Жарский А. П.,

кандидат военных наук;

Шептура В. Н.

кандидат военных наук, доцент

Zharsky A. P.,

Candidate of Military Sciences;

Sheptura V. N.,

Candidate of Military Sciences, Associate Professor


Развитие организационно-технической структуры и способов применения узлов связи пунктов управления оперативно-стратегических и оперативных объединений (конец 1945 - начало 1980-х годов)

Development of organizational and technical structures and methods of using communication nodes control centers operational and strategic and operational units (end of 1945 - the beginning of the 1980s)

Аннотация. В статье представлен анализ развития способов боевого применения узлов связи пунктов управления фронта и армии в 1945–1980-е гг. 

Ключевые слова: система управления, система связи, узлы связи пунктов управления.

 

Summury. The article presents an analysis of the methods of combat employment of communication centers and control centers of the front of the army in 1945-1980-ies.

Keywords: control system, communication system, communication nodes control points.

Одним из основных факторов, определявших развитие организационно-технической структуры узлов связи пунктов управления фронта (армии) в годы Великой Отечественной войны, являлся непрерывный рост потоков информации, проходившей через них. В годы войны в условиях ограниченных ресурсов сил и средств связи достижение необходимых значений пропускной способности системы связи, как правило, достигалось путем оптимизации организационно-технической структуры УС, повышения требований к технической и эксплуатационной надежности средств связи, маневра связи и высокой боевой выучки личного состава [1].

 

Так, например, увеличение пропускной способности радиоузлов в 6–7 раз удалось достичь путем перехода от децентрализованного метода управления радиосредствами к «методу радиобюро» (централизованному), а также создания и насыщения УС КП фронта (армии) специальной аппаратурой буквопечатания по радио типа «Алмаз» и «Карбид» [2].

 

При этом главными проблемами боевого применения фронтовых (армейских) УС ПУ в годы войны были: обеспечение непрерывности управления войсками при перемещении пунктов управления; повышение разведзащищенности узлов связи и устойчивости их функционирования [3].

 

Непрерывность управления войсками при перемещении ПУ достигалась путем повышения мобильности УС, а также совершенствования способов их перемещения в ходе операции (поэшелонного перемещения и поэтапного развертывания элементов УС; наличия в резерве у начальника войск связи фронта (армии) сил и средств связи, которые позволяли бы заблаговременно готовить очередное положения УС в новом районе) [4].

 

Повышение разведзащищенности и устойчивости функционирования УС по опыту войны осуществлялось путем: рассредоточенного размещения элементов УС на местности, с обязательным выносом излучающих средств за пределы пунктов управления; внедрения нетрадиционных способов размещения УС (в подвалах жилых зданий и в различных инженерных сооружениях); повышения качества инженерного оборудования и маскировки районов размещения УС; совершенствования системы охраны и обороны узлов с привлечением для этих целей стрелковых и танковых подразделений [2].

 

За период с конца 1945 по 1954 г. система управления фронта (армии) и связи существенных изменений не претерпела. Организационно-техническая структура и тактика боевого применения УС ПУ совершенствовались в соответствии с принципами и взглядами, установившимися по опыту минувшей войны. В этот период непрерывность управления и своевременность связи при перемещении КП фронта (армии) достигались за счет наличия в составе узловых полков двух положений узла связи. Одно из них представляло собой подвижный полевой узел связи, а другое — полустационарный. Подвижный узел связи выдвигался в новый район заблаговременно совместно с рекогносцировочной группой или вслед за ней. В отдельных случаях он мог следовать в район нового КП самостоятельно, вслед за рекогносцировочной группой. Элементы УС на местности размещались рассредоточенно, с выносом излучающих средств за пределы ПУ. Полустационарный узел имел на вооружении ящичный комплект техники связи, который предназначался для размещения в специальных укрытиях [5].

 

Принимаемые на вооружение в конце 50-х — начале 60-х гг. новые радио-, радиорелейные и электропроводные средства связи (Р-400, P-401, Р-403, П-312, П-310, П-313, Р-110, Р-102, Р-118 и др.), а также комплексы типовых аппаратных (№ 1, 2, 3, 4, 5) внесли в организационно-техническую структуру УС ПУ определенные изменения [6].

 

В состав УС КП фронта и армии были введены группа радиорелейных станций, станция дальней связи, а также расширены функции телеграфной, электропитающей станции и радиоузлов. В этот же период с помощью комплексов типовых аппаратных 1, 2, 3, 4, 5 была впервые предпринята попытка создания УС ПУ объединений, необходимой канальной емкости путем построения его организационно-технической структуры по «модульному» принципу. Так, для развертывания УС КП армии предназначался типовой комплект № 3, для УС КП корпуса – комплект № 4, а УС КП дивизии должен был базироваться на комплект № 5 [7].

 

Принятие на вооружение во второй половине 50-х — в начале 60-х гг. ракетно-ядерного оружия привело к коренным изменениям во взглядах на характер и способы ведения фронтовых (армейских) операций и управление войсками. В этих условиях тенденциями развитии теории и практики оперативного искусства стали повышение динамичности военных действий, необходимость сокращения цикла управления, поиск форм и способов ведения операций с учетом резких изменений обстановки и угрозы массовых потерь личного состава и повреждения техники. Это обусловило создание в оперативно-стратегических и оперативных объединениях постоянно действующего передового пункта управления и соответствующего УС.

 

Значительно сократилось время на сбор и обработку штабами данных об обстановке, принятие должностными лицами ПУ решения и доведение его до войск. Так, если в годы Великой Отечественной войны среднее допустимое время старения информации в звене армия — дивизия составляло 4,5–5 часов, в звене фронт — армия — 6,5–8,5 часа, то в условиях ведения военных действий с применением ракетно-ядерного оружия оно составило 1,0–1,25 и 1,4–1,7 часа соответственно. Таким образом, усложнился процесс управления войсками фронта (армии), а потребность в обновлении информации увеличилась в 4–5 раз, соответственно возрос и суммарный поток сообщений, циркулирующих между ПУ.

 

Возрастание потребностей в обновлении информации и сокращение сроков ее передачи привело к увеличению канальной емкости УС. К началу 60-х гг. количество телефонных и телеграфных каналов на УС КП фронта по сравнению с 1945 г. увеличилось в 3,5–4 раза и стало достигать 140–150 и 40–50, соответственно.

 

В связи с относительно малыми интервалами времени на обработку и передачу информации возникла проблема ее сокрытия. Это ускорило разработку и принятие на вооружение узловых частей связи спецаппаратуры различных типов. Внедрение спецаппаратуры способствовало повышению скорости обмена информацией, скрытности управления войсками, безопасности связи и устойчивости функционирования пунктов управления и их УС [8].

 

Вместе с тем рост канальной емкости и массовое внедрение спецаппаратных привели к увеличению количества специальных машин на УС ПУ. Так, если в середине 50-х гг. УС КП фронта имел в своем составе 55–60, а УС КП армии 27–31 специальную машину, то к началу 1962 г. их число возросло до 91–97 и 54–59 соответственно, т. е. увеличилось в 1,5–2 раза [9].

 

Наметившаяся в начале 60-х гг. тенденция экстенсификации (постоянное наращивание узловых сил и средств) в развитии полевых УС ПУ фронта (армии), сохранялась и в 70-е гг. Поступление в это время тропосферных и космических средств связи способствовало увеличению канальной емкости узлов связи [10]. Вместе с тем количество специальных машин в их составе вновь возросло. Требования комплексного использования средств связи, стремление повысить технико-эксплуатационную надежность узлов за счет резервирования каналов связи привело к дальнейшему усложнению структуры построения и управления узлом связи. В состав узлов связи вводятся такие элементы, как станция космической связи (СКС), пункт управления узлом связи (ПУУС), регламентно-техническая группа (РТГ) и группа командно-штабных машин (ГрКШМ).

 

Сложное организационно-техническое построение УС ПУ оперативно-стратегических (оперативных) объединений в 1960–1970-е гг. в условиях возможного применения противником оружия массового поражения определило два возможных варианта его размещения на местности — рассредоточенное и сосредоточенное («компактное»).

 

Практикой войск утвердилось линейное сосредоточенное размещение УС, что наиболее полно отвечало требованиям удобства пользования и быстрого развертывания (свертывания) средств связи при минимальном расходе вводно-соединительного оборудования.

 

В 1978 г. система пунктов управления фронта (армии) вновь пересматривается и признается целесообразным иметь в объединениях командный, запасный командный (ЗКП) и тыловой пункты управления (ТПУ). При этом ЗКП стал постоянно действующим ПУ, предназначенным для повышения устойчивости управления войсками при перемещении (выходе из строя) КП.

 

Переход к новой системе пунктов управления значительно усложнил задачи по обеспечению непрерывности управления и своевременности связи в ходе операции, т. к. возникла необходимость одновременного функционирования двух пунктов управления (КП и ЗКП), тогда как количество частей (подразделений) связи в составе узловых соединений (частей) оставалось неизменным. Возникла необходимость жесткой взаимосвязи порядка перемещения полевого УС с перемещением оперативного состава пунктов управления, а также деления УС на мобильную (с ранее выделяемой от нее передовой группой), основную части и обеспечения длительной их автономной работы. Напряжение в работе узловых подразделений несоизмеримо возросло.

 

В начале 80-х для повышения устойчивости управления войсками оперативно-стратегических и оперативных объединений признается также целесообразным иметь такие элементы командного пункта, как передовой и воздушный пункты управления (ППУ, ВзПУ). Кроме того, на определенный период для управления группировкой войск, действующей на изолированных или удаленных направлениях, создавать вспомогательный пункт управления (ВПУ). В соответствии с принятой системой пунктов управления во фронте развертывались: узлы связи командного, запасного командного и тылового пунктов управления, а на отдельных этапах операции применялись узлы связи передового, воздушного и вспомогательного пунктов управления (УС ППУ, УС ВзПУ и УС ВПУ) [11].

 

Важнейшими оперативными факторами, определявшими боевое применение узлов связи ПУ, являлись: порядок функционирования пунктов управления; характер и степень воздействия на них противника. Считалось, что наиболее сложные условия для функционирования пунктов управления и их неотъемлемой части узлов связи могут возникать при внезапном начале войны с применением противником всех видов оружия массового поражения, массированных авиационно-ракетных ударов и средств радиоэлектронной борьбы.

 

Возросла также угроза поражения пунктов управления и с помощью обычных видов оружия. Это было, прежде всего, связано с принятием США в августе 1982 г. концепции «воздушно-наземной операции (сражения)», материальной основой которой являлись высокоточные самонаводящиеся и автоматизированные системы. При этом полагали, что наибольшую опасность для систем управления и связи фронта могли представлять разведывательно-ударные комплексы (точного местоопределения излучающих радиоэлектронных средств с последующим их поражением), средства радиоэлектронной борьбы, воздушная (космическая), оптико-электронная, радиолокационная и наземная (специальная) разведка. Поэтому на протяжении всех послевоенных лет задача повышения разведзащищенности и устойчивости функционирования УС ПУ оставалась одной из наиболее важных.

 

Основным элементом системы связи фронта являлся узел связи командного пункта. Он предназначался для обмена сообщениями с пунктами управления Генерального штаба, Главкома на ТВД, подчиненных и взаимодействующих войск, а также организации внутренней связи и обеспечения функционирования комплексов автоматизации на КП фронта. От УС КП фронта организовывались (обеспечивались) различные виды телефонной, телеграфной, факсимильной связи и передача данных, в том числе с использованием спецаппаратуры. Кроме того, непосредственно на пункте управления могла быть организована сеть внутренней режимной телефонной связи. Всего от УС КП фронта организовывалось (обеспечивалось): 99–106 телефонных, 43 телеграфных и 13–14 факсимильных связей. При этом для всех видов связи УС КП необходимо было принять с опорной сети до 180 и образовать средствами прямой связи 100–110 каналов тональной частоты (ТЧ), что составляло в общей сложности 280–290 каналов. Кроме того, путем вторичного уплотнения каналов ТЧ на узле организовывалось около 80–100 телеграфных каналов. Такое количество связей и каналов превышало потребное в 3–4 раза, однако по существующим взглядам должно было обеспечить требования по устойчивости управления войсками.

 

В основу организационной структуры УС ПУ фронта (армии) 80-х гг. был положен традиционный принцип (заложенный еще при создании первых полевых УС в годы Первой мировой войны) объединения однотипных средств связи в отдельные элементы (центры) в соответствии с их назначением в системе связи и закрепления средств прямой связи и спецаппаратуры за важнейшими информационными направлениями [12].

 

УС КП фронта представлял собой многосвязную систему большого количества разнотипных средств связи. Для вероятного противника он являлся площадным объектом первоочередного поражения, а организационные и технические мероприятия оперативной маскировки, проводившиеся войсками, не могли обеспечить его разведывательную защищенность. На узле развертывалось 132–134 специальные машины (без учета транспортных автомобилей для перевозки линейно-кабельного имущества), насчитывающие более 33 типов аппаратных, для эксплуатации которых необходимо было 40–45 специалистов основных специальностей. Основу технической оснащенности узлов связи составляли комплексы «Зарево», «Топаз» и «Восход». Эти комплексы к середине 80-х уже устарели и по своим оперативно-техническим характеристикам не в полной мере отвечали требованиям, предъявляемым к ним управлением войсками. Аппаратура связи была громоздка, имела большую массу и высокое энергопотребление. На снабжении войск находилось значительное количество разнотипной морально устаревшей аналоговой спецаппаратуры. В образовании канала телефонной спецсвязи принимало участие 4–5 аппаратных УС, в которых канал коммутировался на 6–7 коммутационных устройствах; телеграфной связи — 3–6 аппаратных и 7–8 коммутационных устройствах соответственно.

 

Значительное число разнотипных средств связи, развертывавшихся на узле связи, резко снижало такие его оперативно-технические показатели, как готовность к передаче (приему) потоков сообщений, живучесть и мобильность.

 

Поступление на вооружение аппаратных повышенной мощности (АПМ) способствовало некоторому сокращению (на 10–15 %) количества специальных машин на узле, но так как в свете требований по рассредоточенному размещению КП потребовалось привлечь дополнительно до 165 км кабеля и до 45 машин для его перевозки и 193 человека личного состава, то полученный от внедрения АПМ выигрыш был практически неощутим.

 

Такой подход к модернизации существовавшего парка узловых средств связи вел не только к значительным материальным затратам, но и к дальнейшему снижению эффективности использования аппаратуры, каналов и обслуживающего персонала. Кроме того, многотипность средств связи удлиняла цикл разработки и смены их поколений и сказывалась на темпах поступления новой аппаратуры в войска.

 

Одной из главных и определяющих причин существовавшего принципа комплектования техникой полевых УС являлось отсутствие унифицированного канала, пригодного для передачи всех видов информации. Первичный канал был аналоговым телефонным, что обусловливало прямой ввод в него телефонных сообщений, а с помощью различных устройств вторичного уплотнения — других видов сообщений. Объединить функциональные группы при аналоговых способах обработки информации не представлялось возможным [13].

 

Для развертывания и обеспечения работы УС КП (ЗКП) фронта предназначалась отдельная бригада связи (узловая). 

 

Организационно бригада состояла из двух однотипных полевых узлов связи (ПУС-1, ПУС-2), батальона мобильных узлов связи и батальона связи привязки. Обеспечение связью КП и ЗКП фронта двумя полевыми УС предусматривало обязательное их деление на мобильную и основную часть, применение принципа поэшелонного перемещения и поэтапного развертывания [14]. Это, по оценке маршала войск связи А.И. Белова [15], который руководил ими 18 лет (с 1970 г. был начальником войск связи Министерства обороны СССР, в 1977–1987 гг. – начальником связи Вооруженных сил СССР) обеспечивало непрерывность управления примерно на 75 % времени операции.

 

Кроме того, существенные недостатки, снижающие непрерывность управления, были выявлены в ходе перемещения УС на маневрах войск и учениях того времени. Так, постоянное задействование сил и средств УС, загруженность узловых подразделений при несении дежурства на боевых постах (в основном сменами сокращенного состава), свертывании, развертывании, охране и обороне УС привело к невозможности организовать отдых личного состава, своевременно провести техническое обслуживание средств связи, создать узловой резерв связи. Деление узлов связи на мобильную и основную части усложняло организацию их перемещения, определяло особые требования к размещению УС на местности и прокладке внутриузловых кабелей. Кроме того, необходимость обеспечения связи на важнейших информационных направлениях как от мобильной, так и основной части узла связи привело к нерациональному использованию аппаратуры спец- связи, коммутации, контроля и сигнализации.

 

Узлы связи КП и ЗКП армии развертывались силами и средствами отдельного полка связи (опс), который имел в своем составе два полевых УС, батальон мобильных узлов связи, взвод ФПС и пункт контроля безопасности связи. От УС КП армии должны были обеспечены связи на 41-м, 42-м информационных направлениях.

 

От УС КП армии требовалось обеспечить 46–55 телефонных связей, 13–17 — телеграфных, а также 3–4 факсимильных связи и передачи данных. Для обеспечения этих связей УС КП армии должен был принять из полевых опорных сетей связи фронта и армии и образовать средствами прямой связи до 120 каналов ТЧ, а также путем вторичного уплотнения — до 30 телеграфных каналов.

 

Существенных различий в структуре, принципах построения и тактике боевого применения УС КП фронта и армии, применяющихся в 80-х гг., не было, а отличались они лишь по составу. Так, в состав УС КП армии входило до 80 специальных и до 8–10 транспортных машин, из которых 36 автомобилей размещались непосредственно на ПУ.

 

Необходимо отметить, что наметившаяся еще в годы войны тенденция к росту информационных направлений и потоков сообщений по управлению войсками продолжалась вплоть до конца 80-х гг. При существовавших на то время принципах построения и комплектования УС это неизменно приводило к увеличению числа элементов, спецавтомобилей и личного состава на узле, а также к снижению эффективности их использования. Как следствие, некоторые показатели боевого применения УС КП фронта и армии находились на уровне 40-х гг. 

 

Таким образом, начиная с конца 50-х гг. узлы связи пунктов управления развивались экстенсивным образом, т. е. за счет наращивания канальной емкости, увеличения числа специальных машин и расширения их типажа, роста численности личного состава. В результате к середине 80-х гг. УС ПУ фронта (армии) представляли собой громоздкие малоподвижные структуры, имевшие в своем составе большое количество разнотипных аппаратных полевых узлов связи, образовывавших избыточное количество путей прохождения информации с многократным резервированием направлений связи.

 

В заключение необходимо отметить, что в настоящее время, тенденция экстенсивного развития УС ПУ постепенно преодолевается. Это в первую очередь связано с переходом к единому цифровому каналу связи и модульному принципу построения узлов связи. Вместе с тем, современный опыт боевого применения соединений и воинских частей связи (управления) показывает, что вопросы обеспечения разведывательной защищенности и устойчивости функционирования УС (прошедшие красной нитью через всю историю развития полевых УС) по-прежнему остаются наиболее актуальными.

 

Кроме того, в настоящее время становится очевидной проблема, связанная с привлечением войск связи для решения не свойственных им задач. Так, с созданием бригад управления в военных округах и армиях на связистов дополнительно стали возлагаться задачи по охране и обороне ПУ, развертыванию и функционированию группы боевого управления и группы обеспечения ПУ. Таким образом, переход на модульный принцип построения пунктов управления и полевых узлов связи привел к тому, что бригады управления значительную часть задач выполняют не по организации и обеспечению связи, развертыванию и эксплуатационному обслуживанию узлов связи ПУ, а по обеспечению функционирования ПУ и задач оперативного, материально-технического и медицинского обеспечения. Соответственно, в составе бригад управления увеличилось количество подразделений обеспечения (со средствами обеспечения), а управляемость соединениями связи усложнилась.

 

По нашему мнению, сокращение воинских формирований (узловых бригад (полков) связи и батальонов (рот) охраны и обслуживания штабов объединений) и создание на их основе новых организационных структур, решающих объединенные, несвойственные для них задачи, ведет к уменьшению управляемости системы связи и оперативности управления войсками (силами). В этих условиях проблема обеспечения своевременности связи и непрерывности управления войсками (силами), особенно при перемещении ПУ, становится еще более важной.

Список литературы и источников

  1. Пересыпкин И. Маневр связи // Военный связист. 1947. № 2. С. 6–8.
  2. Жарский А.П., Шептура В.Н. Боевое применение узлов связи командных пунктов фронта (армии) в Великой Отечественной (1941–1945 гг. и Советско-японской (1945) войнах // Связь в Вооруженных Силах Российской Федерации 2014. М.: Информационный мост, 2014.  С. 51–52.
  3. Пересыпкин И.Т. Связь СССР в Великой Отечественной войне / И.Т. Пересыпкин; ЗВО. СПб: ГАЛАРТ, 2014. С. 319–331.
  4. Курочкин П. Связь во фронтовых наступательных операциях // Военная Мысль. 1965. № 7. С. 36–37.
  5. Захаров Г. Современные взгляды на организацию связи в наступательных операциях // Военная Мысль. 1966. № 10. С. 42–48.
  6. Базовые средства, комплексы и системы военной связи. Энциклопедический справочник. Т. 1–2. Мытищи: 16 ЦНИИИ МО РФ, 2005. 156 с.
  7. История военной связи. Т. 3. Кн. 3. М.: Воениздат, 1991. С. 155.
  8. Институт военной связи. История и современность 1923–1998 гг. Научно-исторический труд. Мытищи, 1998. 200 с.
  9. История военной связи Российской армии. Т. 6. СПб: ВУС, 1999. С. 91–102.
  10. Изюмов Н. Современные средства военной связи //Военная Мысль. 1963. № 8. 1963. С. 36–49.
  11. Военное искусство во Второй мировой войне и в послевоенный период (стратегия и оперативное искусство). Учебник для слушателей ВАГШ. М.: ВАГШ, 1985. С. 470.
  12. Жарский А.П., Шептура В.Н. Организация управления и связи в высших звеньях управления Русской армии к началу Первой мировой войны // Военно-исторический журнал, 2014. № 12. С. 3–9.
  13. Хомченко Ю.Р. Войска связи Группы Советских войск в Германии (1978–1983). СПб: ВУС, 2001. 29 с.
  14. Белов А.И. Воспоминания маршала войск связи. М.: ЗАО «Издания Максимова», 2000. С. 91.
  15. Белов А.И. / Военная энциклопедия: В 8 т. М.: Воениздат, 1997. Т. 1. С. 410–411.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Крым, Севастополь, воссоединение с Россией, перспективы развития
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN