, war, Donetsk people's Republic (DNR), Lugansk national Republic (LNR), gastarbajtery (guest workers), refugees, Package of Measures for the Implementation of the Minsk Agreements.

В настоящий момент Россия испытывает миграционное давление по самым разным направлениям. При этом весьма существенные миграционные риски для нашей страны создает неустойчивая, а где-то и взрывоопасная ситуация на Украине, возникшая в этой стране с 2014 года и лишь усугубившаяся неэффективными действиями «постмайданных» властей в области политики и экономики. 

 

В принципе миграционный обмен для двух государств в постсоветский период был нормальным явлением. При этом он имел в основном одноканальный характер. Если россияне в своем большинстве  ехали на Украину в гости к родственникам или в туристических целях, то украинцы (практически из всех ее регионов) в подавляющем большинстве представляли собой трудовых мигрантов, отправляющихся на заработки в экономически более развитую и перспективную страну. Особую "статью" составляла "криминальная" миграция с Украины в Россию, связанная с проституцией и контрабандой. 

 

При этом многочисленные украинские мигранты (даже из "бандеровской" Западной Украины) не вызывали в российском обществе отторжения и ксенофобских настроений (чего нельзя было сказать о внутренних мигрантах с Северного Кавказа и лицах "азиатской национальности" из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана). Во многом это было связано с относительной общностью культурных и языковых традиций, славянским генотипом украинцев и длительностью проживания в рамках единого государства. 

 

Численность украинских трудовых мигрантов уже в «домайданный период» была весьма высока. При этом из примерно 2 миллионов «заробитчан» половина работали на нелегальной основе, без соответствующего оформления документов. В 2013 году, как заявил глава ведомства Константин Ромодановский, граждане Украины заработали в России порядка 27 млрд. долларов [1]. Одновременно гастарбайтеры в последние годы активно «спонсировали» свою страну - согласно данным НБУ доля денег гастарбайтеров  в ВВП Украины по итогам 2015 года составила 5,7%, до Майдана этот показатель был 4,1% [2]. За весь 2015 г. украинские гастарбайтеры перечислили в Украину 5,1 млрд. долл. – этот показатель превысил прямые зарубежные инвестиции [2].

 

Однако нужно отметить, что постоянно проживающих граждан Украины на территории Российской Федерации до 2014 г. было немного. По данным ОЭСР их численность на 2010 г. составляла менее 100 тысяч человек (по этому показателю Россия "отставала" от Италии, Германии и Чехии, где существовали более многочисленные колонии "стационарных" украинских мигрантов) [3]. В то же время, миграционные потоки с Украины с Россию были гораздо более многочисленными, просто большинство украинских граждан работало "вахтовым методом" с учетом сопредельности территорий двух стран. Это опять же не создавала серьезных миграционных перегрузок для россиян, которые не воспринимали "временно прибывающих" украинцев как конкурентов на рынке труда и опасных претендентов на "блага" коренного населения. Особенно с учетом достаточно благоприятного экономического фона "тучных нулевых" и даже последующих лет. 

 

Ситуация кардинально изменилась в 2014 году после киевских событий Майдана № 2 и реинтеграции Крыма. Во-первых, впервые за весь постсоветский период отношения двух стран перешли из состояния относительного партнерства в состояние открытой вражды, что не могло не вызвать взаимного недоверия со стороны украинцев и россиян. Во-вторых, несмотря на то, что трудовая миграция с Украины в Россию все-таки сохранилась, тем не менее, после 2014 г. отношение к приезжающим "заробитчанам" со стороны властей РФ существенно изменилось, причем однозначно в худшую сторону (ужесточение сроков пребывания на территории Российской Федерации, более жесткий паспортный контроль, "отсев" участников АТО и пр.). В-третьих, стремление нового киевского руководства подавить сопротивление ДНР и ЛНР военным путем спровоцировало затяжной и кровавый вооруженный конфликт, который в 2014-2015 гг. привел к массовой миграции на территорию России беженцев с территории Донецкой и Луганской областей. По данным ООН, общее число уехавших из "зоны АТО" составило 2 миллиона человек. Из них почти 660 тысяч человек официально зарегистрировались в России, еще 81 тысяча - в Беларуси. Количество людей, которые выехали с Донбасса в другие регионы Украины составляет примерно 1 миллион 228 тысяч [4].

 

Однако данные по беженцам российской стороны достаточно серьезно отличаются от вышеприведенных цифр ООН, которыми одновременно оперирует и Киев. Так замминистра иностранных дел РФ Геннадий Гатилов в 2015 г. заявил, что с начала вооружённого конфликта на Украине Россия приняла 1,1 млн. беженцев [5]. 

Рост числа украинцев в России, 2014 - 2015, ФМС России

При этом для Российской Федерации подобная нагрузка оказалась достаточно затратной. В 2014-2015 гг. из российского бюджета было выделено более 36 млн. руб. только для распределения украинских беженцев по субъектам Российской Федерации [5]. Более того, беженцам не определяли строго регион проживания, а чаще всего учитывали их пожелания. Соответственно, для перемещения по стране им выделялась единовременная выплата на покупку билетов. Особенно активно принимали беженцев с Украины следующие регионы: Ставропольский край, Приморье, Калужская, Саратовская, Смоленская, Тульская, Волгоградская, Омская области, Башкирия, Нижегородская, Свердловская, Самарская, Новосибирская области, ряд сибирских субъектов. При этом кто-то предпочитал статус беженца и сохранял украинское гражданство, надеясь вернуться обратно, кто-то стремился получить российское гражданство и осесть в РФ. Всего же на 1 января 2016 г. в России находилось 2,5 млн. украинских граждан, из которых почти 1,4 млн. проживали временно либо постоянно. Около 400 тыс. из них было предоставлено право на временное убежище [5]. 

 

При этом россияне к беженцам в Донбасса относились и относятся неоднозначно. Если в 2014 г. доминировал тренд на их однозначную поддержку, то позже ситуация стала несколько меняться. Во-первых, зачастую мигранты из Донецка и Луганска воспринимались не как "новороссы", а как украинцы, соответственно, на них переносился негатив, генерируемый в отношении Киева официальными российскими СМИ.

 

Во-вторых, многие из беженцев таковыми по сути не являлись, нередко они приезжали как вполне состоятельные туристы и даже отказывались от материальной помощи федеральных и региональных властей РФ. Более того, с учетом менталитета "донецких" те вели себя достаточно самоуверенно, а то и надменно, рассматривая свое пребывание на территории России как вынужденную необходимость "перекантоваться" и избежать участия в гражданской войне.

 

В-третьих, в условиях кризиса такого рода беженцы стали восприниматься некоторой частью россиян (особенно в Крыму) как конкуренты на рынке труда. В итоге число однозначных позитивных оценок беженцев с Донбасса существенно снизилось, а 14% отечественных респондентов требуют ограничить их проживание на территории России [6]. Особое неприятие у россиян вызывали и вызывают беженцы с Донбасса мужского пола мобилизационного возраста. Достаточно распространенной является точка зрения о том, что этих "здоровых лбов" нужно выдворить обратно, чтобы те не отсиживались в тылу, тогда как в ДНР и ЛНР воюет значительное число российских добровольцев.  

 

Справедливости ради нужно отметить, что для большинства беженцев с Донбасса (особенно для жителей городов, где велись активные боевые действия) пребывание на территории России оказалось не слишком комфортным. Определенные поблажки для них со стороны российской власти были, однако в условиях социально-экономических затруднений и формального действия минских соглашений, предполагающих восприятие беженцев как граждан Украины, поддержка носила достаточно скромный характер. 

 

Так, например, для расселения предлагались старые гостиницы и общежития с весьма "спартанскими" условиями проживания. Этот вариант выбрали лишь 10% беженцев, остальные 90% были вынуждены снимать жилье. Также у многих возникли проблемы с регистрацией по месту проживания или регистрацией по месту пребывания. А без этого вынужденные мигранты с Донбасса оказались в "подвешенном" состоянии - ни статуса, ни легального трудоустройства [7].

 

Еще одной проблемой стало медицинское обслуживание. Лечение для беженцев такое же платное, как и для всех иностранцев. За исключением тех, кто смог устроиться на официальную работу и платит налоги в соцфонды. Сложнее всего приходится тем беженцам Донбасса, у кого в семье есть инвалиды и тяжелобольные, нуждающиеся в срочном лечении [7]. Не бесплатно делаются нотариальные переводы необходимых документов. Также отныне беженцам нужно сдавать экзамен по русскому языку, истории и основам законодательства. При этом расценки на эти услуги весьма затратные: для приема в гражданство РФ — 6000 рублей, для трудовых мигрантов — 4900 рублей, для получения вида на жительство — 5300 рублей, для получения разрешения на временное проживание — 5300 рублей [7]. 

 

Тем не менее, расходы России на прием и обустройство соотечественников из Донбасса оказались достаточно высокими. Особенно это касалось 2014 г., когда в разгар боевых действий население Донецкой и Луганской областей в массовом порядке стало переезжать и переходить на территорию Российской Федерации. Для их приема  были развернуты палаточные городки на территории Крыма и Ростовской области, активно выдавалась гуманитарная помощь, оказывалось содействие в переезде вглубь страны. В итоге наплыв беженцев из юго-восточных регионов Украины обошелся России примерно в 4 миллиарда рублей. Такая цифра фигурировала в докладе главы Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, выдержки из которого появились в прессе в сентябре 2015 г. [8]. 

Помощь украинским беженцам в России и на Украине

В то же время, в 2015 и особенно в 2016 годах происходил процесс возвращения беженцев из России на Донбасс. Во-первых, интенсивность боевых действий снизилась (за исключением некоторого периода лета 2016 г.), так что те, кто отбыл в РФ, спасаясь от войны, успокоились и вернулись на родную землю. Во-вторых, относительно наладилась социально-экономическая жизнь в ДНР и ЛНР, стали выплачиваться (пусть и скромные) зарплаты и пенсии, заработали многие предприятия. В-третьих, сказался региональный патриотизм, свойственный жителям Донбасса.   

 

Однако в настоящий момент угроза хаоса и возобновления, а то и разрастания конфликта на территории Украины сохраняется. 

 

И тут имеются три вполне реальных варианта, при которых Российская Федерация повторно станет прибежищем для сотен тысяч, а то и миллионов украинских граждан. 

 

Первый вариант - произойдет социально-экономический крах Украины, ее власти выпустят из-под контроля ситуацию в стране, начнется неконтролируемый "парад суверенитетов" (сперва в духе "федерализации", а затем в "сепаратистском" ключе), развернется масштабная гражданская война "всех против всех". 

 

Такое развитие событий возможно в том случае, если США, являющиеся в настоящий момент главными "кураторами" и гарантами политического режима П.Порошенко, не уследят за внутриэлитными противоречиями или прекратят дотировать Украину "тактическими" займами, нацеленными на поддержание "прожиточного минимума" в экономике и социальной сфере. 

 

Уже сейчас страна находится в непростом положении, бреши в бюджете не способны закрыть зарубежные кредиты, а граждане все активнее участвуют в "социальных" акциях протеста. Согласно отчету МВФ, в первой половине 2015 года спад на Украине составил почти 16% - "в дополнение к сокращению производства почти на 10% за вторую половину 2014 года". Одновременно в стране должна возрасти инфляция - к концу 2016 г. примерно до 13%, во многом из-за повышения тарифов на газ и тепло" [9].

 

Серьезным ударом по украинской экономике явился ее разрыв с Россией, который, даже по словам президента Украины П.Порошенко, нанес ей урон в 15 миллиардов долларов (а реально гораздо больше). Одновременно на Украине произошло сокращение экспорта в отношении России за первые пять месяцев 2016 г. на 36,2% по сравнению с 2015 годом, а с Казахстаном - на 46,2% [10].

 

Крайне обременительными для населения страны, привыкшего за предыдущие годы к низким ценам на ЖКХ, оказались новые тарифы, которые поставили многие домашние хозяйства на грань выживания. Более того, с 1 января 2017 г. на Украине разрешается повышать коммунальные платежи на 3% ежемесячно - соответствующее постановление приняла комиссия государственного регулирования в сфере энергетики и коммунальных услуг [11].

 

Одновременно резко выросла доля проблемных кредитов на Украине - до 26,1% (по официальным данным), а, по мнению экспертов, уже достигла половины от всех кредитов [12]. Катастрофической является ситуация с пенсионным обеспечением, что признают даже украинские СМИ [13]. 

 

Все это может привести к всплеску протестных настроений и даже к "тарифному Майдану", что, правда, не будет означать возвращения к власти пророссийских и даже умеренных сил. Однако привести к достаточно массовой миграции украинцев в Россию социально-экономическая катастрофа может (равно как и в Европу). Особенно это будет касаться сопредельных с Российской Федерацией регионов Украины (Харьковской, Херсонской, Донецкой, Луганской и Сумской областей). В этом случае РФ нужно ожидать трудовых мигрантов численностью 200-300 тысяч человек, а также примерно столько же тех, кто прибудет "на постой" к своим российским родственникам. 

 

О росте протестных настроений свидетельствуют последние соцопросы, проводившиеся в августе 2016 г. на Украине. В частности, они выявили значительное число граждан, которые "проели" имеющиеся ресурсы и испытывают серьезные материальные затруднения. 

 

Социально-политическая обстановка на Украине, 2016

 

Кроме того, на исходе терпение украинских граждан. 

 

Социально-политическая обстановка на Украине, 2016

 

Наконец, практически половина граждан "Незалежной" ожидает "Майдана № 3". 

 

Социально-политическая обстановка на Украине, 2016

В то же время, ожидать спонтанного "социального взрыва" на Украине не стоит.

 

Во-первых, слишком высока инертность украинского общества, утомленного предыдущими "бурными" годами. Во-вторых, нужно делать поправку на "крестьянский менталитет" большинства жителей страны, которые нередко в ходе проведения соцопросов предпочитают "прибедняться" и гиперболизировать свои материальные затруднения. 

 

Однако нельзя исключить того, что недовольством населения могут воспользоваться украинские олигархические группы, которые постараются на волне "народного гнева" реализовать революционный сценарий (например, это касается "затаившейся" Ю.Тимошенко и "опального" И. Коломойского). Тогда у "Майдана № 3" появятся шансы на успех, а экономика страны окончательно "просядет". 

 

Второй вариант - военный - имеет три сценария развития - "победный" и "пораженческий" для народных республик Донбасса. 

 

"Победный" вариант возможен в случае открытой и масштабной агрессии ВСУ против ДНР и ЛНР в нарушение Минских договоренностей. В этом случае у руководства народных республик появятся основания не только для разгрома противника, но и освобождения подконтрольной Украине части Донбасса. Особенно в том случае, если им на помощь придут из России добровольческие формирования и "отпускники". В этом случае Российская Федерация вряд ли ощутит массовый приток мигрантов (разве что в первые дни боевых действий), основные миграционные потоки в этом случае будут направлены на Запад - проукраински настроенные жители региона будут отступать вслед за ВСУ. 

 

Гораздо более проблемным для России может стать вариант с поражением  народных республик, особенно в том случае, если они не получат военной поддержки извне. Как показывает практика других конфликтов (например, Сербской Краины в Хорватии), победа одной из сторон гражданского конфликта (особенно после предыдущего кровопролития) непременно ведет к "зачисткам" как военнослужащих противника, так и нелояльного населения. Более того, в 2014-2016 гг. сверхжесткие действия украинских властей на подконтрольной им части Донбасса позволяют предположить, что в случае поражения ДНР и ЛНР киевские власти с "сепаратистами" церемониться не будут и подвергнут их преследованиям по политическим мотивам. А с учетом того, что подавляющая часть жителей Донецкой и Луганской народных республик прямо или косвенно имела отношение к сопротивлению Украине (в диапазоне от организации референдума о независимости в апреле-мае 2014 г. до участия в боевых действиях на стороне ополчения).

 

Кстати, в 2015-2016 гг. в военизированные подразделения "сепаратистов" на коммерческой основе (в "силовых" структурах ДНР и ЛНР по местным меркам платят хорошее жалование) вступило значительное число местных мужчин и юношей, которые ранее не участвовали в прямом сопротивлении Киеву.

 

Такого рода "расклады" позволяют прогнозировать тот факт, что разгром народных республик приведет к масштабному исходу ополченцев и пророссийского населения ДНР и ЛНР в Россию (а на октябрь 2016 г. численность населения ДНР составляет 2 миллиона 320 тысяч человек [14]). Причем, в отличие от ситуации 2014-2015 гг. на территорию РФ отступят не только гражданские жители, но также хорошо подготовленные и при этом озлобленные поражением участники боевых действий, в том числе, с военной техникой.

 

Подобная "миграция" может привести к дестабилизации не только Юга России (где ополченцы получат поддержку казачества), но и всей страны. Особенно с учетом того, что даже в условиях "минской неопределенности" значительная часть ополченцев обвиняет российское руководство минимум в "пассивности", максимум - в желании "запихнуть Донбасс в состав Украины". 

 

Третий вариант предполагает выполнение минских соглашений двумя сторонами и возвращение ДНР и ЛНР в состав Украины в рамках "особого статуса". Эту позицию недавно весьма акцентированно обозначил МИД РФ. Выступая на открытии II Европейского форума молодых дипломатов, директор департамента общеевропейского сотрудничества МИД РФ Андрей Келин заявил следующее: «Чтобы остановить поток беженцев из восточной Украины мы пытаемся урегулировать кризис в этой стране. Мы выступаем за то, чтобы Донбасс интегрировался в Украину на равных условиях, чтобы там не было гонения или геноцида русскоязычного населения. Люди там должны получить законодательно, конституционно оформленный статус, пройти амнистию, пройти окончательно не только военное, но и политическое урегулирование. Это поможет экономическому восстановлению и созданию благоприятных условий для развития восточной Украины» [15]. 

 

Тем не менее, этот компромиссный вариант, оптимистично позиционируемый Министерством иностранных дел Российской Федерации в качестве оптимального, также таит в себе миграционные проблемы. Дело в том, что при таком сценарии нынешние киевские власти достаточно быстро (как только почувствуют, что Россия отказалась от прямой поддержки народных республик) начнет деятельность по свертыванию суверенитета Луганска и Донецка. Примерно так вел себя даже вполне умеренный режим президента Украины Л.Д.Кучмы, который сумел в короткие сроки ликвидировать государственную самостоятельность Республики Крым, провозглашенную в 1992 г. и с определенными оговорками существовавшую до 1995 г.  

 

Соответственно, можно предположить, что "мягкая сдача" ДНР и ЛНР в состав Украины также может привести (пусть и с некоторой "паузой") к репрессиям киевских властей против населения народных республик и особенно против бывших ополченцев. Это также чревато миграционным "отступлением" в Россию "сепаратистской" части жителей Донбасса с негативными последствиями для стабильности нашей страны. Не говоря уже о том, что "зачистка" ДНР и ЛНР вызовет крайне болезненную реакцию на постсоветском пространстве и лишь спровоцирует дальнейшее давление Украины (с подачи США) на Российскую Федерацию.   

Кроме того, надо отметить, что в октябре 2016 г. руководство Украины начало собственную игру на мигрантском "фронте", заявив о необходимости введения визового режима с Россией. С учетом вполне вероятных "симметричных" ответных действий РФ, взаимодействие в данной области между двумя странами резко сократится. Такая перспектива чревата для украинской власти ростом протестных настроений по всей стране, поскольку, невзирая на весьма распространенные "антироссийские" воззрения, многим "заробитчанам" удается кормить себя и свои семьи именно за счет регулярных поездок в Россию. Тем не менее, с подачи западных советников украинские власти могут пойти на данный шаг с целью максимально "подкрутить" конфронтацию с Москвой, а также для того, чтобы изолировать своих граждан от "чуждого влияния", поскольку сверхжесткие пропагандистские технологии, используемые Киевом для формирования однозначной позиции своих граждан, не терпят альтернативности. А, прибывая в Россию, украинцы вольно или невольно получают "иную" информацию.      

 

Не факт, конечно, что украинское руководство в ближайшей перспективе пойдет на такую скандальную акцию, однако соответствующий законопроект в Верховной Раде уже зарегистрирован. Более того, его защитников достаточно много и их мнение выразил один из наиболее радикальных украинских политиков-националистов Владимир Парасюк, который обрушился с нападками на "заробитчан": "Я смотрю реально на вещи и хочу сказать, мы всегда спрашиваем их мнение, из-за того, что "они работают там в России". Им кто-то запрещает туда ехать? Да езжайте, можете вообще с вещами. И чтобы больше не возвращаться", — заявил депутат [16]. 

 

Однако у данного законопроекта очень много противников, которые считают его неприемлемым как по политическим, так и экономическим соображениям. Их точку зрения отразил президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

 

"Никаких экономических выгод такая мера Украине не принесет. Грузия в свое время также ввела визы с Российской Федерацией, но это никак не помогло ее экономике, а наоборот – загнало ее в угол. Те деньги, которые мы сейчас получаем денежными переводами из России, — это в основном деньги наших гастарбайтеров. Мы потеряем миллиарды долларов. И если появятся визы, то это будет очень большая бытовая проблема для разделенных семей. Не исключено, что какое-то количество украинцев просто уедет в Россию. Я бы даже предположил, что таким образом мы можем потерять квалифицированное работоспособное население. Скорее всего, кто-то останется без работы в Украине, а кто-то навсегда уедет в Россию. Не секрет, хотя это особо и не афишируется, что сегодня в Москве работает довольно много наших граждан из Западной Украины. К тому же, как повелось еще со времен Советского Союза, трудятся они и в Сибири на предприятиях по добыче нефти. В случае введения виз, имея работу в России, украинцы предпочтут навсегда остаться там. Ведь даже несмотря на девальвацию рубля, зарплата в РФ в долларовом эквиваленте в два раза выше, чем в Украине. Тем более, что в России сейчас действует упрощенная система получения вида на жительство и гражданства для жителей СНГ", — считает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко [17].

 

Таким образом, можно констатировать, что с точки зрения миграционных рисков ситуация на Украине остается взрывоопасной. Определенная стабилизация возможна лишь в случае соблюдения "буквы" Минских соглашений и отказа Киева от идеи силового давления на Донбасс и Крым. Кроме того, постепенная деградация украинской экономики может спровоцировать масштабный социальный взрыв, следствием которого может стать поток "гастарбайтеров" на территорию России. 

Список литературы и источников

  1. Украинские мигранты: быть или не быть в России. Электронный ресурс // Официальный сайт Русской Службы ВВС. // Код доступа:  http://www.bbc.com/russian/international/2014/03/140326_russia_ukraine_migrants
  2. Охрименко А. Деньги гастарбайтеров спасают ВВП Украины. Электронный ресурс. // Официальный сайт ЛiгаБлоги. // Код доступа: http://blog.liga.net/user/aohrimenko/article/21630.aspx
  3. Рязанцев С., Скоробогатова В. Украинская миграция в приоритетах развития России // Международные процессы. Т. 14. № 1. 2016. С. 40. 
  4. Количество беженцев с Донбасса превысило 2 миллиона - ООН. Электронный ресурс // Укринформ. Официальный сайт. // Код доступа: http://www.ukrinform.ru/rubric-lastnews/1837520-kolichestvo_begentsev_s_donbassa_previsilo_2_milliona_oon_1736770.html
  5. Беженцы с Украины бегут к "агрессору", а "террористы" восстанавливают разрушенное "освободителями". Электронный ресурс. // Газеты ДНР. Официальный сайт. // Код доступа: http://gazeta-dnr.ru/?p=41108
  6. Россияне видят в беженцах с Донбасса нахлебников. Электронный ресурс. // Толкователь. Официальный сайт. // Код доступа: http://ttolk.ru/2016/09/08/%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F%D0%BD%D0%B5-%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D1%8F%D1%82-%D0%B2-%D0%B1%D0%B5%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B0%D1%85-%D1%81-%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B1%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B0-%D0%BD/
  7. Беженцы Донбасса: декларации и реализация. Электронный ресурс. // Русская Правда. Официальный сайт. // Код доступа: http://ruspravda.info/Bezhentsi-Donbassa-deklaratsii-i-realizatsiya-12583.html
  8. Россия рассказала, сколько потратила на беженцев с Донбасса. Электронный ресурс. // Однако Жизнь. Официальный сайт. // Код доступа: http://howeverlife.ru/news/rossiia-rasskazala-skolko-potratila-na-bejencev-iz-donbassa.html
  9. МВФ: экономика Украины "пошла на поправку". Электронный ресурс. // ТАСС. Информационное агентство России. Официальный сайт. // Код доступа: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3674310
  10. Украина не Швейцария, потерю России ничто не компенсирует. Электронный ресурс. // Экономика сегодня. Федеральное бизнес-агентство. Официальный сайт. // Код доступа: http://rueconomics.ru/190960-ukraina-ne-shveicariya-poteryu-rossii-nichto-ne-kompensiruet
  11. Путь к тарифному Майдану. Электронный ресурс. // Экономика сегодня. Федеральное бизнес-агентство. Официальный сайт. // Код доступа: http://rueconomics.ru/198741-put-k-tarifnomu-maidanu-3-zhkh-v-mesyac-mogut-istoshchit-terpenie-ukraincev
  12. 5 октября Порошенко открывает сафари на население Украины. Электронный ресурс. // Политнавигатор. Официальный сайт. // Код доступа: http://www.politnavigator.net/5-oktyabrya-poroshenko-otkryvaet-safari-na-naselenie-ukrainy.html
  13. Кому повысят пенсию и как она изменилась за 20 лет. Электронный ресурс. // Сегодня.UA. Официальный сайт. // Код доступа: http://www.segodnya.ua/economics/enews/komu-povysyat-pensiyu-i-kak-ona-izmenilas-za-20-let-755791.html
  14. Моя ДНР. Численность населения. Электронный ресурс. // Новороссия. TV. Официальный сайт. // Код доступа: http://novorossiatv.com/news/nrus/moy-dnr-chislennost-naseleniya-/
  15. МИД РФ: Москва выступает за интегрирование Донбасса в Украину. Электронный ресурс. // ТАСС. Информационное агентство России. Официальный сайт. // Код доступа: http://tass.ru/politika/3682225
  16. В Раде предложили работающим в России украинцам вообще не возвращаться. Электронный ресурс. // РИА Новости - Россия Сегодня. Официальный сайт. // Код доступа: https://ria.ru/world/20161008/1478781117.html
  17. Отмена безвизового режима с РФ: перспективы болезненного вопроса. Электронный ресурс. // РИА Новости Украина. Официальный сайт. // Код доступа: http://rian.com.ua/analytics/20160209/1004930458.html

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Крым, Севастополь, воссоединение с Россией, перспективы развития
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN