Гурьев Е. П.,

кандидат исторических наук, доцент

Guriev E.P.,

Candidate of History, Associate Professor


Переход количественных признаков патриотизма в качественные на историческом уровне

The transformation of characteristics of patriotism from quantity in quality on a historical level

Аннотация. В статье рассматривается переход количественных признаков патриотизма в качественные на примере исторического события – Бородинского сражения. Анализируются ход летней кампании войны 1812 г., ход Бородинского сражения, подвиги русских солдат и офицеров, итоги сражения. Делаются выводы о переходе количества (подвигов русских воинов в сражении) в новое качество – стратегическую победу в Отечественной войне 1812 г.

Ключевые слова: патриотизм, качественные признаки, количественные признаки, Бородинское сражение, Отечественная война 1812 г., подвиг. 

 

Summary. The article examines the transformation of characteristics of patriotism from quantity in quality on the example of a historical event – the battle of Borodino. The author analyzes the progress of the summer campaign of 1812, the progress of the battle of Borodino, deeds of Russian soldiers and officers, results of the battle. The author makes conclusions about the transformation of the quantity (deeds of Russian warriors in the battle) in a new quality – a strategic victory in the Patriotic War of 1812.

Keywords: Patriotism, qualitative characteristics, quantitative characteristics, battle of Borodino, Patriotic War of 1812, deed.

Количество совершенных подвигов – важный количественный признак патриотизма, жертвенность, то есть готовность умереть за Отечество, – важный качественный признак. Патриотизм же можно рассматривать как движущую силу, обеспечивающую единство, величие и могущество государства, развитие общества и личности [1]. В историческом процессе имеет место такое явление, как переход количества в новое качество. Например, количество подвигов, совершенных воинами одной стороны в битве, может перейти в новое качество – принести этой стороне победу. Одним из примеров этого явления в российской истории является Бородинское сражение 26 августа (7 сентября) 1812 года.

 

Военно-политическое противостояние Российской и Французской империй в начале XIX в., происходившее в эпоху Наполеоновских войн 1805-15 гг., является одним из важнейших этапов в истории России. Вершиной этого противостояния стала Отечественная война 1812 г., когда обе европейские сверхдержавы сошлись в грандиозной битве. В этой борьбе с опаснейшим противником Российскому государству было необходимо мобилизовать все силы: военные, экономические и моральные силы – боевой дух и патриотизм.

 

В начале войны количественный перевес был на стороне наполеоновской армии, которая включала в себя не только французские войска, но и силы почти всей объединенной Европы, представленные воинскими контингентами союзных государств и иностранными частями на французской службе. Великая Армия Наполеона на момент начала Русской кампании состояла из 12 армейских корпусов, Резервной кавалерии и Императорской Гвардии, она насчитывала 678000 чел., из них около 440 000 в боевых частях, при 1272 орудиях [2, с. 628, 631]. Российская армия, развернутая на западной границе империи, состояла из 3-х армий и 2-х резервных корпусов, ее численность составляла 340000 чел., из них 227000 в боевых частях, при 926 орудиях [2, с. 577, 631]. Таким образом, почти двукратное численное превосходство было на стороне неприятеля. Наполеон не ставил перед собой задачу покорения или уничтожения России, но он хотел нанести ей военное поражение, и диктовать ей свою политическую волю, что, конечно, было для нашей страны потерей ее суверенитета. Его задачей было навязать русской армий генеральное сражение как можно ближе к границе, разгромить ее и продиктовать России свои условия мира. Французская армия имела значительный численный перевес над русской армией, и, в этих условиях, Наполеон мог рассчитывать на успех [3, с. 250].

В этой ситуации российское командование могло противопоставить неприятелю только мужество своих солдат и грамотную стратегию. Подобной стратегией стало стратегическое отступление вглубь России, предпринятое М.Б. Барклаем де Толли, это позволило объединить русские армии под единым командованием, подтянуть резервы из тыловых районов и ослабить французскую армию, которая растягивала свои коммуникации, и теряла солдат и лошадей в длительных переходах по разоренной территории, а также арьергардных боях [3, с. 251].

 

Тем не менее, по мере приближения французской армии к Москве, и объединения русских армий под общим командованием М.И. Кутузова, генеральное сражение было неизбежно, и оно произошло 26 августа (7 сентября) 1812 г. у села Бородино и стало пиком русско-французского противоборства.

 

На момент начала сражения Великая армия Наполеона состояла из 1-го, 3-го, 4-го, 5-го и 8-го армейских корпусов, 1-го, 2-го, 3-го и 4-го корпусов Кавалерийского резерва, Императорской Гвардии и артиллерии, в составе 123 батальонов пехоты и 227 эскадронов кавалерии общей численностью 122 023 чел. при 553 орудиях [4, с. 41-43]. Русская армия состояла из 1-й и 2-й Западных армий в составе 2-го, 3-го, 4-го, 5-го, 6-го, 7-го и 8-го армейских корпусов, 1-го, 2-го, 3-го и 4-го кавалерийских корпусов и артиллерии в составе 175 батальонов пехоты, 165 эскадронов кавалерии, 122 казачьих сотен общей численностью 123500 чел. при 624 орудиях [4, с. 28, 35].

 

К моменту сражения французская армия уже утратила общее количественное превосходство над русской, хотя сохраняла превосходство в кавалерии, но имела определенное качественное превосходство. Во-первых, французская армия состояла из опытных солдат регулярных войск, в то время как в русской армии было значительное число мало обученных рекрутов и солдат иррегулярных войск (казаки и ополченцы), во-вторых, это была армия, имеющая опыт победоносной войны в Европе, опыт побед над сильнейшими европейскими армиями того времени, в том числе и русской. В-третьих, это была армия нового типа, комплектование которой основывалось на всеобщей воинской повинности (конскрипции), система прохождения службы и занятия командных должностей была основана на бессословных принципах, на личных качествах, а не на происхождении [5, с. 44-45].

 

Согласно диспозиции на левом фланге французов находились 4-й армейский корпус принца Евгения Богарне и 3-й резервный кавалерийский корпус генерала Э. Груши, в центре – 3-й армейский корпус маршала М. Нея, 8-й армейский корпус генерала А. Жюно, 2-й резервный кавалерийский корпус генерала Л.-П. Mонбрена и 4-й резервный кавалерийский корпус генерала В.-Н. Латур-Мобура, на правом фланге – 1-й армейский корпус маршала Л.Н. Даву, 5-й армейский корпус генерала Ю.-А. Понятовского и 1-й резервный кавалерийский корпус генерала Э.-М. Нансути, были созданы две артиллерийские батарей в центре и на левом фланге, Императорская Гвардия оставалась в резерве [4, с. 47-49.].

 

В соответствии с русским планом сражения, на правом фланге у деревни Горки находились 2-й армейский корпус генерала К.Ф. Багговута и 4-й армейский корпус генерала А.И. Остермана-Толстого, в центре (Курганная батарея) – 6-й армейский корпус генерала Д.С. Дохтурова и 7-й армейский корпус генерала Н. Н. Раевского, на левом фланге – 8-й армейский корпус генерала М.М. Бороздина (Семеновские флеши) 3-й армейский корпус генерала Н.А. Тучкова (Утицкий курган). Во второй линии русских находились 1-й кавалерийский корпус генерала Ф.П. Уварова, 2-й и 3-й кавалерийские корпуса под общим командованием генерала Ф.К. Корфа, 4-й кавалерийский корпус генерала К.К. Сиверса, 5-й (гвардейский) корпус генерала Н.И. Лаврова, казачьи корпуса генералов М.И. Платова и А.А. Карпова и Московское ополчение генерала И.И. Моркова [4, с. 49-50].

 

Целью Наполеона в Бородинском сражении было разгромить русскую армию, поэтому он избрал действия атакующего характера, главный удар французской армии был направлен на ослабленный левый фланг русской армии, французские войска должны были прорвать русскую оборонительную линию и выйти в тыл русской армии. Одновременные атаки в центре и на правом фланге должны были связать русских боем и не дать им перебросить подкрепления на угрожающий участок. Главной задачей М.И. Кутузова было удержать позиции, не дать Наполеону разбить русскую армию и, по возможности, задержать его продвижение к Москве. В связи с этим, русское командование избрало оборонительную тактику, на поле боя были построены полевые укрепления (Курганная батарея, Семеновские флеши, Горицкий редут), на которых размещались пехота и артиллерия, кавалерия была размещена в тылу и на крайних флангах, для совершения контратак. 

 

Передовой узел обороны русских – Шевардинский редут, который защищали войска генерала А.И. Горчакова, был захвачен французами после напряженного боя 24 августа (5 сентября) [4, с. 44-45].

 

Битва началась в семь часов утра с артиллерийской канонады с обеих сторон. Первый удар французы нанесли на правом фланге. 13-я пехотная дивизия генерала А.-Ж. Дельзона из 4-го корпуса принца Евгения Богарне атаковала село Бородино, имея задачу захватить важные мосты через реку Колочь. Внезапная атака противника увенчалась успехом, село и мосты были захвачены. Ответом на это стала немедленная контратака русских Лейб-гвардии Егерского полка, 1-го и 33-го егерских полков, которые отбросили врага. Французы немедленно атаковали снова, но русские егеря удержали Бородино, и не позволили противнику переправиться через Колочь [4, с. 51]. В этом бою особо отличились командиры лейб-гвардии Егерского полка полковник К.И. Бистром и командир 1-го егерского полка полковник М.И. Карпенков, который был тяжело контужен, но остался в строю, за отличия в Бородинской битве оба офицера удостоились званий генерал-майора [6, с. 19].

 

Второй удар французов начался в девять часов, когда в первую атаку на Курганную батарею (батарею Раевского), которую защищала 26-я пехотная дивизия генерала И.Ф. Паскевича, пошли 13-я дивизия генерала А.-Ж. Дельзона и 14-я дивизия Ж.-Б. Бруссье из 4-го корпуса. Эта атака была отбита русскими с большими потерями для французов [4, с. 51].

 

Во второй французской атаке на батарею Раевского приняла участие 1-я пехотная дивизия генерала Ш.-А. Морана, приданная 4-му французскому корпусу. После ожесточенной схватки, в которой русская дивизия была почти полностью уничтожена, батарея была захвачена, при этом французский генерал был ранен. Контратаку русских войск возглавили начальник штаба 1-й Западной армии генерал Н.П. Ермолов и командующий артиллерией 1-й Западной армии генерал А.И. Кутайсов, в контратаке приняли участие 24-я дивизия генерала П.Г. Лихачева, 12-я пехотная дивизия генерала И.В. Васильчикова и остатки 26-й дивизии генерала И.Ф. Паскевича [4, с. 51]. Генерал Н.П. Ермолов со знаменем в руках лично повел солдат в атаку, в ходе ожесточенной рукопашной схватки батарея была отбита у французов, в этой атаке погиб генерал А.И. Кутайсов, а французский генерал Ш.-О. Боннами был захвачен в плен. В этом бою особо отличился генерал И.Ф. Паскевич, который лично, с ружьем в руках повел своих солдат в контратаку [6, с. 13].

 

Чуть ранее первой атаки батареи Раевского начались атаки на Семеновские флеши (Багратионовы флеши) – главное направление удара Наполеона. Первая атака 5-й дивизии генерала Ж.-Д. Компана из 1-го корпуса маршала Л.-Н. Даву была отбита русскими егерями, при этом Ж.-Д. Компан был ранен.

 

Вторая атака 5-й дивизии Ж.-Д. Компана и 4-й дивизии Ж.-М. Дессе, поддержанная кавалерией 1-го резервного кавалерийского корпуса генерала Э.-М. Нансути была успешной, после рукопашного боя с русскими гренадерами из 2-й сводно-гренадерской дивизии генерала М.С. Воронцова, французам удалось захватить одну из флешей. Немедленно последовала контратака русской кавалерии 4-го кавалерийского корпуса генерала К.К. Сиверса и 27-й пехотной дивизии генерала Д.П. Неверовского, которую возглавил лично командующий 2-й Западной армии князь П.И. Багратион. В ходе ожесточенного боя французы были отброшены с большими потерями, генералы Ж.-М. Дессе и адъютант Наполеона генерал Ж. Рапп, временно командовавший 5-й дивизией, были ранены, командующий французским 1-м корпусом маршал Л.-Н. Даву контужен, а его начальник штаба генерал Ж.-Л. Ромеф смертельно ранен [4, с. 52].

 

В третью атаку на Багратионовы флеши пошли 10-я дивизия генерала Ф.-Р. Ледрю дез Эссара и 25-я дивизия генерала Ж.-Д. Маршана из 3-го корпуса маршала М. Нея c левого фланга, и 4-я и 5-я дивизии из 1-го корпуса, под командованием маршала И. Мюрата, с правого фланга. Дивизии Д.П. Неверовского и М.С. Воронцова приняли тяжелый бой, и почти целиком погибли, так и не отступив, оба русских генерала были ранены, а французы вновь заняли флеши. П.И. Багартион начал немедленно готовить новую контратаку, он подтянул 12-ю пехотную дивизию И.В. Васильчикова и 26-ю пехотную дивизию И.Ф. Паскевича, выведенные с батареи Раевского, а также 3-ю пехотную дивизию генерала П.П. Коновницына и 2-ю гренадерскую дивизию принца Карла Мекленбургского. Также в атаку на французскую кавалерию 1-го и 3-го пехотных корпусов пошли 2-я кирасирская дивизия генерала Н.М. Дуки и 3-я кавалерийская бригада генерала И.С. Дорохова. В результате стремительной контратаки флеши вновь были отбиты у французов, но при подготовке этой атаки был смертельно ранен командующий 2-й Западной армии генерал П.И. Багратион [4, с. 52-53]. М.И. Кутузов в своем рапорте Александру I по итогам Бородинского сражения так оценивал действия И.С. Дорохова в этой атаке: «…командовал лично в сей знаменательный день своею бригадой легкой кавалерии, атаковал и преследовал неприятельских кирасир… и после того в тот же день много поражал неприятеля» [7, с. 27].

 

В этот момент боя М.И. Кутузов, рассчитывая ослабить натиск французов на правом фланге и в центре русской позиции, направил 1-й кавалерийский корпус генерала Ф.П. Уварова и Отдельный казачий корпус атамана М.И. Платова в рейд в обход левого фланга французов для удара с тыла. Русская кавалерия, неожиданно для неприятеля, атаковала французскую кавалерию 4-го корпуса под командованием генерала Ф.-А. Орнано у деревни Беззубово и оттеснила ее за речку Войну. Это создало угрозу обхода французского левого фланга, что вынудило принца Евгения Богарне выдвинуть против русских 13-ю дивизию А.-Ж. Дельзона, а Наполеон на два часа отложил решающие атаки батареи Раевского и Багратионовых флешей. Русский рейд завершился для них с минимальными потерями [4, с. 54].

 

Одновременно с атаками на Багратионовы флеши польские войска из 5-го корпуса князя Ю.-А. Понятовского атаковали Утицкий лес, чтобы захватить возвышающийся в его центре курган и выйти на Старую Смоленскую дорогу, в обход всего левого фланга русских. Утицкий курган обороняли части 3-го русского корпуса генерала Н.А. Тучкова, после напряженного боя поляки смогли оттеснить русских с кургана, в этом бою был смертельно ранен генерал Н.А. Тучков. На помощь русским подошли части 2-го русского корпуса генерала К.Ф. Багговута, стремительная контратака 1-й гренадерской дивизии графа П.А. Строганова и 17-й пехотной дивизии генерала З.Д. Олсуфьева восстановила положение, поляки были отброшены. Позднее, на помощь Ю.А. Понятовскому подошел 8-й (вестфальский) корпус генерала А. Жюно. Получив подкрепления, противник снова вытеснил русских с Утицкого кургана, но прорваться на Старую Смоленскую дорогу полякам и вестфальцам так и не удалось. В этих боях погиб командир 23-й (вестфальской) дивизии генерал Ж.-В. Тарро [4, с. 54]. В отражении одной из атак французов приняли участие и ратники Московского ополчения, получившие боевое крещение в Бородинском сражении. Французский офицер Д. Вентурини так писал об этой атаке: «…высокий лес ожил и завыл бурею. Семь тысяч русских бород высыпало из засады. С шумным криком, с самодельными пиками, с домашними топорами они кидаются на неприятеля и рубят людей как дрова» [8, с. 12].

 

После передышки, которую подарил русским рейд кавалерии Ф.П. Уварова и М.И. Платова, французы возобновили свои атаки. Четвертую за день атаку на Семеновские флеши возглавил маршал М. Ней, в ней приняли участие 11-я пехотная дивизия генерала Ж.-Н. Разу и 2-я пехотная дивизия генерала Л. Фриана, переброшенная из резерва. После ранения П.И. Багратиона оборону флешей возглавил командир 3-й пехотной дивизии генерал П.П. Коновницын, у которого практически не осталось резервов, поэтому после боя он вынужден был отвести войска с флешей к деревне Семеновской, таким образом, флеши были окончательно захвачены французами [4, с. 53-54].

 

После падения Багратионовых флешей началась третья, решительная, атака французов и на Курганную батарею (батарею Раевского). В атаке приняли участие 14-я пехотная дивизия генерала Ж.-Б. Бруссье, 3-я дивизия генерала Э.-М. Жерара и 1-я дивизия, которой в этой атаке командовал генерал Ж.-П. Ланабер, 2-й резервный кавалерийский корпус генерала Л.-П. Монбрена и 3-й резервный кавалерийский корпус Э. Груши. Французская пехота, построенная в три колонны, атаковала с фронта, кавалерия Л.-П. Монбрена – справа, а Э. Груши – слева, возглавил атаку принц Евгений Богарне. Перед самым началом атаки генерал Л.-П. Монбрен был убит пушечным ядром, и 2-й кавалерийский корпус возглавил генерал О. Коленкур – комендант Главной квартиры Великой Армии. Батарею Раевского непосредственно обороняла 24-я пехотная дивизия генерала П.Г. Лихачева, справа от нее располагалась 7-я пехотная дивизия генерала П.М. Капцевича, слева – 4-я дивизия принца Евгения Вюртембергского. В то время, как атака драгун Э. Груши была успешно отражена ружейным огнем русской пехоты П.М. Капцевича, на левом фланге части кавалерийского корпуса О. Коленкура удалось прорваться в обход батареи Раевского и атаковать ее с тыла (со стороны горжи – прохода внутрь укрепления), одновременно, с фронта атаковала французская пехота. Огромную роль в отражении французской атаки сыграла русская артиллерия. Приказ командующего артиллерией 1-й Западной армии генерала А.И. Кутайсова, отданный перед сражением, гласил: «подтвердить от меня во всех ротах, чтоб они с позиций не снимались, пока неприятель не сядет верхом на пушки. Отважно держась на самом близком картечном выстреле, можно только достигнуть того, чтобы неприятелю не уступить ни шагу нашей позиции. Артиллерия должна жертвовать собой; пусть возьмут вас с орудиями, но последний картечный выстрел выпустите в упор, и батарея, которая таким образом будет взята, нанесет неприятелю вред, вполне искупающий потерю орудий» [6, с. 21]. И русские артиллеристы выполнили этот приказ до конца, почти все они погибли, до последнего ведя огонь из орудий, и в последовавшей рукопашной схватке с французской пехотой и кавалерией, в которой дрались тесаками и орудийными банниками (приспособление для чистки и заряжания орудия) и гандшпугами (приспособление для разворота пушки). Не менее храбро сражалась и пехота генерала П.Г. Лихачева, которая понесла огромные потери, но одновременная атака неприятельской кавалерии и пехоты с фронта и с тыла сломила сопротивление русских, батарея Раевского пала, раненый генерал П.Г. Лихачев попал в плен. С французской стороны в этом бою погибли генералы О. Коленкур и Ж.-П. Ланабер [4, с. 55-56].

 

В этот момент, другая часть 2-го резервного кавалерийского корпуса под командованием генерала П. Ватье, прорвалась между батареей и флешами, и возникла угроза прорыва русской линии в центре. Командующий 1-й Западной армии генерал М.Б. Барклай де Толли немедленно бросил в контратаку 1-ю кирасирскую бригаду генерала И.Е. Шевича, состоящую из Лейб-гвардии Конного и Лейб-гвардии Кавалергардского полков – элиты русской конной гвардии. М.Б. Барклай де Толли лично возглавил эту атаку, и бился в рукопашной схватке в первых рядах русских латников, в результате, французские кирасиры были отброшены [7, с. 2]. Но к месту сражения подошли другие французские конные полки из 2-го и 3-го резервных корпусов, им навстречу выдвинулись русские 2-й и 3-й кавалерийские корпуса под командованием генерала Ф.К. Корфа, а также пехота 4-го корпуса А.И. Остермана-Толстого. Все это вылилось в большую кавалерийскую схватку, в ходе которой обе стороны исчерпали свои резервы, генерал Э. Груши был ранен, и прорыв французов был остановлен [4, с. 56-58].

 

Последним объектом атаки французов в Бородинской битве стала деревня Семеновская, к которой отошли части 2-й Западной армии, захват которой позволил бы Наполеону обойти русскую армию с левого фланга. Деревню атаковали 3-я пехотная дивизия генерала Л. Фриана из 1-го корпуса Л.-Н. Даву и кавалерия 1-го резервного корпуса генерала Э.-М. Нансути и 4-го резервного корпуса генерала В.-Н. Латур-Мобура, под общим командованием маршала М. Нея. Оборону в Семеновской держали остатки 7-го пехотного корпуса генерала Н.Н. Раевского и 8-го пехотного корпуса генерала М.М. Бороздина, под командованием генерала Д.С. Дохтурова. Поскольку силы и русской и французской пехоты были истощены, главную роль в этих атаках сыграла кавалерия. Главный удар в обход деревни Семеновской наносил свежий 4-й резервный кавалерийский корпус В.-Н. Латур-Мобура, навстречу ему были брошены 4-й кавалерийский корпус генерала К.К. Сиверса, 1-я кирасирская дивизия Н.М. Бороздина и 2-я кирасирская дивизия Н.М. Дуки. Разгорелся кровопролитный бой на обоих берегах Семеновского оврага, в котором особенно прославились русские кирасиры. Генерал Н.М. Бороздин в своем рапорте М.И. Кутузову писал о действиях Астраханского кирасирского полка: «неустрашимость их столь была сильна, что и большая убыль людей и лошадей убитыми и ранеными не в состоянии была расстроить их рядов, смыкаюшихся каждый раз в порядке». К концу боя в полку осталось только 95 человек из 400 [7, с. 4]. Воспользовавшись отвлечением русской кавалерии, пехоте генерала Л. Фриана, после ожесточенного боя, в котором французский генерал был ранен, удалось занять разрушенную деревню Семеновскую, а русские вынуждены были отойти за Семеновский овраг [4, с. 58].

 

Угроза прорыва французов в тыл была парирована М.И. Кутузовым срочной переброской на угрожаемый участок 2-й и 3-й гвардейских пехотных бригад из 5-го (гвардейского) корпуса генерала Н.И. Лаврова. Русские гвардейцы железной стеной встали на пути атакующих французов, которые не решились атаковать их позиции. Рассчитывая сбить русских с их позиции, и тем самым все же выиграть сражение, Наполеон приказал обрушить на русских гвардейцев огонь всей французской артиллерии. В течение шести часов, неся тяжелые потери, русские полки неподвижно стояли под французским огнем, но так и не отступили [7, с. 58-59]. В этом бою особенно отличились Лейб-гвардии Измайловский и Лейб-гвардии Литовский полки. Например, Лейб-гвардии Литовский полк потерял 37 офицеров и 1040 рядовых, в строю осталось 9 офицеров и 699 нижних чинов [6, с. 4]. О действиях Лейб-гвардии Измайловского полка генерал Д.С. Дохтуров писал М.И. Кутузову: «не могу с довольною похвалою не отозваться о примерной неустрашимости, оказанной в сей день полками лейб-гвардии Измайловским и Литовским. Прибывши на левый фланг, непоколебимо выдерживали они наисильнейший огонь неприятельской артиллерии; осыпаемые картечью ряды, несмотря на потерю, прибыли в наилучшем устройстве, и все чины от первого до последнего, один перед другим, являли рвение свое умереть прежде, нежели уступить неприятелю» [6, с. 3]. Командиры обоих полков полковники И.Ф. Удом и М.Е. Храповицкий были ранены, но остались в строю, и за отличие в бою произведены в чин генерал-майора.

 

К семи часам вечера сражение фактически окончилось, русские войска, под прикрытием 4-го и 5-го корпусов, в полном порядке отошли на вторую линию обороны. Французская пехота и кавалерия, овладев большей частью первоначальной русской позиции, полностью вымотались и не могли наступать дальше. Наполеон, вопреки мнению своих военачальников, не решился ввести в бой последний резерв – Императорскую Гвардию, и вынужден был отдать приказ прекратить атаки и удерживать занятые позиции [4, с. 61]. Потери французов в Бородинской битве составили 4000 чел. убитыми и 20 000 ранеными, погибло 12 генералов. Потери русской армии гораздо выше – 20 000 убитых и 22 000 раненых, убито 7 генералов [4, с. 146-147].

 

Итоги Бородинского сражения подвести непросто. Сразу после сражения обе стороны, и русские и французы, несмотря на понесенные потери, чувствовали себя победителями. До сих пор историки с обеих сторон объявляют свою армию победительницей в этом сражении. Фактически, сражение закончилось «вничью», так как ни одна из сторон не достигла в полной мере своих целей. Французы захватили большую часть русской позиции, и, с точки зрения того времени, могли считаться победителями, но Наполеон так и не смог разгромить русскую армию, которая сохранила боеспособность, а ведь именно это было для него целью всей военной кампании. Более того, французская армия, и особенно ее кавалерия, понесли большие потери, и в значительной степени утратили свой наступательный и боевой потенциал. Русская армия, в свою очередь, вынуждена была уступить неприятелю большую часть своей позиции, понеся при этом большие потери, чем противник. Хотя она и сохранила боеспособность и боевой дух, о том, чтобы задержать наступление французов на Москву или, тем более, перейти в контрнаступление, не могло быть и речи, что и продемонстрировало последовавшее ее отступление на следующий день.

 

Тем не менее, Бородино можно считать моральной и стратегической победой русской армии. Наполеон дал столь желаемое им сражение, но так и не добился своей цели, русская армия выдержала этот удар, устояла и обрела уверенность в своих силах. Таким образом, не разбив русскую армию в генеральном сражении, Наполеон, фактически, проиграл русскую кампанию, так как с этого момента его стратегия ведения войны потерпела крах, и инициатива теперь перешла в руки русской армии.

 

Огромную роль в Бородинском сражении сыграло мужество, стойкость и жертвенность русских войск, о чем говорят ее большие по сравнению с французами потери. Русские солдаты не только стойко удерживали свои укрепления под атаками и огнем неприятеля, но и постоянно переходили в контратаки, в результате чего позиции неоднократно переходили из рук в руки. Таким образом, количество подвигов, совершенных русскими солдатами, обрело новое качество – оно воплотилось в моральную и стратегическую победу русской армии в Бородинской битве 26 августа (7 сентября) 1812 г., а значит и во всей Отечественной войне 1812 года.

Список литературы и источников

  1. Сокиркин Д.Н. Значение и особенности патриотического воспитания в современном российском обществе. – Наука. Общество. Оборона (noo-journal.ru). 2017. №2 (11). URL: www.noo-journal.ru/nauka-obshestvo-oborona/2017-2-11/article-0110/ (дата обращения: 19.05.2017).
  2. Соколов О.В. Армия Наполеона. СПб.: Империя, 1999. – 586 с.
  3. Соколов О.В. Битва двух империй. 1805-1812. М.-СПб.: Астрель, 2013. – 730 с.
  4. Уртулль Ф.Г. 1812. Бородино. Битва за Москву. М.: Эксмо, 2014. – 152 с.
  5. Вовси Э. Французские генералы – участники похода на Россию 1812 года / Э. Вовси, А. Кузьмин. М.: Кучково поле, 2012. – 240 с.
  6. Русская армия 1812 года. Вып. 1. М.: Изобразительное искусство, 1987. – 32 с.
  7. Русская армия 1812 года. Вып. 2. М.: Изобразительное искусство, 1988. – 32 с.
  8. Русская армия 1912 года. Вып. 3. М.: Изобразительное искусство, 1989. – 32 с.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Навигацкая школа, кадетская школа, корпус, Москва
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN