Военно-научная мысль России об офицерской нравственности в XIX веке

Russia’s military-scientific thought on officer morality in the 19th century

Аннотация. В статье автор представляет роль военно-научной мысли России в раскрытии офицерской нравственности в русской армии в исследуемый период. Русский офицерский корпус обладает богатой историей. Русский офицер всегда выступал моральным авторитетом в обществе, обладал высокими интеллектуальным качествами, верностью своему слову и делу. Стержнем нравственного облика были требования о чести и личном достоинстве офицера. Данные качества передавались из поколения в поколение. Ставшие на «дорогу чести» должны глубоко осознать свое высокое предназначение защитника Отечества, испытывать чувство гордости за офицерское звание и ответственности за его чистоту, сохранять и приумножать лучшие нравственные традиции.

Ключевые слова: офицер, достоинство и честь, героизм, мужество, верность Отечеству.

 

Summary. This article focuses on the role of Russia’s military-scientific thought in the Russian army officer morality during the period under study. The Russian officer corps has a rich history. Russia’s society has always regarded officers as a moral authority of high intellectual qualities, displaying loyalty to word and deed. Officer’s demands of honor and personal dignity formed the core of the moral image. These qualities were passed on from generation to generation. Those marching "the road of honor" ought to clearly realize their noble mission to defend the Fatherland, experience a sense of pride for the officer's title and responsibility for its purity, cherish and multiply the best moral traditions.

Keywords: officer, dignity and honor, heroism, courage, allegiance to the Fatherland.

В многовековой истории Российского государства офицер всегда был авторитетной и влиятельной фигурой. Как гражданин России, мужественный и самоотверженный её защитник от иноземных нападений он предстаёт личностью глубоко патриотичной, образованной, преданной присяге и Отечеству, с величайшей ответственностью выполняющий свой воинский долг. Гордость за принадлежность к офицерскому корпусу сформирована богатой отечественной военной историей, многими поколениями предшественников, которые своими подвигами и боевыми заслугами утвердили неувядаемую славу русского оружия и блистательных побед нашей армии. Приверженность к военной профессии и любовь к делу всей жизни зиждется на могучем древе российской нравственности, высокой нравственной культуре офицерского круга.

 

История офицерских кадров в России показывает, что на протяжении развития всех сфер жизни российского общества неуклонно возрастали требования к морально-нравственным, интеллектуальным и физическим качествам офицеров. Выдающийся полководец А.В. Суворов блистательно представлял «модель» русского офицера следующим образом: «…отвага, но без запальчивости; расторопен с рассуждением; подчиненный без унижения; начальник без излишней на себя надежды; победитель тщеславия, благороден без гордости…» [27]. 

 

Полководцы разных времён также высоко ценили роль и значение нравственного элемента в военном деле, морального потенциала, этических качеств воинов. В одной из статей Военной энциклопедии И.Д. Сытина отмечается, что влияние нравственных качеств особенно велико в ходе боевых действий. Здесь же подчёркивается, что самые лучшие технические средства теряют силу, если люди поколеблены нравственно [6]. Отважный герой Шипки генерал М.Д. Скобелев подчёркивал в приказе по 4-ому армейскому корпусу: «…Внимание гг. офицеров должно быть обращено на поддержание нравственного элемента в части, этого трудно объяснимого понятия, называемого духом части, как на походе, так и в бою [20]. 

 

Основными носителями этого «нравственного элемента» в войсках являлись российские офицеры, которые собственным примером, самоотверженным ратным трудом и героизмом в бою формировали и постоянно поддерживали высокий моральный дух своих подчинённых.

 

На фоне русской общественности, славящейся самобытной национальной моралью, нравственность офицера предстаёт в качестве специфической формы общественного сознания и вида общественных отношений, представляющих систему его моральных убеждений, чувств и привычек, норм и правил, интересов и потребностей, опыта этичного поведения в обществе и военной среде.

 

Большую помощь при изучении нравственности офицеров оказали работы военного теоретика и педагога генерала от инфантерии М.И. Драгомирова [11]. В своих многочисленных трудах он показывает традиционность высоких моральных качеств российских военнослужащих, в том числе офицеров. Глубоки по своему содержанию взгляды М.И. Драгомирова на нравственную роль офицерского корпуса в обучении и воспитании подчинённых. «В наше время офицер должен много, беспрерывно и без устали работать если хочет быть достоин своего звания, – писал генерал в «Армейских заметках», – в наше время он не только военный чин, но нечто большее: он общественный деятель в гражданском смысле слова, потому что призван играть, и не последнюю, роль в народном воспитании» [12]. И далее пояснил, что армия, что «армия – не вооружённая сила только, но и школа воспитания народа, приготовления его к жизни общественной» [12].

 

Большая заслуга М.И. Драгомирова – возрождение и популяризация в русской армии взглядов А.В. Суворова на обучение и воспитание войск. Благодаря его усилиям в России был переиздан труд великого полководца «Наука побеждать».

 

Ряд фундаментальных работ, посвящённых истории становления и развития регулярной русской армии, её офицерского корпуса. Это труды П.А. Гейсмана, Н.С. Голицына, Н.Ф. Дубровина, П. Дукмасова, Г.А. Леера, А.Н. Петрова [8]. Красной нитью в этих трудах проходит мысль о том, что военная история является фундаментом формирования патриотического сознания в армии и на флоте, основной теоретической базой усвоения их боевых традиций, развития морально-боевых качеств русских офицеров. Храбрость, героизм, мужество, отвага, самоотверженность, решительность, самообладание, инициативность, боевая активность, упорство, несокрушимая воля к победе, взаимовыручка в бою – каждое из этих качеств характеризует нравственные стороны проявления высоких патриотических чувств в конкретных ситуациях боевой обстановки. В мирных же условиях патриотическое начало окрашивало нелёгкий, напряжённый повседневный воинский труд офицеров по подготовке нижних чинов в полках, организации жизни и быта подчинённых, совершенствованию своих военных знаний.

 

К наиболее интересным изданиям можно отнести книги Н.Д. Бутовского, М.Н. Галкина, В. Бацова, М.В. Грулёва, в которых авторы пытались рассмотреть существенные стороны нравственных отношений, поведения людей [4]. В них раскрывается роль офицеров в обучении и воспитании войск, организации офицерского быта, даётся сравнительный анализ решения этих проблем.

 

Так, в работе М.Н. Галкина «Новый путь современного офицера» поднимается проблема сохранения таких нравственных качеств офицеров как твёрдость воли и неустрашимость, верность своему слову, обладание честью. Интерес представляют взгляды автора на роль нравственных традиций в воспитании чувства высокого патриотизма, нравственной удовлетворённости воинской службой и другие вопросы.

 

Российские офицеры в своём большинстве славилось глубоко этичным поведением в обществе и на службе. Вместе с тем единого кодекса чести офицера, как свода правил военной этики и этикета в российской армии не имелось. Однако выпускались издания, в которых делалась попытка собрать воедино правила воинской, и в частности офицерской, этики. К таким изданиям, например, можно отнести «Свод главных правил и мнений об обязанностях и духе военного звания», составленный В. Феоктистовым на основе работ капитана Генерального штаба Н.А. Махотина «Справочная книжка для русских офицеров» (выдержала четыре издания), капитана Генерального штаба А.А. Блонделя «Взгляд на обязанности и дух военного звания» и «Свод военных постановлений». С большим интересом изучались «Советы молодому офицеру», подготовленные в 1900 г. ротмистром В.М. Кульчицким и рекомендованные генерал-квартирмейстером Главного Штаба армии в качестве «катехизиса для каждого офицера» (последнее издание вышло в 1917 г.) [15]. Довольно яркое впечатление оставляет труд «Командование отдельной частью. Практические заметки из служебного опыта», генерал-лейтенанта А.П. Карцева [14], содержащий главу, посвященную проблемам нравственного влияния командира части и его отношения к обществу офицеров.

 

Отдельные стороны культуры поведения офицеров раскрываются в работах Н. Соловьёва, П. Жадовского, А. Риттиха, где немалое место отводиться и материальной стороне жизни офицера, также влияющей на его поведение в обществе [24].

 

В XIX – начале XX века появились публикации, посвящённые роли Русской Православной Церкви в духовно-нравственном воспитании воинов, в том числе и офицеров [1]. Однако эти работы в большинстве своём носили фрагментальный характер, то есть рассматривали проблему не комплексно, а лишь её отельные аспекты: служебные права, обязанности, денежное довольствие военного духовенства.

 

Наиболее значимой работой дореволюционного периода явился исторический очерк протопресвитера  А. Желобовского совместно с протоиереем Н. Каллестовым и священником Ф. Ласкеевым «Управление церквами и православным духовенством военного ведомства» [26]. Большая часть данного труда посвящена истории создания системы управления военным духовенством, его материальному и служебному положению, целям и приёмам пастырской деятельности в военной среде, но содержание последней главы составляет подробное описание подвигов военных священников на полях сражений.

 

Несомненный интерес представляют сборники документов, выпущенные в конце XIX века, среди них – сборник «Приказы генерала Скобелева» под редакцией М. Маслова. Материалы всех этих сборников использовались в качестве пособий по воинскому и нравственному воспитанию офицерских кадров русской армии, а также в ходе воспитательной работы в военно-учебных заведениях России.

 

Военные министры имели наибольшее представление о разработке вопросов военного строительства и об общем состоянии вооружённых сил и офицерского корпуса на данный период.

 

Свою оценку происходящему давали также другие военнослужащие. Такие генералы и офицеры, как А.А. Брусилов, Д.А. Милютин [9], А.Н. Куропаткин [10], А.И. Деникин, А.А. Игнатьев, Б.М. Шапошников, являлись непосредственными участниками событий, хорошо знали положение дел на местах, существующие в войсках традиции, обычаи и нравы [3]. Отмечая важность дневниковых записей и воспоминаний об исторических событиях изучаемого периода, необходимо одновременно учитывать, что суждения и выводы, даваемые их авторами, часто имеют односторонний характер из-за недостатка информации, по причинам личного плана или в силу господствовавших в обществе идеологических взглядов. Тем не менее при всём определяющем значении закономерностей исторического процесса историю делают люди, поэтому их точка зрения, убеждения и настроения имеют большое значение для понимания исторических фактов.

 

Исторически офицерской нравственности было свойственно личное отношение к добру и к злу, чести и бесчестию, справедливости и несправедливости. Замечательный историк Н.М. Карамзин в последние годы жизни настойчиво повторял, «что нравственное совершенство есть дело личных усилий и личной совести отдельного человека, независимое от тех понятий и трагических путей, которыми Провидение ведёт народы, и, следовательно, совершаемое вне хода государственного развития» [17]. И нравственность офицера также опиралась на личное внутреннее убеждение, привычку, самооценку, правило жить по-доброму, относительно самостоятельно определять свою линию поведения в обществе и офицерской среде без повседневного внешнего контроля, базируясь на совести, чувстве собственного достоинства, чести и воинского долга.

 

В офицерских коллективах русской армии особое место в этике служебного и бытового общения занимали вопросы чести и достоинства. Офицеры, как правило, высоко ценили и до щепетильности обострённо оберегали эти нравственные качества в сослуживцах. В конце XIX века автор известных «Заметок о развитии военных познаний и общих военных принципов в среде офицеров нашей армии» Э.Ф. Свидзинский писал, что «чувство чести требует, чтобы офицер во всех случаях умел поддержать достоинство своего звания… Он должен воздерживаться от всяких увлечений и вообще от всех действий, могущих набросить хотя малейшею тень на него лично, а тем более на корпус офицеров. …Слово офицера всегда должно быть залогом правды, и потому ложь, хвастовство, неисполнение обязательства – пороки, подрывающие веру в правдивость офицера, вообще бесчестят его звание и не могут быть терпимыми» [22]. 

 

Коротка, но ёмкая о смыслу фраза автора позволяет проникнуть в мир мыслей, которые властвовали в нравственной обстановке того времени, понять этический дух офицерского общества, озабоченного чистотой благородных понятий, чести, достоинства, такта и порядочности. По тому, как офицер относился к службе, насколько он этичен, требователен к себе, честен в отношениях с вышестоящими и нижними чинами, подчинённые и окружающие его гражданские лица судили не только о достоинствах его личности, но и об авторитетности моральных ценностей всего офицерского корпуса.

 

Офицерская честь – одна из важнейших нравственных традиций. «Честь – святыня офицера, она – высшее благо, которое он обязан хранить и держать в чистоте. Честь – его награда в счастье и утешение в горе. Честь закаляет мужество и облагораживает храбрость. Честь не терпит и не выносит никакого пятна.

 

Понятие о воинской чести, чести офицера трактовалось очень широко. По существовавшим правилам, каждый офицер считал себя судьёй в делах чести. Как такового кодекса офицерской чести официально не существовало, однако положения его широко были распространены в офицерской среде. Причём, необходимо отметить, что наряду с положительными качествами, которые предполагали честь офицера, такими как добросовестное исполнение служебных обязанностей; преданность Отечеству, готовность жертвовать своей жизнью ради её спасения; мужество и неизменную храбрость; повиновение и чинопочитание; нуклонную верность слову; скромность, обостренное чувство справедливости и многим другими, встречались и их крайности, доведённые иногда до безрассудства и показушности. Таковыми были, например, некоторые гусарские «понятия чести», выражавшиеся в дерзости по отношению не столько к официальным, сколько к общепринятым нормам морали и «приличного поведения», стремящейся обязательно дойти до особого рода шалостей, наглости и столь часто граничившей с особого рода аморализмом напоказ, с ухарством «высокого» честолюбия духовной элиты того времени.

 

Честь, как нравственная категория состоит из двух, довольно различных по своей сущности понятий: чести внутренней и чести внешней.

 

Внутренняя честь – это известное чувство самоуважения, самокритики, сознания собственной нравственной порядочности, присущая каждому человеку настолько он сам считает себя близким к тому идеалу, который он сам же себе и составил: Высота этого идеала зависит от степени духовного развития, направляемого образованием, но в сильнейшей степени влиянием среды через воспитание и подражание. «Внутренняя честь – это тайник души человека, который открывается только его собственный совести» [7].

 

Человек – продукт общества и быть свободным от него не может.

 

Поэтому, у человека существует потребность – состоять равноправным членом общества. Именно эта потребность образует особое право – право на внимание и уважение со стороны других членов общества и в то же время обязанность – оказывать им такое же уважение.

 

«Офицер должен воздержаться от всяких увлечений и вообще от всех действий, могущих набросить, хотя малейшею тень на него лично, а тем более на корпус офицеров. …Слово офицера всегда должно быть залогом правды, и потому ложь, хвастовство, неисполнение обязательства – пороки, подрывающие веру в правдивость офицера, вообще бесчестят его звание и не могут быть терпимыми» [23].

 

Честь офицера – это всегда честность перед собой и сослуживцами. Честь предполагает верность слову. «Слово чести», «слово офицера» говорили обычно, подчёркивая истинность и твёрдость своих намерений.

 

Глубоко осознавая свой долг, офицер, человек с особой военной косточкой, относился с уважением к правилам офицерской этики. В Своде правил воинского чинопочитания и отдания чести обращает на себя внимание порядок представления начальникам и старшим. Так, в параграфе 51 указывается: «Офицер, вновь зачисленный в полк, обязан представиться командиру полка; когда же будет отдано в полковом приказе о зачислении его в роту на лицо, то батальонному и ротному командиру».

 

Характер службы русского офицерства обязывал к высокой дисциплинированности. Дисциплина – это законный способ «укрощения» внутренних ошибок, она влияет на армию лично волей, она – совокупность вспомогательных мер, её действия составляют как бы прибавление к военному правосудию; она есть подчинение установленным правилам поведения. Проступки против дисциплины, хотя они часто совершались из-за небрежности, злой воли, все виды непослушания должны были немедленно разъясняться и, если нужно, наказываться. Наказание дисциплинарное – это необходимая власть, чтобы постоянно держать подчинённых в законных рамках устава.

 

Нравственной чертой русских офицеров было и соблюдение личной примерности при выполнении служебных обязанностей.

 

Одной из отличительных черт русского офицерского корпуса считалось почитание и уважение старших начальников. Чинопочитание обязывало всех офицеров соблюдать взаимно внешние формы субординации, вежливости, установленные в армии.

 

Младший офицер всегда приветствовал старшего, а при равных чинах предпочтение отдавалось тому, кто произведён в этот чин раньше. Ритуал отдания воинской чести соблюдался безусловно. Считалось похвальным с особым «шиком» приветствовать старшего, молодцевато пройти перед ним, красиво и чётко приложить руку к головному убору.

 

Очень хорошо об этом сказал Н.Бутовский: «Если вы человек истинно военный в душе, то вы не можете не заметить всех оттенков в манере человека, отдающего вам воинскую честь. И если эта манера вас удовлетворяет, то вы не можете не любоваться ею как отражением прекрасны внутренних достоинств воина: здесь ясно сказывается – гордость своим мундиром, любовь к свой части, где принято щеголять бравым строевым видом, довольство своей принадлежностью к военной корпорации, уважение чину. Наконец в этом заключается блестящий пример своим подчинённым, которые только и могут учиться таким примерам, а не казённым нравоучениям.

 

Правила воинского чинопочитания, были обязательны для всех военнослужащих: генералов, штаб и обер-офицеров и нижних чинов, в каком бы ведомстве или управлении они не состояли на службе, а равно для чинов запаса армии, во время ношения ими военной одежды. Отдание воинской чести при встрече младших со старшими, должно предшествовать всякому другому роду приветствия, в каких бы личных отношениях не находились встречающиеся. В книге «Справочная книжка для русских офицеров» говориться, что «…военнослужащие не должны снимать головной убор для приветствия кого бы то ни было» [7]. 

 

«Устав гарнизонной службы» 1890 г. требовал от начальников точного исполнения правил чинопочитания, к какому бы роду войск они ни принадлежали. Так, генералы по отношению ко всем штаб и обер-офицерам, в случае невыполнения правил чинопочитания делали младшему замечание и могли его арестовать. Всякое послабление в этом отношении составляет нарушение долга службы и делает начальников и старших столь же ответственными, как подчинённых и младших, нарушивших уставные правила. Все военнослужащие должны были соблюдать строгие правила: при приближении начальника или старшего – если офицер сидел, или лежал и к нему подходил начальник, он был обязан встать, застегнуться и отдать честь и не садиться, пока не получит на это разрешение; не позволять себе курить при начальнике или при старшем, не получив предварительного на то разрешения; если начальник начинал говорить с ним, то он должен был отвечать только на задаваемые вопросы, коротко и ясно [28].

 

В русской армии ещё до петровских реформ признаком чести воина считалось его одеяние.

 

Культ чести мундира был священен для офицеров, всегда выделявшихся в обществе своим безупречным, щеголеватым видом. Постоянная забота о чести мундира, показывающего принадлежность к тому или иному роду войск была неотделима от обязанностей свято блюсти его славные традиции, хранить честь знамени своего полка, его боевую репутацию.

 

В отдельных случаях это отстаивание чести мундира иногда заканчивалось применением оружия за оскорбление офицера или дуэлью, но сама идея защиты чести мундира большинством офицеров понималась правильно. Честь военного мундира вообще, честь носить мундир определённой воинской части в частности, требовала от офицера большой ответственности. Мундир нужно было носить так, чтобы ничто не бросало тень на родной полк.

 

Кто надел мундир офицера перестаёт уже располагать собой по собственному рассмотрению и подчиняет свою жизнь точно регламентированному порядку. «Военный мундир налагает на носящего его обязанность быть во всяком случае вежливее и выдержаннее тех, кто военного мундира не имеет», – писал генерал М. Драгомиров.

 

Всё обаяние и весь блеск военной формы, как писал журнал «Военный сборник» в 1898 г., – заключается в том престиже, который имеет сословие о своему государственному значению… Известная красота и известный блеск костюма, постоянно напоминая человеку о его исключительном положении, должны содействовать известному развитию лихости и известной привычки считать себя обречённым на деятельность настолько же исключительную, насколько исключителен и самый костюм…» [13].

 

Форма одежды, её атрибутика: погоны, знаки различия, награды – всё это в совокупности являлось внешним выражением чести и достоинства офицеров. Лишение носить какие-либо принадлежности обмундирования считалось в войсках одним из самых тяжёлых наказаний. И если офицера, уронившего честь, лишали звания, то прежде всего срывали с его плеч погоны.

 

Существовал целый свод (зачастую неписаных) правил поведения офицеров на службе, в офицерском собрании, в быту, с товарищами, в кругу семьи и т.д. [5].

 

Офицер не имел права принимать участие в ссоре на улице, появляться на людях в нетрезвом виде.

 

Благоразумным считалось уклониться от скандала в публичном месте, в то же время, когда дело касалось нападения и публичного оскорбления, то здесь вступал в силу кодекс чести и офицер был обязан защитить себя и честь своего мундира.

 

Если говорить о культуре поведения в семейном кругу, то здесь офицеры руководствовались взаимными отношениями родственной дружбы и уважения, причём, в обращении с матерью, сёстрами нужно было сохранять ту же заботливость в одежде и разговоре, которую они проявляли в обществе в присутствии посторонних дам.

 

Много внимания уделялось манере общения, тону разговора, самому голосу, жестам. Например, весьма предосудительным считалась излишняя болтливость офицеров – «язык мой – враг мой» и в то же время недопустимыми было отмалчиваться, если заводился общий разговор.

 

В культуру поведения офицеров непременно входило такое качество, как пунктуальность. «Нужно в мирное время, – писал Драгомиров М.И., – приучить никуда не торопиться и никуда не опаздывать; в военное время поздно усваивать эту привычку» [13].

 

Любопытно привести здесь несколько советов, которые давались молодым офицерам, оканчивающим военные училища, о том, как вести себя при различных обстоятельствах [15]:

  • помни всегда, что ты офицер;
  • держи себя, с достоинством, без хвастовства;
  • одевайся строго по форме и всегда чисто;
  • будь выдержанным (корректным) и тактичным всегда, со всеми и везде;
  • будь учтивым и предупредительным, и не назойливым и льстивым. Умей вовремя уйти, чтобы не быть лишним;
  • необходимо помнить ту границу, где кончается полная достоинства вежливость и где начинается низкопоклонство;
  • будь наблюдательным и осторожным в выражениях;
  • если о ком-либо не можешь сказать ничего хорошего, то воздержись говорить плохое, если и знаешь;
  • руководствуйся в жизни инстинктом, чувством справедливости и долгом порядочности;
  • умей не только соображать и рассуждать, но вовремя молчать и всё слушать;
  • на военной службе самолюбие не проявляй в мелочах, иначе будешь всегда страдать из-за него;
  • на публичных маскарадах офицерам не принято танцевать;
  • входя в общественное место, будь внимателен, если публика там без верхнего платья или без фуражек, то необходимо сделать то же;
  • желая курить – проси разрешения, а лучше жди, пока тебе предложат или хозяйка дома, или старший;
  • разговаривая, избегай жестикуляций и не возвышай голос;
  • нечего и говорить, что офицер должен подчиняться в общественных местах правилам, существующим для публики;
  • вообще поведение офицера должно обращать внимание своей корректностью и предупредительностью к окружающим.

Надо отметить, что подобные советы не были откровением для офицеров. Правилам учтивости, культуры поведения, общения и нахождения на службе и в обществе учили буквально с детства, развивались и совершенствовались они в кадетских корпусах, военных училищах, полках, приобретая форму свободного выполнения.

 

Таким образом, нравственный облик русского офицера второй половины XIX века характеризовался следующими чертами:

  • высокое понимание воинского долга, мужество и героизм в бою;
  • честолюбие, любовь к славе, готовность на подвиг и самопожертвование за веру, царя и Отечество;
  • любовь к военной профессии, гордость за принадлежность к офицерскому слою русского дворянства;
  • верность полковому знамени, уважение к воинским ритуалам и полковым праздникам;
  • товарищество и взаимовыручка в офицерской среде, готовность прийти на помощь сослуживцу в бою и армейских буднях.

Стержнем нравственного облика были требования о чести и личном достоинстве офицера. Офицеры, как правило, высоко ценили и до щепетильности обострённо оберегали эти нравственные качества в сослуживцах. Понятие чести включало в себя: заботу о поддержании высокого уровня военной компетенции и воинского мастерства, гуманность, порядочность и уважение к товарищам, справедливость в организации службы, рвение и исправность при её несении. По тому, как офицер относился к службе, насколько он этичен, требователен к себе, честен в отношениях с вышестоящими и нижними чинами, подчинённые и окружающие его гражданские лица судили не только о достоинствах его личности, но и об авторитетности моральных ценностей всего офицерского корпуса, озабоченного чистотой понятий чести, такта и порядочности.

 

История офицерских кадров в России показывает, что на протяжении развития всех сфер жизни российского общества неуклонно возрастали требования к морально-нравственным, интеллектуальным и физическим качествам офицеров. Выдающийся полководец А.В. Суворов блистательно представлял модель русского офицера следующим образом: «…отвага, но без запальчивости; расторопен с рассуждением; подчинённый без унижения; начальник без излишней на себя надежды; победитель тщеславия, благороден без гордости…» [27].

 

В дальнейшем его заветы продолжил другой прославленный полководец М.И. Кутузов. Он уделял особое внимание формированию у воинов высокой нравственности. В его приказах, распоряжениях, письмах [16] он строго спрашивал за проступки, несовместимые с воинским поведением он строго спрашивал за проступки, несовместимые с воинским поведением. Так, в «Наставлении господам офицерам в день сражения» М.И. Кутузов ставит конкретные задачи и настоятельно рекомендует «…обобщение осуществлять на справедливости и ласке» [29]. Требовал от офицеров «беречь свято честь русского офицера, осуждал эгоистическое тщеславие, честолюбие.

 

Заслуживает внимания взгляд фельдмаршала графа М.С. Воронцова (1782-1856). В своих «Наставлениях» офицерам 12-ой пехотной дивизии он писал: «…Офицеры должны знать долг свой и чувствовать всю важность своего звания; их то есть непременная обязанность не только во всех случаях подавать пример повиновения, терпения, весёлого духа и неустрашимости, но внушить и вкоренить те же качества, те же чувства в своих подчинённых. Мало, ежели офицер сам не боится, а команда его не имеет равной с ним твёрдости; у истинно храброго офицера и подчинённые будут герои» [18]. 

 

Военное воспитание предполагало также соблюдение офицерами воинской дисциплины. Соберите сто тысяч человек, – говорил военный теоретик А.Л. Блондель, – дайте им оружие, снаряды, мундиры, и у вас ещё не будет армии. Научите их употреблять все средства к истреблению неприятеля, предположите, что все они мужественны и сильны: у вас будет сто тысяч солдат, но не армия. Если их одушевляет одно чувство, поведите их на врага, они, может быть, одержат мгновенную победу, но на другой же день расстроятся и рассыпятся, они ещё не составляют армии. Чего же не достаёт этим вооружённым, храбрым людям, чтобы стать армией? Им недостаёт дисциплины. Только строгий воинский порядок соединит этих людей в одно целое и сделает их грозным великаном» [2].

 

Главное условие, необходимое, чтобы войска, руководимые офицерами, выполняли своё назначение, состояло в проникновенности духом военной дисциплины. Военная дисциплина есть постоянное, и даже привычное исполнение норм и правил поведения, без чего не может быть и дисциплины. В книге «Советы молодым офицерам», Я.О. Долгоруков обращался к офицерам «…, душа воинская, состоит из повиновения. А по сему имейте великое уважение к начальникам своим. С равными себе будьте учтивы, с подчинёнными приветливы и снисходительны [15].

 

Вопросы нравственного воспитания в 80–90-х годах XIX века находили своё отражение в программах и учебных пособиях [19].

 

Ценность этих материалов состояла в том, что они подробно раскрывали суть понятий. Особый интерес, в этой связи, представляет Курс законоведения для кадетских корпусов, где давались основные понятия о нравственности, праве и общежитии.

 

Вот, к примеру, как трактовались нравственные добродетели человека:

 

«С Древнейших времён устанавливалось разделение нравственных добродетелей на 4 группы: мудрость, справедливость, мужество и умеренность.

 

Мудрость называется такая добродетель, при которой человеческий разум приобретает способность верно определить, насколько в каждом отдельном случае известные действия находятся в соответствии или противоречии с требованиями нравственного закона. В общее понятие мудрости входит: благоразумие, рассудительность, осторожность и предусмотрительность.

 

Справедливость есть добродетель, при которой воля человека приобретает привычное направление к такому образу действий, когда он воздаёт всякому должное и делает то, что обязан. Как по отношению к отдельным лицам, так и по отношению ко всякому человеческому обществу. К разнообразным видам, в которых проявляется добродетель справедливости, принадлежат: человеколюбие, смирение, правдивость, милосердие, трудолюбие, почтительность, беспристрастность и признательность.

 

Мужество помогает человеку смело встречать опасности и препятствия на пути неуклонного стремления к осуществлению требований нравственности, в интересах которой он с твёрдостью переносит все постигающие его тяготы и бедствия. Под понятием добродетель мужества подводятся следующие её виды: великодушие, которое обнаруживается преимущественно в свободе от всякого своекорыстия, расчётов и колебаний в виду предстоящего совершения честного и бодрого дела, а также в устранении мелочной щекотливости и злопамятства в тех случаях, когда речь идёт о прощении чужой несправедливости; самоотвержение, как благородная готовность человека к пожертвованию своими интересами и даже самой жизнью, когда необходимо для общего и частного блага; терпение которое среди бедствий и лишений предохраняет душу от уныния и отчаяния и, несмотря на всю тяжесть испытаний, страданий, удерживает человека на пути добра.

 

Умеренность есть такая добродетель, при помощи которой человек, удерживая в границах нравственности и естественной необходимости все стремления строго сохраняет себя от всяких излишеств и чувственных увлечений. К этой области добродетели относятся: скромность, целомудрие, благопристойность, воздержание и трезвость» [21].

 

Интерес представляют и нравственные обязанности человека:

 

Обязанности человека к самому себе:

 

а) по отношению к своей душе:

  1. постоянное самосовершенствование в религиозном, нравственном и умственном отношениях;
  2. познание своего характера, своих наклонностей и страстей, чтобы твёрдо управлять ими и удерживать их в границах нравственного закона;
  3. самоуважение, обязывающее человека всегда мыслить и поступать так, чтобы неизменно сохранить перед судом собственной совести своей человеческое достоинство;
  4. заботливость о приобретении знаний и умений, необходимых для успешного выполнения человеком его земного призвания и
  5. самообладание, в котором заключается истинная нравственная свобода человека; для того, чтобы поступать нравственно, ему прежде всего необходимо владеть собой, сохраняя в равновесии все свои силы, постоянно готовыми действовать по указаниям разума и совести;

 

б) по отношению к своему телу: ведение правильного образа жизни, соответственно требованиям нравственности и физической природы человека (поддержание собственной жизни, избегание всякого рода излишеств в пище и напитках, как и всего того, что может повредить здоровью, подрывать силы, изнеживать и расслаблять тело; постоянный и прилежный труд);

 

в) по отношению к своему положению в обществе людей: постоянно заботиться о поддержании своей чести, тщательно охранять свою репутацию от справедливых нареканий в кругу таких людей, сред которых он поставлен по общественному положению.

 

Добросовестно выполняя свои обязанности по отношению к другим людям, уважающий себя человек не может относиться с легкомыслием или пренебрежением к их мнению о нём самом и. со своей стороны, обязывается полным уважением к чужому достоинству. Обязанности человека к другим людям: 

 

  1. Верность долгу, требующая от человека добросовестного выполнения всех его обязательств по отношению к другим людям.
  2. Обязанность правдивого отношения к близким, состоящая в том, что каждый человек должен стремиться к истинному просвещению других, особенно же близких ему людей, в религиозном, нравственном и умственном отношениях и, во-вторых, что он должен неизменно поступать по правде и сообщать другим только то, что сам по совести считает истинным.
  3. Обязанность стремиться к нравственному улучшению близких, сюда относиться преимущественно добрый пример, действующий всегда назидательно.
  4. Обязанность воздерживаться от таких действий, которые могут способствовать нравственной опоре ближнего. Эта обязанность запрещает соблазнять другого ко всякому злу и принимать какое-либо участие в безнравственных поступках других.
  5. Обязанность благотворительности, состоящая в оказании материальной помощи, нуждающимся в ней людям [21].

Велика и почетна роль офицера. Его труд малозаметен со стороны; добросовестно исполнять его может только тот, у кого есть любовь к нему, кто посвятил себя этому делу и решился служить ему не за страх, а за совесть. Если этого нет, то лучше бросить это дело и снять военный мундир – так будет честнее.

 

Ставшие на «дорогу чести» должны глубоко осознать свое высокое предназначение защитника Отечества, испытывать чувство гордости за офицерское звание и ответственности за его чистоту, сохранять и приумножать лучшие нравственные традиции своей корпорации. Нравственные традиции только тогда становятся традициями, когда они пронизывают целые поколения и передаются от одного к другому не ради музейного экспоната или литературного памятника, а как эстафета ратных дел и поступков. 

 

Таким образом, опыт формирования нравственности офицерского корпуса России в XIX в. и уроки, обобщенные  военными мыслителями и военачальниками России, интересны и поучительны. Но одним признанием ценности этого опыта ограничиваться нельзя. Необходим целый комплекс организационных и воспитательных мероприятий, проводимых как в масштабе всей страны, так и в отдельной части, учебном заведении, чтобы рациональные зерна этого опыта, посаженные на почву проводимой военной реформы, дали свои всходы.

Список литературы и источников

  1. Барсов Т.В. Об управлении русским военным духовенством. СПб., 1879; Об увеличении окладов содержания военно-морскому духовенству в 1889-1900 годах / Сост. А Ставровский. СПб., 1903; Цитович Г. Храмы армии и флота (состоящие в ведомстве протопресвитера военного и морского духовенства): Историко-статистическое описание. Пятигорск, 1913 и др.
  2. Блондель А.Л. Взгляд на обязанности и дух военного звания. СПб., 1836. С.68.
  3. Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 1983; Деникин А.И. Путь русского офицера. Нью-Йорк, 1953; Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю: В 2 т. М., 1955; Шапошников Б.М. Воспоминания. Военно-научные труды. 2-е изд. М., 1982 и др.
  4. Бутовский Н.Д. О способах обучения и воспитания. СПб., 1886; Галкин М. Новый путь современного офицера. М., 1906; Бацов В. Беседы о воинском воспитании и боевой подготовке: В 2 ч. Пг., 1917; Грулёв М.В. Злобы дня в жизни армии. СПб., 1911 и др.
  5. Бутовский Н.Д. Очерки современного офицерского быта. СПб, 1899; Галкин М.С. Новый путь современного офицера. СПб., 1907 и др.
  6. Военная энциклопедия. Изд. тов. И. Сытина. Пг., 1914. Т.17, вып.33. С.47-48.
  7. Галкин М.С. Новый путь современного офицера. СПб., 1907. С. 22.
  8. Гейсман П.А. Краткий курс истории военного искусства в средние и новые века СПб., 1893-1896; Он же. Описание русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. СПб. 1901-1913. Т. 1-9; Дукмасов П. Воспоминание о русско-турецкой войне 1877-1878 гг. и о М.Д. Скобелеве. СПб., 1889; Обзор войн России от Петра Великого до наших дней: Пособие для изучения военной истории в военных училищах / Под общ. ред. Г.А Леера. СПб., 1885-1898. Ч. 1-4; Русская военная сила: История развития военного дела от начла Руси до настоящего времени / Под ред. А.Н. Петрова: в 2 т. М., 1890; Голицын Н.С. Великие полководцы истории. СПб., 1877; Война, её значение в жизни народа и государства. СПб., 1896; Дубровин Н.Ф. Отечественная война в письмах современников (1812-1815). СПб., 1882.
  9. Государственная публичная библиотека, отдел рукописей, ф. Д.А. Милютина, м. 7844.
  10. Дневниковые записи и воспоминания А.Н. Куропаткина хранятся в РГВИА (ф.165).
  11. Драгомиров М.И. Учебник тактики, СПб., 1881; Он же. Сборник оригинальных и переводных статей. СПб., 1896; Он же. Одиннадцать лет: Сб. оригинальных и переводных статей за 1895-1905 гг. СПб., 1909. Кн. 1-2.; Он же. Избранные труды: Вопросы обучения и воспитания войск. М., 1956. 
  12. Драгомиров М.И. Армейские заметки. - О долге и чести воинской в российской армии: Сб. материалов док. и статей. М., 1991. С.112.
  13. Драгомиров М.И. Вопросы воспитания и обучения войск. М., Воениздат, 1956. С.613.
  14. Командование отдельной частью: Практические заметки из служебного опыта. Сост. г.-л. А.П. Карповым. СПб., 1883.
  15. Кульчицкий В.М. Советы молодому офицеру. СПб., 1900.
  16. Кутузов М.И. Сборник документов. М., 1952.
  17. Лотман Ю.М. Колумб русской истории. - Сопроводительные статьи к репринтному воспроизведению издания пятого «История государства российского» Н.М. Карамзина. М., Книга, 1988. С.14.
  18. Наставления, данные графом М.С. Воронцовым офицерам 1-й пехотной дивизии. -Военный сборник. Т.7. СПб., 1859.
  19. Общая программа и инструкция для преподавателей учебных предметов в юнкерских училищах. Руководящие указания. Частичные программы по всем предметам. Перечни учебных руководств и пособий. СПб., 1882; Приёмная программа для поступления в 1-й класс кадетского корпуса. СПб.. 1888; Пажеский корпус. Петербург. Сборник сведений и правил воспитания общих классов Пажеского корпуса. СПб., 1884; Приёмные правила и программа для поступления в юнкерские училища. СПб., 1891 и др.
  20. О долге и чести воинской в российской армии: Собр. Материалов, док. и статей / Сост. Ю.Л. Галушко, А.А. Колесников; Под ред. В.Н. Лобова. М.: Воениздат, 1991. С.185.
  21. Основные понятия о нравственности, праве и общежитии. Курс законоведения для кадетских корпусов. СПб., 1889. С.26-28.
  22. Свидзинский Э.Ф. О долге и чести в российской армии. М., 1991. С.110.
  23. Свидзинский Э.Ф. Заметки об общих военных принципах. - Военный сборник. 1875. №10.
  24. Соловьёв Н.В. Придворная жизнь 1613-1913 гг. СПб., 1913; Жадовский П. Картины военного быта на зимних квартирах. СПб., 1861; Риттих А. Русский военный быт в действительности и мечтах. СПб., 1893.
  25. Справочная книжка для русских офицеров / Сост. Н.А. Махотин Н.А. СПб., 1875. С. 929.
  26. Столетие Военного министерства, 1802-1902 / Гл. ред. г/л Д.А. Скалов, СПб., 1902-1914. Т.13, кн.1, отд.1: Управление церквами и православным духовенством военного ведомства: Исторический очерк / Сост. А.А. Желобовский. 1901.
  27. Суворов А.В. Умение побеждать: Творение генералиссимуса российских армий князя Италийского, графа Суворова-Рымникского. СПб., 1848. С. 8.
  28. Устав гарнизонной службы. СПб., 1890, С. 105.
  29. Хрестоматия по русской военной истории. - Под ред. А.Г. Бескровного. М., 1947. С.238.

 

References

 

  1. Barsov T.V., 1879, Ob upravlenii russkim voyennym dukhovenstvom. SPb.; Ob uvelichenii okladov soderzhaniya voyenno-morskomu dukhovenstvu v 1889-1900 godakh / Sost. A Stavrovskiy. SPb., 1903; Tsitovich G., 1913, Khramy armii i flota (sostoyashchiye v vedomstve protopresvitera voyennogo i morskogo dukhovenstva): Istoriko-statisticheskoye opisaniye. Pyatigorsk.
  2. Blondel' A.L., 1836, Vzglyad na obyazannosti i dukh voyennogo zvaniya. SPb., S.68.
  3. Brusilov A.A., 1983, Moi vospominaniya. M.; Denikin A.I., 1953, Put' russkogo ofitsera. N'yu-York; Ignat'yev A.A., 1955, Pyat'desyat let v stroyu: V 2 t. M.; Shaposhnikov B.M., 1982, Vospominaniya. Voyenno-nauchnyye trudy. 2-ye izd. M.
  4. Butovskiy N.D., 1886, O sposobakh obucheniya i vospitaniya. SPb.; Galkin M., 1906, Novyy put' sovremennogo ofitsera. M.; Batsov V., 1917, Besedy o voinskom vospitanii i boyevoy podgotovke: V 2 ch. Pg.; Grulov M.V., 1911, Zloby dnya v zhizni armii. SPb.
  5. Butovskiy N.D., 1899, Ocherki sovremennogo ofitserskogo byta. SPb.; Galkin M.S., 1907, Novyy put' sovremennogo ofitsera. SPb.
  6. Voyennaya entsiklopediya, 1914, Izd. tov. I. Sytina. Pg., T.17, vyp.33. S.47-48.
  7. Galkin M.S., 1907, Novyy put' sovremennogo ofitsera. SPb., S. 22.
  8. Geysman P.A.,1893-1896, Kratkiy kurs istorii voyennogo iskusstva v sredniye i novyye veka SPb.; Geysman P.A., 1901-1913, Opisaniye russko-turetskoy voyny 1877-1878 gg. na Balkanskom poluostrove. SPb. T. 1-9; Dukmasov P., 1889, Vospominaniye o russko-turetskoy voyne 1877-1878 gg. i o M.D. Skobeleve. SPb.; Obzor voyn Rossii ot Petra Velikogo do nashikh dney: Posobiye dlya izucheniya voyennoy istorii v voyennykh uchilishchakh / Pod obshch. red. G.A Leyera. SPb., 1885-1898. CH. 1-4; Russkaya voyennaya sila: Istoriya razvitiya voyennogo dela ot nachla Rusi do nastoyashchego vremeni / Pod red. A.N. Petrova: v 2 t. M., 1890; Golitsyn N.S., 1877, Velikiye polkovodtsy istorii. SPb.; Voyna, yeyo znacheniye v zhizni naroda i gosudarstva, 1896, SPb.; Dubrovin N.F., 1882, Otechestvennaya voyna v pis'makh sovremennikov (1812-1815). SPb.
  9. Gosudarstvennaya publichnaya biblioteka, otdel rukopisey, f. D.A. Milyutina, m. 7844.
  10. Dnevnikovyye zapisi i vospominaniya A.N. Kuropatkina khranyatsya v RGVIA (f.165).
  11. Dragomirov M.I., 1881, Uchebnik taktiki, SPb.; Dragomirov M.I., 1896, Sbornik original'nykh i perevodnykh statey. SPb.; Dragomirov M.I., 1909, Odinnadtsat' let: Sb. original'nykh i perevodnykh statey za 1895-1905 gg. SPb., Kn. 1-2; Dragomirov M.I., 1956, Izbrannyye trudy: Voprosy obucheniya i vospitaniya voysk. M. 
  12. Dragomirov M.I., 1991, Armeyskiye zametki. - O dolge i chesti voinskoy v rossiyskoy armii: Sb. materialov dok. i statey. M., S.112.
  13. Dragomirov M.I., 1956, Voprosy vospitaniya i obucheniya voysk. M., Voyenizdat, S.613.
  14. Komandovaniye otdel'noy chast'yu: Prakticheskiye zametki iz sluzhebnogo opyta. Sost. g.-l. A.P. Karpovym. SPb., 1883.
  15. Kul'chitskiy V.M., 1900, Sovety molodomu ofitseru. SPb.
  16. Kutuzov M.I., 1952, Sbornik dokumentov. M.
  17. Lotman YU.M., 1988, Kolumb russkoy istorii. - Soprovoditel'nyye stat'i k reprintnomu vosproizvedeniyu izdaniya pyatogo «Istoriya gosudarstva rossiyskogo» N.M. Karamzina. M., Kniga, S.14.
  18. Nastavleniya, dannyye grafom M.S. Vorontsovym ofitseram 1-y pekhotnoy divizii. - Voyennyy sbornik. T. 7. SPb., 1859.
  19. Obshchaya programma i instruktsiya dlya prepodavateley uchebnykh predmetov v yunkerskikh uchilishchakh. Rukovodyashchiye ukazaniya. Chastichnyye programmy po vsem predmetam. Perechni uchebnykh rukovodstv i posobiy. SPb., 1882; Priyomnaya programma dlya postupleniya v 1-y klass kadetskogo korpusa. SPb., 1888; Pazheskiy korpus. Peterburg. Sbornik svedeniy i pravil vospitaniya obshchikh klassov Pazheskogo korpusa. SPb., 1884; Priyomnyye pravila i programma dlya postupleniya v yunkerskiye uchilishcha. SPb., 1891 i dr.
  20. O dolge i chesti voinskoy v rossiyskoy armii: Sobr. Materialov, dok. i statey / Sost. YU.L. Galushko, A.A. Kolesnikov; Pod red. V.N. Lobova. M.: Voyenizdat, 1991. S.185.
  21. Osnovnyye ponyatiya o nravstvennosti, prave i obshchezhitii. Kurs zakonovedeniya dlya kadetskikh korpusov. SPb., 1889. S. 26-28.
  22. Svidzinskiy E.F., 1991, O dolge i chesti v rossiyskoy armii. M., S.110.
  23. Svidzinskiy E.F., 1875, Zametki ob obshchikh voyennykh printsipakh. - Voyennyy sbornik. №10.
  24. Solov'yov N.V., 1913, Pridvornaya zhizn' 1613-1913 gg. SPb.; Zhadovskiy P., 1861, Kartiny voyennogo byta na zimnikh kvartirakh. SPb.; Rittikh A., 1893, Russkiy voyennyy byt v deystvitel'nosti i mechtakh. SPb.
  25. Spravochnaya knizhka dlya russkikh ofitserov, 1875 / Sost. N.A. Makhotin N.A. SPb., S. 929.
  26. Stoletiye Voyennogo ministerstva, 1802-1902 / Gl. red. g/l D.A. Skalov, SPb., 1902-1914. T.13, kn.1, otd.1: Upravleniye tserkvami i pravoslavnym dukhovenstvom voyennogo vedomstva: Istoricheskiy ocherk / Sost. A.A. Zhelobovskiy. 1901.
  27. Suvorov A.V., 1848, Umeniye pobezhdat': Tvoreniye generalissimusa rossiyskikh armiy knyazya Italiyskogo, grafa Suvorova-Rymnikskogo. SPb., S. 8.
  28. Ustav garnizonnoy sluzhby. SPb., 1890, S. 105.
  29. Khrestomatiya po russkoy voyennoy istorii, 1947, Pod red. A.G. Beskrovnogo. M., S.238.

 

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Навигацкая школа, кадетская школа, корпус, Москва
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN