Рассохо-Анохина В. Н.,

кандидат исторических наук;

Карнаухов М. В.;

Чупраков Ю. К.

кандидат военных наук

Rassokho-Anokhina V. N,

Candidate of Historical Sciences;

Karnaukhov M. V.;

Chuprakov Yu. K.,

Candidate of Military Sciences


Объективность и полнота исследования деятельности Адмирала Ф.Ф. Ушакова

Objectivity and completeness of the study of the activities of Admiral F.F. Ushakov

 

DOI: 10.24411/2311-1763-2017-00040

Аннотация. В 2017 году исполняется 200 лет со дня кончины адмирала Федора Федоровича Ушакова. Деятельность адмирала, новаторство талантливого флотоводца принесли Отечеству несоизмеримую пользу. Исследования разносторонней деятельности адмирала – повод для обсуждения в данной статье. 

Ключевые слова: адмирал Ф.Ф. Ушаков; остров Видо, остров Корфу, диссертационное исследование, военно-морское искусство, система комплектования экипажей кораблей. 

 

Summary. In 2017, 200 years have passed since the death of Admiral Fyodor Fedorovich Ushakov. The activities of the admiral, the innovation of a talented naval commander have brought immeasurable benefits to the Fatherland. Studies of the versatile activities of the admiral are an occasion for discussion in this article.

Keywords: Admiral F.F.Ushakov; the Island of Vido; Corfu Island; dissertation research; naval theory; ship crew manning system.

В настоящее время российскими историками обсуждается работа ведущего научного сотрудника Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, кандидата исторических наук, капитана первого ранга Овчинникова Владимира Дмитриевича – соискателя ученой степени «доктор исторических наук».

 

Происходит это в знаменательный год – год 200-летия со дня кончины великого российского флотоводца - адмирала Федора Федоровича Ушакова, чьи заслуги перед Отечеством столь значительны, что помимо признания его флотоводческого исключительного таланта, в 2004 году Архиерейский собор признал адмирала святым в масштабах всей Русской Православной Церкви. Подвиги его известны всему миру и являются предметом для изучения на основании многих архивных документов, научных работ и литературных произведений на протяжении двух столетий.

 

Но судя по опубликованной диссертационной работе «Адмирал Ф.Ф. Ушаков: влияние деятельности на строительство отечественного флота и развитие военно-морского искусства (вторая половина XVIII – начало XIX вв.)», её автор усугубляет проблему исследования деятельности видных военачальников, в частности, известного флотоводца Федора Федоровича Ушакова.

 

При недостаточно глубоком научном анализе архивных документов, систематизации фактов и их последовательности, в отсутствии выявления и применения новых подходов к изучению деятельности адмирала Ф.Ф. Ушакова, а следовательно, и новых выводов о роли и значении его исключительного флотоводческого таланта для российского военно-морского флота, автором сделаны ничем не обоснованные выводы и умаляется роль и значение для российского флота прославленного своими победами адмирала Федора Федоровича Ушакова.

 

В работе недостаточно представлены архивные документы РГА ВМФ, вычленены очень значимые фразы из приказов, рапортов адмирала, что привело к искажению достоверности событий и неправдоподобности выводов.

 

Так, например, в главе 3 «Вклад Ф.Ф. Ушакова в строительство отечественного флота», на стр. 120-121 соискатель пишет: <…> под руководством Ф.Ф. Ушакова происходило совершенствование боевой организации и на самих кораблях. Оно заключалось в наиболее рациональном распределении нижних чинов и офицеров по уровню подготовленности и знаний как на боевых постах корабля, так и на флоте. Этому способствовал ордер Г.А. Потемкина контр-адмиралу Ф.Ф. Ушакову от 14 марта 1790 года, в котором, в частности, отмечалось: «Команды разделить так, чтобы старых везде было по ровной пропорции. Командирам по судам разделить, смотря не на одно старшинство, а на способность». Следует отметить, что указанный в ордере принцип распределения личного состава по боевым постам и кораблям стал впоследствии определяющим для боевых корабельных расписаний в отечественном флоте» [1, c.121]. 

 

Но далее, на стр. 125 диссертации В.Д. Овчинников пишет:

 

"Для выхода в море он прибегал к замене менее опытных матросов более опытными с кораблей, остающихся в базе (Приложение № 15). В результате Ф.Ф. Ушаковым была создана гибкая система комплектования, наиболее точно отвечающая характеру решаемых задач" [1, c.125].

 

В приложении № 15: "Рапорт Ф.Ф.Ушакова в контору главного командира Черноморских флотов о вооружении назначенных в кампанию кораблей и о недостатке для них личного состава» от 15 марта 1798 г., читаем: "...Также при случае, когда флоту на море вытить должно, повелено ли будет по самой необходимости малое число служителей из таковых, которые окажутся на море не весьма способны, оставить в караулах при командных казармах".

 

Соискатель на основе фразы: "...окажутся на море не весьма способны..." делает вывод, что это "менее опытные матросы" и по этой причине Ушаков ходатайствует оставить их на берегу.

 

Продолжим внимательно читать вышеуказанное Приложение №15. Ушаков пишет, что корабли, назначенные в кампанию, укомплектованы служителями "весьма недостаточно, а притом из наличных в комплекте на судах состоящих морских служителей некоторые частию находятся в госпитале, то ж при команде больными <…> и сверх того должно и требуется хотя малое число по необходимостям оставить для содержания караулов при казармах, магазинах и пороховых погребах, ...посему и более на приуготовляющихся к походу кораблях и фрегатах служителей будет недостаточно..." [2, c.23-25].

 

Таким образом, учитывая значительный некомплект служителей, на кораблях, назначенных в кампанию, Ушаков ходатайствует о доукомплектовании кораблей и фрегатов служителями за счёт судов, остающихся в базе, а больных матросов, которые на море окажутся не весьма способными, оставить в караулах при командных казармах.

 

Однако, во все времена существования военно-морского флота любой корабельный офицер, занимающий должности от командира боевой части и до командира корабля, т.е. в звании от старшего лейтенанта и выше, убеждён, что выход в море - лучшая школа обучения всего экипажа корабля, в том числе и "неопытных матросов"; а потому ни командир боевой части, ни командир корабля, ни, тем более, командующий флотом не стремились и не будут стремиться оставлять на берегу малоопытных матросов, ибо боеготовность этим не повысишь.

 

ВЫВОДЫ: В.Д. Овчинников в опубликованной диссертации неверно анализирует факты, так как: 

  1. Ушаков не прибегал к замене менее опытных матросов более опытными.
  2. Никакой «гибкой системы комплектования» в данном случае Ушаковым не было создано. Да и в силу своих должностных обязанностей командующий флотом Ушаков не имел полномочий перемещать служителей с корабля на корабль или менять штатные расписания кораблей. Ушаков мог только влиять на этот процесс, ходатайствуя перед вышестоящим командованием. 

В диссертации соискателя ученой степени «доктор исторических наук», автор уделяет внимание вопросу комплектования Ф.Ф. Ушаковым состава экипажей вновь строящихся кораблей Черноморского флота: «<…> Ф.Ф. Ушаков лично проверял качество подборки личного состава, направляемого на корабли новой постройки, проявляя при этом определенную строгость <…> » [1, c.123-124], и в связи с этим приводит как пример строгости Приказ Ф.Ф. Ушакова по флоту «О замене больных служителей здоровыми для посылки в Херсон и Таганрог на вновь построенные корабли с выговором Д.Н. Сенявину за неисполнение этого приказания» от 7 апреля 1791 года [3, c.464], заключением этому примеру является вывод автора диссертации всего лишь следующий: «<…> в результате к Д.Н. Сенявину были применены строгие меры дисциплинарного воздействия, а больные матросы были заменены здоровыми» [1, c.124].

 

Однако, при этом диссертантом упущен важный для исследования деятельности адмирала Ф.Ф. Ушакова, факт, о котором говорит упомянутый адмиралом Приказ от 4 апреля 1791 гола, приводим содержание приказа: «Отданным от меня 4 числа сего месяца генеральным приказом велено назначенное число с кораблей и фрегатов служителей командировать и представить ко мне для отсылки на вновь построенные корабли в Херсон и Таганрог, в котором рекомендовал я гг. командующим по сему назначению служителей командировать из лучших и в своем звании исправных, здоровых и способных к исполнению должностей, объясняя необходимую в том надобность тем, что сие малое число людей посылается ко определению на такие суда, на которых они только и будут составлять главную часть команды, а прочие докомплектуются большей частью рекрутами, предписав гг. эскадренным командирам по сочинении оных списков при оных представить служителей ко мне для осмотра. Прописано ж в оном приказе, что верную надежду полагаю я в том, что, конечно, в перемене их я не буду иметь необходимости <…> [3, c.464-465].

 

Исключив при исследовании государственной военной деятельности Ф.Ф. Ушакова работу с архивными документами РГА ВМФ, автор диссертации не анализирует упоминаемый в приведенном документе очень важный приказ адмирала и упускает один из важных выводов о том, что является большой заслугой именно Ф.Ф. Ушакова, и применялось в советском ВМФ, применяется и в настоящее время: 

 

Ф.Ф. Ушаковым был создан порядок: формировать экипажи новостроящихся кораблей лучшими служителями, проводить смотр экипажу перед убытием на судостроительное предприятие. Этот порядок сохранён был и в советском военно-морском флоте (о чём свидетельствую, как непосредственный член экипажей новостроящихся кораблей - соавт. М.В. Карнаухов: 1971 г. - в должности командира минно-торпедной боевой части; 1977 г. - в должности командира корабля).

 

Помимо вышесказанного, автор диссертации утверждает, что «<…> Особую заботу Ф.Ф. Ушакова составляло комплектование экипажей младшим офицерским составом. В этом контексте наиболее пристальное внимание командующего было обращено на выпускников корпуса единоверцев в Николаеве. <…> Одним из выпускников данного Корпуса был и Егор Метакса – впоследствии автор упоминаемых Записок о Средиземноморской кампании адмирала Ф.Ф. Ушакова» [1, c.123].

 

История образования города Николаева такова:

 

Рождение города связано со строительством первой верфи. Создание верфи на Ингуле, которой генерал-губернатор Новороссии князь Григорий Потёмкин придавал особое значение, он поручил лично своему первому помощнику по преобразованию южного края статскому советнику Михаилу Фалееву, что следует из ордера № 282 от 27 апреля 1789 года: «Вашему препоручаю попечению … завести верфь на Ингуле».

 

В ордере № 1065 полковнику Фалееву от 27 августа 1789 года князь Потёмкин дал будущему городу название Николаев: «Фаборову дачу именовать Спасское, а Витовку Богоявленское, новозаводскую верфь на Ингуле город Николаев» [4].

 

История образования Корпуса чужестранных единоверцев, обучение в котором проходил Е.Метакса:

 

КОРПУСЪ ЧУЖЕСТРАННЫХЪ ЕДИНОВѢРЦЕВЪ, или ГРЕЧЕСКАЯ ГИМНАЗІЯ, кад. к-съ, учрежденный, по повелѣнію Имп-цы Екатерины II, въ 1775 г. при Арт. и Инж. Шляхет. кад. к-сѣ (нынѣ 2-й кад. к-съ) въ Спб.(авт. – Санкт-Петербурге) для дѣтей-грековъ [5].

 

То есть, Корпуса чужестранных единоверцев в Николаеве никогда не было.

 

В отечественной исторической и военной науке утвердилось мнение в том, что проведенная под командованием Ф.Ф. Ушакова операция освобождения от французов Ионических островов с моря – непревзойденный пример военно-морского искусства XVIII в. 

 

Остров Видо по замыслу и плану Ушакова – ключ к Корфу, на что, в отличие от соискателя ученой степени, обращает внимание писатель - маринист, капитан 2 ранга запаса М.В. Карнаухов: «Прибыв к острову Корфу, главнокомандующий, изучив обстановку, сказал, указывая на остров Видо: «Вот ключ к Корфу!» [6, c.229]. 

 

В связи с отсутствием в работе соискателя В.Д. Овчинникова должного анализа архивных материалов - шканечных журналов кораблей, участвовавших во взятии Ионических островов, в частности, информации из журнала корабля «Святой Павел» [7, c.372-377] (приложение 1), автор работы «Адмирал Ф.Ф. Ушаков: влияние деятельности на строительство отечественного флота и развитие военно-морского искусства (вторая половина XVIII –начало XIX вв.)» не увидел оригинальности (новизны) в замысле и содержании операции адмирала Ф.Ф. Ушакова по освобождению острова Видо от французов, ограничившись лишь поверхностным, беглым обзором самого факта взятия острова:

 

«Атака острова Видо началась при первом «благополучном» ветре в 7 часов утра 18 февраля 1799 г. По сигналу с российского флагманского корабля соединенная эскадра снялась с якоря, и, подойдя к передовым батареям противника на дистанцию картечного выстрела, стала на шпринг по строго предписанной диспозиции, и начала их обстрел. Одновременно начался и обстрел новой крепости на о. Корфу с береговых батарей, установленных в северной и южной частях острова» [1, c.238-239].

 

Данная информация противоречит фактическому изложению последовательности действий кораблей эскадры и поданных сигналов с флагманского корабля, которая приведена в шканечных журналах, в частности, в журнале корабля «Святой Павел» [7, c.372-377] (приложение 1), и в свою очередь, не явилась новизной исследования (Глава 5. «Влияние деятельности Ф.Ф.Ушакова на развитие военно-морского искусства») [1, c.260-289]. 

 

Автор работы искажает порядок действий эскадры, выдавая его за истинный. Т.е., видим если не «подлог», то неточность в диссертации соискателя В.Д. Овчинникова, который излагает не соответствующие действительности факты: «Атака острова Видо началась при первом «благополучном» ветре в 7 часов утра 18 февраля 1799 г. По сигналу с российского флагманского корабля соединенная эскадра снялась с якоря, и, подойдя к передовым батареям противника на дистанцию картечного выстрела, стала на шпринг по строго предписанной диспозиции, и начала их обстрел [1, c.238] <…>».

 

Данная информация взята в сокращенном виде, «выхвачена» автором из материалов Сборника, изданного в 1952 году под редакцией капитана 1 ранга Р.Н. Мордвинова [7], и даже без ссылки на источник: «<…> Атака острова Видо началась в 7 часов утра 18 февраля 1799 года» (авт.- Далее пропущено:) «Фрегаты, следуя под парусами, открыли огонь по батареям и береговым сооружениям острова. Затем последовал мощный огонь с остальных кораблей. Один из участников боя, находившийся на корабле «Захарий и Елизавета», впоследствии писал: «в 10-м часу уже все наши корабли стали в свои места по данной от главнокомандующего диспозиции для атаки острова Видо»(авт.: и продолжено:) «и став на шпринги, оборотясь бортами против батарей, траншей и окопов, закрывающих осажденных кругом всего берега и по всему острову, производилась сильная канонада ядрами и картечами. Сколь ни выгодны были батареи по своему местоположению, все они были сбиты [7]»

 

Детальный анализ архивных документов РГА ВМФ – как первоисточника, либо ранее опубликованных [7, c.372-377] шканечных журналов кораблей, участвовавших во взятии острова Видо, исключает наличие проблемы в исследовании деятельности адмирала Ф.Ф. Ушакова.

 

В Приложении 1 к настоящему письму – Шканечном журнале «Святого Павла» изложены последовательно действия кораблей эскадры, принимавших участие в штурме острова Видо. 

 

Этот бой у о. Видо явился началом нового этапа развития и совершенства военно-морского искусства и обозначил роль в этом адмирала Ф.Ф. Ушакова - флотоводца.

 

При детальном анализе действий командования и кораблей должна была быть выявлена уникальность замысла Ф.Ф. Ушакова по взятию Ионических островов, их крепостей – Видо и Корфу, и проведенной операции - штурма острова Видо, которые заключались в СПОСОБЕ сосредоточения и увеличения мощи огня корабельной артиллерии (совместно с огнем двух береговых батарей), КОТОРЫЙ предпринят Ф.Ф. Ушаковым ВПЕРВЫЕ в классике боевых действий парусного флота на тот период времени (февраль 1799 г.).

 

Но этого В.Д. Овчинников не сделал в работе «Адмирал Ф.Ф. Ушаков: влияние деятельности на строительство отечественного флота и развитие военно-морского искусства (вторая половина XVIII –начало XIX вв.)».

 

Анализируя предпринятые действия, последовательность поданных флагманом сигналов и соответственно, маневров кораблей, обстрел батарей противника корабельной артиллерией эскадры Ушакова, порядок ведения боя у острова Видо – «ключа к острову Корфу», выявляем исключительность флотоводческого таланта, феномен Ф.Ф. Ушакова, особенности и новизну, новаторство предпринятой тактики ведения морского боя (взятие неприступных ранее крепостей с моря), в соответствии с замыслом, и доказываем, в чем особая заслуга Ф.Ф. Ушакова.

 

Подтверждением феномена флотоводческой деятельности Ф.Ф. Ушакова является Приказ Ф.Ф. Ушакова по соединённым эскадрам с планом атаки о. Видо. 17 февраля 1799 г. [8, c.85-86], при изучении которого необходимо остановить внимание на следующем его содержании:

 ..."по сигналу иттить атаковать остров: напервее следовать фрегату "Казанской к первой батарее, и, проходя, стараться ее сбить, а потом стать на назначенном месте…» [8, c.86].

 

Т.е., фрегат "Казанская" шёл не сразу в точку якорной стоянки, а ПРОХОДЯ всю батарею, обстреливал её; и, пройдя батарею № 1, должен был становиться на якорь.

 

«<...> за ним, не отставая нимало, следовать турецкому фрегату "Херим Капитану" и также стать на свое место; за ним в близком же расстоянии фрегат "Николай», которому также проходить первую батарею и сбивать, ежели она осталась от первых еще не сбита, а притом, проходящую батарею, стрелять по двум стоящим в бухте между первой и второй батареей французским судам"<...> [8, c.85-86]

 

То есть, фрегат "Николай», которому была назначена позиция постановки на якорь между 1-й и 2-й батареями, шёл за фрегатами "Казанская" и "Херим Капитан" к первой батарее, проходя, обстреливал её и бухту между 1-й и 2-й батареями и только потом должен был становиться на якорь.

 

 И далее по тексту:

 

 «<…> за первыми же двумя фрегатами иттить шхуне № 1 и будучи носовыми пушками стрелять по батарее и по судам, стоящим в бухте, а потом становиться в середину бухты и пушками около себя очистить все берега <…> [8, c.85-86]

 

То есть, тем же путём следовала и шхуна № 1, обстреливая батарею № 1 и бухту между 1-й и 2-й батареями. 

 

<за фрегатом "Николай» в близкой же дистанции следовать фрегату "Григорию Великия Армении". Ему, проходя 1-ю и 2-ю батарею стрелять во все места, где надобность потребует, потом, проходя 3-ю батарею и, обходя мыс с маленьким каменным рифом, как можно сбивать 3-ю батарею, и между 3-й и 4-й становиться якорь шпрингом <...> [8, c.86]

 

То есть, фрегат "Григорий Великия Армении" проходил, обстреливая 1-ю, 2-ю, 3-ю батареи и побережье.

 

<…> за ним близко же следовать турецкому фрегату "Мехмет-бея", ему проходить тою же дорогою за фрегатом "Армении", стрелять по батареям и на берег в потребные места и потом стать на якорь шпрингом во своем месте, "Панагия Апотуменгана" иттить за ними и чинить то же исполнение и стать в определенном месте на якоре шпрингом <…> [8, c.86]

 Т.е. фрегат "Мехмет-бея" и Панагия Апотуменгана" должны были аналогичным образом идти, обстреливая батареи №№ 1, 2, 3 и побережье.

 

На основании вышеизложенного необходимо сделать вывод:

 

замысел адмирала Ф.Ф. Ушакова (по приказу с планом атаки о. Видо 17 февраля 1799 г.) позволил увеличить мощь огня корабельной артиллерии против батарей противника №№ 1, 2, 3 без привлечения дополнительных сил и средств. И это главное в решении на штурм.

 

В приказе указаны действия 7-ми единицам эскадры. 

 

6-ти кораблям задачи и схемы маневрирования были поставлены во время инструктажа накануне штурма; их действия можно проследить по выпискам из вахтенных журналов этих кораблей. 

 

В выписке из вахтенного журнала флагманского корабля "Святой Павел" в 8 часов 55 минут, сказано, что он обстреливал и 1-ю. и 2-ю батареи.

 

Всего этого военно-морские историки ранее, не проанализировав источники, не осознали и, следовательно, не смогли сделать необходимых для новизны исследования, выводов. Мимо этой информация не прошел капитан 2 ранга в отставке, писатель-маринист Михаил Васильевич Карнаухов при написании книги «Адмирал Федор Федорович Ушаков» [6, c.476].

 

При написании книги, он изучил выписки из вахтенных журналов всех кораблей и судов, участвующих в штурме о. Видо 18 февраля 1799 г. с 07часов 15 минут до 10 часов 00 минут.

 

Содержание документа, именуемого «Рапорт Ушакова Павлу I о взятии крепости Корфу» от 21 февраля 1799 года [9, c.89-90], написанного Ушаковым второпях, так как «<…> спеша скорым отправлением с курьером, отправляющимся в Константинополь, подробного объяснения сделать не успел» [9, c.89-90], в котором адмирал сообщает императору о том, что «18 числа сего месяца, по приуготовлении всех надлежностей к штурмованию крепостей и острова Видо с северной и восточной стороны, остров Видо обошли мы многими кораблями и фрегатами на самую ближайшую дистанцию, даже на действительный картечный выстрел» [9, c.89-90]. 

 

То есть, получается, что согласно акцентам, расставленным В.Д. Овчинниковым, «заслуга» командования Ф.Ф. Ушакова только в том, что корабли подошли «к передовым батареям противника на дистанцию картечного выстрела, <…> и начала их обстрел». И совершенно непонятно, каким образом и за счет чего увеличена была мощь огня. 

 

Таким образом, В.Д. Овчинников преуменьшает значение предпринятого замысла, роль флотоводца в развитии военно-морского искусства и место его в военно-морском флоте России и мира. 

 

Расставим акценты и по поводу высадки десанта с кораблей русско-турецкой эскадры, в соответствии с информацией из архивных документов. В работе Автора нового диссертационного исследования в результате невнимательного изучения или не изучения вовсе исходных материалов – архивных источников так представлен штурм острова Видо: «<…> правильно оценив критический момент, когда в 11 часов огонь с французских батарей заметно ослаб, он приказал под прикрытием корабельной артиллерии начать высадку десанта, заблаговременно посаженного на гребные суда <…>» [1, c.240]. 

 

А фактически «критического» момента не было. Был создан действиями командования и экипажами кораблей русско-турецкой эскадры благоприятный момент для высадки десанта, что подтверждается шканечным журналом «Святого Павла» «<…> В 10 часов заметно стало, что неприятельские батареи стали редко производить огонь, так что с третьей и второй батареи люди сняты, для чего и велено от нас сигналом со всей эскадры вести десант между второй и третьей батареями. А другим сигналом велено всей же эскадре вести десант между третьей и четвертой батареями, где удобнее, по которым на гребных судах и повезены от нас на остров Видо. <…> вскоре прежде всех пристали к берегу у третьей батареи два турецких барказа с десантом, а за ними и наши российские десанты, кои из лежащих по береговым шанцам всех французов выгнали и обратили в бег» [7, c.367].

 

Вымыслом автора диссертационного исследования В.Д. Овчинникова являются следующие строки: «Под прикрытием корабельной артиллерии приказал начать высадку десанта…» [1, c.240]. 

 

По замыслу Ф.Ф. Ушакова и соответственно Приказу следовало достигать следующей обстановки: 

 

«<…> Подходя к острову во время своего прохода до настоящих мест, каждому стрелять по батареям и по берегам при всех закрытых местах, то ж в половине горы и на гору, где заметны будут укрывающиеся французы, и став на якоря шпрингом, докончить очистку места пальбою;

 

как же скоро замечено мною будет, что французы все со здешней стороны острова ушли, и на виду их нет, тогда прикажу я вести десант во все удобные места острова <…> [8, c.86].

 

Данные, изложенные в шканечном журнале корабля «Святой Павел» свидетельствуют о том, что не было уже необходимости прикрывать десант, высаживаемый на о. Видо, корабельной артиллерией, так как и стрелять-то такой силой огня уже было не по кому, о чем пишет сам Ф.Ф.Ушаков Павлу I: 

 

«<…> произведена сильная канонада ядрами и картечью по местоположению. Сколь ни выгодны были к защищению себя, батареи все оные сбиты, французы, укрывающиеся в окопах, принуждены большей частию со оных мест бежать во внутрь острова, в другие укрепленные места, а прочие полегли на берегу в траншеях» [9, c.89].

 

В.Д. Овчинников пишет: «Десант решительно атаковал противника…» [9, c.89]. но документы – отчеты Ф.Ф. Ушакова: шканечный журнал «Святого Павла» и рапорт Павлу I говорят о том, что у разбитого противника на острове Видо уже не было отчаянного сопротивления для «решительной атаки», так как были в траншеях уже остатки французского гарнизона, их брали в плен.

 

Искусство, новаторство Ф.Ф. Ушакова заключалось в том, что по его замыслу было произведено увеличение мощности огня корабельной артиллерии в несколько раз на каждом участке штурма, что принесло желаемый, планируемый адмиралом накануне штурма результат – взятие острова Видо, а затем – сдачу неприятелем острова Корфу. При этом, "бежавшие с острова Видо полторы сотни французов не усилили гарнизон крепости Корфу. Скорее наоборот, пережив воздействие эскадры, когда вся земля острова была буквально перепахана снарядами, они с ужасом рассказывали своим товарищам о произошедшем невиданном доселе огневом обстреле [6, c.256]». 

 

Пленённый генерал Пиврон был приглашён к Ушакову на ужин; у француза дрожали руки, и он не мог держать ложку, признавшись, что за всю свою жизнь не видел такого ужаснейшего дела [10].

 

В выводах по главе 5 работы В.Д. Овчинникова – лишь общие фразы, не отражающие истиной роли флотоводца в развитии военно-морского искусства [1, c.289-290].

 

Недостаточность изучения исходных архивных документов и коньюктурность в научном мире порождают и недостоверность выявления значения и роли Ф.Ф. Ушакова – флотоводца, новатора, несравненного и неповторимого тактика ведения морского боя при штурме Ионических островов в 1799 г., и в частности – острова Видо - «ключа к крепости Корфу».

 

Принимая во внимание тот факт, что диссертационное исследование – это основа для последователей глубокого изучения деятельности Ф.Ф.Ушакова, и труд, на который опираются составители учебников, методических материалов, необходимо сделать вывод о несовершенстве представленной работы и несоответствию её содержания, заявленному В.Д. Овчинниковым уровню докторской диссертации, успешно защищенной 1 марта 2017 года в диссертационном совете при Военной академии Генерального штаба ВС РФ.  

Шканечный журнал Святого Павла 18 февраля 1799 г.
Шканечный журнал Святого Павла 18 февра
Microsoft Word Document 70.0 KB

Список литературы и источников

  1. Овчинников В.Д. Адмирал Ф.Ф. Ушаков: влияние деятельности на строительство отечественного флота и развитие военно-морского искусства (вторая половина XVIII – начало XIX вв.). Дисс. ... д-ра ист. наук. М.: ВАГШ ВС РФ, 2014.
  2. Овчинников В.Д. Приложения к диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Приложение 15. Рапорт Ф.Ф. Ушакова в контору Главного командира Черноморских флотов о вооружении назначенных в кампанию кораблей и недостатке для них личного состава. 15 марта 1798 г.
  3. Адмирал Ф.Ф. Ушаков. Сборник документов. Военно-морское издательство Военно-морского министерства Союза ССР. Т. 1.
  4. https://ru.wikipedia.org/wiki. Дата обращения: 12.06.2017.
  5. http://ve.academic.ru. Дата обращения 12.06.2017.
  6. Карнаухов М.В. Ф.Ф. Ушаков. ООО «Контраст», Санкт-Петербург, 2014.
  7. Мордвинов Р.Н. Адмирал Ф.Ф. Ушаков // Сборник документов.. Военно-морское издательство Военно-морского министерства Союза ССР. Москва, 1952. Т.2. Шканечный журнал корабля «Святой Павел»
  8. Овчинников В.Д. Приложения. Приложение 43. Приказ Ф.Ф. Ушакова по соединенным эскадрам с планом атаки о. Видо. 17 февраля 1799 г.
  9. Овчинников В.Д. Приложения. Приложение 44. Рапорт Ушакова Павлу I о взятии крепости Корф от 21 февраля 1799 года.
  10. Метакса Е. Записки флота капитан-лейтенанта Егора Метаксы, заключающие в себе повествование о военных подвигах Российской эскадры, покорившей под начальством адмирала Федора Федоровича Ушакова Ионические острова при содействии Порты Оттоманской в 1798 и 1799 годах. Пб., 1915. 

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN