Калинина С. Б.,

кандидат психологических наук, доцент

Kalinina S. B.,

Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor


Психологические методы вербовки молодежи в террористические организации

Psychological methods of recruiting youth in terrorist organizations

Аннотация. В статье анализируются методы вербовки в террористические организации, описываются особенности потенциальных жертв вербовки, психологические мишени для оказания влияния на человека, факторы, повышающие степень психологической уязвимости человека. Особое внимание уделяется описанию этапов вербовки  людей в социальных сетях, способов манипуляции, учитывающих особенности молодой аудитории, основанных на потребности в признании и любви. В статье также анализируются методы работы вербовщиков с верующими мусульманами в крупных городах, школах, спортивных клубах. Автор намечает основные направления психологической и педагогической работы с молодежью по противостоянию опасному влиянию со стороны террористических организаций. 

Ключевые слова: психологические методы вербовки, психология жертвы, способы манипуляции сознанием, вербовщики, террористические организации, социальные сети.

 

Summary. The article analyzes the methods of recruitment to terrorist organizations, describes the characteristics of potential victims of recruitment, psychological targets for influencing people, factors that increase the degree of psychological vulnerability of a person. Particular attention is paid to describing the stages of recruitment of people in social networks, ways of manipulation, taking into account the characteristics of a young audience, based on the need for recognition and love. The article also analyzes the methods of recruiters' work with believing Muslims in large cities, schools, sports clubs. The author outlines the main directions of psychological and pedagogical work with young people in confronting the dangerous influence of terrorist organizations.

Keywords: psychological recruitment methods, victim psychology, ways of manipulating the mind, recruiters, terrorist organizations, social networks.

В связи с эскалацией влияния террористических организаций в молодежной среде различных стран, и в России в частности, многих родителей, учителей, воспитателей волнует вопрос о методах вербовки молодых людей и девушек в ИГИЛ (запрещённая в России международная исламистская террористическая организация, действующая преимущественно на территории Сирии и Ирака). 

 

В СМИ периодически появляются сюжеты, из которых видно, что даже дети из нормальных семей, с высшим образованием, могут попасть под влияние вербовщиков, например, как стало с известной студенткой престижного московского вуза. 

 

Здесь в первую очередь играет роль фактор личностной незрелости, отсутствия четких идеалов, смыслов жизни, желание испытать сильные эмоции, одиночество, невостребованность современного человека в общественно-полезных видах деятельности. Недаром во все времена основными участниками смут, переворотов и революций были молодые люди. Это в некотором смысле можно считать ответом на вопрос – почему выбирают в качестве жертв для обработки людей молодого возраста. Но важным является также вопрос – как происходит процесс вербовки. Все-таки обработка жертв требует некоторого времени, поэтапного проведения серии психологических воздействий, а значит есть возможность повлиять на этот процесс, если знать его механизмы. 

 

Безусловно, особенности нашего времени, распространение интернета и возможности общения в социальных сетях, сильно способствовало возможности воздействия на человека, манипулирования, заражения большого количества людей какой-то эмоционально окрашенной, отвечающей потребностям человека идеей. Пользователи социальных сетей – это в основном молодые люди, и именно для установления контактов и знакомства с ними используют каналы виртуального общения вербовщики в ИГИЛ.

 

Предварительно, вербовщики могут анализировать личные страницы потенциальных жертв, выбирая тех людей, которые демонстрируют активность, и в то же время отсутствие четких личностных позиций. Как известно, пустота рождает чудовищ, и отсутствие осознанных жизненных, ценностных ориентиров повышает вероятность заполнения мировоззренческого  пространства яркими манящими идеями под лозунгами «борьбы за справедливость», «отрицания старой культуры» и т.д. Вербовщики  на первом этапе поиска потенциальных кандидатов проводят тщательный анализ актуальных желаний человека, его психологических проблем и ценностных ориентаций. 

 

Как известно, мотивы вступления в террористические организации могут быть различными [3].

 

Наиболее слабым психологическим звеном для вербовки являются девушки. Во все времена девушки испытывали потребность в сильных чувствах влюбленности, ждали чудесного появления героя, готовы были ради любимого человека совершать самоотверженные поступки. Вспомним хотя бы старую сказку Андерсена, в которой героиня претерпела массу мучений и вязала из крапивного полотна рубашки, чтобы расколдовать любимых братьев. У незрелой личности желание любви может заместить все остальные жизненные ориентиры, приобрести гипертрофированный искаженный характер. Чаще всего это бывает у детей т.н. «холодных» родителей, которые демонстрировали отстраненный или жесткий стиль воспитания, мало интересовались своим ребенком, не вникали в проблемы и не оказывали психологическую помощь в полном объеме, когда ребенок в этом нуждался. Таких семей сейчас много даже среди обеспеченных слоёв населения. Появилось даже понятие «ребенок из коттеджа», которое подразумевает психологическую ситуацию детства и стиля воспитания для ребенка, который мало видит родителей, но зато часто находится под наблюдением всевозможных горничных, мало или совсем не общается с детьми из дворовых компаний, не умеет сотрудничать и выходить из конфликтов, претендует на высокий статус в школе, но ничем не может этот статус подтвердить.

 

Одиночество, ощущение покинутости может стать обычным для таких детей, и эта покинутость, недолюбленность приводит к  гипертрофированной жажде любви, необходимости добиваться ее, согласии вступать в отношения, даже если есть хотя бы внешние проявления заинтересованности со стороны другого человека. Особенно это касается девушек с их вполне естественной тягой к любви. Вот это некритичное отношение к словам и поступкам мужчин, излишняя доверчивость, жажда любви и возможности проявить свою преданность, делает девушек легкой добычей для манипулирования. Конечно, эта особенность девичьей психологии проявлялась всегда. Просто сейчас о чувствах многих девушек можно узнать очень легко, знакомясь с их личными страницами в социальных сетях. 

 

На втором этапе вербовщик вступает в виртуальное или реальное общение с выбранной жертвой. Цель такого общения – создать чувство безопасности, психологического комфорта, иллюзию «понимания» и удовлетворения потребности в любви. Таким образом, рано или поздно создается психологическая зависимость от манипулятора, готовность разделить с ним его убеждения и выполнять его указания. Созданная любовная зависимость снижает способность оценивать партнера объективно, осознавать последствия собственных поступков. Сознание жертв становится ограниченным, туннельным, заполняется внушенными извне установками [5]. Они готовы выполнять чужие программы и даже преодолевать естественный инстинкт самосохранения, жертвуя собой. 

 

Естественно, вербовщики могут использовать не только любовные устремления потенциальных жертв, а, например, желание достижения общественной значимости, компенсации своей неуспешности в каких-то важных сферах, например, как желание отомстить всем женщинам из-за неуспеха в любовной истории у серийных маньяков [3]. Главное для вербовщика в террористические организации – создать у человека психологическую зависимость, когда индивидуальные  принципы и ценности заменяются чужими установками и программами действий. Молодые люди в лице вербовщика находят внимательного понимающего человека и , принимая его помощь, начинают чувствовать себя обязанными на ответные просьбы. Такой прием использования вежливости, благодарности человека называется «балансом услуг».  

 

Исследование использования ИГИЛ пиар-технологий через социальные сети показало, что через сеть Интернет боевикам удалось завербовать граждан практически из ста стран мира, и благодаря профессиональной работе вербовщиков ряды террористов продолжают пополняться. Активное использование ИГИЛ пиар-технологий в Европе показало следующую картину: 84% молодых людей пришли в ряды террористической организаций посредством сети Интернет; 47% обратили внимание на материалы (видео и текст), размещенные онлайн; 41% присягнули на верность ИГИЛ онлайн; 19% пользовались онлайн-инструкциями при подготовке теракта (изготовление самодельных взрывных устройств и бомб). Методика вербовки предельна проста. Вербовщиками активно ведется подготовка и распространение профессиональной видеопродукции, где красочно показывается якобы «благополучная» жизнь боевиков [4].

 

В частности, вербовщики распространяют фотографии боевиков на фоне красивых дворцов и машин, иллюстрируя их безбедную жизнь. Основная задача подобных видео — потенциально заинтересовать любопытствующих, втянуть в общение в формате вопрос-ответ. Для привлечения молодых людей вербовщики активно размещают сцены удачных боевых действий, целью которых являются пропаганда военного образа жизни, героизм боевиков, призыв бороться за свои идеалы с оружием в руках.

 

По сути, молодежи дается установка — не будь пассивным, вступай в наши ряды и стань нашим братом. Первоначальная цель вербовщиков — изоляция человека от близкого окружения и социума в целом. Путем давления на личность они вынуждают человека отказаться от всех прежних контактов и отношений, которые могут помешать его обработке и вовлечению в ряды террористов.

 

Вследствие подобной целенаправленной обработки происходит подмена наиболее близких человеку людей на «духовных сестер и братьев», которым нужна помощь. Кроме того, при работе с контингентом верующих молодых людей вербовщики умело показывают свои глубинные знания в теологической сфере, и, пользуясь доверием, сознательно искажают значения религиозных понятий, таких как «шахид», «джихад» и других. К примеру, они уверяют, что фетвы Духовного управления мусульман не имеют отношения к исламской религии, что они подготовлены людьми, далекими от религии, а значит с ними можно не считаться [2,3]. Человек, находясь в подобном дурмане, мало задумывается о своих поступках и следует за вербовщиками вслепую.

 

Понимание о совершенной ошибке обычно приходит поздно, когда человек оказывается в зоне боевых действий, откуда обратная дорога уже закрыта.

 

Наиболее уязвимыми с точки зрения вероятности попадания в сети вербовщиков являются люди, страдающие от одиночества, имеющие серьезные материальные, жилищные проблемы, личностно незрелые, обиженные и озлобленные на окружающих, жертвы в разного рода отношениях – семейных и личных.

 

Главная защита от манипуляций любого вида – осознанность своих поступков, постоянный контроль за ситуацией, понимание того, что происходит здесь и теперь. Если  какие-то люди настойчиво предлагают себя в качестве собеседника в социальных сетях – надо пытаться понять мотивы такого поведения, собрать как можно больше информации о человеке или упоминаемой им организации. Давно известно, что если человек имеет заветную мечту, увлечен своим делом, видит четкие перспективы своей жизни – его крайне сложно переориентировать на другие цели и идеи. В этом смысле самодостаточная личность с внутренней системой осознанных жизненных ориентиров максимально защищена от постороннего влияния.

 

В последние годы активизировалась вербовка мусульман во время посещения мечетей, на рынках, где  много приезжих из республик Средней Азии и Кавказа людей. В среде земляков каждый приезжий может рассчитывать на получение помощи, жилья или работы. Вновь прибывший человек, особенно приехавший в большой город из села, проявляет растерянность, «оглушенность», плохо разбирается в законах существования в информационно насыщенной и непривычной среде и легко может стать жертвой вербовки.  Ему могут предложить помощь, используя его религиозные чувства – могут рекомендовать посещение молитвенных собраний и т.д. Вербовщики могут прямо предлагать поехать на войну за вознаграждение, рисовать заманчивые картины быстрого заработка. 

 

К сожалению, в последние годы учащаются ситуации давления  большинства проповедующих ислам студентов в вузах, где наблюдается повышенная концентрация мусульман (особенно в экономических и медицинских вузах). Такая же ситуация наблюдается в школах, особенно в южных регионах России.  Об этом свидетельствует, например, недавний случай, когда несколько школьниц в ставропольской школе приняли ислам. В Ираке и Сирии дети-школьники активно вовлекаются в деятельность террористических организаций [4]. 

 

В сфере спортивной деятельности также усиленно ведется вербовка, особенно в традиционных для мусульманских народов видах спорта – единоборства и борьба. В спортивных клубах создаются условия, способствующие вовлечению в секты и террористические группы – изолированность группы, подчинение руководителю, отказ от многих вредных привычек, жесткий режим и дисциплина. Физически и морально подготовленные к трудностям и лишениям, члены таких спортивных клубов могут стать активно действующим ядром террористической организации.

 

В Российской Федерации разработаны правовые и организационные основы противодействия экстремистской деятельности. Но сил правоохранительных органов явно недостаточно для своевременного отслеживания особенностей деятельности общественных и религиозных организаций. Поэтому со студентами, школьниками должны работать все взрослые, причастные к их судьбе. Особенно важно учить подрастающее поколение правилам общения в социальных сетях, навыкам распознавания сигналов опасности со стороны виртуальных собеседников.

 

Лучшей профилактикой возможности быть завербованным в секты и запрещенные организации является воспитательная деятельность, направленная на развитие уровня осознанности своего поведения, раскрытие способностей детей, организацию досуга и контроль за сферой общения ребенка. 

Список литературы и источников

  1. Дробижева Л. М., Паин Э. А. Политический терроризм и экстремизм. - Век толерантности. Научно-публицистический вестник. М., 2003, № 5.
  2. Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. М., 2001.
  3. Ольшанский Д. В. Психология терроризма. М., 2002.
  4. Соколов Н. Конвейер смерти: как молодежь попадает в сети "Исламского государства". - Вести.ру. 10 июня. 2015 г. - www.vesti.ru.
  5. Соснин В. А., Нестик Т. А. Современный терроризм: Социально-психологический анализ. М., 2008.

References

  1. Drobizheva L. M., Pain E. A., 2003, Politicheskiy terrorizm i ekstremizm. - Vek tolerantnosti. Nauchno-publitsisticheskiy vestnik, M., № 5.
  2. Kara-Murza S. G., 2001, Manipulyatsiya soznaniyem., M.
  3. Ol'shanskiy D. V., 2002, Psikhologiya terrorizma, M.
  4. Sokolov N., 2015, Konveyyer smerti: kak molodezh' popadayet v seti "Islamskogo gosudarstva", Vesti.ru. 10 iyunya, www.vesti.ru.
  5. Sosnin V. A., Nestik T. A., 2008, Sovremennyy terrorizm: Sotsial'no-psikhologicheskiy analiz, M.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Навигацкая школа, кадетская школа, корпус, Москва
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN